Как МиГ-15 американцев уму-разуму учил

Столкновение в небе Кореи двух уникальных машин, советского МиГ-15 и американского F-86 «Сейбр» перевернуло страницу книги историй воздушных боев. Скорости, до недавнего момента недоступные для боевых самолетов с появлением реактивных истребителей сулили огромные возможности для перехвата и уничтожения воздушных целей.
Полигон
Корея стала одним из первых локальных конфликтов, в ходе которых американская авиация начала отрабатывать тактику, ставшую известной на весь мир. Стоит сказать, что особенных изменений в тактике уничтожения противника американские военные не внесли. Массированные авиационные налеты и бомбардировки успешно «перекочевали» из Второй Мировой во все последующие конфликты. Однако американские В-29 не чувствовали себя в небе Кореи комфортно. Даже многочисленный экскорт из истребителей не гарантировал безопасности американским летчикам. По своему характеру противостояние реактивных истребителей советского производства с американским «конвоем», охранявшим бомбардировщики словно цепные псы, правильнее сравнивать не с «собачьими схватками» Второй Мировой, а с воздушными боями на заре авиации.
Эксперты поясняют, что Первая Мировая война в этом случае вспоминается не случайно. Тогда первые самолеты, построенные с учетом возможностей и технических решений фактически перевернули характер боевых действий. В небе Кореи схватка воздушные бои с участием первых, несовершенных, но качественно иных реактивных истребителей, имели столь же революционный характер. Специалисты отмечают, что уязвимость американских бомбардировщиков и вероятность их поражения со вступлением в боевые действия истребителей МиГ-15 вплотную приблизилась к единице.
Опыт бомбардировок американскими самолетами Дрездена, и японских городов до применения атомной бомбы в этом случае в расчет не принимался : активное противодействие и грамотно обученные летчики на скоростях, вдвое, а то и втрое превышавших привычные атаковали бомбардировщики неожиданно, и даже несколько десятков истребителей сопровождения помочь делу не могли.
Первый реактивный
Истребитель МиГ-15 справедливо называют первым не только по факту разработки и массового производства этой машины, но и по количеству попутных технических решений. Помимо специально разработанной формы разборного фюзеляжа, который за удобство сборки/разборки очень полюбился техсоставу, и стреловидного крыла, в МиГ-15 был реализован целый комплекс мер для эффективного использования самолета в бою. Главным действующим лицом в кабине самолета по-прежнему оставался летчик, и надо признать, успешных и результативных летчиков-асов, имевших успехи еще в воздушных боях Великой Отечественной, советское командование берегло.
Еще один самолет можно построить и отправить к месту несения службы, а вот вырастить и обучить настоящего летчика — задача посложнее. Для того, чтобы в случае повреждения машины летчик мог эвакуироваться быстро и без вреда для здоровья, впервые в авиационной практике штатно в истребитель стали устанавливать специальное кресло-катапульту. Оно позволяло покидать подбитую машину практически на любых скоростях без риска быть прижатым набегающим потоком воздуха.
Помимо мощного авиационного двигателя и фюзеляжа, спроектированного специальным образом, у МиГ-15 был целый ряд преимуществ перед самолетами F-80 и F-84, прикрывавшими В-29 в корейском небе до появления «Сейбров». По основным характеристикам, МиГ-15 и «Сейбр» были сопоставимы друг с другом. Имели примерно одинаковую максимальную скорость, похожую стреловидность и конструкцию крыла. Однако отличий двух первенцев реактивной эры друг от друга тоже хватало. Помимо тонкостей конструкции, одно из отличий «Сейбра» касалось и оснащения летчиков специальными противоперегрузочными костюмами, которых советские летчики были лишены.
Однако возможность бросать машину на запредельные углы атаки делу помогала не сильно: более легкие МиГ-15 имели бОльшую скороподъемность, и советские летчики легко проделывали «горку» с набором высоты, и затем атаковали «Сейбры» сверху. Несмотря на то, из первой схватки двух реактивных машин победителем вышел американец, ответ не заставил себя долго ждать. Первую победу над американским F-86 27 декабря 1950 года одержал советский летчик, гвардии капитан Иван Юркевич.
Пушки к бою!
Главным достоинством МиГ-15 было вооружение. Американские летчики признавались в своих книгах, что попадание пары снарядов калибра 23-мм было смертельным для всех американских истребителей, включая «Сейбры». Помимо истребителей противника пушечное вооружение МиГ-15 из двух орудий 23-мм и одной 37-мм пушки с большой эффективностью применялось и против бомбардировщиков. Историки поясняют, что один заход звена истребителей на цель для экипажей В-29 становился последним. Шесть крупнокалиберных пулеметов на борту «Сейбра» калибром 12,7 мм представляли для МиГ-15 не меньшую опасность, прежде всего, из-за высокого темпа стрельбы. Однако по своей эффективности они оказались куда хуже — МиГ-15 мог пережить попадание 20-30 снарядов и выйти из-под удара.
Специалисты отмечают, что за время боевой работы были случаи, когда МиГ-15 возвращались на аэродромы, имея по 80 и даже 100 пробоин в фюзеляже. Однако еще до начала боевых действий в Корее разработчик МиГ-15 подготовил и построил улучшенную версию легкого советского истребителя. МиГ-15БИС обладал возросшими, по сравнению с «базовой» моделью показатели. Тяга двигателя и скоростные характеристики возросли на 20%, а бортовое вооружение улучшили, установив пушки с повышенной скорострельностью и возросшей кучностью стрельбы. Помимо прочего, МиГ-15БИС получил и более эффективные тормозные щитки. По сравнению с обычной версией МиГ-15 тормозные щитки версии БИС имели увеличенную площадь, что позволяло использовать истребитель на предельных режимах полёта.
Несмотря на то, что действовать советским истребителям в Корее приходилось в условиях численного превосходства американских истребителей, результативность советских летчиков потрясала даже опытных военных, а фамилии таких советских летчиков как Крамаренко, Сутягин, Пепеляев, Лобов, Алелюхин, Пономарев и Сморчков знают даже нынешние пилоты американских ВВС. Всего, по оценкам историков, за время боевой работы советские летчики уничтожили 1097 самолетов противника, 647 из которых составляют истребители F-86 «Сейбр», и еще 62 — бомбардировщики В-29 «Суперфортресс». 64-й истребительный авиационный корпус, в составе которого действовали летчики на истребителях МиГ-15, за время боевых действий в Корее потерял всего 319 машин.
По итогам боевой работы секретными указами 22 советских летчика были удостоены звания Герой Советского Союза. Однако главный урок из противостояния в Корее вынесли американцы. Командование не только военно-воздушных сил, но и Вооруженных сил США в целом, включая высшее политическое руководство страны внезапно осознало, что если 150-200 хорошо обученных летчиков на современных истребителях могут сотворить такое, то о полномасштабном воздушном нападении на Советский Союз не может быть и речи.

https://news.rambler.ru/articles/

Американские пилоты рвались в бой…

АМЕРИКАНСКИЕ ПИЛОТЫ РВАЛИСЬ В БОЙ И ГОТОВЫ БЫЛИ ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ «УБРАТЬ» РУССКИХ ИЗ КОРЕЙСКОГО НЕБА

Технические параметры в небе решают далеко не все, а советские летчики дали своим соперникам настоящий мастер-класс на тему «как использовать технику по максимуму»

65 лет назад была война

22 декабря 1950 года в небе Кореи состоялись первые крупные воздушные бои между советскими МиГ-15 и американскими F-86 «Сейбр».

На Западе этот день получил название «Большой день пилотов ООН», потому что формально войскам Северной Кореи противостояли войска Организации Объединенных Наций.

Действительность же была несколько сложнее и проще одновременно.

С первых дней войны, с середины лета 1950 года, авиация США и их союзников без труда завоевала господство в воздухе.

Легендарные, но сильно устаревшие истребители Як-9 армии КНДР не были серьезным противником для американских «летающих крепостей» и сопровождающих их реактивных истребителей.

А чтобы у читателя не было иллюзий по поводу воюющих в Корее «войск ООН», достаточно вспомнить про активно применяемые ими «ковровые бомбардировки», не имевшие никакой иной цели, кроме возможно более массового убийства мирных жителей.

К примеру, 8 ноября 1950 года 80 «крепостей» сровняли с землей корейский город Синыйчжу, не имевший ни одного военного или оборонного объекта, по самым сдержанным оценкам экспертов США убив 10 процентов его жителей.

Когда в небе Кореи появились советские МиГ-15, ситуация круто изменилась, а потери американских ВВС грозили стать чудовищными.

После истерики президента Трумена, Пентагон принял решение перебросить в Корею новейшие истребители F-86 «Сейбр», по целому ряду характеристик превосходившие советские МиГ-15.

Американские пилоты рвались в бой и готовы были любой ценой выполнить поставленную задачу — «убрать» русских из корейского неба.
22 декабря 1950 года над линией фронта прошла серия воздушных боев, показавшая, что с выводами и планами в Вашингтоне поторопились.

Чисто технически основания для оптимизма у американских генералов вроде бы были. «Сейбр» был лучше подготовлен для борьбы с истребителями (все-таки МиГ-15 создавался в основном для перехвата бомбардировщиков), при равной скорости имел преимущество в маневренности и как считалось — в вооружении, а кроме того — был оснащен локатором, которого не было на МиГ-15.

Но технические параметры в небе решают далеко не все, а советские летчики дали своим соперникам настоящий мастер-класс на тему «как использовать технику по максимуму».

Ожидаемого перелома не произошло, просто борьба теперь пошла на равных. И до конца 1951 года соотношение воздушных побед оставалось 5 к 1 в пользу советских летчиков.
Конечно, их участие в войне не афишировалось. Самолеты были покрашены в цвета ВВС КНДР, комбинезоны им выдавали китайского образца, а для переговоров в воздухе были написаны специальные разговорники с транскрибированными иероглифами.

Правда, последнюю военную хитрость пришлось официально отменить, потому что в первом же воздушном бою эфир наполнился слишком специфическим лексиконом, имевшим мало общего с восточными языками.

http://bazaistoria.ru/

F-86 атакует Ил-12

Как истребители США сбили наш самолет после окончания Корейской войны и ушли от ответа
Корейская война 1950-1953 гг. является одним из самых трагических периодов в истории корейской нации. Но даже после ее окончания происходили инциденты, которые были бессмысленны по своей жестокости и уносили жизни людей. Одна из таких трагедий остается на совести американских летчиков, которые в день подписания перемирия, положившего конец братоубийственному конфликту, расстреляли безоружный советский транспортный самолет, летевший далеко от мест возможных столкновений.
Произошло все это 27 июля 1953 г. Как следует из официального протеста МИД КНР, в тот день сразу 324 американских боевых самолета вторглись в воздушное пространство северо-восточного Китая. В это время из Порт-Артура во Владивосток летел советский транспортный Ил-12, принадлежавший 593-му отдельному транспортному авиационному полку Тихоокеанского флота. На борту было шесть членов экипажа и 15 пассажиров. Казалось бы беспокоиться было не о чем: перемирие в Корейской войне в этот день было подписано, сам Ил-12 летел исключительно над китайской территорией в 110 км от границы с Северной Кореей и имел все опознавательные знаки СССР, который не являлся официальным участником конфликта.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Однако бессмысленная трагедия все же свершилась. Четыре боевых самолета ВВС США F-86 оказались в районе маршрута Ил-12 как раз в то время, когда он приближался к центру провинции — городу Хуадянь. Как вспоминали потом главные антигерои всей этой драмы — летчик Ральф Парр и Эдвин Скаффи — их истребители облетели Ил, а затем расстреляли в упор безоружный транспортный самолет. Он упал в четырёх километрах от деревни Маоэрошань в китайской провинции Гирин. Парр при этом утверждал, что самолет летел над территорией КНДР, но, как показали многочисленные свидетели, это было явной ложью. Останки членов экипажа и пассажиров на месте падения обнаружила направленная из Москвы специальная комиссия Главного управления Гражданского воздушного флота СССР.
Обследование показало, что шесть человек погибли от пуль и осколков, остальные пятнадцать — при падении самолета. Найденные обломки имели 19 пробоин. Поврежденными при обстреле оказались имевшиеся у экипажа парашюты и вещи пассажиров. Жители окрестных китайских деревень, которые видели все обстоятельства трагедии, однозначно заявили, что Ил-12 летел в китайском воздушном пространстве. Это подтверждается и документально: по маршруту Порт-Артур — Владивосток самолет летал регулярно и никогда не заходил в Северную Корею. Станции наблюдения также постоянно вели транспортный самолет именно над Китаем вплоть до его исчезновения с экранов радаров после расстрела. Кроме того, как уже говорилось, это был день, когда было подписано соглашение о перемирии.
Американские истребители облетели «Ил», а затем расстреляли в упор безоружный транспортный самолет
По поводу причин такой бессмысленной жестокости существуют несколько версий. До сих пор точно неизвестно, зачем более 300 самолетов ВВС США вторглись в воздушное пространство Китая. Вполне возможно, что просто хотели напоследок «поиграть мускулами». По одной из версий, пилот Ральф Парр, который совершил около 170 вылетов и сбил ранее девять самолетов противника, хотел сделать «круглым» свой счет, став «двойным асом». В ВВС США титул «аса» давали за пять сбитых машин врага. По другой версии, американцы охотились за высшим командным составом Тихоокеанского флота, который как раз на Ил-12 мог возвращаться из базы в Порт-Артуре во Владивосток. В пользу этого предположения говорит тот факт, что в тот день в Порт-Артуре проходила партийная конференция базы ВМФ. На ней присутствовали все партийные руководители Тихоокеанского флота. После завершения мероприятия их должны были отправить воздушным путем во Владивосток. Есть и третья версия: США «караулили» маршала Малиновского, который, как уверены были спецслужбы Соединенных Штатов, также должен был возвращаться в СССР в этот день.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
В любом случае трагедия с расстрелом безоружного транспортного самолета в воздушном пространстве Китая произошла. Руководство СССР попыталось привлечь американскую сторону к ответу в гаагском Международном трибунале. Американское правительство в итоге признало инцидент 1 августа 1953 г., но, пытаясь отсрочить грядущий международный скандал и выиграть время, намеренно изменяло координаты места инцидента. В своих мемуарах Парр вспоминает, что его несколько раз допрашивало свое начальство. «Меня по несколько раз спрашивали: «Где ты был?», «Какой тип самолета это был?», «Как он был маркирован?», «Можете ли вы доказать это?» — вспоминает «ас». В итоге Парр подвел циничный итог: «Когда все доказательства были представлены, ВВС решили, что я прав, и всячески защищали меня… Но слишком сильная суета была из-за этого паршивого Ил-12!»
Правительство СССР предъявило США требование извиниться за инцидент и компенсировать ущерб, нанесенный государству в результате гибели его граждан и самолета, в 7 445 800 рублей, или в 1 861 450 долларов США. Нота была передана послу США в Москве Болену, который довел ее до своего руководства. Но в итоге США отказались извиняться и выплачивать компенсацию за трагедию.
Более того, американская сторона выдвинула встречный материальный иск, воспользовавшись инцидентом с разведчиком-бомбардировщиком RВ-50, который советский истребители сбили у острова Аскольд под Владивостоком. Но там была совсем иная история. Самолет-разведчик США вторгся в воздушное пространство СССР и даже первым открыл огонь по самолетам ПВО. За что в итоге и поплатился. В память о погибших — экипаже и пассажирах «Ил-12» — в Жариковском сквере города Владивостока в июле 1955 г. был установлен обелиск, где высечены имена всех жертв той трагедии.

Олег Кирьянов (Пусан)
«Российская газета» — Федеральный выпуск №6742 (171)

«Увидев на самолете красные звезды, я открыл огонь…»

Транспортный самолет Ил-12

 Ил 12

Это случилось в день окончания войны на Корейском полуострове (1950-1953 гг.). 27 июля 1953 года советский военный самолет «Ил-12», переоборудованный в пассажирский вариант, вылетел из Порт-Артура курсом на Владивосток. Пролетая над отрогами Большого Хингана, он был внезапно атакован 4 американскими истребителями, в результате чего безоружный «Ил-12» с 21 человеком на борту, включая членов экипажа, был сбит.

 

Вот как описывал этот эпизод летчик американских ВВС капитан Ральф Парр в своем рапорте на имя вышестоящего командования, который в последнее время также стал достоянием гласности: «…Я осуществлял полет на истребителе-разведчике по «оранжевой» степени боеготовности… В 12 час. 30 мин. обнаружил самолет противника, когда он был под моим самолетом. Совершив два захода с целью опознания, я увидел на самолете «Ил-12″ большие красные звезды. Во время третьего захода я открыл огонь. Оба двигателя самолета противника загорелись, а затем самолет взорвался…»

 

 

Обломки «Ила» и останки людей были отысканы осенью 1953 года. В декабре прах погибших в урнах был доставлен во Владивосток и с почестями предан земле. Так в Жариковском сквере, что рядом с остановкой «Дальзаводская», появился памятник жертвам американских воздушных пиратов.

 

По факту расстрела самолета «Ил-12» Советский Союз потребовал объяснений от Соединенных Штатов и предъявил им судебный иск на сумму в 1 млн. 860 тыс. долларов. Американская сторона встретила в штыки претензии СССР.

 

 

Воздушный бой над островом Аскольд

 

Не прошло и двух суток после уничтожения истребителями ВВС США советского самолета «Ил-12» в небе над Китаем, как над заливом Петра Великого произошел новый инцидент. Только на сей раз не повезло американскому бомбардировщику «Б-50».

 

…29 июля 1953 года в 6 час. 44 мин. радиолокационными станциями Тихоокеанского флота в 130 милях к югу от мыса Гамова был обнаружен неизвестный самолет, идущий курсом мыс Гамова — Владивосток.

 

Спустя 12 минут с аэродрома истребительно-авиационного полка в Николаевке были подняты в воздух по тревоге и направлены для прикрытия Владивостока два дежурных истребителя

 

«МиГ-17», пилотируемые гвардии капитаном Александром Рыбаковым и гвардии старшим лейтенантом Юрием Яблоновским.

 

Радиолокационные станции флота, продолжая следить за полетом неизвестного самолета, в 7 час. 01 мин. отметили, что он вошел в воздушное пространство над нашими территориальными водами залива Петра Великого и продолжает полет в направлении острова Аскольд на высоте 10 тысяч метров.

 

Для выяснения принадлежности самолета-нарушителя и его перехвата к незнакомцу и направились «МиГи».

 

В 7 час. 11 мин. командир звена гвардии капитан Александр Рыбаков обнаружил на расстоянии 10 км к югу от острова Аскольд большой четырехмоторный самолет-нарушитель, оказавшийся американским бомбардировщиком «Б-50» с красными полосами на киле и опознавательными знаками ВВС США.

 

 

В-50А

 

Как свидетельствовал впоследствии А Рыбаков: «…Об этом я доложил на землю и, убедившись по показаниям приборов, что нарушитель находится над территориальными водами СССР, стал приближаться к нему с целью показать, что он нарушил воздушное пространство Советского Союза и должен его покинуть. В момент выполнения этого маневра я почувствовал два сильнейших удара по корпусу и крылу своего самолета, после чего кабина разгерметизировалась. «МиГ» стал плохо управляться. Ведомый доложил, что самолет-нарушитель открыл по нам огонь. В ответ с близкого расстояния я дал две очереди из пушек. То же сделал и ведомый по моему приказу. Сразу же после этого самолет-нарушитель с резким креном через крыло ушел вниз и скрылся в сплошной облачности. Парашютистов ни я, ни мой напарник не видели, падение же самолета мы наблюдали всего несколько секунд… »

 

В 7 час. 16 мин. — через 15 минут после вхождения в советское воздушное пространство «Б-50» ВВС США рухнул в воду в 8 милях к югу от остров;) Аскольд, где на глубине примерно 3 тыс. метров его обломки покоятся до сих пор .

 

Облететь место падения только что сбитого американского бомбардировщика советские истребители не имели возможности — самолет гвардии капитана Александра Рыбакова, получивший повреждения, плохо управлялся, и «МиГи» по максимально простому маршруту напрямик направились сразу же после боя на свои аэродром, где командир звена и. произвел аварийную посадку.

 

А тем временем, посредством радиоперехвата, нашей стороне стало известно, что с одного из японских аэродромов к месту воздушной схватки вылетели 4 самолета американской спасательной эскадрильи, которые через некоторое время доложили на авиабазу, что вследствие густого тумана над морем в районе Владивостока и над местом падения «Б-50» осмотр водной акватории и поиск членов его экипажа затрудняется…

 

Совершенно секретно. Министру обороны Союза ССР маршалу Советского Союза тов. Булганину Н. А.

 

В дополнение к донесению о сбитии американского самолета «Б-50», нарушившего территориальные воды 29 июля в районе Владивостока, докладываю.

 

— По данным радиоразведки Тихоокеанского флота, командующий военно-морскими силами США на Дальнем Востоке адмирал Кларк отдал распоряжение выслать корабли в район 55 км к юго-востоку от острова Аскольд для поиска не вернувшегося на аэродром самолета.

 

Вылетевший в район предполагаемой гибели самолета «Б-50» американский самолет «СБ-29» в 20 часов 29 июля сообщил на авиабазу об обнаружении им обломков самолета «Б-50», спасательной шлюпки и 7 человек, плавающих около этой шлюпки.

 

Двум американским миноносцам и крейсеру в сопровождении миноносца дано указание американским командованием следовать в район 55 км к юго-востоку от острова Аскольд для поиска обнаруженных самолетом спасательной шлюпки и людей с самолета «Б-50».

 

Адмирал флота Н. Кузнецов

 29 июля 1953 г.

 

 

30 июля с 4 часов утра 5 кораблей ВМС США — крейсер и 4 миноносца приступили к поиску своего самолета в указанном районе к юго-востоку от острова Аскольд.

 

Вскоре два американских миноносца подошли к советскому рыболовному траулеру № 423, производившему лов рыбы в 45 км к югу от мыса Поворотного. Спустив катер, на борт к рыбакам прибыли американский и японский офицеры, пытавшиеся получить какие-либо сведения, касающиеся самолета ВВС США «Б-50», однако из-за отсутствия переводчика разговора не получилось. Осмотрев траулер и убедившись, что на его борту нет ни спасшихся американских пилотов, ни обломков самолета, бесцеремонные непрошеные гости оставили в покое советских рыбаков.

 

В 6 часов утра находящийся в районе поиска американский крейсер сообщил своему командованию о том, что один из миноносцев, участвующий в поиске, подобрал из воды второго пилота лейтенанта Джона Роуга, который якобы сообщил, что он и экипаж самолета оказались в воде после того, как самолет разбился, и что другие члены экипажа находятся в районе поиска.

 

 

«Совершенно секретно. Министру обороны Союза ССР маршалу Советского Союза тов. Булганину Н. А.

 

Докладываю… Район обнаружения американцами обломков, людей и ориентировочное место подъема в этом районе второго пилота самолета «Б-50» расположен в 40-45 км к юго-востоку от того места, где самолет-нарушитель был сбит нашими истребителями. Это обстоятельство дает полное основание считать, что самолет сбит над нашими территориальными водами и при резком планировании с высоты 7000 м со скоростью 400 км/час в юго-восточном направлении через 6-7 минут упал в районе 55 км к юго-востоку от острова Аскольд.

 

Адмирал флота Н. Кузнецов

 30 июля 1953 г.»

 

 

Советы сбили «Б-50» в отместку…

 

Сбитый советскими истребителями американский самолет «Б-50» в районе острова Аскольд стал козырем у Соединенных Штатов против иска СССР: теперь у американцев появился весомый повод его отклонить.

 

Они стали кричать на весь мир и доказывать через средства массовой информации, что истинными воздушными пиратами являются русские, загубившие самолет «Б-50» и его безвинный экипаж. Так, США утверждали, что их самолет не нарушал воздушного пространства СССР и даже близко не подходил к 12-мильной зоне, чтобы мол, упаси бог, не прогневить советские части противовоздушной обороны. Причин отклониться или сбиться с курса у пилотов «Б-50» также не было…

 

В связи с вышеназванным, американская сторона сделала заключение, что советские летчики умышленно уничтожили «Б-50», дескать, в качестве мести за сбитый самолетами ВВС США русский «Ил-12» (что документами, если они, конечно, все рассекречены, до сих пор не подтверждается. — Е. Ш.)

 

Развивая далее мысль о кознях русских и помня об иске СССР к США за гибель «Ил-12», эксперты ЦРУ в своем докладе предлагали своему правительству: «… Советы вновь будут обращаться в Международный суд. Но необходимо поставить наши условия и потребовать, чтобы в суд на рассмотрение были переданы и наши дела — иски к русским по поводу гибели «Б-50». И если такое решение будет принято, то ответственность Советов будет значительно превосходить их иск против нас «.

 

Однако в силу ряда причин громким международным судебным процессам по фактам уничтожения советского и американского самолетов так и не суждено было сбиться. А документы по этим инцидентам и та и другая стороны схоронили за грифом «Совершенно секретно».

 

 

Пилотов с «Б-50» ищут до сих пор

 

Если погибший экипаж и пассажиры сбитого советского самолета «Ил-12», как мы уже говорили, были найдены еще осенью 1953 года и захоронены во Владивостоке, то судьба пилотов «Б-50» до сих пор неизвестна. Американцам, предпринявшим усиленные поиски своих товарищей летом 53-го, так и не удалось их отыскать. Наша сторона заверяет, что каких-либо документов, где сообщалось бы о том, что летчики с «Б-50» были обнаружены живыми или мертвыми, не имеется. Во всяком случае, таких данных до сих пор нигде не найдено.

…В прошлом году Владивосток посетили представители американо-российской совместной комиссии по делам военнопленных и пропавших без вести. По поручению правительства США они обратились к командующему Тихоокеанским флотом с просьбой оказать содействие в поиске обломков самолета «Б-50» у острова Аскольд, на что готовы были выделить средства.

 

Командование ТОФ откликнулось на просьбу, создало оперативную группу по координации сил флота в поиске «Б-50». Однако дело застопорилось из-за отсутствия денег на проведение необходимых работ, которые от американской стороны пока не поступили.

 

Евгений ШОЛОХ, «ВЛАДИВОСТОК» Среда, 2 апреля 1997 года

К публикации на сайте статья подготовлена Сергеем Зыковым

 

Мишель Брюн «САХАЛИНСКИЙ ИНЦИДЕНТ: Истинная миссия рейса KAL 007»

Дорогие друзья!

 

Вашему вниманию предлагается сокращенный перевод книги Мишеля Брюна «Сахалинский инцидент», посвященной трагической гибели пассажирского лайнера Боинг-747 «Корейских авиалиний» (KAL) с 269 пассажирами и членами экипажа на борту. Минуло уже много лет с той сентябрьской ночи, когда огромный авиалайнер потерпел катастрофу где-то между Сахалином и Японскими островами. О его судьбе до сих пор ничего точно не известно. Что произошло с ним на самом деле? Был ли самолет сбит советским перехватчиком, атакован японскими ПВО, взорван в воздухе для того, чтобы замести следы неудавшейся провокации? Известно одно – американская пропаганда приложила беспрецедентные усилия для того, чтобы обвинить в гибели этого самолета советских военных летчиков, на которых до сих пор лежит расхожее клеймо аморальных, бездушных, роботоподобных убийц, до сих пор гордящихся хладнокровным расстрелом безоружного гражданского авиалайнера. Взгляните хотя бы на то, как умело обработано интервью с Геннадием Осиповичем, которое он дал корреспонденту газеты «Нью-Йорк Таймс» в 1996 году. И советское руководство, Министерство обороны СССР, не сделало пока ничего, чтобы опровергнуть американскую версию «один беззащитный гражданский авиалайнер – один советский перехватчик», версию, которая противоречила всем уже тогда известным им фактам. 

 

И вот нашелся человек, который, проявив очевидный талант ученого-аналитика, опираясь на свой многолетний опыт и разностороннюю профессиональную подготовку, практически в одиночку, используя лишь самые скромные финансовые ресурсы, нашел и сопоставил самые разные свидетельства, и, в результате, смог доказать, что в ту ночь в небе над Сахалином произошел настоящий воздушный бой, не пуск ракеты с самолета Осиповича по нечаянно заблудившемуся корейскому лайнеру, а именно ожесточенная схватка между советскими и американскими военными самолетами, со сбитыми и потерями с обеих сторон. В ходе этого боя, продолжавшегося несколько часов, группа американских самолетов, состоящих из десятка самолетов: разведчиков различных типов, постановщиков электронных помех, истребителей эскорта, преднамеренно вторгшаяся в воздушное пространство СССР, была уничтожена советскими летчиками ПВО, с честью защитившими неприкосновенность границ страны. В какой степени автору удалась эта смелая попытка, могут судить не только читатели, но и все те, кто знает гораздо больше, чем позволено (даже теперь, спустя столько лет!) сказать вслух.

 

Мишель Брюн, обладающий авторскими правами на «Сахалинский инцидент», дал любезное согласие на публикацию сокращенного перевода своей книги на сайте airforce.ru в обмен на право обратиться ко всем читателям сайта с двумя важными для него (и для всех нас!) просьбами.

 

В своем письме Мишель просил меня, как инициатора перевода и представителя его интересов перед русскоязычной аудиторией, предложить откликнуться на эту публикацию всем читателем, которые обладают любой информацией по делу KAL 007 и могли бы информировать его о своих находках и имеющихся в их распоряжении свидетельствах и фактах. Он обращается к непосредственным участникам, свидетелям каких-либо событий, связанных, так или иначе, с этим загадочным делом, к морякам, летчикам, пограничникам, принимавших участие в поисково-спасательных работах, к жителям Сахалина и Монерона, обладателям каких-либо вещественных доказательств, писем, документов. В соответствии с нашей с ним договоренностью, вся информация о KAL 007, поступившая на мой электронный адрес ekovalev@hotmail.com будет переведена на английский и отправлена Мишелю в столицу Парагвая Асунсьон, где он в настоящее время проживает. Его отклики, комментарии и уточняющие вопросы будут опубликованы на сайте, который, таким образом, мог бы сыграть роль общественно-информационного центра по делу KAL 007.

 

Мишель Брюн также попросил меня оказать ему помощь в поисках издателя его книги на русском языке. В случае ее публикации в «бумажном виде», круг людей, обладающих какой-либо информацией мог бы заметно расширится. Выполняя его просьбу, я прошу откликнуться всех читателей, связанных с российским редакционно-издательским миром и присылать свои соображения, касающиеся публикации, на тот же электронный адрес: ekovalev@hotmail.com

 

Я также счел уместным опубликовать письмо, которое Мишель Брюн написал Геннадию Осиповичу в 1994 году, так и оставшееся без ответа.

 

Расследование, которое ведет не только Мишель Брюн, но и другие исследователи, еще не закончено, и в наших с вами силах помочь им сделать все возможное, чтобы установить истину и подлинную степень виновности всех вовлеченных в эту ужасную трагедию, одну из самых зловещих в еще не написанной подлинной истории холодной войны.

 

Перевод Евгения Ковалева