Как майор Вертиевец напугал Голду Меир

Эпоха противостояния капиталистического и коммунистического миров получила название «холодная война». Ее сражения разыгрывались не в границах основных ее участников – США и СССР, а в странах или даже регионах, весьма отдаленных как от Москвы, так и от Вашингтона. Разумеется, далеко не все известно нам о сражениях холодной войны. О многом мы доподлинно не узнаем никогда. Вместе с тем мировая общественность была достаточно осведомлена о ходе одной такой баталии, получившей название «Карибский кризис». Тогда, в октябре 1962 года, человечество находилось в шаге от края ядерной пропасти. Однако о том, как развивался еще один кризис, также грозивший вселенской катастрофой, нам стало известно лишь 35 лет спустя.
ИЗРАИЛЬ МЕЖДУ ПОБЕДОЙ И ПОРАЖЕНИЕМ
Вслед за оглушительной победой над Египтом в шестидневной войне 1967 года Израиль был охвачен эпидемией тотальной эйфории. Триумф гипнотически подействовал и на высшее руководство страны, которое пришло к выводу, что арабы утратили наступательный потенциал и в обозримом будущем не способны восстановить свои вооруженные силы. Головокружение от военных успехов сменилось самоуспокоением, и спецслужбы страны сосредоточили свои усилия на борьбе с «арабским терроризмом», перестав уделять должное внимание анализу информации, поступавшей из источников в соседних арабских странах. Более того, нередко сообщения агентов о форсированном восстановлении Египтом своих вооруженных сил признавались ошибочными или даже пораженческими. Израильский премьер-министр Голда Меир благодаря покровительству «старшего брата» – Соединенных Штатов – была убеждена в неуязвимости своей страны и пренебрегла предостережением Никколо Макиавелли, мэтра тайной дипломатии средневековой Европы: «Политики побежденной страны имеют много общего с малыми детьми: поднятый ими шум свидетельствует о том, что в детской все в порядке, их молчание внушает подозрение…»
И действительно, правительство Насера, а затем Садата, несмотря на потерю Синайского полуострова и утрату контроля над Суэцким каналом, не использовало даже трибуну Генеральной Ассамблеи ООН для отстаивания своих прав. А находившиеся в Каире советские советники по вопросам разведки разработали план по дезинформации израильтян, и начиная с 1970 года египтяне стали методично его реализовывать. Изо дня в день они снабжали западноевропейских журналистов, посещавших Каир, ложными сведениями о положении дел в войсках, всячески подчеркивая неспособность арабов овладеть и управлять советской военной техникой.
Цель перечисленных мероприятий состояла в том, чтобы сформировать у руководства Израиля превратное представление о собственной безопасности и убедить его в том, что арабы смирились с поражением и будут поступать в соответствии с заповедью Пророка Мохаммеда: «Сидя на крыльце своего дома, ожидай, когда воды арыка пронесут мимо труп твоего врага».
Эту тактику Египет применял в течение шести лет, и, как выяснилось в 1973 году, она себя оправдала, а с помощью СССР была воссоздана армия, оснащенная самыми современными наступательными видами вооружений. Более того, к воинским частям были прикомандированы многочисленные советские военные инструкторы, как правило, офицеры, имевшие опыт ведения боевых действий во Вьетнаме. Последние должны были не только натаскивать личный состав арабских воинских формирований, но и, согласно секретным советско-египетским договоренностям, принимать непосредственное участие в предстоящих боевых операциях.
В сентябре 1973 года глава израильской военной разведки Элиа Зеира проигнорировал агентурные сведения о готовности египетской и сирийской армий взять реванш за поражение в шестидневной войне. Подобным образом поступил и директор ЦРУ Уильям Колби. Несмотря на то что спутники-шпионы зафиксировали передислокацию арабских войск к границам Израиля, он отверг возможность нападения, посчитав новую войну на Ближнем Востоке невозможной.
ВОЙНА СУДНОГО ДНЯ
Утром 5 октября 1973 года началась разработанная египетскими генералами совместно с Генеральным штабом ВС СССР операция под кодовым названием «Убур» (преодоление водной преграды). Египтяне форсировали Суэцкий канал, а сирийские войска атаковали военные порядки израильтян в районе Голанских высот. Обе армии должны были продвигаться далее в направлении Тель-Авива и, окружив его, замкнуть кольцо.
Не случайно была выбрана дата начала операции. На 5 октября приходился Йом-Киппур – еврейский праздник Судный День. В этот день все правоверные иудеи, отложив мирские заботы, должны взаимно каяться в грехах, совершенных в течение года.
Арабы нанесли весьма ощутимый урон израильским частям: убиты 3000 солдат и офицеров, уничтожены свыше 900 танков и около 200 самолетов. Для Израиля, с учетом его людских и материальных ресурсов, это были запредельные потери.
После трех дней кровопролитных боев перед сирийскими танками открылась прямая дорога на Иерусалим, и вечером 7 октября министр обороны Моше Даян в панике обратился к Голде Меир с предложением капитулировать. Однако премьер, о которой израильтяне говорили: «В правительстве есть только один мужчина, да и тот – женщина по имени Голда!» – не разделяла пораженческих настроений генерала.
Ранним утром 8 октября на экстренном заседании Кабинета министров она огласила свой окончательный вердикт: «Никакой капитуляции. Мы применим ядерное оружие и уничтожим Каир и Дамаск!» Действительно, в распоряжении Израиля были 18 атомных бомб. Министры поняли, что «железная леди» потеряла чувство реальности и никто не сможет ее переубедить. В зале повисла гробовая тишина. Голда Меир по-своему расценила молчание соратников. Не мешкая ни секунды, она отдала приказ Моше Даяну немедленно привести в боевую готовность весь ядерный арсенал.
В тот же день резидентуры КГБ и ГРУ (военная разведка) на Ближнем Востоке от своей агентуры влияния, инфильтрованной в высшие эшелоны власти Израиля, узнали о решении Голды Меир нанести атомный удар по Египту и Сирии.
10 октября Политбюро ЦК КПСС одобрило предложенный председателем КГБ СССР Юрием Андроповым «План мероприятий по принуждению Израиля отказаться от нанесения атомного удара».
11 октября советник-посланник советского посольства в Вашингтоне Георгий Корниенко вручил госсекретарю США Генри Киссинджеру обращение всемирно известных физиков-ядерщиков Юлия Харитона, Якова Зельдовича и Ильи Лившица к американскому президенту. Советские академики назвали решение израильского премьера самоубийством. Подчеркнули, что атомная бомбардировка Каира и Дамаска будет иметь катастрофические последствия не только для Ближнего Востока, но и для всей мировой цивилизации. Патриархи нашего ядерного оружия деликатно намекнули, что СССР, будучи связанным с Египтом и Сирией договорами о военном сотрудничестве, безучастным не останется и примет меры, адекватные атомной атаке Израиля. Вместе с тем отметили, что вся ответственность за последствия такого соразмерного ответа ляжет на израильское правительство.
12 октября, ввиду того, что администрация президента США под разными предлогами неоднократно переносила дату ответа, руководство СССР приняло решение прибегнуть к запасному варианту «Плана по принуждению».
ПОЛЕТ НАД ГНЕЗДОМ АГРЕССОРА
13 октября 1973 года заместитель командира полка истребительной авиации майор Вертиевец нес боевое дежурство на командном пункте военного аэродрома «Владимировка» в Волгоградской области. В 6 часов 15 минут нарочный из штаба Приволжского военного округа вручил майору пакет с пометкой «Секретно. Вскрыть немедленно!»
Через 15 минут Вертиевец в сопровождении нарочного и бригады техников вошел в ангар, где находились особоохраняемые новые боевые машины. Как только майор забрался в кабину, нарочный подал ему второй пакет с грифом высшей секретности «Особой важности. По прочтении уничтожить!»
В 8 часов 12 минут по малоазиатскому времени на экране локатора командного пункта противовоздушной обороны (КП ПВО) Тель-Авива появляется светящаяся точка. Автоматически включаются и надрывно воют сирены. Быстро перемещаясь из северо-восточного в юго-западный сектор, точка приближается к воздушным границам города, и дежурный офицер высылает на перехват нарушителя звено сверхзвуковых истребителей «Мираж».
Из динамика доносится голос командира звена, он приказывает нарушителю совершить посадку. В ответ тишина. Дважды требование звучит по-арабски. И вновь молчание. Командир переходит на английский. Никакого эффекта.
Дежурный офицер КП ПВО наблюдает, как на экране локатора три «Миража» двигаются параллельным с нарушителем курсом. Но почему они не поднимутся выше? Действительно, «Миражи» находятся несколькими «этажами» ниже траектории полета самолета-нарушителя, но почему? Почему, наконец, дистанция между тройкой и преследуемым увеличивается с каждой секундой? Не значит ли это, что летные характеристики у нарушителя значительно лучше, чем у «Миража»? «Черт! – вопит командир звена, – нам не достать его. Он на шесть тысяч футов выше… Да и движется он в два раза быстрее!»
Вслед за этим на экране появляются белые полосы: «Миражи» стреляют «Хоками» – ракетами класса «воздух–воздух». Но что это? Ракеты исчезают в голубой бездне небосклона, так и не поразив цель, а она с немыслимой скоростью удаляется на высоте 69 тыс. футов. Нет! Возвращается вновь! Делает один, два, три… шесть (!) кругов над городом – фантастика! И ведь не боится быть сбитым!
Дежурный офицер высылает на помощь «Миражам» звено «Фантомов». Задача одна: сбить нарушителя. Увы! Ни «Фантомы», ни их ракеты не могут добраться до… До чего? Как назвать нечто, движущееся с запредельной скоростью на невероятной высоте? Да и не самолет это вовсе. Это – БЛО – безмолвный летающий объект! Все это так, но откуда он взялся? У арабов до сих пор ничего подобного не было. Значит, он из России.
Министр обороны, прибывший к премьеру с докладом об инциденте в небе над Тель-Авивом, застал ее за чтением письма-обращения советских ядерщиков. Выслушав генерала, Голда Меир сразу поняла, что эти события – обращение и вторжение загадочного летательного аппарата – суть «акты одной пьесы», а режиссеры руководят действом из Москвы.
«Железная леди» была вынуждена «перестраиваться на марше». Она обратилась к Генри Киссинджеру и другим высокопоставленным американским чиновникам с просьбой о дополнительной военной помощи. В результате массированного давления сионистского лобби с Капитолийского холма на президента Никсона между США и Тель-Авивом немедленно был создан «воздушный мост», и израильтяне получили новейшие модели боевой техники, включая самолеты, танки и ракеты. Американские корпорации, принадлежавшие евреям, в течение недели вложили в экономику Израиля 2,5 млрд. долл. В то же время израильские дипломаты начали «работать» с иорданским королем Хусейном и с королем Марокко Хасаном II, чтобы с их помощью склонить руководителей Египта и Сирии к заключению перемирия.
Коль скоро фактическое поражение Израиля в войне Судного Дня стало очевидным, Киссинджер предпринял титанические усилия, чтобы спасти его хотя бы от унизительной капитуляции. Он выступил посредником в урегулировании конфликта, добиваясь отвода египетских и сирийских войск и создания буферной зоны с Израилем. Однако эта его инициатива не нашла поддержки у постоянных членов Совета Безопасности ООН. По настоянию советских дипломатов была принята резолюция о создании чрезвычайных сил, которые предполагалось ввести в зону разъединения египетских и израильских войск.
Рейд безмолвного летающего объекта в небе над Тель-Авивом не только развеял миф о неуязвимости Израиля, но и фактически заставил Голду Меир отказаться от нанесения атомного удара по столицам Египта и Сирии. В апреле 1974 года Меир и Даян вынуждены были с позором уйти в отставку после поражения на выборах. Свой пост покинул и Элиа Зеира, начальник израильской военной разведки.
БОЛ – МиГ-25Р, детище КБ Микояна и Гуревича, до конца 1970-х, превосходил все мировые аналоги. Практический потолок полета 23 км, динамический – 37; скорость – 3600 км/час, что почти в три раза превышает скорость звука. Таким образом, наш истребитель был абсолютно недосягаем для средств ПВО вероятного противника!
В 1973 году Александр Данилович Вертиевец за полет над Тель-Авивом был удостоен звания Героя Советского Союза.

Игорь Григорьевич Атаманенко — журналист, писатель, Независимая газета

Путин летит в Каир?

Ближневосточные СМИ говорят о визите российского президента в Египет.

 

 По данным израильских источников, на этой неделе должен состояться визит президента России Владимира Путина в Каир. Цель поездки — встреча с главой военной администрации министром обороны Египта генералом Эль-Сиси. Как пишет израильская газета «Дебка», датой визита может стать 12 августа.

 

 Официальные источники в Москве пока хранят молчание. «СП» попыталась выяснить, насколько правдивой может быть эта информация, но по телефонам Управления делами президента в воскресенье никто не ответил. График визитов на сайте главы государства пуст. Однако дыма без огня не бывает. Ближний Восток является сегодня самой горячей точкой планеты. Россия преследует в этом неспокойном регионе свои интересы. А Владимир Путин известен неожиданными действиями.

 

 В этой связи стоит вспомнить недавний приезд в Москву главы разведки Саудовской Аравии принца Банд бин Султана, состоявшийся без обычной для такого рода визитов подготовки. Он проинформировал Путина о просьбе короля Саудовской Аравии Абдаллы в самое ближайшее время посетить Каир с целью подписания соглашения с египетским военным руководством о широкомасштабных поставках российских вооружений египетской армии. Саудовская Аравия готова взять на себя обязательства полностью профинансировать эту сделку.

 

 А ведь еще в начале июня поступали сообщения о возможном отзыве посла Саудовской Аравии из Москвы из-за планов России поставлять зенитные комплексы С-300 режиму Башара Асада в Сирии.

 

 Приезд российского президента в Египет в столь сложное для этой страны время должен показать поддержку Россией умеренных сил в арабском мире, противостоящих экстремистским исламистским группировкам.

 

 Сегодня военное руководство Египта, после того как 3 июля отстранило от власти ставленника «Братьев мусульман»* президента Мурси, пытается сдержать радикалов.

 

 Первый вице-премьер Египта генерал Эль-Сиси ведет интенсивные переговоры с руководителями судебной системы Египта с целью объявления организации «Братья мусульмане» вне закона. Военные власти уже назвали угрозой национальной безопасности продолжающиеся в Египте несколько недель демонстрации и митинги сторонников свергнутого президента Мурси. Для подавления беспорядков на улицы Каира выведены солдаты дивизии Национальной гвардии, в обычных условиях выполняющие функции по охране президента государства. Солдаты гвардии переодеты в полицейскую форму, и намереваются силой удалить протестующих исламистов с улиц Каира.

 

 Как полагают наблюдатели, визит Путина в Каир должен показать поддержку военного режима со стороны России, что позволит генералу Эль-Сиси усилить борьбу с радикальными исламистами.

 

 Для Путина это будет второй визит в эту крупнейшую арабскую страну. Его первая поездка в Египет состоялась в 2005 году, когда у власти находился еще президент Хосни Мубарак.

 

 В этот раз его визит в Каир будет своего рода декларацией твердого намерения России противостоять радикальному исламу и готовности оказать поддержку арабским лидерам, ведущим борьбу с радикальными исламистскими группировками.

 

 Можно предположить, что Путин попытается также использовать свой приезд в Египет для восстановления связей России с арабскими странами, ранее крайне неоднозначно воспринявшими поддержку Кремлем режима сирийского президента Асада, который ведет непримиримую войну с «Братьями мусульманами» и Аль-Каидой**.

 

 Кстати, на середину августа, как пишет газета «Дебка», запланирована поездка Путина и в Иран. Визиты российского лидера в Каир и Тегеран станут серьезным поражением американской администрации президента Барака Обамы на Ближнем Востоке…

 

 Тем более, что все попытки США как-то ослабить результативность возможного визита Путина провалились. На этой неделе Каир уже посетили министр иностранных дел Евросоюза Кэтрин Эштон и министр иностранных дел Германии Гидо Вествеллер. Но как-то повлиять на позиции генерала Эль-Сиси им не удалось. Побывали в Каире и представители США. 2 августа госсекретарь США Керри послал туда своего заместителя Уильяма Бернса. Это был уже второй визит американского дипломата в Египет после отстранения Мурси. После обоих поездок Бернс возвращался с пустыми руками.

 

 Как считает старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сотников, независимо от того, состоится ли визит Путина в Каир, ситуация на Ближнем Востоке будет меняться:

 

 – Про возможную поездку Путина в Египет ничего не могу сказать. У меня нет информации, что президент собирается в Каир. Вообще, такой визит можно воспринять, как экстренное событие. В Египте сейчас не та ситуация, чтобы туда отправился глава нашего государства.

 

 «СП»: – Как можно расценить недавний визит принца Саудовской Аравии в Москву?

 

 – Визит и впрямь был неожиданным. Можно предположить, что официальный Эр-Рияд хотел узнать позицию России, если ситуация на Ближнем Востоке пойдет по крайне неблагоприятному сценарию. Сегодня Египет находится на грани гражданской войны. Там не прекращаются протесты исламистов. Военные хотят с этим покончить.

 

 В выступлениях египетской оппозиции отчетливо прослеживается участие Аль-Каиды. Это уже все видят. Аль-Каида – ключевой участник событий в Сирии. Сейчас радикалы перебрасываются уже в Египет. В результате, весь Ближний Восток может быть охвачен волнениями. Саудовская Аравия обеспокоена этим.

 

 «СП»: – Но ведь именно Саудовская Аравия и финансировала радикальных исламистов в Сирии.

 

 – Вообще, до конца не ясно, чего хочет руководство Саудовской Аравии. В иностранной прессе много раз писали, что Эр-Рияд финансирует радикальных исламистов. Недавний визит принца в Москву похож на желание узнать точку зрения России на возможный большой конфликт на Ближнем Востоке.

 

 «СП»: – Саудовская Аравия испугалась последствий своих собственных действий?

 

 – Это можно предположить. В Саудовской Аравии могли испугаться, что радикальные исламисты начнут активно действовать на их территории. Одно дело поднимать волнения за границей, другое – получить конфликт у себя в государстве. Саудовская Аравия вряд ли хочет, чтобы Аль-Каида и прочие радикальные структуры могли действовать у них. Конфликт на всём Ближнем Востоке им тоже не нужен.

 

 «СП»: – Может, увидев поражение боевиков в Сирии, Саудовская Аравия решила сохранить лицо при выходе из игры?

 

 – Эта версия правдоподобна. Саудовцы сейчас озабочены своим престижем в мире. Все знают, что они финансируют сирийских боевиков. И боевики терпят поражение. Запад пытается устраниться от конфликта. Получается, что на Саудовской Аравии остается вся ответственность. Тем более, не исключено, что после окончания войны в Сирии радикальные исламисты решат развить активность уже в самой Саудовской Аравии.

 

 «СП»: – Можно сказать, что авторитет России на Ближнем Востоке вырос в последнее время?

 

 – У наших западных партнеров авторитет на Ближнем Востоке упал. Не случайны визиты представителей США и Европы в Каир. Они обеспокоены разрастанием конфликта на весь регион. А Египет стоит на грани полномасштабной гражданской войны.

 

 Россия – ключевой игрок в регионе. У нашей страны всегда была последовательная позиция. Тем, что наша страна всегда выступали за сохранение мира и недопущение конфликтов, Россия значительно укрепила свой авторитет на Ближнем Востоке. Все осознают, что именно при участии Москвы можно избежать разрушительных последствий для всего региона.

 

 Президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов предсказывает скорый поворот всего региона от Запада в сторону России:

 

 – С момента прихода к власти нового короля Абдаллы, Саудовская Аравия пытается играть самостоятельную роль на Ближнем Востоке и в исламском мире. Когда еще он был принцем, мне удалось контактировать с ним. Мне показалось, что он с симпатией относится к нашей стране. От Саудовской Аравии даже поступали предложения помочь России рассчитаться с долгами. Я сам организовывал встречи между представителями двух стран на эту тему. Но российское руководство отвергло предложение Эр-Рияда. После этого Саудовская Аравия отвернулась от нас и стала работать с американцами.

 

 Сейчас ситуация кардинально меняется. Радикальные исламисты, которые пришли к власти в Египте и в других странах, не могут не пугать режимы в Катаре и Саудовской Аравии. Именно эти два государства были «кошельками» исламистских революций в регионе по указке американцев. Но Россия поддержала Сирию, и Асад побеждает боевиков. Сейчас мы показали силу и не выдали Сноудена. Авторитет нашей страны вырос. Сейчас необходимо наращивать наш внешнеполитический успех.

 

 То, что Путин принял саудовского принца, показывает, что на Ближнем Востоке начала выстраиваться новая реальность. Мы помним визит Путина в Саудовскую Аравию в 2007 году. Его там встречали самым торжественным образом. Мне представитель посольства Королевства в Москве говорил, что прием был теплее, чем когда приезжал Джордж Буш. Как только Россия начинает себя вести последовательно и выступает с позиций справедливости, авторитет нашей страны растет.

 

 На мой взгляд, ситуация на Ближнем Востоке в ближайшее время может кардинально измениться. В сторону борьбы с исламским экстремизмом. К нам лицом повернется и Турция.

 

 «СП»: – Вряд ли Западу понравится такое развитие событий?

 

 – Ничего сделать Запад не сможет. Тем более, что Россия выступает не в одиночестве. Мы развиваем Шанхайскую организацию сотрудничества, БРИКС. Формируется уже новый мир. И в сторону БРИКС будут разворачиваться другие страны, а Россия станет главным координатором этого процесса.

 

 Конечно, и нам надо с Западом разговаривать жестко. Ничего кроме жесткости и силы он не понимает. Мы будем проигрывать, если будем вступать в бесполезные дискуссии о правах человека. Нам надо ставить вопрос о приоритете в международном праве прав народов, их равноправия, не позволять говорить от имени всего мира Брюсселю или Вашингтону.

 

 «СП»: – Есть ли у России ресурсы для такой позиции? Ведь Запад имеет явное преимущество.

 

 – Это всё сказки. То, чем обладает Запад, — временное преимущество. Есть такая постоянная категория, как геополитический потенциал. Это размах территории, природные ресурсы, интеллект народа, географическое положение относительно соседей. Если правильно использовать этот геополитический потенциал, Россия получит колоссальный эффект.

 

 А преимущество в технологиях, в финансах может рухнуть в одночасье. Как произошло с Советским Союзом. Но геополитический потенциал живет. И самое востребованное в нем – духовно-нравственные принципы. Сегодня надо предложить миру другую систему ценностей, другой смысл жизни. И в политике, и в экономике. У России есть возможность это сделать. Надо только самой очиститься.

 

 * — Международная организация «Братья мусульмане» 14 февраля 2003 года решением Верховного суда России была признана террористической. Деятельность «Братьев мусульман» на территории России запрещена.

 

 ** — Международная организация Аль-Каида 13 ноября 2008 года решением Верховного суда России была признана террористической. Деятельность Аль-Каиды на территории России запрещена.

 

http://3mv.ru/publ/