Ограбление по-американски: как США украли советский ударный вертолет

Исполняется ровно 29 лет со дня начала дерзкой операции ВС США, в ходе которой был украден первый ударный вертолёт Европейского континента, легендарный Ми-24.
Информационное агентство RT опубликовало статью об американской операции в Чаде. 11 июня 1988 года США начали эвакуацию из центральной Африки брошенного ливийской армией советского ударного вертолёта Ми-24 — машина осталась в пустыне африканской республики после неудачного приземления. Американцы решили увезти вертолёт за океан, чтобы обучать пилотов летать на «вражеской технике», однако сильно рисковали: Ми-24 нужно было забрать примерно в 100 км от границы спорной территории рядом с Ливией.

В апреле 1987 года Ми-24 был оставлен терпевшей поражения ливийской армией. В течение несколько месяцев американская сторона пыталась уговорить власти Чада выдать советский вертолет. 21 мая 1988 года президент Рональд Рейган подписал указ о подготовке операции Operation Mount Hope III. Время пребывания в Чаде американских военных было ограничено 67 часами. Власти республики отказались предоставлять им гарантию безопасности. Приказ об эвакуации Ми-24 получили военнослужащие Форта Кэмпбелл (авиабаза в штате Кентукки). Перед отправкой в Африку экипаж CH-47 Chinook тренировался, перевозя резервуары с 500 галлонами воды. Подготовка к операции в Чаде проходила в режиме секретности.
Эвакуацию Ми-24 из пустыни на аэродром в Чаде проводил тяжёлый военно-транспортный вертолёт Boeing CH-47 Chinook, доставленный в Африку транспортным самолётом Lockheed C-5 Galaxy. Перевозка советской машины осуществлялась под покровом темноты во время песчаной бури. CH-47, сопровождаемый французскими истребителями Mirage F1 (В Чаде размещался военный контингент Франции) преодолел 900 км, осуществив одну дозаправку в воздухе.
Американцы достаточно сильно рисковали: Ми-24 нужно было забрать примерно в 100 км от полосы Аузу, спорной территории вдоль границы с Ливией. К тому же CH-47 никогда не выполнял подобные миссии. Чтобы избежать форс-мажора, США отправили в Чад два транспортных вертолёта.
С момента проведения операции прошло почти 30 лет, поэтому многие фотографии той эвакуации уже обнародованы. Например, есть снимок, на котором экипаж CH-47 сфотографировался на фоне советского вертолета. Судя по изображению, машина, несмотря на более чем годовое пребывание в пустыне, сохранила свою боеспособность.

https://ria.ru/

В России началась разработка боевых вертолетов с учетом сирийского опыта

Российская промышленность начала разработку боевых вертолётов с учётом сирийского опыта, заявил заместитель министра обороны России Юрий Борисов в ходе посещения Казанского вертолётного завода, передает РИА Новости.
«В Минобороны прошли совещания, где мы собирали производителей вертолетной техники с целью повышения эффективности в первую очередь вертолётов боевой авиации. Такие меры намечены, планы реализуются, и я думаю, что вертолеты в ближайшее время будут иметь немножко другой облик», — сказал Борисов.
По его словам, военное ведомство интересует увеличение дальности оптических прицельных комплексов и авиационных средств поражения. «Промышленность откликнулась, мы наметили планы реализации и сейчас будем контролировать ход выполнения», — добавил Борисов.
На прошлой неделе Борисов сообщил, что Минобороны намерено модернизировать вертолеты Ка-52 «Аллигатор» с учетом боевого опыта в Сирии, где они себя отлично зарекомендовали.

http://warfiles.ru/

Хищные птицы армии

К 25-летию пилотажной группы «БЕРКУТЫ»

«Беркуты» — единственные в своем роде. Летчики, выполняющие высший пилотаж на боевых вертолетах Ми-28Н, в своей повседневной деятельности обучают иностранных и российских пилотов, осваивают новую технику для войск, пишут наставления по ее эксплуатации для всех частей армейской авиации.
История становления группы, ее уникальный опыт, мастерство вертолетного пилотажа на коротких дистанциях и интервалах передаются от поколения к поколению воздушных асов вот уже четверть века. Каждое выступление «Беркутов» — воплощение опасной красоты вертолетов, символ мужества и профессионализма российских вертолетчиков.
ТАСС рассказывает об истории самых хищных «птиц» армейской авиации ВКС РФ, их буднях и праздниках, о секретах пилотажа на боевых вертолетах.
История «Беркутов» неразрывно связана с 344-м Центром армейской авиации в Торжке. Авиагруппа создана на базе этого центра и является внештатной — в отличие от» Стрижей» и «Русских витязей», демонстрационные показы для вертолетчиков на серийной боевой технике не являются первостепенной работой. Точно такими же «внештатниками» в высшем пилотаже являются «Соколы России», базирующиеся в Липецком авиацентре.
Идея создать авиагруппу на вертолетах родилась не сразу. В 1980-х годах перед специалистами Торжокского авиацентра вновь стояла задача разработать методику ведения воздушных боев в перспективе на новых вертолетах. За основу был взят опыт боев на поршневых самолетах в ходе Второй мировой и Великой Отечественной войн, а также участие вертолетов в Афганской войне и других локальных конфликтах.
Андрей Попов, начальник 344-го Центра боевой подготовки и переучивания летного состава армейской авиации, полковник

В 344-м центре с приходом нового начальника была создана научная группа, которая занималась исследованием методики воздушных боев на вертолетах. Ее возглавил сам начальник центра Герой России генерал-майор Борис Воробьев

Опыт Афганистана был очень ценным: работа на предельных режимах в пересеченной и горной местности, атаки наземных целей с больших высот и с большими углами тангажа, пикирование с больших высот — все это стало основой для выполнения тех или иных видов одиночного пилотажа.
Постепенно летчики пришли к пониманию необходимости выполнения групповых полетов в составе не только пары вертолетов, но и звена (четверки). Стали рождаться боевые порядки, близкие к пилотажным. Это роспуски, различные перестроения, заходы для атаки воздушной цели. Появились навыки в выполнении пилотажа на расстоянии 10 на 10 метров между концами лопастей.
Примерно в это же время, когда в Торжке слетывались будущие «Беркуты», в подмосковной Кубинке уже выступали пилотажные группы на истребителях Су-27 и МиГ-29. Вертолетчики с удовольствием наблюдали за успехами своих коллег и подмечали тонкости в их пилотаже. Методика Центра показа авиационной техники в Кубинке была взята за основу и для вертолетной пилотажной группы. Сначала осваивали парный пилотаж на Ми-24, потом построения «Клин» и «Ромб» четверкой винтокрылых машин.
Вертолет Ми-24 «Крокодил»
(по классификации НАТО — Hind, «Лань»)

Советский/российский ударный вертолет разработки ОКБ М.Л. Миля. На вооружении стоит с 1972 года. Имеет множество модификаций, экспортировался во многие страны мира. Активно использовался в годы Афганской войны, в период боевых действий в Чечне, а также во многих региональных конфликтах.
Это первый отечественный вертолет с убирающимися шасси. Построен по классической одновинтовой схеме с пятилопастным несущим и трехлопастным рулевым винтами. Управление двойное, в состав экипажа входят летчик, стрелок-оператор и бортмеханик. Может брать в грузовую кабину до восьми десантников.
В 1978 году на Ми-24 был установлен абсолютный мировой рекорд скорости полета для вертолетов — 368,4 км/ч.
Сейчас в войска поставляется модернизированный вариант вертолета — Ми-35М. Первоначально он был создан как экспортный вариант Ми-24, а потом пошел и в армейскую авиацию России.

Евгений Игнатов, пилот первого состава авиагруппы «Беркуты», генерал-майор
Эти полеты продолжались долгое время, год-полтора, но потом мы подсознательно поняли, что перестали бояться, понимали друг друга с полуслова. Мы всегда с интересом смотрели, как самолеты «крутят» пилотаж. И тут кто-то говорит: а почему бы и нам не попробовать? Неужели мы хуже? Вернулись в Торжок, пошли к начальнику центра Борису Алексеевичу Воробьеву. Подумав неделю, он загорелся этой идеей. Мы быстро определили состав группы, подготовили приказ, оформили методические указания. И где-то к 1992 году поняли, что готовы
Евгений Игнатов, пилот первого состава авиагруппы «Беркуты», генерал-майор
Интересный факт
В начале 1990-х годов «Беркуты» были не единственной вертолетной пилотажной группой в России. Асы 344-го центра выполняли групповой пилотаж и на одноместных вертолетах Ка-50.
Костяк группы «Черные акулы» составляли Борис Воробьев, Сергей Золотов и Василий Ханыков. На «Мосаэрошоу-92» (ныне МАКС) Ка-50 выполнили проход в составе шести вертолетов. Группа прекратила существование через два-три года после создания.
Авиационная группа высшего пилотажа «Беркуты» провела первое официальное выступление на четырех Ми-24 на аэродроме Кубинка 11 апреля 1992 года. Это был день генеральной репетиции в преддверии показа авиационной техники выпускникам академий и иностранным военным специалистам. Мероприятие было приурочено ко Дню авиации и космонавтики. Звено «двадцать четвертых» выполнило групповой пилотаж в достаточно сложных погодных условиях (видимость 2–4 км, снег). Полет, по воспоминаниям ветеранов, по достоинству оценили и хозяева аэродрома, и командование ВВС.
Первоначальные варианты названий группы были самыми разными. Как вспоминает Герой России Александр Рудых, входивший в первый состав «Беркутов», летчики прикидывали имя авиагруппы, рисовали варианты ее эмблем для нашивок (шевронов).

Александр Рудых,
Герой России, пилот первого состава авиагруппы «Беркуты», полковник
Сначала перебрали названия зарубежных групп — «Стрелы», «Орлы», — затем стали рисовать чаек, грифов, беркутов. Борис Алексеевич Воробьев поначалу был против «птичьей» темы и остановился на названии «Лидер». Но кто-то из группы заметил: мол, не разглядят на шевронах букву «л» и спутают ее с буквой «п»… Долго смеялись, в том числе и Борис Алексеевич. После этого он согласился: «Пусть будут «Беркуты!» Тем более все мы прошли Афганистан и часто видели в горах этих здоровых, красивых орлов»
Александр Рудых,
Герой России, пилот первого состава авиагруппы «Беркуты», полковник
Евгений Игнатов добавляет к этому, что зоркий беркут всегда падает камнем на свою жертву, не оставляя ей ни малейшего шанса спастись.

За минувшие 25 лет сменилось уже не одно поколение «Беркутов». В середине 2000-х годов был период, когда авиагруппа не выступала вообще, и этот тяжелый момент летчики вспоминают с болью. Но потом «зубры» из первого состава — Александр Аникин и Сергей Золотов — воссоздали шестерку на Ми-24 практически с нуля. С 2012 года летчики «пересели» на Ми-28Н («Ночной охотник»).

2017-04-28_102033

Первый состав авиагруппы в 1992 году (на фото)
Александр Чичкин, Александр Новоченко, Евгений Игнатов (ведущий группы), Анатолий Егоров, Александр Рудых и Александр Аникин (слева направо).
Также в первом составе летали Владимир Калиш, Сергей Золотов, Александр Бардаков, Николай Спичкин.

Для того чтобы попасть в состав авиагруппы, летчики в свое время стояли в очереди, вспоминает Игнатов. «Беркуты» всегда формировались из наиболее опытных и психологически устойчивых пилотов центра.
По словам нынешнего начальника центра Андрея Попова, каждый «беркут» должен полностью освоить весь курс боевой подготовки, должен быть летчиком-инструктором. Полеты в группе — дополнительная, но не обязательная работа. «Если состав Кубинского авиацентра обязан быть подготовлен к пилотажу, то у нас это действительно личное желание пилота, в первую очередь его самоотдача и энтузиазм», — говорит Попов.
Андрей Попов, начальник 344-го Центра боевой подготовки и переучивания летного состава армейской авиации, полковник
Сейчас мы подобрали еще двух пилотов — командиров звена со второй вертолетной эскадрильи. Если у них морально и психологически получится встать в этот строй на уменьшенных дистанциях и интервалах, то «Беркуты» прирастут еще двумя летчиками
Андрей Попов, начальник 344-го Центра боевой подготовки и переучивания летного состава армейской авиации, полковник
В данный момент Андрей Попов является командиром «Беркутов», но повседневные дела центра все чаще заставляют его оставаться на земле. «Может быть, командиром группы я как был, так и останусь, но вот ведущим группы будет другой человек. Скорее всего, подполковник Дмитрий Миняйло. Но это уже после подготовки двух молодых пилотов», — поясняет Попов.
Сам Дмитрий Миняйло в пилотажную группу попал далеко не сразу. Предшествовал этому довольно экстравагантный переход из Сызранского авиаучилища, где потомственный вертолетчик шесть лет работал инструктором, в 344-й центр в Торжке.
Ка-52 «Аллигатор»
(по классификации НАТО — Hokum B, «Обманщик»)

Российский разведывательно-ударный вертолет нового поколения, созданный ОКБ им. Камова. Способен поражать бронированную и небронированную технику, живую силу и воздушные цели. Представляет собой дальнейшее развитие одноместного вертолета Ка-50 «Черная акула». Создана морская версия машины — Ка-52К.
Первый полет прототипа Ка-52 состоялся в 1997 году, серийное производство началось в 2008 году.
Ка-52 имеет соосную схему несущих винтов, оснащен катапультными креслами, которые приводятся в действие после отстрела лопастей. Благодаря своей конструкции не боится бокового ветра, более устойчив во многих режимах полета по сравнению с вертолетами классической конструкции с хвостовым винтом.
Экипаж — два человека (пилот и оператор вооружения). Одиночный высший пилотаж на Ка-52 показывает один из ведущих летчиков 344-го центра Сергей Бакин.

Дмитрий Миняйло, летчик пилотажной группы «Беркуты», подполковник
Влетели мы с одним моим боевым товарищем в провода — что греха таить, хулиганили. Намотали, привезли на крыле 200 метров(крылом вертолета называют выступающие по бокам пилоны, на которых расположены точки подвески вооружений. — Прим. ТАСС). Чудом не обломали лопасти. Началась канитель. Командира моего экипажа сразу сняли с летной работы, а мне стали трепать нервы
Дмитрий Миняйло, летчик пилотажной группы «Беркуты», подполковник
После этого будущий «беркут» поехал переводиться в Торжок. «Думал, меня не возьмут. Принес личное дело, а там эти провода… Начальник центра Борис Алексеевич Воробьев собрал консилиум, спрашивает у Евгения Ивановича Игнатова, своего зама: «Что делать будем?» Евгений Иванович почитал мое личное дело и ответил: «Надо брать! Низко летает, значит, ничего не боится».
Другой пилот «Беркутов», Александр Воронов, всю службу от лейтенанта до подполковника прошел в Торжке. Пошел по стопам дяди — Николая Ивановича Воронова, который был командиром эскадрильи центра. В 2011 году двух молодых пилотов, Воронова и Исаковского, отобрали для пилотажных полетов в группе. Три-четыре месяца с ними занимались, присматривались, а потом новички плавно влились в стаю и выступают в группе по сей день.

Александр Воронов, летчик пилотажной группы «Беркуты», подполковник
У нас есть специальная программа пилотажной подготовки. Есть очень подготовленные летчики-снайперы, но когда их пытаются ставить в группу, они не могут летать. Психологические особенности летчика очень важны. Одно дело — со стороны смотреть, а совсем другое — сидеть в кабине, когда лопасти соседнего вертолета крутятся очень близко. Не все могут это выдержать
Александр Воронов, летчик пилотажной группы «Беркуты», подполковник
Пилоты отмечают, что отбор летчиков в группу по характеру, психологической совместимости не менее важен, чем их профессиональные качества. Были даже претенденты, которые в итоге не смогли остаться в числе «Беркутов», — вроде и летают умело, но вот чувства локтя, взаимопонимания и той неуловимой «химии», которая отличает по-семейному крепкий коллектив, у них не было.
Повседневные задачи
Каждый летчик из нынешнего состава «Беркутов» выполняет в центре определенные обязанности. Например, Дмитрий Миняйло занимается научно-исследовательской работой, а Александр Воронов является начальником службы безопасности полетов. Высший пилотаж в череде повседневных хлопот, по сути, является хобби, говорят пилоты.
Научно-исследовательская работа специалистов центра в Торжке очень обширна. Немаловажная ее часть — войсковые испытания каждого вертолета или его новой модификации. После того как вертолет создан в ОКБ, его «обкатывают» летчики-испытатели. Когда заканчиваются заводские испытания и начинаются первые поставки в войска, на базе центра происходит еще одна «обкатка» винтокрылой машины, анализируются ее недостатки, пишутся замечания для промышленности. Затем создаются рекомендации и пособия по эксплуатации вертолета и советы по обучению летного состава.

Дмитрий Миняйло, летчик пилотажной группы «Беркуты», подполковник
Сейчас мы закончили войсковые испытания Ми-35М, пишем методическое пособие по типам его пилотирования для строевых частей. Любой летчик, который впервые будет осваивать тот или иной тип воздушного судна, сядет, почитает и поймет, как работать с вооружением, как управлять тем или иным вертолетом, все его тонкости и нюансы. Описана техника пилотирования, навигация и боевое применение и эксплуатация в каждое время года
Дмитрий Миняйло, летчик пилотажной группы «Беркуты», подполковник
Интересный факт
Войсковые испытания Ми-28Н и Ка-52 давно завершены. Сейчас в центре ждут поступления Ми-28УБ — промежуточного варианта между Ми-28Н и Ми-28НМ. Главное его отличие — двойное управление.
У Ми-28НМ будет расширен спектр вооружения, разработано новое управляемое и неуправляемое ракетное оружие, установлены принципиально другие двигатели, изменена форма носовой части фюзеляжа. Как ожидается, в конце 2017 года он выйдет на госиспытания.
Кроме того, летчики «Беркутов» переучивают российских и иностранных пилотов на новые типы вертолетов, участвуют в различных показах, в Параде Победы, выступают на авиасалонах. Выполняют они и специальные задачи в разных точках страны и за ее пределами.
Специалисты центра обучают летный состав не только у себя на базе, но и на Дальнем Востоке, Крайнем Севере, в Заполярье, на юге России. Каждый выезд для инструкторов — это возможность самоподготовки в новых климатических условиях.

Андрей Попов, начальник 344-го Центра боевой подготовки и переучивания летного состава армейской авиации, полковник
Надеюсь, что с 2018 года мы получим право ездить по частям и отбирать наиболее подготовленных и подходящих под наши требования летчиков, чтобы они в дальнейшем проходили службу здесь, в центре, и выполняли летно-исследовательскую и инструкторскую работу
Андрей Попов, начальник 344-го Центра боевой подготовки и переучивания летного состава армейской авиации, полковник
Кстати, все летчики авиагруппы могут показывать высший пилотаж не только на Ми-28Н, но и на Ми-24. Это связано с тем, что обучение всех пилотов на Ми-28 в любом случае ведется сначала на Ми-24, который обладает двойным управлением. Проще говоря, во время полета обучаемого летчика инструктор всегда сможет перехватить управление машиной из своей кабины, если что-то пойдет не так.
Все истребители-спарки (двухместные) построены по этому же принципу. На Ми-28 управление по ряду причин одинарное, из штурманской кабины им управлять невозможно, и это несколько усложняет подготовку молодых пилотов.

Александр Воронов,
летчик пилотажной группы «Беркуты», подполковник
Подготовка летного состава ведется на Ми-24. На Ми-28, вертолет с одинарным управлением, сажают сложившегося летчика, который комфортно чувствует себя при пилотаже. Нам обещают поставить на вооружение вертолет Ми-28 с двойным управлением. Может быть, тогда мы уже будем готовить летчиков непосредственно на этом типе вертолетов. Но пока пользуемся «двадцать четверкой»
Александр Воронов,
летчик пилотажной группы «Беркуты», подполковник
Сегодня рассматривается вопрос о модернизации вертолетов Ми-24 и продлении их жизненного цикла. Если такое решение все-таки будет принято, не исключено, что любимица многих пилотов армейской авиации — испытанная и надежная «двадцать четверка» — вернется и к «Беркутам». Пока же в связи с малым остаточным ресурсом этих машин асы Торжка показывают высший пилотаж на «Ночных охотниках».
Любопытна причина отсутствия фирменной раскраски Ми-28Н у «Беркутов». По словам Андрея Попова, летчики попробовали прикинуть на Ми-28 ту же узнаваемую ливрею, что была и у Ми-24, но она совершенно не подошла. «Ночной охотник» имеет свою определенную конфигурацию, и все предложенные варианты капризно отвергает всем своим хищным видом.
Вертолет — машина ближнего боя, переднего края в любом столкновении. Он верный друг, помощник и защитник пехоты наравне со знаменитыми «Грачами» — дозвуковыми штурмовиками Су-25. Впрочем, задача винтокрылой машины — не только нападать, но и спасать людей, перевозить их в самых труднодоступных уголках, куда не проберется ни один истребитель, бомбардировщик или транспортный самолет.
У вертолета в отличие от истребителей совсем другие принципы полета. Несущие поверхности самолетов, их крылья статичны. У вертолета несущий винт находится в движении, например у Ми-24 это более 200 оборотов в минуту.
Самое интересное, что вертолет с одним несущим винтом аэродинамически несимметричен: влево летит чуть-чуть иначе, чем вправо. Это объясняется так называемыми гироскопическими моментами, ведь вертолет «висит» под работающими лопастями винта и статически неустойчив. Отсюда идут нюансы и особые трудности при групповом пилотаже. Например, самолеты в группе могут даже иногда коснуться друг друга крыльями.
«Отойди, стучишь!» — такую фразу можно иногда услышать при радиообмене истребителей. Для вертолетов же малейшее соприкосновение кончиками работающих лопастей почти всегда будет иметь трагические последствия.
Правда, из этого правила пилоты «Беркутов» один раз сделали невиданное исключение

Евгений Игнатов, пилот первого состава авиагруппы «Беркуты», генерал-майор
На «Мосаэрошоу-92» (ныне МАКС) у нас был случай, когда Ми-26 шел в сопровождении четырех Ми-24, по два с каждой стороны. Этот боевой порядок назвали «Конверт». 26-й уходил вниз и отваливал в сторону, а «двадцать четверка» сразу начинала крутить одиночный пилотаж. Смотрелось это шикарно. Но один раз летчик Ми-26 ошибся и пошел не вниз и вправо, а сначала вправо, а потом вниз. И рубанул лопастями Ми-24

Евгений Игнатов, пилот первого состава авиагруппы «Беркуты», генерал-майор
Это, пожалуй, единственный случай, когда оба экипажа благополучно приземлились после такого происшествия. Ми-26 сел в районе Чулковского моста (дорога на Рязань), а «двадцать четверка» добралась до аэродрома Жуковский.
«Я-то мало видел, поскольку летел впереди. А вот те, кто летел сзади, сравнивают брызнувшие во все стороны осколки лопастей со стаей галок. Посекло все вертолеты звена: кому-то попало в антенну, кому-то прилетело по мелочи. Хорошо, что не оторвало лопасти остальным и не залетело в двигатели. Но у вертолета Саши Чичкина отбило кусок лопасти», — вспоминает Игнатов.
Все пять лопастей вертолета сбалансированы по его весу, и если одна лопасть короче, то ручка управления все время будет «плавать». Удержать ее практически невозможно, ведь нагрузка, по сути, составит 20 тонн. Когда у Чичкина отбило кусок лопасти, начался дисбаланс. Прыгать с парашютом было невозможно из-за малой высоты. Ситуация была критической.
«Вертолет колотило так, что невозможно было смотреть. Саша пытался говорить по связи, но не получалось из-за сильнейшей тряски и вибрации. Он садился на скорости, потому что висеть при таком раскладе было опасно, вертолет мог рухнуть. Полоса в Жуковском длинная, но даже ее не хватило – он выкатился на грунт и только тогда остановился», — описывает Игнатов.
У каждого вертолета в группе во время пилотажа свой радиус и свое направление. Тяжелее всего, по мнению Игнатова, приходится замыкающему.

Евгений Игнатов, пилот первого состава авиагруппы «Беркуты», генерал-майор
По идее, летчик не должен потеть. Должны потеть от страха те, кто на него смотрит в момент пилотажа. Но на деле мы тоже все мокрые из кабин вылезали. Человек, находящийся за ведущим, перед самыми глазами видит его рулевой (хвостовой) винт. Мы это называли «летать на пилораме»

Евгений Игнатов, пилот первого состава авиагруппы «Беркуты», генерал-майор
Мастерство в деталях
Количество фигур и полетных порядков зависит от времени, выделенного на пилотаж. Если 7 минут — программа одна, если 20 — совсем другая. Каждый раз летчики заново разрабатывают программу полета, продумывают ее в мельчайших деталях и разучивают назубок все интервалы, дистанции, варианты перестроений — сначала ходят по земле («пешим по-летному»), а потом уже садятся в кабины и поднимаются в воздух.
Особое внимание привлек необычный воздушный строй, показанный в Кубинке в 2016 году по случаю 25-летия «Стрижей» и «Русских витязей»: тогда истребитель Су-27 прошел на минимальной скорости в сопровождении четверки вертолетов Ми-28Н, а потом группа совершила эффектный роспуск. Оказалось, что «Беркуты» воспользовались опытом советских лет — в 1980-х годах в Кубинке подобный номер проделал вертолет Ми-24 в сопровождении пары Су-27.
При этом все «горки», разнообразные боевые развороты, пикирования и роспуски придуманы не столько для зрелищности пилотажа, сколько для выживания машины в воздушном бою, ее способности увернуться от противника и увеличения шансов его поразить.

Александр Воронов, летчик пилотажной группы «Беркуты», подполковник
Пределов совершенства для летчика нет. Каждый вылет, каждый показ имеет какие-то нюансы, исходя из метеоусловий, местности, наземной обстановки. Постоянно приходится думать и анализировать. Нет двух одинаковых вылетов
Александр Воронов, летчик пилотажной группы «Беркуты», подполковник
Ми-28Н «Ночной охотник»
(по классификации НАТО — Havoc, «Разрушитель»)

Российский ударный вертолет, впервые поднявшийся в воздух в 1996 году. Разработка первого варианта вертолета началась значительно раньше, еще в 1980-е годы.
В 2013 году был принят на вооружение. Это двухместный вертолет с одинарным управлением (летчик и штурман-оператор) классической одновинтовой схемы с пятилопастным несущим и Х-образным рулевым винтом и неубираемыми усиленными шасси. Оснащен энергопоглощающими креслами «Памир-К».
У Ми-28Н на вооружении стоит обзорно-пилотажная система с очками ночного видения, а также оптико-электронная обзорно-прицельная станция «Тор» с тепловизором и лазерным дальномером, которая позволяет вертолету «видеть» цели на расстоянии до 10 км даже в полной темноте.

Дмитрий Миняйло, летчик пилотажной группы «Беркуты», подполковник
Пилотирование на Ми-24 и Ми-28 не радикально, но достаточно сильно отличается. Нельзя сказать, легче оно или тяжелее, но Ми-28 просто другой
Дмитрий Миняйло, летчик пилотажной группы «Беркуты», подполковник
«У летчика нет выраженного чувства боязни. Есть осторожность. Мы всегда делаем что-то осознанно, а не с пулей в голове», — добавляет Воронов.
«Бояться в воздухе нельзя, да и некогда, — подхватывает Миняйло. — Вот вылез из кабины, ножки затряслись — значит, нормально отлетал».
Свою специфику имеют полеты в рамках боевой подготовки в очках ночного видения. Мало того что эта нашлемная система весит более килограмма, так еще и угол зрения сужает с 170 градусов до 38. За одну летную смену нельзя пользоваться этим оборудованием более трех часов и более часа подряд.
Есть еще один момент, затрудняющий деятельность многих опытных пилотов.

Александр Рудых,
Герой России, пилот первого состава авиагруппы «Беркуты», полковник
Профессиональная жизнь летчика очень коротка, а жизнь пилотажника — и того короче. В других армиях есть строгое правило: пилоты в авиагруппах не летают более пяти лет. Наши же могут и по 10, и по 13. За это время пропадает страх, замыливается взгляд, возникает чувство безопасности на предельных режимах. Привыкания к риску допускать нельзя
Александр Рудых,
Герой России, пилот первого состава авиагруппы «Беркуты», полковник
Ушедшие в небо
Многие летчики ушли за последние 25 лет, но для «Беркутов» две особо тяжелые потери случились в 1998 и в 2015 годах.
Начальник 344-го центра Герой России Борис Алексеевич Воробьев разбился в Торжке 17 июня 1998 года при выполнении фигуры «Воронка» на вертолете Ка-50. У вертолета произошел перехлест несущих винтов соосной системы, и неуправляемая машина рухнула на землю. По воспоминаниям сослуживцев Воробьева, он знал и чувствовал Ка-50 как никто другой, безоговорочно верил в потенциал этого вертолета.
А 2 августа 2015 года не стало Игоря Владимировича Бутенко — одного из опытнейших летчиков 344-го центра. На полигоне Дубровичи под Рязанью во время показательного выступления «Беркутов» хвостовой винт одного из вертолетов Ми-28Н перестал работать на роспуске группы. Бутенко сумел посадить неуправляемую машину, но погиб. Штурман экипажа Александр Клетнов выжил.
Счастье полета
Несмотря ни на что, летчики Торжокского авиацентра любят свое дело и надеются, что когда-нибудь их авиагруппа станет штатной и они смогут уделять высшему пилотажу на вертолетах еще больше времени и сил.
Александр Рудых,
Герой России, пилот первого состава авиагруппы «Беркуты», полковник
Мы верим, что настанут хорошие времена. Эта группа имеет право на штатное существование, может быть, даже не в составе 344-го центра в Торжке, а в Кубинке, вместе со знаменитыми «Стрижами» и «Витязями». Должен обновляться ее состав
Александр Рудых,
Герой России, пилот первого состава авиагруппы «Беркуты», полковник
Дмитрий Миняйло, говоря о своих учителях, когда-то позвавших его в вертолетную стаю, говорит о преемственности и о том, что сделает все для того, чтобы продолжить дело и подготовить себе смену. «Не хочу, чтобы все это закончилось сейчас. Не я это создал, не мне и завершать», — подчеркивает летчик.

Андрей Попов, начальник 344-го Центра боевой подготовки и переучивания летного состава армейской авиации, полковник
Летать — это счастье, наверное. По-другому никак не скажешь. Я считаю, что летчик — это счастливый человек
Андрей Попов, начальник 344-го Центра боевой подготовки и переучивания летного состава армейской авиации, полковник
«Если ты сам выбрал свою профессию и у тебя получилось попасть в пилотажную группу «Беркуты», это дорогого стоит. Где сейчас легко?.. Взял и пришел — такого не бывает. Ко всему нужно приложить определенные усилия, труд, пот, время», — заключает Попов.

На материалом работали:
Автор:Анна Юдина
Редактор:Роман Азанов
Бильд-редактор:Павел Куколев
http://tass.ru/

Летающие монстры: топ-5 самых больших отечественных вертолетов

Тяжелые вертолеты активно создаются по всему миру, однако именно Россия неизменно лидирует в этой сфере, и на это не смогли повлиять ни развал Советского Союза, ни старания заокеанских «коллег», которые пытались выдавить отечественных производителей с рынка. О пяти самых тяжелых вертолетах России рассказывает авиаэксперт, военный летчик Дмитрий Дрозденко.

2017-03-09_121231
Один из членов американской делегации сказал советскому авиаконстуктору Михаилу Милю: «Просто не верится, что вы, русские, обогнали нас в производстве тяжелых вертолетов!» Произошло это в далеких шестидесятых во Франции на международном авиасалоне Ле Бурже. К тому времени производством винтокрылых машин занимались многие ведущие авиастроительные компании, боссы которых азартно делили рынки сбыта. Считалось, что США будут выпускать не менее двух третей всех вертолетов в мире. В очереди за остатком доли рынка стояли англичане, французы, итальянцы и даже японцы. Нашу страну, как вы понимаете, в расчет не брали. Как оказалось позже, очень зря.

Ми-4. Сталинский приказ

На заре вертолетной авиации СССР отставал от своего главного геополитического противника – США. Большие начальники не очень верили в винтокрылые машины и скептически смотрели на возможность их массового применения в войсках. Успешная десантная операция американцев в Корее с использованием вертолетов Сикорский S-55 коренным образом поменяла отношение к ним в СССР. Поменяла на самом высшем уровне.

Иосиф Сталин потребовал «догнать и перегнать» Америку. Советские авиаконструкторы получили приказ вождя – сделать транспортный вертолет всего за один год. Курировал этот процесс лично Лаврентий Берия. Непосильная задача была успешно решена конструкторским бюро под руководством Михаила Леонтьевича Миля – в середине 1952 года в воздух поднялся советский вертолет Ми-4, грузовая кабина которого вмещала 1600 кг груза или 12 полностью экипированных десантников. И это было только начало.

Ми-6. Ядерный извозчик

Зачем же были нужны такие мощные машины? Ответ достаточно прост: это было время ракетного противостояния, и тяжелый транспортный вертолет был нужен для переброски мобильных тактических ракетных комплексов «Луна». Твердотопливная ракета могла оснащаться ядерной боевой частью, а советский вертолет-гигант придавал комплексу небывалую для тех времен мобильность. Ми-6 в группе с самолетом Ан-12 стал транспортным компонентом ракетных систем. А кроме того, такая техника придала нашим войскам невиданную до этого мобильность, так как могла доставить не только живую силу, но и легкую бронетехнику практически в любое место на карте.

Первым серийным вертолетом-гигантом стал Ми-6. Он поднялся в воздух в 1957 году, спустя всего пять лет после взлета Ми-4. Это был первый в мире серийный вертолет с двумя газотурбинными двигателями со свободной турбиной. В дальнейшем такая компоновка стала всемирно признанной и сейчас применяется практически на всех современных средних и тяжелых вертолетах.

Ми-6 был и первым по силе среди вертолетов того времени. Вертолет поднимал — только вдумайтесь! — 12 тонн в большой грузовой кабине и 8 тонн на внешней подвеске. Большие крылья, которыми он оснащался, позволяли существенно разгрузить несущий винт в горизонтальном полете, а также подняться в воздух с большим грузом, используя «взлет по-самолетному». Ми-6 мог развивать скорость до 320 км/ч и имел дальность полета до 1000 километров.

Ми-10. Воздушный кран

Чуть позже на базе Ми-6 был разработан Ми-10. Военным предназначением этого вертолета была перевозка того, что не мог перевезти Ми-6, — крупногабаритных элементов ракет, РЛС и многого другого. В 1961 году этот вертолет поставил рекорд — он поднял груз 15 тонн на высоту более 2 000 метров. Ми-10 имел необычный вид: узкий фюзеляж, длинные, почти 4 метра, похожие на ходули шасси с закрепленной между ними грузовой платформой, причем правые стойки были короче левых на 30 сантиметров. Это было сделано для того, чтобы вертолет одновременно отрывал все стойки шасси при взлете. Один из этих вертолётов был модифицирован специально для того, чтобы установить на нём рекорд подъёма грузов. Эта машина подняла в воздух 25 тонн.

В 1966 году была построена его новая модель — Ми-10К, на которой постарались учесть недостатки первой модификации. Модель имела короткие «ноги» и была оборудована специальной кабиной, в которой летчик-оператор мог управлять вертолетом, сидя лицом к хвосту и глядя непосредственно на груз на внешней подвеске. Это позволило проводить уникальные монтажные операции с помощью вертолета.

Но машина по-прежнему имела множество недостатков. Военное прошлое, повышенная вибрация и некоторые конструкционные недостатки не давали Ми-10 спокойно перейти к гражданской жизни, и это несмотря на прекрасные возможности и экономический эффект, которые давал народному хозяйству летающий кран. Доводка вертолета продолжалась несколько лет, и только в 1974 году Ми-10К пошел в серию. Машина совершила множество уникальных по сложности строительных операций по всему миру и эксплуатировалась до наших дней.

В-12. Стратегический «Гомер»

Еще одной тяжелой, а правильнее сказать сверхтяжелой, винтокрылой машиной стал Ми-12, который получил по кодификации нато имя Homer («Гомер»). Поперечно разнесенные 35-метровые винты силовыми установками принадлежали вертолету Ми-6. По сути, на концах крыльев великана было по одному тяжелому вертолету. Небесный гигант с взлетной массой 105 т и общей мощностью четырех двигателей 26 000 л.с. летел удивительно легко и тихо. Отсутствовала присущая большим вертолетам сильная вибрация, которая была настоящим бичом того времени. Невероятные для того, да и для нашего времени, показатели – В-12 поднял более 44 тонн на высоту две с лишним тысячи метров. Нет, и не ожидается в мире вертолета с подобными параметрами. В-12 должен был работать в спарке с самолетом Ан-22, обеспечивая доставку стратегических ракет, поэтому В-12 можно по праву называть «Вертолет стратегического назначения».
Крылья вертолета были особенными – они сужались по мере приближения к фюзеляжу. В горизонтальном полете крылья создавали дополнительную подъемную силу и одновременно снижали КПД несущих винтов, затормаживая поток воздуха от них. Сужение крыла позволило уменьшить этот эффект в области максимальной скорости потока воздуха от винтов и дало 5 дополнительных тонн тяги. Внутри крыла проходила трансмиссия, которая синхронизировала винты, не допуская перехлеста лопастей, и позволяла вертолету продолжать полет при отказе моторной группы одного из бортов. Такая конструкция была большим ноу-хау, и ее запатентовали за рубежом.

Но построили всего две машины, после чего программа была закрыта. Причина достаточно проста – ракеты «похудели» и стали помещаться на железнодорожные и колесные средства передвижения, появились шахтные комплексы. Уникальная винтокрылая машина военным стала без надобности, а для гражданской жизни В-12 был слишком дорогим. К счастью, обе машины сохранились, и их можно увидеть в авиационном музее в Монино и на площадке Московского вертолетного завода имени Миля. Бесценный опыт, полученный при создании вертолетов-богатырей, не пропал даром.

Ми-26. Поднявший Чинук

Венцом линейки этих выдающихся машин стал Ми-26, который производится и сегодня и является самым мощным серийным вертолетом в мире. Пусть он не может сравниться с могучим В-12, но его способность спокойно «дернуть» вес в 20 тонн делает его непревзойденным в 21 веке. В 1982 году экипаж летчика-испытателя Г.В. Алферова на Ми-26 поднял на высоту 4060 метров груз массой 25 тонн. За вертолетом числится 14 мировых рекордов.

Ми-26 это многофункциональный вертолет, без которого немыслима гражданская и военная авиация. Именно эта машина тушила реактор в Чернобыле, именно она билась с природными катаклизмами. С помощью Ми-26 были осуществлены уникальные строительно-монтажные операции при подготовке олимпиады в Сочи, что позволило сохранить природу Красной Поляны.

Показателен такой случай. В 2002 году наши гражданские Ми-26 авиакомпании «Вертикаль-Т» оказывали помощь вооруженным силам США. Наш вертолет вывез из труднодоступных районов Афганистана на американскую базу в Баграме сбитый вертолет Боинг CH-47 «Чинук» – самую тяжелую винтокрылую машину армейской авиации США. Никакой другой машине, в том числе знаменитому Sikorsky CH-53, это было не по зубам. Все серийные американские тяжелые вертолеты так и не смогли приблизиться по своим возможностям к Ми-26.

А что у них?

Как обстоят дела с тяжелыми вертолетами за границей? Лидер в этой области однозначно США. Самый мощный на текущий момент западный вертолет Sikorsky CH-53K King Stallion, тоже построенный по классической схеме, поднимает в воздух только 16 тонн и то на внешней подвеске. В кабине помещается 37 десантников с полной выкладкой против 70 наших бойцов в Ми-26. Знаменитый «летающий вагон» Чинук тоже берет примерно 40 солдат, 6,3 тонны в кабине и 10,3 на внешней подвеске. Поэтому не хочется их сравнивать, и так все ясно.

Небесные гиганты из России

Наша страна обладает потрясающим, бесценным опытом в области вертолетостроения, а в сегменте средних и тяжелых транспортных нам нет равных. Этот опыт был приобретен не просто так. Было множество новых, а порой смелых идей. Ведь отрабатывались самые различные компоновочные решения. Были успехи, были, как и у всех, неудачи. Последние не прошли бесследно, ведь именно благодаря им наша вертолетная наука пошла по правильному пути. Хотелось бы верить, что и в будущем мы увидим новые летающие гиганты из России.

Текст: Дмитрий Дрозденко
Фото: Алексей Иванов ТРК Звезда / Минобороны России / Марина Лысцева / Дрозденко

http://tvzvezda.ru/news/

Пентагон меняет Ми-17 на изношенные «Чёрные ястребы»

Пентагон откажется от закупки у России вертолетов Ми-17. Об этом на днях сообщили информагентства со ссылкой на инициативную группу членов Конгресса США.
Отмечается, что афганские вооруженные силы пересядут на американские Sikorsky UH-60A Black Hawk («Чёрный ястреб»). В Афганистан будут доставлены 53 вертолета UH-60, которые сейчас эксплуатируются американской армией, а вместо них ВС США получат последнюю модификацию вертолета Black Hawk UH-60M. Сенатор Блюменталь назвал решение «давно назревшим шагом».
— После усилий сенатора Ричарда Блюменталя, сенатора Криса Мерфи и депутата Палаты представителей Розы Делауро Министерство обороны намерено покончить с зависимостью от сделанных в России вертолетов, использовавшихся для афганских сил национальной обороны и безопасности. Минобороны намерено перейти на сделанные в штате Коннектикут вертолеты Black Hawk, — говорилось в заявлении членов Конгресса от Коннектикута, которые ссылаются на решение Пентагона.
Напомним, что основной контракт на поставку в Афганистан 21 вертолета Ми-17В-5 (модификацией вертолетов типа Ми-8/17, разработанных КБ Миля при участии Казанского вертолетного завода) Рособоронэкспорт заключил с правительством США в мае 2011 года. Сделка предусматривала, в том числе и передачу Кабулу запчастей к машинам и обучение обслуживающего персонала. В 2012 году было подписано дополнительное соглашение на «отгрузку» в Кабул 12 винтокрылых машин, а в 2013-ом стороны заключили второй контракт на поставку еще 30 «вертушек». Таким образом, Афганистан получил 63 российских вертолёта. Общий объем сделок составил около 1,1 миллиарда долларов.
Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству в 2014-ом указывала, что поставки вертолетов в Афганистан позволяют «успешно решать задачи по формированию афганских сил безопасности и являются частью усилий России и Соединенных Штатов Америки в борьбе с международным терроризмом». В ноябре 2015 года США изменили режим санкций против Рособоронэкспорта, выведя из-под ограничений обслуживание ранее поставленных для ВВС Афганистана вертолетов Ми-17. Изменения коснулись санкционного режима, введенного 2 сентября 2015 года как против Рособоронэкспорта, так и ряда других российских компаний оборонно-промышленного сектора (в том числе РСК «МиГ», НПО Машиностроения, тульское КБ приборостроения).
Но в связи с ситуацией в Сирии американские политики все чаще стали заявлять, что сотрудничество с РФ по вертолетам для нужд Кабула надо разорвать, однако представители Пентагона парировали — афганские военнослужащие хорошо знакомы с данными образцами, и это значительно снижает затраты на переобучение личного состава. При этом аналитики информационного портала Global Security замечали, что по соотношению «цена-качество» вертолет российского производства Ми-17 подходит для военных операций в Афганистане лучше, чем американский аналог Black Hawk, который власти США изначально планировали задействовать.
Казалось бы, последняя партия вертолетов была поставлена в Афганистан еще в 2014 году, однако страсти вокруг винтокрылых машин не утихают. В чем причина американских действий, если не учитывать информационное противостояние США с РФ?
Рассматривался ли новый контракт на поставку вертолетов – неизвестно, но учитывая, что за это время афганцы потеряли около трех-четырех «вертушек», небольшая закупка для восполнения парка вполне могла быть, отмечает научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов.
— Как ни странно, получается, что США для экономии бюджета было дешевле купить новые российские Ми-17, чем свои «Черные ястребы». С одной стороны, лоббизм собственных компаний ВПК и национальные интересы. С другой – не надо было переучивать летный состав и обслуживающий персонал, а также переделывать инфраструктуру под свои машины. Соответственно, не надо было и нести расходы за содержание более дорогих вертолетов.
Кроме того, я так понимаю, у афганцев тоже свое слово было в этом выборе техники, и они высказывали свои пожелания. Скажем, в свое время им поставили из наличия ВВС Италии 20 грузовых самолетов C-27 (G.222), но после неоднократных проблем, связанных, в том числе с отсутствием запчастей, с 2013 года афганцы их полностью перестали использовать. Поэтому никто не мог поручиться, что то же самое не повторится с бэушными американскими вертолетами.
Второй момент – несколько лет назад американцы активно лоббировали идею поставок по подобным программам помощи союзникам бэушных транспортных вертолетов Sikorsky Sea King – от 60 до 100 единиц. Мол, после ремонта они будут сопоставимы по стоимости с русскими вертолетами, а, может, и дешевле. Идея была странная с самого начала и, видимо, от нее, в конце концов, отказались. Хотя я могу предположить, откуда тогда ветер дул. Во-первых, всегда можно было красиво рассказывать о том, что ты даже не планировал закупать. Во-вторых, допускаю, такие мысли могли быть связаны с Польшей, а точнее – с очередной реинкарнацией тамошнего вертолетного тендера на 2,5 млрд. евро. Как известно, польское предприятие Sikorsky PZL Mielec производит вертолет Sikorsky S-70i, и таким образом американцы могли дать понять, что они готовы загружать польские заводы для нужд ВВС Афганистана и других союзников.
«СП»: — В 2015 году Госдеп вывел из-под санкций контракты по вертолетам Ми-17 для Афганистана, а теперь, если это не блеф, американцы готовы отказаться от закупки вертолетов…
— Решение 2015 год объясняется тем, что у сторон остаются обязательства по сервисному обслуживанию, ремонту, поставке запчастей. Поэтому Соединённые Штаты действовали прагматично – если бы они обрубили концы по контрактам, то отнюдь не Россия бы пострадала. У Рособоронэкспорта в таком случае «развязались руки» — можно было бы сказать, если так, то мы ничего поставлять по гарантии не будем и т.д.
Но крайним при такой геополитической игре все равно бы остался Афганистан и декларируемая задача по борьбе с терроризмом (а именно для нее в свое время поставлялись вертолеты) повисла бы в воздухе. В нынешней ситуации мы и без того имеем козыри в риторике, мол, американцы в своей борьбе с «ветряными мельницами» подставляют своих союзников и усложняют им жизнь.
«СП»: — Некоторые эксперты говорят о том, что «Черный ястреб» сильно уступает Ми-17 по качествам и эксплуатации в условиях Афганистана…
— Я бы так не сказал. Sikorsky UH-60A – хороший вертолет, иначе бы он не стоял на вооружении более чем 30 стран и выпускался в таких масштабах. Сравнивать его с российским вертолетом довольно сложно, поскольку у них совершенно разная идеология. У Ми-8/17 несколько другая грузоподъемность, да и иной подход в плане обслуживания – вертолет более неприхотливый. А главное – это привычные машины для афганцев.
Ведь все началось со становления парка Национальной афганской гвардии. Для него закупались либо бэушные польские вертолеты, либо Ми-8 и Ми-24. Поэтому закупка Ми-17 была вполне логичной. Только перед американцами, как я уже сказал, стоял выбор – либо поставлять свои вертолеты, при этом вкладываясь в комплект наземного оборудования и переучивание летного состава и техников, либо покупать российские вертолеты по умеренной цене. Не стоит забывать, что в то время в американо-российских отношениях был некий период «разрядки» и решение по вертолетному контракту принималась в условиях консенсуса по Средней Азии и Афганистану.
Таким образом, проект с вертолетами для Кабула был многослойным, и его не имело смысла рассматривать только в контексте поставки военной техники. То есть для России, Афганистана и США на этих контрактах было много завязано и не деньги здесь являлись решающим фактором. Хотя, безусловно, и для российского оборонно-промышленного комплекса проект был выгоден – в первую очередь, для Казанского вертолетного завода, который тогда получил хорошую загрузку.

https://news.rambler.ru/

«Вертолеты России» построят в Перу центр подготовки пилотов

«Вертолеты России» построят в Перу центр подготовки пилотов
Холдинг «Вертолеты России» к концу 2017 года построит в столице Перу Лиме тренажерный центр по подготовке пилотов для Ми-171Ш российского производства. Об этом сообщается на сайте компании.
Как заявил заместитель генерального директора по послепродажному обслуживанию холдинга Игорь Чечиков, компания по своей инициативе финансирует строительство вертолетного тренажерного центра, не предусмотренное офсетным проектом. Это необходимо для укрепления рыночных позиций в Перу и «обеспечения в кратчайшие сроки наших партнеров широкими возможностями обучения летного состава», отметил он.
«Вертолеты России» совместно с «Рособоронэкспортом» уже нашли местного подрядчика и будут контролировать ход строительных работ.
В январе 2016 года Россия завершила передачу Перу вертолетов Ми-171 по контракту 2013 года. Он предполагал поставку 24-х Ми-171Ш-П с Улан-Удэнского авиазавода, а также тренажеров, вспомогательного оборудования и предоставление услуг по подготовке личного состава.
Общая сумма контракта составила 528 миллионов долларов. Около 180 миллионов долларов было затрачено на создание регионального центра технического обслуживания и поставку тренажеров. Кроме того, запланировано развертывание совместного производства комплектующих для авиатехники.

Россия завершила поставку в Перу вертолетов на полмиллиарда долларов
Россия завершила передачу Перу вертолетов Ми-171 по контракту 2013 года. Об этом сообщает Центр анализа мировой торговли оружием.
Последние три вертолета были переданы Командованию сухопутных войск Перу 14 января, их привезли в страну на борту самолета Ан-124 «Руслан» в самом начале января 2016 года. Машины включены в состав бригады армейской авиации сухопутных войск.
Контракт, заключенный в декабре 2013 года, подразумевал поставку 24 вертолетов Ми-171Ш-П с Улан-Удэнского авиазавода (входит в состав холдинга «Вертолеты России»), а также тренажеров, вспомогательного оборудования и предоставление услуг по подготовке личного состава.
Общая сумма контракта составила 528 миллионов долларов. Около 180 миллионов долларов было затрачено на создание в Перу регионального центра технического обслуживания российских вертолетов и поставку летных тренажеров. Кроме того, запланировано развертывание совместного производства комплектующих для авиатехники.
Ранее, в октябре 2011 года, перуанские военные получили по контракту 2010 года шесть вертолетов Ми-171Ш и два вертолета Ми-35. Общая сумма сделки составила около 108 миллионов долларов.

https://lenta.ru/

Российские вертолеты в Ираке снимают с гарантии

ВВС Ирака без разрешения российских авиастроителей установили на вертолеты Ми-171Е канадские оптико-электронные системы
Холдинг «Вертолеты России» снимает с себя ответственность и гарантийные обязательства по ранее поставленным армейской авиации Ирака транспортно-боевым вертолетам Ми-171Е. Причина — оснащение российских машин канадскими оптико-электронными станциями наблюдения (ОЭСН) МХ-15 без технического согласования и сертификации с производителем.
В настоящее время известно как минимум о двух иракских Ми-171Е, на которых летом нынешнего года были установлены ОЭСН, изготовленные канадской фирмой L-3 WESCAM. «Сто семьдесят первые» с канадскими «шариками» (так называют оптико-электронные системы на авиационном сленге) уже активно принимают участие в боевых действиях против боевиков запрещенного в России «Исламского государства».
— На Улан-Удэнском авиационном заводе, серийно производящем Ми-171Е, ни одной канадской станции МХ-15 на вертолеты установлено не было, — сообщили «Известиям» в холдинге «Вертолеты России». — Любая установка оборудования на вертолетную технику, которая не согласована с разработчиком и производителем, считается незаконной и снимает с российской стороны не только обязательства по гарантии, но и ответственность за безопасность полетов на таком вертолете. Однако в случае обращения иракской стороны российский производитель рассмотрит заявку и окажет содействие в решении проблемы в части послепродажного обслуживания.
В вооруженных силах Ирака и L-3 WESCAM оперативно ответить на запрос «Известий» не смогли.
«Иракский» контракт был подписан в 2011 году Улан-Удэнским авиационным заводом с американской компанией ARINC Engineering Services. Перед отправкой вертолеты прошли модернизацию в компании Airfreight Aviation Ltd. из Объединенных Арабских Эмиратов, которая считается официальным сертифицированным сервисным центром обслуживания и ремонта вертолетов марки «Ми» в регионе. В настоящее время на вооружении армии Ирака стоят 40 вертолетов Ми-17 и Ми-171Е.
МХ-15 — одна из самых популярных в мире оптико-электронных станций, которая используется в 25 странах мира не только на боевых самолетах, вертолетах и беспилотниках, но и летательных аппаратах, принадлежащих правоохранительным органам и коммерческим организациям. В настоящее время ОЭСН поставляется в 25 стран.
В частности, канадские «шарики» можно увидеть на американских самолетах-разведчиках MW-12, датских военно-транспортных вертолетах ЕН-101 и английских противолодочных винтокрылых машинах AW-189 WildCat. А в иракских ВВС МХ-15 устанавливаются на легкие ударные самолеты AC-208B Combat Caravan.
При массе 45 кг и длине 48 см канадская оптико-электронная станция комплектуется камерой высокого разрешения, способной работать даже в условиях очень низкой освещенности, тепловизором и лазерным дальномером.
Первые официальные фотографии иракских Ми-171Е, дооборудованных канадской оптико-электронной системой, появились в Сети в августе нынешнего года. Судя по кадрам фотохроники, «сто семьдесят первые» используются армейской авиацией Ирака для решения широкого круга задач. В частности, машины перевозят личный состав и различные грузы, а также наносят удары по позициям боевиков ИГИЛ.
Глава Центра анализа стратегий и технологий (ЦентрАСТ) Руслан Пухов напомнил «Известиям», что случай несанкционированной модернизации российских вертолетов в Ираке не первый.
— Проблема не только в том, что подобные модернизации не санкционированы изготовителем, — пояснил Руслан Пухов. — Это лишает наших производителей возможности дальнейшей модернизации поставленной техники и, как следствие, ведет к потере рынка. В случае несертифицированной производителем модернизации уже непринципиально, где она будет обслуживаться. В случае с иракскими Ми-171 это может быть сервисный центр в Объединенных Арабских Эмиратах или даже Украине. То есть вся ответственность за боеготовность полученных вертолетов теперь полностью лежит на иракской стороне.

http://izvestia.ru/

«Президент-С» отвёл ракету от российского Ми-8 в Сирии

Российский вертолёт Ми-8, перевозивший гуманитарный груз в сирийской провинции Хама 8 октября, был обстрелян из переносного зенитного ракетного комплекса (ПЗРК). Ракета прошла мимо. В официальном сообщении говорилось, что благодаря набранной высоте, своевременному обнаружению обстрела и мастерству экипажа, применившему противоракетный маневр, удалось избежать повреждения Ми-8. Никто из находившихся в вертолёте российских военнослужащих не пострадал. Но только ли пилотажное мастерство пилотов спасло винтокрылую машину и всех, кто находился на борту, задаются вопросом военные эксперты «Российской газеты».
Никакой противоракетный маневр вертолёт, на который навели ПЗРК, не спасёт. В этом убедились наши пилоты в Афганистане. Впрочем, ещё во время войны во Вьетнаме советскими ПЗРК типа «Стрела» было сбито более 200 американских вертолётов и самолётов. Даже термические тепловые ловушки не всегда помогали. А уж против современных ракет с обновленным программным обеспечением, отсеивающим ложные цели, они вообще бессильны, отмечает издание.
С 2010 года все российские вертолёты, работающие в «горячих точках», в обязательном порядке стали оснащаться комплексами «Президент-С». Представляет он из себя «шарики», которые устанавливают на нижней внешней части фюзеляжа вертолёта. Специальные датчики сканируют воздушное пространство и как только засекают летящую ракету с инфракрасной головкой, дают команду на включение защитной системы.
По словам специалистов, работа комплекса основана на узконаправленном и особым образом модулированном излучении специально разработанной сапфировой лампы. В системе управления ракеты возникает фантомный образ, который её электронный «мозг» воспринимает в качестве основной цели. Появляется некая запредельная виртуальная реальность, которая настойчиво манит к себе. Ракета устремляется в пустое пространство, где в расчётное время самоликвидируется.
Казалось бы, всё очень просто, но эту «простейшую» задачу кроме российских инженеров никто в мире так и не решил, до промышленного производства не довёл.
Сейчас «Президент-С» устанавливается на ударно-разведывательные вертолёты Ка52 «Аллигатор» сразу при их сборке. Стали ставить «шарики» и на Ми-8, которые отправлялись на боевые задания.
Система оптико-электронной защиты активно совершенствуется. Планируется оснащать ими штурмовики Су-25. Для более тяжёлых самолётов, в том числе бомбардировщиков, создаются системы защиты от ракет с инфракрасными головками самонаведения на основе лазерных технологий.
А в Сирии 8 октября, похоже, состоялась успешная проверка боем защитной системы, которая стоит на наших вертолётах, заключает РГ.

eadaily.com/ru/news/2016/10/12/

«Суперохотник» Ми-28НМ станет неуязвимым

Новейшая модификация российского боевого вертолета Ми-28Н «Ночной охотник» Ми-28НМ получила такие усовершенствования, что «Суперохотник» стал практически неуязвимой боевой машиной, сообщает телеканал»Звезда».
При внешней схожести Ми-28НМ будет кардинально отличаться от базовой модели. Прежде всего — использованием при его производстве новейших материалов и еще тем, что «Суперохотник» будет снабжен самыми современными системами активной защиты.
Как поясняют специалисты, работавшие над созданием «изделия-296» (рабочий шифр вертолета Ми-28НМ), в нем применены не только последние аппаратные разработки в области активной защиты, но и новейшие материалы, используемые для создания бронезащиты винтокрылой машины.
Что касается средств обнаружения противника, то в модифицированном Ми-28НМ используется всеракрусная РЛС Н025Э, которую прежде устанавливали только на экспортные модификации. Причем, как говорят специалисты, эта РЛС — не полный аналог экспортных станций, а значительно переработанная аппаратура с улучшенными параметрами.
К уникальным средствам защиты машины и экипажа относится и лазерная станция подавления, которую для «Суперохотника» разработали в КРЭТ. Как ранее сообщал «РГ» советник первого заместителя генерального директора КРЭТ Владимир Михеев, новая разработка позволит уводить от вертолета все существующие и разрабатываемые ракеты с тепловой головкой самонаведения.
При получении сигнала о лазерном облучении вокруг машины возникает «огненное облако» — невидимое глазу, но прекрасно заметное датчикам ракеты. В уже захватившей вертолет системе управления формируется новый образ цели, настойчиво манящий к себе. В результате ракета сходит с боевого курса и, не встретив фантомную цель, самоликвидируется.
Кроме того, как уже сообщала «РГ», новый вертолет получил радар кругового обзора и новую систему управления. Для модернизированного «Ночного охотника» создаются улучшенные лопасти несущего винта — они увеличат крейсерскую скорость машины на 13 процентов, а максимальную — на 10. Сейчас Ми-28Н способен разгоняться до 340 километров в час.

https://rg.ru/

«Аллигаторы» будут размещаться на российских авианосцах»

Один из ключевых представителей отечественной оборонки, холдинг «Вертолеты России» принял участие в выставке KADEX-2016, состоявшейся в Астане. Заместитель генерального директора по развитию бизнеса и маркетингу Александр Щербинин ответил на вопросы корреспондента «Ленты.ру».
«Лента.ру»: Мы в Астане, поэтому первый вопрос: каков сегодня вертолетный рынок Казахстана? Какие вертолеты здесь эксплуатируются и сколько их?
Щербинин: Общая численность нашего парка в Казахстане сегодня составляет около 200 единиц. Самые распространенные и у государственных, и у коммерческих пользователей — вертолеты серии Ми-8/17, на втором месте — боевые Ми-24. Основные операторы российской вертолетной техники — Силы воздушной обороны и МЧС Казахстана.
МЧС также применяет многоцелевые вертолеты с соосной схемой несущих винтов Ка-32A11BC. Эта машина используется для оказания экстренной медико-санитарной помощи, проведения спасательных и противопожарных операций. Вертолеты оснащены многофункциональным противопожарным и медицинским оборудованием.
Кроме того, и МЧС, и военные Казахстана применяют сверхтяжелые Ми-26Т.
Поставки техники в Казахстан продолжаются, за последние два года отгружено около 10 вертолетов Ми-17, в этом году поступят новые вертолеты.
Какие машины мы предлагаем Казахстану, помимо Ми-8/17?
Это ударные Ми-28НЭ «Ночной охотник», а также учебные «Ансат-У». «Ансаты» уже используются в ВВС России, что облегчает их продвижение на рынок.
Насколько перспективен для российских военных вертолетов рынок стран Центральной Азии в целом?
Сейчас, на фоне вывода американского контингента из Афганистана в Центральной Азии, многократно возросла террористическая угроза, увеличились объемы наркотрафика, участились случаи незаконного пересечения границы. Обладание современным вертолетным парком в таких непростых условиях я считаю вопросом национальной безопасности.
Вертолетный парк государств-участников ОДКБ, в основном, состоит из российской военной авиатехники выпуска 1970-х-1990-х годов и нуждается в обновлении и модернизации в соответствии с современными требованиями, которые сегодня предъявляются к вертолетной технике.
Холдинг рассматривает возможности поставок новой вертолетной техники, модернизации имеющегося парка вертолетов у наших партнеров по ОДКБ, а также организации сервисного обслуживания, подготовки и переучивания летного и инженерно-технического состава.
Какие вертолеты могут заинтересовать местных заказчиков, кроме военных?
Прежде всего наиболее современные машины: Ми-171А2, Ми-38, «Ансат» и Ка-226Т. Эти вертолеты могут удовлетворить потребность местного рынка в многоцелевых гражданских вертолетах
Ми-171А2, сертификация которого намечена на первый квартал 2017 года, сочетает положительный опыт применения модификаций вертолета Ми-8/17 в различных регионах мира и климатических условиях с использованием новейших технологий, расширяющих функциональность машины и делающих ее более выгодной. Среди основных изменений можно отметить современный мощный и экономичный двигатель, модифицированные трансмиссию и несущую систему, лопасти из композитных материалов и новый Х-образный рулевой винт. Фюзеляж позволяет быстро изменять конфигурацию кабины вертолета в транспортный или пассажирский вариант, предусмотрена возможность установки дополнительного оборудования.
В этом году мы проведем дополнительные испытания машины, направленные на расширение ее летно-технических характеристик. В том числе — возможность полета по приборам и в условиях обледенения.
Что можно сказать о перспективах Ми-38?
Мы связываем с этой машиной, учитывая ее новизну, большие надежды. Региональные операторы уже проявляют к ней интерес. Основные козыри Ми-38 — самый высокий в классе уровень комфорта за счет низкой шумности и вибрации, высокая крейсерская скорость (295 километров в час), и большая дальность полета — до 1200 километров.
К тому же вертолет Ми-38 превосходит другие вертолеты класса по грузоподъемности, пассажировместимости и основным ЛТХ. В декабре 2015 года Ми-38 получил сертификат типа и готов к выходу на рынок. Он может применяться для перевозки грузов и пассажиров, в том числе VIP, использоваться в качестве летающего госпиталя и для офшорных работ.
Планируется, что первым заказчиком Ми-38 станет российское министерство обороны.
Также мы видим Казахстан в числе заказчиков наших легких многоцелевых вертолетов — «Ансата» и Ка-226Т. Легкий многоцелевой вертолет Ка-226Т может быть полезен и на горнолыжных курортах, в частности, мы предлагаем его службам безопасности Казахстана для использования в ходе Зимней спартакиады 2017 годы.
«Ансат», который мы также предлагаем Астане, продолжает «расти». В текущем году планируем увеличить полезную нагрузку и максимальный взлетный вес до 3600 кг. Это позволит увеличить коммерческую нагрузку и запас топлива, а значит, и дальность полета. Кроме того, мы работаем над продлением ресурса.
Как сейчас продвигаются работы по Ка-62?
Летные испытания продолжаются, в апреле первый образец ОП-1 Ка-62 выполнил отрыв от земли для оценки его общей работоспособности и проверки основных систем электроснабжения и бортового оборудования. Вертолет подняли в воздух летчики-испытатели конструкторского бюро имени Николая Камова, главного разработчика Ка-62. Ранее машина успешно прошла серию испытаний в режиме наземных гонок. В июне-июле 2016 года мы планируем презентацию этой машины.
На HeliRussia вы показывали Ми-171А2. Каковы дальнейшие планы развития платформы и как оценивается ее потенциал по поставкам и сроку производства, в том числе и на экспорт?
Ми-171А2, безусловно, вертолет с большим потенциалом. Он сочетает в себе опыт эксплуатации базовой платформы и новые разработки. Мы смогли увеличить дальность полета, крейсерскую скорость и грузоподъемность, существенно снизив при этом шумность.
Новый вертолет предоставляет широкие возможности для бизнеса. Сегодня интерес к Ми-171А2 проявляют представители российского нефтегазового сектора, поскольку летно-технические характеристики машины позволяют ему выполнять офшорные работы, а модернизация основных систем обеспечивает более высокий уровень комфорта и безопасности в сравнении с базовой платформой.
Ми-171А2 будет выпускаться в транспортной, пассажирской, противопожарной, поисково-спасательной, медико-эвакуационной и VIP-конфигурациях. Мы полагаем, что он может найти спрос на всех наших обычных рынках.
Как продвигаются работы по перспективной морской линейке? Что придет на смену Ка-27 и его производным — и когда?
Основные планы по морским машинам сегодня связаны с Ка-52К. В частности, планируется проведение испытаний Ка-52К на российских кораблях. Предполагается, что по результатам этих испытаний, морские «Аллигаторы» будут размещаться на наших перспективных авианесущих кораблях.

Lenta.ru