Индия пытается сбить С-400

Нью-Дели выкручивает Москве руки на переговорах о поставках ЗРС «Триумф»

Материал комментируют:
Сергей Ермаков
Переговоры России и Индии по покупке зенитных ракетных систем С-400 «Триумф» зашли в тупик. Об этом 24 января сообщил американский журнал Defense News.
«Россия требует $ 5,5 млрд. долларов за пять дивизионов С-400, большой платы за обучение, а также отказывается передавать технологии трех типов управляемых ракет», — цитирует издание чиновника Минобороны Индии.
Еще один военный чиновник заявил Defense News, что окончательный контракт в ближайшее время не подпишут, а Индия не заплатит больше $ 4,5 млрд. за системы. Он подчеркнул, что сделка будет учитывать политику «сделано в Индии» в отношении производства запчастей, управляемых ракет и пакета пожизненного обслуживания.
Напомним, буквально несколько дней назад — 21 января, индийская газета Times of India, также со ссылкой на источник в Минобороны, опубликовала прямо противоположную по смыслу новость: переговоры успешно вступили в финальную стадию.
Нью-Дели рассчитывает, писала газета, что соглашение с Москвой будет заключено в следующем финансовом году (1 апреля 2018 — 31 марта 2019 года), а сами поставки С-400 начнутся спустя два года после подписания контракта.
«Комплексы, включающие пусковые установки, систему управления, радары и другие машины должны быть доставлены в течение 54 месяцев», — рассказал информатор Times of India. По его оценке, комплексы «изменят региональную динамику в сфере противовоздушной обороны».
Заметим, о желании Индии закупить аж 12 дивизионов С-400 стало известно еще в октябре 2015 году. И уже тогда было понятно, что за индийский рынок вооружений придется серьезно побороться с американцами.
В июне 2015 года в Индии побывал тогдашний министр обороны США Эштон Картер. Главным итогом его визита стало подписание десятилетнего рамочного соглашения по военно-техническому сотрудничеству. Достигнутые договоренности открыли перед Америкой новые возможности в борьбе за лидерство на индийском оружейном рынке, которое до тех пор принадлежало России.
Надо понимать: за последние годы Индия заказывала у США вертолеты Apache, транспортные вертолеты Chinook, противолодочные самолеты Р-8, транспортные самолеты С-130, военно-транспортные самолеты Globemaster С-17, самолеты-разведчики США — Gulfstream-3. Всего же с 2008 года Индия закупила у США вооружений на $ 15 млрд.
В итоге летом 2017 года глава Пентагона Джеймс Мэттис, выступая в Сингапуре,заявил, что Индия является ключевым партнером США в оборонной отрасли. Апрезидент США Дональд Трамп во время встречи с премьер-министром Индии Нарендрой Моди выразил признательность за приобретение американского оружия, и сказал, что отношения между двумя странами никогда еще не были столь благожелательными.
По сути, США рассматривают Индию как партнера по сдерживанию Китая, как возможную замену Пакистану в борьбе с афганскими исламистами, и как весомого игрока в оказании давления на Иран. Все это позволяет Нью-Дели вести неуступчивый торг с Москвой, в том числе по С-400.
Станет ли Индия третьим — после Китая и Турции — экспортным заказчиком новейшей многоканальной ЗРС, или переговоры провалятся?
— В сфере торговли вооружениями все чаще присутствуют элементы обычного бизнеса, — отмечает эксперт Российского института стратегических исследований Сергей Ермаков. — Становится обычной практика шантажа на финальной стадии переговоров, чтобы снизить стоимость закупки, либо чтобы обставить ее дополнительными требованиями — например, передачей технологий.
По похожей схеме, замечу, шли переговоры по поставкам С-400 Турции.
Разумеется, в случае с Нью-Дели имеет место еще и политическое давление на индийцев со стороны Вашингтона. Но, с другой стороны, именно в области торговли вооружениями нет серьезного монополизма, и идет жесткая конкурентная борьба между крупными поставщиками. На этом и играют потребители, пытаясь минимизировать издержки и решить проблемы расширения собственного производства.
Индия развивала военно-техническое сотрудничество еще с Советским Союзом, и у нее богатый опыт в переговорах с Москвой, в том числе — опыт давления на российских партнеров.
«СП»: — Сделка по С-400 с Индией будет завершена?
— На мой взгляд, несмотря на все трения, сделка, в конце концов, состоится. Ключевой момент здесь в том, что реальной альтернативы С-400 не существует. Индии просто некуда деваться, поскольку российские ЗРС нечем заменить.
— Индийские военные чиновники действуют в привычной манере, — считает полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Виктор Мураховский. — Ровно так же, кстати, они ведут себя с родной военной промышленностью.
Достаточно вспомнить «героический индийский эпос» с танком «Арджун». Только в 2011 года Сухопутные войска Индии — после завершения 37-летней (!) программы разработки — объявили о принятии на вооружение 45 танков Арджун Mk. I, которые передали 75-му танковому полку в Джайсалмере, заменив такое же количество танков Т-55.
Или «эпос» с истребителем HAL Tejas, программа по созданию которого была начата аж в 1983 году, и только в 2012-м был подписан контракт на поставку ВВС Индии первых 40 серийных машин.
Это ж Махабхарату новую можно по каждому такому случаю слагать!
С одной стороны, это следствие менталитета индийцев. С другой, нынешние маневры на переговорах по С-400 — следствие еще и смены руководства страны. Напомню, что в сентябре 2017 года премьер Нарендра Моди провел масштабные перестановки в своем правительстве, и новым министром обороны впервые со времен Индиры Ганди стала женщина — бывшая министр торговли и промышленности Нирмала Ситхараман.
17 января 2018 года, в ходе посещения авиабазы Джодхпур в штате Раджастан, женщина-министр даже «героически» слетала на истребителе Су-30МКИ российского производства — конечно, в качестве пассажира. Этот эпизод, на мой взгляд, тоже говорит о некоторых особенностях нынешнего индийского руководства.
В целом, практика показывает: с индийцами ничего быстро и просто не бывает. Можно в доказательство вспомнить PJ-10 «БраМос» — проект сверхзвуковой противокорабельной ракеты, которую совместно разрабатывали ОАО «ВПК „НПО машиностроения“» и Организация оборонных исследований и разработок (DRDO) Министерства обороны Индии. Этот проект считается одним из самых успешных, но даже он отнял у российской стороны массу сил и нервов.
С другой стороны, мы тоже не лыком шиты — не первый год с Индией работаем. А значит, контракт на поставку С-400, несмотря ни на что, будет подписан.

Андрей Полунин
http://svpressa.ru/

Образец для продажи: зачем Индонезии новейший российский истребитель

РИА Новости, Андрей Станавов. Мощные турбореактивные двигатели, работающий по нескольким целям «дальнобойный» радар «Ирбис» и топовая авионика — переговоры о поставке российских истребителей поколения 4++ Су-35 Индонезии находятся в самом разгаре.
Сообщалось о партии из 11 машин общей стоимостью порядка 1,14 миллиарда долларов. До этого Су-35 экспортировались только в Китай. «Король» ближнего воздушного боя должен обновить авиапарк Военно-воздушных сил Индонезии и вывести их на качественно новый уровень. Как с точки зрения технологичности, так и боеспособности. О том, почему эта сделка стратегически важна для обеих сторон и как она поможет Индонезии завоевать «превосходство в воздухе» — в материале РИА Новости.
Старый партнер
Хотя в Федеральной службе по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) традиционно предпочитают не распространяться о крупных оружейных контрактах до их подписания, подготовка сделки по Су-35 уже давно ни для кого не новость. О том, что решение фактически принято, не раз писали российские и зарубежные СМИ, причем некоторые издания даже детально расписывали, как Индонезия будет расплачиваться с Россией за самолеты: сколько отдаст «живыми» деньгами, а сколько бартером. Сообщалось, что документ будет подписан до конца 2017-го.
Впрочем, с российской боевой авиатехникой индонезийцы уже неплохо знакомы. На вооружении ВВС страны имеется более десятка истребителей Су-27 и Су-30 в различных версиях. Начиная с 2004-го, их закупали у России мелкими партиями, по два-три самолета. Некоторые машины эксплуатируются около 13 лет и, возможно, уже скоро им потребуется замена.
«Нельзя же всю жизнь сидеть на старых самолетах, — отмечает заместитель директора российского Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко. — Сейчас все их истребители оснащены радарами с параболической антенной. В сущности, это технология 1960-х. У Су-35 же не просто радар с пассивной фазированной антенной решеткой, а венец технологий на рынке РЛС».
Товар лицом
Если говорить утрированно, «тридцать пятый» представляет собой машину пятого поколения, «упакованную» в планер четвертого. Отсюда и маркировка 4++. Военное руководство Индонезии это отлично понимает, иначе вместо него заказало бы у России более крупную партию «спарок» Су-30. Они заметно дешевле, универсальнее, отлично освоены индонезийскими летчиками и неплохо закрывают свою нишу. Но страна пошла другим путем.

«Су-35, на мой взгляд, превосходит любую из имеющихся модификаций Су-30, — считает главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов. — У него другие двигатели и самый мощный из отечественных радиолокационный комплекс. С этим истребителем Индонезия резко нарастит свои возможности по сравнению с соседями. Таких машин в регионе ни у кого в ближайшее время не будет. Не думаю, что 11 самолетов изменят там баланс сил, но они одни существенно усилят индонезийские ВВС с точки зрения возможностей по обнаружению целей и ведению воздушного боя».
Американский журнал The National Interest ранее назвал Су-35С «возможно, лучшим в истории авиации истребителем ближнего боя». Особенность двигателей этого самолета АЛ-41Ф1С — возможность управления вектором тяги во всех ракурсах. Это позволяет машине быстро и практически без инерции менять направление движения, высоту и положение в пространстве.
«Реальные потребности в тяжелых истребителях у такой большой страны, как Индонезия, гораздо выше. По моим оценкам, им нужно от 48 до 96 таких машин. Как правило, подобные контракты не остаются одиночными, и эти договоренности для них, скорее всего, лишь первый шаг. Государства Азиатско-Тихоокеанского региона постепенно «упаковываются» новыми системами, быстро растет военная мощь Китая», — сказал Макиенко РИА Новости.
Новейшая бесплатформенная инерциальная навигационная система БИНС-СП2 способна автономно работать без спутников и связи с наземными службами. Именно такая будет использоваться на истребителе пятого поколения Т-50. Самая мощная в мире радиолокационная система «Ирбис» способна обнаруживать цели на расстоянии 400 километров, одновременно сопровождать до 30 воздушных и четырех наземных объектов, атакуя восемь наиболее опасных. Сегодня в составе ВКС России имеется более 60 истребителей этого типа, причем, по планам компании «Сухой», до конца 2017 года в строй встанут еще 10 таких машин.

Очевидно, индонезийцы будут покупать экспортную версию самолета с загрубленными тактико-техническими характеристиками. Причем, если Китай, заказывая Су-35, планировал поставить на них некоторое оборудование собственного производства, то вариант для Индонезии будет полностью российским. По мнению экспертов, страна, может быть, и хотела бы локализовать у себя производство этих машин, но не потянет финансово и технологически. Максимум, что она может себе позволить, — ремонт и техобслуживание.
«Сухой» пример заразителен
Многофункциональность и отличные боевые качества делают Су-35 привлекательным для многих зарубежных заказчиков. В частности, официальный представитель Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) Мария Воробьева ранее сообщила, что контракт на поставку этих машин в Объединенные Арабские Эмираты может быть подписан до конца 2017 года. Отмечалось, что речь может идти о нескольких десятках единиц.
Однако, даже если поставка новых самолетов в Индонезию успешно состоится, говорить о вытеснении Россией конкурентов с оружейного рынка Азиатско-Тихоокеанского региона будет еще рано. Максимум — об удержании завоеванных позиций и сохранении присутствия. Кроме того, сделка может привлечь внимание соседних государств и вынудить их задуматься о модернизации собственных ВВС. Что для России, безусловно, выгодно.
«Я предполагаю, что следующий кандидат на покупку — Вьетнам, — отмечает Макиенко. — Они тоже «сидят» на Су-27 и Су-30М и для сохранения какого-то минимального баланса с огромными ВВС НОАК Вьетнаму пора уже инвестировать в более высокотехнологичные самолеты. Денег у вьетнамцев немного, но авиатехнику они понемногу покупают и потенциал наращивают».

При этом эксперт усомнился, что появление Су-35 у Индонезии подтолкнет к покупке таких самолетов Малайзию. Эта страна заинтересована в приобретении многоцелевых двухместных самолетов, способных эффективно работать как «по воздуху», так и «по земле». Поэтому «спарки» Су-30МКМ малайзийцам ближе. Есть интересное научное наблюдение, что азиатским летчикам чисто психологически комфортнее летать вдвоем, чем поодиночке.
Другое дело — легкие фронтовые истребители. Сейчас на вооружении ВВС Малайзии стоят МиГ-29, которые военные планируют заменить на машины аналогичного класса. Вопрос, на ком из крупнейших мировых экспортеров боевой авиатехники государство остановится, остается открытым.

https://ria.ru/

Шойгу недоволен ценами на военную авиатехнику

Министр обороны РФ Сергей Шойгу выступил с инициативой создания единой системы ценообразования на отечественную авиатехнику в целях сохранения конкурентоспособности отрасли.

 

«Если где-то не поставить точку и не принять единую систему расчета цены, то второй вариант — это конкуренция за счет другой техники, в том числе и зарубежной, чего делать не хотелось бы», — цитирует министра на заседании правительства Интерфакс.

 

При этом Шойгу подчеркнул, что ключевым параметром при осуществлении закупок авиатехники для нужд возглавляемого им ведомства должно стать количество техники, а «суммы освоенных средств». «К сожалению, мы пока не можем найти с промышленностью общего языка», — посетовал чиновник. В качестве примера министр привел цены на вертолеты, выросшие за последние четыре года в 3-3,5 раза и на самолеты – в два раза.

 

В свою очередь министр промышленности и торговли Денис Мантуров возразил главе Минобороны, отметив, что военное ведомство имеет заключенные контракты на закупку всех типов вертолетов вплоть до 2018 года. «Рентабельность, к сожалению, — 6,7% — средняя. Говорить о какой-то космической цене или космическом росте не приходится, к сожалению», — заявил Мантуров.

 

Также он выразил сомнения в целесообразности предложения Шойгу относительно введения определенных нормативов по минимальному рабочему ресурсу выпускаемой техники. По словам министра, этот показатель формируется не заранее, а в процессе испытаний. Таким образом, «назначение ресурса» с первого же дня использования техники становится невозможным.

 

Однако предложения Шойгу нашли поддержку в лице вице-премьера Дмитрия Рогозина, курирующего в правительстве оборонно-промышленный комплекс. «Хотел бы сказал, что Сергей Кужугетович прав абсолютно. В том, что касается качества выпускаемой нами техники, — это вопрос, который должен быть в поле зрения», — отметил представитель кабинета министров. При этом он подчеркнул, что, несмотря на невысокую норму рентабельности, российская авиатехника получает большое количество положительных отзывов от потребителей.