Какую зарплату получают Кокорин и Мамаев, сидя в СИЗО?

«Продлить содержание под стражей до 25 сентября», — эта фраза судьи Пресненского суда вызвала улыбку у Александра Кокорина и Павла Мамаева.
3 апреля Пресненский суд продлил на полгода арест футболистов Александра Кокоринаи Павла Мамаева. АиФ.ru выяснил — получают ли они свою зарплату, пока находятся за решеткой.

История Кокорина
Необходимо отметить, что все происходящее сейчас с экс-футболистами сборной России Александром Кокориным и Павлом Мамаевым — беспрецедентный случай. Да, в России сажали в тюрьму, например, боксеров и борцов, но они зарабатывают гонорары себе сами. Чтобы профессиональный спортсмен из командного вида спорта угодил на полгода за решетку, такого еще не было. И предусмотреть подобное в контракте, конечно, в голову никому бы не пришло.
Зарплата Александра Кокорина известна — она составляет 3,3 млн евро в год — по нынешнему курсу 242,5 млн рублей. Кстати, по этому показателю нападающий «Зенита» входит в число десяти самых высокооплачиваемых футболистов российского чемпионата. Согласно российскому законодательству, до вынесения окончательного вердикта суда уволить работника ФК «Зенит» не может, поскольку это является нарушением Трудового кодекса. Но может приостановить выплату зарплаты в связи с отсутствием основания для ее начисления. Собственно, за что платить, если ты не выполняешь свои трудовые обязанности? В таком случае в табели учета рабочего времени работника проставляется специальный код, в соответствии с которым начисление заработанной платы не производится. Любой бухгалтер в курсе таких тонкостей.
Но в случае с Кокориным все немного иначе. Руководство «Зенита» не раз подчеркивало, что готово всячески поддерживать своего футболиста. Пытались даже клубных докторов направить к нему в СИЗО для лечения больного колена, но не вышло — следователи не дали добро. Так что пока судом не доказана вина Александра, он получает зарплату даже в заключении.
Нетрудно подсчитать, сколько именно. Кокорин отсидел в «Бутырке» уже полгода. В месяц он получает 20,2 млн рублей, за шесть месяцев — 121,2 млн рублей. Если отсидит целиком еще полгода во время следствия, как постановил суд, умножьте эту сумму на 2. Только за один день в СИЗО Кокорин зарабатывает около 673 тысяч рублей. Больше, чем среднестатистический россиянин за год.

Конечно, нельзя исключать варианты, что после вынесения приговора Кокорину клуб пересмотрит свою позицию. Такое нельзя исключать. Если он будет обвинительный, то могут с учетом решения суда оштрафовать за нанесенный имиджевый урон «Зениту». Но об этом можно говорить только после окончания судебного процесса.
Другой вопрос — контракт с клубом у Кокорина истекает летом 2019-го года. То есть с 1 июля он перестанет получать деньги от «Зенита», если не подпишет новый договор. Здесь уже может возникнуть другой прецедент, которого в российском футболе еще не было — ни один клуб ранее на заключал соглашения с заключенным. Теоретически Александра может пригласить к себе и любой другой клуб.

История Мамаева
Интересно, что у полузащитника «Краснодара» Павла Мамаева история взаимоотношений с клубом несколько отличается от кокоринской. Спустя несколько дней после ареста руководство краснодарского клуба предприняло попытки в одностороннем порядке разорвать контракт с Мамаевым, чтобы отгородить от себя уголовника. «Краснодар» дорожит своей репутацией, поэтому отождествлять клуб с человеком, нарушившим закон, не хотел. Однако столкнулся с трудностями, о которых написано выше. Разорвать соглашение можно только лишь в случае выплаты всей заработанной платы за весь срок контракта.
Такой вариант не устраивал «Краснодар», поэтому они пошли по простому пути, ставя в табеле учета рабочего времени Мамаева код «НБ» («Отстранение от работы (недопущение к работе) по причинам, предусмотренным законодательством, без начисления заработанной платы»).
Зарплата Павла Мамаева в «Краснодаре» составляет около 180 млн рублей в год. В случае, если клуб действительно приостановил действие договора, то Павел уже недосчитался порядка 90 млн рублей за шесть последних месяцев.

Александр Боярский
http://www.aif.ru/sport/

Найден виновный в гибели Як-42 с командой «Локомотив»

Следственный комитет РФ предъявил обвинение по делу о крушении в сентябре прошлого года самолета Як-42 экс-заместителю генерального директора авиакомпании «Як Сервис» Вадиму Тимофееву, пишет NEWSru.com.

 

Как сообщил ИТАР-ТАСС представитель СК РФ Владимир Маркин, бывшего топ-менеджера обвиняют по ч.3 ст.263 УК РФ (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта).

 

По словам Маркина, следователи установили причины авиакатастрофы, в которой погибли 44 человека, в том числе 37 членов хоккейной команды и тренерского штаба клуба «Локомотив». Помимо обнаруженных нарушений в работе экипажа воздушного судна при взлете, выяснилось, что экипаж был допущен к рейсу авиакомпанией «Як Сервис» «с грубейшими нарушениями правил безопасной эксплуатации воздушного транспорта», подчеркнул представитель СК.

 

Вадим Тимофеев, который отвечал за организацию летной работы, тренировки и квалификационные проверки пилотов, обладал правом допуска экипажей к полетам и их отстранения. Как считают в СК, экипаж разбившегося Як-42 был допущен Тимофеевым к полету 7 сентября незаконно, в нарушение правил безопасной эксплуатации воздушного транспорта, так как на момент катастрофы не имел права на выполнение самостоятельных полетов.

Командир летел по подложным документам, второй пилот не умел управлять Як-42

 

Установлено, что командира судна Александра Соломенцева допустили к полету на основании сфальсифицированных документов, а второй пилот — Игорь Жевелов — на момент катастрофы не окончил переобучение на управление самолетами Як-42.

 

Следователи считают, что Тимофеев не вел контроль за прохождением профессиональной учебы пилотов, регулярно отзывал их с учебных мероприятий и незаконно допускал их к полетам, хотя ему было достоверно известно об отсутствии у экипажа полного объема профессиональных навыков, сообщает ИТАР-ТАСС.

 

«Самым преступным нарушением стало то, что второй пилот потерпевшего крушение Як-42 Игорь Жевелов переучивался летать с Як-40 на Як-42 только… на бумаге!» — заявил газете «Комсомольская правда» сотрудник СК, участвующий в расследовании катастрофы.

 

По данным издания, принципиальная разница между этими двумя самолетами — в выполнении взлета. На Як-40 при нажатии штурвала на себя надо держать ноги на педалях, на Як-42 этого делать нельзя. По версии следствия, при взлете кто-то из пилотов держал ноги на тормозе. Кроме того, как сообщалось ранее, в крови Жевелова был обнаружен фенобарбитал, который он принимал из-за болезни ног. Этот препарат оказывает тормозящее действие на нервную систему.

 

Командир Андрей Соломенцев, который собирался перейти летать на самолетах Boeing и должен был быстро подготовить себе замену, поторопился, доверив взлет второму пилоту во время пассажирского рейса, а не на учебном самолете, пишет «КП».

 

Как оказалось, в день трагедии 7 сентября 2011 года экипаж должен был проходить обучение по распределению рабочих обязанностей между членами летной команды. По мнению следствия, если бы Вадим Тимофеев добросовестно относился к своим обязанностям, крушения могло не произойти.

 

В СК отметили, что в рамках уголовного дела допрошено более 200 свидетелей, проведено свыше 120 экспертиз, объем уголовного дела составляет около 90 томов. По словам Маркина, в ближайшее время уголовное дело в отношении Тимофеева будет выделено в отдельное производство.

Крушение и расследование катастрофы

 

Трагедия с Як-42 произошла сразу после вылета из аэропорта «Туношна». Утренним рейсом в Минск на свой первый матч в рамках чемпионата КХЛ летел основной состав ярославского «Локомотива». На борту самолета находилось 45 человек — 8 членов экипажа и 37 пассажиров. Первоначально выжили двое — хоккеист Александр Галимов и бортпроводник Александр Сизов, однако через пять дней спортсмен скончался в больнице от тяжелых травм.

 

Единственный оставшийся в живых Александр Сизов долгое время не давал интервью журналистам, только накануне годовщины трагедии он ответил на несколько вопросов КП. Бортпроводник признался, что физически чувствует себя нормально, но пока не работает. Он дал понять, что с психологическими проблемами пока не справился. По словам Сизова, после трагедии его жизнь изменилась — усилилась вера в Бога.

 

В ноябре прошлого года Межгосударственный авиационный комитет назвал основной причиной трагедии ошибку экипажа: эксперты пришли к выводу, что кто-то из пилотов при взлете по ошибке нажал на тормоз, а пилот Игорь Жевелов находился под действием запрещенного препарата. В МАК подчеркивали, что вылет проходил точно по расписанию, в хороших метеоусловиях, а самолет был полностью технически исправен.

 

Эксперты тогда также назвали одним из факторов, приведших к катастрофе, полное отсутствие системы безопасности полетов и организации летной работы в компании «Як Сервис». В МАК отмечали, что переучивание командира и второго пилота на Як-42 проходило на другом типе воздушного судна — Як-40, что могло сыграть роковую роль.

 

В феврале 2012 года родственники погибших пилотов пытались оспорить выводы МАК об ошибке пилотов, но Замоскворецкий суд Москвы отказался принять иск, мотивировав это тем, что действия комитета, как международной организации, не подсудны российскому суду.

 

Напомним, сразу после катастрофы Росавиация аннулировала сертификаты на право осуществлять гражданские перевозки у авиакомпании «Як Сервис». В начале августа газета «Известия» написала, что организация после почти годового перерыва будет снова работать на рынке под новым названием — «Эталон».

 

Автор: NEWSru.com