Небо Гулаева: как самый эффективный летчик-истребитель оказался в тени

МОСКВА, 26 фев — РИА Новости, Вадим Саранов. Пятьдесят семь сбитых самолетов, два ранения и две звезды Героя — сегодня исполняется 100 лет со дня рождения советского супераса Николая Гулаева. Летчик признан самым эффективным воздушным бойцом не только в СССР, но и во всем мире. После войны его имя оказалось в тени звездных Ивана Кожедуба и Александра Покрышкина, а сегодня он и вовсе известен лишь узкому кругу любителей военной истории. О том, как воевал Гулаев, — в материале РИА Новости.

Пять побед за бой
Первая звездочка на фюзеляже «Яка» старшего лейтенанта Гулаева появилась в августе 1942-го. Летчик, не имевший тогда допуска к полетам в темное время суток, самовольно поднял самолет в ночное небо и сбил немецкий бомбардировщик. За этот бой молодого офицера «наградили» выговором и представили к ордену.
Асом Гулаев станет в 1943-м, после того как проведет серию сверхрезультативных боев. Четырнадцатого мая в районе Курской дуги летчик в одном бою уничтожил три бомбардировщика Ju-87. Пятого июля Николай Гулаев сбил уже четыре машины противника — два истребителя Ме-109 и два Ju-87. В конце сентября 1943 года на личном счету летчика было 27 побед, за что ему присвоили звание Героя Советского Союза. Самый результативный поединок Гулаев провел весной 1944 года в небе над Румынией. Ведомая им шестерка ленд-лизовских «аэрокобр» атаковала группу из 27 немецких бомбардировщиков и восьми истребителей прикрытия. Во время боя, длившегося всего четыре минуты, Гулаев лично сбил пять машин. Первого июля 1944 года гвардии капитана удостоили второй звезды Героя.
«Это был выдающийся летчик, — рассказал РИА Новости историк авиации Николай Бодрихин. — Например, над двухмоторными самолетами он одержал больше побед, чем кто-либо другой. Кожедуб сбил пять, а Гулаев — более десяти двухмоторников».
Боевую работу на фронте Гулаев закончил в августе 1944-го — летчика, несмотря на его протесты, отправили на учебу в академию. На тот момент на счету аса было уже 57 побед, причем такое количество вражеской техники Гулаев успел «накрошить» в 69 воздушных боях. Гулаев поставил абсолютный рекорд по боевой эффективности — соотношению боев к числу сбитых самолетов. Как подсчитали исследователи, у Ивана Кожедуба эффективность составляла 0,5, у немецкого аса Эрика Хартмана — 0,4, тогда как у Гулаева — 0,8. Практически каждый его бой заканчивался победой.
Неудобный генерал
Однако Гулаев не снискал славы и регалий, которые достались его именитым коллегам Ивану Кожедубу и Александру Покрышкину. Причиной тому — непростой характер. Некоторые источники утверждают, что Гулаев в 1944-м был представлен к третьей звезде Героя, но представление «завернули» за то, что он якобы устроил дебош в московском ресторане. После войны летчик-ас командовал авиадивизией в Ярославле, затем дослужился до командующего 10-й армией ПВО со штабом в Архангельске.
«Я лично знал Николая Дмитриевича, он был очень достойный человек, но характер у него был гусарский, любил погулять, — вспоминает Николай Бодрихин. — Возможно, поэтому он кому-то не угодил в Министерстве обороны и Центральном комитете партии».
Сослуживцы Гулаева по 10-й армии ПВО рассказывают, что генерал не воспринимал жизнь на Севере как ссылку и всецело отдавался службе — объем возложенных на него задач был запредельный.
«Десятая армия тогда была самая сильная и самая мощная в системе ПВО СССР, — свидетельствует председатель архангельского регионального отделения союза ветеранов ПВО Сергей Зеленин. — Главное направление пролета американских бомбардировщиков и крылатых ракет шло через Север. Под руководством Гулаева здесь создавалась сеть аэродромов и радиолокационных станций. Это грандиозная работа».
Как вспоминают сослуживцы, среди офицеров армии все-таки ходили слухи, что у Гулаева были высокопоставленные недоброжелатели в Москве. Он мог стать главкомом войск ПВО, но кто-то тормозил его продвижение по карьерной лестнице. Возможно, свою роль сыграли фронтовая прямолинейность и нежелание пресмыкаться.
«Гулаев имел высочайший авторитет, хотя и не любил рассказывать о своих подвигах, — утверждает бывший офицер штаба 10-й армии ПВО полковник Георгий Мадлицкий. — С одной стороны, он был жесткий, требовательный начальник, который на дух не переносил разгильдяев и бездельников. В то же время он очень внимательно относился к людям, всеми способами старался улучшить условия их службы и жизни. Только представьте, в 1968 году он лично пригласил в нашу «деревню» Владимира Высоцкого, который приехал и выступил в Доме офицеров. Это было большое событие».
В 1974 году Гулаева назначили на должность начальника управления боевой подготовки войск ПВО страны. Формально это было повышением, но фактически означало почетную отставку. Этому назначению предшествовали драматические события. В 1973-м норвежские экологи сообщили в Москву о том, что личный состав 10-й армии занимается браконьерским отстрелом белых медведей.
«После двух случаев нападения белых медведей на солдат Гулаев дал распоряжение отстреливать медведей при приближении к части, — рассказывает Георгий Мадлицкий. — Генерала вызвали в Москву на парткомиссию и устроили ему разнос. Гулаев не выдержал и сказал: «Прошу встать тех, кто был на фронте». Поднялись единицы…»
Генерал-полковник Николай Гулаев вышел в отставку в 1979-м и умер в сентябре 1985 года. Три года назад ветераны 10-й армии установили на его доме в Архангельске мемориальную доску. Ежегодно в День Победы и День ПВО к ней приносят цветы.

РИА Новости https://ria.ru/

«Наградить посмертно»

6 апреля 1966 года у советского истребителя-перехватчика Як-28П, выполнявшего полет в небе ГДР, отказали оба двигателя. Внизу находились густонаселенные районы Берлина. Летчики Б.В. Капустин и Ю.Н. Янов, пожертвовав собственными жизнями, увели самолет от жилых кварталов, благодаря чему были спасены сотни мирных горожан. Это не единичный случай, когда герои ставят свой гражданский долг выше собственной жизни.
«Огромное небо одно на двоих»
Капитан Борис Владиславович Капустин и старший лейтенант Юрий Николаевич Янов служили в 668 авиационном полку 132 бомбардировочной дивизии 24 Воздушной армии, который дислоцировался в восточногерманском городе Финове. В апреле 1966 года звено Капустина получило приказ перегнать самолеты Як-28П, прибывшие в воинскую часть, на другой аэродром. Летчики ожидали разрешения на вылет до 3 часов дня, поскольку с утра была повышенная облачность.
В 15.30 поднявшись на высоту 4000 метров, звено пробило сплошную облачность и легло на заданный курс. Через 12 минут у самолета Капустина, который вел звено, отказали сразу два двигателя. Как впоследствии выяснилось, причиной отказа стал помпаж.
Капустин безрезультатно пытался вновь запустить двигатели, но самолет продолжал терять скорость и высоту. С командного пункта поступила команда катапультироваться. Но облачность стала реже, и внизу стали различимы городские кварталы. Капустин решил остаться и увести самолет за пределы Берлина. «Прыгай!», — скомандовал он штурману Янову. Но тот остался, понимая, что отстрел катапульты направит самолет вниз.
Шанс спасти не только горожан, но и себя у летчиков был. Вскоре они увидели озеро Штессензее и решили дотянуть до него, приводнившись. Но вдруг перед ними возникла дамба с шоссе с оживленным автомобильным движением. С неимоверным усилием Капустин рванул на себя штурвал. Самолет, приподнявшись над дамбой, потерял скорость, перевалился через нее и резко, под большим углом, ушел в воду, под толстый слой ила.
Герои погибли в английском секторе Западного Берлина в нескольких сотнях метров от советского сектора. И самолет поднимали со дна английские водолазы. 8 апреля состоялась траурная церемония передачи останков советских летчиков представителям Группы советских войск в Германии. Для передачи тел погибших воинов из Великобритании прибыл королевский оркестр, представители английских войск с большим уважением отнеслись к подвигу летчиков. В церемонии прощания с героями, тела которых с аэродрома отправляли на родину, приняли участие десятки тысяч немцев, которые прибыли в Берлин со всех концов страны.
Борису Владиславовичу Капустину и Юрию Николаевичу Янову посмертно было присвоено звание Героев Советского Союза. Их подвиг лег в основу песни Роберта Рождественского и Оскара Фельцмана «Огромное небо», которую исполняла Эдита Пьеха.
Герои Липецка
Спустя два года трагедия произошла также с Яком, но не с перехватчиком, а с фронтовым бомбардировщиком Як-28. 17 декабря 1968 года пилот майор Сергей Максимович Шерстобитов и штурман Леонтий Александрович Кривенков, служившие в Липецком центре войсковых испытаний и подготовки персонала ВВС им. В.П.Чкалова, выполняли тренировочный полет.
В небе загорелся левый двигатель. Летчикам удалось устранить пожар, но двигатель завести было невозможно. Шерстобитов принял решение возвращаться на аэродром, для чего необходимо было выполнить заход на посадку над Липецком. Неожиданно отказал и правый двигатель. Самолет терял высоту и в случае катапультирования неминуемо обрушился бы на город с полным боезапасом. Шерстобитов и Кривенко ценой собственных жизней предотвратили катастрофу, уведя бомбардировщик на пустырь. Они были посмертно награждены орденами Красного Знамени.
Чистое небо Крыма
11 мая 1979 года капитан Виктор Кубраков, служивший в морском авиаполку Черноморского флота, спас жителей села Янтарное Красногвардейского района Крыма. Он направлял сверхзвуковой дальний бомбардировщик Ту-22М2 с авиабазы на полигон «Свободный порт» для учебного бомбометания. В экипаж входили штурман Виктор Перелевченко, штурман-инструктор Альберт Каленихин и второй пилот Евгений Кузнецов.
На высоте 3200 метров обнаружились неполадки в работе одного двигателя. Экипаж начал бороться за жизнь самолета, но события развивались катастрофически. Вскоре двигатель загорелся, а затем взорвался вместе с топливным баком. Три члена экипажа были не в состоянии покинуть самолет из-за громадных перегрузок, и командир произвел принудительное катапультирование. А сам остался.
Практически не слушавшийся пилота бомбардировщик с полным боекомплектом шел на село. Кубраков неимоверными усилиями удерживал самолет от падения. Взрыв при столкновении с землей произошел в двух километрах от Янтарного.
Когда эксперты проанализировали аварию, стало понятно, что если бы не героический поступок пилота, бомбардировщик рухнул бы на сельскую школу, где в это время шли занятия.
Капитан Виктор Владимирович Кубраков был посмертно награжден орденом Красного Знамени.
Это было под Харьковом
6 марта 1980 года старший летчик-инструктор 812 учебного авиаполка Харьковского высшего военного авиационного училища летчиков 30-летний майор Виктор Михайлович Казанцев возвращался из учебного полета на аэродром на истребителе МиГ-21. Внезапно в воздух поднялась стая ворон, и птицы, попав в двигатель, повредили его. Двигатель заглох, и самолет начал стремительно терять высоту.
Казанцев получил приказ катапультироваться. Однако прямо по курсу находился густонаселенный поселок Куриловка Купянского района Харьковской области. Руководитель полетов еще дважды повторил приказ, но пилот оставался в кабине, уводя падающий самолет от домов. Он дотянул до лесопосадки и катапультировался, но было уже слишком поздно. Парашют не успел раскрыться, летчик погиб. Майор Виктор Михайлович Казанцев посмертно был награжден орденом Красной Звезды.

Белорусский дубль
Первым Героем Беларуси стал полковник 61 истребительной авиабазы Западного оперативно-тактического командования ВВС Беларуси Владимир Корват. Это звание было присвоено ему посмертно.
23 мая 1996 года во время совершения учебного полета в Барановичах его Су-27 отказал. Получив приказ катапультироваться, Корват 14 секунд, которые оставались до падения самолета, уводил его от расположенных рядом деревень Арабовщина и Большое Гатище.
О подвиге Корвата в фильме «Обычный герой» сказал его коллега – полковник той же авиабазы Александ Марфицкий: «Он действительно совершил героический поступок. Увел самолет. Все-таки 24 тонны, 4 тонны топлива, если б он упал где-то в населенный пункт…Очень много было бы жертв, тем более уже ночное время было, все люди находились дома».
30 августа 2009 года точно такой же героический поступок совершил и сам Марфицкий. Он и Александр Журавлевич выполняли демонстрационный полет на истребителе-спарке Су-27УБМ на авиа-шоу в польском городе Радоме. Во время выполнения фигур высшего пилотажа в самом конце программы самолет резко потерял высоту и скрылся в лесу. И тут же прогремел взрыв. Причиной аварии стала птица, попавшая в воздухозаборник.
Белорусские пилоты ценой собственной жизни предотвратили тяжкие последствия, поскольку самолет начал падать на населенный пункт и посетителей авиасалона. Осознавая опасность страшной трагедии, белорусские летчики смогли увести падающий истребитель в сторону. Однако из-за слишком малой высоты, оставшейся после маневра, времени на катапультирование у пилотов не оставалось.