«Почему не сбили раньше? Ты будешь снят с должности!»

Как жили пассажиры сбитого Boeing-707 в Карелии

21 апреля 1978 года, фото из архива УФСБ по РК
40 лет назад СССР покинули пилоты сбитого над Карелией южнокорейского «Боинга». В своей новой книге карельский историк, журналист Юрий Шлейкин рассказывает о приключениях корейцев в Карелии в апреле 1978 года. «Газета.Ru» публикует отдельные воспоминания участников тех событий.
Командир Boeing-707 Ким Чанг Кью на допросе у следователя КГБ СССР. Апрель 1978 года:
— …В очередной раз бросив взгляд на приборы, я увидел вдруг на погодном радаре изображение острова, очертания которого не совпадали с рисунком на карте, лежащей передо мной.
На вопрос штурман отметил: это один из островов перед Аляской. Вскоре увидел побережье. Штурман доложил: перед нами Канада. Однако вновь увидел расхождение с картой. Я понял, что мы сбились с курса.
Вскоре мой помощник доложил: справа от нашего самолета — советский истребитель…
Я не заметил, давал ли какие сигналы наш неожиданный «сосед» справа. Попросил помощника радиста связаться с советским летчиком по радио на установленных для этого волнах.
Вскоре помощник доложил: «Советский летчик на сигналы на запрашиваемой частоте волн не отвечает». Я подал на землю сигнал о потере связи…
Из показаний аспиранта Парижского университета историка Антиопа Габриэля на допросе у следователя КГБ СССР:
— …Наступало обеденное время. Я выглянул в иллюминатор. Увидел снег, невысокие горы и совсем неожиданно для себя — военный самолет.
Он подлетел близко к нашему «Боингу» и покачивал крыльями. Затем исчез из поля моего зрения, улетев куда-то вниз. Через некоторое время я почувствовал толчок, весь наш самолет вздрогнул, раздался чей-то крик. В салоне появился дым. Все пассажиры оставались на своих местах. От удара я почувствовал боль в левой ноге. По радио в салоне объявили: «Всем находиться на своих местах. Самолет пошел на снижение, экипаж ищет место для вынужденной посадки».
Пассажиры, в том числе и я, пристегнулись ремнями, надели спасательные жилеты…
Из рассказа бывшего командира корпуса ПВО генерал-майора Владимира Царькова:
— Звонил маршал авиации Александр Иванович Колдунов, первый заместитель главнокомандующего войск ПВО: «Доложи, что происходит».
Я все рассказываю…
— Сколько километров он прошел? — не дослушав, перебивает Колдунов.
— Прошел 180 километров.
— По нашей территории?! Почему не сбили раньше?
Отвечаю, что использовать ЗРВ запретили, что надо было и опознать — чего же своих сбивать?
— Ты будешь снят с должности! — ответил маршал и повесил трубку.
…Бац, опять звонок из Москвы!
Колдунов:
— Так ты что, его сбил?
— Так точно! Я хотел вам доложить — вы трубку положили. Я командующему доложил.
— Ну и что?
Говорю:
— Азимут — такой-то, дальность такая-то…Производим воздушный поиск. Но, товарищ маршал, я получил спецдонесение. Перехватили сообщение «Ассошиэйтед пресс»… Пассажирский «Боинг», который должен был по северному маршруту уйти в Корею…»
— И вы, чего, сбили его?!
— А в чем дело-то? Не подчиняется и уходит… А флот проводит учения… Сбили!
— Ну вот, что, Царьков, тебя будет судить международный трибунал! — сказал маршал и повесил трубку.
Прапорщик радиотехнического батальона 18-го Краснознаменного полка Николай Карбан:
Командир батальона капитан В. Попов поставил задачу: формировать поисковые группы. Первую группу возглавил лейтенант П. Новак, вторую — я.
Со мной было 8 человек. Производя поиск на грузовой машине по трассе, мы ничего не обнаружили и убыли на прочесывание местности. Прошли два озера, вышли на озеро Корпиярви и на его левой стороне вдалеке я увидел сквозь туман светящийся шар. Это отсвечивала эмблема на хвосте самолета. При посадке «Боинг» оставил колею. Чем ближе мы приближались к самолету, тем отчетливее видели: лед начал трескаться, появились полыньи.
Я прибежал к самолету первым. Обежал его два раза, никого не обнаружил. По иллюминаторам определил, что в салоне горел тусклый свет, но только в одном месте. По прибытии солдат приказал окружить самолет на расстоянии 50 метров. У личного состава было штатное оружие.
Фюзеляж самолета продавил лед примерно метра на полтора, а нос самолета был на песчаной косе. Правое крыло повреждено, но это произошло уже при ударе о деревья. Из всех четырех аварийных люков свисали надувные рукава аварийного спуска. Левое крыло было поражено ракетой. Турбину на одном двигателе заклинило, в фюзеляже виднелись пробоины от осколков.
Я попытался дотянуться до люка, чтобы попасть в самолет. По резиновому желобу дотянулся до потайной ручки. Начал крутить ее, и после нескольких попыток люк открылся. Зацепившись за бортик, забрался в самолет.
Из салона на меня пошел человек с перевязанной головой, все лицо его было в крови.
Я его попытался остановить, но он энергично устремился к люку, который я оставил открытым. Он что-то выкрикивал и жестом показывал на крыло самолета, а также на заднюю часть салона. В салоне самолета стоял дым от сигарет, а также чувствовался запах спиртного.
Некоторые пассажиры ходили по салону, другие сидели с каким-то отрешенным видом, находились в шоке. Среди пассажиров был один человек, тяжело раненный в грудь. Осколок прошил его насквозь, помощь ему никто не оказывал.
Один человек на кресле в последнем ряду был убит осколком в висок. Справа и слева от него места были свободны. У одной женщины осколком была срезана пятка. Еще несколько человек были легко ранены, в том числе двое детей. Один из пассажиров, который сидел в конце салона, встал со своего места, когда мы с сержантом Коломийцем осматривали убитого, и подошел к нам. Я ему говорю: «Мы русские».
Он на ломаном русском языке сказал, что учился в Москве, и все время повторял: «Парис», «Парис».
Сотрудник особого отдела 265-го ИАП Игорь Лякин:
… Потом поступило «добро» на эвакуацию пассажиров. Многие женщины были в кимоно. Среди пассажиров были и дети. Все одеты явно не по сезону. Их солдаты перенесли в вертолеты на руках. Стали прибывать различные начальники, комиссии, каждый командует и дает указания. Неразбериха. А в самолете, судя по проспектам, множество соблазнов для любителей сувениров: бар с коньяком и винами, различные мелкие предметы.
При выгрузке вещей пропала видеокамера. Так и не нашли, словно в воду канула.
«Шпионского» оборудования на самолете обнаружено не было… Аварийная радиостанция оказалась подозрительно мощной. Ее забрали для исследования.
«Боинг» для нас тогда был неким чудом. Наши техники два дня ломали голову над тем, как с самолета сливается топливо. Чего только не перепробовали, а оказалось все довольно просто… В диковинку были и сотовые наполнитель крыла. Их даже топор не брал.

Из рассказа бывшей заведующей летно-технической столовой 66-го батальона обслуживания Дануты Горяной. (Аэродром Подужемье):
…То, что муж Александр поздно вечером 20 апреля по тревоге уехал на аэродром, было привычным делом. А вот мне утром 21 апреля поступила необычная команда от начальника батальона аэродромного обсуживания Владимира Демина. Надо было вылететь на вертолете на место посадки «Боинга» и накормить «московскую комиссию». Как выяснилось потом, в этой комиссии были не только генералы, но даже маршалы авиации.
Я решила не посылать подчиненных — официанток, а вылетела сама. Время было весеннее. Мне было чуть за тридцать, и я, конечно, постаралась выглядеть достойно: туфли на шпильках, короткая юбка…Вертолет сел на помост, сделанный на скорую руку из досок. Ходить по этому помосту в моих туфлях на шпильках было совершенно невозможно. К тому же дул сильный холодный ветер. Пришлось просить у кого-то солдатский бушлат.
Но накормила я солидное московское начальство от души. Они были очень довольны.
Благодарили и говорили, что даже в Москве их так не кормят…
У «Боинга» стояла охрана — солдаты с оружием, но меня подпустили. Подошла к самолету, потрогала его борт, увидела у одного из иллюминаторов следы от осколков ракеты…
Но на этом моя история с «Боингом» не закончилась. Когда вернулась в гарнизон, поступила новая команда — готовить еду для пассажиров самолета и отвозить ее в Кемь, в Дом офицеров, где их разместили. Стали думать: какие блюда готовить для иностранцев? Было ясно только, что какое-то блюдо должно быть из риса…
Что запомнилось, когда увидела пассажиров «Боинга»? Почти все — невысокие, худенькие. Мужчин было больше, чем женщин. Все были хорошо одеты, «с иголочки». Одеты по-летнему. И, конечно, было видно и чувствовалось, что они очень испуганы, напряжены.
Бывший первый секретарь Кемского райкома КПСС Михаил Галахов:
…Из большого зала Дома офицеров солдаты вынесли кресла и занесли сотню железных кроватей с панцирными сетками. Доставили и матрасы, одеяла, белье…
Здание было удобно еще и тем, что там имелось кафе. Ведь предстояло кормить сотню человек. Помню, что тогда не раз звучали вопросы: кто будет платить за питание, за транспорт и так далее? Что я мог сказать с ходу? Решим. И решили, конечно.
В Доме офицеров были медики. Спросили, кому нужна медицинская помощь. Молчание. Тогда С. Пасюкова повторила вопрос и сказала, что эта помощь — бесплатная. Гости сразу заговорили и подняли руки. Медики одних отправили в районную больницу, других — в железнодорожную.
Бытовых проблем хватало. Возникла и деликатная:
где взять туалетную бумагу? Ведь это был супер дефицит!
Подключили начальника отдела рабочего снабжения Кемской сплавной конторы Мартынова. Он достал эту дефицитную бумагу.
Бывшая заведующая кафе Дома офицеров Раиса Милова:
Нас сразу предупредили, чтобы мы никаких бесед с корейцами не вели, ничего у них не брали и ничего им не давали. Офицеры спецслужб в гражданской одежде также всегда были рядом.
Я подавала на стол обычную еду, какую мы ежедневно предлагали в этом кафе. Гости, среди которых были и два темнокожих пассажира, поначалу к еде не притрагивались, боялись, видимо, незнакомой пищи. Просили больше минеральной воды. Они долго привыкали к вилкам. Любимый рис им пришлось цеплять вилками, а не привычными палочками.
Освоив новый прибор, позже они в честь вилки одобрительно поднимали большой палец вверх.
Одеты пассажиры были как обычные туристы, по-спортивному. Они мало разговаривали. И за обед пытались заплатить своими деньгами. Некоторые курили прямо за столами, но пепел всегда стряхивали в пустые бутылки из-под «Боржоми». А не как наши мужчины — прямо на пол… Один из них спросил меня на плохом русском, что мы кушаем, если такие крупные, и почему у женщин такие большие груди. Я ответила, что мы едим много картошки, рыбы, грибы, ягод… А отчего некоторые части тела становятся большими? Это как русский знак качества.
Инструктор по кульмассовой работе Дома офицеров Вера Петрова:
Наши местные ребятишки все время на окнах висели: строчили по «шпионам» из деревянных автоматов, просили монетки и сувениры, просто наблюдали. Что поделаешь, такое воспитание. Тем не менее пассажиры воспринимали все с юмором.
Что вызвало их удивление, так это отсутствие ночной телевизионной программы.
Еще интересовались, почему в нашем кафе не продается спиртное… Спиртное, конечно, продавалось. Но по случаю их приезда убрали. Впрочем, для снятия стресса выпивку им предоставили.
Жили у нас более суток. Выходить на улицу им не разрешали. Военторг обеспечил трехразовым питанием, выдал каждому зубную пасту. Щетку, прочие мелочи. Их культуре надо отдать должное. Люди пережили такой стресс, попали неизвестно куда. Курили, переживали. Но ни одной бумажки, ни одного окурка на полу после себя не оставили.
Провожать «секретных» корейцев пришло полгорода: народу интересно. Все проходило спокойно, доброжелательно…
Бывший оперуполномоченный Кемского отделения КГБ Карельской АССР Владимир Рыкусов:
22 апреля было принято решение об отправке пассажиров самолетами Ту-134 в Мурманск. И тут возникла одна серьезная и деликатная проблема. Как известно, погибли двое иностранцев. Их тела были в морге. Предстояло найти два цинковых гроба. А где их взять?
После раздумий решили обратиться за помощью к железнодорожникам в локомотивное депо.
Нас выслушали, но особого энтузиазма мы не увидели. Да и понятно. Неожиданно посреди дня приходят люди и говорят: «Надо срочно сделать … цинковые гробы».
Но когда мой коллега проявил красноречие и к тому же дал понять, что работа не будет бесплатной, взаимопонимание было найдено, сложный вопрос был положительно решен..
Бывшая заведующая отдела пропаганды и агитации Кемского райкома КПСС Светлана Пасюкова:
В Кеми я прожила многие годы. А приехала туда в 1964 году , преподавала английский язык в Рабочеостровской школе. Хорошо помню тот ночной звонок 20 апреля 1978 года. Звонил Михаил Пасюков, первый секретарь райкома партии.
— Здравствуйте, Светлана Петровна!… Придется вам немного пообщаться с японцами и поработать переводчиком.
— Михаил Николаевич, я не знаю японского…
— Ничего, пообщаетесь с ними на английском.
Когда окончательно был решен вопрос об отправке пассажиров «Боинга, мне сказали: «Светлана, вы можете идти домой». Однако пассажиры воспротивились этому и сказали: «Мы хотим, чтобы Светлана была с нами до конца и проводила нас».
На вопрос: «Почему?» — они ответили: «Она принесла нам удачу».
Расставание на аэродроме в Подужемье было очень трогательным… Поднимаясь по трапу самолета, кто-то жал мне руку, кто-то обнимал. А стюардесса сделала мне подарок, о котором я никому не говорила многие годы. Это был флакончик духов «Шанель»…
Историк Юрий Шлейкин:
22 апреля пассажиры «Боинга» на автобусах были отправлены из Кеми в Подужемье, а оттуда двумя самолетами Ту-134 в Мурманск. Далее на «Боинге» Pan American — в Хельсинки. Командир «Боинга» и штурман находились на турбазе «Кемь» по 29 апреля, пока велось расследование инцидента. Затем и они покинули северный город.
Начальник отдела перелетов 5-й дивизии ПВО Евгений Грабовский:
На месте посадки долго работали представители разных ведомств. Помню, говорили, что «Боинг» перевозил несколько сот пар обуви на какую-то выставку в Южную Корею. Потом была информация, что самолет разобрали по частям и доставили в аэропорт Мячково в Подмосковье. Там с ним работали специалисты Министерства авиационной промышленности.
В конце лета, говорят, ни винтика не осталось от «Боинга» на берегу озера…

Отдел «Наука»
https://www.gazeta.ru/science/2018/04/30

Пристегнитесь! Падаем…

20 апреля 1978 года над Карелией был сбит пассажирский «Боинг»
40 лет назад произошел случай, который можно считать мастер-классом нынешних международных безумий. Так портили отношения в эпоху, когда не было соцсетей и твиттер-революций.

О пользе «Беломора»
20 апреля 1978 года в 14.40 по московскому времени из аэропорта Орли поднялся «Боинг-707» компании Korean Air Lines. Рейс N 902 летел по маршруту Париж — Анкоридж (Аляска) — Сеул. На борту 109 человек: экипаж во главе с командиром Ким Чанг Кью и вторым пилотом Ли Чинг Сином, среди 97 пассажиров (корейцы, японцы, французы, англичане) 26 женщин и 5 детей.
46-летний Чанг Кью в прошлом летчик-истребитель ВВС Южной Кореи с опытом боевых действий. Это обстоятельство через несколько часов сыграет важную роль в жизни всех пассажиров.
Согласно популярной легенде в полете что-то не заладилось с навигационными приборами: забарахлил гирополукомпас. Самолет отклонился от маршрута и… залетел в Карелию.
Вообще-то Аляска, она в одной части света, а Карелия, как бы это помягче сказать, — совсем в другой.
К тому же на «Боинге» отказали не все приборы. Прекрасно работал метеорадар, показывающий местность внизу. Штурман Син уже около ста раз летал этим маршрутом. Можно еще напомнить, что в 1930-х Чкалов и Громов летали в Америку через полюс. Причем без метеорадаров и спутниковой навигации. И ведь долетели.
Позже Korean Air Lines заявит, что экипаж при расчетах использовал неверные значения магнитного склонения.
В магнитных склонениях не все разбираются, с этим не поспоришь. Я вот, например, вообще ничего в них не понимаю. Наверное, как и многие читатели. Поэтому скажу проще: было бы лучше, если бы экипаж пилотировал свой лайнер по пачке «Беломора». Ах да, корейцы «Беломор» не курят. А жаль. Лучше бы курили.
Но все случилось как случилось. В 20.54 «Боинг-707» был обнаружен советскими РЛС на подлете к Кольскому полуострову. Ситуация на командных пунктах ПВО, мягко говоря, стала нервозной. Шли большие учения. Ждали кого угодно, но не «Боинг».
Пошла военная свистопляска: боевая работа с элементами хаоса и психоза. Увы, без этого никак.
Лайнер сначала приняли за военно-транспортный самолет, но быстро сообразили, что так высоко и быстро транспортники не летают. Родилась новая версия: это наш бомбер, Ту-95, возвращается с задания «из-за угла»!
Из-за угла — это маршрут с огибанием Скандинавии, наши стратегические бомбардировщики «за угол» тогда ходили регулярно.
В 21.19 «Боинг-707» вторгся в воздушное пространство СССР. Версии о том, что «это свой», отпали, флот и ВВС заявили, что у них в этом районе никого нет.
Вы вправе спросить: есть же система «свой — чужой», как можно не понимать, что приближается иностранный самолет?
Правильно, система есть. Но на самолетах летают живые люди. Коды регулярно обновляются, а вот вносить их экипажи забывают.
Как выразился командир 21-го корпуса ПВО генерал-майор Владимир Царьков (это в его зону ответственности влетел рейс 902): «Если бы мы сбивали все борты, чьи экипажи вовремя не поменяли коды, то Кольский полуостров был усыпан обломками самолетов…»

Они не пройдут
Для понимания ситуации нужно попытаться взглянуть на картину шире.
Конец 1970-х. Именно со стороны Северного полюса в случае большой войны на СССР должны были идти бомбардировщики Б-52 с ядерными бомбами.
Прилетавший недавно в Москву Оливер Стоун показывал Путину кадры из фильма «Доктор Стрейнджлав, или Как я перестал бояться и полюбил бомбу» — эпохальная антимилитаристская сатира на военных США режиссера Стэнли Кубрика. Апогей безумия — полет героя верхом на ядерной бомбе.
Знаете, куда герои этого фильма летели? На 10-ю армию ПВО.
Армию противовоздушной обороны лучше представить в цифрах: 56 тысяч солдат, сержантов, прапорщиков, офицеров и генералов. 100 зенитных ракетных дивизионов, на вооружении которых стояли современные (тогда) комплексы: С-75, С-125, С-200.
Чтобы не заблудиться в названиях: С-75 сбивал Фрэнсиса Пауэрса над Уралом в 1960 году. С-125 и С-200 работали по «Томагавкам» в Сирии несколько дней назад.
И, наконец, изюминка — 280 перехватчиков Су-9, Су-15, Як-28, Ту-128 и «летающие радары» Ту-126.
Район ответственности армии от границы с Финляндией и Норвегией на западе до полярного Урала на востоке и от Земли Франца-Иосифа, Новой Земли и побережья полярных морей на севере.
В те годы наши истребители еще не могли дозаправляться в воздухе. А встречать Б-52 нужно было как можно ближе к полюсу. Нашли выход: на острове Греэм-Белл (архипелаг Земля Франца-Иосифа) обустроили ледовую авиабазу. В качестве аэродрома подскока для тяжелых туполевских Ту-128 (бомбардировщик Туполева, переделанный в дальний перехватчик). «Тушки» должны были сжигать американские бомбардировщики над Северным полюсом.
Итак, рейсу N 902 и его пассажирам, вылетевшим из солнечного весеннего Парижа, была уготовлена судьба «протестировать» 10-ю армию. «Боинг» шел по маршруту Б-52. Как будто его экипаж был фанатом Стэнли Кубрика.
И вечный бой
Примерно через два часа после вторжения в наше небо «Боинг» лежал в карельском лесу.
Приземлением это было нельзя назвать. Самолеты приземляются на землю. А командир Чанг Кью посадил самолет на лед лесного озера, причем на пробеге сложил шасси и довернул лайнер к берегу. На тот случай, если лед не выдержит и самолет начнет тонуть.
Внешне самолет почти не пострадал, особенно если смотреть с левой стороны. С правой стороны картина была иной: отсутствовал кусок крыла, на фюзеляже около сотни пробоин от поражающих элементов боеголовки ракеты «воздух-воздух». Кошмар внутри: салон в крови, два пассажира мертвы, 13 ранены. Все выжившие пережили чудовищный шок.
Если быть точным, то 1 час и 46 минут экипаж «Боинга» вытворял в карельском небе нечто за гранью добра и зла. Его принуждали к посадке, а Ким Чанг Кью упорно противился (утверждал, что приказал радисту связаться с истребителями, но это не удалось: разные частоты). Игнорировал команды Су-15 и на тяжелой машине совершал дерзкие маневры уклонения.
ПВО не оставляла надежды принудить «Боинг» к посадке. «Боинг» сопротивлялся. Позже его командир также скажет в свое оправдание, что перехватчик подошел к нему с «не той стороны».
Правда, не уточнит, какой из пяти Су-15, которые, сменяя друг друга, пытались заставить нарушителя следовать за ними на аэродромы Мончегорск и Африканда. Как рассказывал один из тех летчиков капитан Александр Босов: «Да я, японский бог, воткнул ему в форточку хвост со звездой, а он, сволочь, морду отворачивал!»
Точку в затянувшейся драме поставила ракета «воздух — воздух». Летчику приказали стрелять по нарушителю. По «Боингу» истребитель выпустили одну Р-60. Можно сказать, что летчик дал пассажирам хоть какой-то шанс. Кстати, большинство участников перехвата считали самолет не пассажирским, а военным. Иллюминаторы не доказательство, «Боинг-707» имеет военные версии.
Во время атаки Чанг Кью потянул штурвал вправо, произошел срыв наведения, ракета подорвалась в районе крайнего левого двигателя (на «Боинге-707» их четыре).
От крыла оторвался кусок в 3-4 метра, осколками посекло фюзеляж. В салоне взрывная декомпрессия, у пассажиров лопались перепонки, шла кровь носом, кричали раненые…
Оторвавшийся кусок крыла дал засветку на экране радара. Он планировал с 9-километровой высоты. На КП решили, что раз от цели отделилась цель, значит, нарушитель выпустил крылатую ракету.

Обломок атаковали ракетами.
Об этой истории писали много и разное. В уважаемой отечественной газете сообщалось, как надлежит действовать военным в такой ситуации. Дословно, со ссылкой на «следователя КГБ»: «Сначала необходимо было выпустить зеленую ракету, затем красную, только потом зайти в поле зрения нарушителя и покачивать крыльями, предлагая совершить посадку».
Разноцветные ракеты? Жаль, что эту рекомендацию не передали двум американским пилотам, которые летом 1953 года хладнокровно, как в тире, расстреляли советский пассажирский Ил-12.
Я перечислил все, чем располагала 10-я армия ПВО: сто зенитных ракетных дивизионов, 280 истребителей. Что за цветные ракеты? Чтобы обойтись без юмора, который в таком ситуации неуместен, перечислю вооружение самолетов, которые перехватывали «Боинг». Под плоскостями Су-15ТМ подвешивали две ракеты: одна с радиолокационной, вторая с тепловой головкой наведения. Можно было подвесить два пушечных контейнера УПК-23-250 калибра 23 мм. Но из дежурного звена обычно летали на перехват без артиллерии. Да, еще у летчика пистолет Макарова и 16 патронов. Это все. Ракетниц с разноцветными ракетами нашим не выдавали. Пишу «нашим», потому что автор этих строк также в прошлой жизни был офицером 10-й армии ПВО.
… Считается, что в апреле 1978-го пилот «Боинга» совершил чудо, посадив поврежденный лайнер в лесу. Это правда. Все участники перехвата, особенно летчики, с уважением отзывались о мастерстве командира «Боинга». С профессиональной точки зрения ас.
Но какое определение он заслужил как человек, который чуть не убил сотню душ? И чем бы завершился полет рейса 902, если бы по нему решили стрелять зенитным комплексом? Он ведь прошел над стратегическими объектами: центрами управления и базами флота.
Собственно, дело не в базах. В только что вышедшей книге Владимира Якунина The Treacherous path («Коварная колея» ), автор с прямотой профессионального разведчика описывает, в каких сложных международных условиях он получил назначение в США. Среди дестабилизирующих факторов названа и атака на рейс 902.
В этом вся суть того ЧП. Дела между США и СССР пошли на лад, кому-то позарез было надо прекратить этот процесс.
Полноценного скандала не последовало. Два погибших и несколько раненых не могли взорвать общество. К тому же СССР проявил чудовищное терпение, очень долго не сбивая нарушителя.
О том, какие железные нервы были у офицеров 10-й армии, расскажу, но по очень большому секрету. Накануне пролета южнокорейского самолета на Севере прозевали легкомоторную «Сессну».
«Сессна» вызывает ассоциации с Матиасом Рустом. Но это был не Руст. Со стороны Финляндии залетела «Сессна-150». Летчики заблудились. Они сели на нашем военном аэродроме, нагло дозаправились из своих канистр и улетели. Перегородить полосу мы не успели. Поднятый на перехват истребитель «Сессну» лихо настиг, но очень скоро потерял. Насовсем.
В конце концов у «Сессны» закончилось горючее, она приземлилась в лесу в Мурманской области. Пилоты пошли сдаваться местным властям… Начальство лютовало, армию сотрясали проверки. Так что поверьте, у ПВО были стимулы безжалостно убивать нарушителей. Но «Боинг» не уничтожили.
…Пассажиров накормили и оказали медпомощь. Через два дня на двух Ту-134 их отправили в Мурманск, далее на «Боинге» в Хельсинки. Экипаж признал свою вину, принес извинения за то, что, понимая команды летчиков истребителей, им не подчинился. Попросил помилования. И… получил его.
Выскажу сугубо личную точку зрения. Если бы те пилоты оказались на нарах, ну хотя бы за смерть двух пассажиров, то 1 сентября 1983 года в живых остались 23 члена экипажа и 246 пассажиров «Боинга-747» рейса 007. Он тоже «случайно» отклонился на 500 км.
Потому что сидеть в тюрьмах никто не хочет. И пилоты тоже.
И самое главное. При любом раскладе пассажир обязан долететь до пункта назначения. Как это сделать — я не знаю. Но уверен, что такие «залеты» можно предотвратить. Если очень захотеть.
Целенаправленно или случайно прилетел в Карелию «Боинг» из Парижа, сами решайте. Доказать ни одну из версий невозможно.
Но шанс узнать всю правду есть. Правда, небольшой. Если когда-нибудь очередной Сноуден или Ассанж взломает архивы спецслужб. И обнародует их.
Хронология: истребитель против авиалайнера
27 июля 1953 года советский пассажирский самолет Ил-12, летевший из Порт-Артура во Владивосток, был уничтожен истребителями ВВС США. Погиб 21 человек: летчики, техники и врачи. Безоружный Ил-12 находился в небе Китая, в 110 км от китайско-корейской границы. Факт уничтожения невооруженного пассажирского самолета правительство США признало, но исказило координаты места трагедии, уверяя, что Ил был сбит по ошибке в воздушном пространстве Северной Кореи. Убийцы — пилоты F-86 Ральф Парр и его ведомый Эдвин Скаффи. Руководство СССР безуспешно попыталось привлечь американскую сторону к ответу в гаагском Международном трибунале. В память о погибших во Владивостоке сооружен обелиск. На постаменте высечена надпись: «Здесь погребены жертвы разбойничьего нападения американских воздушных пиратов на советский пассажирский самолет».
16 августа 1972 года пилоты F-5 марокканской авиабазы Кенитра устроили мятеж и попытались сбить королевский «Боинг-727». На перехват вылетели два истребителя. Ракет «воздух — воздух» у них не было, и по самолету своего короля они стреляли из 20-мм пушек. Пилот «Боинга» соврал повстанцам, что король Хассан мертв, истребители вернулись на базу. На самом деле король уцелел, самолету также не было причинено существенного ущерба. Мятеж был подавлен.
21 февраля 1973 года ливийский пассажирский «Боинг-727» был сбит израильскими истребителями F-4 на Синае — погибли 108 человек, 5 выжили. Самолет летел в Каир и заблудился в условиях песчаной бури. Израильские власти выплатили компенсации пострадавшим и родственникам погибших.
27 июня 1980 года над Тирренским морем потерпел катастрофу итальянский DC-9, выполнявший внутренний рейс по маршруту Болонья — Палермо. Погибли все: 77 пассажиров и 4 члена экипажа. Основные версии:
1) взрыв вызван ракетой «воздух — воздух», выпущенной с неидентифицированного самолета;
2) взрыв бомбы на борту;
3) рейс 870 стал непреднамеренной жертвой воздушного боя между самолетами НАТО и ВВС Ливии;
4) в 2008 году бывший президент Италии Франческо Маурицио Коссига заявил, что авиалайнер был сбит ракетой, запущенной с французского истребителя.
В 1983-м на Дальнем Востоке истребителем Су-15 сбит «Боинг-747» Korean Air Lines, глубоко нарушивший советское воздушное пространство — 269 погибших.
Кстати
От «Боинга» компания-владелец отказалась. Планер демонтировали на металлолом, двигатели перевезли вертолетами на аэродром Подужемье (рядом с г. Кемь). Потом их вывезли в Москву. Личные вещи пассажиров (сумки и чемоданы из багажного отсека) взяли под охрану пограничники, поэтому ничего не пропало. «Бесхозные» вещи из салона стали сувенирами: спиртное из бара, журналы, видеосистема — для наших людей в 1978 году это было манящими чудесами из другого мира. Экипаж «Боинга» законопослушно сдал свои пистолеты (три штуки), но где они сегодня — неизвестно. На фото пассажирское кресло из того самого «Боинга-707» — экспонат в комнате боевой славы 10-й армии ПВО (Архангельск). Армия расформирована в 1995-м.

Текст: Игорь Елков
Российская газета — Неделя №7547 (84)
https://rg.ru/

На Украине из-за нехватки средств для охраны границы привлекли частные самолеты

Аэропракт-22» (c) www.aeroprakt.kiev.ua

 Аэропракт

На Украине из-за нехватки средств для охраны границы привлекли частные самолеты. В виду сложной ситуации, сложившейся в обеспечении летного отряда пограничных войск новой авиатехники и перебоев с поставкой авиационного топлива, для патрулирования границы привлекаются частные самолеты и пилоты.

 

Для охраны государственной границы Украины активно привлекаются представители авиационных организаций и владельцы частных воздушных судов, данную информацию подтвердили в украинской Государственной пограничной службе.

 Для выполнения мероприятий по мониторингу границы задействованы четыре легких самолета марки «Аэропракт» и вертолет Robinson. 

 Как уточняет пограничное ведомство, с 5 апреля 2014г. пилоты, привлеченные к охране границы на собственных воздушных судах, уже выполнили шесть полетных заданий и осмотрели почти 1,5 тыс. км государственной границы общим налетом почти 18 часов.

 Стоит отметить, что вылеты для мониторинга государственной границы представителями гражданской авиации выполняются даже несмотря на выходные и праздничные дни. Так, например, 20 апреля на Пасху самолетом типа «Аэропракт-22», за штурвалом которого выполняла задачи женщина — пилот, было осмотрено от 250 километров границы на участке Житомирского пограничного отряда.

 Государственная пограничная служба благодарит настоящих патриотов и всех неравнодушных граждан, которые приобщаются к выполнению этих ответственных задач для защиты границ Родины.

 

dpsu.gov.ua