Почему генерал-майор младше генерал-лейтенанта

Армейские звания характеризуют заслуги и особенные отличия военнослужащих. Большой интерес вызывают звания генерал-майоров, генерал-лейтенантов. Майорское звание выше лейтенантского, хотя лейтенант выше майора с дополнением «генерал».
Почему так случилось?
Бытует такая версия, что старшинство генерал-лейтенанта обусловлено только количеством звезд. На самом деле в русской армии не было «звездных» генерал-лейтенантов, а их обязанности выполняли генерал-поручики.
Первым генерал-поручиком стал Бауман Николай — это полковник, который отметился в успешном сражении и стал вторым важнейшим лицом в действующей на те времена армии. Интересно, что звание генерал-майора возникло в 1667 году, а генерал-лейтенанта — на 8 лет раньше. Это еще одна причина иерархии армейских званий. Не всем известно, что звезды на офицерских погонах появились в 1827 году.
Сейчас в военной иерархии генерал-майор занимает позицию ниже генерал-лейтенанта. Названия таких чинов имеют происхождение из английского и французского языков. Слово «лейтенант» переводится с французского как заместитель. Название «майор» позаимствовано с английского языка («major» — это основной помощник командира полка).
Императорская реформа
«Табель о рангах» — документ, введенный в действие императором Петром I. До этого времени чины назывались по количеству воинов, находящихся в подчинении («десятник», «сотник»). Дополнения в «Табель о рангах» вносили все следующие после Петра I императоры.
В «Табеле о рангах» самым высоким чином стал генерал-фельдмаршал, а его помощником считался именно генерал-лейтенант.
Чин генерал-майора возник вместе с появлением больших воинских формирований. Генерал-майор мог управлять такими формированиями, а генерал-лейтенанту стали подчиняться армии.
В книге «Анатомия армии» автор Юрий Веремеев посвятил отдельный раздел сравнению воинских званий. Автор указывает, что военнослужащий не может занимать звание выше соответствующего. Так, командир дивизии не может быть генерал-лейтенантом. В случае, когда командир дивизии хорошо справляется со своей работой, его повышают до генерал-майора.
По количеству звезд на погонах генерал-майор находится ниже генерал-лейтенанта. Поясняется это тем, что изначально генерал-лейтенант был незаменимым помощником главнокомандующего. Такой порядок званий продолжает функционировать и сейчас.

https://sport.rambler.ru/

Советские генералы — Горбачеву: «Мы беззащитны!»

Статья опубликована 1 апреля 1991 года в американском Forbes

Ирак можно было назвать витриной советского оружия, а также государством, разделявшим военную доктрину СССР. Менее чем за 6 недель вооружение на сумму $30 млрд оказалось полностью негодным, тогда как тактические средства и современная доктрина ведения войны устарели.
Готовы ли советские генералы признать свою вину? Вовсе нет. Генерал Дмитрий Язов, министр обороны Советского Союза, в последние часы войны в Персидском заливе заявил: «То, что случилось в Кувейте и Ираке, требует пересмотра… всей системы противовоздушной и противоракетной обороны страны». Генерал-полковник Расим Акчурин, командующий зенитно-ракетными войсками, настаивал на дополнительных военных расходах, предупреждая о том, что США, упоенные победой над Ираком, могут вскоре попытаться «выбить» все советские радары и средства противоракетной обороны.

Даже если предположить, что советское общество поверит в это, откуда возьмутся технологии и квалификация, необходимые для модернизации советского оружия? Потеряв страны Восточной Европы, СССР лишился и своих лучших оборонных подрядчиков. Самым значимым был Carl Zeiss Jena, специализирующийся в области оптики и расположенный на территории бывшей Восточной Германии. Почти треть годового объема продукции — по большей части военная техника — отправлялась в Советский Союз. Предприятие поставляло Красной Армии лазерные дальномеры, инфракрасные приборы ночного видения, системы наведения ракет и оптику для спутниковой разведки, а также космическое оружие.
Объединение Германии привело к остановке всех поставок Zeiss для Советской армии. Москва объявила о своем намерении остановить производство межконтинентальных ракет модели SS-24. По данным Восточной Германии, предприятия которой ранее участвовали в снабжении Красной армии, Москва не в состоянии закупать у Zeiss систему наведения для SS-24. До объединения Германии СССР удалось сформировать некоторые запасы деталей от Zeiss. Но именно человеческий интеллект и талант, а не чертежи и оборудование, являются основой создания нового высокоточного оружия. Советские генералы больше не могут взять и сослать инженеров Zeiss на восток, как это сделал Сталин в 1945 году.

Еще одним важным звеном в цепочке закупок для армии СССР был немецкий производитель компьютеров Robotron. И он больше не поставляет компьютерную технику и не предоставляет программное обеспечение. Венгры, снабжавшие Красную армию рядом компонентов, тоже планируют разорвать контракты на поставку. Зачем заниматься снабжением оккупационной армии?
Советский Союз может продолжать следовать девизу Сталина «Умри, но сделай», чтобы произвести современное оружие, но кто на это пойдет? Кроме того, одно дело построить баллистическую ракету, но совсем другое — создать индустрию микроэлектроники. США, в отличие от Советского Союза, преуспевает в производстве гражданских компьютеров и работе с компаниями, которые обеспечивают армию недорогими качественными компонентами для сборки «умного» оружия. Корпоративными героями войны в Персидском заливе были не только Raytheon, McDonnell Douglas и General Dynamics, но и Intel, IBM, Motorola, Texas Instruments и AT&T. В СССР нет ничего подобного.

Хорошим примером является глобальная система спутниковой навигации Navstar армии США. Американские солдаты вышли на заданную позицию в Ираке с помощью небольшого портативного прибора, разработанного в Калифорнии компанией Trimble navigation ltd. В системе навигации Trimble стоимостью $4000 использованы спутниковые маячки и микропроцессор Motorola для особой точности карты.
Советский аналог прибора Trimble называется ГЛОНАСС. Он далеко не портативен — по размеру равен примерно паре шлакоблоков. В то время как компания Trimble использует новейшие процессоры и современное программное обеспечение, ГЛОНАСС начинен простыми транзисторами.
Советский Союз мог, конечно, выкрасть навигатор Trimble (или же купить одну из гражданских версий) и скопировать ее. Возможно, CCCР смог бы даже обеспечить поставки микросхем Motorola. Но у шпионажа есть свой минус: циклы жизни военных разработок сокращаются. По данным Rand corp., как правило, СССР требуется не менее пяти лет, чтобы украденную технологию поставить на массовое производство. За это время американские ученые разработают новый, более современный продукт.
Еще пример: Советский Союз на протяжении почти всех 1980-х годов занимался совершенствованием американского радара Hughes APG-65 (чертежи были украдены в середине 1970-х годов). Советская версия этой модели теперь используется на истребителе MIG-29. Но пока СССР судорожно копировал продукт Hughes 1970-х, американские ученые обновляли программное обеспечение APG-65, устанавливали более продвинутую микроэлектронику, расширяя диапазон и количество целей, которые могут быть одновременно отслежены и устранены.
В то время как Горбачеву необходимо срочно предпринять что-то для восстановления советской гражданской экономики, ему, скорее всего, придется удовлетворить прошения советских генералов, хотя это и требует больших затрат. Он все более и более становится обязан им сохранением своей власти. Солдаты Красной армии теперь патрулируют крупнейшие советские города и с готовностью терроризируют политических оппонентов в Прибалтике, Грузии, Молдавии и даже системообразующих советских республиках.
Поскольку СССР не отчитывается в расходовании бюджета перед гражданами, он может выделить до двадцати его процентов на нужды армии, тогда как американцы ворчали из-за 6% бюджета, потраченных на эти цели. Сегодня Советская армия, прежде всего, представляет угрозу для собственного народа — не только как репрессивная сила, но и как причина истощения экономики.

Перевод Анны Сафроновой

http://www.forbes.ru/