Раскол в украинской армии ведет к свержению Порошенко

Первый руководитель контрразведки ЛНР о взрывоопасной ситуации в Киеве

После визита в Киев «Бешеного пса» главы ПентагонаДж. Мэттиса на Украине начинает формироваться новый пакет информационной войны против Донбасса и России. И в этом нет ничего неожиданного. Визит на Украину любого куратора высокого ранга из-за океана предполагает определенные мероприятия и отдельные изменения в тактике ведения агрессии против ЛДНР.
Информация, полученная из наших достоверных источников, позволяет предположить как возможное наступление ВСУ в начале сентября по окончании депутатских каникул в Верховной Раде, так и допустить исключение возможной эскалации в Донбассе именно в этот календарный период.
Весьма интересное мнение высказывают некоторые украинские оппозиционные политики о том, что пребывание подразделений НАТО в Киеве обосновано очень взрывоопасной ситуацией в украинской власти. И на случай потери управления Порошенко, именно наемники способны спасти ситуацию в «незалежной» и взять под контроль все необходимые объекты власти и инфраструктуры. При этом поступает так же и совсем противоположная информация, что легионеры призваны утихомирить и самого Порошенко на случай, если тот отдаст приказ о наступлении на Донецк и Луганск. В общем, чем ближе наступление сентября, тем больше различных версий и прогнозов.
Зачем Киев официально вводит для РФ статус «страны-агрессора»
Теперь вернемся к реальной информации из штаба ВСУ. По сообщениям нашего источника, сейчас действительно распространяется информация о начале наступления на Донбассе в начале сентября. Но при этом фактического подтверждения эта информация не имеет, в том смысле, что нет подготовленного письменного приказа о возможном наступлении. Такую же информацию о возможной активизации ВСУ на линии разграничения мы получаем и от «своих» источников из штаба АТО и от бойцов ВСУ на передовой. Слухи есть, — но конкретики пока нет. Поэтому не стоит исключать и факт контроля наших информаторов и вброс дезинформации с целью ввести в заблуждение подразделения ВСН.
Весьма специфическая информация получена сразу из нескольких источников о возможном готовящемся расколе в рядах ВСУ. И зреет такой раскол именно в самых высоких кабинетах. Ни для кого не секрет, что многие украинские генералы не поддерживают нынешнюю власть во главе с Порошенко, но по зову присяги вынуждены находиться на службе. Наиболее влиятельных командиров и руководителей штабов «АТО» вызывают в Киев для собеседования с целью ознакомиться с личной позицией командиров и возможным дальнейшим предпочтениям встать на ту или иную сторону в случае внутреннего конфликта.
Сторонников Порошенко зачастую под различными предлогами задерживают в Киеве, либо переводят на другое место службы. Тем самым лишая Порошенко поддержки со стороны армии. Тех военачальников, которые на стороне Турчинова — Авакова возвращают на прежние позиции. Из всего этого «шапито» легко сделать вывод, что армия может выступить на стороне «ястребов» и националистов, но при этом свои основные задачи ВСУ могут решать как в поддержании нового госпереворота в Киеве, так и на своих нынешних позициях в зоне АТО. Но не стоит забывать, что наиболее боеспособными подразделениями являются именно подразделения нацгвардии и территориальных батальонов, именно от них исходит реальная угроза на Донбассе и именно эти силы наименее контролируемы штабами АТО.
В то время, когда в украинской армии имеют место различные настроения и течения, наемники и диверсанты продолжают выполнять свои «грязные» задачи. Убийство депутатов Народного Совета ЛНР в ночь на 27 августа Кривоносова и Кузнецовойможет быть делом рук наемников с целью дестабилизации ситуации в самой ЛНР. И можно сделать вывод, что украинские спецслужбы используют любые инструменты для провокаций и реализации своих гнусных замыслов.
Наряду с кадровыми ротациями в ВСУ не избежали некоторых изменений и группировки националистов. Так передача Белецким своих полномочий по руководству «Азовом» может означать переход управления под американское кураторство и усиление влияния националистов в расстановке политических сил в самом Киеве накануне «большого шухера». Не стоит также исключать и развитие протестных настроений во многих областях Украины. Политическое противостояние сразу нескольких векторов и центров влияния может привести к самым непредсказуемым событиям. Не зря же наемники взяли под контроль все АЭС на территории Украины и успели уже предварительно обвинить во всех возможных диверсиях ФСБ и ГРУ, чтобы снять с себя ответственность как за собственную некомпетентность.
Все эти мероприятия и подготовка провокаций в Украине подводятся к одному главному сценарию. В случае возникновения политического хаоса и массовых беспорядков и провокаций — США и НАТО хотят объявить на Украине «состояние повышенной террористической опасности» и таким образом оправдать присутствие своих сил в «незалежной» и ввести дополнительный контингент по борьбе с террористической угрозой. При этом и сам Порошенко, и его прихлебатели призывают как к введению миротворцев на Донбасс, что противоречит не только «Минску» но и Уставу ООН, так и дополнительных групп наблюдателей ОБСЕ не только в зоне конфликта, но и в некоторых других территориях и объектах на Украине. Инстинкт самосохранения украинского политбомонда взывает о помощи и демонстрации показательной агонии перед международными наблюдателями.

Владимир Громов

Источник. Свободная пресса

Кому топить Донбасс

Почему ДНР и ЛНР могут полностью перейти на российский баланс
Отключение ЛНР от электроснабжения и угроза «водной блокады» могут привести к полному разрыву хозяйственных связей между Украиной и территориями Донбасса, которые не контролирует Киев. В такой ситуации, чтобы избежать гуманитарной катастрофы на территориях, которые считаются пророссийскими, России придется делать непростой выбор: взять самопровозглашенные республики на баланс или ускорить выполнение минских соглашений, которые предполагают больше ответственности Киева за будущее ЛНР и ДНР.
Сразу после отключения Украиной от электричества ЛНР — формально за долги — снабжение этой территории взяла на себя Россия. Такое решение заявлено как гуманитарная миссия, и вполне обоснованно. Раз уж Россия поддерживает самопровозглашенные народные республики, вряд ли она может спокойно наблюдать, как люди там сидят без света, и делать вид, что ее это не касается. К тому же о такой помощи ее просили и международные гуманитарные организации.
Поставки электроэнергии из России в самопровозглашенную Луганскую народную республику, скорее всего, будут списываться на технологические потери Федеральной сетевой компании (ФСК), входящей в «Россети». Из-за увеличения этих потерь повысят тарифы для российских производителей. Те, в свою очередь, скорее всего, заложат это повышение тарифа в стоимость своей продукции.
Этот процесс перекликается с идеей «налога солидарности на Крым», которая обсуждалась летом 2014 года, на пике патриотической эйфории после присоединения полуострова. Однако даже тогда российское общество встретило эту инициативу негативно, и от нее пришлось отказаться, даже не внося инициативу в Госдуму. С тех пор прошло три года жизни под санкциями, что вряд ли добавляет народу энтузиазма. Более того, оплата электроэнергии самопровозглашенной республики происходит на фоне митингов в России против повышения тарифов на услуги ЖКХ.
Электричества и денег у России на ЛНР, несомненно, хватит. Но проблема в том, что электричеством дело может не ограничиться.
Если не будет найдено решение конфликта на востоке Украины по существу, Россия будет вынуждена брать на себя все больше ответственности за самопровозглашенные республики. Или стать «соавтором» гуманитарной катастрофы практически в центре Европы. Все равно в глазах мирового сообщества ДНР и ЛНР — это именно «российский проект».
По минским соглашениям, ЛНР и ДНР должны интегрироваться в состав Украины — хотя и на условиях серьезной автономии. При этом экономические связи между Киевом и самопровозглашенными республиками рушатся прямо на глазах. ЛНР и ДНР не проводят выборы по украинским законам, Киев не признает эти территории и не объявляет амнистию.
Война в Донбассе идет три года, но Украина до недавнего времени получала уголь из того же Луганска, а потом отправляла туда электричество. Сейчас же отчуждение ЛНР и ДНР от украинской экономики очевидно ускорилось. Причем процесс идет с обеих сторон: народные республики отказались поставлять Украине уголь и явочным порядком национализировали украинские предприятия, киевские власти под давлением радикалов устроили экономическую блокаду ЛНР и ДНР.
Не исключено, что России вслед за газом и электроэнергией придется как-то решать проблемы снабжения ЛНР и ДНР и водой, причем в самое ближайшее время. 26 апреля глава минэнерго Украины Игорь Насалик сообщил о возможной остановке поставок воды, так как оплата за нее тоже не поступает.
Разрыв хозяйственных связей между Украиной и народными республиками обостряет ситуацию едва ли не сильнее, чем боевые действия или недавняя история с подрывом на фугасе в ЛНР машины с миссией ОБСЕ.
Причем радикальный выбор в Донбассе придется делать не только Киеву, но и Москве. Для России это выбор из трех основных вариантов.
Первый — признать ЛНР и ДНР независимыми государствами. В таком случае они все равно будут полностью финансово и экономически зависимы от Москвы, причем обходиться будут хотя бы в силу размеров дороже, чем, например, Южная Осетия. Второй сценарий — интегрировать самопровозглашенные республики в Россию — с новым витком эскалации конфликта с Западом и новыми санкциями.
Есть и третий вариант — форсировать выполнение минских соглашений. Это тоже непросто, учитывая принципиально разные позиции участников этого процесса и тот факт, что ЛНР и ДНР считают Москву фактически единственным союзником, на которого можно положиться.
Поддерживать Донбасс в состоянии «ничейной земли» становится все труднее. Замороженного конфликта не получается, он развивается по своим внутренним законам.
При этом бесконечные споры о последовательности шагов в рамках минских соглашений и о том, кто за что отвечает, наложились на элементарную необходимость миллионов людей в Донбассе хоть как-то зарабатывать себе на жизнь. Этим людям нужны еда, вода, свет в домах, источники доходов. Геополитика сама по себе не кормит.
Никакие частные инвестиции в эти территории, существующие в условиях тлеющего конфликта, по понятным причинам пока невозможны. Украина не хочет больше снабжать свои регионы, над которыми не имеет политического контроля и не знает, как его восстановить. Руководство народных республик все сильнее привыкает к мысли об экономическом отделении от Украины. Любое решение России в этих условиях становится дороже с каждым днем — в буквальном смысле этого слова.

https://www.gazeta.ru/

Обмен, капитуляция или война: эксперт назвал сценарии возвращения Донбасса

Начиная с осени 2014 года украинские политики и мировое сообщество пытаются найти выход в мирном решении конфликта на Донбассе. Спустя три года украинские власти находятся в крайне невыгодной позиции.
Такое мнение в эксклюзивном материале «Возвращение домой. Ключевые сценарии деоккупации Донбасса в 2017 году» для «Слова и Дела» высказал политический эксперт Александр Радчук.
«В рамках «нормандского формата» для мирного решения конфликта дважды был подписан «Минск». Внешнеполитическая ситуация в США и ЕС стремительно меняется, вопросы с продолжением и пересмотром санкций в отношении России возникают все чаще. А в боевых действиях, которые до сих пор официально называются АТО, почти ежедневно гибнут и получают ранения украинские солдаты», – анализирует Радчук.
На его взгляд, вопрос поиска сценария деоккупации Донбасса, который может стать ключевым и в возвращении оккупированного Крыма, будет едва ли не самым актуальным во внутриполитической повестке дня.
«Первое заседание Трехсторонней контактной группы в новом году в Минске завершилось ничем», – напомнил он.
Что касается вероятных сценариев возвращения Донбасса, то, по его словам, есть несколько вариантов.
Сценарий выжидания – самый выгодный для Украины, потому что дает время как для внешних, так и для внутренних маневров.
«Пока продлеваются санкции, а Россия тратит миллиарды рублей на финансирование псевдореспублик, Украина имеет шанс укреплять собственную армию, проводить реформы и заручаться дальнейшей международной поддержкой», – констатировал эксперт.
Тем не менее, уточнил он, с реализацией данного сценария есть проблемы.
«Во-первых, в этом году серьезных изменений может претерпеть сам ЕС в связи с возможной сменой власти во Франции и ФРГ. Во-вторых, крайне непрогнозируемой может быть реакция и позиция относительно Украины администрации Трампа. Плюс действия РФ и бездействие в секторе реформ наших властей», – объясняет политолог.
Второй вариант выгоден РФ. Это сценарий обмена.
«Замысел простой: деэскалация на востоке Украины и мирное «возвращение» Донбасса возможно лишь в случае признания украинскими властями и всем миром Крыма как части РФ», – напоминает эксперт, акцентируя, что именно такие тезисы озвучивают не только в Москве, но и в Украине, в частности Виктор Пинчук.
Отказ от Крыма будет означать автоматическую капитуляцию на Донбассе со всеми вытекающими негативными последствиями для Украины.
Также, по его мнению, как один из вариантов может быть рассмотрен сценарий внутренней изоляции. Но он возможен лишь при условии, что украинские власти четко артикулируют тезис о том, что выполнение Минских договоренностей приведет к еще более негативным последствиям для национальной безопасности Украины.
По словам политолога, крайне маловероятным остается сценарий международного арбитража.
«Данный сценарий возможен только в случае перезагрузки всей мировой системы безопасности и на данный момент выглядит крайне маловероятным. Ни ООН, ни ОБСЕ, ни ЕС, ни США не имеют пока желания и возможности инвестировать десятки миллиардов долларов в начало новой, беспрецедентной по своим масштабам, миротворческой миссии», – убежден Радчук.
К тому же, добавил эксперт, нельзя исключать сценарий эскалации, хотя он возможен, если мы останемся один на один с врагом.
«Военные действия могут внутренне мобилизовать украинцев, что поможет выиграть войну у врага. Если РФ не решится на полномасштабную войну, можно задать совершенно новую повестку дня переговоров относительно дальнейших отношений с северным соседом. Так называемый «хорватский сценарий» таит в себе как риски, так и наиболее выгодную альтернативу нынешнему положению вещей», – проанализировал ситуацию Александр Радчук.

http://ru.slovoidilo.ua/2017/01/19/

Киев отложил взятие Донбасса на осень

Украинские власти озвучили новые сроки восстановления полного контроля над Донбассом. Процесс этот якобы начнется осенью 2017 года.
Об этом в эфире одного из украинских телеканалов заявил замминистра по вопросам так называемых «временно оккупированных территорий» Георгий Тука.
«По поводу возвращения Донбасса у меня есть четкое впечатление, что мы будем иметь возможность примерно осенью, пожалуй, начать реальный процесс возвращения этих территорий. Скорее всего – невоенным способом, и я на это очень надеюсь», — приводит слова чиновника ИА Новороссия.
Почему реинтеграция Донецкой и Луганской народных республик в Украину должна состояться именно в период сбора урожая, Тука никак не пояснил. Зато успех самого процесса связал с тем, что Россия под гнетом западных санкций «прекратит экономическую поддержку Донбасса». Опять же, утаив секрет такой «прозорливости».
Вообще, замечено, что тема мятежного шахтерского региона стимулирует у представителей нынешнего киевского режима бурное конспирологическое воображение. Но, как правило, все их планы по «деоккупации» региона сводятся к тому, что они выдают желаемое за действительное.
Тот же Тука, недавно еще возглавлявший на подконтрольных Киеву территориях Луганской области военно-гражданскую администрацию, уже успел презентовать общественности несколько совершенно различных вариантов «возвращения» Донбасса. Буквально две недели назад он говорил о том, что произойдет все в 2018 году. А в минувшем ноябре, что в течение ближайших трех-пяти лет это сделать не удастся. Причем, он предлагает то мирный сценарий реинтеграции, то военное решение конфликта.
Рассуждать и действовать реалистично никто из украинских фантастов от власти почему-то не хочет. Хотя в Минских соглашениях для них все расписано пунктам: как надо себя вести и что делать, чтобы страна не утонула в крови и не рассыпалась на части.
Сколько еще можно ждать, что они – там, в Киеве – образумятся? Может, хватить надеяться на просветление этого режима и пора признать суверенность ДНР и ЛНР?
Эти и другие вопросы «СП» адресовала политологу, представителю ДНР в Ростовской области Эдуарду Попову:
— На Украине, как известно, имеется две стратегические конкурирующие точки зрения на то, как лучше вернуть Донбасс под контроль центральной власти. Тука, если я не ошибаюсь, выступал раньше за путь социально-экономической интеграции. Но есть и те, кому не терпится повторить в Донбассе «хорватский сценарий» уничтожения Сербской Краины. Там «все смешалось», как писал русских классик. На Украине сейчас господствуют порядки сумасшедшего дома.
Что касается очередного плана Туки… Нет смысла дожидаться осени. Потому что делать нужно было что-то еще вчера. Хотя бы – сегодня. Вместо этого Киев устами министра соцполитики Андрея Ревы аргументирует отказ выплачивать пенсии жителям Донбасса.
Я эту ситуацию знаю почти изнутри, поскольку у меня много родственников по обе стороны Донбасса. И знаю, что люди, которые проживают на территории ДНР, либо уже махнули рукой. Либо с огромными трудностями и унижением приезжают каждый месяц на территорию подконтрольную Украине и получают там эту мизерную украинскую пенсию.
Такими методами, конечно, Украина не вернет Донбасс под свой контроль, а лишь усилит ненависть жителей Донбасса к себе.
Между тем, Украина должна это делать. И не потому, что она рассчитывает восстановить над всеми территориями Юго-Востока свою юрисдикцию. Этого в ближайшей перспективе – даже если власть сменится на Украине – не будет. А для того, чтобы выполнить хотя бы тот минимум социальных и моральных обязательств, которые имеет как государство в отношении этого региона.
Потому что эти люди создавали национальное богатство страны – Донбасс был всегда одним из главных регионов-доноров на Украине. А, получается, что его жителей грубо обманули, и их вклад в создание национального богатства Украины обесценили. Это называется грабеж.
Напомню, когда началась вся эта вакханалия вокруг Донбасса, Украина первым делом аннулировала банковские вклады, проживающих на Юго-Востоке граждан, и заблокировала их зарплатные и проч. карточки пластиковые. Это тоже грабеж.
«СП»: — Власти Украины так легко убивают людей, что вряд ли способны серьезно сокрушаться из-за того, что кого-то при этом еще и ограбили…
— А давайте вспомним нашу «первую чеченскую». Даже в самые тяжелые месяцы конфликта Россия не переставала выплачивать пенсии и пособия жителям Чечни.
К сожалению, нынешние власти Украины, которые заявили, что украинцы отдельный от русских народ, утратили все традиции государственности. И как историк могу сказать, что современная украинская «элита» ведет себя точно так же, как вела себя украинская элита времен Богдана Хмельницкого. Все то, что мы сейчас наблюдаем, это полное повторение ситуации середины второй половины XVII века — предательство, жадность, подобострастие. Порошенко и компания сегодня продолжают наживаться на своем народе точно так же, как в свое время это делали полковники Богдана Хмельницкого.
Поэтому можно развести: война – это одно. А гуманитарные, социальные обязательства – это другое.
Можно воевать с какими-то мифическими «сепаратистами», но при этом Украина обязана все равно нести свою социальную и моральную ответственность перед жителями своего, как они называют, региона.
«СП»: — Но все же понимают — они этого делать не будут…
— Понятно, не будут. Но если украинцы хотят чтобы Донбасс опять стал украинским, значит, они должны провести работу над ошибками и посмотреть на себя со стороны. Дело в том, что этот режим по-другому себя вести не может. А потому Донбасс они никогда не получат. Что бы там ни говорили, Луганск и Донецк никогда не вернутся на Украину.
«СП»: — Возможно, нам нет больше смысла держаться и за минские договоренности. Киев ничего выполнять не собирается, и, судя по всему, увещевать его дальше бесполезно. Может, пора ли уже признать суверенитет ДНР и ЛНР и строить с ними отношения как с самостоятельными государствами?
— Недавно, напомню, лидер КПРФ Геннадий Зюганов в Госдуме говорил как раз о том, что пора, наконец, признать республики Донбасса. Я думаю, это неспроста. И это не только инициатива самого Зюганова.
Но помимо юридического признания-непризнания есть такое понятие как «признание де-факто». И тут я могу сказать, что признание Россией республик Донбасса де-факто происходит и углубляется. Можно даже говорить об интеграции экономик этих республик в российскую экономику. Пусть очень медленно и противоречиво идет процесс, но это происходит. Российские товары постепенно вытесняют на рынках ДНР и ЛНР украинские товары. Школьники и студенты учатся по российским учебникам на русском языке, но и украинский никто не запрещает. И т.д. и т.д. Все просто сложно перечислить.
Сейчас Россия в ситуации геополитической паузы. Через несколько дней новым хозяином Белого дома станет Дональд Трамп. А у него не очень дружелюбный взгляд на Украину и на режим Порошенко, который, как известно, вставлял всячески ему палки в колеса во время предвыборной кампании. Очевидно, наше руководство надеется договориться с Америкой «через голову» Киева по новым правилам игры на Украине.
В Киеве это тоже прекрасно понимают, и сейчас там царит настоящая паника по этому поводу. И Порошенко уже подключил все свои лоббистские возможности, чтобы поскорее организовать встречу с президентом Трампом. Миссия явно невыполнимая на данном этапе.
Но и нам сейчас не нужно делать каких-то резких движений. Нужно запастись терпением. Мне кажется, в наступившем 2017 году Минские соглашения будут похоронены вместе с режимом Порошенко. Высока вероятность того, что либо в результате переворота, либо в результате импичмента, но Порошенко будет отправлен в отставку. И тогда минские соглашения вместе с ним уйдут в небытие.
Потому что России бесполезно договариваться с Порошенко и бесполезно договариваться с нынешними представителями «нормандской четверки» — Меркель и Олландом. Один из них точно уйдет, второй – с определенной долей вероятности.
Надо договариваться напрямую с Трампом, через голову «клиентов и слуг» (слуга – это Порошенко, а клиенты – лидеры Евросоюза)… Насколько эти контакты буду успешными, покажет будущее. Но шанс есть.
Поэтому сейчас нам не надо поднимать вопрос о выходе из Минских соглашений. А нужно доказывать, в том числе Трампу, что сама Украина эти соглашения нарушает.

https://news.rambler.ru/

Последнее предупреждение Киеву

Член комитета по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Казбек Тайсаев на пленарном заседании Госдумы предложил признать независимость народных республик Донбасса, если Киев не выполнит своих обязательств в рамках Минских соглашений.
«В связи с катастрофической гуманитарной ситуацией в ДНР и ЛНР, принимая во внимание ситуацию продолжающейся политики геноцида и террора в отношении жителей Донбасса, считаю крайне важным, во-первых, создать депутатскую рабочую группу для более тщательного анализа ситуации в Донбассе», — заявил он.
По мнению народного избранника, «в случае неисполнения минских соглашений властями Украины в течение полугода (необходимо) принять заявление в связи с катастрофической ситуацией в ДНР и ЛНР и подготовить предложения президенту о признании итогов всенародных референдумов, в ходе которых большинство жителей этих республик высказалось за суверенитет».

Киев создает «условия, рассчитанные на физическое уничтожение населения Донбасса», считает депутат. Кроме того, по его словам, жителям региона навязывают антисоветизм и русофобию.
«Всё, что происходит в этих республиках, попадает под международное определение геноцида. Навязывание антисоветизма, русофобии, запрет на использование русского языка, террор в отношении мирного населения, уничтожение памятников культуры, церквей, социальных объектов — создание условий, рассчитанных на физическое уничтожение населения Донбасса», — заявил Тайсаев.
«Мы должны сделать все, чтобы восстановить мир», — подытожил он.
Напомним, ранее Тайсаев предлагал пригласить на заседание думского комитета по делам СНГ главу ДНР Александра Захарченко, чтобы заслушать его доклад о реальном положении дел в Донбассе.
— Заявление депутата Государственной думы — это порыв души, но и кое-что еще, — считает политолог Эдуард Попов.
— Это попытка, на мой взгляд, сегодня обреченная на неуспех, вернуть донбасскую проблематику в фокус государственной политики России. Ведь посмотрите, проблематика Донбасса в российских теленовостях занимает периферийную нишу, во много раз уступая сирийской. Даже названия республик в телесюжетах перестали употреблять, они вновь именуются Донецкой и Луганской областями. Время, которое избрал депутат Тайсаев для подобного заявления, я считаю, выбрано неудачно. Ни депутаты, ни, тем более, правительство и президент его не поддержат. Сейчас идет большой торг с США и крупными игроками по принципам международного мироустройства. Москва, я полагаю, будет отбиваться от обвинений в пособничестве «сепаратистам» и не выполнению её минских соглашений. Предложение Тайсаева — разворот на 180 градусов во внешнеполитической тактике России. Сегодня его предложение не актуально. Что будет завтра? Полагаю, Тайсаев и те, кто его поддерживают, работают на завтра. Всецело поддерживаю их инициативу.
«СП»: — То есть итоги референдумов еще могут стать бомбой замедленного действия?
—Даже если предложение Тайсаева преждевременно и не найдет — сегодня — поддержки среди депутатского корпуса, оно все равно полезно. Нужно поддержать его инициативу хотя бы на общественном уровне. Рано или поздно это предложение окажется полезным и оно окажется черновиком законопроекта о признании ДНР и ЛНР. Обратите внимание: вчера Тайсаев делает заявление о признании ДНР и ЛНР. И вчера же бывший депутат Верховной рады Олейник сделал громкое заявление о «Майдане» как государственном перевороте. А экс-премьер Азаров обвинил в своем вчерашнем заявлении страны Запада в поддержке этого переворота. Ничего революционного в ближайшие дни, недели и, вероятно, месяцы мы не увидим. Но все эти заявления и проекты могут быть использованы, когда наступит завтра.
«СП»: — Что реально должен сделать Киев, чтобы Москва выполнила эту угрозу? Вроде, за два с половиной года он дал поводов побольше, чем Грузия в 2008-м
— Думаю, чтобы Москва признала республики, должна либо измениться международная обстановка, когда не останется шансов на серьезное улучшение взаимоотношений с США. Либо, скорее, резкие шаги Киева вроде многократно анонсированного украинского блицкрига. Переход украинских войск в полномасштабное наступление на республики Донбасса, вероятно, и станет той красной линией, переход через которую приведет к возможному признанию ДНР и ЛНР. Причем, вероятно, не сразу. Вначале республики могут быть признаны де-факто.
«СП»: — Как это будет происходить?
— Мне представляется, вначале произойдет ввод российских войск для защиты населения республик от тотального уничтожения украинскими войсками. То есть, повторится ситуация в Южной Осетии. А уж после этого ввода последует признание.
«СП»: — Может ли Запад согласиться на такой сценарий, если да, то при каких условиях? Если нет, станет ли это непреодолимой преградой для Москвы?
— Запад никогда не согласится на признание Россией республик Донбасса. Если он не может согласиться (за некоторыми немногими исключениями) с итогами референдума в Крыму и в Севастополе, тем паче он не пойдет на признание республик. Это будет выглядеть как карт-бланш на проведение Москвой политики собирания русских земель и пересмотру границ в Европе и даже в Евразии. Это создаст опасные для Запада и не только для Запада прецеденты.
Впрочем, есть одно «но», которое может если не изменить кардинально, то несколько смягчить реакцию Запада: деструкция и распад самой Украины. Украина, и это прекрасно понимают на Западе — искусственное образование с не существующей нацией (украинцы — народ-фантом) и искусственными государственными границами. Украина существует, пока действует негласный консенсус между крупными мировыми игроками. Но если обруч государственного единства Украины разорвется под напором центробежных тенденций внутри самой Украины — придется думать не о склеивании осколков, а о максимально выгодном разделе. Хорошо известно, что Польша, Румыния, Венгрия, отчасти Чехия и Словакия рассматривают Украину как потенциальную добычу. Отдельный вопрос — Турция, которая стремится создать новый плацдарм на территории Новороссии, раз она проиграла Крым. Компромисс с этими странами помог бы снизить остроту противостояния по украинскому вопросу.
—Не думаю, что это «мессидж» Киеву и его поручителям, ­— комментирует инициативу Тайсаева киевский публицист Дмитрий Скворцов.
— Иначе его вложили бы в уста как минимум главе парламентского комитета по международным делам. Похоже, это не более личная инициатива неравнодушного депутата. С другой стороны, Тайсаев представляет Осетию. Пока ещё разделенную государственными границами. И в этой связи Киеву и Западу необходимо, конечно, помнить, что Южная Осетия была признана после очередной вспышки грузинско-осетинской войны. Так что не исключено, что после возобновления боевых действий новороссийские республики могут быть признаны Москвой.
«СП»: — Тайсаев предлагает признать ДНР и ЛНР в случае, если Киев не выполнит обязательств. Где предел, после которого можно будет сказать, что он не выполнил обязательств? Ведь, он должен был их выполнить еще до конца 2015-го, а уже 2016-й прошел…
— Скорее следует искать черту начала Киевом выполнения основных политических обязательств. Он к этому так и не приступал. Похоже, данная патовая ситуация начинает устраивать Германию, Францию и Украину. Устраивает пока и РФ, чьи и без того оскудевшие ресурсы уходят сейчас на устранение острой террористической угрозы. Вряд ли эта ситуация устраивает ЛДНР. Но им придётся ждать до завершения Сирийской кампании. По крайней мере — активной её фазы.
«СП»: — В Киеве опасаются такого сценария? Или, напротив, ждут с нетерпением и именно его добиваются? Или просто ничего сделать не могут?
— Лично для Порошенко более предпочтительна война. Она позволит отвести на второй план недовольство общества социально-экономической обстановкой и сжечь в топке остатки вооружённых пассионариев, представляющих угрозу жизни лично Порошенко.
«СП»: — По словам Тайсаева, Киев создает «условия, рассчитанные на физическое уничтожение населения Донбасса», кроме того, жителям региона навязывают антисоветизм и русофобию. А не всей ли Украине Киев создает такие условия? Может, признанием Донбасса не стоит ограничиваться?
— Для того, чтобы признавать ещё какие-нибудь образования, корме донбасских, они должны, как минимум, существовать. Но не исключено, что в случае успешного наступления армий ДНР и ЛНР, в соседних областях Украины могут быть также провозглашены народные республики в ожидании освободителей.
«СП»: — Опять же, если гипотетически представить себе, что Москва пойдет на такое, как отреагирует Запад?
— Конечно же, осудит. Но всё идёт к тому, что такое осуждение может быть лишь формальным, как в случае с Южной Осетией и Абхазией. Многое зависит от отношения Трампа к этой далёкой от него проблеме. Если европейские политики почувствуют себя более самостоятельными, позиция «цивилизованного мира» может оказаться не монолитной. «Трещинообразование» мы уже наблюдаем.

https://news.rambler.ru/

«БОЛЬШЕ ПОЛОВИНЫ СОЛДАТ ВСУ ГОТОВЫ ПЕРЕЙТИ НА СТОРОНУ ДНР И СДАТЬ АЛКОГОЛИКА ПОРОШЕНКО»

Президент Украины Петр Порошенко неоднократно делал громкие заявления о восстановлении ВПК и создании «самой боеспособной армии в Европе», однако даже сами солдаты «Незалежной» не верят в эти пламенные речи. Вопреки официальным словам постмайданных лидеров, моральное состояние ВСУ крайне печальное, а о боевом духе уже и говорить не приходится. С начала гражданского вооруженного конфликта на Донбассе уже достаточно большое количество «воинов света» перешли на сторону ополчения или просто дезертировали с фронта. Подтверждают печальное состояние ВСУ и слова бывшего народного депутата Верховной Рады Игоря Маркова.
По словам экс-нардепа, в армии Украины преобладают скептические настроения, полное отсутствие боевого духа и неуважение к главнокомандующему ВСУ, которым является президент «Незалежной». При таком положении дел заявления Порошенко о «самой боеспособной армии в Европе» выглядят весьма комично и нелепо.

«Армия – это моральный дух, это уважение к командирам, в конце концов – уважение к Верховному Главнокомандующему. Какое может быть отношение боевого офицера к этому барыге и алкоголику? Вот весь моральный дух нынешней украинской армии», — констатировал бывший народный депутат.
В связи с плохим моральным и материальным состоянием ВСУ, Марков считает, что в случае перехода гражданского вооруженного конфликта из стадии позиционной войны в стадию прямого боестолкновения, большинство солдат украинской армии перейдут на сторону ополчения или сдадутся. И эти слова небезосновательны, так как случаи, когда военнослужащие армии «Незалежной» складывали оружие и присоединялись к ополченцам, не единичны.

«В случае боевого конфликта, уверяю вас – 2/3 ВСУ, не нацбатальонов, перейдут на сторону ополченцев в случае активных боевых действий», — подытожил Марков.
Армия Украины, как и прочие другие сферы жизни «Це европейского» государства, переживает не самые лучшие времена. Однако Петр Алексеевич до сих пор продолжает грезить силовым захватом Донбасса, вопреки официально подписанным Минским соглашениям. Постмайданное правительство живет одной лишь войной; пока у власти «Незалежной» находится прозападный олигархат, разворовывающий остатки Независимой Украины, кровопролитие на юго-востоке страны так и будет продолжаться, унося каждый день десятки жизней.

Автор: Артур Собакевич
https://slovodel.com/

Депутаты Верховной рады анонсировали «конец минских соглашений»

Накануне встречи «нормандской четверки» депутаты Верховной рады Украины анонсировали «конец минских соглашений». Об этом заявил депутат от Радикальной партии Игорь Попов.
«Президент Порошенко идет на встречу в нормандском формате фактически с директивами: никаких политических шагов до того, как будут выведены российские войска из Донбасса, установлен контроль за границей, освобождены все заложники.
В Берлине российская сторона будет требовать «параллельного исполнения» минских соглашений, то есть в обмен на видимость перемирия от нас будут ждать решений парламента про амнистию и выборы. Переговоры в Берлине не закончатся совместным заявлением или новыми соглашениями. И потому фактически это будет концом минских соглашений и «нормандского формата»»,— заявил господин Попов.
По его словам, «в переговорах мы перейдем к Женевскому формату… То есть фактически — привлечем к переговорам США. А Минскую площадку закрывать не будем, хотя бы для обмена пленными». При этом депутаты предполагают, что «риск, который надо учитывать — возможность эскалации конфликта со стороны Кремля после продолжения санкций, а также активизация «спящих агентов» в Киеве для дестабилизации обстановки» . С этими «рисками» депутаты намерены «работать».
В то же время представители «Блока Петра Порошенко» в Верховной раде заявили «Ъ», что, несмотря на жесткие требования, которые президент Украины намерен выдвинуть во время встречи «нормандской четверки», Киев надеется, что «встреча будет эффективной в плане достижения мира в Донбассе и доказательств того, что выполнение минских договоренностей срывает не украинская сторона».
Сегодня заместитель главы администрации президента Украины Константин Елисеев заявил, что во время встречи в «нормандском формате» Украина не откажется от пяти ключевых пунктов. Они включают контроль над границей, вывод российских войск, освобождение заложников, ликвидацию структур власти ДНР и ЛНР и выборы в этих регионах под контролем ОБСЕ.

Янина Соколовская, Киев
http://www.kommersant.ru/doc/

А давайте повоюем

Почему сепаратисты в очередной раз обстреляли сами себя
Как-то незаметно в ежедневные новости вернулись уже подзабытые со времен ликвидации Дебальцевского котла и подписания Минских договоренностей обстрелы, а также попытки прощупать позиции самопровозглашенных Луганской и Донецкой народных республик украинскими «силовиками».
Делается ли это украинской стороной с целью отвлечь обывателей от происходящих сейчас в стране событий или, действительно, это попытка начать полномасштабные боевые действия?
Как показывает прошлый опыт боев зимой 2015 года, руководство АТО стремится переходить к полномасштабным боевым действиям, постепенно повышая градус противостояния, начиная с эпизодически артобстрелов и постепенно доводя ситуацию до общевойсковых боев с применение тяжелого вооружения.
В то же время, нынешнее обострение ситуации поразительным образом совпало с заключением договора между правительством Украины и Международным валютным фондом, реальные параметры которого не опубликованы до сих пор и держатся Киевом в тайне.
Как рассказал газете «Военно-промышленный курьер» командир одного из подразделений народной милиции Луганской республики, то что переговоры прошли весьма неудачно для вновь сформированного правительства Владимира Гройсмана, стало сразу понятно, когда уже вечером после подписания договора украинская артиллерия внезапно возобновила обстрелы позиций милиционеров. И это, несмотря на то, что согласно минским договоренностям артиллерия калибром свыше 100-мм должна быть отведена.
«И так все было понятно. Если стрельбы не будет, то значит договорились. Если начнут стрелять, то явно провал», – говорит собеседник издания.
В то же время, просто обострение ситуации в зоне АТО уже не отвлекает украинских граждан от сложнейшей экономической ситуации в стране. Ситуация настолько сложная, что Петр Порошенко был вынужден отказаться от одного из своих значимых козырей – пошел на обмен Надежды Савченко. Хотя еще недавно Киев любой ценной пытался затянуть процесс возвращения бывшего заместителя командира батальона «Айдар» на родину, резонно полагая, что международных дивидендов Савченко в российской тюрьме приносит в разы больше, чем дома.
Обмен закончен, и Бараку Обаме, Дональду Туску и Фредерике Могирини уже не о чем беспокоиться и переживать. А легендарная Надежда Савченко стремительно превращается в очередное украинское политическое недоразумение, такое же, как раздетый на Майдане сотрудниками «Беркута» казак Гаврилюк, ставший впоследствии депутатом Верховной Рады.
К сожалению, политическая ситуация на Украине явно подталкивает Петра Порошенко и Владимира Гройсмана попытаться провести очередную силовую акцию на юго-востоке Украины. Главная задача – добиться сколько-нибудь значимого успеха, отбить хотя бы несколько поселков, «продавить» в обороне республик очередной выступ, угрожающий ЛНР и ДНР.
Правда, в таком случае речь будет идти не о разведке боем, а о полномасштабных боях и явном нарушении минских договоренностей. Поэтому и нужна тихая эскалация конфликта, чтобы в нужный момент заявить, что бойцы АТО действуют в ответ на нападения «сепаратистов».
Можно предположить, что если решение Киевом будет принято, то основные усилия украинских «силовиков» будут сосредоточены в районе Северодонецка-Лисичанска с задачей выйти в районе Алчевска. Бои со стороны Мариуполя и в районе Донецкого аэропорта, скорее всего, будут носить вспомогательный характер, а также создавать медийные картинки и миф о возвращении «непобедимых киборгов».
В пользу Алчевского направления говорит и тот факт, что с момента боев в Дебальцево именно в районе Северодонецка и Лисичанска шло формирование достаточно мощной, по меркам Вооруженных сил Украины, группировки сил и средств.
В то же время, планам Киева может помещать, как это ни странно звучит, полицейская миссия ОБСЕ в Донбассе, разговоры о которой в последнее время звучат все чаще. Несмотря на то, что Петр Порошенко публично всячески поддерживает идею вооруженных наблюдателей, фактически именно украинская сторона главный противник такого развития ситуации.
Наблюдатели будут нести службу в первую очередь в разделительной зоне, а не на границе России с самопровозглашенными республиками, о чем постоянно заявляет Киев. И начавшим наступление украинским силовикам придется что-то делать с миссией ОБСЕ. Блокировать их наблюдательные посты, выводить из зоны боев и т.д. А если наблюдатели не пожелают слушать бойцов нацгвардии и ВСУ и ответят огнем?
Пока можно сделать только один вывод. Окно возможностей у Петра Порошенко пока есть, но оно стремительно сужается, и возобновление полномасштабных боев на юго-востоке в ближайшее время, увы, с большой долей вероятности может стать свершившимся фактом.

Алексей Рамм

ВСУ: в Донбасс на «консервах»

Готов ли Киев в 2016 году к новым территориальным потерям
Вооруженные силы Украины 4 января обстреляли территорию бывшего Донецкого аэропорта. Согласно данным Минобороны ДНР, всего ВСУ выпустили пять мин калибра 82 мм и произвели более 30 выстрелов из стрелкового оружия, зенитных установок и БМП.
Как заявил 2 января заместитель командующего корпусом Минобороны ДНР Эдуард Басурин, есть данные, что Киев перебросил в зону конфликта несколько сотен иностранных наемников из Польши, Грузии, Турции и Латвии, артиллерию, танки и боеприпасы. По его словам, две самоходных артиллерийских установки «Акация», пять бронемашин и 17 автомобилей с боеприпасами и наемниками силовики разместили в селах Новоселовка Вторая Ясиноватского района (8 км от линии соприкосновения), Гранитное и Николаевка на юге Донбасса (1,5 км от линии соприкосновения).
Контактная группа по урегулированию ситуации на востоке Украины 22 декабря 2015 года в Минске призвала стороны конфликта установить в Донбассе полное и безоговорочное прекращения огня — уже шестое по счету с осени 2014 года. Несмотря на это, министерством обороны ДНР по-прежнему фиксируются обстрелы со стороны ВСУ. Так, в новогоднюю ночь киевские силовики 11 раз обстреляли территорию ДНР, в результате погиб боец ополчения.
Отметим, что 28 декабря глава МИД России Сергей Лавров в ходе телефонного разговора указал госсекретарю США Джону Керри на угрозы срыва Минских договоренностей.
Решится ли Киев в новом году взять реванш в Донбассе и перейти в масштабное наступление?
Чтобы ответить на этот вопрос, следует понять, что представляют собой ВСУ сейчас и что с ними будет дальше, учитывая, что расходы на оборону в госбюджете на 2016 год возросли до рекордных 5% ВВП.
Сначала обратим внимание на материал украинского военного эксперта Юрия Бутусова «Военная стратегия Украины: результаты за год», в котором оцениваются результаты 2015 года для украинской армии.
Как пишет Бутусов, для разработки детальной пошаговой стратегии реформ всего сектора обороны и безопасности власти наняли один из ведущих американских аналитических центров «Rand corporation». «Рэнд» предложил реформы по пяти направлениям, рассчитанные на реализацию до конца 2017-го года — реформирование структуры управления МО и Генштаба, разведывательного сообщества, логистики, кибербезопасности, военно-технического сотрудничества. К примеру, подразумевается, что:
— Минобороны становится демилитаризованной структурой, а министр — гражданским лицом;
— Генштаб выводится из прямой вертикали подчинения президенту — подчиняется министру обороны (президент теряет право отдавать приказы начальнику генштаба, назначать и снимать его единолично);
— Устраняется дублирование функций и размывание ответственности между генштабом и МО
— Все финансовые, административные и хозяйственные функции, кадровая политика и работа с персоналом передаются в сферу ответственности МО;
— Из подчинения МО и ГШ выводятся все непрофильные активы и имущество и передаются в распоряжение кабмина (армия получает бюджет только для военных целей, весь административный аппарат для непрофильных задач ликвидируется).
Как замечает Бутусов, «после презентации таких конструктивных предложений политическое руководство поспешило… не принимать никаких решений по срокам реализации стратегии „Рэнда“», решив выйти из неудобной ситуации «старинным украинским бюрократическим маневром — создав широкие рабочие группы для обсуждения подходов к внедрению стратегии». Однако ситуация резко изменилась после визита на Украину вице-президента США Джозефа Байдена, который сразу же поинтересовался причинами пробуксовки проекта внедрения стратегии «Рэнда», которая пользуется доверием в структурах НАТО. После этого Порошенко вроде как дал ряд конкретных распоряжений, чтобы проект «Рэнда» начал воплощаться в 2016-ом.
Это что касается стратегических решений. Однако Бутусов указывает, что «создание большего количества новых воинских частей и соединений не приводит к повышению качества, так как в Сухопутных войсках некомплект личного состава достигает 50%»
— Управленческие структуры перегружены, а боевой состав недоукомплектован, ресурсы направляются на обслуживание аппарата управления, и это делает невозможным концентрацию дефицитных ресурсов на боевых частях на передовой, — замечает украинский эксперт.
— В результате из 268 тыс. личного состава ВСУ на передовых позициях никогда не находится более 30 тыс. Генштаб готовится к гипотетической большой войне с Россией, но увеличение значков штабов и соединений на карте не влечет за собой рост боеспособности. Наоборот, отвлечение ресурсов и нехватка кадров замедляют военное строительство, приводят к нецелевым тратам государственных средств, — заключает он.
Как отмечает заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин в статье «Петля незалежности», с точки зрения отечественного агитпропа, ВС Украины — сборище необученных карателей, многократно битых донбасскими трактористами и шахтерами, а с точки зрения агитпропа киевского, ВСУ — сильнейшая армия Европы, остановившая российскую агрессию. Эксперт, анализируя состояние ВС Украины, говорит, что в ходе войны в Донбассе они потеряли наземной техники больше, чем имеется сегодня в ВС Венгрии, Дании и Норвегии вместе взятых.
— Однако осталось в разы больше, чем потеряно. Хватает на формирование новых частей, соединений и даже двух новых оперативных командований (помимо существующих четырёх — ОК «Запад», «Восток», «Юг», «Север» — «СП»), — отмечает Храмчихин.
У Украины сейчас довольно большой военный бюджет, но значительная его часть изначально заложена под разворовывание (это одна из важнейших составляющих бизнеса на войне), добавляет эксперт.
— Новая техника по-прежнему практически не производится, лишь реанимируется старая, причем, как правило, путем «каннибализации», то есть полного разукомплектования одних машин для восстановления других. ВСУ требуется тотальное перевооружение (даже сухопутных войск, тем более ВВС и ВМС), на которое заведомо нет денег. Пока оно не то что не начиналось, а даже и не запланировано. В итоге через несколько лет проблема выработки ресурса станет для техники фатальной, — считает Храмчихин.
Что касается реформ, которые по идее могли бы улучшить состояние ВСУ, то Александр Храмчихин в интервью «СП» говорит, что при нынешней системе украинской власти, которая является криптократией в совершенно чистом и незамутненном виде, все попытки преобразований обречены на провал.
— Несмотря на все проблемы, ВС Украины являются наиболее боеспособными в Европе: у них много техники (пусть и совсем старой) и главное — они в отличие от европейцев готовы воевать. Но надо понимать, что украинская армия сохраняет остатки боеспособности только потому, что еще является советской. И если при нынешней системе власти ее пытаться вестернизировать, то из нее неминуемо исчезнут все остатки боеспособности.
Несмотря на это, возобновление войны в Донбассе возможно. Обе стороны уже давно бы начали боевые действия, но пока им мешали это сделать их внешние покровители. Но нельзя исключать, что у последних может просто изменится взгляд на вещи или для кого-то на Украине или в Донбассе мнение их покровителей вдруг перестанет быть решающим…
«СП»: — Минскими соглашениями было оговорено, что Донецкая и Луганская народные республики не должны иметь армию, а их ВС должны формироваться как народная милиция. В итоге указом Главы ЛНР Игоря Плотницкого армия республики была преобразована в Народную милицию ЛНР. В Донецке также началось преобразование ВС в Корпус народной милиции МО ДНР. Как вы оцениваете состояние военизированных структур республик Донбасса?
— Строго говоря, там происходят те же процессы, что и на Украине, но на еще более низком уровне. Другое дело, что российская помощь более действенна, чем та, которую оказывает Запад Украине. Это несколько уравновешивает ситуацию. Россия на данный момент заинтересована сохранить статус-кво на как можно более долгий период. Если ситуация изменится, то наверняка российские власти будут как-то симметрично реагировать.
Военный эксперт, заведующий отделом евразийской интеграции и развития ШОС Института стран СНГ Владимир Евсеев говорит, что после «котла» в Дебальцево к лету прошлого года ВСУ были более-менее восстановлены.
— В войска поступило значительное количество восстановленной, «расконсервированной» — выведенной из хранения боевой техники — бронемашин, САУ и т. д. Таким образом, ВСУ в августе были готовы начать масштабные боевые действия. Судя по всему, отмашка должна быть дана 24 августа — в День независимости. Но, во-первых, на это не дали добро США, во-вторых, в этот день Петра Порошенко вызвали в Берлин, где европейцы запретили ему начинать войну.
Исходя из сложившейся ситуации, большая война на Украине не нужна пока ни США, ни Европе. Неблагоприятное время и для самой украинской власти: нет единства в правящей элите, существует сильный раздрай по поводу того, кто должен стать премьер-министром.
Есть желание части верхушки назначить на эту должность Саакашвили (возможно, это лоббируется со стороны Клинтон). Другая часть украинской и американской политических элит наоборот хочет, чтобы у власти оставались Арсений Яценюк и Арсен Аваков. Это мнение выражает Байден, который фактически не дал снять Яценюка. И в такой период яркого внутриэлитного противостояния начинать серьезную войну нецелесообразно.
Но надо понимать, что при любом раскладе никакого силового возврата Донбасса не произойдет, потому что РФ будет так или иначе реагировать.
Во-первых, несмотря на действия Киева, все-таки нельзя говорить о высокой степени готовности ВСУ.
Во-вторых, тот порыв, который был на Украине в прошлом году, вызванный воссоединением России с Крымом, прошел. Несмотря на мощнейшую пропаганду на территории Украины, мотивация сейчас совсем другая.
В-третьих, украинское общество не готово к большей войне по экономическим причинам.
В-четвертых, деятельность добровольческих батальонов вызывает все больше раздражения как на Западе, так и в Киеве, поскольку Порошенко боится их возвращения в столицу и госпереворота.
В-пятых, тема Украины постепенно уходит на второстепенный план в США и Европе. Чтобы напомнить о себе и получить деньги, Киев вынужден заниматься провокациями.
Сейчас все действия Украины сводятся к попыткам спровоцировать Донбасс, чтобы обосновать введение против РФ новых санкций. Для этого занимаются территории в нейтральной зоне, осуществляются артиллерийские обстрелы, оказывается давление в виде ограниченной подачи воды на территории Луганска и т. д.
Конечно, подобные действия могут в какой-то момент дать толчок к возобновлению локального конфликта. Но однозначно можно прогнозировать, что война никакой победы Киеву не принесет. Наоборот — приведет к территориальным уступкам в пользу ДНР и ЛНР.

Антон Мардасов

Донбасс. Россия в сторону не уйдёт

Ситуация в Донбассе перестала быть промежуточной или неопределенной. Государственность ДНР и ЛНР состоялась, следует прогнозировать социальное и экономическое восстановление региона. В случае успешного развития минского процесса завоевавший самостоятельность Донбасс будет признан изменившейся Украиной, а его государственные институты станут легитимными в глазах всего мира. Если же возобновятся активные военные действия, республики снова прирастут территориями и будут признаны как минимум Россией. Российская Федерация их заведомо не бросит
Артиллерийские перестрелки и локальные бои в Донбассе идут каждый день, несмотря на перемирие. Особенно опасно в районе Широкино, донецкого аэропорта и поселка Пески, в Горловке, почти каждый день есть убитые среди военных с обеих сторон. Но ситуация все равно существенно лучше, чем до заключения Минских соглашений 12 февраля.
Жилые кварталы крупных городов страдают гораздо меньше, практически не гибнут мирные жители. Однако население самых близких к линии разграничения районов по-прежнему живет под аккомпанемент обстрелов. В поселке Октябрьском в районе шахты Трудовской жители все еще боятся выходить из бомбоубежищ, снова слышна канонада на Киевском проспекте в Донецке, несколько раз снаряды попадали в жилые кварталы Горловки. Тем не менее и местные жители, и наблюдатели ОБСЕ признают, что ситуация несравненно лучше, чем во время боев в январе — начале февраля.

Миссия ОБСЕ выполнима: перемирие возможно

Чаще бои провоцирует украинская сторона. Это признают даже наблюдатели ОБСЕ, которые обычно стремятся демонстрировать «уравновешенность» в своих оценках. Но фиксировать «активность с обеих сторон» особенно сложно, когда наблюдатели попадают под обстрел со стороны украинских позиций или когда они были вынуждены оставить свой наблюдательный пункт в Широкино в результате атаки добровольческого батальона «Азов».
Особенно активны по части провокаций как раз украинские добровольческие батальоны. Причем эти атаки лишены какого-либо тактического смысла и военной логики. Небольшие группы по 20–30 бойцов несколько раз за время перемирия пытались прорваться в сам Донецк, естественно, встречали сопротивление и вынуждены были, теряя убитых, раненых и пленных, отходить. Пленный боец батальона ОУН не смог объяснить цели атаки, был готов умереть, чтобы не попасть в плен, и был просто потрясен, когда ему оказали дорогостоящую медицинскую помощь за счет ополчения.
Есть две версии такой активности отрядов националистов. Первая: так они протестуют против интеграции в регулярное военное управление. Они действительно крайне недисциплинированны, и конфликт с регулярными вооруженными силами налицо. «Правый сектор»* в конце апреля протестовал у администрации президента в Киеве в ответ на попытку разоружить некоторые его отряды. Но в целом эта версия не выдерживает критики: если бы это было всегда так, то пришлось бы признать, что вооруженные силы Украины вообще не контролируют линию соприкосновения. Вероятнее всего, власти Украины используют жертвы таких боев для того, чтобы в дипломатической игре иметь аргументы, демонстрирующие неэффективность миссии ОБСЕ.Киев стремится выйти из-под действия минского формата любыми способами, считая, что перемирие подписано им под давлением России и ЕС. Последняя их попытка — внести в переговоры тему миротворцев.
Россия и республики (ДНР и ЛНР) исходят их того, что ОБСЕ вполне способна справиться с миротворческой миссией, если оказать ей техническую и прочую помощь. Именно поэтому, в отличие от Киева, со стороны Донецка и Луганска не слышно критики миссии. В нормандском формате этот вопрос обсуждается именно так: надо укреплять миссию ОБСЕ, а не вводить без необходимости новые сложные темы в диалог, разрушая шаткое перемирие.
*Эта организация в России запрещена.

Минские соглашения — хорошая основа для мира, они устраивают республики

Каждый день мира работает в интересах республик и России. И мир, безусловно, в интересах населения Донбасса. «Пострадавшими» в результате заключения перемирия можно считать конкретные действующие власти на Украине, ведь именно в Минске-2 впервые официально и в международном формате зафиксирована необходимость прямого диалога Киева и Донбасса. Причем не только по поводу войны и мира, но по всему комплексу вопросов политического урегулирования: формата местных выборов, конституционной реформы на самой Украине, вопросов экономического восстановления. Это подрывает власть на Украине, которая после Майдана строится на националистической и военной мобилизации и преследовании политических оппонентов.
Минск-2 был примером экстремальной дипломатии, переговоры продолжались 16 часов. А причиной такого драматизма переговоров было нежелание Киева признавать реальность своего военного поражения и идти на прямой диалог с ополчением. Однако усилиями России, Франции и Германии удалось вынудить Киев подписать максимально устраивающую ДНР и ЛНР редакцию.
Вернувшись в Киев из Минска, президент Петр Порошенко попытался немедленно дезавуировать соглашения. В апреле Рада приняла противоречащую духу Минска поправку к закону об особом статусе районов, подконтрольных Донецку и Луганску, вместо того чтобы ввести в действие этот закон, о чем Порошенко просила Ангела Меркель. С одной стороны, закон, как и требовали Минские соглашения, обозначил территории, где действует особый статус, а с другой — его действие отложили на неопределенный срок, привязав к местным выборам, о которых пока вообще ничего не известно. Немцы и французы не ожидали столь наглого обмана, они были возмущены, в газете Le Monde была соответствующая утечка со ссылкой на президента Франции Франсуа Олланда. Наши источники в переговорной группе также сообщают о недовольстве европейцев.

Новая война приведет Киев к новым территориальным потерям

По доброй воле Киев не пойдет на мир. Два «Минска» — соглашения от 5 сентября и от 12 февраля — стали возможны только в результате двух военных поражений Киева. Сразу после победы Петра Порошенко на выборах 25 мая 2014 года Россия и лидеры ЕС предлагали начать диалог с донбасским ополчением. Тогда еще не было ни огромных жертв, ни всеобщего озлобления. Казалось, что Порошенко, пришедший к власти в результате выборов (пусть и без участия Донбасса), а не в результате переворота, способен учесть аргументы лидеров Европы и России и начать мирный процесс. По крайней мере, его предвыборные заявления позволяли на это надеяться. Однако давление американских представителей заставило Порошенко пойти на военное решение. 26 мая 2014 года впервые со времен Великой Отечественной войны Донецк подвергся авианалету, был разбомблен донецкий аэропорт, погибли мирные граждане, началась настоящая война.
К концу августа Украина потерпела сокрушительное поражение на всех фронтах и направлениях, и Порошенко в ситуации безысходности и угрозы дальнейшего продвижения ополчения на запад и юг вынужден был спешно подписать Минский протокол от 5 сентября.
Минский протокол о линии разграничения сторон дал надежду, что может начаться и политический процесс примирения. Но Киев, напротив, повел себя предельно жестко: была введена фактическая экономическая блокада Донбасса, закрыты банки, приостановлена работа государственных учреждений, школ и больниц, прекращены выплаты пенсий и зарплат бюджетникам, а позднее введена пропускная система для жителей Донбасса, по сути внутренняя граница. Не имея возможности победить на поле боя, Киев объявил войну населению Донбасса с целью лишить ополчение поддержки. Кончилось это очередным провалом: Украина потеряла Дебальцево и другие территории.
Эти уроки не пошли Киеву на пользу. Продолжаются попытки замотать Минские соглашения, не выполнять условия перемирия. Если так будет продолжаться, то возобновление военных действий под тем или иным предлогом весьма вероятно. Но в этом случае Украина неминуемо потеряет новые территории.

Глупость Киева чревата глубоким кризисом всей Европы

Серьезное изменение ситуации по сравнению с осенью 2014 года состоит в том, что теперь Франция и Германия стали спонсорами мирного процесса. По-видимому, лидеры этих стран осознали, что разрастание войны опасно для всей Европы, реальны риски такой эскалации конфликта, что запылает их собственный дом. Таким образом, сейчас действуют два однонаправленных вектора давления на Киев: угроза военного поражения и дипломатическое давление ЕС. В последнее время появились признаки начала политического процесса: после промедлений и в результате давления европейцев все-таки начали свою работу четыре комиссии (по безопасности, экономике, гуманитарным и политическим вопросам), в рамках которых и должен происходить прямой диалог Киева и Донбасса.
Но есть и противоположные сигналы. Киев продолжает блокаду Донбасса, организует военные провокации или им не препятствует на линии разграничения, обманывает в процессе обмена военнопленными.
Обмен пленными — яркий пример степени недоверия между сторонами. Обмен по принципу «все на всех», предусмотренный Минском-2, оказался невозможным, несмотря на ряд символических жестов ДНР и ЛНР, которые инициативно, без каких-либо требований, освободили более 200 бойцов украинских подразделений. Никакого ответного жеста не последовало. Более того, вместо освобождения ополченцев по предоставленным спискам Украина привозит на обмен случайных людей, подчас специально арестованных «за сепаратизм» в разных регионах страны. А этот процесс может быть бесконечным, поскольку только в одной Одессе и только в первой половине мая были арестованы десятки людей — и активистов пророссийских движений, и просто случайных граждан. Диалогу не способствует и то, что пленные ополченцы возвращаются с явными следами пыток и издевательств, разницу в физическом состоянии пленных с двух сторон могут наблюдать журналисты, присутствующие при обменах.
Киев, вероятно, не до конца осознал, что паузы в перемирии заканчиваются его военными поражениями и отступлением. Более того, в отсутствие прогресса в переговорах ополченцы вряд ли будут стоять на месте, несмотря на все влияние Москвы. Ситуация неустойчивая, территории ДНР и ЛНР очень небольшие, их можно пересечь за час-два на машине, подчас для них наступление — это действительно вопрос обороны. Но совершенно очевидно, что минский процесс нельзя сдавать, альтернативой является большая война. Это единственная относительно легитимная дорожная карта политического урегулирования. Крах минских договоренностей приведет к глубочайшему кризису во всей Европе.

Автономия или независимость? Зависит от Киева

В самих республиках есть разные настроения. Понятно, что ни ополчение, ни большинство населения не видят своей жизни с Киевом: слишком много крови пролито, слишком много Киев принес страданий населению в Донбассе — и бомбежками, и унижениями, и экономической блокадой. Среди лидеров ополчения есть те, кто был бы готов при соблюдении перемирия остаться в нынешних границах, зафиксированных перемирием. Но главным образом не потому, что эти границы удовлетворительны для ДНР и ЛНР, а потому, что жизни людей и сохранение Донбасса от окончательного уничтожения важнее территорий. Последний этап наступательной войны показал, что ополчению приходится уже самому обстреливать собственные города, фактически свои дома. Представители ополчения говорят, что стараются минимизировать жертвы среди мирного населения, но их невозможно избежать, учитывая использование массы артиллерии, в том числе устаревшей техники и просроченных боеприпасов с украинских складов.
При этом лидеры республик время от времени заявляют претензии на контроль над всей территорией Донецкой и Луганской областей, а то и на всю «новороссийскую» территорию, которая включают в себя юго-восточные области вплоть до Одесской. Подчас высказываются и претензии на контроль над всей Украиной. Эти заявления, конечно, отражают настроения определенной части ополченцев: многие из них родом из Славянска и других населенных пунктов Донбасса, подконтрольных Киеву, а также из Одессы и других городов «большой Украины».
Но разница в акцентах лидеров республик скорее отражает уровень доверия на переговорах с Киевом, а не собственно «настроения». Глава ДНР Александр Захарченко в момент прогресса в создании контактных групп заявил о теоретической возможности вхождения ДНР в состав Украины на правах широчайшей автономии. Но, как только возникли новые препятствия на переговорах, он стал делать акцент на государственной независимости.
Заявления лидеров республик стоит понимать как часть процесса принуждения Киева к реальным переговорам. Пока Захарченко сам не начнет доверять кому-то в Киеве, даже Москва не сможет убедить его в возможности политического примирения. «Запихивать» Донбасс в Украину никто не собирается, да это и невозможно.

Эпоха полевых командиров в Донбассе заканчивается

Ряд наблюдателей называют ДНР и ЛНР недогосударствами, и в какой-то мере это оправданно. Но они уже в большей степени государства, чем нынешняя Украина, по крайней мере по одному из ключевых критериев — монополии на насилие. Киев до сих пор не может подчинить независимые и недисциплинированные добровольческие батальоны, а в республиках уже практически закончен процесс централизации военного управления. Совсем недавно в Донецке было разоружено несколько баз казаков, последние небольшие отряды, в которых оставались «махновские» группы, не вошедшие в полицейские и армейские подразделения. Они могли быть виновны в незаконных арестах и убийствах граждан. Их принадлежность к казакам не специфическая, многие казачьи подразделения успешно интегрировались в армии республик. Скорее их отличало то, что они не хотели расставаться с прошлым всевластием «человека с ружьем». Революционный этап донбасского восстания успешно преодолевается.
ДНР и ЛНР поначалу представляли собой конгломерат старших полевых командиров, имевших собственные амбиции. Каждый район Донбасса управлялся своими вооруженными группами: Николай Козицын объявил Казачью республику, Игорь Безлер считал себя хозяином Горловки, отдельные районы Донецка контролировались разными подразделениями. Большинство искренне сражалось за свою родину и свои идеалы, но кроме них туда просочились и массы отъявленного сброда, как это бывает во время любой войны и революции. Случались и злоупотребления: похищение граждан «на подвалы» (местное выражение), отжимы собственности, насилие. Население страдало не только от войны, бедности, страха, неопределенности, но еще и от мародерства.
Некоторые полевые командиры первого этапа донецкого восстания имели цели, никак не связанные с интересами собственно Донбасса и его населения. Так, Игорь Стрелков надеялся поднять восстание во всей Новороссии, стать командиром в большой европейской войне, но, не достигнув этих целей, впал в паническое пораженчество. Стрелков в июле 2014 года предлагал сдать Донецк, причем одновременно киевская сторона выходила на контакт с ополчением со странным предложением отдать Донецк, но оставить под контролем Луганск. Сейчас Стрелков в Москве, ездит на дорогих машинах и делает заявления, которые дискредитируют ополчение и явно на руку Киеву. К действиям атамана Козицына тоже накопилось много вопросов, которые могли бы и не стать публичными, если бы он не твердил на всех углах, что чуть ли не он один брал Дебальцево. Раздраженные его бахвальством реальные военные лидеры республик вынуждены рассказывать, как он обещал привести за собой под Дебальцево 300 бойцов, а привел меньше тридцати. Эпоха полевых командиров в Донбассе закончилась, там рождается регулярное государство, и сейчас будет происходить дегероизация целого ряда колоритных персонажей этой войны.
В прошлом году были популярны прогнозы о вероятной «сомализации» Донбасса, превращении этой территории в анархическое беззаконное пространство. Сейчас уже ясно, что эти опасения не оправдались. Проблем много, сейчас ДНР и ЛНР еще трудно назвать государствами, но к концу года в республиках наверняка можно будет наблюдать регулярное управление во всех сферах.

Выборы и создание системы государственного управления

Решительной поворот в сторону создания настоящего государства произошел в результате выборов 2 ноября 2014 года. Эти выборы не были признаны Киевом и ЕС, но сыграли огромную роль в возникновении гражданской легальной и легитимной власти в ДНР и ЛНР. Даже Киев вынужден признавать избранных лидеров Захарченко и Плотницкого при дипломатических контактах, то есть фактически признавать их право представлять Донбасс. (Правда, с необъяснимым упорством Киев, кроме этих двух политиков, не хочет знать со стороны республик никого больше). Россия не могла признать эти выборы юридически, но на политическом уровне признала их честность и то, что избранные лидеры представляют народ Донбасса.
Именно после выборов начали создаваться государственные институты. Перед полевыми командирами встал выбор: идти в народную милицию или на государственную службу. Но выбор гражданской карьеры означает отказ от руководства военными подразделениями. Это вызывает сопротивление, многие командиры привыкли все делать сами — и воевать, и распределять российскую гуманитарную помощь, и приторговывать углем. Но вольница закончена: созданы правоохранительные органы, наиболее несговорчивые полевые командиры несут уголовную ответственность, бывает и так, что при сопротивлении законным властям они уничтожаются. В процессе централизации власти, возможно, есть место и несправедливым обвинениям и арестам, выяснению личных отношений, но в целом, как признают и независимые наблюдатели, бандитизм и мародерство преодолены, а ополчение практически превратилось в регулярную армию.

Госуправление в экстремальных условиях. Налаживание мирной жизни

Государственность в ДНР и ЛНР строится и будет строиться вне зависимости от темпов мирного урегулирования, поведения Киева и обстановки на линии фронта. Если для действующих украинских властей Донбасс — это вопрос о собственной власти и территории, то для республик и России — это жизнь, права и достоинство граждан. Именно поэтому нельзя ждать от Киева, даже под давлением, быстрых действий по снятию экономической блокады. Для республик социальная сфера и улучшение гуманитарной ситуации — ключевой тест на государственность.
Даже во время активных боевых действий в тылу шла мирная жизнь, восстанавливалась инфраструктура, врачи спасали людей, дети ходили в школы, многие предприятия работали. Сейчас ситуация вообще несравнима с тем, что было осенью. Началась регулярная выплата пенсий и социальных пособий, причем для этого с нуля была выстроена новая система социальных выплат. Пенсионеры теперь не выстаивают многотысячные очереди, а получают пенсии на дому из рук почтальонов. Ветераны и другие незащищенные социальные группы получили перед 9 Мая первые социальные выплаты в размере украинских, причем без сокращений, произошедших на «большой Украине».
Управленческие задачи, которые приходится решать республикам, на порядок сложнее, чем в обычной, невоенной и неблокадной, ситуации. Те же списки пенсионеров унаследованы от украинской системы, и они не отражают текущей реальности. Блокада привела к дефициту наличной гривны, поэтому была введена мультивалютная система, а пенсии выплачиваются уже в рублях.
С предприятий пошли налоги, появился даже бюджет, который, хотя и не принят официально из-за неясности доходной базы, стал ориентиром необходимого минимума расходов. Есть понимание, что в случае бюджетных разрывов республики смогут их закрыть с российской помощью.
Серьезна проблема с управленческими кадрами, многие специалисты уехали из Донбасса, некоторые все еще опасаются примыкать к республикам из-за страха будущего возмездия или из-за боязни конфликтов, неизбежных при строительстве государства. Но те, кто остался: представители муниципалитетов, выходцы из госструктур, социальные работники, руководители предприятий городского и муниципального хозяйства, работают самоотверженно. Наблюдается приток новых людей. Эти «новые кадры» хотят учиться, тем более что гуманитарная помощь из России, которая принимает разные формы, обусловливается рекомендациями наладить систему эффективного распределения и контроля. Понятно, что всегда останутся зоны, где возможны злоупотребления, но в целом ситуация улучшается.
В Луганске в мае было закрыто несколько социальных столовых — по той причине, что город насыщен гуманитарной помощью. Идут гуманитарные конвои из России по линии МЧС, помогают и общественные организации, в том числе «Землячество Донбасса», «Справедливая помощь» доктора Елизаветы Глинки и многие другие. Всю войну работали и некоторые донецкие благотворительные фонды, например «Доброта». В каждом, даже небольшом, населенном пункте самоотверженно работали волонтеры.
Если до последнего времени российская гуманитарная помощь распределялась по учреждениям, то сейчас республики пытаются доставить ее населению адресно. До сих пор помощь была нерегулярной, исходили из имеющихся ресурсов: кому-то доставалась крупа, кому-то — пара банок тушенки. Сейчас выстраивается стабильная система, в которой граждане определенных социальных категорий будут понимать, какую помощь они получат.
Налоговая система пока только строится. Принятые ставки налогов, например социального, проходят скорее апробацию, и, если будут неудобны и непосильны бизнесу, их пересмотрят.
Сейчас ключевая социальная проблема республик — падение доходов населения. Зарплаты и пенсии, там где они выплачиваются, остаются украинскими, а цены уже выросли до российского уровня. Донецкие СМИ в апреле посчитали стоимость «пасхального стола» и обнаружили, что цены на продукты с средины 2014 года выросли в три-четыре раза. Сохранять удается только цену на хлеб благодаря собственному производству и социальному распределению. У республик пока нет комплексного ответа на эту проблему: отчасти резкое падение уровня жизни будет компенсироваться гуманитарной помощью, но где-то, вероятно, придется и регулировать цены. Например, цены на бензин и газ могут быть ниже украинских, они уже ниже для коммунальных потребителей, но должны быть снижены и для автомобилистов и коммерсантов.
Возникает и дефицит целого ряда товаров: со стороны Украины — блокада и поборы коммерсантов на блокпостах, а с российской стороны — действующая таможенная граница и относительно высокие цены. На украинскую сторону повлиять невозможно, но задача сделать более прозрачной экономическую границу с Россией решаема. Товарообороту препятствует и банковская блокада, но и здесь есть пути прорыва. Например, недавно состоялось взаимное признание ДНР, ЛНР и Южной Осетии, идут переговоры об открытии филиалов южноосетинских банков в Донбассе. Это лучше, чем ждать доброй воли Киева или особой смелости от российских банков, и без того подпадающих под санкции.

Переориентировать промышленность на Россию

Но выживание и развитие экономики Донбасса — это прежде всего вопрос о крупной промышленности. Республики хотят переориентировать ее на Россию, поскольку в Украине они видят врага, не верят ей. Есть понятная решаемая задача: восстановить хотя бы довоенный уровень экономических отношений России с Донбассом. Известны крупные предприятия, которые торговали с Россией, — это вполне обозримый список на нескольких листах бумаги, и задача восстановления связей вполне просчитываема.
Дальнейшее зависит в том числе и от внутрироссийских настроений.Донбасс способен эффективно реструктурировать свою промышленность и встроить ее в российскую экономику, если будет чувствовать поддержку российского бизнеса и правительства.
Останется Донбасс в составе Украине или нет, это все равно надо делать. Если Киев при следующей власти уговорит Донбасс вернуться, значит, на Украине будет регион, теснейшим образом связанный с Россией. В Минске-2 и принятом Радой (не вступившем в силу, но принятом) законе об особом статусе есть пункт о праве Донбасса на выстраивание собственных отношений с российскими регионами. Российский бизнес должен понимать, что интеграция Донбасса в российскую экономику — это навсегда и что самое время инвестировать в Донбасс.
В данный момент большая часть (примерно 80%) промышленности Донбасса ориентирована на Украину и на внешние рынки. При всей своей нелюбви к Киеву республики приняли рациональное решение пока не национализировать предприятия, которые продолжают работать на полную мощность. Другое дело простаивающие, то есть фактически бесхозные, предприятия. На сегодня национализированы в основном предприятия, находившиеся в собственности украинского государства, от которых оно фактически отказалось, объявив блокаду: ЖКХ, почта, энергетика, железные дороги. Была национализирована крупнейшая и старейшая шахта имени Засядько, которая контролировалась ее бывшим директором и депутатом Рады Ефимом Звягильским, но только после того, как там произошла крупная авария. Украинские олигархические холдинги, несмотря на блокаду, продолжают работу, умудряясь осуществлять транспортировку угля и металла через линию фронта, и это пока на руку жителям республик — они получают зарплату. Но владельцы простаивающих предприятий стоят перед выбором: либо возобновить работу, либо потерять над ними контроль.

Агрессивность Киева окончательно развалит Украину

Чем больше Киев затягивает с политическим урегулированием, тем больше он теряет. Единственный для Украины способ сохраниться в существующих границах — в полной мере признать особые права территорий, находящихся под управлением ДНР и ЛНР. Только изменившись, Украина может стать стабильной. Если же Украина не захочет меняться, продолжит упорствовать в силовом решении конфликта, она будет и дальше терять территории.
У Петра Порошенко еще могут быть иллюзии, что Россия велит Донбассу вернуться в состав Украины. Это не так, и, если Украина не заинтересует Донбасс, никто его туда не загонит. Но, безусловно, у Кремля есть задача способствовать мирному политическому диалогу в той мере, в какой это возможно.
Сумеет ли в результате такого диалога Киев уговорить Донбасс вернуться — это вопрос к Киеву. Украина, во-первых, должна измениться внутренне, во-вторых, гарантировать жителям Донбасса безусловный учет их интересов и прав, в-третьих, предложить план развития Донбасса. Впрочем, такие ожидания наивны, пока Украина убивает и репрессирует массы собственных граждан.
На Украине остается потенциал для более сложной политики, чем реализация крайне националистического проекта, она все еще сложная страна. Выборы в Верховную раду 26 октября показали эту сложность. «Оппозиционный блок» победил даже в Днепропетровске (где добровольческие батальоны на каждом углу, а административный ресурс и уличные группы работали против любой оппозиции), не говоря уже о Запорожье и Харькове. Этот успех — заслуга не самого «Оппозиционного блока», который почти не вел кампании, а населения, которое голосовало против власти и против войны. Явка в Одессе, самая низкая за всю постсоветскую историю, — фактически саботаж населением «их выборов».
Потенциал протеста огромный, Украина не хочет быть такой, какой ее видят националисты. Каждый день мира ставит перед украинскими властями новые трудные вопросы: население видит результаты «реформ», падение экономики, сокращение социальных выплат, рост цен, политические репрессии и убийства политических оппонентов, во все регионы привозят тела погибших в Донбассе солдат.
Закон о запрещении советской символики и запрет на память о Великой Отечественной войне, героизация «воинов УПА» — это путь к дальнейшему разрушению собственной страны. И дело здесь не в России, а в украинском народе. Большинство украинцев не будет мириться с такой политикой и с такой властью.
Основатель современной украинской государственности в ХХ веке Михаил Грушевский считал, что Украина должна быть федеративной, о том же говорил и выдающийся диссидент, борец за независимость Украины Вячеслав Черновол. Любое ответственное правительство Украины должно понимать сложность и культурную неоднородность своей страны.
Проблема как раз в незрелости украинского политического класса. Он на протяжении всех лет независимости был увлечен разделом и переделом ресурсов страны, перекладывая конечную политическую ответственность вовне: временами — на Москву, а сейчас — на Запад. У них не было навыка ответственности за свое государство. Сейчас они идут в кильватере США, разрушая свою страну.
России не нужно контролировать или опекать Украину. Достаточно, чтобы она была даже не пророссийской, а просто нейтральной, нормальной, «проукраинской», без националистического безумия.

Запад и большая игра

В рамках мирного процесса необходимо максимально способствовать контактам Украины и Донбасса. Но очевидно, что обе эти стороны находятся на еще не вполне государственной стадии развития, не являются вполне самостоятельными субъектами. Прочный мир будет достижим, только если Европа и Россия договорятся между собой.Невозможно представить себе конструктивное поведение Петра Порошенко или тем более Арсения Яценюка, если их не принудят к миру Европа и Россия.
При всех проблемах последнего года очевидно, что доверие Франции и Германии к России гораздо больше, чем к украинским подопечным. Они различают сферы, где «русским доверять нельзя» — и где можно. Но это устойчивые сферы, они четко разделены, Россия не меняет свою позицию каждую минуту. А у киевских политиков вообще нет ничего надежного, они могут пообещать отвести вооружение или принять закон об особом статусе, а потом из-за собственной безответственности или после телефонного разговора с Вашингтоном резко изменить свою позицию.
В Европе есть, конечно, фобии, страх «российской экспансии», но скорее в среде экспертов и прессы, в то время как лидеры стран и дипломатий понимают, что в «экспансии» — суть международной политики. Европейский союз сам проводит активную политику «партнерства», он сам в последние десятилетия осуществляет расширение, а Россия всего лишь пытается сохранить пространство собственной безопасности. Европейцы понимают, что Россия не предприняла бы шагов по присоединению Крыма и поддержке Донбасса, если бы Запад не спровоцировал конфликт. На Украине случился откровенный государственный переворот, открыто спровоцированный Западом, с приездом дипломатов и официальных лиц, со стрельбой по безоружным милиционерам. После множества эпизодов самого циничного насилия в целях захвата и удержания власти за последний год разумно предполагать, что и за расстрелы на Майдане несут ответственность те силы, что пришли к власти. Все это очень грязная политика. Как бы европейцы ни возмущались на публике, они понимают, что Россия не могла остаться в стороне.
Запад не един в этом вопросе. Очевидно, что американцы говорят о политическом урегулировании, а на самом деле его не хотят. Они далеко, для них это хороший метод измотать Россию чужими руками и ресурсами. К тому же это для них вопрос чести. То, что произошло на Украине в феврале прошлого года и происходит до сих пор, — это, безусловно, их политика. Европейцы подыграли, но застрельщиком был Вашингтон, это американские технологии и большая американская борьба.
Увидев, что в рамках минского процесса начинается сближение позиций России и ЕС, американцы пытаются стать участником процесса урегулирования. Но последние встречи госсекретаря США Джона Керрии президента РФ Владимира Путина показывают, что участие Вашингтона все еще скорее деструктивно. Для мира было бы полезнее, чтобы США перестали толкать Киев к возобновлению боевых действий публичной поддержкой любых военных операций Украины, демонстративными военными учениями во Львове, специфической помощью военных советников и спецслужб, буквально оккупировавших Службу безопасности Украины. Вместо этого американцы требуют от Москвы прекращения помощи республикам и обеспечения украинского контроля границы в Донбассе еще до выполнения Киевом своих обязательств. То есть США требуют односторонних уступок, противоречащих и духу, и букве Минских соглашений, фактически капитуляции ДНР и ЛНР. Это, конечно, неприемлемо и не способствует миру.

В России нет двух «партий». Россия не уйдет в сторону

Могла ли Россия не втянуться в затяжной тяжелый конфликт по поводу Украины? Еще и еще раз анализируя события прошедшего года, приходится признать, что, скорее всего, нет. Можно было «сдать» Украину, ее русскоязычное и пророссийское население, отказаться от нынешней политики и, соответственно, от конфликта с Западом. Но, как говорил Наполеон, «рок влечет Россию». Есть вещи неотменяемые, а понятие чести свойственно не только людям, но и нациям. Своих Россия не предает.
Сейчас распространено мнение, в том числе в западной прессе, что в России в отношении Украины действуют две партии — «ястребы» и «голуби». Первые якобы выступают за прямую военную помощь Донбассу, вторые — за мир. В действительности у России нет такого выбора и, следовательно, нет таких «партий». Известно, что Ангела Меркель жаловалась Владимиру Путину на его команду в Минске, отвечающую за связи с ДНР и ЛНР, переговорщики не уступили ни буквы. Дело дошло до того, что западные партнеры хотели помочь Киеву отыграться хотя бы в англоязычной версии соглашения, заменив требование получить согласие представителей Донбасса в ключевых вопросах урегулирования всего лишь на «консультации», и это не прошло.
В России есть разные мнения по поводу украинского кризиса, какая-то часть экономической элиты, страдая от санкций, предпочла бы уступить.Но в политическом руководстве страны нет разных позиций и «партий».
И вопрос не в мифических «имперских амбициях» и, естественно, не в захвате территорий. Важная и ближайшая для России страна в результате переворота вступила в период распада и гражданской войны. К власти там пришли антироссийские силы, осуществляющие при этом неприкрытое насилие по отношению к собственному населению — идеологическое, культурное, репрессивное, военное. Дело не в «европейском» курсе Украины, это блеф, западные партнеры не готовы тратить ресурсы на экономическую и политическую стабилизацию страны. Никто и не собирался вкладываться в Украину или интегрировать ее в европейские структуры, а значит, результатом Майдана мог стать только хаос.
Этот хаос на Украине прямо угрожает России, ее военно-стратегическим интересам и, главное, безопасности русского и русскоязычного населения, братьев и сестер. Предавать восставший Донбасс нельзя. Пока Украина не нормализуется, Россия не уйдет в сторону.

Виталий Лейбин