Тайна одной «авиакатастрофы»

24 октября 1960г. в Советском Союзе произошла самая крупная катастрофа на космодроме Байконур, в результате которой погибло 74 человека, а еще 49 скончались от полученных травм. Долгие годы о ней знали лишь участники тех событий, да специалисты-ракетчики и жители города Ленинска, более известного ныне, как Байконур. Но, несмотря на географическую отдаленность, эта катастрофа ударила (в прямом и переносном смысле) и по Украине, а точнее – по ее ракетной столице Днепропетровску. Но обо всем по порядку…
26 октября далекого от нас 1960-го на страницах главной газеты страны «Правда», появилось извещение-некролог с таким содержанием:
От Центрального Комитета КПСС и Совета Министров СССР
Центральный Комитет КПСС и Совет Министров Союза ССР с глубоким прискорбием извещают, что 24 октября с. г. при исполнении служебных обязанностей, в результате авиационной катастрофы погиб Главный маршал артиллерии НЕДЕЛИН Митрофан Иванович — кандидат в члены ЦК КПСС, депутат Верховного Совета Союза ССР, Герой Советского Союза, заместитель министра обороны и главнокомандующий ракетными войсками СССР, один из виднейших военных деятелей и строителей Вооруженных Сил Советского Союза, прославленный герой Великой Отечественной войны.
Похороны Главного маршала артиллерии Неделина М. И. состоятся в городе Москве на Красной площади.
ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ КПСС и СОВЕТ МИНИСТРОВ СССР
Только ограниченный круг высшего руководства и специалисты-ракетчики знали, что скрывалось за этим сообщением.
27 октября состоялись похороны, точнее установка урны с прахом прославленного военачальника в Кремлевскую стену. И на долгие годы причина — истинная причина, гибели маршала оставалась тайной «за семью печатями». Так что же произошло полвека назад?
На 15-й сессии Генеральной Ассамблее ООН 7 октября 1960-го го при обсуждении вопроса «Озабоченность Генеральной Ассамблеи усилением напряженности во всем мире» руководитель СССР Никита Сергеевич Хрущев произнес историческую фразу: «Вы хотите втянуть нас в состязание. Мы не боимся этого, но мы этого не хотим. Недавно я был на одном предприятии. Там ракеты делают, как сосиски». Хрущев блефовал. В тот момент у СССР на вооружении были ракеты Р-12 и Р-14 с дальностью несколько тысяч километров, которые не могли донести до Америки ядерный заряд. Знаменитая Р-7 или «семерка» Сергея Павловича Королева долетала до другого континента, но это была не боевая ракета, к старту ее готовили несколько суток, да и в арсенале их было всего четыре. Но Хрущев знал, что на конец октября назначены испытания первой межконтинентальной баллистической ракеты Р-16 конструкции Михаила Кузьмича Янгеля с дальностью 13 тысяч километров. Эта ракета могла быть подготовлена к старту всего за несколько минут и легко доставала до США. И первую ракету производило известное сегодня на весь мир ОКБ «Южное», конечно же, в Днепропетровске.
Ракета Р-16, пока еще в единственном экземпляре, с 28 сентября находилась на полигоне в монтажно-испытательном корпусе, о чем и было доложено Никите Сергеевиче перед его отлетом в США. Руководитель страны торопил ракетчиков, но к 7 октября старт нового изделия «ракетно-ядерного щита» страны так и не состоялся, поскольку в процессе технической подготовки ракеты выявлялись отдельные недостатки в аппаратуре системы управления и кабельной сети, которые ежедневно устранялись силами специалистов промышленности и военнослужащих полигона. Лишь 21 октября ракета была вывезена на стартовую позицию, а 23 октября были закончены предстартовые испытания, которые прошли без замечаний. В тот же день ракета была заправлена топливом и началась подготовка ее к пуску по утвержденной технологии. Так, или примерно так, развивались события по подготовке старта, который был назначен на 24 октября.
В процессе подготовки при подаче команд на подрыв пиромембран (специальные подрывные патроны для открытия клапанов подачи окислителя – прим. автора) магистралей окислителя второй ступени, с пульта управления была выдана ложная команда и фактически оказались подорванными пиропатроны магистрали горючего первой ступени. Кроме того, самопроизвольно подорвались пиропатроны отсечных клапанов газогенератора и вышел из строя главный распределитель бортовой кабельной сети. По воспоминаниям оставшихся в живых, при подготовке ракеты к пуску, также имели место серьезные недостатки в организации работы и режиме. На стартовой площадке при часовой готовности ракеты, кроме необходимых для работы 100 человек, присутствовало еще до 150 человек. С утра 24 октября специалисты занялись устранением дефектов, обнаруженных накануне. Самой сложной и сравнительно опасной была операция замены сработавших пиропатронов на двигательной установке первой ступени. Ее виртуозно провел молодой слесарь-сборщик с помощью обычного паяльника (!). После этого обстановка на старте заметно разрядилась. Но обстановка в ракетном чреве, наоборот, стала накаляться в самом прямом смысле этого слова.
Относительно теплый октябрьский день клонился к вечеру. Начались последние испытания — предстартовые проверки системы управления. Маршал Неделин, несмотря на все запреты, сидел на табурете примерно в семнадцати метрах от подножия ракеты. В 18 часов 45 минут по местному времени была объявлена 30-минутная готовность к пуску. В это время при выполнении операции «приведение ракеты в исходное», прошла преждевременная команда на запуск маршевого двигателя второй ступени. Газовой струей работающего двигателя были разрушены оболочки топливных баков первой ступени, возник пожар и взрыв. … Позднее от маршала Неделина найдут лишь пуговицу от его шинели, папку с документами и фуражку, которую порывом ветра унесло за километр.
То, что произошло дальше, можно сравнить только с виденным в фильмах-катастрофах. Часть боевого расчета и испытателей инстинктивно пыталась вырваться из опасной зоны, но на их пути был свежезалитый битум. Многие, как в капкане, застревали в вязкой массе и становились добычей огня — потом на этом месте можно было увидеть очертание фигуры человека и то, что сразу не горело, — металлические деньги, пряжки и тому подобное. Самая страшная участь выпала на долю тех, кто находился на верхних площадках — они просто исчезали в пламени и вспыхивали, как современные петарды, горящие на лету, ведь температура в эпицентре достигала трех тысяч градусов.
Документ, а им была телефонограмма Янгеля, переданная по ВЧ, гласит: «Сообщение. В 18.45 по местному времени за 30 минут до пуска изделия, на заключительной операции к пуску произошел пожар, вызвавший разрушение баков с компонентами топлива. В результате случившегося имеются жертвы в количестве до ста или более человек. В том числе со смертельным исходом несколько десятков человек. Глав. маршал артиллерии Неделин находился на площадке для испытаний. Сейчас его разыскивают. Прошу срочной мед. помощи пострадавшим от ожогов огнем и азотной кислотой. Янгель. «Пурга»-3. Аппарат т. Неделина».
На Байконур уже утром 25-го прибыла Государственная комиссия во главе с председателем Президиума Верховного Совета Леонидом Брежневым, причем, неслучайно, ведь он много лет работал в Днепропетровске, где находилось ОКБ-586 или, как его называли между собой «КБ Янгеля», и хорошо знал проблемы ракетно-космической техники, а главное – знал людей. Через несколько дней Брежнев сказал: «Никого наказывать не будем. Все себя уже наказали». Опять же, по воспоминаниям, на похоронах офицеров и солдат, останки которых можно было собрать, Андрей Андреевич Гречко и Дмитрий Федорович Устинов плакали, а Леонид Ильич рыдал навзрыд. В день похорон на Байконуре впервые за много дней хлынул ливень. И тогда все местное население Ленинска в один голос сказало — природа плачет… Леонид Брежнев рыдал искренне, ведь в огне погибли не только талантливые ученые, но и те, с кем он поднимал Днепропетровск, создавал ракетно-космический гигант «Южное». Думаю, что сегодня вспомнят их и в Днепропетровске. Ведь в этой катастрофе погибли днепропетровцы — заместители Главного конструктора ОКБ-586 Лев Абрамович Берлин и Василий Антонович Концевой, ведущие инженеры и конструктора Виктор Вадимович Орлинский, Евгений Ильич Аля-Брудзинский, Владимир Георгиевич Карайченцев, Леонид Павлович Ерченко, а также те, специалисты из Москвы, Ленинграда, Киева и Харькова, которые давно уже были своими на «Южном».
Вокруг на сером бетоне у остова сгоревшей ракеты виднеются черные пятна. Это были тени от полностью сгоревших тел испытателей…
Маршала Неделина, как известно, похоронили на Красной площади в Москве, сотрудников ОКБ-586 в Днепропетровске, НИИ Среднего машиностроения в Киеве и Харькове, словом, в основном, на Украине, а остальных в братской могиле в Ленинске. На могиле стоит скромный обелиск с лаконичной надписью: «Вечная память погибшим при выполнении воинского долга 24 октября 1960 года». Список всех погибших в огненном смерче лишь сегодня планируется полностью восстановить на памятном знаке, установленном на той площадке, которая уже никогда более не выводила изделия на старт.
Хотя еще совсем недавно имя Главного маршала артиллерии носил корабль измерительного комплекса (или КИК) «Маршал Неделин», с которым автору этих строк довелось совместно в 1987-м выполнять задачи по обеспечению выполнения заданий правительственной важности…
К чести днепропетровских конструкторов-ракетчиков следует отметить, что уже 2 февраля следующего, 1961-го, Р-16 вышла на заданные баллистические орбиты, а со временем и заступила на боевое дежурство, в том числе и в украинских городах – Виннице и Первомайске. Во многом это произошло и потому, что и поныне любимый среди днепропетровцев Леонид Брежнев сказал оставшимся в живых конструкторам, инженерам, рабочим, специалистам и воинам-ракетчикам: «Несмотря на ужасную катастрофу, нельзя опускать руки. Надо преодолеть психологический кризис, сделать необходимые выводы, направляя все силы на анализ уроков случившегося, чтобы успешно подготовить новый старт и следующую ракету к пуску».
Они выполнили свой воинский долг, а наш сыновний долг – помнить тех, кто ценой своей жизни, путем проб, ошибок и трагедий все-таки создал ракетно-ядерный щит державы.

Сергей Смолянников
http://www.imperiya.by/

Американцы никогда не летали на Луну. СССР знал правду, но молчал

Почему СССР даже не попытался подвергнуть сомнению достижения американских коллег? В самом деле, естественно было бы ожидать от главного конкурента в лунной гонке придирчивого внимания и дотошного анализа того, что предлагалось принять на веру. Ведь событие, говоря бытовым языком, произошло на большом удалении, без свидетелей, и кто его знает, что там произошло на самом деле. Но нет, ни слова недоверия не последовало. Ни тени сомнения не упало на торжество соперника. Почему?
Прошли годы, потом десятилетия, и вот уже о неясностях тех полетов написаны книги, а в них задано множество вопросов, на которые общественность так и не получила убедительных ответов до сих пор. То, что с течением времени разглядели независимые исследователи, советским космическим специалистам, скорее всего, было очевидно с самого начала. Но — тишина. Более того, космонавт Леонов и другие известные деятели советского космоса уверяли и уверяют, что у американцев здесь все чисто и сомневаться нечего.
Тем не менее огромное количество людей сомневалось и сомневается, а совет «Принять все на веру» на них не действует, тем более что и наши защитники американских достижений не дают на многие вопросы внятных ответов.

Но если поставить вопрос в несколько иной плоскости — не «почему», а «за что» молчал СССР — картина понемногу обретает логическую завершенность.

В самом деле, с лунной программой американцев удивительным образом совпали по времени окончание холодной войны, «разрядка», потепление отношений с США и со всем западным миром и многие другие, как сейчас говорят, преференции, полученные СССР во внешней политике. За что на него посыпались эти подарки судьбы?

Резоны у нашего политического руководства того времени могли быть следующими. Во-первых, сворачивание лунной программы экономило стране многие миллиарды отнюдь не лишних рублей. После полетов беспилотных кораблей и посадок автоматических аппаратов было ясно, что ничего там особенного нет, а хоть и есть, так не возьмешь, потому что страшно далеко оно от народа, да и не надо ему.

Но это еще не все, как любил говорить парень из недавней телерекламы. Было снято эмбарго на поставки советской нефти в Западную Европу, мы начали проникать на их газовый рынок, где и по сей день успешно работаем. Было заключено соглашение о поставке в СССР американского зерна по ценам ниже среднемировых, что негативно отразилось на благосостоянии самих американцев.

Вот что пишет об этом американский исследователь истории лунной гонки Р. Рене: «Логичный вопрос, который многие задавали и продолжают задавать: если мы на самом деле никуда не летали, то почему Советский Союз не заметил подлога? Или не хотел замечать? На этот счет у меня есть некоторые соображения. Пока наша доблестная армия сражалась с коммунизмом во Вьетнаме и других странах Юго-Восточной Азии, мы мегатоннами продавали Советскому Союзу зерно по сверхнизкой цене. 8 июля 1972 года наше правительство шокировало весь мир, объявив о продаже Советскому Союзу примерно четверти нашего урожая по фиксированной цене $1,63 за бушель (36,4 л. — Прим. ред.). Следующий урожай русские получали бы еще на 10-20% дешевле. Рыночная стоимость зерна внутри страны составляла $1,50, но сразу подскочила до $2,44. Угадайте, кто оплачивал эту разницу? Правильно, наши налогоплательщики. Наши цены на хлеб и мясо моментально подскочили, отражая столь неожиданно возникший дефицит. В какую же копеечку нам влетела эта Луна? На кону стояли огромные деньги, не говоря уже о престиже Америки. Цель в данном случае оправдывала любые средства».
Считается также, что западными компаниями были построены в СССР химические заводы в обмен на готовую продукцию этих же заводов, то есть СССР получил современные предприятия, не вложив от себя ни копейки. С активным американским участием построен автогигант «КамАЗ» и многое другое. Это была экономическая выгода на многие десятки миллиардов рублей в год. Перед ней меркли те 5 млрд, которые СССР за десять лет потратил на лунную ракету «Н-1». С чисто экономической точки зрения сдача лунной программы вместе с «Н-1» окупалась стократно, если иметь в виду ближний (на несколько лет) экономический интерес.

Военное противостояние, холодная война и постоянная угроза полноценной ядерной катастрофы ушли в прошлое. Вершиной «разрядки» стал Хельсинкский акт 1975 года, утверждавший нерушимость границ, установившихся в Европе после Второй мировой войны. Наступил вроде бы Вечный мир между Востоком и Западом!

Кроме того, храня молчание о лунной афере США, руководство СССР могло оказывать давление на своего политического противника под угрозой разоблачения. И, судя по впечатляющим внешнеполитическим успехам СССР, успешно оказывало.

Еще одна версия поразительной «покладистости» советских властей, не ставших поднимать шума, несмотря на всю очевидность того факта, что «лунная программа» Штатов была обыкновенной аферой, заключается в том, что американцы могли эти самые власти шантажировать имеющейся у США информацией о том, как именно умер Иосиф Сталин. Умер не своей смертью, а был убит.

Об этом подробно рассказывает автор книги «Лунная афера, или Где же были америкосы?» Юрий Мухин. Цитируем: «Если бы Запад в ответ на разоблачение лунной аферы начал публично выяснять причины убийства и заплевывания Сталина, то как бы ЦК КПСС ни препятствовал западной пропаганде, но лет через шесть и в СССР не только члены КПСС, но и беспартийные смотрели бы на партийную верхушку как на врагов, не передающих власть всем — Советам, не дающих строить коммунизм во имя своей алчности. Это была бы смерть высшей партийной и государственной номенклатуры СССР, по меньшей мере политическая».

Причем удобным объектом для шантажа, по версии Мухина, был не Хрущев («Никита Сергеевич твердо знал, какой страны он руководитель и какая, по сути, трусливая мразь ему противостоит на Западе. Вот американцы попробовали шантажировать его войной в связи с Карибским кризисом. И что?» — пишет Мухин), а именно сменивший его Брежнев. «Брежнев уже был котом Леопольдом, пытающимся утихомирить наглецов заклинанием: «Ребята, давайте жить мирно!». Вот американцы в лунной афере на него и «наехали», скорее всего, именно с этим шантажом (других поводов для шантажа просто не видится), и Брежнев им уступил», — считает Юрий Мухин.

Первоисточник: http://www.km.ru/

«Луна – твердая»: как запускали первый искусственный спутник ночного светила

31 марта 1966 года с космодрома Байконур стартовала ракета-носитель «Молния-М» с аппаратом «Луна-10» – первым в истории добравшимся до своей цели искусственным спутником нашего ночного светила. Обозреватель m24.ru Алексей Байков рассказывает о том, как это было, и почему космическая гонка между сверхдержавами в наши дни не нужна.

Мода на космические достижения была как раз в самом разгаре и миллионам советских граждан у телевизоров и радиоприемников, как и множеству людей во всем остальном мире было очевидно, что СССР в очередной раз обогнал американцев, и что первый след на Луне будет от ботинка советского скафандра. Лишь несколько человек в тех кабинетах, куда доступ посторонним был строжайше запрещен, знали правду – советская лунная программа отстала от американской минимум на три года, а скорее всего, придется пересматривать и эти сроки.

«Бомбардировка» спутника Земли автоматическими аппаратами началась еще за три года до полета Гагарина. Первые три «Луны» были утеряны из-за аварии ракеты-носителя. Четвертый аппарат, впоследствии официально получивший имя «Луна-1» смог пролететь на расстоянии 6000 километров, сделать пару снимков и кое-какие замеры, после чего превратился в спутник Солнца. Шестая (официально – 2-я) «Луна» удачно упала на поверхность, седьмая (официально – 3-я) сделала снимки обратной стороны планеты…

Далее начались бесконечные попытки совершить мягкую посадку на поверхность, которые увенчались успехом только в феврале 1966 года. Но в «штабах» космических программ обеих сверхдержав прекрасно понимали, что полеты любой непилотируемой автоматики так и останутся лишь одним из промежуточных достижений в этой безумной гонке, а главный приз в ней может быть только один – успешная посадка на Луне корабля с человеком на борту.
Первый в истории человечества межпланетный полет был буквально нашпигован возможными опасностями. И даже небольшая ошибка в предварительных расчетах могла бы стать причиной гибели экипажа на старте, в космосе или при посадке. К примеру, до полетов девятой и десятой «Лун» большинство ученых в мире, исходили из гипотезы астронома Томаса Голда о том, что наш спутник покрыт чуть ли не метровым слоем пыли из-за постоянной бомбардировки микрометеоритами. И спускаемый модуль для лунной экспедиции собирались конструировать в расчете на то, что садиться придется на толстую пылевую «подушку». Только руководитель советской космической программы Сергей Королев настаивал на обратном:

– Но, Сергей Павлович, – возразил кто-то. – А если там пыль? Ведь все эти ученые мужи высказывают только общие соображения – не более того! Никто из них не берет на себя смелость написать – на Луне, мол, такой-то грунт… и подписаться под этим!

Королев сказал:

– Ах, вот чего вам не хватает…

Взял блокнот, крупным почерком написал на его листке: «ЛУНА – ТВЕРДАЯ». И подписался: «С. КОРОЛЕВ».

По крайней мере, так гласит легенда, распространенная в около космических кругах. На самом деле, в той знаменитой записке было куда больше слов:
Но факт остается фактом – именно волюнтаристское решение Королева, поперек всех научных прогнозов, и спасло «Луну-9» и «Луну-10» от горькой участи предшественниц. А сам он умер 14 января 1966 года, не дожив до успешного подтверждения гипотезы «твердой Луны» буквально два месяца.

Программа по исследованию Луны автоматическими аппаратами к тому моменту уже несколько лет как была полностью передана Машиностроительному заводу имени Лавочкина. Главная задача заключалась в том, чтобы получить более детальные фотографии обратной стороны спутника, чем те, что были сделаны во время полета «Луны-3», а также данные о химическом составе и радиоактивности пород на поверхности, а также проверить гипотезы ученых о неравномерном характере гравитационного поля Луны. Все эти сведения как раз и относились к тому бесконечному списку «тысячи мелочей», из которых складывался успех будущей высадки.

Стартовав, «Луна-10» прошла все стадии взлета и выхода на орбиту в штатном порядке. 1 апреля была проведена незначительная коррекция траектории, после чего полет пошел без отклонений. При подлете к Луне станция вышла на «вертикальную» траекторию и задействовала тормозной двигатель. Спустя 1 минуту и 17 секунд, на высоте в 1016 километров, от станции отделился конический контейнер с аппаратурой, который и стал первым в истории искусственным спутником Луны. Проработав 56 суток, он совершил за это время 460 оборотов вокруг Луны, 219 раз вышел на связь, а затем упал на поверхность планеты.

Полет «Луны-10» совпал с началом работы XXIII Съезда КПСС. Фон для демонстрации последних достижений советской космонавтики получался великолепный, поэтому было принято решение передать сигнал со спутника прямо в зал заседаний.

«И вот, во время заседания в Кремлевском дворце съездов, вдруг объявили, что со спутника Луны сейчас будет передано сообщение, и все услышали «Интернационал». Зал встал, и все устроили овацию» – вспоминал один из разработчиков «Луны-10» Самуил Крупикин.
Но эта акция скорее относилась к области идеологии, как в общем-то и поставленные «Луной-10» космические рекорды – самая большая масса, доставленная на лунную орбиту в классе «С» и максимальная продолжительность активного существования автоматической станции на лунной орбите. Куда важнее были полученные научные данные: сведения о химическом составе пород на поверхности планеты, данные о том, что уровень гамма-излучения там лишь ненамного превышает земной, информация о том, что на лунной орбите плотность метеорных потоков выше, чем в межпланетном пространстве, отсутствие у Луны радиационных поясов и многое другое, чего нам-профанам не понять.

Все эти сведения могли бы пригодиться на практике, если бы наследникам Королева удалось вовремя довести до ума ракету Н-1 и перестать ругаться по каждому поводу с группой Челомея, и если бы финансирование было достаточным, а не в 5 раз меньшим чем у NASA… Но вышло то, что вышло. Первым на Луну ступил американский астронавт, а информация собранная бесчисленными советскими «Лунами» так и осталась достоянием чистой науки.

Означает ли это, что все было зря, и что советские ученые на протяжении почти 20 лет только даром жгли ракеты-носители и швырялись в соседнюю планету дорогостоящей аппаратурой? Разумеется, нет. «Большая лунная гонка», как и любая битва за престиж и водружение своего флага, подстегивала обе стороны к развитию космических технологий. Но с завершением программы «Аполлон» этот ресурс себя, по большому счету, исчерпал.
Окончание Холодной войны не придало дополнительный стимул сугубо мирным штурмам пыльных тропинок далеких планет, а наоборот повлекло за собой пропорциональное сокращение расходов NASA и низвержение с пьедестала космической программы СССР. Космонавтика 90-х и «нулевых» свелась к бесконечным запускам коммерческих и военных спутников и к бесконечным же экспериментам на борту МКС.

И лишь в «десятых» старые и новые космические державы вновь начали задумываться о полетах к другим планетам. На сей раз в качестве цели выбран Марс, но пока что вся информация о подготовке производит скорее впечатление фантастического романа. В реальности же, еще недавно, при Джордже Буше, американцам так и не удалось ни возобновить программу пилотируемых лунных полетов, ни основать там станцию. Хотя казалось бы, после шести «Апполонов» США должны были чувствовать себя на Луне как дома, но…

Оставим специалистам разбираться в вопросе о том, чего именно на сей раз не хватило NASA – ресурсов или технологий. Важно, что на сегодня освоение дальнего космоса невозможно без объединения научных комплексов, техники и материальных средств всех космических сверхдержав. Эпоха погони за первенством и престижем должна уйти в прошлое, а на ее место должно прийти понимание того, что любые действия в своем углу превратятся в дорогостоящее изобретение одного и того же «велосипеда» по десять раз на дню. С соответствующим перерасходованием ресурсов и заранее неопределенным результатом, как водится.

Космос не «их» и не «наш» – он может принадлежать только всему человечеству. И научная информация собранная «Лунами», «Рейнжерами», «Сейверами» и «Аполлонами» должна лечь в общую копилку знаний. Тогда может быть еще при нашей жизни по телевизору покажут церемонию открытия той самой лунной базы, о которой мы пока только читаем в фантастических романах. А наши внуки будут летать туда по программе школьных экскурсий – как знать?

Алексей Байков
http://www.m24.ru/

Фигуранты дел по строительству «Восточного» окажутся на «нарах» — Путин

Российский лидер раскритиковал халатный подход к работе ракетной отрасли.

Благовещенск, 27 апреля.
Шесть уголовных дел возбуждено по делу о строительстве космодрома «Восточный», два фигуранта уже находятся под домашним арестом и еще двое в СИЗО. Об этом сообщил президент России Владимир Путин на заседании государственной комиссии, которая рассматривает причины переноса пуска ракеты-носителя «Союз-2.1а».
По словам главы государства, в случае, если вина находящихся под домашним арестом будет доказана «они сменят теплую постель на нары». Путин отметил, что несмотря на все сложности космодром был доведен до нормативов. «В 2010 году здесь еще была тайга», — сказал он.
Российский лидер раскритиковал халатный подход к работе ракетной отрасли. Он сказал, что если сбой запуска связан с разгильдяйством и недостаточным контролем, то он хочет посмотреть, как таких случаях проходит «разбор полетов». По словам Путина, конечно хорошо, что Россия является лидером по количеству пусков, но при этом и сбоев слишком много и на это необходимо реагировать.
Все же глава государства подчеркнул, что при освоении новой техники сбои возможны и людей столкнувшихся с проблемой и которые стремятся ее решить, необходимо поддержать. «И такая поддержка будет», — сказал Путин.

Автор: Петр Александров
http://fapnews.ru/

28 ноября 1991 года. Первый полёт ГЛА «Холод»

Этот день в истории:
В конце 70-х годов в СССР была активизирована тематика реактивных двигателей на природном газе и водороде. А особенности их сгорания породили интерес и к гиперзвуковым прямоточным двигателям, в т.ч. криогенным. И в 1979 году были начаты работы по созданию гиперзвуковой летающей лаборатории. Интересовали огромные скорости и высоты, поэтому в качестве разгонного аппарата была использована самая большая в мире ЗУР комплекса С-200. На тот момент ничего лучшего для разгона в атмосфере не было.
Вместо боеголовки на ракете разместилась гиперзвуковая летающая лаборатория «Холод» (конечно, беспилотная) с осесимметричным ГПВРД Э-57*, работавшем на жидком водороде.
Первый полет состоялся 28 ноября 1991г. на знаменитом полигоне Сары-Шаган. Всего летающая лаборатория поднималась в воздух (на высоты 25-35 километров) семь раз, из них пять раз запуском двигателя. Максимальная скорость, достигнутая гиперзвуковой системой «Холод» составила 1855 м/с, что соответствует числу Маха М=6,49. При этом, после остановки двигателя по выработке топлива — двигатель еще сохранял очень приличный ресурс, так что можно было бы и еще, — если бы потребовалось. Но не потребовалось… Рекорд показал, что интереснее не осесимметричные ГПВРД, а плоские, они же и более удобные для компоновки летательных аппаратов
Однако, усилия не пропали напрасно. Не считая того, что Э-57 был первым в мире гиперзвуковым двигателем на водороде, так еще и собранные в результате данные с удовольствием покупали американцы и французы. Более того, последние три запуска они же в заметной степени и финансировали. Впрочем, и у нас дела на месте не стоят — с начала 2000-х ведутся активные работы по программе «Игла» (ГЛЛ-ВК), второму поколению гиперзвуковых лабораторий. Первый полет должен был состояться в 2005 году, но каково состояние дел сегодня — сказать не могу.
_________________________________________________________________________________
* — ГПВРД Э-57 состоит из осесимметричного трехскачкового воздухозаборника, коаксиальной камеры сгорания и кольцевого сопла небольшой степени расширения. Обечайка и центральное тело образуют кольцевую камеру сгорания со специальным профилированием по длине. На стенках камеры размещены три пояса подачи водорода. Первый пояс подачи с нишевым стабилизатором пламени расположен на центральном теле. Здесь водород подается в камеру сгорания через 42 отверстия диаметром 1,7 мм. Второй пояс со ступенчатым стабилизатором пламени расположен на обечайке, третий пояс с нишевым стабилизатором – на центральном теле. Во втором и третьем поясах также имеются по 42 отверстия, но диаметром 2,1 мм. В этих поясах установлены стандартные авиационные свечи электрической системы воспламенения.
Камера сгорания имеет регенеративную систему охлаждения. Жидкий водород из бортовой емкости проходит по каналам в стенках обечайки и центрального тела, охлаждает огневые стенки, направляется через заслонки регулятора в пояса подачи и далее – через 126 упомянутых отверстий – в полость камеры сгорания. Напряженность режима работы камеры сгорания достаточно полно характеризуется двумя цифрами: температура стенок достигает 1200К, а водород, первоначально жидкий, охлаждая камеру сгорания, нагревается до 1000К.
На стенках воздухозаборника, центрального тела и обечайки размещены 68 отверстий для измерения давления в проточном тракте и 25 хромель-алюмелевых и хромель-копелевых термопар, предназначенных для измерения температуры стенки. Кроме того, 20 термопар различного типа установлены в тракте охлаждения, магистралях подачи и бортовой емкости водорода. Бортовая емкость для жидкого водорода состоит из внутреннего сосуда и наружного кожуха, связанных между собой опорами по торцам. В пространстве между ними создано разрежение с остаточным давлением менее 102 мм рт.ст. для термоизоляции внутреннего сосуда. Бортовая емкость, созданная специально для ГЛЛ «Холод», прошла большой объем автономной отработки и без замечаний работала в проведенных полетах.
Прошивая звуковой барьер

Прямым продолжателем работ, начатых в программе «Холод» является летающая лаборатория «Игла» (Исследовательский Гиперзвуковой Летательный Аппарат). Первые упоминания об этом проекте появились еще в 1997 году, а макет впервые представили публике на салоне МАКС-99. В очередной раз в работе над проектом участвуют сразу несколько конструкторских бюро, но координацию программы и основные работы по-прежнему ведет ЦИАМ. Заданием на «Иглу» определялась скорость в пределах М=6-14 и на высотах от 25 до 50 километров. Кроме того, новая летающая лаборатория должна была иметь значительно большую продолжительность самостоятельного полета, чем «Холод» – 7-12 минут. Выводить на нужную высоту и разгонять «Иглу» до скорости включения двигателя должна была ракета-носитель «Рокот», созданная на базе межконтинентальной УР-100Н.

Однако есть все основания полагать, что первый полет ГЛЛ «Игла» в середине 2000-х так и не состоялся, хотя и планировался. Или же «Игла» полетела, но работы засекретили. Во всяком случае, макет летающей лаборатории регулярно демонстрируют на различных выставках авиационной и двигательной направленности, а о ходе программы не говорят. Аналогичным образом обстоят дела с рядом других аналогичных проектов – макеты есть, данных нет. Неизвестно, почему ЦИАМ до сих пор не запустил «Иглу» или скрывает факт пуска. Остается только строить догадки, связанные со сложностью освоения новых технологий или внезапно постигшей проект секретностью.

http://topwar.ru/

Первый полёт космического самолёта

Представители предприятия «Astrium» сообщают, что первый испытательный полет их новейшего космического самолета, состоится уже в марте этого года, когда этот аппарат поднимется в небо над Сингапуром.

 Хотя в перспективе космический самолет должен поднимать своих пассажиров на высоту около ста километров над поверхностью Земли, его первый испытательный полет ограничится высотой в три тысячи метров. Если первый полет будет успешным, во время второго испытания аппарат поднимется на тридцать километров. 

 Ожидается, что в будущем полет на борту такого самолета позволит пассажирам увидеть нашу планету такой, какой её раньше видели только астронавты и космические туристы, а также ощутить эффект пребывания в невесомости. Такое удовольствие обойдется в 200 тысяч евро с человека за один полет.

 http://www.aviaport.ru/

 

Савицкая Светлана Евгеньевна. Биография

Савицкая Светлана Евгеньевна

 08.08.1948 —

Дважды Герой Советского Союза

     Даты указов         

 

            1.         27.08.1982     Медаль № 11481

            2.         29.07.1984

 

    Памятники

 

                           г. Вязьма, памятник

           

 

 

 

 

Савицкая Светлана Евгеньевна – советский российский лётчик-космонавт и государственный деятель, 53-й космонавт СССР и 111-й космонавт мира, космонавт-исследователь космического корабля (КК) «Союз Т-7», бортинженер КК «Союз Т-12» и орбитальной станции «Салют-7», первая женщина в мире, совершившая выход в космическое пространство, первая и единственная женщина дважды Герой Советского Союза, заслуженный мастер спорта СССР.

 

 Родилась 8 августа 1948 года в Москве в семье Маршала авиации дважды Героя Советского Союза Евгения Яковлевича Савицкого (1910-1990) и домохозяйки Лидии Павловны Савицкой (1924-1986). Русская. Член КПСС с 1975 года. Окончила Московский авиационный институт имени Серго Орджоникидзе и Центральную лётно-техническую школу ДОСААФ СССР. До зачисления в отряд космонавтов работала лётчиком-инструктором. Освоила несколько типов реактивных самолётов: «МиГ-15», «МиГ-17», «Е-33», «Е-66Б», установив на них 18 мировых рекордов. В 1970 году была абсолютной чемпионкой мира по высшему пилотажу на поршневых самолётах, и в том же году стала заслуженным мастером спорта СССР. Установила 3 мировых рекорда в групповых прыжках с парашютом из стратосферы. С 1976 года занималась исследовательской работой.

 

 В 1980 году была принята в отряд космонавтов и включена в группу женщин-космонавтов № 2, где прошла полный курс подготовки к полетам в космос на кораблях типа «Союз-Т» и орбитальной станции «Салют».

 

 Первый космический полёт продолжительностью 7 суток 21 час 52 минуты и 24 секунды Савицкая совершила 19-27 августа 1982 года в качестве космонавта-исследователя на КК «Союз Т-7» и орбитальной станции «Салют-7» совместно с командиром экипажа Л.И.Поповым и бортинженером А.А.Серебровым. В ходе полёта на орбитальном комплексе «Салют-7» – «Союз Т-5» – «Союз Т-7» экипаж в составе А.Н.Березового, В.В.Лебедева, Л.И.Попова, А.А.Сереброва и С.Е.Савицкой провёл технические, гео- и астрофизические исследования, выполнил биотехнологические и медико-биологические эксперименты.

 

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 августа 1982 года за мужество и героизм, проявленные при осуществлении полёта в космос Савицкой Светлане Евгеньевне присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 11481).

 

 Второй космический полёт продолжительностью 11 суток 19 часов 14 минут и 36 секунд Герой Советского Союза Савицкая совершила 17-29 июля 1984 года в качестве бортинженера КК «Союз Т-12» и орбитальной станции «Салют-7» совместно с командиром экипажа В.А.Джанибековым и космонавтом-исследователем И.П.Волком. В ходе полета на орбитальном комплексе «Салют-7» – «Союз Т-11» – «Союз Т-12» космический экипаж в составе Л.Д.Кизима, В.А.Соловьёва, О.Ю.Атькова, В.А.Джанибекова, И.П.Волка и С.Е.Савицкой провёл ряд совместных экспериментов и исследований. Общая продолжительность двух полетов составила – 19 суток 17 часов и 7 минут.

 

 25 июля 1984 года впервые в мире женщина-космонавт Савицкая осуществила выход в открытый космос, пробыв вне космического корабля 3 часа 35 минут. Вместе с В.А.Джанибековым ею были выполнены в условиях открытого космоса уникальные эксперименты.

 

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июля 1984 года за мужество и героизм, проявленные при осуществлении космического полёта Савицкая Светлана Евгеньевна была удостоена ордена Ленина и второй медали «Золотая Звезда».

 

 Завершив полёты в космос, до 1989 года Савицкая работала на посту заместителя начальника отдела главного конструкторского НПО «Энергия», первого заместителя председателя Советского фонда мира. В 1992-1995 годах доцент Московского государственного авиационного института.

 

 С 1989 года Савицкая активно занимается политической деятельностью. До 1992 года она, – народный депутат СССР и член Верховного Совета СССР. Первый заместитель председателя Советского фонда мира.

 

 17 декабря 1995 года Савицкая была избрана депутатом Государственной Думы РФ 2-го созыва. На президентских выборах 1996 года была доверенным лицом Г.А.Зюганова в Московской области. В мае 1997 была избрана первым вице-президентом Российской ассоциации Героев Советского Союза. 19 декабря 1999 избрана депутатом Государственной Думы РФ 3-го созыва, 7 декабря 2003 года – 4-го созыва, 2 декабря 2007 года – 5-го созыва, 4 декабря 2011 года – 6-го созыва. Член Коммунистической партии Российской Федерации. Как депутат и общественный деятель она борется за сохранение и возрождение России – такой, которая может покорять звёздные высоты во всех областях жизни. В том числе и в самом прямом смысле, космическом.

 

 Живёт и работает в городе-герое Москве.

 

 Награждена двумя орденами Ленина (27.08.1982, 29.07.1984), орденом «Знак Почёта» (1976), медалями. Удостоена специальной медали за установление женского мирового рекорда пребывания в открытом космосе, золотой медали и четырнадцати дипломов ФАИ (Международной авиационной федерации), двенадцати золотых спортивных медалей СССР.

 

 Майор запаса, заслуженный мастер спорта СССР (1970), лётчик-испытатель 2-го класса (1980), лётчик-космонавт СССР (1982), космонавт 2-го класса (1985), кандидат технических наук (1986), Почётный гражданин Останкинского района Москвы (2008).

 

 Лауреат премии независимой народной газеты «Советская Россия» – «Слово к народу».

 

 Автор книги «Вчера и всегда» (1988).

 

 Её именем названы две малые планеты (астероиды) – № 4118 (Света) и № 4303 (Савицкая). В городе Вязьма Смоленской области на постаменте установлен самолет МиГ, на котором летала Светлана Савицкая.

 

 

СВЕТЛАНА ВСЕЛЕНОВНА

 

 [к 60-летию дважды Героя Советского Союза С.Е. Савицкой]

 

Миру послана громкая весть:

 Есть, мол, женщины в русских селеньях,

 Также русские женщины есть

 И в бескрайних просторах Вселенной.

 Есть у скорости света сестра –

 Выходящая в космос Светлана.

 Вот – звезда, что не гаснет с утра

 И сияет не с телеэкрана.

 У неё даже в имени – свет,

 И в народной он памяти ярок.

 Синевы парашютный букет

 Преподносит ей небо в подарок.

 Перед нею склонился закон,

 Что зовётся земным притяженьем.

 На орбитах грядущих времён

 Ей кружить и кружить без сниженья.

 И забвенья для подвига нет.

 Вы, Светлана Вселеновна, вечны!

 С Вашей Светлостью солнечный свет

 В галактическом храме повенчан.

 Звёздный след на дорогах земных

 Выбит маршем советского строя.

 Долголетием лет световых

 Озаряются судьбы героев.

 

 

Леонид Корнилов (газета «Советская Россия» от 07 августа 2008 года № 84 [13156]).

 

«Беспилотник» и будущее космонавтики

Беспилотный ракетоплан ВВС США X-37B провел год на орбите и продолжит работу ещё некоторое время. Его прообразом называют советский корабль «Буран». О назначении этого аппарата ходит множество слухов

 

Хотя конкретные задачи X-37B  не называются, эксперты полагают, что в числе наиболее вероятных — проверка и отработка перспективных технологий для будущих космических аппаратов. Впрочем, значение этого аппарата для космонавтики, в том числе и российской, может быть ещё более существенным.

 

Загадочный X-37B

 

Официальное название ракетоплана X-37B — OTV-2 (Orbital Test Vehicle, орбитальный экспериментальный аппарат). Его предшественник, первый в этой «линейке» OTV-1, был запущен 22 апреля и сел 3 декабря 2010 г., проведя в общей сложности чуть больше 224 суток на орбите.

 

Второй X-37B, запущенный 5 марта 2011 г.,  находится на орбите уже год при первоначальном сроке миссии в 270 дней. Однако в конце ноября прошлого года миссия была продлена, впрочем, без указания точных сроков. По словам представителя ВВС США майора Трейси Бунько, орбитальные эксперименты продолжатся и нельзя предсказать, когда они будут выполнены.

 

О назначении этого достаточно малого (длиной порядка 8,8 м, высотой — 2,9 м и размахом крыла — 4,3 м) космического аппарата ходит множество слухов, поскольку официальное описание целей весьма сдержанно — проведение экспериментов, доставка полезного груза на орбиту и возвращение его на Землю. Высота орбиты второго X-37B составляет порядка 320-345 км.

 

За аппаратом пристально следят астрономы-любители. На их информации во многом и основываются версии относительно целей X-37B: от предположения о том, что ракетоплан представляет собой спутник-шпион для земных и космических целей, до совсем экзотических, вроде дозаправки спутников в космосе или космического оружия.

 

Наиболее вероятным видится вариант, предполагающий, что в грузовом отсеке корабля на орбиту поднимаются компоненты перспективных военных спутников, которые проверяются на устойчивость к воздействию космических факторов, а также, возможно, работают в открытом космосе.

 

По словам подполковника Тома Макинтайра, руководителя программы X-37, следующий полёт в рамках проекта запланирован на осень этого года.

 

Загадочный X-37B интересен ещё и тем, что это беспилотный многоразовый аппарат. Его прямым предшественником в этом отношении был советский «Буран», который в 1988 г. совершил посадку в автоматическом режиме. К сожалению, продолжения этих работы в России не последовало.

 

Интересно, что в компании Boeing, создавшей ракетоплан, думают о превращении его в пилотируемый аппарат. В конце прошлого года были обнародованы предложения по «обитаемой версии» корабля, обозначенной X-37C. По словам представителя Boeing, его можно будет использовать для доставки людей и грузов на МКС и космического туризма. Что особенно ценно, «мягкая посадка» даёт возможность возвращать со станции деликатные грузы: образцы, полученные в ходе биологических или материаловедческих экспериментов.

 

Это предложение несёт определённый смысл для США, которые с прекращением полётов шаттлов лишились возможности самостоятельно поддерживать МКС и полагаются на российские корабли. В ближайшее время можно ожидать только появления аппаратов для доставки грузов к станции, тогда как разработка и создание пилотируемых кораблей затягиваются ещё на пять лет —  до 2017 г. Об этом в начале марта  на слушаниях в комитете по науке, космосу и технологиям палаты представителей Конгресса США заявил руководитель НАСА Чарльз Болден.

 

Между Роскосмосом и НАСА уже подписан контракт по доставке американских астронавтов на борт МКС на 2014-2015 гг., стоимость которого составляет 753 млн долларов. Если следовать словам Болдена, то каждый год отсутствия собственных пилотируемых аппаратов будет стоить американскому бюджету порядка 450 млн долларов.

 

Сможет ли X-37B в скором времени превратиться в «паром» до станции, предсказать сложно. Однако напрашивается несколько выводов. Первый: так получилось, что на рынке пилотируемых запусков, где пока ещё есть спрос, Россия на какое-то время оказывается естественным монополистом, если не считать Китай.

 

Второй: это не может продолжаться долго, поскольку разработки новых кораблей ведутся если не форсированными, то довольно быстрыми темпами. Наконец, к сожалению, кроме существующих  и очень хорошо отработанных кораблей и ракет-носителей, Россия пока не предъявляет новые концепции космических аппаратов.

 

Примером того, к чему приводит промах в планировании в долгосрочной перспективе, как раз является положение в пилотируемой космонавтике НАСА, где в своё время сделали ставку на шаттлы. Разработка новой техники требует времени. Возможно, пример  X-37B окажет действенное влияние на развитие российской научно-конструкторской мысли. Так что будущее мировой космонавтики  фактически началось.

Ольга Закутняя