Как перестать тратить все до копейки и начать откладывать

Финансовый консультант Светлана Шишкина рассказывает о том, как перестать жить от зарплаты до зарплаты, куда на самом деле уходят деньги и как научиться правильно ставить финансовые цели.
Вроде бы мы неплохо зарабатываем, а денег все равно никогда нет. Почему так?
Денег обычно нет по двум причинам. Бывает, что семье действительно надо еще поработать над увеличением дохода, возможно, пересмотреть свои рабочие обязанности, подумать, чем еще заняться. Но чаще всего у людей на самом деле нет ответа на вопрос, куда же уходят деньги. Если вы просто начнете считать, это уже может помочь высвободить 10-15 процентов денег. Тут действует эмоциональный момент: если вы знаете, что вам надо будет записать расход, вы два раза подумаете, а стоит ли эту трату совершать. Привычка записывать расходы может удержать от импульсивных покупок.
Кроме того, когда вы все записываете, вы сразу начинаете учитывать те расходы, которых в голове просто не было. Бывает, что у людей до 40% дохода растворяются в черной дыре, они даже не понимают, куда делись эти деньги — это нужно решать.
Ну хорошо, вот мы вроде все расписали, и нету ни одной статьи расходов, которую можно было бы урезать. Не на еде же экономить!
У каждого могут быть свои денежные пылесосы. Например, бывает так: вот есть семья, у них есть машина. На этой машине отец семейства ездит на работу и с работы — сама по себе она не является средством заработка. Условно, он не работает таксистом или перевозчиком мебели, например. И эта машина может сжирать до трети семейного бюджета — знаю такие случаи. Это и ежемесячная плата по автокредиту, и КАСКО, ОСАГО, бензин, техосмотр. Треть денег уходит на машину, которая не приносит семье никакого дохода. Решение в денной ситуации болезненное, но лучше принять его сейчас: избавиться от этого денежного пылесоса и начать откладывать деньги на свое будущее, на образование детей на первый взнос по квартире, на пенсию.
Таким же «пылесосом» являются кредиты. У людей есть представление, что маленькая перепета — это несущественно. И они берут один потребительский кредит, другой, третий. Кажется, что это удобный инструмент. Зачем мне копить: поехал в отпуск, вернулся, расплатился. Получается, ты сначала потребляешь, и только потом зарабатываешь. Вот от этой системы, когда вы берете в долг у банка, стоит ОДИН раз перейти к тому, что вы берете в долг у себя. Если вы можете платить каждый месяц по кредиту, значит вы можете накопить эту сумму. Один раз вы накапливаете эти деньги, и дальше начинаете брать в кредит у себя. Надо вам на отпуск — взяли сами у себя и себе же потом отдаете, и при этом не кормите банки. Все! Нужно лишь один раз потерпеть.
Небольших «денежных пылесосов» тоже очень много. Мы годами не пересматриваем тариф сотовой связи, тариф интернета и телевизора. Многие, например, считают, что 1000 рублей в месяц за телевизор, который они не смотрят, это ерунда. Но это 12 тысяч в год! Также мы ленимся подключить кешбэк и проценты на остаток по карте — а ведь так можно плюс 1500 в месяц зарабатывать. Это еще 18 тысяч за год! Мы считаем, что комиссия за снятие денег в банкомате другого банка — это тоже ерунда. А ведь это тоже около 1000 рублей в месяц! Найдите два банкомата своего банка возле дома и два возле работы — и будете экономить 12000 рублей в год.
Еще много уходит на детей. Родители лучше не купят что-то себе, зато у детей полно одежды, игрушек, всевозможные кружки. Многие семьи признаются в том, что дети — это чуть ли не главная статья расходов у них.
Это история про средний класс и про то, как у нас устроена голова. Многим из нас чего-то недодали в детстве и поэтому теперь нам кажется кощунственной мысль экономить на ребенке. Как это я куплю не хорошую коляску, неужели я пожалею денег на хороший кружок? Недавно я ходила по магазину и продавец обратился ко мне со словами: «Смотрите, какая игрушка, купите, порадуйте ребенка!» И я подумала: а что, ребенок не может от чего-то другого порадоваться? Если вы спросите у своего ребенка, что его радует, он упомянет не только игрушки и вещи. Он обязательно скажет «сходить с родителями погулять» или «покататься вместе на коньках». Есть куча бесплатных развлечений для всей семьи! Тут нужно работать со своей головой и осознать, что ежедневные ненужные покупки, о которых ребенок тут же забывает, это наша попытка заглушить чувство родительской вины. Плюс нужно понять, что экономить на ребенке — это нормально! Начните заменять вещи материальные вещами эмоциональными, выстраивайте приоритеты, если видите, что очень много денег уходит на детей.
Ну хорошо, вот мы устранили все свои «пылесосы» и хотим начать копить. Но ведь невозможно копить на все сразу! Вроде нужна и квартира, и образование детям, и на пенсию чтобы осталось.
Если в целом посмотреть на личные финансы, то вы увидите, что это некий сосуд, содержимое которого мы пытаемся разделить, чтобы найти баланс между «сегодня» и «завтра». Вот к нам приходят 100 рублей, мы тратим их сегодня и ничего не оставляем на завтра. А ведь завтра — и через 10 лет, и через 20, и на пенсии — нам должно житься так же хорошо, как и сегодня!
Поэтому, если вы понимаете, что можете реализовать только одну цель — например, откладывать деньги на образование детей либо откладывать их на пенсию, надо выбирать свою пенсию. Если вы сможете освободить детей от необходимости содержать вас в старости, это уже огромный вклад в их будущее. Собственная финансовая независимость должна быть одной из важнейших целей! И именно эта цель должна влиять на все финансовые решения, которые вы принимаете. То есть, распределение финансов должно быть здоровым. Например, отпуск не является самой важной нашей целью, к тому же, отдохнуть можно и за 20 тысяч, и за 50 тысяч и за миллион. На первом месте всегда должна быть история про финансовую независимость, потом идут текущие траты, потом — будущее детей и все остальное.
А как правильно копить на пенсию?
Ты сначала ставишь себе цель: «Я хочу, чтоб у меня на пенсии была вот такая-то сумма в месяц». Дальше ты считаешь, какой нужен капитал, чтобы он приносил нужную сумму в месяц на процентах. Дальше ты считаешь, сколько нужно откладывать в месяц с учетом инвестирования но и с учетом инфляции.
Вот, скажем, человек хочет иметь на пенсии 1000 долларов в месяц уже с учетом инфляции. Сейчас ему 30 лет. Ему достаточно начать откладывать 300 долларов в месяц. К 60 годам он скопит капитал, который позволит ему получать 1000 долларов в месяц всю оставшуюся жизнь. Таким образом, откладывание — это регулярный расход. Эта сумма должна откладываться каждый месяц.
Эх, бывает так, что вроде и начинаешь откладывать — а потом сам у себя забираешь и тратишь. Как с этим быть?
Тут могут быть две проблемы: психологического характера и технического характера.
Если это проблема технического характера вроде «думал, что отложу сразу после зарплаты, но так долго тянул, что в итоге все потратил», то можно подобрать инструменты. Когда перечисление денег не будет требовать усилий. Например, можно установить автоматическое списание в день зарплаты. Деньги списались, ушли на закрытый счет и все — что осталось, то и тратите. Но это не будет работать, если не решить психологическую проблему. Обычно люди срываются и тратят накопленное, когда они копят просто для того, чтобы копить. Без цели. Тут обязательно нужно знать, ЗАЧЕМ ты копишь.
Например, вы копите на квартиру. Представьте, как она будет выглядеть, где находиться, вообразите, как вы уже живете в ней. Этим нужно гореть! Тогда каждый месяц вы с радостью будете думать: «Вот, я еще на 10 тысяч приближаюсь к этой прекрасной квартире». Когда у меня была цель погасить ипотеку, я любые свободные деньги несла туда. Пришла мне премия, неожиданная подработка — все туда. Потому что была цель!
Так же точно нужно думать о пенсионном капитале. Представьте, как вы будете жить на пенсии, если у вас будет постоянный доход. Можно для контраста посмотреть на тех, кто сейчас живет на государственную пенсию — если не получается мотивироваться на позитив. Вы все время должны помнить о том, что, лишая себя чего-то сегодня, вы приобретаете это завтра.

https://woman.rambler.ru/

В зоне риска: российские активы на Украине под угрозой «национализации»

Президент Украины Петр Порошенко принял решение приостановить работу кондитерской фабрики Roshen в Липецке, выставив ее на продажу. О мотивах Порошенко, побудивших принять подобное решение можно только догадываться, однако этот шаг представляется крайне тревожным сигналом. Фактически Порошенко перерезал пуповину, которая удерживала его от более активных действий по расширению конфликтного поля с РФ. Под этим определением подразумеваются не только военно-политические провокации, но и угрозы для российского капитала на Украине, чьи суммарные активы оцениваются примерно в $ 15 млрд.2017-02-03_100728
Положение киевского режима и впрямь сложное — внешняя поддержка тает на глазах, внутренние противоречия ввиду сужения «кормовой базы» нарастают, а социально-экономическая ситуация продолжает обваливаться. В подобных реалиях украинские власть имущие могут отважиться на целую серию шагов, направленных на недружественное поглощение (квазиправовую национализацию), либо введение новых ограничительных мер против российского бизнеса на Украине. Тем самым власть решит сразу несколько вопросов — начиная от обеспечения собственных бизнес-интересов (банальное рейдерство либо же зачистка рынков от конкурентов), заканчивая потаканием собственной социальной базе из числа ультранационалистов, требующих «передать на нужды фронта имущество государства-агрессора».
Надо сказать, что репрессии в отношении российского капитала на Украине начались практически сразу после «майдана». Уже к августу 2014 года Государственная фискальная служба Украины составила список всех предприятий с российским капиталом, пообещав вводить санкции против тех, где доля последнего превышает 50%. А после принятия Верховной Радой постановлений «О признании Российской Федерации государством-агрессором» (от 27.01.2015) и «Об отпоре вооруженной агрессии Российской Федерации и преодолении ее последствий» (от 21.04.2015), дополнивших собой правительственный закон «О санкциях» (от 15.08.2014), киевский режим создал юридические основы, устраняющие препятствия для введения ограничений на деятельность российского капитала на Украине. Первые санкции были введены решениями Совбеза и Кабмина уже в январе-феврале 2015: по словам министра экономического развития и торговли Айвараса Абромавичюса, 160 российских компаний были лишены лицензий и разрешений, дающих право на определенные виды деятельности.
«Дамоклов меч» национализации продолжает висеть над банками с российским капиталом. В комитетах Верховной Рады ждут своего часа несколько законопроектов по этому поводу. Как показал опыт недавней национализации «ПриватБанка», принадлежавшегоИгорю Коломойскому, в результате подобного шага власть имущие получают широкое поле возможностей для осуществления финансовых махинаций, направленных на личное обогащение.
Впрочем, вопрос продолжения работы российских банков на Украине остается крайне дискуссионным. Шутка ли — докапитализация банков «страны-агрессора» обеспечила Украине в 2015—2016 приток 30−50% иностранных инвестиций. Фактически киевский режим «воюет с Россией» на деньги самой России, что не раз вызывало вопросы общественности как в РФ, так и оппозиционных кругов на Украине. Притом банки с российским капиталом на Украине являются хронически убыточными, подвергаются физическим атакам «активистов» и санкционному давлению (были отозваны лицензии на право осуществлять операции на фондовом рынке). Долгое время в банковских кругах Украины циркулировали слухи о продаже российских банков, однако, учитывая нынешние украинские политико-экономические реалии, продажа активов возможна только с очень большим дисконтом.
Вытесняется российский капитал и с других сегментов финансового рынка — страхового и биржевого. У компаний, принадлежащих резидентам РФ, отнимают лицензии в связи с «подтверждением факта контроля лиц из государств, осуществляющих вооруженную агрессию против Украины». Либо же резиденты РФ вынуждены уменьшать свою долю в украинских активах (до уровня менее 50%) — «Московская биржа ММВБ — РТС» в 2015 утратила контрольный пакет акций «Украинской биржи» и биржи «ПФТС».
Утрачивает российский капитал свои позиции на топливном рынке Украины. После многочисленных атак радикалов, «Лукойл», занимавший 4-е место по объемам розничной реализации моторного топлива, еще в 2014 вынужден был продать свою сеть из 240 АЗС и 6 нефтебаз австрийской компании AMIC. Ранее, еще в 2010, «Лукойл» законсервировал Одесский НПЗ, а в 2013 права собственности на завод перешли холдингу «ВЕТЭК», чьим бенефициаром является беглый «младоолигарх» Сергей Курченко. Последним активом «Лукойла» на Украине остается нефтехимический завод «Карпатнефтехим» (Ивано-Франковская область), однако он работает с большими перебоями. Не так давно представители трудового коллектива «Карпатнефтехим» обращались к центральной власти с требованием восстановить экономические связи с РФ, но данная петиция не нашла отклика в высоких киевских кабинетах.
Другой НПЗ — Лисичанский (Луганская область), принадлежащий «Роснефти» законсервирован в результате боевых действий летом 2014 года. Кроме того, в комитетах Рады имеются законопроекты, согласно которых 300 автозаправочных станций «ТНК» могут быть национализированы, а «Роснефти» будет запрещено осуществлять транзит через Украину. Правительство Арсения Яценюкагрозилось также арестовывать транзитный российский газ, однако на определенном этапе разум возобладал, а также, судя по всему, Киев опасался реакции Европы на подобный шаг.
В целом, в результате боевых действий на Донбассе представители российского промышленного капитала понесли потери. Коснулись они прежде всего финансово-промышленных групп «Донецксталь» (основной актив — Донецкий металлургический завод) и «Индустриальный союз Донбасса» (ключевой актив — Алчевский металлургический комбинат), где сосредоточены интересы российских промышленников Виктора Нусенкиса и Александра Катунина.
С большими перебоями работает и «Лугансктепловоз», 76% акций которого владеет корпорация «Трансмашхолдинг». Большую часть 2014−2016 завод простаивал, хотя периодически в СМИ попадала информация о том, что луганские машиностроители выполняют заказы для «РЖД».
Если говорить о российских активах, которые могут быть прибраны к рукам украинских власть имущих, то помимо вышеупомянутого банковского и топливного сегментов, это операторы мобильной связи «Киевстар» и «МТС», о которых периодически вспоминает «патриотическая общественность».
Словом, российский капитал продолжает нести убытки на украинском направлении, вытесняемый как объективными обстоятельствами, так и целенаправленной политикой, проводимой киевским режимом. Безусловно, это нельзя сравнить с потерями Украины от разрыва львиной доли экономических связей с РФ, в результате чего украинская экономика обрушивается уже даже не в третий, а в четвертый мир, но факт остается фактом. И, как было сказано в начале материала, после закрытия порошенковской фабрики в Липецке, украинские власть имущие могут попытаться «отыграться» на российских активах внутри страны.

Денис Гаевский, Киев
https://eadaily.com/ru/

Минфин отправляет деньги в Штаты «бочками»

Российские нефтедоллары продолжают уплывать за океан
В течение последнего года Россия увеличила объем вложений своих средств в обязательства Казначейства США на $ 14,7 млрд. — с $ 82,2 млрд. до $ 96,9 млрд.
Такие данные содержатся в январском докладе Министерства финансов США о вложении другими странами денежных средств в американские государственные облигации. Максимальное наполнение заокеанской «кубышки имени Кудрина» пришлось на период октября — ноября 2014 года ($ 108,9 млрд.) — в один из пиков геополитического противостояния на фоне введения Западом секторальных санкций (в том числе, и в отношении российского банковского сектора).
В прошлом году, в «сухой сезон», когда река нефтедолларовых поступлений практически полностью «обмелела», поток ликвидности в заокеанские «заначки» Минфина немного уменьшился. Так, в июне 2015 года Россия хранила в гособлигациях США $ 72 млрд. Впрочем, это не стало концом труднообъяснимой практики пополнения активов США за счёт и без того скудеющих финансовых ресурсов РФ.
По последним данным, даже в условиях неблагоприятной для России ценовой конъюнктуры на внешних рынках Минфин выполнил план по нефтедолларовой «продразверстке» в пользу финансовой системы США. Судя по недавней инициативе «отца-основателя» заокеанских «кубышек» Алексея Кудрина, российским налогоплательщикам придётся «потуже затянуть пояса», не рассчитывая на возврат накопленных средств из суверенных фондов. Бывший министр финансов назвал нецелесообразным отдельное существование Резервного фонда и Фонда национального благосостояния (ФНБ). По мнению Алексея Леонидовича, их следует превратить в «единый инструмент».
На практике это, скорее всего, будет означать, что средства ФНБ, который был создан с расчётом на покрытие финансовых разрывов, связанных с демографическими и финансовыми проблемами, будут также заморожены в Резервном фонде. При том что последний выполняет роль неприкасаемой «финансовой подушки», прибегать к которой для смягчения последствий кризиса правительство, похоже, вообще, не собирается.
Ещё больше вопросов вызывает попытка соскрести оставшийся «финансовый жирок» с и без того «костлявой» экономики. Напомним, отправленные за океан $ 14,7 млрд. — это почти половина того самого бюджетного дефицита, покрывать который правительство (судя по антикризисному плану) собирается за счёт бизнеса и полегчавших кошельков рядовых граждан.
Сотрудник центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Даниил Григорьев считает, что экономический блок кабмина придерживается незыблемых канонов рыночного фундаментализма, которые заложили ещё «младореформаторы» в начале 1990 гг.
— Одним из «столпов» этой парадигмы выступает оголтелый монетаризм. А именно, убеждение, что лишние деньги приводят к инфляции.
«СП»: — Каким образом г-ну Силуанову удалось обнаружить финансовые «излишки», которые необходимо срочно экспроприировать в пользу Казначейства США?
— Логика главы Минфина порождает когнитивный диссонанс. Какие уж тут «лишние деньги», если рефреном его выступлений стал призыв к урезанию госрасходов. А премьер Медведев, несмотря на высокую инфляцию, повышение акцизов, налогов и прочих фискальных поборов с населения и бизнеса, ещё и понижает прожиточный минимум. В общем, полный спектр антикризисных мер по рецептуре МВФ. На мой взгляд, в такой ситуации просто кощунственно поднимать вопрос об инвестициях в экономику геополитического конкурента, который не только обложил РФ всевозможными санкциями, но и отрезал нашу финансовую систему от кредитных ресурсов.
По логике «пещерного монетаризма», если растёт инфляция, нужно «стерилизовать» денежную массу всеми возможными способами. В том числе, повышая банковскую учётную ставку, складируя бюджетные поступления в разного рода «кубышках».
«СП»: — Разве сокращение соцрасходов не приводит автоматически к сжатию денежной массы?
— Чтобы объяснить этот парадокс, специально создан квазинаучный интеллектуальный конструкт, что инфляцию вызывает не денежная масса сама по себе, а платежеспособный спрос.
«СП»: — Что это принципиально меняет — указанный макроэкономический параметр также скукоживается…
— Финансовые власти словно не замечают этого обстоятельства. Продолжая твердить заученную мантру о том, что сокращение госрасходов это как «горькое лекарство», которое нужно проглотить, иначе не выйти из кризиса. Однако факты, как известно, вещь упрямая. А они говорят о том, что ни одно государство в мире не смогло выбраться из кризисной ямы за счёт сокращения вливаний в экономику .
«СП»: — В «тучные нулевые» бюджетные расходы и платёжеспособный спрос были выше, что, однако, не провоцировало инфляционные всплески. Наконец, наверное, даже г-ну Силуанову понятно, что рост цен сегодня связан с девальвацией рубля и, соответственно, удорожанием импорта на фоне пробуксовки программы импортозамещения. Про «инфляционный локомотив» в виде роста услуг ЖКХ, акцизов на бензин и естественных монополий уже и говорить не приходится.
— Идеологема «птенцов гнезда Кудрина» противоречит известному факту. За всю постсоветскую историю инфляция в РФ падала, только когда проводилась сравнительно мягкая кредитно-денежная политика (когда ЦБ во второй раз возглавил Виктор Геращенко). Потому что российская специфика состоит в том, что у нас «инфляция издержек». Таким образом, чтобы сбить цены, нужно предоставлять больше денег предприятиям и модернизировать производство, насыщая рынок товарным предложением.
У нас 30% населения находятся у черты бедности. Малообеспеченные слои населения не занимаются накоплением, а сразу тратят заработанное на приобретение товаров первой необходимости. Что запускает целый каскад товарно-денежных операций, которые способствуют оживлению экономики.
«СП»: — Возвращаясь к заявленной теме, каково соотношение экономической и политической подоплёки в «аттракционе неслыханной щедрости», устроенном Минфином по отношению к США?
— Вообще, я не думаю, что российские $ 96,9 млрд. на фоне $ 6,183 трлн. (общая сумма американских ценных бумаг, в которые вложились иностранные государства) это критически значимая сумма. Другое дело, что увеличение госвложений РФ в американскую экономику в условиях санкционной войны может быть расценено как жест лояльности.
«СП»: — В то время как власти США и ЕС запрещают своим банкам размещать гособлигации РФ, отрезают нашу банковскую систему от внешних источников финансирования…
— Наверное, с точки зрения наших министров, которые предпочитают задабривать Запад, какая-то логика в этом присутствует. Утверждение, что на экономическую агрессию Запада мы ответим ещё большей открытостью, лично у меня вызывает большие вопросы. Складывается такое впечатление, что нашему правящему классу не нужна структурная перестройка экономики. Ведь в ходе её проведения придётся «наступить на хвост» целому сонму элитариев. Тем, которые используют бюджетные программы и «откаты», как способ личного обогащения и пополнения счетов в своих офшорных «лавочках».
А чтобы превратить российскую банковскую систему из «финансового вампира» в кровеносную систему экономики, придётся зарезать ещё одну «священную корову» либеральной доктрины — установить жёсткий валютный контроль. Опять же, нанеся удар по бенефициарам из доминирующего финансового сектора.
В разговоре с «СП» заведующий кафедрой политической экономии РЭУ им. Г.В. Плеханова Руслан Дзарасов назвал действия правительства Медведева вызывающими.
— Я не понимаю, какой смысл было вводить т.н. «бюджетное правило», когда оно работает в одностороннем режиме. На пике нефтедолларовых поступлений деньги из экономики изымали и переводили в заокеанские фонды под минимальный процент якобы «на чёрный день». Когда же он наступил, обществу объявили- «возвращать деньги нельзя, у них есть такое обыкновение со временем расходоваться…». Я напомню: в прошлом году реальные доходы населения упали на 3,5%, а заработанная плата в реальном выражении сократилась почти на 10%.
Это колоссальное падение уровня жизни людей. Официальная инфляция составила 13%, но это напоминает «среднюю температуру по больнице». Независимые эксперты предпочитают оперировать таким понятием как «социальная инфляция». То есть, рост цен на товары первой необходимости (продовольствие, коммунальные услуги, одежда, лекарства). Это не яхты, не автомобили «Бентли» или запчасти к «Боингу». В таком очищенном виде цены в прошлом году выросли на 35−40%.
«СП»: — В начале 2016 года доходы упали, расходы выросли, хором говорят Росстат и Минэкономразвития…
— Это тревожный симптом — люди проедают заначки, набирают кредиты или уходят «в тень» (что приводит к скукоживанию налогооблагаемой базы). И в этот критический момент наши власти продолжают финансировать американский спекулятивный рынок. В этом плане есть два источника. Первый это вывоз частного капитала, второй госвложения. Если посмотреть статистику ЦБ за последние 20 лет, мы увидим нечто удивительное — когда уменьшается отток частного капитала (в силу экономического спада), правительство включает «финансовый пылесос» по перекачке российских финансовых госресурсов.
«СП»: — Это своего рода неоколониальная разнарядка, монетарный оброк в пользу метрополии?
— Получается так. Не мытьём, так катанием из «туземцев» выбивают «дань». В результате, за счёт части наших экспортных поступлений рынок ценных бумаг США исправно получает подпитку. Это отражает интересы компрадорского капитала в России. Странная картина — высшее руководство, казалось бы, «держит удар» на внешнеполитическом уровне, не прогибаясь под Запад, но экономическая политика находится в вопиющем противоречии с декларируемыми целями.
На мой взгляд, пока в США поступает «дань», наш правящий класс имеет шансы договориться с Западом. Дескать, мы не стремимся к пересмотру мирового порядка, действуем в парадигме навязанного «вашингтонского консенсуса».
Не зря специалисты относят РФ к государствам полупериферийного типа. Мы не чистая периферия как Украина, где все решения вплоть до высших кадровых назначений принимает посол США по указке из Госдепа. Москва, например, способна воссоединиться с Крымом, если нас совсем загонят в угол. Но в то же время последовательно противостоять Западу, создавая альтернативный экономический центр силы, мы не смеем. Или нам не позволяют.
«СП»: — Насколько небезопасно вкладывать свои кровные в экономику США, когда официальные представители Вашингтона открытым текстом говорят, что уже ищут новые способы «сравнительно честной» экспроприации наших средств. И даже называют повод — присоединение Крыма.
— Пока экономическая политика РФ подчиняется интересам транснациональных финансовых групп, никто нас «раскулачивать» не будет. Тем более, кредитную удавку на нас пока ещё не набросили — госдолг сравнительно небольшой. Хотя многие регионы находятся в предбанкротном состоянии (2,3 трлн. рублей), не говоря уже о колоссальном корпоративном кредитном «навесе». В текущем году корпорации должны выплатить примерно $ 40 млрд. только в качестве обслуживания внешнего долга.
Эта опасная ситуация возникла потому, что государство перекладывает на бюджеты регионов бремя выполнения соцобязательств. При этом доходы, которые проще всего администрировать, центр аккумулирует у себя, переводя одну часть из них субъектам-реципиентам, а другую в США.
Такая политика обезоруживает Россию перед очередными санкционными баталиями. О каком импортозамещении рассуждают наши власти, если они сами выводят колоссальные капиталы за рубеж?
«СП»: — Как это можно объяснить?
— В России идёт внутриэлитная борьба. Пока господствующие высоты в экономике занимают ставленники компрадорской части олигархии. Они посылают сигнал своим хозяевам — мы продолжаем сотрудничать с вами на ваших условиях, чтобы получить «ярлык на княжение». При этом чиновники могут не беспокоиться за сохранность своих капиталов за рубежом.
Не исключено, что сирийский «реверанс» и «расшаркивания» на финансовых рынках имеют предвыборное происхождение.
«СП»: — Но ведь международная практика показывает, что Запад воспринимает это как проявление слабости. Или, если угодно, как приглашение к агрессии.
— Такая опасность существует. Конечно, формального права арестовать наши суверенные активы они не имеют, но предлог найти будет нетрудно. Международное право это право сильного. Даже Германия совсем недавно имела проблемы. Глава Минфина этой страны не смог получить от властей США информации о состоянии золотого запаса, который был передан на хранение. Есть подозрение, что банки ФРС приторговывают германским золотом на рынке.
Насчёт «реверансов» хотел бы процитировать Олега Гриневского, одного из наших дипломатов, который принимал участие в Венских конференциях по обычным вооруженным силам в Европе. Он говорил — мы делали уступки, а американцы просто «клали их в карман» и отвечали: «Это хорошо. Что дальше?». То есть, встречные шаги в арсенале американской дипломатии отсутствуют. Чужие уступки Вашингтон воспринимает как должное. А отказ продолжать играть «в одни ворота» американцы расценивают как агрессивное поведение.
«СП»: — Если выражаться в терминах виктимологии, действия российских властей, фактически, способствуют восприятию России в качестве потенциальной жертвы?
— Именно так. Наши элиты сами провоцируют отношение к себе как к неравноценным партнёрам.
«СП»: — Аналитики либерального толка успокаивают — Китай же не опасается держать в американских бумагах $ 1,2 трлн. То же самое касается ещё 13 не последних в этом мире стран.
— Все государства, которые имеют активное торговое сальдо с Западом, вынуждены инвестировать свои валютные доходы в американские «казначейки». Это связано с влиянием потоков капиталов на валютные курсы. Чтобы китайские товары были конкурентоспособными на западных рынках, нужно систематически занижать курс юаня. До падения цен на нефть мы тоже активно осуществляли вывод капитала для укрепления позиций экспортёров.
Но сейчас бегство капитала происходит само собой — российские олигархи не инвестируют в западную экономику, а просто хранят там деньги в долларах в качестве формы сбережений. Потому что для них это «запасной аэродром». С перспективой окончательно перебраться туда, легализовавшись в глазах западной элиты.
А госкапитал выводится для того, чтобы у них была возможность это сделать.

Василий Ваньков