110 лет назад родился создатель фильмов «Волга-Волга», «Цирк», «Светлый путь»

 Золотой век советского кино неразрывно связан с именем режиссера Григория Александрова. Ученик и друг великого Сергея Эйзенштейна снял фильмы «Веселые ребята», «Цирк», «Волга-Волга», «Светлый путь». Открыл для кино Любовь Орлову, а для зрителя жанр музыкальной комедии.

 

 Вместе с Любовью Орловой они прожили в браке 40 лет. Правда, детей у пары не было. Единственный сын Григория Александрова Дуглас был рожден от первого брака с актрисой Ольгой Ивановой. К сожалению, история жизни и Дугласа, и Александрова была трагической. Режиссер пережил на пять лет сына и на восемь лет — свою единственную любовь в жизни Любовь Орлову. Одним из немногих, кто близко знал знаменитую пару, является режиссер Георгий Натансон. Сейчас он живет в Москве. На этой неделе увидит свет его книга воспоминаний о знаменитостях, с которыми Натансону довелось работать. Она называется «320 страниц о любви и кино». «Увы, мне не удалось поместить все, что я помню о своей жизни, в такой небольшой объем, — признался „ФАКТАМ“ 91-летний Георгий Григорьевич. — То, что прочитают ваши читатели, я не рассказывал еще никому…»

 «Легко могу предположить, что Марлен Дитрих была влюблена в русского режиссера Александрова»

 

— Григория Васильевича мне назначил руководителем кукольной картины «Небесное создание» Иван Александрович Пырьев, — вспоминает Георгий Натансон (на фото). — В то время Пырьев был директором самой знаменитой киностудии Советского Союза «Мосфильм». Именно тогда было резко сокращено количество выпускаемых фильмов. Иосиф Сталин бросил клич, что кино нужно снимать мало, но каждая картина должна стать шедевром. Денег на большое кино не было, а вот анимационное ставить мне разрешили. Фильм снимал с выдающимся режиссером кукольного театра Сергеем Владимировичем Образцовым. Правда, картину я делал полтора года, а Образцов на съемки приезжал раза три. Он все время был где-то на гастролях со своим гениальным спектаклем «Обыкновенный концерт». Конечно, для меня, еще молодого 32-летнего режиссера, Григорий Александров был огромным авторитетом.

 

— Еще бы! Ведь тогда вся страна восторгалась его «Веселыми ребятами», «Цирком», «Волгой-Волгой».

 

 — Помню, будучи мальчишкой, я чудом попал на премьеру «Веселых ребят». Она проходила в самом большом кинотеатре Москвы «Ударник». Я сидел на балконе почти у потолка, но, прильнув к биноклю, смог рассмотреть всю съемочную группу. Картина закончилась, раздались аплодисменты, и на сцену один за другим стали подниматься Григорий Александров, Любовь Орлова, Леонид Утесов…

 

— Звезды советского кино!

 

 — Что вы, их славу ни с чем нельзя было сравнить. Рассказывали, что киношное руководство картину Александрова восприняло достаточно настороженно. Это длилось до тех пор, пока по поводу «Веселых ребят» не высказался Сталин. Посмотрев фильм, он якобы заметил: «Хорошо! Я будто в отпуске побывал». Этих слов было достаточно, чтобы дать Александрову зеленую улицу. Григорий Васильевич любил вспоминать своего учителя — легендарного Сергея Эйзенштейна. Сразу после успеха «Броненосца «Потемкин» режиссера пригласили в Голливуд. С ним в Америку отправился и Григорий Александров, который на этой картине работал ассистентом Эйзенштейна. Григорий Васильевич часто вспоминал ту поездку, которая длилась около года. Вместе с Эйзенштейном они были в Берлине, Париже. Познакомились с Марлен Дитрих, Гретой Гарбо…

 

— Рассказывают, что у Александрова даже был роман с Марлен Дитрих.

 

 — Я тоже слышал об этом, но, понятно, Григорий Васильевич ничего мне не докладывал. Вообще, он был достаточно скрытен в том, что касалось его личной жизни. Но я легко могу предположить, что великолепная Марлен была влюблена в русского Александрова. Он был статен, красив, прекрасно изъяснялся, знал, что нравится женщинам. К моменту своего возвращения из Америки он уже разошелся со своей первой супругой. А через некоторое время познакомился с Любовью Орловой. Кстати, Марлен Дитрих и Любовь Орлова были очень похожи. С тех пор, как Александров и Орлова поженились, не помню, чтобы о нем рассказывали какие-то романтические истории. Казалось, эта пара просто идеальная. Они удивительно подходили друг другу. И всегда обращались друг к другу только на вы.

 «Орлова была главной в семье во всем, что касалось бытовых вопросов»

 

— Вы бывали у них дома?

 

 — Конечно, несколько раз, когда готовился к своей картине. Квартира Александрова находилась в так называемом актерском доме, недалеко от улицы Горького. Она была огромная, но посторонних пускали только в кабинет Александрова и на небольшую кухоньку. Помню, первый раз я пришел домой к Александрову и Орловой в дождливый день. Никакого зонтика у меня с собой не было, и мое пальто из букле насквозь промокло. Дверь открыл сам Григорий Васильевич, одарив своей очаровательной улыбкой. И тут же кинулся снимать с меня набухшее пальто. Я стал сопротивляться, а он говорит своим раскатистым басом: «Георгий Григорьевич, так должен поступать каждый интеллигентный человек, встречая своего гостя». Мы прошли в кабинет Александрова. Посредине стоял огромный дубовый стол, на котором аккуратными стопочками лежали листы исписанной бумаги. По стенам были развешаны фотографии Любови Орловой. Все утопало в мягком, приглушенном свете. Меня не покидало чувство, что я попал в святую святых каких-то небожителей.

 

— Любовь Петровна была дома?

 

 — Она появилась немного позже. Мы поработали, и Александров пригласил меня в небольшую кухоньку. Там стоял столик, три стула и плита со всевозможными приспособлениями. Тут вдруг открылась дверь — и в кухню вошла Любовь Орлова. Я замер. Впервые так близко столкнулся со знаменитой актрисой. Она оказалась совсем небольшого роста, совершенно просто одета, без макияжа. Любовь Петровна зашла и, обращаясь к нам двоим, сказала: «Прошу в гостиную на ужин». Я шел на подкашивающихся ногах. Особенных блюд на ужин не подавали. Орлова вообще, по-моему, ничего не ела, а лишь вприкуску пила чай с конфетами «Мишка на севере», она их очень любила. Александров набирал себе в тарелку дымящейся картошки и говорил, что ни на какое другое блюдо ее не променяет. Я же так стеснялся, что совершенно ничего не мог взять в рот.

 

— В доме была прислуга?

 

 — Когда мы сидели за столом, все блюда были уже расставлены. Конечно, Любовь Петровна не стояла у плиты и не готовила. Все знали, что именно она управляет домом и в ее распоряжении две домработницы, два шофера и несколько секретарей. Собственно, Орлова была главной в их союзе с Александровым в том, что касалось бытовых вопросов. Григорий Васильевич витал в облаках, творил и жил кинематографом. Помню, такая же картина была, когда я гостил на даче у Александрова во Внуково. Это был огромный дом с большим каминным залом. Александров задумал его построить именно таким, когда вернулся из поездки в Америку. Посреди каминного зала стоял дубовый стол, за которым собирались гости. Правда, их семья была очень закрытой и больших гуляний у себя никогда не устраивала. Помню, когда я приехал к ним на дачу, Любовь Петровна с порога повела меня на второй этаж — там была ее территория. Она стала хвастаться, что сама сделала шторы на окна и сшила накидки на кресла. Вообще, Орлова любила заниматься рукоделием. Собирала цветное стекло и создавала всякие поделки, которые стояли в специальных шкафчиках в ее комнате на даче.

 «Картину о Глинке Сталин смотрел, положив свою руку на колено Григория Васильевича»

 

— Рассказывают, что до встречи с Александровым Любовь Петровна была малоизвестной актрисой.

 

 — Конечно, это он открыл нам Орлову. Как Пигмалион вылепил свою Галатею. Актрису Любовь Орлову посоветовал Александрову знакомый художник, когда режиссер искал героиню на роль в «Веселых ребятах». Когда Александров и Орлова познакомились, ей было уже 36 лет. Ранее она побывала замужем и встречалась с каким-то известным австрийским бизнесменом. Григорий Васильевич сразу утвердил Любовь Петровну на главную роль. И после этого уже не снимал в своих картинах никаких других актрис. Надо сказать, что и Орлова не играла в фильмах других режиссеров.

 

*Любовь Орлова и Григорий Александров прожили вместе 40 лет и все эти годы называли друг друга на вы

 

 Кстати, я благодарен Любови Петровне за то, что она была одной из первых зрительниц моей кукольной картины и весьма высоко ее оценила. Сразу после окончания съемок Госкино решило отправить мою работу на кинофестиваль в Венецию. И что вы думаете? Она получила главный приз.

 

— Большие деньги?

 

 — Какие деньги! Нам передали награду, и на этом все закончилось. Съемочную группу даже не пустили в Италию. Просто никто из руководства не рассчитывал на успех.

 

— Даже Сергей Образцов?

 

 — Сергей Владимирович был столь занятым человеком, что, написав сценарий для картины, во всем остальном положился на меня. Кстати, «Небесное создание» стал первым мультфильмом, героями которого были не рисованные картинки, а настоящие куклы. К сожалению, мой первый опыт работы в анимации стал и последним. Потом я занялся большим кино — начал снимать картину «Белая акация» по оперетте Исаака Дунаевского.

 

— С Григорием Васильевичем вы больше не работали?

 

 — Я продолжал трудиться в его творческой студии. Тогда «Мосфильм» был разделен на множество объединений. Сначала я работал у Александрова, потом у Пырьева. Была еще одна интересная история, связанная с Григорием Александровым. В то время на киностудии работал режиссер Лео Арнштам. Именно он одним из первых снял в главной роли Зою Федорову в картине «Подруги». Так вот, Лео Оскарович сделал фильм о композиторе Глинке, но Сталину картина совсем не понравилась, потому что Глинку играл актер Борис Чирков, снимавшийся в легендарном кино «Выборгская сторона». Помните песню: «Где эта улица, где этот дом, где эта барышня, что я влюблен?»

 

 Григорию Александрову поручили поставить новую картину о Глинке. Главную роль сыграл Борис Смирнов. Когда фильм был готов, Сталин пригласил на просмотр к себе и Александрова. Помню, когда Григорий Васильевич уезжал в Кремль, мы все, работавшие в его объединении, собрались в большом кабинете режиссера на «Мосфильме». Ждали три часа. Наконец дверь распахнулась и, широко улыбаясь, в кабинет зашел Григорий Васильевич. Он рассказал: «Иосиф Виссарионович посадил меня рядом с собой и смотрел картину, положив на мое колено свою руку…» В конце он признался, что Сталин благодарил его за кино. И мы, все собравшиеся, тут же стали исследовать колено Александрова, по очереди к нему прикасаясь…