Военнослужащий запаса сможет дослужиться до полковника

Минобороны создало специальные аттестационные комиссии для присвоения званий «запасникам»
Военнослужащий запаса сможет, оставаясь «на гражданке», дослужиться до полковника. Впервые в истории отечественного Минобороны при военкоматах будут созданы специальные аттестационные комиссии. Именно они будут решать, достоин ли кандидат получить очередную звезду на погоны. При этом комиссия будет принимать во внимание военное образование, состояние здоровья, моральные и деловые качества претендента. По мнению экспертов, новый подход будет стимулировать военнослужащих запаса повышать квалификацию.
Как рассказали «Известиям» в военном ведомстве, приказ министра обороны «О порядке проведения аттестации для присвоения воинских званий гражданам, пребывающим в запасе Вооруженных сил Российской Федерации» уже действует. Новый документ объединил и упорядочил требования к офицерам запаса, претендующим на получение очередного воинского звания.
При республиканских, краевых и областных военкоматах появятся аттестационные комиссии. Их заседания будут проводиться раз в квартал. В состав каждой комиссии войдут четыре сотрудника соответствующего комиссариата и один представитель органов государственной власти.
Всех офицеров запаса разделят на две категории — приписанных к воинской части и состоящих на общем учете в военкомате. Первых будут вносить в список кандидатов на повышение звания автоматически. В случае объявления мобилизации эти офицеры должны явиться в определенную воинскую часть, где за ними уже закреплена должность.
«Запасник», стоящий на общем учете в военкомате, тоже сможет получить очередное звание. Но для этого ему нужно написать соответствующее заявление. Вопрос вынесут на рассмотрение одной из аттестационных комиссий. Решение она примет после завершения срока пребывания офицера в текущем воинском звании.
Легче всего будет стать старшим лейтенантом. Для этого достаточно получить положительное заключение аттестационной комиссии и пройти медицинское освидетельствование. От капитана и выше процедура присвоения очередного звания значительно усложняется. Кандидату предстоит пройти сборы и переподготовку. По их итогам придется сдать зачеты.
В законодательстве указаны минимальные интервалы времени между присвоениями очередного воинского звания. Так, старший лейтенант через четыре года сможет стать капитаном. Майору придется пять лет ждать звания подполковника. Офицер запаса сможет дослужиться не более чем до полковника.
При этом военнослужащим запаса теперь будут присваивать и внеочередные звания. Таким образом ведомство собирается дать им стимул для повышения квалификации. Здесь персональное решение по каждому офицеру будет принимать министр обороны.
Новые правила предусматривают меры против злоупотреблений в военкоматах, рассказал «Известиям» учредитель российской ассоциации юристов силовых ведомств «Гвардия» Олег Жердев.
— Появление в аттестационных комиссиях гражданского чиновника должно свести случаи злоупотреблений служебным положением к минимуму, — рассказал эксперт. — А в случае если комиссия откажется присваивать очередное звание, офицер сможет опротестовать это решение в суде.
В запасе числятся офицеры, не находящиеся на действительной военной службе. За счет «запасников» повышаются мобилизационные возможности государства в случае крупномасштабной войны. Нередко их путают с офицерами в отставке, которые перестали быть военнообязанными по возрасту, состоянию здоровья или иным причинам.

Александр Круглов
https://iz.ru/

Минобороны снизит требования к здоровью ученых в погонах

Военное ведомство разработало дифференцированные критерии для поступающих в магистратуру и адъюнктуру
Минобороны снизит требования к здоровью офицеров, поступающих в военные учебные заведения, для того чтобы заниматься наукой. В ординатуру и адъюнктуру смогут попасть военнослужащие после не очень тяжелых ранений, травм, переломов, если специальная комиссия вынесет положительное решение. Изменения позволят офицерам с большим опытом, в том числе боевым, повысить уровень своего образования и передать знания молодому поколению. По мнению экспертов, это положительно скажется на качестве подготовки кадров для Вооруженных сил.
В Минобороны «Известиям» заявили, что требования к состоянию здоровья офицеров, поступающих в военно-учебные заведения, будут дифференцированы.
Подготовлены поправки в приказ министра обороны № 770 от 20 октября 2014 года, который устанавливает порядок проведения военно-врачебной экспертизы (документ имеется в распоряжении «Известий»). Согласно поправкам, для офицеров, поступающих в адъюнктуру (аналог аспирантуры в военных вузах), ординатуру и докторантуру, установят более низкие требования, чем для тех, кто поступает в магистратуру. Сейчас критерии одинаковы.
Когда приказ будет принят, при наличии некоторых диагнозов — речь, идет, например, о последствиях ранений, травм и переломов с «незначительными клиническими проявлениями» — офицеру предложат пройти индивидуальную оценку. Специальная комиссия решит, годен ли он к поступлению в ординатуру, адъюнктуру или докторантуру. В этом случае учитывается прогноз медиков о риске ухудшения состояния, а также характеристика командира о том, насколько человек справляется с обязанностями при своем заболевании. Также в список диагнозов, при которых решение будет приниматься индивидуально, входят, к примеру, умеренное заикание, болезни позвоночника (без нарушения функций), язва желудка (с редкими обострениями) и др.
Сегодня «при наличии увечья, заболевания, по которым… предусмотрены индивидуальная оценка категории годности к военной службе… выносится заключение о негодности к поступлению», сказано в действующем приказе Минобороны.
Но из-за возраста и особенностей службы далеко не все офицеры обладают нужным здоровьем. В пояснительной записке к проекту обновленного приказа отмечается, что сложившаяся ситуация не позволяет военнослужащим, имеющим большой практический опыт службы в войсках, «в том числе в условиях боевых действий в военных конфликтах, повысить свой образовательный уровень».
Что касается будущих магистров, к их здоровью останутся высокие требования. В проекте приказа говорится, что они в том числе будут зависеть от профиля заведения. Последние содержат, к примеру, ограничения по росту для танкистов и подводников, различные требования к остроте зрения для плавсостава, ракетчиков и десантников и ряд других условий. На офицеров, которые решили глубоко уйти в науку, такие тонкости не будут распространяться.
СПРАВКА «ИЗВЕСТИЙ»
В высших военных училищах готовят лейтенантов по программам бакалавриата или специалитета. Выпускники училищ, отслужив в среднем 5–7 лет, смогут продолжить свое образование в военных академиях по программе магистратуры.
Офицеры, поступающие в ординатуру, адъюнктуру и докторантуру, — это люди, которые впоследствии будут служить не в строевых частях, а заниматься научной и преподавательской деятельностью, отметил эксперт Российской ассоциации юристов силовых ведомств «Гвардия» Олег Жердев.
— Таких нагрузок, как при службе в войсках, у них не будет, — отметил эксперт. — Их задача не защищать родину непосредственно с оружием в руках, а обучать защитников Отечества.
Снижение требований необходимо, чтобы грамотные кадры не уходили в запас, а могли продолжать службу на преподавательских должностях, считает председатель независимой военно-врачебной экспертной комиссии полковник медслужбы запаса Сергей Стрильченко.
— Офицеры получают ранения на службе, — отметил он. — Неправильно лишать их возможности заниматься преподавательской деятельностью.
Ранее «Известия» сообщали, что в этом году в общевойсковых командных училищах сократили срок обучения до четырех лет. В учебных заведениях со сложными техническими специальностями срок обучения останется прежним — пять лет.

Роман Крецул
https://iz.ru/

Кто убивает офицеров ВСУ? Другие офицеры

Киев, 27 июня. В столице Украины прошла пресс-конференция на тему: «Разгул преступности: страна наполнена оружием, а ГПУ не действует». Эксперты рассказали корреспонденту Федерального агентства новостей (ФАН), почему взрыв Mercedes руководителя спецназа ГУР ВСУ Максима Шаповала нельзя называть терактом.
«Это не теракт, журналисты неверно называют это терактом. Я по своему первому образованию офицер спецназа и я могу вам сказать, что это, по всей видимости, ответные действия спецслужб нашего противника. Вы помните диверсии в отношении лидеров военизированных формирований в ДНР и ЛНР. Думаю, мы наблюдаем ответные действия», — заявил Игорь Годецкий, адвокат, президент «Лиги защиты прав человека».
Андрей Золотарев, руководитель Центра «Третий сектор», предложил две версии событий.
«Как основная версия будет отрабатываться версия ответа за работу украинских диверсионно-разведывательных групп, уничтоживших Гиви и Моторолу. Эхо войны, так сказать. Идет война, это война спецслужб. Ее следствием являются такие акты, один из которых мы видели сегодня в Киеве. Ну и другой момент – нельзя исключать виновных и среди граждан Украины, поскольку вокруг спецслужб у нас всегда переплетаются очень серьезные экономические и криминальные интересы. Нельзя сбрасывать версию, которая связана с профессиональной деятельностью офицеров ВСУ на контролируемой Украиной территории», — заявил руководитель Центра «Третий сектор».
В целом про ситуацию с преступностью на Украине эксперты говорили очень резко. Так, Андрей Золотарев заявил, что сейчас украинцы наблюдают «результат реформы Авакова-Деконеидзе, когда расследованием преступлений занимались не профессионалы, а пиарщики». И хотя сегодняшний инцидент вряд ли можно было предотвратить, это, по словам Золотарева, не оправдывает того, что было сделано с полицией.
«Вчера были выпущены по закону Савченко бойцы «Правого сектора»* (запрещено в РФ), которые два года назад устроили перестрелку с полицией с использованием крупнокалиберного пулемета. В результате реформ мы имеем патрульную полицию, которая напоминает фокстерьеров, такая же суетливая и бесполезная. Тот период медового месяца, когда нам демонстрировали новые автомобили и красивую американскую форму, давно прошел, а жизнь людей безопасней спокойней и защищенней не стала. Это результат также разгрома полиции, когда ее покинули опытные сыщики и следователи. А сегодня на следователе висит 300-400 дел. Не улучшает положение дел и ГПУ, глава, которой генеральный прокурор Луценко, даже не имеет юридического образования и был продавлен на это место Петром Порошенко», — заявил Андрей Золотарев.
* Организация запрещена на территории РФ.

Автор: Степан Коцаба специально для ФАН Киев
https://riafan.ru/

Воспоминания о службе. Аэродром «Троицкое»

 

 Девятнадцатого апреля 1988 года все три эскадрильи нашего полка перелетели на аэродром «Троицкое», в Калмыкию, на место нашего постоянного базирования. Наши бездарные тыловики, как всегда, «всё подготовили». Когда я пришёл в «лётный модуль», то увидел строение из фанеры, очень напоминающее большой коровник. Даже чтобы войти в него нужно было перешагнуть через водопроводную трубу, в которой так никогда и не появилась вода. Вдоль стен стояли разобранные железные кровати и солдатские тумбочки с табуретками, всё — очень сильно б/у. 

 

Пришлось быстро наладить строительство своими руками. «Коровник» разделили на большие комнаты, по эскадрильям, возвели перегородки из найденных на месте стройматериалов, навесили двери, собрали койки. Тем же самым занимался наш технический состав. Казарма для солдат была более-менее нормальной. На следующий день работали по строительству штабов эскадрилий и классов подготовки к полётам, которые также представляли собой «коровники», только поменьше размером. Вообще было полное впечатление, что здесь нас никто не ждал.

 

Сам аэродром построили срезав верхушку огромного холма. Земля была рыжего оттенка, вокруг печальные калмыцкие степи с чахлой травой, почти нет водоёмов, совсем нет деревьев. С воздуха всё было однообразно – серо, какой-то «лунный пейзаж». Вода была только привозная, непригодная для питья из–за очень большого содержания солей. Рядом с нами стояли казармы военных строителей, которых зачем–то оставили здесь. Дисциплина у них напрочь отсутствовала.

 

Обещанные нам ранее ДОС вроде бы построили на окраине Элисты, но их тут же заселили местными жителями. И всё это было как будто так и надо… В такие места всегда ссылали преступников, а теперь в их положении оказались мы. Но всё же нужно было жить, служить, летать. Двадцать третьего апреля начались регулярные полёты, «колесо завертелось».

 

С курсантами летала только третья эскадрилья на Л-39. Им «нарезали» самых неприхотливых — кубинцев. Те не обращали особого внимания на спартанские условия быта, на общие «отхожие места», на почти полное отсутствие каких–либо развлечений. Прислать сюда курсантов из арабских стран было бы немыслимо. Они бы уже через несколько дней объявили забастовку и совершенно справедливо.

 

В конце апреля и начале мая степь вокруг нас на короткое время превратилась в цветущее чудо. Моря разноцветных тюльпанов, серебристого ковыля, степных трав изо всех сил старались проявить свою красоту в то небольшое время, которое им отпустила природа. Скоро жара и недостаток воды превратят степь в некое подобие «лунного пейзажа».

 

Основное и, пожалуй, единственное достоинство этого места заключалось в большом и свободном воздушном пространстве, а также в том, что его ни с кем не приходилось делить. Но было и очень много того, что от нас не зависело. Температура воздуха летом почти всегда держалась под сорок градусов в тени. Частые пыльные бури, огромное количество мух, постоянный недостаток воды. Спать можно было только соорудив из простыни и проволоки некое подобие крышки гроба над кроватью. Кондиционеры отдали в общую комнату для лётчиков, чтобы хотя бы они спали нормально. В столовой кормили весьма посредственно.

 

По субботам после обеда прилетал Ил-76 и часть личного состава отправлялась к семьям в Краснодар и Приморско-Ахтарск на воскресенье. У тех, кто оставался, было два варианта отдыха. Первый и основной – напиться на месте, если было что пить. Второй – на «перекладных» добраться до Элисты, а там ждали «блага цивилизации» в виде кино, пива, местных женщин. В это время вся страна под руководством Горбачёва делала вид, что борется с пьянством. Купить спиртное было совсем не лёгкой задачей. О какой-либо организации отдыха личного состава никто и не помышлял. Крайне редко появлялись представители руководства училища. Они старались у нас не задерживаться, здесь им было очень не комфортно.

 

В августе в день авиации на аэродроме устроили «авиашоу» с приглашением большого числа жителей Элисты и Троицкого. Наш командир, Ивашенко, разрешил подготовить «что–нибудь простое» и на наших боевых самолётах. Вначале я всё же пытался предложить что–либо оригинальное, но командир, глядя на меня всё понимающими глазами, неизменно повторял одну и ту же фразу: «Юрий Петрович, нас не поймут», прозрачно намекая на вышестоящих начальников. Увы, он был совершенно прав. Но всё же наша пара МиГ-ов, в составе Орехов – Сискетов, была «гвоздём» программы.

 

К началу октября полк успешно достиг всех поставленных задач. Оставаться здесь на зиму было невозможно и мы опять перелетели в Приморско-Ахтарск. Вскоре у нас произошло ЧП. Наш командир полка, Ивашенко Пётр Михайлович, и трое местных прапорщиков утонули на охоте. Они шли вдоль камышей в лимане, внезапно поднялся сильный ветер и стал гнать воду с моря. Уровень её быстро поднялся выше болотных сапог и охотников нашли так, как они шли, — друг за другом. Низкая температура воды их обездвижила и они, потеряв сознание, упали ничком в воду.

 

Командиром полка стал подполковник Исаков Александр Константинович. Я его знал только с лучшей стороны, никаких недостатков, присущих большинству командиров, у него не отмечалось. Он попытался продвинуть меня на должность зам. командира полка, не обращая внимания на мой «холостяцкий» статус. И вроде бы никто не был против, все собеседования прошли благополучно, но приказа о назначении так и не последовало. Так наша страна окончательно потеряла, в моём лице талантливого «полководца».

 

 

Десятого марта 1989 года мы перелетели в Калмыкию. Теперь мы уже знали, что нас там ждёт, поэтому были во «всеоружии». Быстро восстановив частично разграбленные «апартаменты» и, проведя необходимые подготовки, с пятнадцатого числа мы начали полёты.

 

Ещё несколько лет назад, с момента назначения меня на должность зам. командира АЭ, я пытался внедрить «в массы» свой опыт обучения курсантов. Но все мои усилия натыкались на некий «консерватизм» лётно-инструкторского состава. Никто не «горел» желанием что–то менять, а на мои призывы давать свои предложения по совершенствованию методики обучения, все скромно отмалчивались. Когда я стал командиром эскадрильи, то у меня появилась определённая власть, которая позволяла перейти от уговоров к делу. Но возможность проверить всё на практике появилась только в этом году, когда в эскадрилью дали курсантов из Венгрии.

 

Девяносто пять процентов времени, отпущенного на подготовку к полётам, всегда уходило на «писанину». Почти никакой реальной эффективности этот бесполезный труд не давал, потому что был рассчитан «на прокурора». Если что–либо случалось: аварии, катастрофы, грубые ошибки в пилотировании и тому подобное, то всегда «арестовывалась» лётная документация. Именно по результатам её проверки делались основные выводы о причинах лётных происшествий. Поэтому, главным становилось не подготовка к полётам, а её отражение на бумаге.

 

Отменить «писанину» я не мог, это было не в моей власти. Несложный анализ причин лётных происшествий в училищах ясно показал, что примерно 80% из них происходит при заходе на посадку и на посадке. Достаточно много неприятностей приносят также неграмотные действия при возникновении в полёте нештатной ситуации.

 

Суть методики была, как всё «гениальное», проста. Нужны были универсальные схемы переключения внимания в реальном масштабе времени, как при полёте по кругу, так и при возникновении любой нештатной ситуации в воздухе. Кроме этого, при показе исправления отклонений на посадке, нужно было показывать такие большие «выравнивания» и «взмывания», которые ни один курсант не сможет допустить в самостоятельных полётах. Увидев как всё легко исправляется при правильном управлении самолётом, никто уже не допустит панических действий, что и приводило обычно к грубым посадкам и даже к авариям.

 

 Я начал с того, что отшлифовал методики и буквально заставил сдать мне зачёты по ним всех лётчиков эскадрильи, начиная с командиров звеньев. Почти никто не сдал с первого раза, а эти мои требования принимали, скажу мягко, без восторга. Лично провёз каждого пилота на показ и исправление отклонений на посадке. В каждой лётной группе сделали раскладывающийся макет ВПП. Тренажи «пеший-по-лётному» проводили «на природе», в условиях «максимально приближенных к боевым», в реальном масштабе времени. Все без исключения курсанты перед выполнением контрольного полёта на допуск к самостоятельному вылету сдавали мне те же зачёты.

 

 Известно, что после многократных, не менее трёхсот, однообразных и правильных повторений каких-либо действий, всё закрепляется в подсознании на уровне рефлексов.

 

Правильность любой теории определяется практикой. Все наши курсанты вылетели самостоятельно, устойчиво летали, успешно закончили программу. Я не помню ни одной грубой посадки и каких-либо проблем при выполнении полётов по видам лётной подготовки.

 

В августе, на день авиации, мы опять организовали авиашоу. Народу было в несколько раз больше чем в прошлом году. На этот раз наша пара, я и Сискетов, сначала прошли над самыми головами зрителей, а потом выполнили более сложную программу, чем год назад. Народ был в полном восторге.

 

Столовая заработала значительно лучше, так как к нам стали присылать поваров и официанток с других полков, на месяц, в командировку. Командование училища даже прислали нам несколько кондиционеров для облегчения нашего быта. Но терпение лётного и технического состава уже иссякло. Пятый год нас постоянно перемещали с места на место, жёны и дети видели отцов, четыре-пять месяцев в году. А конца наших «мытарств» не было видно. Мы собрали общее офицерское собрание и решили послать несколько человек в Москву, для изложения там наших проблем. Руководство полка было против, но не смогло никого убедить.

 

В октябре мы успешно выполнили все поставленные нам задачи и навсегда покинули калмыцкие степи, перелетев в Приморско-Ахтарск. Наша вторая эскадрилья стала лучшей в училище по итогам года. Это был последний успех полка, так как вскоре из Москвы пришло решение о расформировании нашей части.

 

Основной состав нашей эскадрильи вместе со мной перевели в «кущёвский» полк. Там она была вскоре расформирована (лучшая эскадрилья училища!). У нас всегда «умели» ценить людей… Мой опыт обучения курсантов оказался никому не нужен…

 

Повезло нам только в одном. В это время сдавали в эксплуатацию новый дом и все мои лётчики и техники вскоре получили квартиры. Для меня должности не нашлось, поэтому я летал на личное совершенствование и стал «штатным» пилотом по облётам авиатехники после ремонтов, а также перегонял самолёты с других аэродромов.

 

В середине лета девяностого года у меня случился приступ мочекаменной болезни, отошёл камешек из почки, следствие качества калмыцкой воды. Госпиталь в Ростове-на-Дону, затем госпиталь в Москве. Здоровье полностью восстановилось, но больше я не летал. Чувствуя свою ненужность и полное отсутствие каких-либо дальнейших перспектив, я написал рапорт с просьбой уволить меня «по сокращению штатов». Его охотно подписали. С марта 1991 года я был «в распоряжении Командующего ВВС СКВО».

 

Единственной радостью в это грустное время, были приезды в полк Гены Штерна. В моей квартире собиралась весёлая компания в составе Штерна, меня и Сергея Шнягина. До сих пор сохранились записи некоторых песен и лётных «баек».

 

В августе 1991 года произошёл «путч» и через некоторое время страна покатилась в пропасть «рыночных отношений». Вскоре несколько негодяев, не ведая, что творят, руководствуясь исключительно личными амбициями, подписали «Беловежские соглашения» и перестал существовать СССР. Восьмого декабря пришёл приказ о моём увольнении. Я «арендовал» большой гараж у Саши Бобова. С трудом, но достал несколько десятков килограммов мяса для шашлыков и два ящика водки. Пригласил человек тридцать пилотов и устроил «отвальную». Бывшие мои лётчики, Речинский и Тарасов помогли мне всё подготовить, и были главными изготовителями шашлыков. До сих пор сохранилась кассета, где живут голоса с того прощального вечера. Некоторых пилотов уже нет в живых.

 

«Ушли» — Лёша Горбулин, Коля Касьянов, Саша Певцов, Сергей Шнягин. Совсем недавно, не стало Александрова Саши, Вилкова Володи, Грунина Юры, Эльбакяна Вити, и это только те, про кого я узнал… Самому старшему из них, не было и пятидесяти пяти лет. Про каждого из них можно сказать, что все они были настоящими лётчиками. К счастью, почти у всех осталось их продолжение, — дети.

 

«… кто- то скупо и чётко, отсчитал нам часы,

 Нашей жизни короткой, как бетон полосы,

 А на ней, кто разбился, кто взлетел навсегда,

 Ну а я приземлился, вот какая беда….»

 В. Высоцкий

 

Послесловие

 

Очень много замечательных людей служили рядом со мной. Формат изложения не позволяет вспомнить обо всех, прошу меня извинить. В этом «произведении» показан крохотный кусочек очень сложной и интересной жизни лётчиков-инструкторов и курсантов. Я почти не написал о нашем техническом составе, об этих настоящих тружениках авиации. Им приходилось очень нелегко, но подавляющее большинство этих офицеров и прапорщиков достойно всяческого уважения за их самоотверженный труд. Благодарю Вас, без ваших рук мы не смогли бы летать.

 

Ну а лётчики, за редким исключением, навсегда остаются для меня цветом нашей российской нации, независимо от их национальной принадлежности. Я горжусь тем, что более двадцати лет мы летали, служили и жили одной жизнью с этими прекрасными людьми. Я люблю вас!

 

 

2009 год. Август. Орехов Ю.П.

 

 

Приложение. Сказка об «Иванушке» …

 

     В некотором Царстве, в некотором Государстве, жил был Иванушка, то ли — Царевич, то ли – Дурачок… Сколько он себя помнил, всегда мечтал только об одном – жить в заоблачной стране и иметь друга – волшебного крылатого коня с огненно–рыжим хвостом. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается… Рос  Иванушка и вырос. Пришло время отправляться в путь, искать в далёкой заоблачной стране своего волшебного коня.

      Попрощавшись с родными, и закинув котомку за плечи, пустился Иванушка в дальнюю дорогу. Путь к мечте был труден. Лежал он через жаркие пески, грязные болота, дремучие леса и высокие горы, но всё преодолел Иванушка и пришёл в заоблачную страну, где жили–поживали весёлые и смелые люди, тоже, как и он, пришедшие из разных Царств–Государств.

      Нашёл там Иванушка и своего волшебного крылатого коня с огненно–рыжим хвостом. Они полюбили друг друга с первого же взгляда и навсегда стали самыми верными друзьями. Вместе с крылатым конём поднимался Иванушка выше самых высоких гор, летал среди белоснежных облаков, проносился быстрее ветра над морями и лесами…

      Никогда не подводил его крылатый конь, выносил из любых бед и ничего не боялся Иванушка, пока они были вместе. Когда на земле было сыро и мрачно, то Иванушка знал, что его верный друг всегда готов поднять его к солнцу и звёздам.  Незаметно летело время в заоблачной стране…

      Долго ли, коротко ли… Но вот, где-то наверху со скрежетом провернулось колесо судьбы и настало время расстаться с крылатым конём и навсегда покинуть заоблачную страну. Обнял Иванушка своего верного друга за дивную лебединую шею, последний раз прошептал ласковые слова, попрощался и пошёл вниз, туда, откуда он начал свой путь.

      Навсегда врезалось в его память: печальный стоял крылатый конь и неотрывно смотрел вслед, неподвижный, словно изваяние…

      Всё ниже спускался Иванушка, всё плотнее становился воздух, всё труднее становилось дышать. Ничего он не принёс с собой из заоблачной страны, ни золота, ни серебра. Не привёл он и Василисы Прекрасной… Осталась с Иванушкой только память о его крылатом друге и о весёлых и смелых обитателях этой страны.

      Там, куда он вернулся, жили хорошие люди, но почти  все они считали, что лучший друг,  это не какой–то непонятный крылатый конь, а откормленный бык с тяжёлым загривком и золотой цепью, или жирный боров с толстым слоем сала.

      За годы, проведённые Иванушкой в заоблачной стране стал он – Царевичем, а здесь стал чувствовать себя – Дурачком, не понимающим самых простых житейских истин…

      Жил был Иванушка…

 

Пояснения к терминам и сокращениям

(для читателей, незнакомых с авиационными терминами):

 

— АЭ – авиационная эскадрилья.

 — АРК – автоматический радиокомпас.

 — БПРС – ближняя приводная радиостанция. Обычно располагается на расстоянии одного километра от ВПП.

 — б.у – бывший в употреблении.

 — В.ч – воинская часть.

 — ГСМ – горюче – смазочные материалы.

 — ДПРС – дальняя приводная радиостанция. Обычно располагается на расстоянии четырёх километров от ВПП.

 — ВПП (бетонка) – взлётно-посадочная полоса. Обычный стандарт: ширина – сорок пять метров, длина две тысячи пятьсот метров.

 — ВСКП (вынос) – выносной командно-диспетчерский пункт, на нём, обычно, располагается ПРП.

 — ВО – военный округ.

 — ВВС – военно-воздушные силы.

 — ВОТП – воздушно-огневая и тактическая подготовка.

 — ДОС – дом офицерского состава.

 — ДОСААФ – добровольное общество содействия армии авиации флоту.

 — ИАС – инженерно-авиационная служба.

 — К.З. – командир звена.

 — КУР – курсовой угол радиостанции (угол между направлением полёта самолёта и направлением на ДПРС).

 — КДП – командно-диспетчерский пункт, (на нём обычно располагается основная часть группы руководства и обеспечения полётов).

 — КУЛП – курс учебно – лётной подготовки.

 — ОК – объективный контроль (самописцы параметров полёта).

 — ПРП – помощник руководителя полётов.

 — ПМУ – простые метеоусловия.

 — ПФО – психофизиологический отбор.

 — РУД – рычаг управления двигателем.

 — РСП – радиолокационная система посадки. Обычно располагается недалеко от центра ВПП.

 — РД – рулёжная дорожка.

 — РЛП – радиолокационный прицел.

 — РС – неуправляемые реактивные снаряды.

 — Спарка – самолёт с двойным управлением.

 — СМУ – сложные метеоусловия.

 — СКВО – северокавказский военный округ.

 — СПУ – самолётное переговорное устройство.

 — ЦЗ – центральная заправочная, (место, где производится межполётная подготовка самолётов к полётам).

 

Когда деньги выше чести

Только материальными стимулами проблемы российского офицерского корпуса не решить. В современных справочниках, энциклопедиях практически невозможно найти статью на тему «Военная культура». Хотя до октябрьского переворота это понятие было у нас в широком обороте. Увы, наблюдаемое в последнее время общее падение нравов не обошло и Вооруженные Силы, и пока все попытки синтезировать лучшие достижения русской и Советской армии успехом не увенчались. Что же нужно сделать для того, чтобы поднять уровень военной культуры?

 

Военная культура зиждется на трех китах – обычаях, традициях и законах. Наша военная культура, как, впрочем, и вся отечественная, в значительной своей части христианская. Не зная истории Русской православной церкви (РПЦ), невозможно понять особенностей формирования воинского духа защитников Отечества в прошлом.

 

РПЦ накопила колоссальнейший опыт работы с военной паствой, который сегодня в значительной степени утрачен. Именно Русской православной церкви историческая судьба сегодня уготовила особую миссию – формирование нравственности русского общества, в том числе и воинства.

 

Обращал ли кто внимание на тождественность организации армии и Церкви? Жизнь и служба в армии и Церкви регламентируются уставами. В обеих структурах есть строгая иерархия – подчинение младших старшим. Без послушания нет Церкви, без дисциплины – армии. Ни армия, ни Церковь не обходятся без формы одежды, без знаков отличия. Главный метод воспитания – личный пример. Все это создает дополнительные условия для плодотворного взаимодействия этих структур в формировании личности воина-гражданина.

 

Безликие личности

 

Военная культура, обращенная на личность, бывает, как и дисциплина, естественной (когда человек получает ее в ходе самой жизни по принципу «можно – нельзя») и осознанной (когда человек понимает суть происходящих явлений). Безусловно, носитель последней крайне необходим армии. Но формирование такой личности требует продолжительного времени, сил и средств. Исследования в области военной культуры России показывают: инициаторами проведения реформ выступали, как правило, яркие личности.

 

К сожалению, в последние десятилетия прошлого века в системе воинского воспитания им отводилась весьма скромная роль. В сфере материального почти не оставалось места живым, конкретным людям. Об этих временах академик Дмитрий Лихачев писал: «История человека оказалась без человека. Опасаясь преувеличения роли личности в истории, мы сделали наши исторические работы не только безличностными, но и безличными, а в результате малоинтересными».

  

На самом деле история России изобилует выдающимися государственными и общественными деятелями, полководцами, духовными наставниками, гениальными представителями науки и искусства. Труд этих людей способствовал победам на поле брани.

 

Невозможно представить и объяснить становление и расцвет Древнерусского государства без деяний князей Святослава, Владимира Святого, Ярослава Мудрого; борьбу с псами-рыцарями – без Александра Невского; Куликовскую битву – без ратного подвига Дмитрия Донского и духовного подвига Сергия Радонежского; образование Российского государства – без государя всея Руси князя Ивана III, прозванного Великим; преодоление Смутного времени начала XVII века – без участия Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, патриарха Гермогена; реформы XVIII века – без Петра Великого.

 

Результаты исследования духовной формы культуры России приводят к однозначному выводу: военный человек должен быть разумным и нравственным. Нравственные и боевые качества воина, в сумме именуемые честью, являются залогом победы или поражения. Не зря в традициях русских князей всегда сохранялось представление о том, что воспитывать дружину нужно личным примером.

 

Русский историк Антон Керсновский так писал о военной доктрине России: «Это преобладание духа над материей. Ее основы были и будут:

— в области устройства вооруженной силы – самобытность (мы мало сходствуем с другими европейскими народами), преобладание качественного элемента над количественным (не множеством побеждают);

— в области воспитательной – религиозность и национальная гордость (мы русские – с нами Бог!), сознательное отношение к делу (каждый воин должен понимать свой маневр);

— в области стратегической – смотрение на дело в целом; в области тактической – глазомер, быстрота, натиск и использование успеха до конца (недорубленный лес вырастает)».

 

Увы, в недавней истории с «Оборонсервисом» мы видим обратное: материя взяла верх над духом и нравственностью некоторых высокопоставленных начальников Минобороны. О каком уж личном примере говорить.

 

Четыре вектора

 

По крайней мере, в советское время роль религии в воспитании воинства никем фундаментально не исследовалась. Мало изучено и отношение общества к своим Вооруженным Силам на разных этапах развития России, в то время как именно от отношения общества к войне, которую ведет государство, зависит, прежде всего, дух армии, ее успех на поле боя.

 

Традиционно в России армия решала две задачи: воспитывала гражданина и воина. Эти же задачи решала и Советская армия.

 

Сегодня труды военных историков прошлого, русского зарубежья постепенно возвращаются в Россию. Но колоссальнейший пласт исследований отечественной культуры все еще остается в русском дальнем зарубежье. Пока сделанного явно недостаточно для проведения духовной конверсии и строительства новой модели воинского воспитания.

 

При изучении военной литературы прошлого современный российский офицер невольно задается вопросом: а как до революции обходились в армии без воспитательных органов? Ларчик просто открывается: каждый офицер был воспитателем и учителем своих солдат. Это их не просто сближало, но являлось и одной из основ крепкой дисциплины. Ведь проблематика военной культуры охватывает материальную и духовную сферы деятельности человека. Под этим углом зрения следует рассматривать деятельность государства, общества и собственно Вооруженных Сил.

 

Особую значимость при этом играет господствующая идеология, которая формирует духовный потенциал нации. Поэтому для нас сегодня наиболее актуальным является исследование духовной составляющей военной культуры, прежде всего истории военной мысли, которая представляет собой чуткий индикатор состояния государства, общества и Вооруженных Сил. Научный анализ проблем военной культуры крайне необходим при формировании новых ВС, создании оптимальной системы воинского воспитания.

 

Исследования убедительно показывают: развитие отечественной военной культуры определяется взаимодействием четырех векторов – государственная власть (политический режим), господствующая идеология (религия), общество и собственно Вооруженные Силы.

 

Рассматривая хронологию военных реформ, мы приходим к выводу: в России они связаны между собой в единой исторической цепи и при попытке смоделировать будущее упущение любого звена не позволит выйти на нужный результат.

 

Сегодня большинство исследователей военной проблематики работают лишь на линии «государственная власть – вооруженные силы», упуская роль общества и господствующей идеологии. Роль материальной и физической областей культуры в решении оборонных задач государства, обеспечении военной безопасности страны достаточно хорошо известны.

 

А вот духовная ветвь ее из-за чрезмерной идеологизации в советское время и кризиса идеологии после распада СССР представляет сложную проблему. Хотя именно в ней и скрываются возможные решения многих задач военного строительства. И здесь без культуроведческого подхода не обойтись. Именно он представляется наиболее перспективным в деле освобождения от стереотипов прошлого и исключения субъективных факторов настоящего.

 

В свое время министр обороны Российской Федерации маршал Игорь Сергеев был озабочен застоем военной мысли, отсутствием эффективной системы воспитания и стагнацией военного образования.

 

Без духа, без нравственности

 

Мы все больше убеждаемся в том, что наметившийся в результате поражения СССР в холодной войне разрыв времен, эпох, традиций и поколений нанес России огромный ущерб, разрушив национальный менталитет и самобытность российского общества. В образовавшийся вакуум хлынул поток западной информации, призванный «вестернизировать» общественное сознание россиян, подготовить его к восприятию идей чужой демократии.

 

По данным социологических исследований, в российском обществе значительно изменилось отношение к таким непреходящим духовным ценностям, как Отечество, патриотизм, верность героическим традициям, память павших за Родину, долг, честь, достоинство, готовность к самопожертвованию, уважение к отечественной истории.

 

Резко сместились акценты в социально-нравственных ориентирах значительной части общества, особенно молодежи. Молодые люди стали сегодня не только более конъюнктурными, но и эгоцентричными, даже антигуманными. На практике это проявляется в том, что многие из них относятся к выполнению важнейших гражданских обязанностей безответственно, проявляют социальную незрелость и бездуховность, нетерпимость и агрессивность, одной из форм которой является быстро прогрессирующая подростковая преступность.

 

Безнравственность, захлестнувшая страну, негативным образом сказывается на дисциплине силовых структур, что осложняет защиту общества, обеспечение безопасности не только границ государства, но и нормальной, мирной жизни граждан в целом ряде регионов России. В тяжелейшем положении оказались Вооруженные Силы, испытывающие острый дефицит молодого пополнения. Армия и флот практически лишаются возможности удовлетворять самые насущные потребности в призывном контингенте как в количественном, так и в качественном отношении. Об этом свидетельствуют результаты последних призывов на военную службу, проведение которых потребовало огромных усилий.

 

Большие трудности вызывает и формирование офицерского корпуса Вооруженных Сил, войск МВД, других органов обеспечения порядка. Общество, важнейшие государственные институты которого страдают столь тяжелыми недугами, не имеет условий для нормального развития. На состоявшемся в августе 2012 года заседании коллегии Генпрокуратуры главный прокурор России Сергей Фридинский заявил, что хотя «уровень дедовщины в армии уменьшается, но интенсивно растет количество убийств, число которых с начала года возросло на 53%, вдвое – взяточничества, на 27% – незаконного оборота наркотиков». В числе причин происходящего – изгнание из армии (сокращение) заместителей командиров по воспитательной работе и психологов.

 

И без патриотизма

 

Сегодня каждого офицера сама жизнь вовлекает в процесс поиска новой системы нравственного воспитания воинов. Как показывают исследования, этот процесс предполагает четкое взаимодействие государственной власти, господствующей идеологии, общества и собственно военной силы, которые и представляют собой основные векторы, определяющие развитие военной культуры. Все наши выдающиеся полководцы и военные деятели имели высокий уровень знаний не только в области профессиональной военной культуры, но и общей.

 

Святой князь Владимир Киевский, первокреститель Руси, создатель масштабной (равно и пограничной) системы обороны государства, идеолог и создатель первой отечественной военной реформы, был первым русским князем, овладевшим грамотой. Он же организовал первые школы в своем государстве. Его сын Ярослав Мудрый создал бюро переводчиков, сам знал иностранные языки, стал собирателем первой библиотеки на Руси.

 

Князь Владимир Мономах (единоборец) много нового внес в отечественную военную культуру за 50 лет военной деятельности. Он является первым русским военным писателем. Его знаменитые «Поучения» дошли и до нашего времени. Полководец Александр Суворов, не ведавший поражений, кроме воистину энциклопедических познаний военного дела владел десятью языками.

 

Весь опыт нашей отечественной военной культуры достаточно убедительно показывает, что военный человек должен владеть и обширными областями общей культуры. К сожалению, мы далеко не всегда пользовались собственными национальными достижениями. И сегодня видим некоторых военных специалистов, пытающихся найти решение наших военных проблем, используя зарубежный опыт, превознося его. И это мы уже проходили. Известны попытки отрицания предыдущего периода культуры страны, ее исторического наследия и создания так называемой пролетарской культуры. Из этого ничего не вышло, и новая политическая формация была вынуждена для своего дальнейшего существования воспользоваться достижениями русской военной культуры.

 

Развал СССР обусловлен и тем, что культура, созданная наследниками старой России, оказалась не в состоянии воспроизводить сама себя. Одна парадигма (марксистско-ленинская), заложенная в государственную идеологию, не опиравшаяся на закономерности и особенности развития отечественной культуры, по историческим масштабам исчерпала себя довольно быстро.

 

Русский мыслитель Константин Леонтьев точно подметил, что распад любого государства чреват упадком культуры и как следствие – утратой нравственных ориентиров, откатом к голому материализму. Это мы наблюдаем в нашем обществе сейчас, и в этом кроется одна из проблем создания новой системы воспитания войск. Комплекс нравственных и деловых качеств воина, то есть воинская честь, имеет крайне важный элемент, без которого нельзя получить стойкого бойца, – патриотизм.

 

Формализм убьет цель

 

Понятия «военная культура» и «военная реформа» неразрывно связаны между собой. Под военной реформой мы подразумеваем, прежде всего, преобразования, вводимые законодательным путем. Их смысл и цель заключаются в выведении Вооруженных Сил на качественно новый культурный уровень. Но для того, чтобы в полную силу задействовать и эффективно использовать потенциал военной культуры при создании новой системы воинского воспитания, на наш взгляд, необходимо объединить всех способных ученых в единую организацию, построенную на адаптивном принципе – институте проблем военной культуры.

 

Возможно, делать это нужно в рамках существующей Академии военных наук. Главное – объединить под одной крышей лучших специалистов и развернуть широкий фронт научных исследований с целью:

 

— консолидации всех сил общества, способных благотворно влиять на строительство Вооруженных Сил;

 — проведения духовной конверсии – раскрутки умов от сложившихся стереотипов как в армии, так и в обществе;

 — разработки оптимальной модели воинского воспитания в интересах силовых структур и создания оптимальных систем связи общества и армии;

 — внедрения в армию достижений военной культуры, необходимых для формирования и укрепления воинского духа;

 — налаживания военно-просветительской работы в обществе, в том числе военно-культурологической подготовки гражданских специалистов: музейных работников, военных преподавателей, школьных учителей и преподавателей специальных учебных заведений;

 — регулярного выпуска периодических изданий, а также научно-популярной и учебно-методической литературы по военной проблематике;

 — разработки конкретных моделей воспитания разных военных специалистов.

 

Военные эксперты полагают, что сегодня мы вступаем в эпоху новых войн. В военном деле назревает коренной переворот. Близок тот момент, когда вся современная стратегия и тактика отойдут в область истории вместе с породившей их армией. Война примет совершенно новые формы и будет вестись иными способами и средствами.

 

Президент В.Путин на встрече с представителями общественности по вопросам духовного состояния молодежи и ключевым аспектам нравственного и патриотического воспитания отметил: «У нас никто системно этим не занимается. Да, работа эта непростая, и если она будет формальной, то убьет конечную цель на корню, с первых шагов, как это, к сожалению, произошло с почившим в бозе Советским Союзом».

 

Воспитание патриотизма возможно только при условии совместных действий государства, общества и религиозных организаций. В этой работе должно быть то, что объединяет людей самых разных национальностей, вероисповеданий и политических взглядов – стремление сделать наше Отечество крепким. Только тогда духовное инвестирование нового поколения даст плоды.

 

Анатолий Григорьев, капитан 1-го ранга, кандидат исторических наук, доцент, vpk-news.ru

Весёлые истории в военной академии

Забавный случай

 Забавные истории в военной академии, 1

 Неудачные шуточки Жоры Кабардина

 

 Все наши спецшкольники были приняты в академию по результатам собеседований и комиссий – медицинской и мандатной и зачислены на факультеты с учётом наших пожеланий. Отныне нас стали звать слушателями академии, в отличие от поступивших в училища курсантов. Рядовых слушателей всех факультетов объединили в Сводный курс академии, который возглавил полковник Александров, а у отделений разных факультетов были свои начальники курсов – на 2-м–майор Андреев, на 3-м–майор Кузнецов, на 4-м–майор Лобанов.

 На фоне этих трёх не высоких начальников факультетских курсов полковник Александров представлял колоритную фигуру, на голову их выше и в полтора раза шире в плечах, в то же время стройный и подтянутый, как юноша, со строгим, невозмутимым взглядом. Его мы немного побаивались, вероятно, из-за внешнего вида, но властью он никогда не злоупотреблял.

 Рассказывали, что, возвращаясь из увольнения, один из наших слушателей Жора Кабардин сказал другому на тёмной неосвещённой лестнице: ”Темно, как у негра в жопе”, а в ответ услышал знакомый бас Александрова, спускавшегося вниз им навстречу: “Приятно посмотреть на человека, который везде побывал”. Приятели вытянулись в струнку, отдавая честь и ожидая разноса, но полковник больше ничего не сказал, отдал честь и обычным своим уверенным шагом продолжил свой путь.

 А Жора Кабардин с этим своим излюбленным выражением, обозначающим важную часть человеческого тела, ещё раз “вляпался’ и опять без последствий. Однажды на лекции по матанализу, которую отлично читал майор Лебедев, уважаемый всеми за доступность изложения материала и хорошее к нам отношение, наш Жора с какого-то непонятного панталыку вдруг достаточно громким шёпотом сказал соседу: “Я в последнее время нахожу всё большее сходство между своей рожей и его жопой”, перепутав объекты сравнения по принадлежности ему и майору Лебедеву.

 А тот обладал острым слухом, уловил сказанное, не теряясь, проронил как бы между прочим под уже начавшийся смех ребят, понявших Жорин конфуз: “Зачем же быть такого плохого мнения о своём лице, оно ничем не хуже той части тела, которую вы так грубо называете жопой?”, и продолжил лекцию.

 

   

Забавный случай

 Забавные истории в военной академии, 2

 

 

 Бублики из Харькова

 Разве это молодёжь?

 Отвернёшься и вздохнёшь:

 Ходят по двору в трусах,

 В майках, в кедах на ногах.

 Физкультура , говорят,

 А по-моему, — разврат.

 Монолог старушки

 

 При возвращении к месту учёбы после летних каникул один слушатель нашей академии (фамилию и имя забыл) отстал от поезда в городе Харькове. Из-за жары он выскочил из вагона в майке и спортивных брюках и кедах, пошёл что-то купить, забежал ещё куда-то и…увидел хвост отправившегося поезда. Позже он объяснял случившееся тем, что он на одной из остановок перед Харьковом не добро подшутил над похожей на цыганку женщиной , продававшей арбузы, и та в отместку его сглазила. А шутка была и не так, чтобы уж очень обидная: получив на вопрос, почём арбузы, ответ-3рубля штука, шутник серьёзно спросил, а отдаст ли она 3 арбуза за десятку. Та, не сообразив сразу, что ей предлагает парень, ответила: “Да я и так дёшево продаю”, а когда поняла, что и к чему, и стала кричать вдогонку, что она согласна и за 8 рублей, наш остряк обернувшись сказал с усмешкой, что он передумал.

 И вот за это поплатился и добрался до Ленинграда на следующем товарном поезде весь чумазый, со связкой баранок на шее. Шёл он по перрону к вокзалу расстроенный и злой, соображая, куда ему обратиться в поисках оставленных в поезде своих вещей.

 И тут одна типичная ленинградская старушка в традиционной белой панамке вежливо обращается к нему с вопросом:

 –Молодой человек, скажите, пожалуйста, где Вы покупали баранки.

 –В Харькове,–не очень любезно, но ещё вежливо отвечает наш путешественник.

 –Какая милая шутка, молодой человек! Но я Вас серьёзно спрашиваю, где Вы покупали баранки.

 –А я Вам серьёзно отвечаю: в Харькове,–уже совсем не вежливо, а зло ответил наш незадачливый путешественник и быстрым шагом пошёл от назойливой любопытной старушки.

 –Ах, какая не вежливая, не воспитанная молодёжь пошла, да ещё полураздетые, в майках по городу ходят,–вымолвила старушка и засеменила дальше в поисках любимых ею баранок.

 

 

Забавный случай

 Забавные истории в военной академии, 3

 

 Полковник на полставки

 

 Один из наших пожилых преподавателей любил, когда был в хорошем настроении, представляться по телефону: “Каплянский, полковник в отставке, профессор на полставки”. Но однажды, будучи в плохом настроении, он, с досадой сняв телефонную трубку, обронил в неё: ”Каплянский”, потом помедлив немного, раздумывая, ограничиться только этим или добавить свою любимую присказку, вдруг неожиданно для самого себя произнёс: “Профессор в отставке, полковник на полставки”. И в ответ услышал голос заместителя начальника академии: “Мартьянов, не в отставке и не на полставки. Здравствуйте, Аркадий Ефимович. Это что-то новенькое. И как это надо понимать? Что Вам даёт переход на полставки полковника? Не стоит ли и мне перейти на полставки генерала?”

 Небольшая пауза в разговоре, затем раздаётся смущённый голос Каплянского:

 –Да нет, что Вы, товарищ генерал-лейтенант. Это я просто задумался, как хорошо быть генералом, и даже на полставки профессора можно не работать. Вот и перепутал.

 –Ну, хорошо, что хоть полковника с профессором перепутали, а не божий дар с яичницей. А я Вам хотел сказать, что есть возможность в этом году на полную ставку поработать, но не полковником, а профессором. Как Вы на это смотрите?

 –А как же мне быть тогда с моей любимой присказкой?

 – Ну, будете говорить, полковник в отставке, профессор на всю ставку. Звучит не хуже. Жду сегодня от Вас ответ с новой формулировкой представления.

 

Федченко Сергей

 

http://familytales.ru

 

«Есть такая профессия». Фильм «Офицеры» уже 40 лет на экранах

«Его можно смотреть только стоя», — писали зрители

 

Это фильм не про войну — про людей. Про двух друзей, Алексея Трофимова и Ивана Варавву, прошедших через войны, несущих всю жизнь трудную и опасную военную службу. Про мужчин, верных дружбе, любви, долгу, чести, своей стране. Потому что «Родину защищать — есть такая профессия». Эта фраза из фильма стала лозунгом, а подсказал её «на будущее» маршал А. А. Гречко, министр обороны СССР, предложивший, а точнее, приказавший 47-летнему малоизвестному режиссёру Владимиру Роговому и сценаристам Борису Васильеву и Кириллу Рапопорту написать сценарий об офицерских жёнах. Когда Гречко с женой увидел фильм, узнал в Любе Трофимовой свою супругу: «Половина моих орденов — её».

 

«Офицеры» сначала прошли незаметно, при полупустом зале, на июльской премьере в кинотеатре «Россия». Но Гречко настоял, чтобы столь полюбившийся ему фильм показали Брежневу. Вождь пришёл в восторг — и «Офицерам» устроили повторную премьеру осенью при полных аншлагах! Артисты Алина Покровская, Георгий Юматов и Василий Лановой стали кумирами миллионов. И ни один «военный» концерт не обходился без песни «От героев былых времён», спетой в фильме его вторым режиссёром Владимиром Златоустовским, на стихи тоже практически неизвестного тогда Евгения Аграновича.

Георгий Юматов и Алина Покровская. Кадр из фильма «Офицеры»

Любить другого?

 

Целомудренный любовный треугольник между Иваном, Алексеем и Любой, который держит эмоции в картине, повлиял на выбор именно Алины Покровской. На роль Любы (а её надо было прожить на экране с 17 лет и до старости) пробовались до этого Лужина, Гурченко, обе Вертинские, Чурсина, Печерникова, Сёмина, Немоляева, Мирошниченко, Голубкина, Покровская… Роговой остановился на Ларисе Лужиной, но та ждала ребёнка. И тогда с гастролей срочно вызвали 30-летнюю Алину Покровскую, актрису Театра Советской армии (где она служит и по сей день). На строгий вопрос Рогового, может ли жена Трофимова любить другого, она с ходу сказала: «Нет!» В день приезда актрисы Юматов и Лановой встретили её с цветами (кстати, поговаривали, что Юматов был неравнодушен к «экранной жене», и они всегда ходили втроём — плюс Лановой, на всякий случай). Покровская очень переживала: предлагали девчонку играть, а оказалось — сразу старушку (съёмки начали «с конца»). Ей сделали морщины, надели седой парик и очки: «За минуту я стала бабушкой». А как она чувственно передала свою любовь в сцене на военном аэродроме, куда её срочно вызывают и где её ждёт Иван, вечно влюблённый, с вечным букетом! Как она спрашивает его с ходу, задыхаясь: «Что с Алексеем?»! И плачет потом у него на груди, услышав, что беды нет… Этой сценой всё сказано об этом романтическом «треугольнике». Всё понял Иван. Всё поняли и зрители.


Съёмки помирили

 

На роли Вараввы и Трофимова тоже пробовались многие — 42 актёра на Алексея и около 50 на Ивана. Варавву должен был играть Олег Ефремов, очень нравившийся режиссёру, но тот был занят в другой роли. Оставались иные претенденты: Бурков, Рыбников, Ромашин, Любшин, Соломин, Джигарханян, Высоцкий, Губенко, Шукшин… Блестящие актёры, настоящие мужчины! Но Роговой готов был уже снимать не актёра, а знакомого офицера-лётчика, правда, тот оказался абсолютно «профнепригоден» по части артистизма. Борис Васильев же настаивал на кандидатуре Георгия Юматова, своего друга. Кумир 50-х, герой-фронтовик, красавец, лихач, талант-самородок без актёрского образования, Георгий Александрович к своим 44 годам помимо немыслимой популярности приобрёл и репутацию человека взрывного, в любой день мог сорваться и запить. Его называли «норовистый иноходец». Но Васильев поручился за товарища, и Юматов рьяно взялся за роль, ставшую одной из лучших в его биографии. Однажды в Севастополе он почти уже «ушёл в себя», но срочно вызвали на съёмки его любимую супругу актрису Музу Крепкогорскую и даже придумали для неё крошечную роль. И она привычно и беспощадно усмирила и протрезвила мужа.

 

Юматов терпеливо сносил «пытку омоложением» — ему заплетали тугие косички и больно стягивали их на затылке, а лицо мазали яичным белком. Помирился Юматов и с Лановым: дело в том, что отношения их были непросты — тот сыграл Павку Корчагина в экранизации «Как закалялась сталь», а мечтал играть его Юматов и уже должен был сниматься, но из-за того же порока был отстранён от съёмок. Очень важным для точной эмоциональной интонации «Офицеров» стало то, что Юматов был фронтовиком. В 16 лет он ушёл на торпедный катер «Отважный», был не раз ранен (шрам на спине у Трофимова, который увидела в фильме Люба, — это шрам Юматова от ранения), прошёл всю Европу.

 

А вот Лановой от роли Вараввы отказывался трижды, ему казалось: «неинтересно и нежизненно» играть героя, всю жизнь безнадёжно влюблённого в жену друга. Но всё-таки согласился, когда Роговой сказал: «Играй романтика!» А вот это как раз было для Ланового — страстным романтиком он остался по сей день.

 

После триумфа «Офицеров» множество мальчишек по всей стране пошли в военные училища. И не абсурд ли, что сегодня «Офицеры» не включены в проект списка 100 фильмов, рекомендуемых для просмотра школьникам?

 

Автор: Марина Мурзина

 

Шойгу намерен вернуть уволенных при Сердюкове офицеров

Министр обороны РФ Сергей Шойгу пообещал вернуть в вооруженные силы офицеров, уволенных при Анатолии Сердюкове. Об этом сообщает РИА Новости.

 

«Возвратим тех офицеров, которые были цветом науки, цветом военного образования», — заявил Шойгу на встрече с доверенными лицами Владимира Путина.

 

Сокращение офицерского корпуса при Сердюкове было произведено в рамках реформирования вооруженных сил РФ. Число офицеров уменьшили с 335 до 220 тысяч человек. Общая численность российской армии была сокращена с 1,2 миллиона человек до миллиона.

 

В конце ноября Шойгу выразил готовность продолжать начинания Сердюкова, корректируя при этом только «нюансы». Однако, по данным источников «Независимой газеты», в Минобороны многие недовольны ходом реформы ВС и предложили Шойгу, в частности, реанимировать систему управления армии, повысить статус видов вооруженных сил, возложив на них полную ответственность за состояние подчиненных войск и их дальнейшее развитие, пересмотреть ряд направлений военного строительства. Также на коллегии Минобороны говорилось о низкой укомплектованности общевойсковых бригад и отсутствии у них новой техники и вооружения, особенно в ВМФ и ВВС.

 

Источник: Lenta.ru