Военные получат арктических терминаторов

Вертолеты укрепят базы на Севере

Минобороны досрочно получило два транспортно-штурмовых Ми-8АМТШ-ВА, которые специально создавались для низких температур. Как уверяют в пресс-службе холдинга «Вертолеты России», аналогов машины, которая собирается на Улан-Удэнском авиазаводе, в мире просто не существует. Ранее военные испытывали в Арктике англо-итальянский AgustaWestland AW139, но несмотря на его высокую скорость в 309 км/час и некоторые другие преимущества, проверку он не прошел. И в российском военном ведомстве остановили свой выбор на вертолетах Милля.

Через неделю Ми-8АМТШ-ВА впервые покажут широкой публике на авиасалоне МАКС-2017. Пока это штучный товар. И в российских Вооруженных силах их можно пересчитать по пальцам. Но в будущем арктический Ми-8 станет основным транспортно-штурмовым вертолетом на Крайнем Севере.
Внешне арктический «терминатор», как уже прозвали вертолет в СМИ, сильно напоминает базовый Ми-8АМТШ-В, но технологически это большой шаг вперед. Машина оборудована уникальной системой, которая запускает двигатели при температуре ниже минус сорока градусов. При этом вертолет необязательно хранить в ангаре, достаточно накрыть его чехлом, который идет с ним в комплекте.
Надлежащее внимание уделено комфорт экипажа. Внутри Ми-8АМТШ-ВА тепло — кабина оснащена теплоизоляцией и специальными шторами. Но главное — это современные приборы, которые значительно упрощают жизнь пилотам.
На вертолете можно летать даже в полярную ночь, так как он оборудован инерциальной системой навигации. Она позволяет работать при слабом спутниковом сигнале и ориентироваться по рельефу. При желании можно вообще запустить «автопилот» и арктический «терминатор» полетит сам по заранее проложенному маршруту.
В Арктике вертолет может решать самые разные задачи — от спасения моряков, терпящих бедствие на Северном морском пути до огневой поддержки десантно-штурмовых подразделений. При желании на нем можно разместить комплекс «Штурм-В» с восемью управляемыми ракетами 9М114, а также до четырех блоков Б8В20-А с неуправляемыми ракетами С-8, 23-мм пушки ГШ-23Л и два пулемета. По набору вооружений арктический «терминатор уступает» тому же «Ночному охотнику» Ми-28, но проблем противнику доставит немало.
Одно из преимуществ Ми-8АМТШ-ВА — два мощных двигателя «Климов» ВК-2500. Как уверяют разработчики, если даже один из них откажет, вертолет продолжит горизонтальный полет и спокойно вернется на базу. А так как сесть в условиях Арктики можно далеко не везде, вертолет оборудовали четырьмя дополнительными топливными баками, которые увеличивают дальность полета до 1400 км. Это особенно важно, когда маршрут проходит над Северным Ледовитым океаном, где вынужденная посадка может стоить жизни экипажу.
По мнению военных экспертов, новая машина может стать незаменимой не только на новых арктических базах ВС РФ и в МЧС, но и на газовых и нефтяных месторождениях, где зачастую не справляются обычные Ми-8. Именно поэтому, создавая вертолет для военных, КБ Милля заодно проработали его будущую гражданскую версию.
Как подтвердил генеральный директор «Вертолетов России» Андрей Богинский, ряд наработок уже внедряется в гражданскую авиатехнику. По его словам, вертолеты в будущем помогут создать транспортную инфраструктуру в северных регионах.
Параллельно на Улан-Удэнском авиазаводе работают над беспилотным вертолетом RH-300, который планируется применять для ледовой разведки.

Александр ИЛЬИН
17:07, 10.07.2017
https://utro.ru/articles/2017/07/10/

Арктика и не только: как идет программа перевооружения российской армии

В ходе «Прямой линии» президент России Владимир Путин заявил: «Арктика — важнейший регион, который обеспечит будущее России. Не будем забывать и о чисто военной стороне дела. Американские подводные лодки дежурят у северного побережья Норвегии». И отметил успехи в деле высокотехнологичного перевооружения: «Наши Вооруженные силы приобрели совершенно другое качество».
Россия многое делает для укрепления своих рубежей в Арктике, и не только там. У наших «зарубежных партнеров» не должно быть иллюзий на этот счет. В конгрессе США 14 июня демократы представили «Акт 2017 года о стимулировании единства против российской агрессии». Законопроект подразумевает разработку и принятие новой Стратегии национальной безопасности — в прямой связи с «агрессией России». Согласно документу, Министерство обороны США должно выработать специальную стратегию по России, в том числе и по противостоянию российской военной технике.
Многолетнее расширение НАТО на восток, «цветные революции» в странах СНГ, развертывание войск и тяжелого вооружения США в Прибалтике, старые и новые антироссийские санкции и военно-политические стратегии, изучение специалистами STRATCOM «выживаемости» российского руководства после ядерного удара, широкомасштабная кампания демонизации Кремля в западных СМИ — все это Россия учитывает в оборонном строительстве.

Арктические доминанты
Российские войска размещаются по всему арктическому поясу — от Мурманска до Чукотки. Одной из первых была развернута группировка войск воздушно-космической обороны. Минобороны создает в Арктике исследовательско-испытательный научный центр.
Американское издание The New York Daily News комментирует: «Внезапный интерес России к Арктике вызвал тревогу в США относительно планов Кремля на тундру. Министр обороны США Джеймс Мэттис (James Mattis) заявил в своей речи при утверждении его в этой должности в cенате, что игнорировать территории, где США не предпринимают активных действий, «не в наших интересах»… Он разработает американскую стратегию по ответу на «агрессивные действия» России в Арктике».
Надо сказать, что не только в Арктике, но и на всех других стратегических направлениях к 2020 году Москва планирует создать самодостаточные группировки войск и сил, способные эффективно реагировать на любые угрозы военной безопасности. За год в России сформирована новая танковая армия, в Сухопутных войсках появились четыре новые мотострелковые и одна танковая дивизии, а также четыре бригады различного назначения (мотострелковая, ракетная, зенитная ракетная и армейской авиации). Приоритетной задачей остается перевооружение группировок войск в Арктической зоне, на Западном и Юго-Западном стратегических направлениях.
Сегодня на качественно новый уровень выведены возможности Национального центра управления обороной. Информационная платформа центра интегрировала в единую систему межведомственного взаимодействия 73 федеральных органа исполнительной власти, органы власти всех 85 субъектов Российской Федерации, 1320 государственных корпораций и предприятий оборонно-промышленного комплекса.
Безусловно, возврат к разрядке международной напряженности возможен, и президент во время «Прямой линии» еще раз подчеркнул, что заинтересован в выстраивании нормальных отношений с партнерами за рубежом. Да и за океаном такие разговоры то и дело ведутся. В начале июня стало известно, что президент США Дональд Трамп поручил Госдепартаменту наладить отношения с Москвой. И госсекретарь США Рекс Тиллерсон на слушаниях в сенате заявил: «Союзники, партнеры, большие и маленькие, и это без исключений, в Европе, на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной Азии (говорят): «Пожалуйста, займитесь отношениями с Россией, они должны быть улучшены». Они уверены, что ухудшение этих отношений, безусловно, ухудшит их ситуацию».
Однако между словами и делами — целая пропасть. Отношения между США и Россией не вышли из пике. Американские санкции расширяются, а гонка вооружений продолжается, и это не наш выбор.

Темпы перевооружения
При том что расходы России на оборону в 11 с лишним раз меньше, чем в США, Государственная программа вооружений на 2018-2025 годы оценивается в 30 триллионов рублей. Аналогичная действующая госпрограмма (на 2011-2020 годы) «стоит» около 20 триллионов рублей.
Доля современного вооружения и военной техники в воинских частях постоянной готовности на данный момент составляет 58 процентов, и до конца 2017 года возрастет до 62 процентов.
За минувшие пять лет войска получили более 30 тысяч единиц новых и модернизированных образцов вооружения и техники, в том числе свыше 50 боевых кораблей, 1300 летательных аппаратов, 4700 танков и боевых бронированных машин. Уровень оснащенности Сухопутных войск современным вооружением составляет 42 процента.
В боеготовом состоянии находятся 99 процентов пусковых установок РВСН, из них более 96 процентов — в постоянной готовности к немедленному пуску. Ракетные войска стратегического назначения перевооружаются на современные ракетные комплексы «Ярс», которые имеют повышенные возможности преодоления противоракетной обороны противника. Такими комплексами оснащены уже девять ракетных полков. К 2021 году в наземных стратегических ядерных силах на «Ярс» перейдут 17 ракетных полков.
Морские стратегические ядерные силы располагают девятью современными ракетными подводными лодками стратегического назначения, которые обеспечивают непрерывное патрулирование. Предусмотрено боевой состав морских стратегических ядерных сил нарастить до 13 подводных ракетоносцев, включая семь перспективных «Бореев» с новыми ракетными комплексами «Булава».
В авиационных стратегических ядерных силах ежегодно модернизируется четыре-пять стратегических ракетоносцев. После 2021 года планируется начать серийное производство модернизированного Ту-160М2, который способен наносить удары по наземным объектам противника в удаленных районах планеты без захода в зоны действия ПВО и ПРО.
Российская ядерная триада в целом оснащена современным вооружением на 60 процентов.

Высокоточные тенденции
За год в войска поступили 40 носителей высокоточного оружия и 180 крылатых ракет большой дальности, что позволило на треть увеличить возможности Вооруженных сил.
Сегодня в России уже 10 бригад вооружены «Искандерами», и в 2018 году перевооружение будет завершено. Уникальные боевые свойства «Искандер-М» очень тревожат США и страны НАТО.
Зенитной ракетной системой С-400 «Триумф» оснащены 13 зенитных ракетных полков. Воздушно-космические силы в 2017 году будут усилены 16 новыми фронтовыми бомбардировщиками Су-34, в 2018-м получат более 30 истребителей Су-30СМ, в 2019-м начнутся серийные поставки перспективного авиационного комплекса фронтовой авиации (ПАК ФА) Т-50, в 2020-м — зенитного ракетного комплекса С-500. При этом основу парка истребительной авиации составят Су-30СМ и Су-35С, бомбардировочной авиации — Су-34, штурмовой — модернизированные Су-25СМ.
Разрабатывается новый истребитель-перехватчик на смену МиГ-31.
Оснащенность Военно-морского флота современными образцами вооружений составляет 47 процентов. За год в боевой состав ВМФ вошли 24 корабля и судна обеспечения. На Северном, Балтийском и Черноморском флотах сформированы четыре армейских корпуса береговых войск. К 2020 году около половины кораблей ВМФ будут оснащены крылатыми ракетами морского базирования «Калибр».
Ранее Владимир Путин отметил, что высказывания о «поверженной России» являются мечтами и не соответствуют действительности. И мы видим, что Вооруженные силы остаются надежным гарантом реального суверенитета Российской Федерации. Суверенитета, который, по словам того же Путина, мало какие страны сейчас могут себе позволить.

Александр Хроленко, обозреватель МИА «Россия сегодня»
https://news.rambler.ru/

Арктика: мир накануне войны

Россия и США, а также еще шесть арктических стран на форуме в Бостоне подписали соглашение о сотрудничестве в Арктике, сообщает «Интерфакс». В документе отражены основные принципы, регламент, тактика и протоколы обмена информации на случай чрезвычайных ситуаций. Также страны-участницы Арктического совета договорились провести в этом году совместные военные учения.
Несмотря на достигнутые договоренности, Арктика остается ареной острого соперничества государств. В середине марта Европарламент принял резолюцию с призывом запретить бурение в арктических водах Европейской экономической зоны, а также «использование дизельного топлива в Арктике». Кроме того, содокладчик Урмас Паэт указал на геополитическую важность Арктического региона и призвал прекратить его «милитаризацию».
Европарламентарии не скрывают, что их призыв направлен на ограничение российской активности в Арктике. Они отметили, что наша страна развернула не менее шести военных баз к северу от Полярного круга. Также Россия располагает шестью глубоководными портами и 13-ю аэродромами. Не забыт и союзник Москвы — Пекин. Был упомянут его интерес к новым транспортным маршрутам и энергоресурсам.
Предлагая ограничить освоение Арктики, Европа ссылается на экологические причины. Арктический регион был назван «очень чувствительным и уязвимым» к деятельности человека. Схожей позиции придерживается и «Гринпис». Ее российское подразделение даже составило карту свалок на территории российского сегмента Арктики, содержащую 450 объектов. Правда российские власти заранее парировали выпад экологов, выделив на программу очистки 1,2 млрд. рублей.
Отметим, что США после смены администрации не собираются сворачивать освоение Арктики из-за опасности для экологии. Напротив, они готовятся к соперничеству с Россией за ресурсы. Так, аналитики из корпорации RAND предложили правительству воспользоваться таянием льдов для усиления контроля над Северным морским путем (СМП) — стратегическим коридором между Европой и Аляской.
Впрочем, как это можно сделать на практике — неясно. Российские военные приготовление в Арктике более чем заметны. Последняя по времени серьезная операция военных — успешная экспедиция Минобороны от материка по льду до острова Котельный на снегоболотоходной технике. Причем освоение Арктики происходит комплексно. Госпрограмма социально-экономического развития предусматривает выделение до 2020 года на эти цели 209 млрд. рубей.
Замдиректора института географии РАН Аркадий Тишков обращает внимание, что несмотря на многие примеры сотрудничества в Арктике, конкурентная борьба за этот регион не утихает.
— Именно МЧС России одной из первых стала формировать инфраструктуру для действий в Арктике. Речь шла о ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций. За последние годы создана сеть станций и планируется постройка новых. Они позволят безопасно осваивать Северный морской путь, ликвидировать возможные разливы нефти, спасать людей на транспорте, в том числе, в сложных ледовых ситуациях.
Вдоль СМП таких пунктов планировалось построить 10-12. На разных участках требуется разный объем технических и прочих средств. Ведется дистанционный контроль из космоса за состоянием арктической трассы и побережья. Есть система аэродромов, которые могут принимать группы по ликвидации ЧС. Были предварительные договоренности с соседями, США, Норвегией, о совместных действиях. Как видим, теперь подобное соглашение подписано всеми арктическими странами.
В ближайшее время пройдут сразу несколько международных встреч в рамках Арктического совета. Самая крупная, пожалуй, у нас, в Архангельске — «Арктика — территория диалога». Ее проведет лично президент Владимир Путин. Там будут главы всех наших ведомств. Ожидается, что и там, и в ходе других встреч будет подтверждено развитие сотрудничества, в том числе, с США. Причем, не только странами Арктического совета, но и другими, имеющими интерес к Арктике.
«СП»: — Какие это страны?
— Например, Китай. Он имеет статус наблюдателя в Арктическом совете. В рабочей группе по научному сотрудничеству, которую я веду, Китай всегда присутствует. Они очень интересуются СМП. Один ледокол у Китая уже есть. Они уже могут проводить свои суда. Сейчас строится и второй ледокол. У них один из самых крупных в мире арктических институтов — в Шанхае, есть программы исследований. Кроме того, на Шпицбергене у Китая есть стационарная научная база.
Помимо Китая Арктикой интересуется Япония. На только что прошедшем семинаре их специалисты представили свыше 20 докладов. У них есть специализированный центр в университете Хоккайдо, который занимается исключительно Арктикой. Причем реализует свои проекты в российском ее сегменте.
«СП»:- Вам известно о принятой Европарламентом резолюции по Арктике? Как ее оценивать?
— Конечно… Во-первых, там высказываются опасения по поводу добычи нефти и газа на шельфе, так как в Арктике не совершенны технологии ликвидации последствий. А, во-вторых, речь идет об опасности освоения региона для живой природы. И поэтому надо превентивно создать систему особо охраняемых природных территорий, которые бы работали «буфером», позволяя развивать Арктику в хозяйственных целях.
Сейчас в секторах западных стран такие территории занимают 30-50% площади. Например, Гренландия вся — национальный парк. На Шпицбергене около 50%. А у нас 6-7%. В Якутии, правда, побольше. Европа предлагает сначала озаботиться этим, а лишь потом начинать бурение, в том числе и на шельфе.
«СП»: — Насколько искренни европейцы в своей заботе об Арктике и ее российском сегменте?
— Конечно, нельзя говорить о полной искренности. Надо понимать, что наиболее развитая транспортная и газодобывающая инфраструктура в Арктике у России. У нас хоть и есть позитивный опыт сотрудничества с арктическими странами, но все же к ним есть вопросы. Почему-то в Северном море можно бурить Норвегии и другим странам, Японии и Норвегии можно на китов охотиться… Были серьезные международные акции против этого? Нет. В Северном море, кстати, сотни нефте-и газопроводов. А мы не можем даже одну ветку «Северного потока» проложить безконфликтно. Нам говорят про 2-3 наших платформы в Арктике, забывая, что у них десятки таких платформ. Речь идет об использовании экологического фактора в конкурентной борьбе. Это я однозначно говорю.
«СП»: — А как тогда относиться к созданной «Гринпис» карте загрязнений в российском сегменте Арктики?
— Россия, осваивая Арктику, тем не менее, не забывает о вопросах экологии. В том числе, чтобы заранее нейтрализовать упреки со стороны конкурентов, о которых сказано выше. Сейчас, в год экологии, самая большая программа связана с мусором. Там миллиардные вложения в это. До этого тоже десятки тысяч бочек было вывезено из отдельных регионов. Например, с побережья Земли Франца-Иосифа, острова Белый, побережья Ямала. Русское географическое общество участвовало, волонтеры. Артур Чилингаров этим занимался. Помимо очистки от мусора, есть программа сохранения редких видов животных и сохранение особо охраняемых территорий. Будут созданы два заповедника, в том числе в компенсацию за «Северный поток». То есть, эту работу Россия ведет и упрекать нас не нужно.
Эксперт ассоциации независимых военных политологов Александр Перенджиев уверен, что Арктика обречена быть ареной политического и военного соперничества в будущем.
— Обратите внимание, что бостонское соглашение по Арктике подписали отнюдь не главы государств или правительств или хотя бы парламентов. С российской стороны это был адмирал (замглавы Пограничной службы ФСБ, руководитель департамента береговой охраны вице-адмирал Геннадий Медведев — авт.). Это соглашение — во многом техническое, а не политическое. Это своеобразная «пристрелка». Обязательность подобных документов невысокая. Мол, давайте подпишем, набросаем хоть какой-то план, и посмотрим, что будет. Стороны хотят прощупать ситуацию.
Надо понимать, что политическая борьба в Арктике продолжается, и будет продолжаться. Россия активно возвращается в Арктику, созданы специализированные Арктические войска, проводятся учения, строится инфраструктура…
Директор Центра парламентаризма МИГСУ при РАНХиГС, профессор Владимир Бакушев не советует придавать резолюции Европарламента по Арктике излишнее значение.
— Европарламент — это организация, у которой мало полномочий. Все решения принимаются Еврокомиссией, Советом глав государств. Теперь уже оставшихся 27-ми. Есть фактор евроскептиков, чьи позиции, правда, не очень сильны. Есть 7-8 стран, имеющих особую позицию, во главе с Польшей. Они часто оппонируют общей линии Брюсселя. Поэтому инициатива по поводу Арктики если и будет иметь какое-то продолжение, то все решения будут приниматься в национальных парламентах стран Европы, а не в Брюсселе. В той же Норвегии и других заинтересованных странах.

https://news.rambler.ru/

В России сформируют части береговой обороны

Задача создаваемых воинских соединений — защита Северного морского пути
Российское военное ведомство планирует развернуть два новых соединения береговой обороны в прибрежных районах Северного морского пути (СМП). Их задача — обеспечение безопасности участков маршрута СМП, а также прилегающего к нему побережья. Предполагается, что новые воинские части будут не ниже уровня дивизии, при этом одно из новых соединений планируется развернуть на Кольском полуострове на базе береговых войск Северного флота.
Сейчас в российском Военно-морском флоте есть только одна действующая воинская часть береговой обороны — 126-я бригада, дислоцированная в Крыму. В нее входят несколько мотострелковых и один танковый батальон, артиллерийские и зенитные дивизионы, а также разведывательные и инженерно-саперные подразделения. Задача 126-й бригады — защита мест базирования Черноморского флота и крымского побережья от морских десантов и возможного нападения вероятного противника с суши. Также в августе 2016 года Минобороны анонсировало развертывание новой дивизии, которая займется обороной Чукотки. Примечательно, что в ее состав войдут батальоны, личный состав которых будет передвигаться на квадроциклах.
— Принципиальное решение о формировании новых береговых соединений уже принято. В настоящее время разрабатывается их организационно-штатная структура, — рассказали «Известиям» в Минобороны. — Соединения при необходимости смогут выполнять задачи противодесантной, противодиверсионной, противовоздушной обороны приарктических районов российской территории на западном и дальневосточном участках Северного морского пути. Также на межведомственном уровне по ряду вопросов новые соединения береговой обороны будут взаимодействовать с территориальными управлениями МВД, Росгвардии и пограничной службы.
Собеседник «Известий» особо подчеркнул, что речь не идет о банальном наращивании сил в Арктике.
— Это часть важной работы по комплексному развитию Арктической зоны вдоль Северного морского пути, который сегодня включает более 70 крупных пунктов и портов на территории РФ, — сказал представитель военного ведомства. — Протяженность Севморпути 5600 км. Поэтому проводится большая комплексная работа по обеспечению нормальных условий его эксплуатации, в том числе и по обеспечению безопасности его функционирования.
По словам военного историка Дмитрия Болтенкова, развертывание одного из новых соединений на Кольском полуострове — вполне логичный шаг.
— Баренцево море и Кольский полуостров — это западные ворота к арктическим и полярным регионам России, — пояснил Дмитрий Болтенков. — Дивизия на Чукотке будет входить в существующую группировку войск и сил на северо-востоке России и решать задачи обеспечения безопасности на восточном участке Северного морского пути. Кольское соединение, находящееся в подчинении Северного флота, сможет эффективно обеспечивать действия российских боевых кораблей и подводных лодок и безопасность морской экономической деятельности на западном участке Севморпути.
Первой воинской частью береговой обороны ВМФ СССР стала 1-я пулеметно-артиллерийская Мозырская краснознаменная дивизия Балтийского флота. С 1944 года это соединение обеспечивало оборону советской военно-морской базы Порккала-Удд, находившейся на территории Финляндии около Хельсинки. Но в 1956 году дивизия была расформирована.
Вторая попытка создать ДБО в составе ВМФ была предпринята в 1989 году. Тогда Военно-морскому флоту из состава сухопутных войск были переданы четыре мотострелковые дивизии и четыре артиллерийских соединения, переформированные в дивизии береговой обороны. Но в середине 1990-х годов и эти воинские части были расформированы.

http://izvestia.ru/

Запад в панике от планов России в Арктике: «Сирия и Украина — просто репетиция»

Если западный читатель еще не знает, зачем Путин вмешался в события на Украине и в Сирии, то издание Times раскроет тайну: чтобы шантажировать всех Арктикой. И все потому, что «царь Владимир замышляет устроить холодную войну» в этом регионе.
Обозреватель издания Роджер Бойс, решив проявить недюжинные познания российской истории, пишет: Владимир Путин все равно войдет в историю как Петр Великий, а не Иван Грозный. Ведь «царь Петр хотел использовать российский север в качестве важного плацдарма для достижения глобального влияния, а также для превращения России в морскую державу». Кроме того, «он ненавидел османов, крушил своих оппонентов и отправил одну из своих первых советниц в женский монастырь».
Все это обозреватель Times увидел и в Путине, для которого «Петр — воплощение лучшей модели модернизации».
Роджер Бойс не сомневается в том, что российский лидер обязательно одержит победу на очередных президентских выборах 2018 года. И в этот его президентский срок главной для Путина будет идея, достостойная самого Петра I: укрепление влияния России в Арктике, где находится почти 30 процентов еще неразведанных запасов природных ресурсов.
Кроме того, пишет автор материала, к 2030 году Северный морской путь, по которому в настоящий момент суда могут плавать лишь при содействии российских атомных ледоколов, может стать выгодной альтернативной Суэцкому каналу для перевозки товаров из Азии в Европу. Этот маршрут сократит время, проводимое кораблями в пути, на 40% и обогатит Россию с ее протяженным побережьем Северного Ледовитого океана.
Так что, разъясняет читателям Бойс, «Украина и Сирия — всего лишь тактические маневры, чтобы получить временное преимущество над Западом»
«Шпионы, приверженные идее национального возрождения», или «кремлевский двор» — так автор называет руководство «Газпрома» и «Роснефти». По его мнению, все они очень любят поговорить об Арктике. А планы российской армии так вообще охватывают арктическую территорию от Балтийского до Берингова моря, которое, кстати говоря, омывает берега Аляски.
При Путине Россия восстанавливала советскую инфраструктуру от Мурманска до Магадана. Москва также создала в городе Североморске объединенное стратегическое командование в Арктике, а также учредила арктическую бригаду. Вдобавок сейчас в процессе постройки находятся несколько новых ледоколов.
Благодаря доходам, полученным во времена высоких цен на нефть, Северный флот ВМФ России теперь включает 35 подводных лодок и 50 военных кораблей, причем флагманом СФ является тяжелый атомный ракетный крейсер под названием «Петр Великий», отмечает обозреватель Times.
Правда санкции и падение цен на нефть заставили Россию «сбавить обороты» в этом регионе: ведь исследования здесь не только сложны, но и затратны. Но все равно, милитаризация Арктики продолжается быстрыми темпами, подчеркивается в статье.
И скоро придет время, когда российских военных сил там скоро будет больше, чем у прочих арктических государств — США, Канады, Норвегии, Дании, Финляндии и Исландии, — вместе взятых, пугает читателя Бойс. Эти силы не просто защищают российские экономические интересы и подкрепляют ее претензии на континентальный шельф.
Из «размороженного севера» Москва бросает НАТО стратегический вызов, а также запугивает альянс, уверено издание.»Британия не относится к числу арктических держав с 1907 года, когда Ньюфаундленд получил статус доминиона, а мы потеряли Лабрадор. Нам, однако, следует внимательно следить за тем, как развивается российская политика. Путин настроен на то, что… Россия должна стать более могущественной. А с учетом его любви к балансированию на грани войны, нам следует готовиться к куче неприятностей на севере», — подытоживает обозреватель Times Роджер Бойс.
Теперь, когда западный читатель должен бы уже порядком испугаться, можно, наверно, поговорить и о том, что Западу просто необходимо усиливать здесь «свое влияние». Может быть и НАТО подключить, чтобы «сдержать» натиск России, привычно поговорив об увеличении военных бюджетов и «расширении присутствия»?
Напомним. Россия — не единственный претендент на богатую углеводородами Арктику. Существует ряд неурегулированных вопросов по делимитации морских пространств в Северном Ледовитом океане. К примеру, Россия и Дания оспаривают районы котловины Амундсена, хребта Ломоносова, котловин Макарова и Подводников, поднятия Менделеева. Также не решена судьба участка в районах котловины Макарова и поднятия Менделеева между Россией и Канадой.
Американский Центр стратегических и международных исследований выпустил доклад, посвященный действиям России в Арктике, с символичным названием «Новый ледяной занавес».

Pravda. Ru

Самая северная база ПВО приведена в боевую готовность

Командующий Северным флотом (СФ) адмирал Владимир Королев подтвердил боеготовность базы ПВО, дислоцированной на самой северной территории России — острове Земля Александры архипелага Земля Франца-Иосифа. Об этом сообщается в пресс-релизе СФ, поступившем в редакцию «Ленты.ру».
Во время посещения арктического острова адмирал ознакомился с ходом строительства объектов военной инфраструктуры, а также проверил условия размещения и проживания личного состава самой северной российской базы ПВО.
«Подразделения противовоздушной обороны, несущие боевое дежурство в самой северной точке Российской Федерации, боеготовы и способны решать задачи по своему предназначению. В настоящее время на острове Земля Александры ведутся масштабные работы по строительству современной высокотехнологичной военной инфраструктуры, которая позволит разместить здесь разновидовые подразделения, способные решать весь комплекс задач по обеспечению интересов Российской Федерации в самых северных районах Арктики», — сказал он.
Адмирал Королев отметил, подрядчик — ОАО «Запсибгазпром», ведущий строительство на острове, идет с опережением графиков. Ожидается, что работы будут завершены уже в 2016 году.
Подразделения дивизии противовоздушной обороны Северного флота заступили на боевое дежурство на острове Земля Александры в ноябре прошлого года. В настоящее время личный состав данных подразделений размещен во временном военном городке, в котором созданы все необходимые условия для комфортного проживания.
Ранее вооруженные силы СССР и России располагали ледовым аэродромом на острове Грэм-Белл этого же архипелага, который был ликвидирован в 1994 году. В 2000-х годах была организована экспедиция, задачей которой стала очистка острова от мусора и брошенной техники.
Восстановление российской военной инфраструктуры в Арктике началось в 2012 году. В рамках этой программы военное ведомство строит или восстанавливает объекты на континенте и арктических островах от Земли Франца-Иосифа до Берингова пролива. Помимо работ по строительству и ремонту, российские военные ликвидируют последствия экологического бедствия на подвергшихся загрязнению территориях Арктики.

Lenta.ru

Арктика — русская. Крест — свидетель

Освоение, изучение и охрана Арктики — одна из главнейших задач,стоящих сегодня перед Россией. В гостях у Pravda.Ru почетный полярник, замдиректора НИИ Культурного и природного наследия, руководитель Морской арктической комплексной экспедиции (МАКЭ), инициатор создания первого арктического национального парка «Русская Арктика» Петр Боярский.
— Петр Владимирович, какие цели у вашей ежегодной экспедиции? Почему она нужна и важна для России и всего мира?
— Еще академик Дмитрий Сергеевич Лихачев ввел термин экология культуры. Сейчас наше государство действительно в Арктике тратит деньги на экологические работы, но совершенно забывает про экологию культуры. Мы занимаемся именно комплексными исследованиями — культурным и природным наследием. В нашей экспедиции — археологи, историки, геологи, орнитологи, специалисты по ядерному оружию и по медведям, и так далее. Но главный упор у нас все-таки на культурное наследие.
Нам давно стало понятно, что без истории, без исторической подосновы не может существовать ни одно нормальное государство. Сейчас много говорится о патриотизме, о воспитании молодежи, но забывается, что молодежь воспитывается на образах, перед ними должны быть личности, которым хотелось бы подражать.
Очень хорошо, что у нас это поняли в отношении героев Великой Отечественной, и многое было поднято и сделано. Но молодые люди стремятся к разным профессиям, у всех разные интересы.
В освоении Арктики участвовали люди разных профессий, там же ведь были и физики, и химики, и путешественники, и летчики, и моряки и так далее… А предыстория всему этому была простая — сельско-морские селения людей, которые назывались поморами. Они ходили на самостоятельно построенных судах, они первые организовали мореплавание в Арктическом регионе! И это ведь заслуга России! По Арктике во льду поморы первые начали ходить на своих судах и доходить до Шпицбергена, на Новую Землю ходили и так далее.
— И это имеет не просто экономическое и гуманитарное значение, но и стратегическое.
— В точку. Мы издали шикарные тома, хотя министерство культуры нам не дало на это даже очень маленькую, просто смешную сумму. Тогда я обратился к Патрушеву, который тогда был ответственный секретарь Совета Безопасности России. Я написал, что эта проблема напрямую касается безопасности России в Арктике. У нее — очень важная роль. И надо доказать, что это наши территории, даже те, которые были открыты не нами.
Например, Земля Франца Иосифа была открыта несуществующим теперь Австро-Венгерским государством. Но осваивались они многие десятилетия, а другие и не одно столетие, именно нами.
Есть документы времен Ивана Грозного и так далее. Но когда на них ссылаются, представители Запада часто говорят, что там написали-не написали, может, подделали-переделали, еще надо проверить, что это за бумага, бывают фальшивки исторические и все тому подобное.

Но мы создали карту, например, архипелага Новая Земля — 900 км длиной. И все побережье там усеяно точками и разными значками, показывающими, что здесь был лагерь, поморские стоянки, здесь мы копали зимовье того, там — другого, третьего…
Они ошалели! Это, — говорят, — что?! Так много?! Это же пустая была земля?! Я говорю: Как пустая? Вот, глядите, она несколько столетий осваивалась нами. Мы там, конечно, пометили и зарубежные экспедиции, но их немного. Ясно видно, что все это было освоено нами!
Когда мы издали карты Земли Франца Иосифа и острова Вайгач, в обращении я написал, что это убедительней любых других доводов. Там все наглядно и понятно.
Мы же ведь не абстрактные находки делаем. Мы раскапываем поморские стоянки, стоянки наших исследователей 19-го-начала 20-го века, святилища ненецких народов, православные храмы, которые стояли на Новой Земле более 100 лет назад и так далее. Это наиболее убедительно доказывает наш приоритет в Арктике. Это реальные аргументы.
Мы стали издавать серию «Острова и архипелаги российской Арктики», где все это документировано. Это толстенные фолианты, там блестящие фотографии и рисунки, на них — природная среда и наши находки, остатки самих зимовий, есть все, что откопалось.
Еще сохранились поморские кресты. Целую систему навигации поморы создали в Арктике благодаря установке могильных, поклонных и других крестов. Были поморские лоции, объяснения, куда плыть и как ориентироваться, где что надо делать.
— Какова география исследования Морской комплексной экспедиции?
— Начиная с Запада — с Соловков от Белого моря — и в Арктику: Земля Франца Иосифа, весь архипелаг, Колгуев остров, Новая Земля, остров Вайгач, Северная Земля, которую назвали первооткрыватели Землей императора Николая II, Новосибирские острова, побережье Таймыра, острова Карского моря и дальше вплоть до острова Врангеля.
Нами выявлено и нанесено на карты, описано в книгах более тысячи важных объектов. Том «Соловки» будем сдавать в конце года.
Мы работаем по всей Арктике. Более того, мы единственная экспедиция, которая работала и работает на Новой Земле в закрытой зоне ядерного полигона. Я доказал коллегам, что эти огромные технические объекты — памятники истории создания ядерного оружия.
— Не фонит?
— Нет. Там специально было построено специальное сооружение с толстенным стеклом, через которое наблюдали самый мощный водородный взрыв.
— А как вы систематизируете памятники? На какие категории они делятся по какому принципу?
— Моя первая классификация была опубликована Всероссийским обществом охраны памятников истории. Потом методичка появилась и в академическом издании РАН. Это было еще в незапамятное советское время. Я как бы одним из ведущих в этом стал, и меня пригласили создать теорию науки о памятниках. Я ее назвал «Памятниковедение», она везде есть. Написал статьи, потом издал монографию. Там все подробно описано.
— Какие самые важные, древние, интересные вещи вы находили?
— Я считаю, что большой вклад нашей экспедиции — остров Вайгач. Но еще до нас там археолог Хлобыстин очень тщательно работал, главные святилища там раскопал. По моей уже гипотезе, там жил легендарный народ сииртя или сихиртя.
Потом ненцы его ассимилировали, то есть в жилах современных ненцев течет и кровь сииртя, а также народа печера. Мы нашли там более полтора десятка святилищ и еще много чего интересного.
Там с нами происходили очень интересные события. Но это больше — на уровне ощущений, словами передать очень трудно. Например, украшение — древняя бляха — с одного из святилищ. Но мы не знаем, кто эту вещь носил. Может шаман, может еще кто-то. А какое значение она имеет?…
— Не боитесь такие вещи держать у себя?
— Я человек православный, верующий, но научился общаться с идолами. Действительно, от них энергетика исходит. Ну перекрестясь и перекрестя его, можно с ними работать… А конфеты и монеты мы на святилища приносили. Иначе начинался ураганный ветер…
— Задабривали…
— Задабривали, да. Я это воспринимал как вторжение на чужую природную территорию. Он для меня — не божество, а хозяин этой территории, вот и все. Такое у меня ощущение было все время. И действительно, когда мы или кто-то еще неправильно поступал, они создавали проблемы.
Некоторые команды неправильно себя вели, пытались раньше нас высадиться, получали серьезно, и они вообще не понимали, что происходит?!… Хотя я их предупреждал, что так делать нельзя. А они говорят: мы ученые, мы едем изучать, и мы пойдем вперед. Они влезли в лодку, а она тут же начала тонуть. Мы на ней все время ходили, но у нее оказалась вывернута заглушка. А мы на ней только вчера в другом месте высаживались, и все нормально было.
Они решили, что это ерунда, тут же взяли другую лодку. И втемяшились в торчащий пик какой-то скалы под водой или в плавающее под водой бревно. После этого уже развернулись и сказали: Нет, лучше не надо.
Я 20 лет добивался создания на севере Новой Земли национального парка. В конце концов в 2009 году Владимир Владимирович подписал постановление о создании первого арктического национального парка «Русская Арктика». А теперь я пробиваю, чтобы Вайгач был признан национальным достоянием.

Подготовил к публикации Юрий Кондратьев
Беседовал
Андрей Самохин

Арктическое командование укомплектуют к 15 декабря

Объединенное стратегическое командование (ОСК) «Север», управляющее войсками в Арктике, заработает в полном объеме с 15 декабря, когда будет завершена передача в его подчинение войск и сил из состава Западного, Центрального и Восточного округов, сообщает ТАСС со ссылкой на источники в Минобороны. Северный флот передают новому командованию в полном составе.Ан 2 Нарьян
«Флот, оставаясь на своих базах, передается без каких либо изъятий в боевом, корабельном и численном составе, включая ранее введенную в его состав 200-ю отдельную бригаду Сухопутных войск с пунктом дислокации в Печенге», — сообщил представитель ведомства.
Также к 15 декабря в состав ОСК «Север» передадут и часть сил 1-го командования ВВС и ПВО Западного военного округа «с его штатными активными и пассивными силами и средствами, а также инфраструктурой». Как сообщил «Ленте.ру» источник в военном ведомстве, речь идет о 1-й бригаде воздушно-космической обороны со штабом в Североморске, подразделения которой базируются на Кольском полуострове и в Архангельской области, базе ВВС на аэродроме Мончегорск, и ряде других частей и подразделений.
Из состава Центрального и Восточного военного округов в подчинение ОСК «Север» перейдет, в числе прочего, арктическая инфраструктура и некоторые подразделения 2 и 3-го командований ВВС и ПВО.
ОСК «Север» функционирует в Арктике с 1 декабря 2014 года. К настоящему времени в Арктике сформированы группировки войск нового командования на северных островах, в том числе на Новой Земле, Новосибирских островах, острове Врангеля. Эти группировки были сведены в Объединенную тактическую группу, по сведениям источника ТАСС, заступившую на боевое дежурство еще в октябре. В 2015-16 году ОСК «Север» получит еще две бригады, предназначенные для действий в Заполярье.

Lenta.ru

От Великобритании до Сингапура: как мир делит шкуру «арктического» медведя

Достигнутый полярными странами (Россия, Канада, США, Норвегия, Исландия, Швеция, Дания, Финляндия) статус-кво отчасти сковывает их инициативу и не позволяет принимать односторонних шагов. МишкаОднако институт «стран-наблюдателей» в Арктическом совете сегодня может использоваться геополитическими центрами для усиления борьбы в Арктическом регионе. К такому выводу пришли эксперты Центра стратегических оценок и прогнозов, проанализировав позиции и мотивы деятельности стран-наблюдателей Арктического совета. Корреспондент ИА REGNUM ознакомился с докладом.
На сегодняшний день к странам-наблюдателям при Арктическом совете относятся Великобритания, Германия, Индия, Испания, Италия, Китай, Нидерланды, Польша, Сингапур, Франция, Южная Корея и Япония. Эти страны, имея собственные амбиции и устремления в регионе, формально не обладают правом голоса по арктическим вопросам, однако вполне могут способствовать ведущим игрокам в борьбе за отстаивание их интересов; на это и делается ставка, отмечается в докладе.
По мнению экспертов, из восьми арктических стран наибольшее внимание потенциалу стран-наблюдателей уделяет Норвегия. Эта страна ведет активный диалог с такими государствами, как Сингапур, Китай, Южная Корея, пытаясь привлечь их к решению в том числе и ряда вопросов в собственных интересах.
Сингапур рассчитывает получить результат от «продажи» собственных достижений иным участникам арктической гонки. Именно поэтому Сингапур сегодня является выгодным союзником для многих иных арктических государств. Прежде всего, интересует опыт и признание данной страны в международном морском праве. Существенными также являются опыт и достижения Сингапура в создании, управлении и развитии морской и прибрежной инфраструктуры, а также в судостроении, пришли к выводу исследователи Центра стратегических оценок и прогнозов.
Южная Корея среди стран-наблюдателей является одним из наиболее активных игроков в арктических вопросах, считают авторы исследования. С точки зрения Сеула, развитие Северного морского пути позволит стране не только увеличить производство кораблей арктического класса, но и приумножить товарооборот корейских портов с портами в Западной Европе. Эксперты отмечают, что Сеул в арктической политике делает ставку на сотрудничество с полярными государствами. «Наиболее близкие отношения складываются у Сеула с Россией», — говорится в докладе.
Мотивы поведения Китая в решении арктических вопросов исходят из тезиса о том, что проблемы Арктики носят не региональный, а глобальный характер. «Подразумевается, что если решения, принятые при обсуждении арктических проблем, имеют глобальные последствия, то Китай как растущая мировая держава должен иметь право голоса в них», — объясняют эксперты. Опираясь на анализ дипломатических шагов Поднебесной в течение последних 30 лет, исследователи также предполагают, что прагматические соображения будут основными факторами политики Китая в Арктике. Сегодня, согласно докладу, для защиты своих интересов в Арктике Китай сосредотачивает усилия в достижении ряда целей. Во-первых, получить более глубокое представление об отрицательных последствиях того, как изменение климата в Арктике будет влиять на окружающую среду в Китае, его климатические условия и сельское хозяйство. Во-вторых, обеспечить свое участие в Арктическом совете, чтобы постепенно усиливать влияние на принятие решений, касающихся правления в Арктике. В-третьих, одной из стратегических целей Китая, отмечается в исследовании, является обеспечение безопасности маршрутов поставки в страну стратегического сырья от возможного воздействия на них со стороны ВМС США. В целом Поднебесная уже устойчиво интегрирована в систему решения арктических проблем: начиная от экологии, заканчивая экономикой. «Расширяя инвестиционные проекты в арктических государствах, Китай закладывает основу своего влияния в регионе. Уже сегодня через ряд крупных проектов Китай сформировал основу для выстраивания механизмов экономического давления на страны региона с целью обеспечения собственных интересов в Арктике», — резюмируют эксперты.
Есть свои интересы в северных широтах и у Страны восходящего солнца. Для Японии, как и для Сингапура, Арктика является площадкой, на которой могут найти место японские инновации и технологии. Немалую экономическую привлекательность для японцев имеет Северный морской путь: его использование увеличит товаропоток между японскими и западноевропейскими портами, а также обеспечит Японии первенство в судостроении. «Россия рассматривается японским правительством как один из главных партнеров в освоении ресурсов Арктики и судоходства по Северному морскому пути», — утверждают авторы исследования. Несмотря на это, эксперты делают замечание о том, что перспектива круглогодичного плавания по СМП увеличивает ценность Курил (порты, складская инфраструктура, объекты систем безопасности и т.д.), что придаст новый импульс спорам вокруг островов. Эксперты отмечают, что российско-японские отношения в Арктическом регионе носят коммерческий характер. В вопросах же безопасности Япония однозначно будет сотрудничать с Вашингтоном.
Что касается Индии, то она также заинтересована в участии в делах Арктического региона. Будучи гораздо более стесненной в финансах (12 млн долларов на изучение Арктики в течение следующих пяти лет), тем не менее Индия имеет ряд векторов в своей арктической политике. Согласно докладу, прежде всего, индийцы заинтересованы в Арктике коммерчески (освоение углеводородных запасов и участие в развитии Севморпути) и в вопросах экологической безопасности (возможная зависимость интенсивности муссонов в Индии от климатических изменений в Арктике). Стратегические партнеры Индии, согласно исследованию, Россия (в экономической сфере) и Норвегия (в научной).
Свои арктические пасьянсы раскладывают и российские соседи с Запада. Прежде всего, стоит обратить внимание на Великобританию как привратника Северного морского пути. Анализируя предпринимаемые Великобританией шаги в арктическом вопросе, исследователи Центра стратегических оценок и прогнозов предположили, что политика Лондона в отношении Арктики будет состоять из трех направлений. Во-первых, Великобритания будет выстраивать непосредственный диалог с США с целью разделить «на двоих» контроль над Севморпутем (Лондон со стороны Северной Атлантики, Вашингтон — с севера Тихого океана). «Соединенное Королевство как „стратегический привратник“ в Северной Атлантике и основа атлантического доминирования в Европе идеально подходит в качестве „ключевого государства“ в наступающей новой геополитической игре», — считают авторы доклада. Во-вторых, Лондон, опираясь на собственный имперский опыт, будет инициировать политику не напрямую, а с использованием потенциала Британского Содружества наций (4 страны-наблюдателя из 12 — Канада, Великобритания, Индия, Сингапур входят в Содружество). И в-третьих, для координации собственной политики в Арктике Британия будет использовать третьи страны. Прежде всего — это Польша. Учитывая польскую активность в арктических вопросах в последние годы, а также исторические взаимоотношения Польши и Великобритании, можно предполагать, согласно экспертам, что за ней — Польшей — стоит некий замысел, сформированный не в Варшаве.
Другой значимый партнер не столько Великобритании, но Польши в Арктике — Франция. В отношении нее эксперты предполагают, что осознавая недостаточность своих инструментов прямого влияния, Франция делает ставку на иные региональные организации, например, Сообщество Баренцева моря. Кроме этого, Париж активно задействует потенциал «мягкой силы», привлекая некоммерческие организации и общественные структуры для формирования выгодного себе курса международной политики в Арктическом регионе. В ходе анализа французской арктической политики авторы доклада констатируют, что Франция имеет одну из самых агрессивных арктических стратегий. Ключевые интересы страны в северных широтах сосредоточены вокруг добычи углеводородного сырья (работающие в Арктике TOTAL и «Gaz de France») и промысла морепродуктов. Ключевыми игроками в регионе для Франции являются Россия и Норвегия.
Другой европейский игрок, чьи экономические интересы сосредоточены в Арктике, — Италия. Эксперты отмечают, что Арктика для Италии, как и для азиатских стран, и для Польши, к примеру, является возможностью для развития национальной отрасли судостроения. Кроме этого, Eni сегодня играет одну из ключевых ролей в освоении Арктики, в том числе и в партнерстве с российскими компаниями. «Хотя отношения между Римом и Москвой в Арктике в последние 5-7 лет приобрели характер стратегического сотрудничества, итальянское руководство не оставляет надежд на интернационализацию месторождений углеводородов в регионе, — говорится в докладе. Для давления на Россию итальянское правительство не стесняется использовать информационное влияние и следующее за ним мировое общественное осуждение деятельности Москвы». Показательна в этом плане реакция итальянского правительства на позицию Москвы в отношении судна Arctic Sunrise. Помимо этого, согласно докладу, Италия активно использует гуманитарную повестку для политического давления, прежде всего на Российскую Федерацию. Политику Италии в арктических вопросах эксперты характеризуют как «инициативную, но не агрессивную».
Проявляет инициативу и Испания. Мадрид на сегодня является одним из наиболее последовательных проводников арктической политики для ЕС. Несмотря на взаимовыгодное экономическое испано-российское партнерство, эта политика противоречит российским интересам в регионе, говорится в докладе. Характерный для испанцев аргумент — экологическая безопасность — имеет и вполне понятные мотивы, считают эксперты Центра стратегических оценок и прогнозов: экономическое освоение арктических транспортных маршрутов снизит экономическую привлекательность атлантических и средиземноморских портов Испании.
Заинтересованной в развитии Арктического региона страной-наблюдателем являются Нидерланды. «Голландия крайне заинтересована в развитии инфраструктуры СМП в силу того, что обладает значительным опытом логистических операций, который может пригодиться при освоении арктических территорий», — отмечается в исследовании. В качестве специфики голландской арктической стратегии аналитики называют акцент на экологических последствиях индустриального освоения Арктики. «Основная цель — сформировать у мирового сообщества резко негативное отношение к любым попыткам эксплуатации ресурсов Арктики без использования специальных „зеленых“ технологий, — уверены авторы исследования. Через попытки закрепить в качестве международных стандартов высокие требования к обеспечению экологической безопасности Амстердам стремится добиться для собственных компаний благоприятных условий экспансии в Арктику». В меру недружелюбной по отношению к России, согласно исследованию, представляется арктическая политика Германии. « Несмотря на тесное сотрудничество в научно-исследовательской сфере, Германия все же выступает как стратегический геополитический противник России в борьбе за ресурсы полярных территорий», — утверждают аналитики. Тем не менее, несмотря на это, эксперты Центра стратегических оценок и прогнозов уверены, что Германия остановится в своих амбициях на добыче возобновляемых ресурсов (рыба и морепродукты), а также на эксплуатации Северного морского пути. Доступ же к энергетическим ресурсам региона Берлин оставит на разработку своим партнерам — Норвегии и России. Роль дистрибьютора российского сырья на мировом рынке, уверены эксперты, вполне устраивает Берлин.
Подводя итог арктической политики государств, эксперты Центра стратегических оценок и прогнозов выделяют ряд неоднозначных и потенциально опасных трендов в риторике стран. Во-первых, это тема глобального изменения климата и роль в них полярных регионов. «Изменения климата и роль в них Арктики является почти беспроигрышной темой, когда необходимо решать вопрос о доступе к структурам управления в регионе», — поясняют эксперты.
Во-вторых, вытекающий из первой темы вопрос экологической безопасности в регионе. «Экология сегодня позволяет принимать наиболее радикальные шаги в случае, если необходимо защитить или продвинуть собственные интересы», — говорится в исследовании. Основная цель такой деятельности — добиться принятия жестких стандартов, допускающих эксплуатацию в Арктике только судов, созданных с использованием специальных «зеленых» технологий, которыми располагает ограниченное количество стран региона. Это позволяет решать вопросы конкуренции достаточно эффективно, уверены эксперты.
В-третьих, вопрос об обеспечении международного доступа к эксплуатации Севморпути. Это означает грядущую необходимость разделять интересы арктических государств (главным образом России и Канады) и остального международного сообщества.
В-четвертых, обеспечение сохранности экосистем коренных народов Севера. Эта тема условна, хотя и эффективна, считают аналитики, она затрагивает интересы людей и позволяет привлечь к обсуждению всю практику дипломатической борьбы и пропаганды по теме нарушения прав человека.
И в-пятых, вопрос международного права в Арктическом регионе. Согласно исследованию, модернизация международного права в Арктическом регионе позволяет эффективно продвигать интересы государств, владеющих основным ресурсом, позволяющим влиять на формирования новых структур и отношений в области международного права. Это, прежде всего, выгодно и под силу сделать США, а также Сингапуру и Великобритании. Вопрос защиты собственных интересов в данном случае будет решаться путем международного давления на страну, так или иначе нарушившую установленный порядок.
Для защиты национальных интересов России в Арктике эксперты Центра стратегических оценок и прогнозов призывают использовать весь потенциал стран-наблюдателей в Арктическом совете и выстраивать выгодные для страны новые конфигурации внешнеполитических объединений и союзов.
Исследование «Страны-наблюдатели в Арктическом совете: позиции и мотивы деятельности» выполнено Центром стратегических оценок и прогнозов при содействии Фонда поддержки публичной дипломатии им. Горчакова.

Подробности: http://www.regnum.ru/news/

Пороховой погреб под арктическим льдом

Зачем МиГ-31БМ перебазируют на архипелаг Новая Земля
МиГ 31
На арктическом архипелаге Новая Земля вот-вот возникнет еще одна крупная российская военно-воздушная база. Расположенный там и спешно реконструированный аэродром Рогачево уже подготовлен к приему истребителей-перехватчиков МиГ-31БМ. Об этом сообщили в командовании Западного военного округа. Военные рассказали, что экипажи самолетов уже отработали посадку в Рогачево. Не сообщив, правда, откуда на далекую от всякой цивилизации Новую Землю прилетят МиГи. Но на определенные размышления наводит тот факт, что ближайший к тем краям полк таких истребителей-перехватчиков дислоцирован в Перми (Большое Савино).
Перебазирование может произойти очень быстро, если учесть, что именно в эти дни в Арктике проходят летно-тактические учения смешанного авиаполка. И продлятся они до конца нынешней недели.
Чтобы понять масштаб происходящих в нашем Заполярье событий оборонного характера, стоит перечислить хотя бы некоторые сообщения из военного ведомства, касающиеся этого региона.
Так, в марте нынешнего года впервые в истории на архипелаг Новосибирские острова (между морем Лаптевых и Восточно-Сибирским морем) была высажена батальонная тактическая группа ВДВ численностью 350 человек.
Как сообщил главнокомандующий ВВС РФ Виктор Бондарев, серьезная реконструкция начата на заброшенном еще 30 лет назад аэродроме Темп на острове Котельный (все те же Новосибирские острова). Цель – в условиях вечной мерзлоты подготовить полосу для приема всех типов самолетов, в том числе тяжелых «транспортников» и стратегических ракетоносцев. Там же скоро разместится и специально сформированная 99-я тактическая группа, состав, вооружение и численность которой пока не разглашались.
Кроме Рогачево и Темпа, восстановительные работы развернуты или в заключительной стадии проектирования на заполярных военных аэродромах Тикси, Нарьян-Мар, Алыкель, Амдерма, Нагурская и Анадырь.
В поселке Алакурти (Мурманская область) вот-вот встанет тоже вновь сформированная 80-я отдельная мотострелковая бригада. Она будет вторым хоть сколько-нибудь серьезным общевойсковым соединением, прикрывающим наше арктическое направление. Пока единственное, чем мы там располагаем в этом смысле за Полярным кругом – 200-я отдельная мотострелковая бригада в Печенге (Мурманская область). И это все на огромном пространстве от Кольского полуострова до Чукотки. Таков один из самых печальных итогов бестолковых наших военных реформ, безостановочно крушивших оборону страны два с половиной десятилетия.
Но продолжим. На островах Земли Александра I (архипелаг Франца-Иосифа), Новой Земле, острове Врангеля и мысе Шмидта развертываются радиолокационные посты и пункты наведения авиации. На арктическом побережье строятся новые пограничные заставы ФСБ РФ и позиции зенитно-ракетных войск ПВО.
Естественно, всей этой разбросанной на гигантском и почти безлюдном пространстве армадой должен кто-то командовать. Кто? И это уже решено. К 1 декабря нынешнего года Минобороны и Генштаб должны завершить создание новой организационной структуры с полномочиями пятого по счету военного округа в российских Вооруженных силах – «Северный флот — Объединенное стратегическое командование «Север» (СФ-ОСК). Причем, главными будут именно моряки – только их надводные корабли, авиация и подводные лодки способны стать нашей ударной силой в случае, если в Заполярье и в самом деле когда-нибудь развернутся боевые действия. Соответственно, и возглавить Объединенное стратегическое командование «Север» предстоит командующему Северным флотом.
Понятно, что все эти преобразования в Арктике обойдутся и уже обходятся стране в безумные деньги. Взять тот же аэродром Рогачево, который на Новой Земле подготовлен для МиГов. В вечной мерзлоте возводить что-либо вообще страшно дорого. А уж военные базы…
К счастью, тот же аэродром Рогачево не пришлось теперь восстанавливать из пепла как, скажем, уже упомянутый Темп на острове Котельный. Военные с Новой Земли ни на день никуда не уходили, несмотря на прекращение ядерных испытаний на расположенном здесь полигоне, известном как «Объект 700». И поэтому в Рогачево военно-транспортные самолеты приземлялись и приземляются регулярно.
К тому же до 1993 года на аэродроме Рогачево базировался 63-й гвардейский истребительный авиаполк, оснащенный истребителями Су-27. Потом и его сократили, но кое-что из зданий и сооружений осталось. Теперь вот пригодилось.
Тем не менее, удовольствие заиметь здесь целый полк МиГ-31БМ бесспорно влетит стране в копеечку. Настолько весомую, что хорошо знакомый с ценой вопроса бывший главнокомандующий Военно-Воздушными силами РФ генерал армии Владимир Михайлов еще недавно очень сомневался в осуществимости такого шага: «В существующей обстановке база там не нужна. Сначала надо разобраться со всеми вопросами на материке, потом, когда станем «крутыми», пойдем на Новую Землю».
«Крутыми» мы вряд ли стали. Однако, видимо, военно-политическая ситуация жмет настолько, что пора затягивать пояса и срочно обзаводиться истребителями-перехватчиками на Крайнем Севере. Возможность надежного перехвата средств воздушного нападения противника в ядерном и обычном снаряжении от Баренцева моря до моря Лаптевых – это того стоит.
Тем более, что военно-политические окопы в Арктике лихорадочно роем не только мы. Вот только некоторые фрагменты подобной большой работы за рубежом.
Пентагон еще в 2011 году обзавелся своим аналогом нашего Оперативного стратегического командования «Север». Случилось это после того, как президент Барак Обама подписал директиву, которой устранил существовавшее до той поры разделение зон ответственности в арктическом регионе между Северным, Европейским и Тихоокеанским командованиями армии США. Теперь всё российское побережье от Кольского полуострова до Камчатки — зона ответственности Европейского командования американцев.
США и Канада уже несколько лет регулярно проводят военные учения в заполярных водах. А в апреле 2012 года американцы завершили испытания бомбардировщика B-2 Spirit над Северным полюсом. Была проверена работа бортового оборудования и боевых систем стратегического бомбардировщика.
По сведениям нашего Генштаба, в последние годы число походов иностранных (прежде всего – американских) атомных подводных лодок в арктические воды увеличилось в полтора раза.
Наращивается группировка сил общего назначения США, включая силы противоракетной обороны на Аляске и прилегающих островах алеутской гряды.
Дания еще пять лет назад сформировала особое арктическое военное командование и центр подготовки сил специального назначения к действиям в суровых условиях Крайнего Севера. Позже то же самое проделала и Норвегия.
Если на Западе средств на оборудование арктического театра военных действий не жалеют – нам просто опасно жалеть. Полгода назад вице-премьер российского правительства Дмитрий Рогозин прокомментировал так: «Это лежит на поверхности, потому, что количество ресурсов в мире сокращается, борьба за них, за доступ к ним будет ужесточаться. В Арктику рвутся многие очень сильные, очень мускулистые, плечистые».
Так что же – новый 1941-й за Полярным кругом на подходе? Хочется надеяться, что вряд ли. Но готовиться к нему придется. В конце концов, военные всех стран этим заняты именно для того, чтобы война и не громыхнула. Нужно только становиться мускулистыми и плечистыми.

Сергей Ищенко