Что есть любовь или психология любви

?

У каждого человека, живущего на Земле, есть свое представление об этом состоянии души. Я предложил своим студентам из медицинской академии дать свое определение любви. Ответы были самые разнообразные. «потребность в другом человеке» и «наслаждение», «душевный комфорт» и «чувство восторга», «смысл жизни» и «безумие», «понимание другого человека» и «потеря власти над собой», «отсутствие эгоизма» и «эгоизм», «наслаждение» и даже «привычка» — в общем, каждый понимает любовь по-своему, а потом удивляется, что не находит понимания в другом человеке.
— Ты меня любишь? — спрашивает девушка своего парня, а в ее сознании это звучит как «Ты испытываешь потребность во мне, ты считаешь, что я самая лучшая?»

— Конечно, моя дорогая, — отвечает парень, а в его сознании звучит мысль «Да, я обожаю заниматься с тобой сексом!»

Чувство любви, которое начинается с позитивных нот и порой возносит человека к вершинам блаженства, нередко заставляет его испытывать поистине «адские» муки. Поэтому для равновесия люди пытаются смотреть на него сквозь призму юмора. Вот анекдот на эту тему:

— Любовь — это болезнь, которая укладывает в постель, — сказал студент.

— Какая же это болезнь, если никто не хочет вылечиться, — возражает врач. — Нет, любовь — это работа.

— Какая же это работа, если самый главный член стоит, — удивляется инженер. — Любовь — это процесс.

— Какой же это процесс, если нет пострадавших, а, наоборот, обе стороны довольны, — говорит юрист. — По-моему, любовь — это искусство.

— Какое же это искусство, если заниматься им может каждый, — вмешался в спор поэт. — Любовь — это все-таки наука.

— Какая же это наука, если любой студент может, а я уже нет, — с обидой завершил дискуссию старый профессор.

Так начинаются маленькие трагедии, которыми часто заканчивается любовь. Но, может быть, это мы, простые смертные, не можем разобраться в хитросплетениях любовных отношений, а мудрые, великие или знаменитые уже давно проникли в ее суть? Обратимся за советом к классикам:

«Любовь — игра, в которой всегда плутуют», — писал Оноре де Бальзак, намекая на то, что в этом состоянии чувства не завладевают человеком полностью, раз он способен хитрить.

Нет, любовь — это род безумия, утверждал древнегреческий философ-стоик Диоген. С таким мнением соглашался Френсис Бэкон, говоривший, что «и любить, и быть мудрым невозможно».

— Любовь — это когда тебе кто-то становится дороже, чем ты сам, — заявил в телеинтервью актер Леонид Броневой, когда-то мастерски сыгравший шефа гестапо Мюллера, а по жизни оказавшийся милым человеком и преданным супругом.

— А вот и нет, — мог бы возразить ему Александр Дюма-сын, которому принадлежит афоризм: «Любовь — битва двух полов. Женщине надо защищаться сперва, мужчине надо защищаться после, и горе побежденным!»

Предмет любви кажется влюбленному совершенно неповторимым, уникальным, что отмечено в афоризме Гюнтера Грасса: «Любить — значит перестать сравнивать». Но вечный циник и насмешник Генри Менкен, наоборот, едко замечает, что «любовь — это заблуждение, будто одна женщина отличается от другой».

Гейне писал: «Ангелы зовут это небесной отрадой, черти — адской мукой, а люди — любовью», а мудрый и педантичный философ Иммануил Кант, весьма скептически относящийся к романтической стороне любви, сказал: «Любовь — дар не небес, а земли, метаморфоза полового инстинкта».

Положение, при котором предмет спора неуловим и изменчив, мало кому понравится, что нашло отражение в остроумном сравнении Франсуа Ларошфуко: «Истинная любовь похожа на привидение: все о ней говорят, но мало кто ее видел».

Другие выдающиеся люди все-таки признавали материальность любви, однако понимали, что выразить ее в едином образе не представляется возможным. Так, румынский художник Штефан Лукьян вполне справедливо писал: «Любовью именуют и разнузданное наслаждение, и целомудренную привязанность», а Сэврус, не довольствуясь двумя определениями, использовал уже три, понимая впрочем, их недостаточность: «Любовь входит в сердце, как незваный гость, утверждается, как тиран, и покидает, как предатель». В связи с этим мне вспоминается надпись, вырезанная безвестным мыслителем на столе в аудитории физфака Ростовского университета, которая запомнилась мне со студенческих времен: «Любовь — это пуля, которая разбивает сердце, бьет по карману и выходит боком».

В общем, подводя итог нашей заочной дискуссии, самое время вспомнить афоризм Николя Шамфора: «Любовь — единственное чувство, в котором все истинно и все лживо; скажи о ней любую нелепость — и она окажется правдой».

У писателя М. Веллера есть философский трактат под многообещающим названием «Все о жизни», в котором он подвергает тщательному анализу основные человеческие страсти, в том числе и любовь (показательно, что соответствующая глава его книги названа «Любовь зла…», а продолжить пословицу можете сами). Писатель считает, что принципиальное отличие любви от близких чувств (дружбы, расположения, привязанности, нежности, сексуального желания и т. д.) состоит в том, что любовь — это та степень чувства, когда оно достигает нерациональной силы. То есть пока эмоцию еще можно контролировать разумом, это еще не любовь. А вот когда у человека, образно говоря, уже «поехала крыша», когда он находится в состоянии постоянного аффекта, когда представления о предмете его любви превращаются в «синдром сверхценной идеи» — то это уже Любовь, причем с большой буквы. Как иронично отмечает Веллер, «истинно влюбленный — это параноик, маньяк, что с него взять». Ему простят любой проступок — даже преступление или измену, — если они совершены ради любви. Великий Антоний, например, ради Клеопатры и армию свою предал, и сенат, и Рим. Сражаясь за свою возлюбленную, он положил на алтарь своей страсти немало жизней своих соотечественников, но в мировой истории ему отвели роль не жалкого изменника, а величайшего трагического влюбленного.

В плане лучшего понимания любви интересны работы американского психолога Зика Рубина, который предложил свою методику предсказания развития взаимоотношений влюбленной пары на основе двух мотивов: любви и расположения, т. е. он разделил «люблю» и «нравится». Уже в обыденной речи «любовь» и «расположение» различаются не только количественно (любовь как высшая степень расположения), но и качественно. В «расположении» преобладает оценочный момент. Нравиться может только тот, кто обладает какими-то положительными или желаемыми качествами (в данном случае не важно — реальными или воображаемыми). А в любви это необязательно. Любовь — не расположение, а напряженная потребность в данном человеке, страстное желание обладать им, заботиться о нем, быть ему нужным независимо от оценки его качеств. Любимый может и не нравиться, а тот, кто нравится, далеко не всегда любим. Руководствуясь этими идеями, Рубин разработал две отдельные шкалы — любви и расположения, по 13 пунктов в каждой. Шкала любви включает пункты, измеряющие степень привязанности («Если мне одиноко, моя первая мысль — разыскать Х»), заботы («Если бы Х чувствовал себя плохо, мой первейший долг был бы поддержать его») и интимности («Я чувствую, что могу буквально во всем довериться Х»). Шкала расположения измеряет, насколько благоприятно испытуемый оценивает данного человека по ряду качеств (зрелость, приспособленность, интеллект, здравомыслие) и насколько он склонен считать этого человека похожим на себя. Применение этих шкал к 182 студенческим парам Мичиганского университета, связанных отношениями ухаживания, показало, что «любовь» и «расположение» действительно не совпадают, причем показатели по шкале любви позволяют предсказать вступление молодых людей в брак гораздо точнее, чем показатели шкалы расположения.

Роберт Стернберг из Йельского университета создал свою теорию любви, которую назвал триангулярной (по-русски этому наименованию соответствует термин «треугольный» — более понятный, но менее красивый и не такой загадочный). Смысл триангулярной модели состоит в том, что, согласно представлению Стернберга, настоящая любовь должна обязательно включать в себя три компонента: интимность, страсть и преданность. Эти компоненты любви можно уподобить сторонам треугольника, и в зависимости от их соотношения форма и площадь подобных «виртуальных» треугольников, символизирующих ту или иную любовь, будут различаться между собой. Интимность, по Стернбергу, является эмоциональным компонентом любви, который подразумевает близость и взаимную поддержку. Этот элемент любви, как правило, увеличивается по мере формирования отношений. Страсть является элементом мотивации и отражает сексуальную сторону любви. Стернберг уподобляет страсть наркотику, который манит людей и сулит им наслаждение, но далеко не всегда оправдывает ожидания. Как и в случае с наркотическим привыканием, внезапное охлаждение одного из партнеров может вызывать у другого «эффект отмены», проявляющийся в приступах депрессии и душевной боли. По мере развития отношений между людьми страсть на внешнем уровне постепенно уменьшается, хотя, согласно предположению автора, остается в скрытой форме в виде «позитивного потенциала». Третий элемент любви в этой модели — преданность, по мысли автора, представляет собой когнитивный (познавательный) компонент любви.

Из книги Юрий Щербатых «Психология любви и секса»

Под крылом Будапешт

— Ну и погодка! — проворчал лейтенант Орлов, перчаткой сбивая с унтов мокрый снег.
Все мы, сидевшие в землянке, полностью разделяли его недовольство погодой, но ворчливый тон и кислое лицо так несоответствовали добродушному Петиному характеру, что трудно было удержаться от улыбки.
…К концу шел 1944 год. Советские войска, стремительно наступая, изгоняли гитлеровцев из Венгрии. После почти трехмесячных ожесточенных боев вражеский гарнизон в Будапеште был полностью окружен. На окраинах города завязались уличные бои.
Наш аэродром располагался на берегу Дуная, южнее венгерской столицы, до которой оставалось рукой подать. Все жили в ожидании реально ощутимой, с каждым днем приближающейся победы. И как обидно было в это время наше бездействие, вызванное снегопадом.
Дверь снова открылась.
— Старший лейтенант Шмелев, срочно на кэпэ дивизии! — крикнул посыльный, не входя в землянку.
Что мог означать этот вызов? Погода явно нелетная: облачность 10 баллов, снег, видимость не более 300 метров.
На командном пункте меня ожидал командир дивизии генерал-майор авиации Белецкий.
— Товарищ старший лейтенант, — подавая мне руку, сказал он, — вам поручается необычное задание: разбросать над Будапештом листовки с ультиматумом советского командования о капитуляции гарнизона. Ведомого разрешаю подобрать по своему усмотрению. Имейте в виду, что в тот момент, когда вы будете над городом, в расположение противника направятся две группы наших офицеров-парламентеров для вручения ультиматума командованию окруженных вражеских войск. Поэтому во время полета на провокации не поддаваться, оружие не применять.
Появиться над Будапештом! Я хорошо знал, что шансов вернуться обратно не очень много. Генерал это тоже понимал, и взгляд его договаривал то, чего нельзя сказать по уставу: «Держись, браток! И постарайся вернуться обратно…»
Возвратившись в землянку, я подозвал Орлова:
— Полетишь со мной.
Я знал, что в трудную минуту Петя не дрогнет. Этот умел ценить доверие. Он отлично понимал, что участие в таком ответственном полете может быть поручено далеко не всякому.
— Давай уточним обстановку! — просто сказал он.
А обстановка складывалась явно не в нашу пользу. Во-первых, погода оставалась по-прежнему нелетной, и, во-вторых, у нас не было достаточных сведений о противовоздушной обороне Будапешта. Правда, при снегопаде нам можно будет пройти над городом бреющим полетом, прямо над крышами домов. В этом случае вражеские зенитчики не смогут вести огонь по нашим самолетам, особенно из установок на крышах. Зато во время бреющего полета больше вероятности зацепиться за тросы аэростатов заграждения или натолкнуться на высокие шпили больших зданий, которых в Будапеште достаточно. Но надо рисковать, другого выхода нет.
Подготовить наши штурмовики Ил-2 к полету не долго. Бомбовые люки на этот раз «заряжены» листовками.
У наших самолетов собрались друзья — летчики, техники, механики. Проводить нас пришли представители Политуправления фронта, которые ночью привезли на аэродром листовки с текстом ультиматума, а также товарищи — летчики-истребители из соседних частей. Начались напутствия, пожелания…
Мы запускаем моторы. Туман. Видно меньше половины длины взлетной полосы, к тому же очень узкой.
На старте Орлов почти вплотную подрулил ко мне, занял место справа, и мы, будто связанные, пошли на взлет.
Быстро вышли к руслу Дуная. Низкая облачность местами почти закрывает землю. Самолеты идут так, что берега реки выше их крыльев. Долетели до Чепеля — длинного, узкого острова, за ним показался Будапешт.
Сделали небольшую горку и направились к центру города. Теперь смотри и смотри.
Вот неожиданно возникают силуэты двух башен с высокими шпилями, неотвратимо мчащиеся из белой пелены нам навстречу. В какую-то долю секунды поставил самолет на крыло и успел проскочить между шпилями. Орлов прошел правее.
Идем на максимальной скорости. Под нами проносятся едва различимые контуры кварталов. Левобережная часть города напоминает Москву: концентрические кольца бульваров, улицы, сбегающиеся к центру радиусами.
Зенитные средства противника молчат. Гитлеровцы, видимо, не предполагали, что в такую погоду советские самолеты осмелятся появиться над городом.
Мы открыли бомболюки. И тут же за нами протянулись белые раструбы. Тысячи листовок, кружась в воздухе, будто большие хлопья снега, медленно опускаются на улицы.
Развернувшись над Будапештом, снова повернули к Дунаю и по его руслу пошли к своему полевому аэродрому. Посадка в туманной мгле оказалась труднее полета. Посадочной полосы совсем не видно. Ракеты выглядели светлой точкой в этой серой мгле.
По радио я попросил:
— Поставьте ракетчиков вдоль полосы. Укажите ее направление.
Только после этого смогли сесть.
На аэродроме узнал трагическую новость о провокационном убийстве советских парламентеров. Несмотря на это, наше командование не отдавало приказа о штурме города. Было сделано все для сохранения столицы Венгрии от разрушения, для спасения жизни ее граждан. Это был величайший акт гуманности командования советских войск.
Мы с Орловым совершили еще четыре полета над Будапештом и опять сбрасывали листовки. После каждого из них нас встречал командир дивизии. Когда 2 января необычное задание было полностью выполнено, генерал сказал:
— Молодцы, ребята! Спасибо!
А на следующий день пришла телеграмма командующего 17-й воздушной армии: «За отличное выполнение ответственного задания командования по разбрасыванию листовок над Будапештом в сложных метеорологических условиях объявляю благодарность…»
В январе установилась наконец ясная погода. Большую активность начала проявлять авиация противника, и на фронте шли непрерывные воздушные бои.
Один из этих дней для меня чуть не стал роковым. Мне было приказано группой в 18 Ил-2 под прикрытием 24 истребителей нанести штурмовой удар по вражеской танковой колонне.
Вышли на цель. Стали пикировать на танки и автомашины.
Во время второго захода слышу по радио: «Товарищ командир, вы горите!»
Воздушный стрелок подтверждает, что из-под фюзеляжа идет густой черный дым.
Гореть в воздухе было не впервой, но мне всегда удавалось на большой скорости сбить пламя и спасти машину. Поэтому сейчас я тоже особенно не встревожился, а передал командование группой заместителю и с высоты 1300 метров бросил самолет в пикирование. Дым черным шлейфом потянулся за нами. Вышел из пике лишь на высоте 30 — 50 метров. Но воздушный стрелок опять докладывает:
— Горим!
Оказывается, зенитный снаряд попал в масляный радиатор и поджег масло. А над масляным радиатором находились бензиновые баки. Если огонь дойдет до них — взорвемся. Но теперь с парашютом не прыгнешь: мала высота. Оставалось попробовать сесть на фюзеляж и покинуть горящий самолет.
На скорости 160—180 километров в час самолет коснулся земли и заскользил, как на лыжах. Казалось, сама железнодорожная насыпь, которая находилась в полусотне метров впереди, неслась на машину. Самолет, не в состоянии погасить скорость, с силой врезался в нее. От удара я потерял сознание. Когда пришел в себя, увидел у борта кабины двух наших солдат. Один из них тряс меня за плечо и торопил:
— Товарищ летчик, бежим! Вон там, в овраге, фашисты.
Мы со стрелком как могли быстро вылезли из самолета и побежали в сторону наших траншей. Фашисты стали обстреливать нас минометным и пулеметным огнем. Кругом рвались мины, свистели осколки и пули.
И тогда над полем появились 11 штурмовиков и 24 истребителя. Оказывается, это Орлов по радио дал команду:
— Все на помощь командиру!
Самолеты навалились на вражеские минометы и пулеметы так, что заставили тех приумолкнуть. И когда вражеский огонь прекратился, мы без помех добрались до наших траншей.
Есть у поэта Твардовского прекрасные строки:
У летчиков наших такая порука,
Такое заветное правило есть:
Врага уничтожить большая заслуга,
Но друга спасти — это высшая честь!
У меня, не раз испытавшего силу беззаветной боевой дружбы, есть особые основания свято помнить эти замечательные строчки…

* * *

Будапешт давно позади. Советская Армия вышла уже на подступы к Берлину. По всему видно: до конца войны совсем недалеко.
Наш аэродром располагался близ деревни Орци, несколько севернее города Капошвар. Действуем по скоплениям вражеских войск и техники. Сегодня тоже получили боевую задачу нанести штурмовой удар по железнодорожному узлу. Разведка обнаружила там несколько воинских эшелонов.
Скоро вылет. А пока, примостившись на ящике возле землянки, лейтенант Орлов заканчивает бритье. Собственно говоря, в этом не было особой необходимости, так как борода пока не доставляет Пете больших хлопот. Впрочем, втайне этим он как раз и огорчается: один из лучших летчиков части Орлов, как многие из молодежи, мечтает выглядеть солиднее.
— Не беспокоит? — шутливо спросил я.
— Я и сам могу кое-кого побеспокоить, — отшутился Петя, аккуратно укладывая бритвенный прибор.
— По самолетам! — вдруг прозвучала команда.
Большая группа наших штурмовиков под прикрытием истребителей точно вышла на цель. Построившись в круг, ринулись штурмовать вражеские эшелоны.
Фашистские зенитчики открыли сильный огонь. Вокруг нас заклубились вспышки разрывов. В самолет Орлова угодил снаряд. Повреждение давало летчику право спросить разрешения выйти из боя и под прикрытием истребителей вернуться на аэродром.
— Как дела? — спросил я его по радио. — К себе дотянешь?
— А у меня еще бомбы есть! — услышал в ответ.
Лейтенант Орлов считал для себя железным законом бить врага, пока видят глаза, пока руки способны управлять самолетом. Он уже повел свой Ил-2 в очередную атаку, когда второй снаряд пробил броню и разорвался внутри. Самолет окутался черным дымом.
Все находившиеся поблизости с волнением ждали, что Петя выбросится с парашютом. А он ввел свой горящий самолет в пикирование. Машина, как гигантская ракета, понеслась к вражеским эшелонам. Черные клубы дыма, поднявшиеся над станцией, и сильный взрыв возвестили, что летчик Петр Иванович Орлов нанес свой последний сокрушительный удар по врагу.
Это было 4 апреля 1945 года. Наш дорогой друг не дождался великого Дня Победы совсем немного. За героизм, проявленный лейтенантом Орловым в боях за Родину, ему посмертно присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Н. Шмелев.

Медовик – друг медведей

История пятая. Из книги «Когда это было».

МДМ МК
Как сейчас помню, был такой случай, который произошёл в Амдерме…

А может и не в Амдерме…

А может и не происходил…

Свое здоровье надо беречь собственными усилиями. Если ты не готов изменить свою жизнь, тебе невозможно помочь.

Гиппократ

Время, даже по меркам полярного дня, было позднее.
И гостиничный люд, раз в трое суток прибывающий в посёлок самолётом Архангельск – Амдерма, уже угомонился и готовился ко сну.
Гостиница была старенькая, одноэтажная, номеров на двадцать. Она являлась своеобразным перевалочным пунктом для офицеров и членов их семей, прилетавших на замену тем, кто уже выслужил свои три года.

По сложившимся правилам, каждый «сменщик» вначале селился в это гостиничное недоразумение. Почему я его так называю, потому, что даже объект типа «М» и «Ж» был общим, с одним входом, но разными кабинками. Не говоря уже об умывальнике. Душ, при большом желании, можно было принять в гостинице у метеорологов. Но это чуть выше по местности, в километре от данного гостиничного комплекса.

Итак, сменщики угомонились и готовились ко сну. Посередине длинного коридора, у входной двери, стоял стол с настольной лампой. Это было место несения службы дежурного администратора или вахтёрши. Сегодня было дежурство тёти Нюры.
Это была колоритная женщина, жена прапорщика, который уже третий раз завоёвывал право остаться в этом заполярном крае. Колоритность тёти Нюры заключалась в том, что это была женщина необъятных форм и с замечательным характером. По-видимому, все толстушки добры от Бога. Прелестью женщины было и то, что она постоянно «шокала», и это выдавало в ней жительницу Украины.
Её любимым занятием было вязание шерстяных носков.
Благодаря этому постоянному творческому процессу, она сумела одеть в свою продукцию “Made Newsha” всю Амдерму. Её изделия c благодарностью
носили от мала до велика. От детишек в яслях до командира авиагарнизона.
Поговаривали, что к ней даже записывались в очередь. И это понятно, ведь зимы в Заполярье – это сезон года, значительно отличающийся от зимы в средней полосе Союза.
Снег выпадает уже в сентябре и ещё в июне лежит горами в районе аэродрома.

Так вот, о чём это я, старый склеротик? Ах, да о тёте Нюре. Сегодня её дежурство, и она, конечно же, занята любимым занятием — вязанием. Голова склонилась на грудь, очки сползли на кончик носа. Такое впечатление, что хранитель спокойного сна постояльцев сама спит. Но это совсем не так. Вот по коридору важно прошествовала кошка Мурка и тётя Нюра удостоила её не только взглядом, но и ласковым словом: «Мурочка, ну шо ты нияк не вгамуешься? Иди себе спать».

И вновь наступила тишина и покой.
Всю эту картину я наблюдал, стоя у двери кабинета «М» и «Ж», ожидая, когда освободиться кабинка.
— А-а-а-а! Помогите!
Неистовый женский голос разорвал тишину уходящей в дрёму гостиницы. Крик доносился из комнаты недалеко от входа, выходящей окнами в сторону моря. Спустя пару секунд, из комнаты выскочила молодая женщина в накинутом на плечи халатике и, увидев тётю Нюру и меня, бросилась к нам.
— Помогите, так кто-то ломиться в окно, — дрожащим от страха голосом молила женщина. В это время коридор стал наполняться постояльцами.

Одни желали помочь, другим просто было интересно, сто случилось?
— Спокойно, только без паники, — взял руководство событиями в свои руки я, и бегом направился к комнате, из которой выбежала молодая особа. В комнате никого не было, только в открытую форточку врывался ночной ветерок и слегка шевелил тюль. Я подошёл к окну, выглянул в форточку, насколько это было возможно, но ничего подозрительного не увидел. Комнату уже начали наполнять любопытствующие постояльцы.

Наряд у всех был оригинальным, босые и в тапках, в брюках и ночных рубашках, в халатах и без оных. Всё понятно. Народ готов оказать первую помощь, а в чём она будет оказываться — это дело десятое.
— Товарищи, всё нормально. Спасибо за быструю реакцию и готовность к помощи. Ничего страшного. Расходимся отдыхать.
Я стал потихоньку выпроваживать народ в коридор.
Тётя Нюра, обняв молодую женщину одной рукой за плечи, другой вытирала её слёзы маленьким носовым платочком и приговаривала:
— Успокойся донечка, всё хорошо. Мы рядом, ты с нами. Зараз в усём разберёмся. Давай рассказывай, шо такое сталось?
— Я уже начала засыпать, когда услышала какой-то шум под окном, – начала свой рассказ женщина. — Серёжа, мой муж, на аэродроме.
Он сказал, что придёт поздно. Вначале я подумала, что это он у окна и встала, чтобы узнать, что он там делает. В это время форточка открылась, и я увидела когтистую лапу. Затем лапа пропала, а в форточке появилось что-то лохматое и белое.
Я испугалась и выскочила в коридор.

У новоявленных амдерминцев, ещё не видевших белых медведей, но уже знающих об этих аборигенах, и о том, что они спокойно разгуливают по посёлку, после рассказа испуганной женщины, глаза округлились и челюсти отвисли. Видимо, многие представили себя на её месте.

— Успокойся, солнышко, шо тут дивного. Ведь в Амдерме медведи гуляют по посёлку, шо в моей родной Жмеринке куры.

А, так то, мабуть, Умка приходил. Его сюды привадили Генка с Жоркой. Воны до тебя жили в ций комнате и часто пидгодовувалы медвежонка то
сгущёнкой, то тушёнкой. Хлопци, вже скоро неделя, як перебрались в общежитие, а вин по привычке всэ шастае.
Да он, мабуть, уже давно утёк, — успокаивала тётя Нюра постоялицу.

— И впрямь, утёк. Вы тётушка Нюра, как всегда, правы!
Докладываю, что проведённая разведка выявила убегающего Умку. Направление отступления – берег Карского моря. Так, что жители нашего пятизвёздочного отеля «Амдермяк», могут спокойно расходиться по своим люксовым номерам для отдыха. Кому не спиться — могут спуститься в ресторан с баром под вывеской «Заполярье». Это недалеко. Семьсот метров на юго-восток. Там сегодня завезли свежее пиво, что является большой редкостью, — не умолкал балагур, вошедший в гостиницу и стоящий в дверях.
— Ладно тебе, Остапушка, не будоражь, народ. Нехай отдыхают, находятся ще по ресторанам, — остановила словоохотливого «разведчика» тётя Нюра.

С первых слов мужчины, мне его голос показался знакомым.
Когда же дежурная назвала его по имени, я чуть не завопил от счастья. Ведь это же Пирожок, он же мой дружок по ШМАСу (школе младших авиационных специалистов).
— Своим глазам не верю, Остапище, ты ли это? – раскинув руки, я ринулся на своего закадычного армейского друга. Это был всё тот же, невысокого роста, но уже не такой полный, как я его помнил по службе в Алуксне, Остап Доля.
(Читатели знают о нём по рассказу «В армии всё правильно!»).
Конечно же, это он, юморист, любимец публики, в лице солдат и офицеров, неугомонный «Пирожок». Хотя на это сладкое и пышное звание он уже не вытягивал.
Я практически полностью обхватил его в объятиях. Не было животика, круглых боков. Да и лицо стало менее округлым.

Видно, нелегко даётся ему офицерская служба.
— Ну, хватит, хватит, а то сам, как медведь, схватил в охапку и не выпускаешь. Дай, хоть взгляну на тебя, — умолял Остап.

В это время жильцы гостиницы стали расходиться по своим номерам-комнатам. Тётя Нюра повела «героиню» ночи отпаивать чаем.
Кузьмич, захватив меня одной рукой за локоть, поволок к себе в комнату. В другой руке он держал кусок хлеба и банку с коричневой смесью внутри.
— Да, погоди ты, дай хоть жену предупрежу. Или лучше пошли к нам. Мы только вчера прилетели. А ты давно уже здесь? – сыпал я на Остапа вопросы. Надо же, как классно, здесь на краю земли, встретить своего друга, с которым не виделись 10 лет.

Пока мы решали, к кому идти, из комнаты вышла моя жена, и, улыбаясь, приблизилась к нам.
— Знакомьтесь. Моя жена – Людмила. А это — мой друг Остап, – представил я их друг другу. Кузьмич галантно приложился губами к руке моей жены, затем выпрямился и, щёлкнув каблуками, представился:- Доля Остап Кузьмич. Самый старший лейтенант истребительной авиации Войск ПВО страны. От роду 28 лет. Не женат. Детей нет.
К суду и следствию не привлекался. Сахара в крови нет. Родственников за границей не имею. Наоборот, я сам за границей полярного круга. Практически всего нет, кроме богатства в лице вас, мои дорогие друзья, Людмила и Олег.
Позвольте поинтересоваться сударыня, а нет ли у вас родной незамужней сестры. Покорённый вашей красотой, при положительном ответе, готов незамедлительно предложить ей руку и сердце.
Остап сел на своего конька, на что я заметил: – Кузьмич, ты ничуть не изменился и всё такой же балабол и сердцеед!
— Куда мне до тебя, парировал он, — У тебя вон жена-красавица, да и дети, наверное, есть. Что, разве я не прав?
— Прав, конечно же. Всё верно. Сын Алёшка уже сны смотрит, так что познакомитесь завтра. Я взглянул на часы. Половина первого ночи.

Затем перевёл взгляд на окна, сквозь которые проникал солнечный свет.
Невероятно!
— Пойдёмте на улицу – я потянул Людмилу с Остапом из гостиницы, чтобы посмотреть на ночное солнце.

Гостиница стояла на пригорке. По одну сторону от неё располагался военный городок, по другую – Карское море.
Именно в сторону моря я и устремился. Картина была необыкновенная. Уходящие к горизонту тучи, сгустились свинцовой темнотой у кромки неба и моря. Над ними диском выглядывало солнце, освещая голубизну неба и золотя гладь моря. Далеко в море плавали белые льды. Красота необыкновенная!

Сегодня 24 июня. 00 часов 35 минут. Белая ночь или полярный день? Вернее солнечная ночь в полярный день. Солнце, не уходя за горизонт, светило нам с севера. Втроём, мы ещё долго стояли, очарованные невиданным ранее зрелищем.

Первым пришёл в себя Остап.
– Ладно, ребята, пошли ко мне. За три года ещё насмотримся.
Я в комнате один, так что никого не потревожим. Я прилетел ещё 19 числа. И поселили меня к Генке и Жоре – авиатехникам. Как раз в ту комнату, из которой выскочила испуганная женщина. Ведь у меня была почти такая же история. Даже подкармливал медведя через форточку кусочками хлеба с мёдом. Если бы не ребята, я бы сам не меньше струхнул в первую ночь. Но через сутки ребята перебрались на постоянное жительство в общежитие для холостяков, — Остап показал рукой в направлении кирпичного здания.
Когда же прибыл Сергей с женой, мне предложили занять одноместную комнату, а ребят поселили в нашу. Как я не догадался предупредить её мужа о визитах Умки.
Зато сейчас знаю, чем порадовать медведя. – Остап показал нам хлеб и банку. – Это мёд. Медведю, хоть он и белый, по душе куски хлеба,
смоченные мёдом. Вот я, как только услышал крик, сразу понял, в чём дело и выскочил на улицу, захватив угощение.
Но опоздал – медведь сам испугался крика и убежал к морю.

Лето — это время замены. Те, кто отслужил здесь свои три года – освобождают квартиры в благоустроенных домах и улетают, как гуси на юг. В их квартиры вселяют тех, кто приехал им на замену. Вы уже видели квартиру, в которой будете жить? — спросил он нас.
— Да, вчера прежние хозяева приглашали нас на просмотр, — ответила Людмила. — Вон в том доме на первом этаже. Нормальная квартира. Туалет с ванной и титаном для нагрева воды. Даже есть газовый баллон с плиткой.

— Ну, так вы просто счастливчики. Газовый баллон для посёлка – это роскошь. В основном все готовят на электроплитках, — внёс разъяснение Остап. – А что-нибудь из мебели есть в квартире?
— Немного, но самое необходимое для проживания: кухонный стол и стол для посуды, диван-кровать, шкаф для одежды, стол и «амдерминка» для сына. Зато в окнах – тройное стекло! — восторгалась описанием супруга.
— Who is it «amderminka»? – сделал удивлённое лицо Остап.
— Ты знаешь, местные умельцы, с учётом недостатка в мебели, научились производить односпальные кровати, которые именуют «амдерминка» — я решил просветить друга. — Конструкция кровати проста до невероятности. Каркас из четырёх досок и резиновые ленты из автомобильных шин, которые крепятся к каркасу. Вот и вся «амдерминка». Для сына вполне приличное место для сна.
— Искренне рад за вас, дорогие мои. А мне предстоит из пятизвёздочного отеля перебраться в трёхэтажную гостиницу для холостяков. Командир обещал, что первая освободившаяся комната для одного человека будет моя. Генка, с Жорой будут держать на контроле процесс освобождения комнат подходящих для меня.
Кстати, очень классные ребята, «двухгодичники», после Харьковского авиационного института. Отслужив обязательные два года на материке, решили остаться в кадрах и попросились в Заполярье. Мои земляки. Рассказали, что в посёлке много представителей славной Украины. Так что будет с кем исполнять хором «Розпрягайтэ, хлопци конэй».

Кузьмич оказался прав.
В дальнейшем, благодаря его активному участию, в гарнизоне сформировался отличный офицерский вокально-инструментальный ансамбль. В дни праздников, в Доме офицеров, не то, что бы присесть, яблоку негде было упасть. (В том числе и по причине их отсутствия) Сюда собирался весь посёлок. Молодые голосистые ребята, всегда на «бис» исполняли украинские лирические песни. Не скрою, я и сам с радостью принимал участие в концертах. Исполнял под гитару «Ой, під вишнею», «Била мене мати», «Їхав козак за Дунай». Особенно любимыми у зрителей
были песни из репертуара «Трио Маренич», которые в те годы были очень популярны в стране.

Однако, как говорят аборигены, ночь, хотя и солнечная, неумолимо спешила на встречу с утром, если его так можно назвать. А гарнизонный распорядок требовал неукоснительного присутствия на построении личного состава в 09.00. Поэтому, несмотря на желание продолжать встречу, все мы пришли к единому мнению – пора отдыхать.

Вечером этого же дня, едва я успел переступить порог гостиницы, как в коридоре меня окликнул Остап.
— Забирай семью, идём ко мне. Спорить бессмысленно. У меня уже всё готово. В комнате Людмила с сыном сидели на кровати. Людмила, раскрыв книжку,
читала сказку, а Алёшка, привалившись к подушке у стены, внимательно слушал.
— Как только принц увидел Золушку на балу, он весь вечер не мог оторвать от неё глаз.
— Привет, заполярцы! Чи всі живі, всі здорові, любі друзі Остапові? – выпалил скороговоркой Кузьмич.
Людмила, улыбаясь, поздоровалась с ним. Сын же, внимательно всматривался в незнакомца.
— Ты, кто? – нахмурившись, глядя на Остапа, спросил малыш.
— Я тот, кто всё знает. Например, тебя зовут Алёша, тебе уже 6 лет, а твою маму зовут — Людмила.
— Тогда, скажи, как называется сказка, которую мне читает мама?
Людмила незаметно для сына, показала Остапу обложку книги.
— Это проще пареной репы! – улыбаясь ответил Кузьмич. – Сказка называется «Золушка».
— Ты, наверное, услышал,- промолвил Алёшка. – Ладно, если ты всё знаешь, тогда скажи, почему, когда принц увидел Золушку на балу, он весь вечер не мог оторвать от неё глаз. Зачем принцу Золушкин глаз?
Мы, все втроём розразились раскатистым хохотом. Внятного ответа ни у кого из нас не было. Поэтому, Кузьмич, протянув руку Алёше, сказал: — Давай познакомимся. Меня зовут Остап. — Держа маленькую ладошку в своей руке, Кузьмич продолжал. — Твой вопрос очень сложный. Таких тяжёлых вопросов мне ещё не задавал никто. Но я обязательно найду на него ответ. Я попрошу помощи у своих друзей, белых медведей. Уж они наверняка знают ответ. Договорились?
Упоминание о белых медведях, смягчило твёрдость сына, и он ответил согласием.
— А сейчас, я приглашаю вас к себе в гости. Мои друзья медведи попросили передать вам всем подарки. – Сделав приглашающий жест, Остап открыл дверь в коридор.

Все дети любят подарки, и Алёшка не был исключением. Быстро соскочив с кровати, Алёшка стремглав бросился к выходу.
В своей комнате Кузьмич вручил малышу коробку шоколадных конфет «Мишка на севере» и игрушечного медвежонка.
Людмиле была преподнесена трёх-литровая банка мёда и белые шерстяные носки. Как, потом оказалось, связанные тётей Нюрой.
Мне был вручен замечательный охотничий нож.

Подарки, для условий Заполярья, были просто королевские.

— Кстати, это у меня гречишный мёд. Он нормализует артериальное давление. Очень полезен при анемии и кровотечениях.
Как только съедите этот мёд, я угощу вас мёдом из акации.
Он даст фору антибиотикам. Помогает сердцу, желудку, снимает воспаления. Эффективен при лечении болезней глаз. Это мёд собранный моим дедом. Он держит небольшую пасеку в селе под Харьковом.
Ну, а сейчас, рассаживайтесь у стола, начнём пир по поводу встречи и знакомства.
Комната, в которой разместился Остап, по площади была меньше нашей, но свободней. У нас всё пространство было заполнено чемоданами и тюками, как на вокзале, в зале ожидания.

У холостяка Кузьмича интерьер выглядел иначе.
Солдатская кровать, застеленная синим одеялом. Стол с напитками и холостяцкой закуской, два стула. Шкаф, на котором красовался большой чемодан. И небольшой холодильник, вызвавший живой интерес Алёшки. Другой мебели и примет, говорящих о недавнем прибытии, заметно не
было.
— Дядя Остап, а где у тебя живут мишки? — спросил Алёшка, открыв дверцу холодильника. – А что они кушают? Ребёнку хотелось побольше узнать о белах медведях и их кулинарных запросах.

— Алёша, я тебе завтра всё о них расскажу, а сейчас прошу всех к столу.
Придвинув стол к кровати, мы дополнили ассортимент на столе принесеннями с собой напитками и снедью. Красочно смотрелась принесённая бутылка настойки «Спотыкач». Ещё до прилёта в Амдерму, находясь в отпуске в Киеве, я запасся несколькими бутылками этого вкусного напитка. Он мне нравился, как никакой другой.

— О, наслышан, наслышан о «Спотыкаче», хотя сам ни разу не пробовал, — высказался Остап.
— Ну, вот сегодня и попробуешь, — улыбнулся я.
— Тогда я вам налью свой фирменный напиток – «Массандра на меду», — открыв дверцу шкафа, Остап извлёк оттуда бутылку невиданной формы с ручкой, и поставил её рядом с другими на столе.
— «Медовуха», что ли? – поинтересовался я.
— Ну… не пробовал мёд в ухо, сквозь уста лью прямо в брюхо! – срифмовал Кузьмич. – Это мой фирменный авианапиток. Особенно, если на дедовом медке из акации. Так что отведайте «Медовой массандры», уверен, вам понравится.

Если вы, уважаемый читатель, немного далеки от авиации, то позвольте, дать несколько пояснений относительно «массандры».
Ассоциации, связанные с крымским вином, сразу отвергаем.
Хотя, оба вещества находяться в жидком состоянии и имеют крепость в градусах. Крымская ординарная жидкость значительно уступает авиационной по своей крепости. Однако орденов и медалей в авиационной масандре обмыто не одну тысячу!
«Массандра авиационная» — это спирто-водяная смесь, применяемая в авиации для технических нужд. Столь же успешно, на протяжении многих
десятилетий, она применяется, как внутреннее средство для поднятия жизненного тонуса у лётно-технического состава.
В зависимости от дислокации авиагарнизонов, «массандра авиационная» может изменяться по виду и вкусу. Всё зависит от компонентов, добавляемых в естественную среду.

Так, например, на севере, массово применяют в виде добавок клюкву, малину, бруснику. В Заполярье – кофе и чай. На юге популярны фруктовые компоненты – абрикосы, виноград, персики.
В центральной полосе широко используются сливы, вишни, яблоки. А уж специалистов по приготовлению – в каждом авиагарнизоне не по одному десятку.
— Ну, что ж, дружище, на пирожок, коим был в ШМАСе, ты вовсе уже не похож. Да и не солидно так величать офицера. На службе, ты для меня ДОК. Это абревиатура твоих фамилии, имени и отчества.
В же нашей дружной компании, ты – Медовуха! – подвёл я итог.
— Подождите, не спешите! Разве может мужчина, да ещё и офицер бать Медовухой, – вмешалась в мои философские размышления жена. – Он что – женщина?
— Да, пожалуй ты права, — согласился я. – Значит быть ему Медовиком!
— Тогда тебе, Ильич быть Спотыкачём, — внёс своё предложение Кузьмич.
— Одобрямс, одобрямс. За это, давайте выпьем и «Медовухи» и «Спотыкача».
Забрякали чайные чашки с «Медовухой», затем со «Спотыкачём».
Закусив, я спросил: — Остап, а как ты оказался в Амдерме?
— О, это интересная история!

Буквально через неделю после назначения на должность заместителя командира авиаэскадрильи по инженерно-авиационной службе, меня направили в командировку на завод.
Нужно было получить новый авиадвигатель для самолёта нашего полка. С этой целью командующий выделил транспортный борт.

Экипаж самолета насчитывал пять мужиков. В обязанности борттехника входило занести в самолет пеpед взлетом пять паpашютов для экипажа и плюс один для меня. Тащить паpашюты было достаточно далеко, а борттехник, надо сказать, был уже не мальчик. Сделав несколько pейсов, за паpашютами экипажа, он устал поpядком, и за шестым идти поленился.
А если пpыгать пpидётся, тогда что? – спpашивает командир экипажа.
— Hу, я уже стаpый. Это вам, молодым, жить да жить. Я, так и быть, останусь — ответствовал борттехник. Затем повалился на сложенные в кучу паpашюты, и кpепко уснул.
Тем вpеменем, самолет пpилетел куда положено и благополучно сел. Борттехник все еще кpепко спал. Одному шутнику и пpишла в голову идея подшутить над ним. Все с кpиками «Сpочно покидаем самолет!!!» оттолкнули борттехника, бpосились надевать паpашюты и пpыгать в откpытый люк.

За боpтом ночь, ни хpена не видно, двигатели pевут (выключать их, понятно не стали). Коpоче, остался один паpашют, и стоят над ним командиp и борттехник.
Hу, что ж, ты сам говоpил… Пpощай! — гоpько сказал командир и взялся за паpашют.
В ответ он неожиданно получил сильный удаp в лоб подвеpнувшейся борттехнику под pуку железякой и упал без сознания. В следующее мгновение, борттехник надел паpашют, и, шиpоко pаскинув pуки, плашмя, как учили, выбpосился с двухметpовой высоты на асфальт аэpодpома.
Итог: у командира экипажа — сотpясение мозга, у борттехника -пеpелом носа и рёбер, множественные ушибы. Hе служить ему больше в авиации. Не обошлось и без оргвыводов. А тот, кому пришла в голову идея шутки – это я…

— Да, но ведь сюда, можно попасть только по согласию, написав рапорт, с просьбой о замене, — после долгого молчания задал я вопрос. – Или тебя не спрашивали? Выбора не было?
— Выбор всегда есть. И у меня он тоже был. Вторым вариантом был аэродром Эмба, в Казахстане, в степи. Ты, наверное, о нём слышал. Здесь, хоть год за два и двойной оклад. Хорошо ещё, что не разжаловали до лейтенанта. Хотя могли. Видно пожалели. Ведь всего два месяца, как обмыли назначение на должность. Ну, да ладно.
Что не делается, всё к лучшему! Так говорила моя бабушка и она, оказывается, была права. Ведь, мы снова вместе!

Забрякали чайные чашки с «Медовухой», затем со «Спотыкачём», следом с пятизвёздочным «Араратом».
Пробки из шампанского вылетали словно ядра из пушек. Полусладкое «Советское шампанское» было любимым напитков у всех нас троих.

Далеко за полночь, когда мы собрались в свои апартаменты, Алёшка, измазанный шоколадными конфетами, обняв игрушечного мишку, крепко спал.
Провожая нас по коридору, Остап случайно споткнулся о кошку Мурку, сидящую возле столика дежурной. Кошка, дико заорав, умчалась в сторону выхода из гостиницы.

— У… забодай тебя комар, кошка Мурка! – вырвалось у Кузьмича.
Тётя Нюра осуждающе покачала головой.
— Извините, друзья! – попросил прощения Остап.
— Тёть Нюр, вот вы можете сказать мне, кто такой настоящий джентльмен? Не знаете? Это тот, кто кошку всегда называет кошкой, даже если он об нее споткнулся и упал. А я её назвал Муркой! Вот так-то. Тёть Нюр, не обижайтесь. Хотите я вам анекдот расскажу. Сегодня услышал, вернее вчера. Генка с Жоркой просветили. Встречаются два ненца.
— Слушал «Битлз», не понравилось, однако. Картавят, фальшивят, что только в них находят?
— А где ты их слушал?
— Однако, мне жена напела.

Тётя Нюра заулыбалась, значит, мы были прощены. Извинившись за шум, мы разошлись по своим комнатам спать.
Благо дело, что наступила субота – парково-хозяйственный и банно-стаканный день в авиационных гарнизонах.

Часов в 10 утра, к нам в комнату постучали. В приоткрывшуюся дверь заглянула голова Остапа.
— Ну, что, соколики, как ваши головушки? Лечиться будем?
— Из-за спины показалась рука с двумя бутылками пива.- Архангельское. Вчера в ресторане взял.

Пока мы наслаждались пивом, Кузьмич рассказал несколько рецептов своей бабушки, как раз для ситуаций подобной нашей.

Рассказываю о рецептах Остаповой бабушки. Но пусть лучше они вам не пригодятся!

От головной боли

* Во время еды 3-4 раза в день (или хотя бы 1-2 раза) съедать чайную ложку меда и чайную ложку яблочного уксуса (если позволяет кислотность желудка).

* Разомните руку в V-образной области, где встречаются косточки указательного и большого пальцев. Осторожно, на протяжении 5-7 минут, нажимайте большим пальцем противоположной руки на эту точку.

* Концентрация на предмете
Выберите предмет, который символизирует для вас что-нибудь приятное. Это может быть свеча, ваза, красивый камень, дерево, цветок, картина – все что угодно.

Ну, что усвоили? Спасибо Остаповой бабушке, и ему самому, поведавшему нам о народных рецептах!

Вот так состоялась наша вторая, уже офицерская встреча, с Остапом, на которой он стал Медовиком, а я Спотыкачём.
Но об этом – никому! Это только между нами!

Будьте здоровы»!

Макар Кофеин

Амдерма.
Июнь,1982 год

Представляем автора

Уважаемые авиагорожане! Сегодня, мы начинаем публикацию некоторых рассказов Макара Кофеина, посвящённых армейской тематике.
Это рассказы «Медовик – друг медведей», «Ненцы пьют помаленьку» и «Спотыкач и Медовик», вошедшие в книгу «Когда это было».
Читателей, желающих больше узнать о творчестве Макара Кофеина, автор приглашает посетить свой сайт по адресу:
http://cofeine.eto-ya.com/
2016-09-14_120836
В случае возникновения каких-либо вопросов или пожеланий, вы можете написать ему по адресу электронной почты:
makcofein@rambler.ru

Изучаем характер автомобиля

 Знаете ли вы, когда тормозите, разгоняетесь или поворачиваете руль, как именно перераспределяются нагрузки на колеса вашего автомобиля? Знаете ли вы, как влияет на управляемость вашего автомобиля поворот руля, совпадающий с разгоном, Авто на ладониторможением или подскоком машины на неровностях дороги, когда на его кузов действуют  несколько сил в разных направлениях? Пока вы не проверите это сами, красноречивые рассказы экспертов из автомобильных журналов или испытателей будут для вас пустым звуком. Как почувствовать автомобиль, когда он ввинчивается на поворот «под сброс газа» или стабилизируется при добавлении газа, что, как мы выяснили, делает водитель не для разгона, а чтобы загрузить задние колеса? Можно почувствовать, что значит «нервное поведение» или «легко контролируется»?

 Попробовать самому? Обязательно попробовать! Водитель обязан знать, как ведет себя автомобиль при перераспределении веса, то есть при снижении скорости или ее увеличении на прямом отрезке и на повороте. Иначе он не сможет почувствовать автомобиль, понять, чего ему не хватает в том или ином эпизоде вождения. Для этого и служит описанный ниже тест — изучение повадок автомобиля. Первое условие — вы никому не должны помешать и не повредить автомобиль, если он начнет разворачиваться вокруг своей оси; для этого практиковаться надо на площадке большого размера и на прямом участке дороги без движения других транспортных средств. Второе условие — проводите этот тест на мокром покрытии, на сухом, в жару или в холод. Также необходимо проверять характер поведения автомобиля при замене шин или амортизаторов. Третье условие — важно не реагировать на поведение автомобиля, а посмотреть, как он будет себя вести, чтобы понять его характер, чтобы стать с ним на «ты», то есть сначала дать ему полную волю, чтобы, поняв его повадки, взять его, в конце концов, на короткий поводок.

 Первый тест — движение по окружности с постоянной скоростью 80 км/ч на оборотах мотора, которые превышают на 10-20 процентов обороты, соответствующие максимальному крутящему моменту. Начните движение без боковых ускорений, то есть просто катитесь на автомобиле. Прибавьте газ сначала плавно, потом резко. Отпустите газ сначала плавно, затем резко. Затормозите, сначала плавно, затем резко. Не подправляйте машину рулем, просто смотрите, что будет происходить! Затем ведите машину на грани скольжения шин и проделайте вот что: прибавляя газ, вдруг резко отпустите педаль газа. Когда машина начнет замедляться,  резко прибавьте газ.

 Затем — движение по прямой (она должна быть достаточно широкой). Идеально подходит взлетно-посадочная полоса недействующего аэродрома. Проделайте переставку между воображаемыми конусами, а лучше просто имитируйте выезд в соседний ряд и обратно (это где-то около пяти метров) сначала влево, а потом вправо. Постарайтесь осуществить перестроение на выше указанных скоростях. Как реагирует машина? Затем усложните упражнение: повернув руль, сразу же сбросьте газ или, наоборот, резко прибавьте. Не старайтесь исправлять ситуацию, а просто смотрите, что будет с машиной, как она будет реагировать.

 Во время мастер-классов меня часто спрашивают, в чем различие прохождения поворотов на автомобилях различной компоновки и типа привода? Я отвечаю обычно так: «Если представить себе мысленно точку опоры на дуге поворота в виде вертикальной линии, проходящей через шину, имеющую большее сцепление, чем остальные три, получается вот что. Переднеприводной автомобиль проходит весь поворот на «внешнем» переднем колесе. Шина его выполняет очень много работы. Она перегружена, так как ей приходится и тормозить, и поворачивать, и разгоняться. Заднеприводной автомобиль входит на поворот на переднем, а выходит на заднем колесе. Значит, на повороте гонщику надо плавно переместить вес спереди назад, что сделать непросто. Это основная трудность, отличающая пилотирование заднеприводного автомобиля от управления переднеприводником. Передний привод отличает явная склонность к недостаточной поворачиваемости, то есть желание автомобиля «пропихивать» повернутые передние колеса «наружу» поворота. Поворачивать руль «на поворот» надо раньше, особенно на скользком покрытии. Задний привод чаще всего проявляет тенденцию к избыточной поворачиваемости, то есть склонность к заносу задней оси. Поворачивать руль позже и как можно плавнее, а поворот проходить с постоянной тягой на ведущих колесах. У полноприводного автомобиля такой переход от переднего колеса к заднему выражен крайне слабо, что дает основания заключить, что когда и переднее колесо и заднее ведущие (а речь идет о внешних к повороту колесах), каждое из них практически  одинаково нагружено на повороте. Полный привод характеризует чаще всего нейтральная поворачиваемость, позволяющая проходить поворот быстрее, но требующая особого внимания. Скольжение автомобиля начинается позднее, но возможности для корректировки сильно ограничены». А есть ли автомобили, проходящие весь поворот на заднем колесе? Есть! Это «заднемоторные» классические «порше» 911-й модели. На входе на поворот они как бы припадают на внешнее заднее колесо и на нем проходят весь поворот.

 И все же вернемся еще раз к специфике управления переднеприводным автомобилем, тем более что сегодня на дорогах машин с таким типом привода большинство. Что ощущает водитель такого автомобиля? Во-первых, стремление руля после его поворота к самовозврату ощутимо увеличивается при нажатии на педаль газа на повороте. Во время разгона на руле меняется усилие, но каждая конкретная модель автомобиля ведет себя более или менее активно в этом смысле. Для переднеприводников характерна большая склонность к сохранению прямолинейного положения при движении по прямой, даже на скользкой дороге с неоднородным покрытием. Разогнав машину, водитель без труда удержит ее на желаемом курсе. Это придает излишнюю уверенность водителю, который рискует превысить скорость на входе на поворот. На повороте переднеприводнику нужна тяга и еще раз тяга. Это во-вторых. При этом надо учитывать, что прохождение поворота «под тягой» ведет к некоторому увеличению радиуса траектории прохождения поворота. Такая особенность переднего привода диктует водителю необходимость точно выбирать безопасную скорость для прохождения поворота с тягой ведущих колес и постепенным плавным прибавлением газа на выходе из поворота. Если автомобиль начнет заносить, водитель должен моментально повернуть руль в сторону заноса и быстро вернуть его обратно. Самая распространенная ошибка в этот момент — резкий сброс газа, что только увеличивает занос, так как при этом вес перераспределяется вперед, задняя ось облегчается и сцепление колес с дорогой резко падает. Поэтому, как только первый импульс заноса погашен коррекцией рулем, следует тут же плавно или решительно, в  зависимости от ситуации, прибавить газ. Это довольно сложно сделать неподготовленному водителю, но только такое действие поможет вытащить автомобиль из заноса в желаемом направлении. Передние колеса должны «смотреть» в этот момент строго в сторону желаемой траектории движения. Если на повороте начнется снос передних колес, то водитель почувствует это, кроме расширения радиуса траектории, и по внезапному ощущению «легкого руля». В этот момент надо ослабить газ, но ни в коем случае не тормозить, а попробовать «открыть» передние колеса, еще больше увеличивая радиус траектории прохождения поворота. В некоторых случаях на скользкой дороге поможет резкий сброс газа и даже торможение, в результате которых вес переместится вперед, а передние колеса дополнительно загрузятся. В этот момент может начаться занос автомобиля. А это как раз то, что нужно! Перевести снос в занос — иногда единственная возможность избежать вылета с дороги или аварии. А с заносом уже нужно бороться так, как это было описано выше. И в-третьих, очень большое значение имеет загрузка автомобиля и точное соблюдение давления в баллонах.

 

 А в чем основное отличие полноприводника от переднеприводного или заднеприводного автомобиля? В том, что он лучше разгоняется, лучше преодолевает бездорожье и крутые подъемы! Но в гололед полноприводники крутит так, что мало не покажется, и «поймать» такую машину бывает ох как трудно. Кроме того, полноприводники не очень любят поворачивать в скользкий поворот. Раллисты буквально запихивают их в виражи, применяя торможение левой ногой без сброса газа. Это довольно сложный прием, рекомендовать который обычному водителю я не буду, да и выполнение его на обычных дорогах — рискованное и опасное дело. Но ситуация изменилась! Сегодня, когда на легковых автомобилях с четырьмя ведущими колесами, точно так же как и на внедорожниках, применяются умные электронные системы, они перестали быть такими строптивыми. И все же полный привод — не панацея от неприятностей на скользкой дороге. Выбирайте безопасную скорость и не забывайте о дистанции до автомобиля, едущего перед вами!

 

М. Горбачев. Безопасное вождение современного автомобиля

 

Тянуть или толкать? (Какой привод выбрать)

 Как-то меня попросили составить список характерных особенностей автомобилей с передним, задним и полным приводом. Я взял ручку и начал писать.

 Авто в ряд

 Передний привод — отличная курсовая устойчивость. Это значит, автомобиль хорошо идет по прямой и не рыскает при прибавлении газа. Далее, отличная проходимость, так как силовой агрегат давит своим весом непосредственно на передние колеса. В критических ситуациях на  повороте нужно направлять машину в желаемую сторону и вытягивать газом с минимальным поворотом руля. Передний привод не любит вывернутых колес при нажатии газа! Склонность к недостаточной поворачиваемое™. Это значит, что при превышении скорости на повороте машина, если нет ESP, перестает слушаться руля и норовит проехать мимо поворота.

 

 Задний привод — при наличие ESP машина также не будет рыскать при разгоне. При отсутствии ESP на повороте при превышении скорости стремится развернуться задом вперед, поэтому требует строго дозированной тяги, аккуратного обращения с педалью газа. Чтобы «поймать» в такой ситуации машину, надо вовремя плавно сбросить газ и довольно быстро вывернуть руль в сторону заноса, и тут же еще быстрее вернуть его в исходное положение. Если этого не сделать — ритмического заноса с увеличивающейся амплитудой не избежать. Очень хорошо стартует по сравнению с передним приводом.

 

 Полный привод — не любит повернутых колес. Особенно рискованно рулить в сторону заноса, не сбросив газ! Полноприводник должен, по идее, обладать нейтральной поворачиваемостью, но часто имеет повадки переднеприводного или заднеприводного автомобиля. Отлично разгоняется, идет в ледяную гору, обладает замечательной проходимостью, но тормозит так же, как и все автомобили.

 

Избыточная поворачиваемость

 

 Избыточная поворачиваемость — это когда машина поворачивает больше, чем нужно. В первую очередь это относится к «классике» с задним приводом. У современного водителя все меньше и меньше возможностей как следует подрейфовать задней осью, прописывая повороты веером. Во-первых, почти все производители переключились на переднеприводные конструкции, более дешевые в производстве и более послушные в руках начинающих водителей. Во-вторых, те фирмы, которые остались верны классической компоновке, вводя все больше электронных вспомогательных систем, косвенно препятствуют опытному водителю скользить задком машины на повороте. К ним относятся и производители настоящих спорткаров. Особенностью конструкции большинства заднеприводных машин является сосредоточение веса в районе передних колес — здесь и мотор с коробкой, и много всего прочего (исключение составляют малочисленные «заднемоторные» и «среднемоторные» модели). Ничего нет удивительного, что, например, при экстренном торможении вес перераспределяется в сторону и без того загруженных передних колес, и легкий задок так и норовит соскользнуть в сторону, обгоняя передние колеса. Этим пользовались вовсю раллисты эры заднеприводных машин. Прежде чем задняя ось начинала скользить, они упреждающим движением руля выворачивали передние колеса навстречу заносу и смело нажимали на газ. Машина начинала скользить с заносом задней оси по желаемой траектории дуги поворота, причем рулить ей можно было педалью газа. В этом случае, если водитель прибавляет газ, то угол заноса увеличивается и машина ввинчивается на поворот круче, скользит к внутренней бровке. А если отпускает газ, то дуга траектории распрямляется и он скользит «наружу» поворота. В экстренном случае, если на дороге обнаружилось препятствие, то, ударив по тормозной педали и заблокировав колеса, он  может мгновенно сместиться «наружу» поворота. Такая езда на повороте называется дрифт, или power slide. Для таких экспериментов, безусловно, нужна мощность. Поэтому дрейфовать на машинке с моторчиком в 70 сил на асфальте вам не удастся. Раллисты применяют этот прием на сыпучих и скользких покрытиях и сегодня, выступая на исторических ралли на раритетных заднеприводных автомобилях. Еще для успешного дрифта необходима блокировка дифференциала, как минимум 60 процентов, чтобы оба задние колеса хорошо и равномерно тащили машину вперед.

 

 Есть один маленький вопрос: торможение боковым скольжением более эффективно, чем обыкновенное торможение на грани скольжения, не так ли? Видимо, это объясняется меньшим перераспределением веса между правой и левой сторонами автомобиля (при торможении боком) по сравнению с распределением веса между передней и задней осями при обыкновенном торможении, но главное, наверное, что шины упираются боковинами с большим сопротивлением, чем прямолинейно. Тогда почему бы не использовать такой прием: переводим авто в боковое скольжение для максимально интенсивного замедления и перед входом на поворот выводим из скольжения, догружаем переднюю ось и выходим из поворота с минимальным скольжением. А может, потеряем больше времени на перевод в скольжение и выход из него? Торможение боком действительно эффективно только не невысоких скоростях и на очень скользких покрытиях. Исключение составляют широкие ипподромные повороты, вернее, широкие скоростные развороты-дуги, например на республиканском ипподроме в городе Раменское, где проводятся самые престижные трековые автогонки. Там по всей ширине трассы практически однородное покрытие — лед, следовательно, поставленные боком передние и задние шины упираются одинаково эффективно. Гонщики ставят машины практически поперек трассы на скорости за 150 км/ч для торможения и потом действительно выравнивают их, проходя поворот в строго дозированном скольжении задней оси, то есть с явной избыточной поворачиваемостью. Вспомним, что самое эффективное прохождение поворота выполняется на грани скольжения шин. И если мы говорим о максимально эффективном прохождении поворота в максимальном режиме  сцепления шин с дорожным покрытием от входа на поворот до разгона на следующую прямую, здесь главное, к чему должен стремиться гонщик, -минимально возможное изменение баланса автомобиля на повороте. Машина должна идти чисто и проходить поворот, образно говоря, на одном дыхании. На других покрытиях мы потеряем больше времени на перевод шин в скольжение и выход из него, чем обыкновенное торможение на грани скольжения. Отсюда вытекает необходимость такой градации способов прохождения поворотов:

 

 1) вкатывание — медленное прохождение поворота гонщиком-новичком;

 

 2) на максимуме — прохождение поворота при максимальном сцепления шин с дорогой, то есть на грани скольжения;

 

 3) силовое скольжение или управляемый занос — эффективные контраварийные приемы торможения боковым скольжением, движение по замедляющей траектории slow down.

 

 Раллисты упивались удовольствием от езды боком на поворотах, пока Вальтер Рёрль не продемонстрировал совсем другую манеру. Его машина шла с минимальным заносом, а то и вовсе без него, на моменте, на тяге, выходя из поворота с прямыми колесами и обычно на одну передачу выше, чем у соперников. Сам мастер признавался потом, что такой стиль дался ему нелегко, потребовав огромной самодисциплины. Оптимально эффективный стиль прохождения поворотов — это минимально возможное скольжение при хорошей тяге мотора с минимальной пробуксовкой задних колес и при минимальном повороте передних колес. Просто? А почему тогда никто, кроме Вальтера, не пришел к этому? Преимущество такого стиля в чистых траекториях было настолько велико, что Рёрль частенько спрашивал перед стартом на очередном скоростном участке своего бессменного штурмана Кристиана Гайстдерфера: «Ну что, привезем всем минуту или достаточно выиграть всего полминуты?»

 

 А как быть обычному водителю, если задок его машины на входе на поворот предательски уплывает в сторону. Все не так драматично. Современные инженеры путем подбора амортизаторов, пружин подвески, стабилизаторов и установочных углов колес умудряются сводить  избыточную поворачиваемость к нулю и даже наделять заднеприводные машины повадками авто с недостаточной поворачиваемостью. Зачем? Так безопаснее, особенно если за рулем новичок. Если же опытный водитель перебрал на входе на поворот со скоростью, он легко выйдет из неприятной ситуации, прервав торможение, может быть, даже прибавив газку, чтобы вес переместился назад и задние шины вновь обрели уверенное сцепление с дорожным покрытием. (Само собой, он не испугался, не надавил еще сильней на «спасительную» педаль тормоза, а его руки и ноги не стали деревянными. На то он и опытный.) А вот если задние шины попали на лед, рассыпанный гравий, песок или пролитое масло, прибавление газа только ухудшит ситуацию, провоцируя задние шины на полную потерю сцепления с дорогой.

 

 Недостаточная поворачиваемость

 

 Недостаточная поворачиваемость — это когда автомобиль поворачивать не хочет, несмотря на повернутые в сторону поворота колеса. В этой связи прежде всего принято говорить о машинах с передним приводом, весь вес у которых сосредоточен впереди даже больше, чем у заднеприводных «переднемоторных» машин. Потому что мотор располагается над передней осью или перед ней, то есть в свесе передней части кузова. Прибавьте к нему еще и коробку передач с приводами передних колес. Рассмотрим типичную ситуацию: машина не хочет слушаться повернутых передних колес и ее тащит мимо поворота. Что сделает не особо опытный водитель? Правильно, отпустит педаль газа или даже нажмет на тормоз. Вес переместится вперед, передние колеса получат дополнительную нагрузку и сцепление восстановится. Если такая ситуация случилась на асфальте, где сцепление достаточно хорошее, водителю повезло. Единственное, что может произойти, если, конечно, скорости не запредельные, это некоторое скольжение задней оси, тогда для выравнивания выход только один — снова жать на газ. Знаете, когда происходят такие опасные ситуации? Когда молодой человек хочет продемонстрировать высокий класс вождения своим друзьям и подругам,  возвращаясь из клуба или с вечеринки. Входя в знакомые повороты на извилистой дороге, такой незадачливый водитель вдруг теряет контроль над машиной. Почему? Очень просто. При полной загрузке переднеприводной автомобиль приобретает ярко выраженные признаки недостаточной поворачиваемое™, так как сильная нагрузка на заднюю часть машины «отрывает» передние колеса от дороги. А если недостаточная поворачиваемость проявится на скользкой дороге? Тогда сброс газа или подтормаживание моментально вызовет занос задней оси, в этом случае главное — не теряться и снова смело давить на газ. Что произошло? Снос передних колес перешел в занос задних, и кузов машины сориентировался в сторону выхода из поворота. Теперь туда и надо нацеливаться, помогая моментом на передних колесах вытащить автомобиль в спасительном направлении. Есть ли еще способы повернуть автомобиль, у которого понесло передок мимо поворота? На небольшой скорости и очень скользком покрытии это применение ручного тормоза. (Хорошо, если ручка расположена между сидений, дергать удобно, -только не забывайте держать кнопку фиксатора на торце рычага нажатой. Но на современных машинах все чаще с приводом «ручника» мудрят, то делая его электрическим, то так располагая ручку, что действовать ей в описанной ситуации крайне неудобно, если вообще возможно.) Прием поддергивания «ручником», чтобы снос перевести в занос, годится как для переднего, так и для заднего привода. Следующий прием — торможение левой ногой рабочим тормозом при нажатой педали газа — настолько разгружает заднюю ось, что ее заносит в сторону, противоположную повороту руля. Очень эффективный прием, любимый раллистами, который может быть использован на высоких скоростях не только на переднеприводном, а еще и на полноприводном автомобиле. Выполнить его непросто, так как большинство водителей тормозят правой ногой, левая же напрочь лишена «тормозного чувства». Кроме того, для выполнения этого приема на различных покрытиях нужно регулировать тормозные усилия между передней и задней осью, что позволяет делать специальный регулятор тормозного усилия, устанавливаемый в контур тормозов на спортивных автомобилях. Тормозное усилие на задней оси  можно регулировать, добиваясь желательного эффекта. Применение такого приема еще более усложняется наличием системы ABS, хотя на льду, где сцепление шин с дорогой минимальное, выполнение его все же возможно, несмотря на пытающуюся помешать электронику. Еще один прием из арсенала автогонщиков, позволяющий выставить машину в занос, — это резкий сброс газа на входе на поворот. Для его выполнения требуется достаточный запас скорости, то есть к повороту надо подлететь чуточку быстрее, чем подсказывает здравый рассудок, и на самом входе резко сбросить газ, а рулем качнуть в сторону поворота и обратно. Вес машины перераспределится вперед, задок разгрузится и начнет уплывать в сторону, ориентируя машину на выход из поворота. И здесь — снова резкое прибавление газа. А если перед поворотом надо тормозить? Не беда, все делается по тому же принципу. Точно так же надо подойти к повороту немножко быстрее и поставить машину боком путем резкого торможения, из-за чего точно так же вес переместится вперед и разгрузятся задние колеса. Легкий поворот руля в сторону поворота и тут же обратно и на прямых колесах, нажав на газ, — вон из поворота!

 

 Один любитель трековых гонок спросил меня: «Как получается, что на ипподроме спортивные переднеприводные машины проходят поворот в заносе задней оси, когда для переднеприводного автомобиля характерным является снос передней оси?» Интересный вопрос! Действительно, как это происходит? Заставить переднеприводную машину скользить задней осью сложно — получится угловатая траектория, а на ипподромном вираже требуется описать правильный овал. На стандартно настроенном переднеприводнике это сделать сложно — машина так и хочет «распрямиться». Легендарный российский автогонщик Сергей Успенский, не раз заявлявший, что ему «по барабану», на какой машине выигрывать ипподром, однажды именно на этом и обжегся. Дело было так. «Хонды» на треке оказались быстрее «ситроенов», и именитый мастер трека решил пересесть на «хонду», чтобы попробовать ее. Но ему попалась машина, не настроенная для трека. И что же? Успенский не мог вписаться ни в один поворот. Вывод: на стандартном переднеприводном автомобиле невозможно пройти всю дугу ипподрома в заносе задней оси. Мастера  трека проходят весь вираж на переднеприводных машинах с небольшим заносом задней оси благодаря настройке переднеприводного автомобиля на откровенно избыточную поворачиваемость. Задача это непростая, но выполнимая (инженеры ведь умудряются выпускать серийные «гражданские» заднеприводные машины с некоторой недостаточной поворачиваемостью вместо избыточной). Перенос веса на переднюю ось, соответствующая настройка подвесок, манера пилотирования коренным образом меняют характер переднеприводного автомобиля, вызывают у него повадки с явной избыточной поворачиваемостью. Идеальным вариантом можно считать такую настройку, которая позволяет машине идти по дуге виража с заносом задней оси, не распрямляя траекторию даже при полностью нажатой педали газа! Открою секреты такой настройки:

 

 1) максимальный перенос веса на переднюю ось;

 

 2) поднятие задка автомобиля и опускание «морды»;

 

 3) соответствующая регулировка амортизаторов. Установка задних колес с отрицательным или положительным схождением;

 

 4) асимметричная настройка правой и левой стороны. А что? (Такая фишка давным-давно известна американским гонщикам, покоряющим овалы. Если машина все время делает на трассе левые повороты и ни одного правого, то ее повадки можно «заточить» под такие условия.);

 

 5) пилотирование. Гонщик должен воспринимать ледяной ипподромный вираж как обычный поворот на кольцевой трассе и проезжать его так, словно под колесами асфальт, то есть в постоянном балансе машины на повороте: лишний раз качнул машину, переставил ее -потеря! Рулить надо так, как на полноприводном автомобиле это делает чемпион мира по ралли Себастиан Лоэб: повороты руля в сторону заноса не допускаются. Само собой, тормозить надо, ставя машину боком, — это наиболее эффективный способ; но потом надо плавно распрямлять машину и сохранять минимальный занос задней оси весь вираж, постепенно сводя его на нет при ускорении на выходе из поворота. Просто? А попробуйте сделать это чисто!

 

 Нейтральная поворачиваемость

 

 Нейтральная поворачиваемость — это когда угол увода всех четырех колес одинаковый, что выражается в расширении траектории прохождения поворота, если шины автомашины скользят, — характерна для полноприводных конструкций. (Само собой вышло, что, говоря об избыточной поворачиваемое™, мы приводили в пример заднеприводные авто, описывая недостаточную — переднеприводные. Мы подробно поговорим о всех вариантах проявления управляемости в следующей главе.) Появление в 1980 году на трассах мирового чемпионата по ралли полноприводных «ауди» продемонстрировало, что они имеют большое преимущество при разгоне, особенно на сыпучих и скользких покрытиях. Способность к торможению у них была не хуже и не лучше, чем у заднеприводных машин, а на повороты «ауди» входили более чем неохотно. Пришлось звать на помощь шведа Стига Бломквиста, специалиста по переднему приводу, которого помнили как победителя зимнего ралли Швеция на переднеприводном «саабе». После чего путем полного переучивания приемам вождения под руководством выдающегося раллиста финна Хану Микколы была создана конкурентоспособная раллийная команда, пилоты которой француженка Мишель Мутон и австриец Франц Виттман начали потихоньку доказывать, что на разогнавшемся полном приводе можно кое-как заехать на поворот. Позже в команду был приглашен Вальтер Рёрль, о котором руководство «ауди» говорило, что лучше всего бороться на чемпионате мира по ралли не против него, а вместе с ним. Во время своего дебюта в ралли Корсика Вальтер Рёрль определил «ауди-кваттро» как абсолютно непригодный для езды автомобиль. (Дело в том, что некоторые напряжения в кинематике приводов передних и задних колес первых полнопроиводных конструкций при быстрой езде компенсировались только проскальзыванием шин, а крутящий момент распределялся между передней и задней осями строго поровну.) В середине 80-х благодаря дифференциалам «Торсен» и многодисковым блокировкам «детские болезни» полного привода были искоренены. И доблестные гонщики «Пежо» под руководством Жана Тодта,

 

 того самого, который и сегодня руководит командой «Феррари» «Формулы-1», опередили команду «Ауди» в чемпионате мира по ралли. Через некоторое время появились колесные вискомуфты, которые позволили регулировать подачу крутящего момента к каждому колесу, а главное — обеспечивать свободный ход при торможении.

 

 Сегодня полноприводные машины уже давно не экзотика, их существует великое множество — одни оснащены сложной трансмиссией, управляемой электроникой, другие просты и надежны, как грабли. Большинство напоминают по повадкам переднеприводные, остальные, считающиеся более спортивными, ведут себя как заднеприводные. В первом случае любой водитель полноприводной машины, даже новичок, чувствует себя уверенно за рулем, во втором — спортсмены имеют возможность уверенно дрейфовать задней осью на повороте совсем как на заднеприводных автомобилях, но только намного эффективней. Это, впрочем, многих производителей вообще не волнует, так как они хотят продавать комфортные машины, удобные в управлении и безопасные. Как вариант — модель с преобладанием переднеприводных повадок, у которых тяга, передаваемая задним мостом, играет второстепенную, вспомогательную роль.

 

 Как мы видим, приписывать полноприводным автомобилям, в виде фамильной черты, нейтральную поворачиваемость, было преждевременным. Вдумчивый покупатель полноприводного автомобиля, хотя бы немного разбирающийся (или пытающийся разобраться) в технике и желающий получить не только потребительские качества высокого уровня, но и удовольствие от вождения, должен твердо уяснить, какими повадками обладает выбранная им машина. Чем одна модель отличается от другой в плане распределения крутящего момента по осям и какова управляемость авто в критических ситуациях? Однажды я долго беседовал о подобных проблемах с журналистом автомобильного издания, как вдруг он спросил: «Скажи, пожалуйста, а что такое крутящий момент?» Вот тебе на! Сухим языком автомобильного справочника не объяснить. По нему выходит, — подумать только! — что «крутящий момент — это механическая величина, характеризующая внешние воздействия на объект или систему

 

 объектов, вызывающие деформации кручения объекта». Абракадабра! Попробую объяснить доходчиво. Крутящий момент, измеряемый в ньютонах на метр, можно охарактеризовать как тягу мотора. Так вот, максимальная тяга не соответствует максимальным оборотам двигателя, когда он развивает максимальную мощность. Парадокс? Но это так. Максимального значения тяга достигает примерно на половине диапазона оборотов двигателя. На спортивных моторах максимальная тяга смещена несколько вверх по оборотам.

 

 Как же выглядит компоновка идеального по развесовке, а значит, демонстрирующего стабильную нейтральную поворачиваемость автомобиля? Представим себе машину с центральным расположением двигателя и соотношением веса по осям 50 х 50 процентов. Если на таком автомобиле ехать по кругу, имея под колесами скользкое покрытие, он будет идти как по рельсам. А если увеличивать скорость? Тогда радиус окружности будет постепенно увеличиваться. В повседневной эксплуатации таким автомобилем будет непросто управлять. В ралли или гонках это тоже не лучший вариант. Значит, когда гонщики говорят о нейтральной поворачиваемое™ как идеальной настройке, они лукавят перед журналистами, чтобы те поскорее отстали, иначе можно невзначай и секретную информацию выболтать? Возможно, так и есть.

 

 Делаем выводы

 

 Надеюсь, из вышесказанного вы поняли главное: управляемость -это характеристика, постоянно меняющаяся в зависимости от разных обстоятельств. Например, от загрузки автомобиля или состояния проезжей части; типа, качества шин и от давления в баллонах. Поставьте уширенные диски или измените параметр ЕТ, то есть вылет диска, и автомобиль станет неузнаваемым в управлении. Кроме того, в зависимости от настройки подвесок, развесовки, расположения центра тяжести переднеприводной автомобиль может вдруг проявлять ярко выраженную избыточную недостаточность, а заднеприводной — недостаточную.

 

 осям во время движения. Рассмотрим варианты такого перераспределения веса. Многие школы повышения водительского мастерства обучают применять такую загрузку передних колес на входе на поворот перед любым поворотом на любой машине. Это неверно. Дело в том, что водителю неоткуда взять дополнительный груз, чтобы загрузить переднюю ось перед поворотом, о чем мы уже говорили. Вес не возникает ниоткуда, а «приходит» из разгружающейся задней части машины. Если под колесами покрытие с хорошим коэффициентом сцепления, то есть асфальт, а недостачочная поворачиваемость автомобиля усугубилась дополнительным весом задней части автомобиля, то есть пассажирами или грузом, то загрузка передней оси на входе на поворот действительно вызовет улучшение сцепления передних колес с покрытием дороги. Машина послушно отреагирует на поворот руля в сторону поворота. Некоторое облегчение задней оси (ведь вес перераспределился вперед), вероятнее всего, не вызовет скольжения задних колес, так как мы в нашем примере предполагаем хорошее сцепление их с дорожным покрытием. А если нам надо повернуть на скользком покрытии? Машина может не послушаться поворота передних колес, то есть проявится недостаточная поворачиваемость. Точно так же загрузка передней оси на входе на поворот поможет повернуть, но справедливее все же в этом случае говорить о разгрузке задней оси. Именно благодаря облегчению задней оси задние колеса потеряют часть сцепления с дорогой и начнут скользить: начнется занос задней оси, то есть проявится избыточная поворачиваемость. Это как раз то, что нам нужно: занос задней оси приведет к началу разворота кузова автомобиля в сторону поворота. Вернее, в сторону выхода из него. Теперь газу! Очень важно правильно действовать рулем, осуществляя этот прием: повернув руль в сторону поворота, не опоздать с поворотом руля обратно одновременно с разворотом кузова, таким образом, чтобы на выходе из поворота колеса «смотрели» прямо. Рассмотрим еще и такой случай. На повороте задняя ось начала уплывать в сторону, начался занос. Водитель испугался и сбросил газ или, что еще хуже, затормозил, загружая передок автомобиля. Вес перераспределится вперед, и давление на задние колеса уменьшилось.

 

 Они начали скользить еще больше, значит, занос не прекратился, а увеличился. В этом случае неумелые действия водителя усугубили ситуацию — он перераспределил вес не туда, куда следовало. А следовало, наоборот, слегка прибавить газ, не для разгона, а для загрузки задних колес, чтобы они вновь обрели сцепление с дорогой. Само собой, в этой ситуации следовало бы вывернуть колеса в сторону заноса. Опытные водители и, тем более, автогонщики умеют так перераспределять вес автомобиля между осями, что он помогает управлять автомобилем. Если не освоить этот прием, то выйти из некоторых аварийных ситуаций не удастся. Теперь понятно, что хороший водитель, когда тормозит, или ускоряется, или поворачивает руль, меняет перераспределение веса между осями, то есть активно влияет на поворачиваемость автомобиля в каждой конкретной ситуации. Но много ли таких среди общего числа людей за рулем?

 

 Итак, мы выяснили, что управляемость автомобиля зависит от поворачиваемое™, а на последнюю влияют объективные и субъективные факторы. Так что же такое важнейший показатель ездовых качеств автомобиля — управляемость и как ее оценить? Возьмем два автомобиля со схожими динамическими показателями. Мы увидим, что это не помешает контрагентам показать совершенно разные результаты при прохождении двух различных трасс для шоссейно-кольцевых автогонок. А если трасса одна? Например, знаменитая «Северная петля Нюрбургринга»? Тогда картина прояснится, тем более что хронометрируемое время прохождения отдельных участков трассы сразу же позволит расставить все точки над Хорошая машина, даже если она не относится к разряду спортивных, должна показывать хорошее время прохождения круга на гоночной трассе. Зачем? А зачем эксперты проверяют «гражданские» автомобили на управляемость? В гонках же никто на них не собирается участвовать? Дело в том, что если автомобиль в предельных режимах движения внятно реагирует на команды водителя, то есть отзывчив в рулении, хорошо тормозит и реагирует на прибавление и сброс газа, то в аварийной ситуации у опытного водителя есть шанс избежать аварии на такой машине. А мы теперь отлично понимаем к тому же, что автомобиль должен  адекватно реагировать и на перемещение веса. Приведу такие примеры. Однажды мы взяли для тренировок на «Нюрбургринге» в прокате две машины «рено-меган СС». Это стильный кабриолет с металлической крышей и довольно мощным двигателем. Взяли помимо желания, так как в прокате (речь идет о шести прокатных пунктах в аэропорту) ничего более подходящего не было. Еще по пути в Нюрбургринг на автобане, слегка покачивая руль из стороны в сторону на скорости в 150 км/ч, я определил, что с управляемостью на трассе у «меганов» будут проблемы. Дело в том, что на эти покачивания руля автомобиль не реагировал. И точно, «Северная петля», как лакмусовая бумажка, выявила проблемы. Они появились на большой скорости на поворотах. Машина сильно кренилась и отказывалась реагировать на подруливания, то есть подправить траекторию движения, заданную на входе на поворот, собственно на вираже оказалось практически невозможным. Более того, загрузка осей при сбросе газа, торможении или нажатии на газ практически не менялась. Я чувствовал себя за рулем этого неуправляемого снаряда, как барон Мюнхгаузен, летящий на ядре, выпущенном из пушки. Приблизительно такие же чувства неопределенности в своей судьбе перед каждым поворотом я испытал, когда отважился промчаться в хорошем темпе на «мерседесе» класса А. (Только не надо говорить, что обычного среднестатистического автовладельца, это не касается. Речь идет о безопасности в аварийной ситуации.) Очень скоро на «мегане» покоробились от экстремальных режимов торможения диски, и началось сильное биение в педаль тормоза при ее нажатии. Пришлось срочно менять машины. Взяли «форд-фокус-2» и «сеат-ибица» (сделан на базе «фольксваген-гольф», авто с отличной управляемостью, что известно) и поняли, что поступили абсолютно правильно. Оба автомобиля оказались наделены отличной управляемостью.

 

 цепко держался за дорогу, и скорость на поворотах была выше. Поскольку колеса машин были обуты в шины разных производителей, мы воздержались делать какие-то выводы. Отлично зарекомендовал себя на «Северной петле» также «мерседес» класса С: на 100 процентов понятное и адекватное поведение в экстремальных условиях; полная готовность выполнять все команды водителя. Задний привод? Так на асфальте он лучше переднего, иначе «Формулы-1» были бы переднеприводными. А вообще, какой привод на гоночной трассе предпочтительнее для кузовных автомобилей?

 

 Существует определение: чем мощнее машина, тем задний привод предпочтительнее с точки зрения физики. Поэтому все спорткары — с задними ведущими колесами. Конечно, на скользком покрытии переднеприводные машины имеют преимущество, а для маленьких легких машинок в целом передний привод лучше и безопаснее, особенно в дождь.

 

 Я это проверил и подписываюсь на все сто процентов в правильности вышесказанного. Мне посчастливилось покататься на «Северной петле» на «ауди-ТТ» (мотор объемом 1,8 см3, турбо, 190 л. с). Здорово! Пожалуй, это самая послушная машина, на которой я ездил по этой трассе. А на что она способна в дождь! Я обгонял буквально пачки «порше» и «феррари».

 

 Еще один пример неудовлетворительного поведения автомобиля я наблюдал на недавно построенной под Москвой гоночной трассе в Мячково. Шикарный BMW-630 оказался на крутых виражах этой трассы чрезмерно валким, неповоротливым, как корова. Этот автомобиль не для поворотов, он пожиратель скоростных километров автобана, скажет иной специалист. Может быть, но я бы на таком ездить не стал. Потому что он неадекватно поведет себя в аварийной ситуации, например, во время объезда внезапно появившегося препятствия. Что? BMW-630 не создан для этого? Так именно поэтому я на нем ездить, особенно быстро, не буду. А на юркой «трешке» BMW буду. Автомобиль должен послушно выполнять команды водителя на большой скорости в экстремальных режимах, это свидетельствует о его отличной управляемости. BMW третьей серии -такой автомобиль. И на новой трассе «Москва» в подмосковном Мячково он оказался быстрее всех «порше» с атмосферными двигателями. Правда,  обута маленькая «бээмвэшка» была в специальные скоростные шины-псевдослики, что добавило ей скорости на поворотах, а «порше» ездили на стандартных шинах. Все это очень интересно, перенесемся в один из дней, когда на новой гоночной трассе в Мячково собрались любители быстрой езды.

 

 В тот track-день на трассе «Москва» собрались две абсолютно независимые группы желающих насладиться скоростным вождением. Это владельцы «японцев» «су-бару» и EVO под началом Влада Кашина и владельцы немецких машин из PORSCHE CLUB MOSCOW в формате мастер-класса Михаила Горбачева (подробнее см. журнал «Автоспорт». 2006. № 11). Клуб насчитывает более 90 человек, и с каждым годом на трассу повышать свое водительское мастерство выезжают все больше водителей, начавшие свои track-дни еще в прошлом году на старой трассе. Задача мастер-класса — повышение водительского мастерства, а не борьба с секундами на круге. В тот день проводилось пятое в сезоне занятие клуба PORSCHE с хронометражем. Три водителя автомобилей «порше» преодолели рубеж в 2 минуты. Присутствующим было легко разобраться, кто быстрее: подойди да посмотри протоколы. В сравнении «порше» и «японцев» возникли трудности. Дело в том, что «порше» были совершенно стандартными и на стандартных шинах, в отличие от многих тюнингованных «субару» и EVO, обутых в псевдослики. Корректно? Не очень. С таким же успехом я могу сказать, что в последней гонке в Нюрбургринге 28 октября (где под моим руководством два спортсмена-москвича с ходу заняли 3-е место в классе) «порше» (1-е место в абсолюте, время круга 8:28.32) намного опередил EVO (5-е место в абсолюте с временем круга 9:11.95). Но не скажу, так как эти машины выступали в разных классах и такое сравнение также некорректно. Точно так же нельзя сравнивать водителей «порше» с остальными участниками track-дней в Мячково, тем более уличать их в «привычке ездить вальяжно по улицам города», что делали некоторые присутствующие. Средний водитель стандартного «порше» с «атмосферником» проходит круг за 2:03-2:06, что полностью соответствует концепции нашего мероприятия -повышение безопасности управления спорткаром. Стандартные «импрезы»  и «эволюции» на стандартных шинах не выходят из 2:06.00. Для них же, но в тюнингованном исполнении и на псевдосликах, рекорд — 1:50.00. А вот один из приглашенных клубом участников нашего мастер-класса показал на серийном BMW третьей серии время 2:02.89, то есть проехал круг быстрее всех «порше» с атмосферными моторами. Почему? Он ехал на псевдосликах! Хватало их, правда, всего на три круга, затем они безбожно «плыли». Кстати, никто из «поршистов» не вылетал с трассы, и ни у одного из «немцев» не было технических проблем. А тормоза на всех машинах были стандартные. «Порше» — это автомобиль, на котором можно быстро ездить по гоночной трассе без боязни что-либо сломать или прикончить. В то же время не один, а несколько «японцев» спалили свои моторы и тормоза.

 

 Если взглянуть на вещи профессиональным взглядом, то основное различие быстрых «японцев» и «медленных» «порше» в большем весе последних и в форсированных моторах и специальных шинах первых. От веса автомобиля в первую очередь зависит его конкурентоспособность на трассе. Это (ну и слики, конечно) и объясняет быстроту несерьезных, но очень быстрых «поликов» и «ситроенчиков», довольно легко преодолевающих рубеж в 1:56.00. Что еще интересного происходило на этой трассе? «Крайслер спитфайер» с посредственным водителем за рулем не вышел из 2:08.00. Lexus 450Нг с гибридным двигателем промчался по трассе за 2:11.00. «Порше-каррера 4 турбо» на стандартных шинах показал 1:56.00; гоночная модель Porshe GT-3 показала время 1:58.00 (за рулем был обычный водитель. Атмосферные «поршаки» (стандартные шины, задний привод) практически не выходят из двух минут, даже если за рулем гонщик, и не могут преодолеть 2:06, ведомые «гражданскими» водителями (пусть и с высокой самооценкой — секундомеру все равно). Самый быстрый «фольксваген-поло» класса «Туринг-лайт» преодолевает круг за 1:54.00, a BMW класса «Туринг» — за 1:45.00 (на сликах, соответственно). А теперь интересный вопрос: обычный водитель, считающий себя асом, насколько медленнее будет на трассе, чем искушенный гонщик? Если водитель действительно хорош и понимает, что, значит спортивное управление автомобилем, то он проиграет от 3 до 5  секунд на круге. При условии, если сравнивать езду на серийных автомобилях на обычных шинах. На гоночном кузовном автомобиле (с «формулами» расклад иной!) не спортсмену придется так долго привыкать к сликам, чтобы почувствовать их предел, что за это время он уже станет спортсменом, пусть начинающим, неопытным, но уже не «чайником». И что же со временем круга? Если сравнить среднего автогонщика с новичком на одинаковых машинах, то разница составит те же 3-5 секунд. Немного? Так это отставание на одном круге!

 

 Возьмем «Северную петлю Нюрбургринга» в гоночной конфигурации с длинной круга 24,4 км. Здесь главный рубеж — это 10-минутная отметка. Из 10 минут выходят только сильные гонщики. Но что интересно, на абсолютно разных машинах. Для «хонды» модели Type R предел 9:55, а вот BMW-318 в стандартном классе показал 9:49.9. BMW третьей серии едет не быстрее 9:38, дизельный BMW-350 едет круг 9:40. Все на сликах. Самый быстрый «порше» едет 8:28.0. Поняли что-нибудь? То-то и оно, что сложно разобраться. Для гоночного автомобиля, впрочем, как для любого дорожного, главное — это управляемость. На трассе есть быстрые и медленные повороты, и настроить машину одинаково хорошо для прохождения тех и других невозможно. Это поиск разумных компромиссов. Для дорожных машин инженеры всегда ищут разумный компромисс между управляемостью и комфортом. Чем жестче машина, тем лучше она слушается руля, но какое удовольствие ездить на табуретке, отбивая себе все печенки? Валкий, вальяжный автомобиль, наоборот, будет раздражать своей ужасной управляемостью. Это я к тому, что машину надо выбирать ту, что по душе и рулится приятно. Тогда и удовольствие будет выше. А секунды — это эфемерная оценка. Все зависит от множества факторов.

 

 А если взять комфортабельный автомобиль и оснастить его очень мощным мотором? Комфорт — это вес, а вес — это потеря мощности. Исключением среди серийных автомобилей будет, пожалуй, новый английский Daimler super eight — это самый настоящий навороченный «ягуар», потому что действительно создан на основе самой шикарной модели «ягуара» — XJ. Конструкторам удалось совместить родовую спортивность поджарого «ягуара» с вальяжной комфортабельностью  представительского лимузина. Благодаря легкому кузову из алюминиевых сплавов и мощному четырехсотсильному двигателю с нагнетателем «супервосьмерка» идет в разгон буквально за педалью газа! В этот момент чувствуешь себя настоящим мужчиной. Просто здорово. А когда приходится резко тормозить, удивляешься «воздушности» кузова — массы машины просто не ощущается и замедление феноменальное. (Точно так же цепко тормозит автомобиль гольф-класса с хорошими тормозами.) У «даймлера» на тормозных «машинках» внушительных размеров красуется вызывающая уважение автогонщиков надпись brembo (известная итальянская фирма, выпускающая тормозные механизмы для спортивных и гоночных автомобилей). И это отчасти объясняет тормозной феномен. Остановившись, можно рассмотреть и надпись на овалах трех приборов, выполненных в классической манере: Supercharged. Это обозначает, что двигатель снабжен компрессором. Вот, оказывается, откуда такой ровный и мощный разгон. И на поворотах «даймлер» ведет себя более чем достойно. Отзывчивое, четкое рулевое управление позволяет точно следовать по желаемой траектории с минимальным креном кузова. Вот такой интересный компромисс.

 

 «Мерседес брабус» — самый быстроходный в мире седан, если взять тюнингованные машины. А если оценивать серийные авто, но со спортивным характером, то это: Seat Supra R, Ford ST или RS, BMW с индексом M, Audi с индексом S, Mercedes AMG или Porsche СТЛ цифрами или без). Эксперты немецкого журнала Auto bild провели испытания под названием «Сколько стоит полный газ?». Все знают, что если «топтать» педаль, расход топлива увеличивается. Но насколько? Результаты оказались шокирующими. Кто бы мог предположить, что на «макси-малке» в 270 км/ч Porsche cayenne Turbo S (мощность 521 л. с.) расходует почти 67 л топлива на 100 км! Дизельный VW Tuareg V10 TDI (313 л. с.) съедает почти в два раза меньше: 32 л солярки на 100 км, выжимая 225 км/ч. Суперэкономичный Mercedes С 180 Kompressor с мотором мощностью 143 л. с. кушает чуть больше 18 л на 100 км при скорости 223 км/ч. А вот старичок, приятный некогда во всех отношениях, Mercedes-190 с карбюраторным мотором мощностью всего 90 л. с. потребляет всего 14,5 л  топлива на своей «максималке» в 170 км/ч. Toyota  Prius с гибридным двигателем имеет такой же скоростной потолок, как «бэби-Бенц», но «горючку» расходует экономнее — всего 11,5 л на 100 км. А конструкторы кабриолета Mercedes SLK 200 К могут гордиться: на скорости 150 км/ч разница в расходе топлива при открытом и закрытом верхе составляет всего 0,5 л, и в целом не превышает 10,2 л на 100 км. Разве это большая плата за удовольствие?

 

 И все-таки, какой автомобиль самый быстрый среди тех, что можно купить в автосалоне, без всяких переделок включить зажигание или нажать на кнопку «пуск» и устремиться вперед. Это — Bugatti 16,4 Veyron с двигателем w/16 мощностью 1001 л. с. Он разгоняется по прямой дороге до скорости 402 км/ч! Но преодолевать повороты намного интереснее. Посему давайте посмотрим, какой спорткар окажется самым быстрым на гоночной трассе «Северная петля Нордшляйфе» длиной 20,8 км. Koenigsegg CCR? Нет, у этого экстравагантного авто только третье место со временем 7,34 минуты. На первом месте Porsche Carrera GT со временем 7,32, Pagani Zonda F на втором — 7,33. Все три лидера во время заездов были «обуты» в дорожные шины. А какое преимущество дают, скажем, слики? Для этого сравним, как проходит ту же трассу на дорожных шинах и на специальных гоночных, к примеру, Audi RS 4. Специальные шины дают преимущество 16 секунд за круг! А если взять раллийный полноприводной автомобиль Subaru Impreza WRX (время — 8,24 мин) на гоночных шинах для асфальта и сравнить с Porsche 911 GT3 (997) (время 7,48 минуты), то окажется, что задний привод с атмосферным мотором намного быстрее полного с турбонаддувом. Вот какие чудеса.

 

М. Горбачев. Безопасное вождение современного автомобиля

 

Электроника в действии. Когда наступит завтра?

 Судя по рекламному буклету BMW, оно уже наступило: «Впечатляющая динамика и высочайшая маневренность при оптимальной  тяге, безопасности и высоком уровне комфорта — вот основные признаки интеллектуальной системы полного привода х-Drive». Представительство BMW пригласило журналистов опробовать эту систему на автополигоне НАМИ, что разместился рядом с городом Дмитров. А я приглашаю ко мне в машину вас, читатели!

Авто на ладони Снег выпал, как по заказу, точно 20 ноября. На следующий день рано утром я устремился в сторону Дмитровского автополигона, радуясь, что заранее «обул» свою машину в «шиповки». Что ни говори, а хорошее сцепление с покрытием дороги — это главное для уверенной езды. Все силы, которыми автомобиль удерживается на дороге, передаются именно через шины. И еще — законы физики никакая электроника отменить не в силах. Ход моих мыслей прервала картина страшной аварии. Судя по маркам разбитых автомобилей, электроникой тут не пахло. Сколько таких аварий еще произойдет на наших дорогах сегодня утром, днем, завтра?..

 Что делает водитель в аварийной ситуации? Правильно, бьет по тормозам. Если у его машины есть ABS и он при этом выжимает педаль сцепления, он поступает правильно, получая шанс объехать препятствие на торможении. А если машина начала вальсировать на скользкой дороге? Водитель все равно бьет по тормозам, и это есть проявление инстинкта самосохранения. Пусть это не правильно, но с инстинктом ничего не поделать. И не надо кивать на курсы водительского мастерства. Их посетило ноль целых, ноль десятых от всего числа водителей, да и те асами не стали (то есть я подозреваю, что многие после таких курсов все равно ударят по тормозам).

 А сегодня мы заглянем в завтрашний день и посмотрим, чем современная немецкая электроника может помочь водителю. Система DSC (Dynamic Stability Control, так называется бээмвэшная система курсовой стабилизации) — продукт впечатляющего своей мощью альянса BOSCH-Siemens; а механика — от австрийской фирмы Steier, признанного специалиста по полному приводу. Все это объединено в систему полного привода x-Drive, которым оснащаются теперь наряду с внедорожниками и легковые автомобили марки BMW.

 Датчики угла поворота рулевого колеса, скорости вращения  автомобиля вокруг вертикальной оси, ускорения и угловых скоростей колес постоянно следят за положением автомобиля. Система может моментально перераспределять тяговые усилия на ту или иную ось в диапазоне от 0 до 100 процентов крутящего момента. Это означает, что машина может абсолютно плавно, но очень быстро из полноприводной становиться переднеприводной или заднеприводной. Споры о преимуществах и недостатках переднего, заднего и полного привода, похоже, теряют свою актуальность! Любопытно? Не жалеете, что поехали со мной? Дальше будет еще интересней.

 Господин Херберт Грюнштадтель — известный в Европе испытатель и эксперт (в прошлом раллист) — объяснил метаморфозы с блуждающим приводом так: «Предположим, у вашего BMW на повороте начинает скользить передок. Система тут же снимает тягу с передних колес и перебрасывает ее на задние, что добавляет сцепления передним колесам. Заскользила задняя ось — наоборот, машина превращается в переднеприводную, вытягивая себя из заноса передними колесами, таким образом добавляя сцепление задним». По словам улыбчивого загорелого Херберта (прибывшего с очередного тренинга в Альпах и уверявшего, что снег в Москву привез именно он), это происходит настолько быстро, что водитель даже не успевает заметить начинающегося скольжения осей автомобиля! Если на всех известных автомобилях перераспределение момента между осями происходит по принципу акция — реакция, то здесь эти два действия слиты в одно. Это достоинства новой бошевской электроники и австрийской дисковой муфты в раздаточной коробке. Не терпится попробовать? Успеем. Прежде дослушаем интереснейший рассказ об усовершенствовании тормозов: «Теперь даже на BMW с «механикой» (а таких много) при трогании на подъеме нет необходимости пользоваться ручником. Пока водитель переставляет ступню с тормозной педали на газ (1-2 секунды), автомобиль не покатится назад. При резком сбросе газа свободный ход тормозов (путем моментального сближения колодок с диском) сводится к нулю. То же самое происходит при влажной погоде каждые два километра, высушивая тормоза. При сильном нагреве тормозов не снижается их эффективность. Система безопасного движения под уклон  уже внедрена на внедорожниках. Включаете «нейтраль» и не тормозите. Машина сама надежно спускается по крутому склону, несмотря на скользкое или сыпучее покрытие, так как тормозит в основном задними тормозами».

 Что дают эти усовершенствования? Повышают уверенность водителя в тормозах своего BMW? Это слова. А на деле? Снова послушаем Херберта Грюнштадтеля: «Тормозной путь сокращается на один метр!» Учитывая, что, по статистике, половине водителей при наезде на пешехода как раз не хватает при торможении одного метра, — неплохо!

 Итак, полигон. Сначала «змейка» по долгожданному снегу на моделях 325xi и 525xi. Система курсовой стабилизации на этих BMW не отключается, но действия ее можно ограничить, нажав специальную кнопку DTC. Два проезда с полной электроникой и два с усеченной показали, что с полной электроникой лучше. Дело в том, что послабление от электронного ошейника выражается в лучшей разгонной динамике, особенно в момент старта на скользком покрытии, правда, в занос машина ныряет чуточку глубже. Зато оставшаяся в работе электроника душит жестоко и непререкаемо! Езда получается несколько рваной, это правда. Но только потому, что в некоторых местах из-под снега уже показался асфальт. Машина проходит «змейку» в обоих случаях по скользкому покрытию вполне уверенно, несмотря на отсутствие шипов в зимних шинах. Чтобы развернуло, надо постараться. Постараемся! Сейчас — разгон до 100 км/ч и… вокруг только снежные фонтаны. Не испугались? Да я просто резко повернул руль и дернул «ручник». Ничего страшного не произошло. Я умышленно обманул электронику, лишив задние колеса сцепления с дорогой, чтобы посмотреть, что будет (на полигоне это не опасно). Это тот случай, когда электроника бессильна! Машина заскользила боком, а при нажатии на газ поехала в обратном направлении, причем оставшись на воображаемой дороге! Очень стабильное поведение. Да и на повороты руля машина отзывается отменно. И это практически на льду. А что если на повороте ударить по тормозам? Сказано — сделано. Ничего дурного не замечено. Наоборот, чуть начинающийся занос тут же прервался. Теперь пробуем внедорожники ХЗ и Х5, где система  стабилизации отключается кнопкой DSC. Ух, как болтает! Нет, так не пойдет. Я уже привык, что машина практически не замечает льда под колесами, да и вы, пожалуй, тоже. После первого же проезда «змейки» возникло желание добровольно влезть в электронный ошейник. Стало лучше, но ясно вот что. Как это ни парадоксально, но легковушки «держат» дорогу лучше внедорожников (это надобно взять на заметку их владельцам, среди которых часто встречаются не в меру самоуверенные водители, не сомневающиеся в неуязвимости своих машин!). А из всех представленных моделей больше всего понравилась по управляемости «пятерка». Это подтвердили и несколько быстрых кругов по горной дороге полигона. Получается дивно — машина охотно идет в небольшой занос на входе на поворот, помогая ориентировать передок на поворот, но не больше. Как тренер по автоспорту, раскрою небольшой секрет: каждое включение электроники (об этом сигнализирует желтый символ на спидометре) свидетельствует о вашей водительской ошибке. Попробуйте ехать так, чтобы электроника осталась довольна и отдыхала, и ваша езда станет не только безопасной, но и быстрой. Так же считает и господин Грюнштадтель.

 На обратном пути в Москву думалось вот о чем: если учитывать, что для полноприводных легковых машин поворот на скользком покрытии всегда был проблемой, то инженеры BMW, безусловно, сделали большой шаг вперед. Полный привод позволяет быстро набирать скорость на скользком покрытии, но тормозят полноприводники так же, как обычные машины, а поворачивают и того хуже — мешает полный привод. Система x-Drive решила эту проблему. Теперь, когда все минусы полного привода устранены, может, светлое завтра уже наступило? Для водителей новеньких BMW с представленными системами — несомненно да.

 

 Словарь электронных помощников

 ESP — Elektronisches Stabilitats-Programm. Так назвали систему стабилизации курсовой устойчивости ее изобретатели с фирмы BOSCH. Некоторые автопроизводители придумали свои названия:

 CST — Controllo Stabilita e Trazione (Ferrari); DSC — Dynamic Stability Control (BMW, Jaguar, Land Rover, Mazda, Mini);

 DSTS — Dynamic Stability & Traction Control (Volvo); MASCS — Mitsubishi Active Stability Control System (Mitsubishi);

 MSP — Maserati Stability Programme (Maserati);

 PSM — Porsche Stability Management (Porsche);

 VDC-Vehicle Dynamic Control (Alfa Romeo, Subaru);

 VSA — Vehicle Stability Assist (Honda);

 VSC-Vehicle Stability Control (Daihatsu, Lexus, Toyota);

 ABS — Antiblockiersystem. Антиблокировочнаясистематормозов. Предотвращает юз при торможении; машина при нажатии на тормоз продолжает слушаться руля.

 ARP — Active Rollover Protection. Дополняет ESP и предотвращает опасность переворота для внедорожников (Mercedes ML).

 ASR — Antriebsschlupfregelung. Антипробуксовочная система. Предотвращает пробуксовку ведущих колес при разгоне на скользком покрытии.

 BAS — Bremsassistant. Усиливает эффективность экстренного торможения, если скорость нажатия тормозной педали указала на аварийную ситуацию.

 TSA — Trailer Stability Assistant. Дополняет систему стабилизации в обеспечении стабилизации машины в ситуации, когда происходит занос прицепа (BMW Х5).

 

М. Горбачёв

Как я бросал курить. История первая. Слабак

  Открывая дверь в квартиру, я услышал фразу, доносившуюся из телевизора:

    — Да вы только задумайтесь! Этот враг опасен быстрым развитием многих серьезных заболеваний соматического и психологического порядка.

Это, ко всему выше сказанному мной, ещё и проблема онкологических заболеваний. Пусть отсроченная по времени, но все же практически неминуемая. Если человек не получил в результате своей привычки рак легких, то это лишь потому, что он до него просто не дожил – умер раньше от других болезней.

А сердечно-сосудистые заболевания? Здесь механизм простой: яд, поступая в организм, помимо возбуждающего эффекта вызывает спазм гладкой мускулатуры – прежде всего, стенок сосудов. Через сжатые сосуды сердцу становится труднее качать кровь: поднимается артериальное давление. Но к тому времени действие яда уже прошло, сосуды расширились, и сердце гонит через них лишнюю кровь. Тогда наступает так называемый защитный спазм сосудов – стенки сокращаются уже в противовес избыточному давлению…

В результате такой «тренировки», особенно в течение долгого времени, у человека стенки сосудов становятся менее эластичными, что приводит к ишемии, гипертонии и тому подобным «радостям».

— Подождите, уважаемый Рихард Захарович! Вы приводите такие угрожающие теоретические сюжеты, которые совершенно не подкреплены фактами. А где цифры, конкретика, реальная статистика? К примеру, какие результаты исследований Всемирной организации здравоохранения? – не желал уступать собеседник.

— Вы желаете факты? Они есть у меня, как говорят в Одессе.

Представьте себе, что употреблением этого яда обусловлено мини­мум 90% случаев рака  лёгкого, 15-20% случаев других онкологических заболеваний, 75% случа­ев хронического бронхита и эмфиземы легких, 25% смертей от сердечно-сосудистых заболева­ний.

Желаете статистику цифр – прошу! — негодовал голос оратора.

В настоящее время по оценке ВОЗ в мире травится около 1,26 млрд людей. Ежегодно от причин, связанных с его потреблением, умирает 4 млн человек. Среди детей и подростков яд принимают 700 млн.. Если ситуация не будет меняться, то к 2030 г. общее число людей, принимающих этот страшный дурман составит 1,6 млрд человек, а количество смертей достигнет 10 млн в год.

У нас в Украине этот яд потребляет 31% взрослого населения (около 11,5 млн. человек).

В России — 42% взрослого населения.

Наибольшая распространённость яда среди мужчин – в Южной Корее – 63%, а среди женщин – в Дании – 37%.

Московский кардиологический центр утверждает, что в России от яда ежегодно умирает 500 тыс. человек. Московское общество «Оптималист» представляет цифру в 800 тыс. человек. Если взять в среднем, то получается, что 650 тыс. жизней в год уносит в могилу этот злой враг всего человечества!

  Неужели же вас не страшат эти ужасные цифры и факты?

 

«О чём это они спорят?» — пытался я понять причину столь острого диспута в телевизионной студии, стоя у открытой входной двери.

— Но у этого врага человечества всегда были противники, и не только в лице Инквизиции. Первое время сторонники этого яда преследовались и их жестоко наказывали. В Англии они подвергались суровым наказаниям, вплоть до смертной казни. Головы казнённых выставлялись на площадях.

В Турции их подвергали телесным наказаниям, позорным церемониям и даже приговаривали к смертной казни – сажали на кол. В Японии сторонников яда сажали в тюрьму, а в России – подвергали пыткам и увечьям.

— Скажите, Рихард Захарович, а что мне может дать отказ от этого ужасающего яда? Что позитивного может произойти в моей жизни?

— Что произойдет, когда вы откажетесь от этого ежедневного зла?

1.     Вам будет легче дышать.

2.     У вас улучшится кровообращение.

3.  Вы будете чувствовать себя менее усталым.

4.  Вы сможете острее воспринимать окружающие запахи.   

5.     У вас уменьшится или вовсе исчезнет кашель.

6.  У вас начнут лучше работать легкие и сердце.

7.     А поскольку вы бросите курить с помощью гипноза, то ни­ когда больше не вернетесь к вредной привычке:  негативные внуше­ния исчезнут, а их место займут положительные.

 «А-а-а… Всё понял, это они о табаке», — догадался я из последней фразы Рихарда Захаровича.

— Вы только представьте себе, Михаил, и вы уважаемые телезрители, что человек погибнет мгновенно, если дозу никотина из одной курительной трубки ввести в организм внутривенно.

«Это не обо мне», — мысленно отпарировал я ответ телевизионного учёного. – «Я трубку не курю!»

— В момент затяжки температура на кончике сигареты достигает 600—900°С.

 При курении происходит сухая перегонка табака. В результате чего, образуются токсичные вещества, — продолжал вещать голос экранного антитабачника.

«Как в топке паровоза», — почему то мелькнула мысль в голове.

 — Свыше 200 из них, опасны для организма, — не мог успокоиться лектор.

«Да сколько же можно меня пугать», — возмутился я, и в негодовании резко захлопнул дверь.

— О, Петруша, ты пришёл? Иди быстрее сюда, здесь рассказывают о вреде курения! Мне интересно, сможешь ли ты когда-нибудь бросить курить? Я не прошу тебя бросить курить прямо сейчас.

Это моя жена Флоренция. Таким странным именем предложил назвать её дядя, тёщин брат — страстный любитель Италии.

— Верона, дорогая, я ужасно голоден, лучше я пойду на кухню и послушаю, как шкварчит яичница с колбасой!

Когда заходил разговор о вреде курения, я злился и всегда называл жену Вероной. Это звучало, как «ворона» и выводило мою половинку из нормального домашнего состояния. Плюс ко всему она не переносила запаха жареной колбасы, а я просто обожал яичницу на сале с прожаренной колбаской!

Вот вам обоим, тебе и лекторишке!

Но, судя по всему, жена не услышала меня, так как голос учёного умника вещал невероятно громко.

 

«Вы можешь думать, что непросто бросить курить. Вы можете не обнаружить, что отказ от курения это восхитительное наслаждение. Так как вы раньше никогда не были в состоянии восхитительного наслаждения, вы не знаете, чего ожидать. И в самом деле, вы не можете ожидать, что ощутите это спокойное, расслабленное состояние, которое вы вот-вот ощутите» — продолжал телевизионный лектор. — Вы дышите.

Вы сидите здесь и смотрите эту передачу, и, в то время как вы делаете это, вы, возможно, думаете о каких-то вещах. Так как вам интересны  многие  вещи  в   этой  жизни,   это привело вас к прослушиванию этого проекта, правда? Это значит, что вам легко будет отказаться от курения!»

Я действительно сидел на стуле в коридоре настолько усталый и расслабленный, что не было сил даже снять обувь.

 

«Большинство людей наслаждается освежающей прохладой легкого ветерка. Многие люди находят очень расслабляющим журчание воды. Некоторые люди легко краснеют от смущения, когда осознают некоторые чувства относительно себя самих. Мне интересно, чувствуете ли вы себя абсолютно комфортно и мирно, когда осознаёте свои чувства отказа от курения?»

 Я действительно чувствовал себя абсолютно комфортно. Мои руки лежали на коленях, а голова наклонилась. Веки были тяжёлые, хотелось закрыть глаза. Я непроизвольно продолжал слушать голос, доносившийся из кухни.

 

«Я хочу, чтобы вы отметили для себя одну вещь относительно своих рук. Просто для развлечения, положите свои руки на колени. Я хочу, чтобы вы на самом деле почувствовали свои руки, и отметили, что одна рука чувствует по-другому, нежели вторая, правда? Реально почувствуйте это, одна из ваших рук определенно чувствует по-другому, чем вторая… Так и есть. Вы знаете, почему одна рука чувствует по-другому, чем вторая? Потому что это разные руки. Это правда. Посмотрите на свою правую руку, и посмотрите на свою левую руку.

Через секунду одна из ваших рук будет чувствовать по-другому. Большинство людей ощущают, что одна рука легче, чем другая».

 

«Через минутку вы собираетесь закрыть глаза», — слышал я голос ведущего программы о вреде курения.

Глаза слипались, мне действительно хотелось закрыть их, что я и сделал.

 «Да, правильно. Рано или поздно ваши глаза закроются… Ваша тяга к сигаретам может уйти сейчас… или как только ваша система будет готова к тому, что она уйдет.

Вам не нужно говорить или двигаться или прилагать какие-нибудь усилия. Вам даже не нужно держать глаза открытыми. Люди могут спать и не знать, что они спят. Они могут видеть сны и не помнить их. Вы даже не знаете, когда ваши веки сами собой опустятся. И вы можете не знать, когда вы пожелаете отказаться от курения».

 

Мне было хорошо и уютно. Голос звучал мягко, и нежно убаюкивал.

 

«У нас у всех есть потенциал, о котором мы не знаем, и обычно мы не знаем, как он проявится. Вы, возможно, не знаете, как много всего знаете, а знаете вы много. И для меня неправильным будет говорить вам «Откажись от того» или «откажись от этого», потому что вы можете отказаться от всего, от чего хотите, и в таком порядке, как вы хотите».

 

«Да я такой, я много знаю и всё могу», — согласился я.

 «Скоро вы обнаружите, что в один из дней или вечеров, сейчас, вам надоело курить, а один из пальцев начнет чуть-чуть двигаться, возможно, сам по себе. Он может двигаться вверх или вниз, или в стороны. Он может двигаться быстро или медленно, или он вообще не будет двигаться. Вам хорошо, вы бросили курить», — доносилось до меня откуда-то издалека.

 «Сегодня ночью, когда вы будете спать, может быть, вам будут сниться сны. У вас могут быть дикие сны… У вас могут быть волнующие сны… Это могут быть спокойные сны… Это могут быть скучные сны… Может быть, вы запомните свои сны, а, может быть, и нет. В любом случае, пусть это будет знак… что вы принимаете всё на Бессознательном уровне. Что к этому часу завтра вы будете знать всё, что вам нужно знать для того, чтобы ваша проблема исчезла»…

 

— Алло, диспетчер, ты меня слышишь? Проснись и иди ужинать.

Я открыл глаза, жена стояла рядом со мной и трясла меня за плечо.

 

 Направившись на кухню я свернул в сторону холодильника. Колбасы, конечно же, не было, потому что «Qui seminat mala, metet mala» или в переводе на нормальный язык: « Кто сеет плохое, пожнёт плохое». Или в отношении ко мне: — «колбаса – это носитель холестерина и ей не место в твоём засорённом желудке и в нашей здоровой семье!» — любимая фраза моей жены.

Моим контраргументом на супружеские выпады был следующий довод:

«У хорошей хозяйки муж сыт, у плохой — сыт по горло…»

 

Флоренция – врач-диетолог. Хотя после медицинского института работала терапевтов. Это уже потом, она переквалифицировалась в диетолога. А вы можете представить жизнь с женой диетологом? Я тоже не представлял, пока не услышал марш Мендельсона. А потом уже представлять было не нужно. Я узнал на практике, что это такое.

«Калории, витамины, холестерин, жиры, углеводы», — эти слова наполнили мою жизнь, как пена любимого «Жигулёвского» пива наполняет бокал при быстром наливании.

Именно быстром. Потому, что моя семейная жизнь, стала бурлить и шипеть, как пивная пена в бокале.

 

— Петруша, при твоей сидячей работе (я работаю диспетчером на железной дороге) крайне противопоказано злоупотребление жирами и углеводами! Твой суточный рацион не должен превышать 2000 калорий, — воспитывала меня жена.

 А при твоём пристрастии к пиву и жирам, ты набираешь их уже к обеду, выпив  литр пива и  съев свою яичницу-убийцу! Это недопустимо и вредно для организма!

— Верона,«Aquila non captat muscas  Орел не ловит мух». Орёл обожает мясо! Или ты прикажешь мне питаться петрушкой, зелёным салатом и укропом? – отбывался я.

— Петруша, «Cantilenam eandem canis». Ты вечно поёшь одну и ту же песнь.

 

Подобные медицинские лекции на тему правильного питания и здорового образа жизни начались уже в медовый месяц и длятся вот уже пятнадцать лет. Зная пристрастие жены к афоризмам на латыни, я также освоил несколько крылатых фраз. Как говорил Александр Васильевич Суворов «бей врага его же оружием». Нет, мы конечно же не враги, но мои коверканные фразы вызывали у жены некое умиление, и размягчали её волю к победе.

 Верона совершенно не понимала, что не следует корить мужчину за избыточный вес. В большинстве своем мужчинам совершенно наплевать на всяческие там диеты и лишние килограммы. А вот постоянные попреки и насмешки могут привести к крупной ссоре.

 

 И как вы считаете, что могло случиться в подобной ситуации в семейной жизни? Конечно же, каждое напоминание темы веса приводило к вспышке моего гнева. Но я умел стойко переносить все крутые повороты на моём жизненном пути. Нет, я не запил! Нет, что вы, ни в коем случае я не помышлял о самоубийстве! Я однолюб, и поэтому мысль о разводе, также никогда не приходила в мою голову!

Вы не догадываетесь? Совершенно верно, я начал курить!

 И длится это уже на протяжении 15 лет моей счастливой семейной жизни.

 

Счастливой потому, что у нас прекрасная дочка Марина. Ей 14 лет, она моя радость и надежда. И что очень важно, по характеру – полная противоположность маме. Именно она в периоды горячих социально-экономических дискуссий всегда утешает меня.

 – Папуля, не расстраивайся! Ну, ты же прекрасно знаешь нашу мамулю.

Её хлебом не корми – дай порулить и провести тренинг на диетическую тему с воспитательным уклоном!

А ещё у нас сын Вовка. Ну, а он – это точная копия мамочки. В свои 9 лет, он обожает командовать мальчишками в классе и во дворе. Это не ребёнок, а Стенька Разин, который не признаёт давления ни с чьей стороны. Бунтарский дух в нём зародился ещё в первом классе, когда, однажды придя из школы, он заявил нам с Флоренцией:

— В школу, я больше ходить не буду. Там ущемляют мою независимость!

— А в чём же это выражается,  — поинтересовался я.

— В том, что не дают мне курить!

— А ты что, уже куришь, — ужаснулась Флоренция?

— Да! — гордо заявил Вовка. – Ведь и папка, и дед Илья курят!

А деду уже почти 70 лет. Он сам говорил, что курит с 8 лет. 

В нашей семье это наследственное!

 

Нет, вы где-нибудь такое видывали, когда-нибудь такое слыхивали? Представьте, что мы тогда чувствовали с женой?  Вовкино счастье, что я не сторонник физических методов воспитания подрастающего поколения. А не то, я бы ему!

 

— Вовочка, но если бы дедушка Илья не курил, так ему бы уже 85 было! –  безапелляционно заявила жена.

— ???

«Ничего не понимаю, как это?» – подумал я. — Ну да ладно, врачу виднее.

 

  Наш воспитательный процесс прервала Марина, вернувшаяся с тренировки.

Дочь занимается художественной гимнастикой. Стоя в дверном проёме, она, как наблюдатель ООН сделала веское заявление:

— Папуля, при всей моей любви к тебе, хочу сказать, что пример родителей заразителен. Не курил бы ты, не курил бы и Вовка!

Возражения были бессмысленны. Устами ребёнка глаголет истина!

 

   И вот с тех пор началась моя борьба с моей «зависимостью». Так любила выражаться моя Верона!

 

  Как я только не боролся с курением, то есть с самим собой, или вернее, со своим пристрастием.

Вы что, думаете, легко бороться с собой? Ведь мы любим себя, лелеем, всё себе позволяем. Даже если нельзя, как говорят в народе, но очень хочется — то можно!

 

Однако, решение было принято и обратного хода не было. «Назвался груздем – полезай в кузов!»

  А может быть, я зря затеваю эту компанию? – появилась внезапная мыслишка. Как говорит наш начальник вокзала, неугомонный НОН-стоп: «Семь раз отпей, один – отъешь!» 

            Не поторопился ли я с принятием решения? Мало того, что ущемил свои права, добровольно отказавшись от ежедневных 420 пивных калорий, так ещё и от табачка отречься?

Может поступить, как в анекдоте, чтобы убить двух зайцев?

— Вот тут поспорил сам с собой, что курить брошу…

— Ну и что?

— Что, что? На ящик пива попал!

 

Если вы сами, уважаемый читатель, имеете тягу к табачным изделиям, то прекрасно меня поймёте, как не просто вырваться из никотинового плена.

 

  Итак, куда пойти, куда податься, кого найти и с кем набраться?

Ой, ой, ёй!  Тысяча извинений, «миль пардон», как говорят китайцы!

 

Это всё от осознания утраты любимого занятия – табакокурения, сигаретосмоления!

 

 «Возьму пример с любимой дочурки Маринки», – принял я решение я и направился в детскую, где размещались наши чада, Маринка и Вовка.

Мне необходимо было отыскать акварельные краски и пачку бумаги, форматом А4.

 Кто из вас угадает, на кой леший, они мне понадобились?

С трёх раз, пожалуйста!

 

   Итак, первая попытка – отвлечься путём написания живописных пейзажей?

О, нет, к великому сожалению, вы, уважаемый читатель, ошиблись!

Отчаиваться не надо, ещё рано. У вас в запасе две попытки.

 

    Попытка вторая – написать страшные рожи, рак лёгких, язву желудка, импотенцию,  которые будут у тех, кто не желает отказаться от курения? Интересная мысль, но она в мою голову в тот момент, к сожалению, не пришла.

 

   Всё нормально, ещё одна попытка, третья крайняя, как вагон, в составе «Киев – Бердичев». Хотя там, восемь вагонов, как я знаю.

 

Ваша третья попытка.   Что вы думаете по поводу красок и бумаги формата А4?  Тепло, ещё теплее. Прекрасно, вы почти правы! Да, да, и ещё раз да!

Я решил оформить всю квартиру, красочными транспарантами. Или лозунгами. А может быть рекламой. Ну, конечно же, вполне естественно, что эта продукция «MadePetruhoy» была направлена на борьбу с табаком, никотином, смолами и курильщиком, мной, любимым Петром Семёновичем!

 

  Почему именно таким способом?

Объясняю. Всё элементарно! Моя любимая дочурка Маринка, усердно изучая английский, оформила квартиру лоскутками шпаргалок. Они наклеены на холодильнике в кухне, на зеркале в прихожей, на внутренней стороне двери в туалете.

  Вы с такой методикой ещё не знакомы? Ну, что же, запоминайте, а лучше записывайте! Перед тем, как открыть холодильник, в ожидании любимого апельсинового сока, Маринка бегло пробегает по своим шпаргалкам. Что открывается её взору? Любимый сок – это juice. Бутерброд – sandwich. Котлетка – meatcutlet. Помидорчик – tomato.

И так далее и тому подобное. То есть вы прекрасно можете представить себе дверцу холодильника «Zanussi» обклеенную маленькими листочками-шпаргалками.

 

 Так же и на зеркале в прихожей, и на внутренней двери в туалете.

Я уже не говорю о детской комнате, где чудесно уживаются столь разные по характерам Маринка и Вовчик.

 

  Мои успехи в рисовании, которые были оценены оценкой «5» в школе, помогли чудесно и быстро оформить и, конечно же, разместить в квартире супер «big» или «little» борды различного содержания.

 (Вы видите, что это и мои успехи в английском, благодаря Маринкиным шпаргалкам).

 

  Зеркало в прихожей, встречало, всяк сюда входящего, и в него глядящего, безапелляционным изречением:  «Глупцу курение к лицу!»

Читая сие творение, невольно отскакиваешь от своего изображения в зеркале.

 

  Кухня привечала  любителей вкусно поесть и перекурить лозунгами:

«Курение помогает людям, боящимся поправиться: они умирают худыми.

От рака легких!»

«Да здравствует безмозглое куренье и чёрные от копоти мозги…

Как курицу горячего копченья, огнём и дымом лёгкие прожги!»

 

  В спальне, я разместил угрожающий текст:  «Не кури в постели: пепел, который придётся потом подметать, может оказаться твоим собственным!»

 

  В туалете, сидя в объятиях жёсткого керамического кресла, я  любил почитать газетку, книги, научную литературу под рубрикой «Сниму, порчу…».

Поэтому в туалетной комнате была размещена маленькая полочка.

Для человека мыслящего, вполне естественно, читая и размышляя, над текстом научной литературы, не только обдумать, но и одновременно, обкурить прочитанное.

  Исходя из этого, мой мозг выдал следующие изречения, которые были размещены в туалете:

«Табак курить – здоровью вредить! Книги читать – себя развивать!»

«Каждая затяжка выдыхает из тебя жизнь!»

 

   На балконе красочно сияла надпись:

«Стоит ли удовольствие от курения утреннего кашля, головной боли, импотенции и ранней смерти?»

Это должно было уберечь меня от любимой утренней сигареты «натощак».

 

  Осталось сочинить текст в гостиную комнату.  В этом мне помогли поэты-фрилансеры, найденные в интернете.

«Курение — полезная привычка. Для смерти!»

«Кинь сигарету, пока она не «кинула» тебя!»

 

  Я даже нарисовал плакат для работы.

«В любом предприятии есть некурящие трудоголики. Их участь незавидна: они тратят больше времени за ту же зарплату, что и курящие… С другой стороны, именно эту разницу в зарплате, курящие и прокуривают».

 

  Но мой сменщик, Жорка Пичугин, войдя в диспетчерскую, и созерцая моё творение, спросил: — Это кто повесил? Начальник?

  Его глаза округлились. Он был неутомимым курильщиком. Выбегал на «затяжечку», даже тогда, когда вот-вот должен был прозвенеть телефонный звонок от начальника. Придерживая ногой дверь диспетчерской, он выдыхал дым в привокзальную зону. Сам же был «на чеку» в ожидании накачки от шефа.

 

  — Нет, — успокоил его я. – С сегодняшнего дня я бросаю курить! – гордо прозвучал мой голос. – И это поможет мне, и тебе в избавлении от недуга.

 

— А-а-а! – Обрадовался  Жорка, — я этого не видел, ты этого не вешал! – Тренируйся в родных стенах своего дома. Стены диспетчерской – это площади для специализированной литературы: законов «О железнодорожном транспорте» и «Устава железнодорожного транспорта». Всё остальное – хлам и здесь ему не место!

 И величаво, сорвал моё произведение, как гитлеровский флаг с Рейхстага.

 

  Флоренция, придя домой с работы, негодуя и извергая огнедышащую и дымную лаву, как и Жорка, порвала все мои произведения.

— Не хватало нам мусора в квартире! Устроил тут антитабачную рекламную кампанию! Желаешь бросить курить – иди к врачу. У нас в поликлинике отличный нарколог, Василий Иванович. Я лучше тебя запишу к нему на приём. А это всё, чем ты занимаешься – пустая трата времени, профанация.

     На шум в кухне, из детской комнаты выглянули Маринка и Вовка. С недоумением они наблюдали сцену низвержения лавы гнева и негодования.

 

  Спорить и ругаться я не стал. Ужинать, после такой бури не хотелось. Молча, я направился в спальню, разделся и лёг спать. Укрылся с головой, чтобы не слышать словесного грома и шума посуды. 

 

  Ночью мне снился Марк Твен. Он успокаивал меня: «Не расстраивайтесь сэр Пит! Я взял себе за правило никогда не курить во сне и никогда не воздерживаться от курения, когда я не сплю».

 

  Нарколог Василий Иванович шептал мне на ухо: «Отчеты медиков еще никого не заставили бросить курить, но многим испортили удовольствие от курения».

 

  В сумрачное окно заглядывал Жорж Сименон. Дымя трубкой, он утешал меня: «Начинаешь курить, чтобы доказать, что ты мужчина. Потом пытаешься бросить курить, чтобы доказать, что ты мужчина».

 

Затем Жорж исчез, окно открылось, и на подоконнике, свесив ноги, уселся Карлсон. Когда пропеллер затих, он, почему то голосом жены пролепетал: «Твоё курение, Петрушенька, может пагубно отразиться на моём здоровье!»

 

  Александр Калягин, в образе толстой тётушки из телефильма «Здравствуйте, я ваша тётя», открывая дверь спальни, предлагал «Давайте закурим, по-нашему, по-бразильски!»

 

Проснулся я в холодном поту.  Рядом спокойно спал домашний Везувий, по имени Флоренция. Я сел на краю кровати, нащупал ногами тапочки и, набросив халат, пошёл на балкон. Надо освежиться. Рука нащупала в кармане халата пачку сигарет. В ушах звучала фраза из прерванного сна: «Это не ты идёшь курить, это сигарета ведёт тебя на раскур».

 

Достав из кармана пачку «Примы-люкс», на которой была крупная надпись «Курение приводит  к сердечно-сосудистым заболеваниям и раку лёгких», я чиркнул зажигалкой и закурил.

 

Под ногами лежал лозунг формата А4, по непонятной причине не замеченный Флоренцией:  «Все курильщики начали курить по разным причинам, а бросить не могут по одной, вот она – СЛАБАКИ!»

 

Итак, что мы имеем в результате? Первый этап битвы с табаком был проигран. Счёт 1 : 0 в пользу «Примы-люкс».

 

 Но сдаваться я не собирался. Проиграть бой ещё не значит проиграть войну!

 

  Над крышами домов поднималось нежное утреннее солнце. Оно вселяло уверенность, что моё дело правое, враг табак будет разбит, победа будет за мной!

 

Олег Ильенко.

 

(Рассказ из книги «Как убить самоубийцу? Или, почему психотерапевт лучше друзей»)

Медовик — друг медведей

Как сейчас помню, был такой случай, который произошёл в Амдерме…

А может и не в Амдерме…

А может и не был…

 

 

 Время, даже по меркам полярного дня, было позднее.          

 И гостиничный люд, раз в трое суток прибывающий в посёлок самолётом Архангельск – Амдерма, уже угомонился и готовился ко сну.

Гостиница была старенькая, одноэтажная, номеров на двадцать. Она являлась своеобразным перевалочным пунктом для офицеров и членов их семей, прилетавших на замену тем, кто уже выслужил свои три года.

  

По сложившимся правилам, каждый «сменщик» вначале селился в это гостиничное недоразумение. Почему я его так называю, потому, что даже объект типа «М» и «Ж» был общим, с одним входом, но разными кабинками. Не говоря уже об умывальнике. Душ, при большом желании, можно было принять в гостинице у метеорологов. Но это чуть выше по местности, в километре от данного военного объекта.

  

  Итак, сменщики угомонились и готовились ко сну. Посередине длинного коридора, у входной двери, стоял стол с настольной лампой. Это было место несения службы дежурного администратора или вахтёрши. Сегодня было дежурство тёти Нюры.

  Это была колоритная женщина, жена прапорщика, который уже третий раз завоёвывал право остаться в этом замечательном крае. Колоритность тёти Нюры заключалась в том, что это была женщина необъятных форм и с замечательным характером. По-видимому, все толстушки добры от Бога. Прелестью женщины было и то, что она постоянно «шокала», и это выдавало в ней жительницу Украины.

   Её любимым занятием было вязание шерстяных носков.

Благодаря этому постоянному творческому процессу, она сумела одеть в свою продукцию “MadeNewsha” всю Амдерму. Её изделия c благодарностью носили от мала до велика. От детишек в яслях до командира авиаполка. Поговаривали, что к ней даже записывались в очередь. И это понятно, ведь зимы в Заполярье – это сезон года, значительно отличающийся от зимы в средней полосе Союза.

 Снег выпадает уже в сентябре и ещё в июне лежит горами в районе аэродрома.

  

  Так вот, о чём это я, старый склеротик? Ах, да о тёте Нюре. Сегодня её дежурство, и она, конечно же, занята любимым занятием — вязанием. Голова склонилась на грудь, очки сползли на кончик носа. Такое впечатление, что хранитель спокойного сна постояльцев сама спит. Но это совсем не так. Вот по коридору важно прошествовала кошка Мурка и тётя Нюра удостоила её не только взглядом, но и ласковым словом: «Мурочка, ну шо ты нияк не вгамуешься? Иди себе спать».

 И вновь наступила тишина и покой.  

   Всю эту картину я наблюдал, стоя у двери кабинета «М» и «Ж», ожидая, когда освободиться кабинка.

   — А-а-а-а! Помогите!

 Неистовый женский голос разорвал тишину уходящей в дрёму гостиницы. Крик доносился из комнаты недалеко от входа, выходящей окнами в сторону моря. Спустя пару секунд, из комнаты выскочила молодая женщина в накинутом на плечи халатике и, увидев тётю Нюру и меня, бросилась к нам.

— Помогите, так кто-то ломиться в окно, — дрожащим от страха голосом молила женщина. В это время коридор стал наполняться постояльцами. Одни желали помочь, другим просто было интересно, сто случилось?

— Спокойно, только без паники, — взял руководство событиями в свои руки я, и бегом направился к комнате, из которой выбежала молодая особа. В комнате никого не было, только в открытую форточку врывался ночной ветерок и слегка шевелил тюль. Я подошёл к окну, выглянул в форточку, насколько это было можно, но ничего подозрительного не увидел. Комнату уже начали наполнять любопытствующие постояльцы.

 

  Наряд у всех был оригинальным, босые и в тапках, в брюках и ночных рубашках, в халатах и без оных. Всё понятно. Народ готов оказать первую помощь, а в чём она будет оказываться — это дело десятое.

 — Товарищи, всё нормально. Спасибо за быструю реакцию и готовность к помощи. Ничего страшного. Расходимся отдыхать.

Я стал потихоньку выпроваживать народ в коридор.

Тётя Нюра, обняв молодую женщину одной рукой за плечи, другой вытирала её слёзы маленьким носовым платочком и приговаривала: 

— Успокойся донечка, всё хорошо. Мы рядом, ты с нами. Зараз в усём разберёмся. Давай рассказывай, шо такое сталось?

— Я уже начала засыпать, когда услышала какой-то шум под окном, – начала свой рассказ женщина. — Серёжа, мой муж, на аэродроме.

Он сказал, что придёт поздно. Вначале я подумала, что это он у окна и встала, чтобы узнать, что он там делает. В это время форточка открылась, и я увидела когтистую лапу. Затем лапа пропала и в форточке появилось что-то лохматое и белое.

Я испугалась и выскочила в коридор.

 

  У новых амдерминцев, ещё не видевших белых медведей, но уже знающих об этих аборигенах, и о том, что они спокойно разгуливают по посёлку, после рассказа испуганной женщины, глаза округлились и челюсти отвисли. Видимо, многие представили себя на её месте.

— Успокойся, солнышко, шо тут дивного. Ведь в Амдерме медведи гуляют по посёлку, шо в моей родной Жмеринке куры.

 

 

А, это, наверное, Умка приходил. Его сюда привадили Генка с Жоркой. Воны до тебя жили в ций комнате и часто пидгодовувалы медвежонка то сгущёнкой, то тушёнкой. Хлопци, вже скоро неделя, як перебрались в общежитие, а вин по привычке всэ шастае.   

Да он, мабуть, уже давно утёк, — успокаивала тётя Нюра постоялицу.

 

 

— И впрямь, утёк, вы тётушка Нюра, как всегда, правы! Докладываю, что проведённая разведка выявила убегающего Умку. Направление отступления – берег Карского моря. Так, что жители нашего пятизвёздочного отеля «Амдермяк», могут спокойно расходиться по своим люксовым номерам для сна. Кому не спиться могут спуститься в ресторан с баром под вывеской «Заполярье». Это недалеко. Семьсот метров на юго-восток. Там сегодня завезли свежее пиво, что является большой редкостью, — не умолкал балагур, вошедший в гостиницу и стоящий в дверях.

— Ладно тебе, Остапушка, не будоражь, народ. Нехай отдыхают, находятся ще по ресторанам, — остановила словоохотливого «разведчика» тётя Нюра.

 

  С первых слов мужчины, мне его голос показался знакомым.

Когда же дежурная назвала его по имени, я чуть не завопил от счастья. Ведь это же Пирожок, он же мой дружок по ШМАСу (школе младших авиационных специалистов).

— Своим глазам не верю, Остапище, ты ли это? – раскинув руки, я ринулся на своего закадычного армейского друга. Это был всё тот же, невысокого роста, но уже не такой полный, как я его помнил по службе в Алуксне, Остап Доля. 

(Читатели знают о нём по рассказу «Таланты и поклонники»).

Конечно же, это он, юморист, любимец публики в лице солдат и офицеров, неугомонный «Пирожок». Хотя на это сладкое и пышное звание он уже не вытягивал. 

Я практически полностью обхватил его в объятиях. Не было животика, круглых боков. Да и лицо стало менее округлым.

Видно, нелегко даётся ему офицерская служба.

— Ну, хватит, хватит, а то сам, как медведь, схватил в охапку и не выпускаешь. Дай, хоть взгляну на тебя, — умолял Остап.

 

 В это время жильцы гостиницы стали расходиться по своим номерам-комнатам. Тётя Нюра повела «героиню» ночи отпаивать чаем.

  Кузьмич, захватив меня одной рукой за локоть, поволок к себе в комнату. В другой руке он держал кусок хлеба и банку с коричневой смесью внутри.

— Да, погоди ты, дай хоть жену предупрежу. Или лучше пошли к нам. Мы только вчера прилетели. А ты давно уже здесь? – сыпал я от радости вопросы. Надо же, как классно, здесь на краю земли, встретить своего друга, с которым не виделись 10 лет.

 

 Пока мы решали, к кому идти, из комнаты вышла моя жена, и, улыбаясь, приблизилась к нам.

— Знакомьтесь. Моя жена – Людмила. А это — мой друг Остап, – представил я их друг другу. Кузьмич галантно приложился губами к руке моей жены, затем выпрямился и, щёлкнув каблуками, представился: — «Доля Остап Кузьмич. Самый старший лейтенант истребительной авиации Войск ПВО страны. От роду 28 лет. Не женат. Детей нет.

К суду и следствию не привлекался. Сахара в крови нет. Родственников за границей не имею. Я сам за границей Заполярного круга. Практически всего нет, кроме богатства в лице вас, мои дорогие друзья, Людмила и Олег.

Позвольте поинтересоваться сударыня, а нет ли у вас родной незамужней сестры. Покорённый вашей красотой, при положительном ответе, готов незамедлительно предложить ей руку и сердце.

  Остап сел на своего конька, на что я заметил: – Кузьмич, ты ничуть не изменился и всё такой же сердцеед!

— Куда мне до тебя, парировал он, — У тебя вон жена-красавица, да и дети, наверное, есть. Что, разве я не прав?

— Прав, конечно же. Всё верно. Сын Алёшка уже сны смотрит, так что познакомитесь завтра. Я взглянул на часы. Половина первого ночи. Затем перевёл взгляд на окна, сквозь которые проникал солнечный свет. Невероятно!

— Пойдёмте на улицу – я потянул Людмилу с Остапом из гостиницы, чтобы посмотреть на ночное солнце.

 

 

  Гостиница стояла на пригорке. По одну сторону от неё располагался военный городок, по другую – Карское море.

Именно в сторону моря я и устремился. Картина была необыкновенная. Уходящие к горизонту тучи, сгустились свинцовой темнотой у кромки неба и моря. Над ними диском выглядывало солнце, освещая голубизну неба и золотя гладь моря. Далеко в море плавали белые льды. Красота необыкновенная.

  

Сегодня 24 июня. 00 часов 35 минут. Белая ночь или полярный день? Вернее солнечная ночь в полярный день. Солнце, не уходя за горизонт, светило нам с севера. Втроём, мы ещё долго стояли, очарованные невиданным ранее зрелищем.

  

  Первым пришёл в себя Остап.

– Ладно, ребята, пошли ко мне. За три года ещё насмотримся.

Я в комнате один, так что никого не потревожим. Я  прилетел ещё 19 числа. И поселили меня к Генке и Жоре – авиатехникам. Как раз в ту комнату, из которой выскочила испуганная женщина. Ведь у меня была почти такая же история. Даже подкармливал медведя через форточку кусочками хлеба с мёдом. Если бы не ребята, я бы сам не меньше струхнул в первую ночь. Но через сутки ребята перебрались на постоянное жительство в общежитие для холостяков, — Остап показал рукой в направлении кирпичного здания.

  Когда же прибыл Сергей с женой, мне предложили занять одноместную комнату, а ребят поселили в нашу. Как я не догадался предупредить её мужа о визитах Умки.

Зато сейчас знаю, чем порадовать медведя. – Остап показал нам хлеб и банку. – Это мёд. Медведю, хоть он и белый, по душе куски хлеба, смоченные мёдом. Вот я, как только услышал крик, сразу понял, в чём дело и выскочил на улицу, захватив угощение.     

Но опоздал – медведь сам испугался крика и убежал к морю.

 

   Лето — это время замены. Те, кто отслужил здесь свои три года – освобождают квартиры в благоустроенных домах и улетают, как гуси на юг. В их квартиры вселяют тех, кто приехал им на замену. Вы уже видели квартиру, в которой будете жить? — спросил он нас.

— Да, вчера прежние хозяева приглашали нас на просмотр, — ответила Людмила. — Вон в том доме на первом этаже. Нормальная квартира. Туалет с ванной и титаном для нагрева воды. Даже есть газовый баллон с плиткой.

  

— Ну, так вы счастливчики. Газовый баллон для посёлка – это роскошь. В основном все готовят на электроплитках, — внёс разъяснение Остап. – А что-нибудь из мебели есть в квартире?

— Немного, но самое необходимое для проживания: кухонный стол и стол для посуды, диван-кровать, шкаф для одежды, стол и «амдерминка» для сына. Зато в окнах – тройное стекло! — восторгалась описанием супруга.

Whoisit «amderminka»? – сделал удивлённое лицо Остап.

— Ты знаешь, местные умельцы, с учётом недостатка в мебели, научились производить односпальные кровати, которые именуют «амдерминка» — я решил просветить друга. — Конструкция кровати проста до невероятности. Каркас из четырёх досок и резиновые ленты из автомобильных шин, которые крепятся к каркасу. Вот и вся «амдерминка». Для сына вполне приличное место для сна.

— Искренне рад за вас, дорогие мои. А мне предстоит из пятизвёздочного отеля перебраться в четырёхэтажную гостиницу для холостяков. Командир обещал, что первая освободившаяся комната для одного человека будет моя. Генка, с Жорой обещали держать на контроле процесс освобождения комнат подходящих для меня.

Кстати, очень классные ребята, «двухгодичники», после Харьковского авиационного института. Отслужив обязательные два года на материке, решили остаться в кадрах и попросились в Заполярье. Мои земляки. Рассказали, что в посёлке много представителей славной Украины. Так что будет с кем исполнять хором «Розпрягайтэ, хлопци конэй».

 

  Кузьмич оказался прав.

В дальнейшем, благодаря его активному участию, в гарнизоне сформировался отличный офицерский вокально-инструментальный ансамбль. В дни праздников, в Доме офицеров, не то, что бы присесть, яблоку негде было упасть. (В том числе и по причине их отсутствия) Сюда собирался весь посёлок. Молодые голосистые ребята,  всегда на «бис» исполняли украинские лирические песни. Не скрою, я и сам с радостью принимал участие в концертах. Исполнял под гитару «Ой, під вишнею», «Била мене мати», «Їхав козак за Дунай». Особенно любимыми у зрителей были песни из репертуара «Трио Маренич», которые в те годы были очень популярны в стране.

 

Но ночь, хотя и солнечная, неумолимо спешила на встречу с утром, если его так можно назвать. А гарнизонный распорядок требовал неукоснительного присутствия на построении личного состава в 09.00. Поэтому, несмотря на желание продолжать встречу, все мы пришли к единому мнению – пора отдыхать.

   

  Вечером этого же дня, едва я успел переступить порог гостиницы, как в коридоре меня окликнул Остап.

— Забирай семью, идём ко мне. Спорить бессмысленно. У меня уже всё готово.

 В комнате Людмила с сыном сидели на кровати. Людмила, раскрыв книжку, читала сказку, а Алёшка, привалившись к подушке у стены, внимательно слушал.

— Как только принц увидел Золушку на балу, он весь вечер не мог оторвать от неё глаз.

 — Привет, заполярцы! Чи всі живі, всі здорові, любі друзі Остапові? – выпалил скороговоркой Кузьмич.

Людмила, улыбаясь, поздоровалась с ним. Сын же, внимательно всматривался в незнакомца.

— Ты, кто? – нахмурившись, глядя на Остапа, спросил малыш.

— Я тот, кто всё знает. Например, тебя зовут Алёша, тебе уже 6 лет, а твою маму зовут — Людмила.

— Тогда, скажи, как называется сказка, которую мне читает мама?

Людмила незаметно для сына, показала Остапу обложку книги.

— Это проще пареной репы! – улыбаясь ответил Кузьмич. – Сказка называется «Золушка».

— Ты, наверное, услышал,- промолвил Алёшка. — Если ты всё знаешь, тогда скажи, почему, когда принц увидел Золушку на балу, он весь вечер не мог оторвать от неё глаз. Зачем принцу Золушкин глаз?

 Мы, все втроём розразились раскатистым хохотом. Внятного ответа ни у кого из нас не было. Поэтому, Кузьмич, протянув руку Алёше, сказал: — Давай познакомимся. Меня зовут Остап.- Держа маленькую ладошку в своей руке, Кузьмич продолжал. — Твой вопрос очень сложный. Таких тяжёлых вопросов мне ещё не задавал никто. Но я обязательно дам на него ответ. Я попрошу помощи у своих друзей, белых медведей. Уж они наверняка знают ответ. Договорились?

  Упоминание о белых медведях, смягчило твёрдость сына, и он ответил согласием.

       А сейчас, я приглашаю вас к себе в гости. Мои друзья медведи попросили передать вам всем подарки. – Сделав приглашающий жест, Остап открыл дверь в коридор.

 

  Все дети любят подарки, и Алёшка не был исключением. Быстро соскочив с кровати,  Алёшка стремглав бросился к выходу.

В своей комнате Кузьмич вручил сыну коробку шоколадных конфет «Мишка на севере» и игрушечного медвежонка.

Людмиле была преподнесена трёх-литровая банка мёда и белые шерстяные носки. Как, потом оказалось, связанные тётей Нюрой.

Мне был вручен замечательный охотничий нож.

 Подарки, для условий Заполярья, были просто королевские.

  — Кстати, это у меня гречишный мёд. Он нормализует артериальное давление. Очень полезен при анемии и кровотечениях.

 Как только съедите этот мёд, я угощу вас мёдом из акации. 

Он даст фору антибиотикам. Помогает сердцу, желудку, снимает воспаления. Эффективен при лечении болезней глаз. Это мёд собранный моим дедом. Он держит небольшую пасеку в селе под Харьковом.

 Ну, а сейчас, рассаживайтесь у стола, начнём пир по поводу встречи и знакомства.

 

  Комната, в которой разместился Остап, по площади была меньше нашей, но свободней. У нас всё пространство было заполнено чемоданами и тюками, как на вокзале, в зале ожидания.          

У холостяка Кузьмича интерьер выглядел иначе.

 Солдатская кровать, застеленная синим одеялом. Стол с напитками и холостяцкой закуской, два стула. Шкаф, на котором красовался большой чемодан. И небольшой холодильник, вызвавший живой интерес Алёшки. Другой мебели и примет, говорящих о недавнем прибытии, заметно не было.

       Дядя Остап, а где у тебя живут мишки? — спросил Алёшка, открыв дверцу холодильника. – А что они кушают?

Ребёнку хотелось побольше узнать о белах медведях и их кулинарных запросах.

  

       Алёша, я тебе завтра всё о них расскажу, а сейчас прошу всех к столу.

  Придвинув стол к кровати, мы дополнили ассортимент на столе принесеннями с собой напитками и снедью. Красочно смотрелась принесённая бутылка настойки «Спотыкач». Ещё до прилёта в Амдерму, находясь в отпуске в Киеве, я запасся несколькими бутылками этого вкусного напитка. Он мне нравился, как никакой другой.

       О, наслышан, наслышан о «Спотыкаче», хотя сам ни разу не пробовал, — высказался Остап.

       Ну, вот сегодня и попробуешь, — улыбнулся я.

       Тогда я вам налью свой фирменный напиток – «Масандра на меду», — открыв дверцу шкафа, Остап извлёк оттуда бутылку невиданной формы с ручкой, и поставил её рядом с другими на столе.

       «Медовуха», что ли? – поинтересовался я.

       Ну… не пробовал мёд в ухо, сквозь уста лью прямо в брюхо! – срифмовал Кузьмич. – Это мой фирменный авианапиток. Особенно, если на дедовом медке из акации. Так что отведайте «Медовой масандры», уверен, вам понравится.

 

Если вы, уважаемый читатель, немного далеки от авиации, то позвольте, дать несколько пояснений относительно «масандры».

 Ассоциации, связанные с крымским вином, сразу отвергаем.

Хотя оба вещества находяться в жидком состоянии и имеют крепость в градусах. Крымская ординарная жидкость значительно уступает авиационной по своей крепости. Однако орденов и медалей в авиационной масандре обмыто не одну тысячу!

«Масандра авиационная» — это спирто-водяная смесь, применяемая в авиации для технических нужд. Столь же успешно, на протяжении многих десятилетий, она применяется, как внутреннее средство для поднятия жизненного тонуса у лётно-технического состава.

  В зависимости от дислокации авиагарнизонов, «масандра авиационная» может изменяться по виду и вкусу. Всё зависит от компонентов, добавляемых в естественную среду.

 

Так, например, на севере, массово применяют в виде добавок клюкву, малину, бруснику. В Заполярье – кофе и чай. На юге популярны фруктовые компоненты – абрикосы, виноград, персики.

В центральной полосе широко используются сливы, вишни, яблоки. А уж специалистов по приготовлению – в каждом авиагарнизоне не по одному десятку.

       Ну, что ж, дружище, на пирожок, коим был в ШМАСе, ты вовсе уже не похож. Да и не солидно так величать офицера. На службе, ты для меня ДОК. Это абревиатура твоих фамилии, имени и отчества.

В же нашей дружной компании, ты – Медовуха! – подвёл я итог.

       Подождите, не спешите! Разве может мужчина, да ещё и офицер бать Медовухой, – вмешалась в мои философские размышления жена. – Он что – женщина?

       Да, пожалуй ты права, — согласился я. – Значит быть ему Медовиком!

       Тогда тебе, Ильич быть Спотыкачём, — внёс своё предложение Кузьмич.

       Одобрямс, одобрямс. За это, давайте выпьем и «Медовухи» и «Спотыкача».

Забрякали чайные чашки с «Медовухой», затем со «Спотыкачём».

Закусив, я спросил: — Остап, а как ты оказался в Амдерме?

— О, это интересная история!

 

  Буквально через неделю после назначения на должность заместителя командира авиаэскадрильи по инженерно-авиационной службе, меня направили в командировку на завод.

Нужно было получить новый авиадвигатель для самолёта нашего полка. С этой целью  командующий выделил транспортный борт.

 Экипаж  самолета насчитывал пять мужиков. В обязанности борттехника входило занести в самолет пеpед взлетом пять паpашютов для экипажа и плюс один для меня. Тащить паpашюты было достаточно далеко, а борттехник, надо сказать, был уже не мальчик. Сделав несколько pейсов, за паpашютами экипажа, он устал поpядком, и за шестым идти поленился.

А если пpыгать пpидётся, тогда что? – спpашивает командир экипажа.

— Hу, я уже стаpый. Это вам, молодым, жить да жить. Я, так и быть, останусь — ответствовал борттехник. Затем повалился на сложенные в кучу паpашюты, и кpепко уснул.

Тем вpеменем, самолет пpилетел куда положено и благополучно сел. Борттехник все еще кpепко спал. Одному шутнику и пpишла в голову идея подшутить над ним. Все с кpиками «Сpочно покидаем самолет!!!» оттолкнули борттехника, бpосились надевать паpашюты и пpыгать в откpытый люк.

   За боpтом ночь, ни хpена не видно, двигатели pевут (выключать их, понятно не стали). Коpоче, остался один паpашют, и стоят над ним командиp и борттехник.

Hу, что ж, ты сам говоpил… Пpощай! — гоpько сказал командир и взялся за паpашют.

В ответ он неожиданно получил сильный удаp в лоб подвеpнувшейся борттехнику под pуку железякой и упал без сознания. В следующее мгновение, борттехник надел паpашют, и, шиpоко pаскинув pуки, плашмя, как учили, выбpосился с двухметpовой высоты на асфальт аэpодpома.

Итог: у командира экипажа — сотpясение мозга, у борттехника -пеpелом носа и рёбер, множественные ушибы. Hе служить ему больше в авиации. Не обошлось и без оргвыводов. А тот, кому пришла в голову идея шутки – это я…

 

  — Да, но ведь сюда, можно попасть только по согласию, написав рапорт, с просьбой о замене, — после долгого молчания задал я вопрос. – Или тебя не спрашивали? Выбора не было?

— Выбор всегда есть. И у меня он тоже был. Вторым вариантом был аэродром Эмба, в Казахстане, в степи. Ты, наверное, о нём слышал. Здесь, хоть год за два и двойной оклад. Хорошо ещё, что не разжаловали до лейтенанта. Хотя могли. Видно пожалели. Ведь всего два месяца, как обмыли назначение на должность. Ну, да ладно.

Что не делается, всё к лучшему! Так говорила моя бабушка и она, оказывается, была права. Ведь, мы снова вместе!

 

   Снова зазвенели чайные чашки с «Медовухой», затем со «Спотыкачём», следом с пятизвёздочным «Араратом».

Пробки из шампанского вылетали словно ядра из пушек. Полусладкое «Советское шампанское» было любимым напитков у всех нас троих.

  

  Далеко за полночь, когда мы собрались в свои апартаменты, Алёшка, измазанный шоколадными конфетами, обняв игрушечного мишку, крепко спал.

Провожая нас по коридору, Остап случайно споткнулся о кошку Мурку, сидящую возле столика дежурной. Кошка, дико заорав, умчалась в сторону выхода из гостиницы.

       У за… забодай тебя комар, кошка Мурка! – вырвалось у Кузьмича.

Тётя Нюра осуждающе покачала головой.

— Извините, друзья! – попросил прощения Остап.

— Тёть Нюр, вот вы можете сказать мне, кто такой настоящий джентльмен?  Не знаете? Это тот, кто кошку всегда называет кошкой, даже если он об нее споткнулся и упал. А я её назвал Муркой! Вот так-то. Тёть Нюр, не обижайтесь. Хотите я вам анекдот расскажу. Сегодня услышал, вернее вчера. Генка с Жоркой просветили.                                                  Встречаются два ненца.
— Слушал «Битлз», не понравилось, однако. Картавят, фальшивят, что только в них находят?
— А где ты их слушал?
— Однако, мне жена напела.

 

 Тётя Нюра заулыбалась, значит, мы были прощены. Извинившись за шум, мы разошлись по своим комнатам спать.

   Благо дело, что наступила субота – парково-хозяйственный и банно-стаканный день в авиационных гарнизонах.

 

  Часов в 10 утра к нам в комнату постучали. В приоткрывшуюся дверь заглянула голова Остапа.

       Ну, что, соколики, как ваши головушки? Лечиться будем?

— Из-за спины показалась рука с двумя бутылками пива.- Архангельское. Вчера в ресторане взял.

  

 Пока мы наслаждались пивом, Кузьмич рассказал несколько рецептов своей бабушки, как раз для ситуаций подобной нашей.

 

Рассказываю о рецептах Остаповой бабушки. Но пусть лучше они вам не пригодятся!

 

От головной боли

 

 * Во время еды 3-4 раза в день (или хотя бы 1-2 раза) съедать чайную ложку меда и чайную ложку яблочного уксуса (если позволяет кислотность желудка).

 

* Разомните руку в V-образной области, где встречаются косточки указательного и большого пальцев. Осторожно, на протяжении 5-7 минут, нажимайте большим пальцем противоположной руки на эту точку.

 

* Концентрация на предмете

Выберите предмет, который символизирует для вас что-нибудь приятное. Это может быть свеча, ваза, красивый камень, дерево, цветок, картина – все что угодно.

 Расслабьтесь, а затем сосредоточьте свое внимание на выбранном предмете. Смотрите на него так, словно видите впервые. Закройте глаза и представьте мысленный образ этого предмета; затем откройте глаза и снова сосредоточьтесь. Вы, вероятно, будете отвлекаться; в таком случае отметьте про себя, куда забрели ваши мысли, а затем верните их обратно к своему предмету. «Ну вот, я начала думать, что приготовить сегодня на обед. Сейчас я не буду об этом думать и вернусь к своей вазе (свече, дереву и т. п.)». 

 

   Вот так состоялась наша вторая, уже офицерская встреча, с Остапом, на которой он стал Медовиком, а я Спотыкачём.

Но об этом – никому! Это только между нами!

 

Будьте здоровы»!

(Рассказ из книги «Рецепты здоровья или жизнь без лекарств»).

 

Понравился рассказ?

Вы любите забавные приключения из жизни военных авиаторов?

Вам интересны другие оригинальные истории из жизни автора?

О сборнике рассказов мы можете прочитать на странице «Книги».

Закажите прямо сейчас книгу 

О. Ильенко «Рецепты здоровья или жизнь без лекарств»!

Статьи. Рейд на 27 км (часть третья)

Что касается двигателя, то у русских уже был Р-15К Туманского, который ставился на высотные крылатые ракеты. Он имел тягу в 25.000 фунтов на форсаже, огромную для его размеров, но топливо поглощал с такой жадностью, как будто для него не было «завтра». И в самом деле, его ресурс был всего 150 часов. Поэтому, чем тратить миллионы на разработку нового двигателя, они доработали этот сырой, но проверенный двигатель, снизив потребление топлива, впервые в СССР установив на нем систему электронного управления подачей топлива, усовершенствовав компрессор и систему охлаждения. После доработок ресурс двигателя был увеличен до 1.000 часов и тяга до 30.000 фунтов. Однако одного двигателя было все же недостаточно, чтобы толкать 90.000 фунтов полностью вооруженного и заправленного самолета, поэтому было установлено два двигателя. И сейчас я был пристегнут к ним…

Храбрый француз Алекс Пирингаукс во время рекордного полета на 100,250 футов.

Приборная панель не слишком отличалась от панели МиГ-21, на котором я уже летал, — с большими механическими шкалами и панелями, окрашенными в аляповатый, но, возможно, успокаивающий бирюзовый цвет. Здесь стояла стандартная ручка управления, общая для всех советских истребителей, с кнопкой триммера наверху и красной кнопкой автоматического выравнивания рядом с ней. Это была кабина инструктора и здесь, на приборной доске была установлена плоская коробка с переключателями для имитации отказов оборудования для обучаемого в задней кабине. Это, определенно, не улучшало обзор и без того ограниченный рамой переднего бронестекла. 22g катапультирования «Не прикасайтесь к этим переключателям!» – сурово сказал мне Владимир, склонившись внутрь кабины для инструктажа. Среди основных приборов здесь было много того, чего я не видел раньше, исключая Махметр, откалиброванный до 2,8М и g-метр с подвижным окошком, который автоматически настраивается на ограничение по перегрузке в зависимости от веса самолета. Я не смог найти индикатора угла атаки скомбинированный с g-метром, такого, как на последних типах русских истребителей. Руководитель команды подошел к ремням и пристегнул меня к креслу… 22g перегрузка при катапультировании. Это я запомнил из инструктажа по безопасности, которому я подвергался большую часть утра.

Надевание противоперегрузочного костюма заняло добрые полчаса. Три женщины из вспомогательного персонала – Ирина, Любовь и Ева, помогли мне продеть голову сквозь тугой резиновый манжет соединительного шлемного кольца без потери большей части моих волос. Затем они долго суетились вокруг шнуровок корсета, бегущей по всей длине рук, туловища и внутренней стороны ног, пока не стянули меня так, что меня можно было выдавить из костюма как зубную пасту из тюбика. Сверху надели более свободный защитный костюм. Когда пришла пора надевать ботинки, ни одна пара не подошла к моим маленьким ногам (друзья часто искренне удивляются, как я умудряюсь стоять на них вертикально). Я уже испугался, что полет отменят, но я проделал слишком долгий путь для этого и мне удалось уговорить их оставить мне мои туфли. Конечно, я потерял бы их при катапультировании, но они бы мне больше и не понадобились, после того, как я бы приземлился на своих обмороженных обрубках. Нам удалось надеть шлем не срезав мне кончик носа и, как только он был прикручен, Любовь, самая молодая женщина, подключила меня к специальной машине, чтобы проверить нет ли утечки воздуха и запотевания стекла, глядя на меня своими серыми глазами сквозь закрытый щиток шлема.

Прохождение высоты 26 км в плоской параболической траектории с креном 30 градусов.

И теперь я наблюдал как руководитель команды опытной рукой подключал противоперегрузочный костюм к кислородной системе, пристегивал шнур спасательного пакета, на котором я сидел, и проверял шнур, закрепленный на другой стороне шлема, который должен не дать моей голове вылететь как пробке из бутылки шампанского при разгерметизации костюма. Выполнив свою задачу, он вытащил предохранительную чеку катапультируемого кресла, закрыл щиток шлема, хлопнул меня по плечу и ушел, оставив меня гадать, не забыл ли он открыть кран подачи воздуха. Конечно не забыл, и теперь я дышал чистым, слегка пахнущим резиной кислородом – хмелящая штука, но не когда вы запечатаны в саркофаге космической эры, привязаны к креслу-ракете и тяжелый, сделанный из двойного стекла фонарь опускается на вас с глухим стуком крышки гроба. Пытаясь успокоить дыхание, я рассуждал, что Владимир ценит свою жизнь и работу достаточно сильно, чтобы не запустить эту штуку слишком далеко. Движение ручки правого дросселя с отсечки к минимальной тяге заставило меня поднять глаза на приборную панель как раз вовремя, чтобы увидеть как соответствующий указатель оборотов тихо прополз 12%. Рычащий стон раздался позади, поскольку начала выполняться автоматическая последовательность разжига пламени, доведя температуру в двигателе до 680°C, и затем снизив ее до 380°C, как только обороты достигли 42% и русские реактивные двигатели характерно взвыли. Левый дроссель вперед, нарастание гармоник при включении левого двигателя и скоро мои уши оглохли от воплей невидимых орд, когда начался наддув кабины. От резкой смены воздуха щиток сразу запотел и мой нос потек. Но устойчивый поток кислорода скоро очистил его и я вновь стал слышать. Я не мог вытереть нос не открывая щиток шлема и я не был уверен, что смогу закрыть его вновь, но, на мое счастье, он сам скоро решил остановиться. Мы рулили по чисто убранной – как и везде в Жуковском – многомильной рулежной дорожке к ВПП 5,600 м длиной. Как и на всех русских истребителях, вы маневрируете нажимая нужные педали до упора и сжимая рычаг тормоза на ручке управления – пилоты Як-52 почуствовали бы себя как дома – но сидя в трех метрах перед носовым колесом нужно очень аккуратно пользоваться тормозом, чтобы избежать дергания из стороны в сторону. Вырулив на очень широкую и кажущуюся бесконечной ВПП, Владимир передвинул ручки дросселей вперед, на полный форсаж, бросая нас в настоящее землетрясение, кабина затряслась и закачалась от напряжения шасси. Тормоза отпущены и я был вдавлен в сиденье, затем втиснут еще жестче, когда включился форсаж. Это было не выдавливающее глазные яблоки ускорение МиГ-29, но очень близко к тому. За секунды мы разогнались до 250 км/ч и приподняли нос, в то время как основное шасси продолжало молотить бетон и через пару ударов сердца набрав скорость 350 км/ч поднялись в воздух и пошли с плавным набором высоты.