Когда деньги выше чести

Только материальными стимулами проблемы российского офицерского корпуса не решить. В современных справочниках, энциклопедиях практически невозможно найти статью на тему «Военная культура». Хотя до октябрьского переворота это понятие было у нас в широком обороте. Увы, наблюдаемое в последнее время общее падение нравов не обошло и Вооруженные Силы, и пока все попытки синтезировать лучшие достижения русской и Советской армии успехом не увенчались. Что же нужно сделать для того, чтобы поднять уровень военной культуры?

 

Военная культура зиждется на трех китах – обычаях, традициях и законах. Наша военная культура, как, впрочем, и вся отечественная, в значительной своей части христианская. Не зная истории Русской православной церкви (РПЦ), невозможно понять особенностей формирования воинского духа защитников Отечества в прошлом.

 

РПЦ накопила колоссальнейший опыт работы с военной паствой, который сегодня в значительной степени утрачен. Именно Русской православной церкви историческая судьба сегодня уготовила особую миссию – формирование нравственности русского общества, в том числе и воинства.

 

Обращал ли кто внимание на тождественность организации армии и Церкви? Жизнь и служба в армии и Церкви регламентируются уставами. В обеих структурах есть строгая иерархия – подчинение младших старшим. Без послушания нет Церкви, без дисциплины – армии. Ни армия, ни Церковь не обходятся без формы одежды, без знаков отличия. Главный метод воспитания – личный пример. Все это создает дополнительные условия для плодотворного взаимодействия этих структур в формировании личности воина-гражданина.

 

Безликие личности

 

Военная культура, обращенная на личность, бывает, как и дисциплина, естественной (когда человек получает ее в ходе самой жизни по принципу «можно – нельзя») и осознанной (когда человек понимает суть происходящих явлений). Безусловно, носитель последней крайне необходим армии. Но формирование такой личности требует продолжительного времени, сил и средств. Исследования в области военной культуры России показывают: инициаторами проведения реформ выступали, как правило, яркие личности.

 

К сожалению, в последние десятилетия прошлого века в системе воинского воспитания им отводилась весьма скромная роль. В сфере материального почти не оставалось места живым, конкретным людям. Об этих временах академик Дмитрий Лихачев писал: «История человека оказалась без человека. Опасаясь преувеличения роли личности в истории, мы сделали наши исторические работы не только безличностными, но и безличными, а в результате малоинтересными».

  

На самом деле история России изобилует выдающимися государственными и общественными деятелями, полководцами, духовными наставниками, гениальными представителями науки и искусства. Труд этих людей способствовал победам на поле брани.

 

Невозможно представить и объяснить становление и расцвет Древнерусского государства без деяний князей Святослава, Владимира Святого, Ярослава Мудрого; борьбу с псами-рыцарями – без Александра Невского; Куликовскую битву – без ратного подвига Дмитрия Донского и духовного подвига Сергия Радонежского; образование Российского государства – без государя всея Руси князя Ивана III, прозванного Великим; преодоление Смутного времени начала XVII века – без участия Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, патриарха Гермогена; реформы XVIII века – без Петра Великого.

 

Результаты исследования духовной формы культуры России приводят к однозначному выводу: военный человек должен быть разумным и нравственным. Нравственные и боевые качества воина, в сумме именуемые честью, являются залогом победы или поражения. Не зря в традициях русских князей всегда сохранялось представление о том, что воспитывать дружину нужно личным примером.

 

Русский историк Антон Керсновский так писал о военной доктрине России: «Это преобладание духа над материей. Ее основы были и будут:

— в области устройства вооруженной силы – самобытность (мы мало сходствуем с другими европейскими народами), преобладание качественного элемента над количественным (не множеством побеждают);

— в области воспитательной – религиозность и национальная гордость (мы русские – с нами Бог!), сознательное отношение к делу (каждый воин должен понимать свой маневр);

— в области стратегической – смотрение на дело в целом; в области тактической – глазомер, быстрота, натиск и использование успеха до конца (недорубленный лес вырастает)».

 

Увы, в недавней истории с «Оборонсервисом» мы видим обратное: материя взяла верх над духом и нравственностью некоторых высокопоставленных начальников Минобороны. О каком уж личном примере говорить.

 

Четыре вектора

 

По крайней мере, в советское время роль религии в воспитании воинства никем фундаментально не исследовалась. Мало изучено и отношение общества к своим Вооруженным Силам на разных этапах развития России, в то время как именно от отношения общества к войне, которую ведет государство, зависит, прежде всего, дух армии, ее успех на поле боя.

 

Традиционно в России армия решала две задачи: воспитывала гражданина и воина. Эти же задачи решала и Советская армия.

 

Сегодня труды военных историков прошлого, русского зарубежья постепенно возвращаются в Россию. Но колоссальнейший пласт исследований отечественной культуры все еще остается в русском дальнем зарубежье. Пока сделанного явно недостаточно для проведения духовной конверсии и строительства новой модели воинского воспитания.

 

При изучении военной литературы прошлого современный российский офицер невольно задается вопросом: а как до революции обходились в армии без воспитательных органов? Ларчик просто открывается: каждый офицер был воспитателем и учителем своих солдат. Это их не просто сближало, но являлось и одной из основ крепкой дисциплины. Ведь проблематика военной культуры охватывает материальную и духовную сферы деятельности человека. Под этим углом зрения следует рассматривать деятельность государства, общества и собственно Вооруженных Сил.

 

Особую значимость при этом играет господствующая идеология, которая формирует духовный потенциал нации. Поэтому для нас сегодня наиболее актуальным является исследование духовной составляющей военной культуры, прежде всего истории военной мысли, которая представляет собой чуткий индикатор состояния государства, общества и Вооруженных Сил. Научный анализ проблем военной культуры крайне необходим при формировании новых ВС, создании оптимальной системы воинского воспитания.

 

Исследования убедительно показывают: развитие отечественной военной культуры определяется взаимодействием четырех векторов – государственная власть (политический режим), господствующая идеология (религия), общество и собственно Вооруженные Силы.

 

Рассматривая хронологию военных реформ, мы приходим к выводу: в России они связаны между собой в единой исторической цепи и при попытке смоделировать будущее упущение любого звена не позволит выйти на нужный результат.

 

Сегодня большинство исследователей военной проблематики работают лишь на линии «государственная власть – вооруженные силы», упуская роль общества и господствующей идеологии. Роль материальной и физической областей культуры в решении оборонных задач государства, обеспечении военной безопасности страны достаточно хорошо известны.

 

А вот духовная ветвь ее из-за чрезмерной идеологизации в советское время и кризиса идеологии после распада СССР представляет сложную проблему. Хотя именно в ней и скрываются возможные решения многих задач военного строительства. И здесь без культуроведческого подхода не обойтись. Именно он представляется наиболее перспективным в деле освобождения от стереотипов прошлого и исключения субъективных факторов настоящего.

 

В свое время министр обороны Российской Федерации маршал Игорь Сергеев был озабочен застоем военной мысли, отсутствием эффективной системы воспитания и стагнацией военного образования.

 

Без духа, без нравственности

 

Мы все больше убеждаемся в том, что наметившийся в результате поражения СССР в холодной войне разрыв времен, эпох, традиций и поколений нанес России огромный ущерб, разрушив национальный менталитет и самобытность российского общества. В образовавшийся вакуум хлынул поток западной информации, призванный «вестернизировать» общественное сознание россиян, подготовить его к восприятию идей чужой демократии.

 

По данным социологических исследований, в российском обществе значительно изменилось отношение к таким непреходящим духовным ценностям, как Отечество, патриотизм, верность героическим традициям, память павших за Родину, долг, честь, достоинство, готовность к самопожертвованию, уважение к отечественной истории.

 

Резко сместились акценты в социально-нравственных ориентирах значительной части общества, особенно молодежи. Молодые люди стали сегодня не только более конъюнктурными, но и эгоцентричными, даже антигуманными. На практике это проявляется в том, что многие из них относятся к выполнению важнейших гражданских обязанностей безответственно, проявляют социальную незрелость и бездуховность, нетерпимость и агрессивность, одной из форм которой является быстро прогрессирующая подростковая преступность.

 

Безнравственность, захлестнувшая страну, негативным образом сказывается на дисциплине силовых структур, что осложняет защиту общества, обеспечение безопасности не только границ государства, но и нормальной, мирной жизни граждан в целом ряде регионов России. В тяжелейшем положении оказались Вооруженные Силы, испытывающие острый дефицит молодого пополнения. Армия и флот практически лишаются возможности удовлетворять самые насущные потребности в призывном контингенте как в количественном, так и в качественном отношении. Об этом свидетельствуют результаты последних призывов на военную службу, проведение которых потребовало огромных усилий.

 

Большие трудности вызывает и формирование офицерского корпуса Вооруженных Сил, войск МВД, других органов обеспечения порядка. Общество, важнейшие государственные институты которого страдают столь тяжелыми недугами, не имеет условий для нормального развития. На состоявшемся в августе 2012 года заседании коллегии Генпрокуратуры главный прокурор России Сергей Фридинский заявил, что хотя «уровень дедовщины в армии уменьшается, но интенсивно растет количество убийств, число которых с начала года возросло на 53%, вдвое – взяточничества, на 27% – незаконного оборота наркотиков». В числе причин происходящего – изгнание из армии (сокращение) заместителей командиров по воспитательной работе и психологов.

 

И без патриотизма

 

Сегодня каждого офицера сама жизнь вовлекает в процесс поиска новой системы нравственного воспитания воинов. Как показывают исследования, этот процесс предполагает четкое взаимодействие государственной власти, господствующей идеологии, общества и собственно военной силы, которые и представляют собой основные векторы, определяющие развитие военной культуры. Все наши выдающиеся полководцы и военные деятели имели высокий уровень знаний не только в области профессиональной военной культуры, но и общей.

 

Святой князь Владимир Киевский, первокреститель Руси, создатель масштабной (равно и пограничной) системы обороны государства, идеолог и создатель первой отечественной военной реформы, был первым русским князем, овладевшим грамотой. Он же организовал первые школы в своем государстве. Его сын Ярослав Мудрый создал бюро переводчиков, сам знал иностранные языки, стал собирателем первой библиотеки на Руси.

 

Князь Владимир Мономах (единоборец) много нового внес в отечественную военную культуру за 50 лет военной деятельности. Он является первым русским военным писателем. Его знаменитые «Поучения» дошли и до нашего времени. Полководец Александр Суворов, не ведавший поражений, кроме воистину энциклопедических познаний военного дела владел десятью языками.

 

Весь опыт нашей отечественной военной культуры достаточно убедительно показывает, что военный человек должен владеть и обширными областями общей культуры. К сожалению, мы далеко не всегда пользовались собственными национальными достижениями. И сегодня видим некоторых военных специалистов, пытающихся найти решение наших военных проблем, используя зарубежный опыт, превознося его. И это мы уже проходили. Известны попытки отрицания предыдущего периода культуры страны, ее исторического наследия и создания так называемой пролетарской культуры. Из этого ничего не вышло, и новая политическая формация была вынуждена для своего дальнейшего существования воспользоваться достижениями русской военной культуры.

 

Развал СССР обусловлен и тем, что культура, созданная наследниками старой России, оказалась не в состоянии воспроизводить сама себя. Одна парадигма (марксистско-ленинская), заложенная в государственную идеологию, не опиравшаяся на закономерности и особенности развития отечественной культуры, по историческим масштабам исчерпала себя довольно быстро.

 

Русский мыслитель Константин Леонтьев точно подметил, что распад любого государства чреват упадком культуры и как следствие – утратой нравственных ориентиров, откатом к голому материализму. Это мы наблюдаем в нашем обществе сейчас, и в этом кроется одна из проблем создания новой системы воспитания войск. Комплекс нравственных и деловых качеств воина, то есть воинская честь, имеет крайне важный элемент, без которого нельзя получить стойкого бойца, – патриотизм.

 

Формализм убьет цель

 

Понятия «военная культура» и «военная реформа» неразрывно связаны между собой. Под военной реформой мы подразумеваем, прежде всего, преобразования, вводимые законодательным путем. Их смысл и цель заключаются в выведении Вооруженных Сил на качественно новый культурный уровень. Но для того, чтобы в полную силу задействовать и эффективно использовать потенциал военной культуры при создании новой системы воинского воспитания, на наш взгляд, необходимо объединить всех способных ученых в единую организацию, построенную на адаптивном принципе – институте проблем военной культуры.

 

Возможно, делать это нужно в рамках существующей Академии военных наук. Главное – объединить под одной крышей лучших специалистов и развернуть широкий фронт научных исследований с целью:

 

— консолидации всех сил общества, способных благотворно влиять на строительство Вооруженных Сил;

 — проведения духовной конверсии – раскрутки умов от сложившихся стереотипов как в армии, так и в обществе;

 — разработки оптимальной модели воинского воспитания в интересах силовых структур и создания оптимальных систем связи общества и армии;

 — внедрения в армию достижений военной культуры, необходимых для формирования и укрепления воинского духа;

 — налаживания военно-просветительской работы в обществе, в том числе военно-культурологической подготовки гражданских специалистов: музейных работников, военных преподавателей, школьных учителей и преподавателей специальных учебных заведений;

 — регулярного выпуска периодических изданий, а также научно-популярной и учебно-методической литературы по военной проблематике;

 — разработки конкретных моделей воспитания разных военных специалистов.

 

Военные эксперты полагают, что сегодня мы вступаем в эпоху новых войн. В военном деле назревает коренной переворот. Близок тот момент, когда вся современная стратегия и тактика отойдут в область истории вместе с породившей их армией. Война примет совершенно новые формы и будет вестись иными способами и средствами.

 

Президент В.Путин на встрече с представителями общественности по вопросам духовного состояния молодежи и ключевым аспектам нравственного и патриотического воспитания отметил: «У нас никто системно этим не занимается. Да, работа эта непростая, и если она будет формальной, то убьет конечную цель на корню, с первых шагов, как это, к сожалению, произошло с почившим в бозе Советским Союзом».

 

Воспитание патриотизма возможно только при условии совместных действий государства, общества и религиозных организаций. В этой работе должно быть то, что объединяет людей самых разных национальностей, вероисповеданий и политических взглядов – стремление сделать наше Отечество крепким. Только тогда духовное инвестирование нового поколения даст плоды.

 

Анатолий Григорьев, капитан 1-го ранга, кандидат исторических наук, доцент, vpk-news.ru