«Хинди-руси — бхаи-бхаи»

Политолог Борис Волхонский — о развитии стратегического партнерства России и Индии
В нынешнем турбулентном мире очень трудно отыскать хоть какие-то островки стабильности. События происходят столь стремительно, перемены в одной стране эхом отзываются по всему миру, полностью меняя картину сложившихся альянсов и конфигурацию противостоящих геополитических сил. Пожалуй, одним из немногих таких факторов международной политики, на которые не воздействует сиюминутная конъюнктура, являются российско-индийские отношения.
Как отметил в декабрьском (2016) послании Федеральному Собранию президент РФ Владимир Путин: «Важнейшим направлением внешней политики России является и развитие особо привилегированного стратегического партнерства с Индией». В самой этой формулировке, быть может, нет ничего нового (разве что слово «особо»). Декларация о стратегическом партнерстве была подписана в Дели еще в 2000 году, а после заключения аналогичного индийско-американского соглашения российско-индийское партнерство стало именоваться «привилегированным», дабы подчеркнуть особый характер отношений.
В самом деле, если ретроспективно окинуть взором отношения между Индией и СССР/Россией, то можно обнаружить, что они не только никогда не носили конфронтационного характера, а напротив, характеризовались духом искренней дружбы и взаимопонимания. Дипломатические отношения между СССР и Индией были установлены в апреле 1947 года — то есть на четыре месяца раньше, чем была провозглашена независимость Индии (кстати, в этом году отмечается 70-летний юбилей и независимости, и установления дипотношений). В 1957 году, когда состоялся первый в истории визит советских руководителей Хрущева и Булганина в Индию, последний произнес формулу, которой на долгие годы было суждено стать определяющей для характера двусторонних связей: «Хинди–руси — бхаи-бхаи» («Индийцы и русские — братья»). А Движение неприсоединения, одним из основателей и бессменных лидеров которого была Индия, всегда рассматривалось в СССР как важнейший союзник в антиимпериалистической борьбе.
Впрочем, долгие годы как бы подразумевалось, что в паре братьев один (СССР) — старший, другой (Индия) — младший. Сегодня ситуация весьма далека от той, что характеризовала советско-индийские отношения на протяжении 50 х — 70 х годов XX века. В 90-е годы, когда обе страны переживали болезненные процессы реформирования своих экономических систем, а в России (особенно в период раннего Ельцина и Андрея Козырева на посту главы МИДа) был очевиден крен в сторону Запада, сопровождавшийся забвением былых друзей и союзников, в отношениях наступил очевидный спад. Впрочем, и тогда ни о каком антагонизме говорить не приходилось.
В последние полтора десятилетия отношения вновь начали активно развиваться. Это не означает отсутствия каких-либо проблем. При почти полном совпадении или близости позиций по основным вопросам глобальной политики (главное здесь — обоюдное неприятие однополярного мироустройства) в частностях возможны расхождения. Так, в Индии довольно ревниво смотрят на неуклонное сближение России с Китаем. Это не слишком заметно на официальном уровне, но в экспертном сообществе оценки звучат порой очень критические. Парадокс, впрочем, заключается в том, что наличие огромного числа политических сложностей в отношениях нисколько не мешает Индии и Китаю развивать плодотворные экономические отношения (Китай — главный внешнеторговый партнер Индии).
Еще более остро в Индии воспринимают активно развивающееся в последние годы российско-пакистанское сотрудничество (в том числе и в военной сфере). Приходится объяснять индийским коллегам, что Пакистан — важное государство в регионе, имеющее едва ли не самые сильные рычаги воздействия на ключевую для безопасности страну — Афганистан. Поэтому сотрудничество с ним должно способствовать стабилизации всего обширного региона «Большого Ближнего Востока», Южной и Центральной Азии. К сожалению, взаимная неприязнь и недоверие между Индией и Пакистаном сильно затрудняют возможности диалога в многостороннем формате. Остается только надеяться, что часть проблем будет снята после того, как Индия и Пакистан официально обретут статус полноправных членов ШОС.
Но самые главные проблемы в двусторонних российско-индийских отношениях лежат в сфере экономики, что во многом объясняется географической отдаленностью двух стран и отсутствием общей границы. Даже в «пиковом» 2013 году товарооборот лишь слегка превысил $10 млрд, а потом пошел на спад. Кроме того, в двусторонних экономических отношениях по-прежнему преобладает военно-техническое сотрудничество, хотя перспективы сотрудничества в других сферах весьма обширны и привлекательны.
В последние годы активизировались работы по оживлению проекта, которому уже более 15 лет, но который до сих пор работает только в пилотном режиме. Речь идет о Международном транспортном коридоре (МТК) «Север — Юг», с инициативой создания которого выступили Россия, Индия и Иран еще в 2000 году. Этот коридор в случае его реализации (а судя по последним сообщениям, большинство логистических проблем устранено) позволит сократить время транспортировки грузов из Индии в Россию и Северную Европу почти вдвое, что, безусловно, даст новый импульс развитию двусторонних отношений и наполнит политическую декларацию о привилегированном стратегическом партнерстве реальным экономическим содержанием.
Автор — заместитель руководителя Центра Азии и Ближнего Востока РИСИ
Борис Волхонский политолог
В нынешнем турбулентном мире очень трудно отыскать хоть какие-то островки стабильности. События происходят столь стремительно, перемены в одной стране эхом отзываются по всему миру, полностью меняя картину сложившихся альянсов и конфигурацию противостоящих геополитических сил. Пожалуй, одним из немногих таких факторов международной политики, на которые не воздействует сиюминутная конъюнктура, являются российско-индийские отношения.
Как отметил в декабрьском (2016) послании Федеральному Собранию президент РФ Владимир Путин: «Важнейшим направлением внешней политики России является и развитие особо привилегированного стратегического партнерства с Индией». В самой этой формулировке, быть может, нет ничего нового (разве что слово «особо»). Декларация о стратегическом партнерстве была подписана в Дели еще в 2000 году, а после заключения аналогичного индийско-американского соглашения российско-индийское партнерство стало именоваться «привилегированным», дабы подчеркнуть особый характер отношений.
В самом деле, если ретроспективно окинуть взором отношения между Индией и СССР/Россией, то можно обнаружить, что они не только никогда не носили конфронтационного характера, а напротив, характеризовались духом искренней дружбы и взаимопонимания. Дипломатические отношения между СССР и Индией были установлены в апреле 1947 года — то есть на четыре месяца раньше, чем была провозглашена независимость Индии (кстати, в этом году отмечается 70-летний юбилей и независимости, и установления дипотношений). В 1957 году, когда состоялся первый в истории визит советских руководителей Хрущева и Булганина в Индию, последний произнес формулу, которой на долгие годы было суждено стать определяющей для характера двусторонних связей: «Хинди–руси — бхаи-бхаи» («Индийцы и русские — братья»). А Движение неприсоединения, одним из основателей и бессменных лидеров которого была Индия, всегда рассматривалось в СССР как важнейший союзник в антиимпериалистической борьбе.
Впрочем, долгие годы как бы подразумевалось, что в паре братьев один (СССР) — старший, другой (Индия) — младший. Сегодня ситуация весьма далека от той, что характеризовала советско-индийские отношения на протяжении 50 х — 70 х годов XX века. В 90-е годы, когда обе страны переживали болезненные процессы реформирования своих экономических систем, а в России (особенно в период раннего Ельцина и Андрея Козырева на посту главы МИДа) был очевиден крен в сторону Запада, сопровождавшийся забвением былых друзей и союзников, в отношениях наступил очевидный спад. Впрочем, и тогда ни о каком антагонизме говорить не приходилось.
В последние полтора десятилетия отношения вновь начали активно развиваться. Это не означает отсутствия каких-либо проблем. При почти полном совпадении или близости позиций по основным вопросам глобальной политики (главное здесь — обоюдное неприятие однополярного мироустройства) в частностях возможны расхождения. Так, в Индии довольно ревниво смотрят на неуклонное сближение России с Китаем. Это не слишком заметно на официальном уровне, но в экспертном сообществе оценки звучат порой очень критические. Парадокс, впрочем, заключается в том, что наличие огромного числа политических сложностей в отношениях нисколько не мешает Индии и Китаю развивать плодотворные экономические отношения (Китай — главный внешнеторговый партнер Индии).
Еще более остро в Индии воспринимают активно развивающееся в последние годы российско-пакистанское сотрудничество (в том числе и в военной сфере). Приходится объяснять индийским коллегам, что Пакистан — важное государство в регионе, имеющее едва ли не самые сильные рычаги воздействия на ключевую для безопасности страну — Афганистан. Поэтому сотрудничество с ним должно способствовать стабилизации всего обширного региона «Большого Ближнего Востока», Южной и Центральной Азии. К сожалению, взаимная неприязнь и недоверие между Индией и Пакистаном сильно затрудняют возможности диалога в многостороннем формате. Остается только надеяться, что часть проблем будет снята после того, как Индия и Пакистан официально обретут статус полноправных членов ШОС.
Но самые главные проблемы в двусторонних российско-индийских отношениях лежат в сфере экономики, что во многом объясняется географической отдаленностью двух стран и отсутствием общей границы. Даже в «пиковом» 2013 году товарооборот лишь слегка превысил $10 млрд, а потом пошел на спад. Кроме того, в двусторонних экономических отношениях по-прежнему преобладает военно-техническое сотрудничество, хотя перспективы сотрудничества в других сферах весьма обширны и привлекательны.
В последние годы активизировались работы по оживлению проекта, которому уже более 15 лет, но который до сих пор работает только в пилотном режиме. Речь идет о Международном транспортном коридоре (МТК) «Север — Юг», с инициативой создания которого выступили Россия, Индия и Иран еще в 2000 году. Этот коридор в случае его реализации (а судя по последним сообщениям, большинство логистических проблем устранено) позволит сократить время транспортировки грузов из Индии в Россию и Северную Европу почти вдвое, что, безусловно, даст новый импульс развитию двусторонних отношений и наполнит политическую декларацию о привилегированном стратегическом партнерстве реальным экономическим содержанием.

Автор — заместитель руководителя Центра Азии и Ближнего Востока РИСИ

http://izvestia.ru/

Загадочный российский истребитель бросает вызов F-35

РСК «МиГ» рассчитывает взять реванш за отвергнутый МиГ-1.44
Французский журнал Air&Cosmos опубликовал проекции перспективного легкого истребителя, разработку которого ведет Российская самолетостроительная корпорация «МиГ». Причем разработка реализуется, можно сказать, «на общественных началах» — без государственного финансирования, без привлечения инвесторов, исключительно за счет внутренних резервов ОКБ.
Перспективная разработка называется Легкий многофункциональный фронтовой самолет (ЛМФС). В будущем он должен заменить истребители МиГ-29 и МиГ-35. То есть это задача не завтрашнего дня, поскольку самолет поколения 4++ МиГ-35 только что встал на крыло, скоро начнется его серийное производство и поставка в строевые части.
Надо сказать, что новость эта не столь уж и нова. Ее актуальность опирается на два основания, которые должны пробудить интерес к данной разработке. ОКБ Микояна уже не одно десятилетие гонит линейку МиГ-29 различных модификаций. Разумеется, при этом прогрессирует авионика. Но планер самолета остается один и тот же. И все это в информационном отношении выглядит довольно монотонно. Даже у новейшего МиГ-35 тот же самый планер и тот же двигатель.
Но возникает вопрос: а каким образом эскизы с режимного предприятия оказались у французов? Нет ли тут шпионажа? А, может быть, французы заполучили и рабочие чертежи?
Однако никаких рабочих чертежей на данном этапе развития проекта быть не может. Что же касается эскизов, то с 90-х годов, а то и раньше таких форматок в ОКБ было прорисовано великое множество. И многие из них, перемещаясь от выставки к выставке, разлетелись по миру.
А история с ЛМФС берет начало даже не в 90-х годах, а раньше. В самом конце 70-х годов в Советском Союзе была утверждена программа по созданию перспективного тяжелого истребителя, который должен был стать рекордно многофункциональным. Одновременно ему предстояло и завоевывать господство в воздухе, и быть эффективным перехватчиком, и работать по наземным целям на уровне штурмовика.
Разработкой занялось ОКБ Микояна. Программа, утвержденная в 1983 году, получила название Многофункциональный фронтовой истребитель (МФИ). Главные требования, которым должен был удовлетворять самолет, — сверхманёвренность, сверхзвуковая скорость на крейсерском режиме и сниженная заметность. Это одни из главнейших признаков истребителя пятого поколения. (О РЛС с активной фазированной антенной решетке речь тогда не шла). Однако первой ласточкой в пятом поколении стал, как известно, не МиГ, а F-22 Raptor. Хоть его разработка началась и позже. В 1986 году был объявлен тендер, в котором приняли участие две команды. А в 1991 году его выиграла группа компаний Lockheed, Boeing и General Dinamics. Первый прототип поднялся в воздух в 1997 году, а в 2001 году началось серийное производство самолетов.
Необходимо сказать, что все действия американцев по части создание новой авиационной техники у нас всегда отслеживались самым внимательным образом. И принимались решения по ответным мерам, исключающим отставание на каком-либо участке. В 1986 году вышло секретное совместное постановление Политбюро ЦК КПСС и Совета Министров СССР, в котором были четко прописаны сроки исполнения каждого этапа программы МФИ и намечены меры по ускорению разработки. Дабы не только не отстать, но и опередить США.
Однако в стране к тому времени началось глобальное ускорение (данный лозунг наряду с перестройкой был выдвинут тогдашним Генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым). Что привело вначале к медленной деградации промышленности, а после 91-го года — к стремительному ее разрушению. Но и в этой непростой ситуации ОКБ продолжало развивать проект МФИ, что называется, на пределе экономических и организационных возможностей.
Была принята схема «утка» со статической неустойчивостью. Помимо длительных и тщательных продувок моделей в ЦАГИ, макеты более двух лет испытывали на полигоне под Актюбинском. Макеты длиной в 4 метра, весящие полтонны, сбрасывали с вертолета, добиваясь устойчивого полета. Испытания проходили в условиях строжайшей секретности — во время окон между пролетами американских разведывательных спутников.
Эти испытания завершились в 1990 году. Они проходили в рамках пятого по счету проекта, который получил название «1.42». По мере развития в стране дикого капитализма замедлялись работы по строительству первого прототипа — МиГ-1.42. В 1994 году он все же был готов. Самолет было решено показать на салоне МАКС-95 в Жуковском. Но за час до открытия салона это решение было отменено из соображений секретности. Та же история повторилась и два года спустя, когда F-22, которому должен был противостоять МФИ, совершил первый полет. В это время микояновский проект уже находился в стадии «глубокого замерзания».
Тем не менее, к концу тысячелетия микояновцы умудрились спроектировать новую машину — МиГ-1.44, — в которой были учтены все недочеты первого прототипа МиГ-1.42, и построить годный для летных испытаний образец. Именно его предполагалось в дальнейшем запустить в серию. Однако из-за финансовых неурядиц он ни разу не поднялся в воздух. В 2000 году совершил первый полет Миг-1.42, он же оказался и последним. Спустя год проект МФИ закрыли. Новый фронтовой истребитель пятого поколения было поручено разработать ОКБ Сухого. Программа получила всем прекрасно известное название ПАК ФА (Перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации).
Руководство РСК «МиГ» утверждает, что если бы машину МиГ-1.44 довели до серийного производства, то она оказалась бы не только равной по возможностям «Раптору», но по некоторым параметрам превзошла его. Хотя, конечно, куда убедительнее это прозвучало бы, если хотя бы два опытных образца продемонстрировали свою «доблесть» в небе. Так что говорить можно лишь о расчетных параметрах.
Но и без летных испытаний можно сказать, что у МиГ-1.44 выше маневренность. На том основании, что его двигатели АЛ-41Ф имеют всеракурсно отклоняемый вектор тяги. У «американца» же отклонение происходит только в вертикальной плоскости. Относительно малозаметности ничего определенного сказать нельзя даже о «Рапторе» — по различным оценкам его ЭПР может находиться в диапазоне 0,0002−0,3 кв.м. Для МиГа приводится величина «меньше 0,3 кв.м.» Но никак не больше. Поскольку все ракетное оружие находится во внутренних отсеках. И лишь для экстренных ситуаций предусмотрены 8 внешних подвесок. Также для снижения заметности не только использовались специальные материалы, но и рассчитывалась геометрия самолета.
ЛТХ МиГ 1.44 и F-22 Raptor
Длина, м: 17,3 — 18,9
Высота, м: 4,7 — 5,1
Размах крыла, м: 12,0 — 13,6
Площадь крыла, кв.м.: н/д — 78
Масса пустого, кг: 18000 — 19700
Нормальная взлетная масса, кг: н/д — 29200
Максимальная взлетная масса, кт: 33500 — 38000
Тяга двигателей на форсаже, кгс: 2×18000 — 2×15900
Максимальная скорость на высоте, км/ч: 3180 — 2410
Максимальная скорость у земли, км/ч: 1500 — 1490
Практический потолок, м: 20000 — 20000
Боевая нагрузка, кг: 12000 — 10400
Количество внутренних точек подвеса: 12 — 8
На этом заделе и было решено создавать ЛФМС. Ориентировочно проработка концепции началась в середине нулевых годов. На первых порах был рассмотрен вариант с тем же планером и одним двигателем. И здесь у ОКБ Микояна также был задел — наряду с МиГ-1.44 прорабатывался однодвигательный вариант МиГ-ЛФИ.
Но, судя по «французской картинке», остановились на двухдвигательной схеме. Двигатель выбран уже другой, поскольку для легкого истребителя АЛ-41Ф чрезмерен. Это разработка ОКБ Камова. ТРД ВК-10М имеет тягу 11−12 тыс. тонн.
Однако истребитель должен получиться не вполне легким. Его нормальная взлетная масса — 15 тонн, максимальная — 25 тонн. Предполагается, что максимальная скорость самолета на высоте будет порядка 1,8М-2,0 М. Дальность — 4000 км. Все ракетное вооружение размещается во внутренних отсеках.
Однако помимо «французской версии» существуют и другие, присутствующие в открытом доступе. И они значительно отличаются. При этом выглядят куда логичнее, поскольку более вписываются в концепцию легкого истребителя, который должен быть не только значительно легче тяжелого, но и гораздо дешевле. Два двигателя в эту схему никак не лезут.
При этом предполагается, что у ЛФМС будут две модификации — наземная и морская, т.е. для авианосцев. И это также логично, поскольку именно РСК «МиГ» со своими МиГ-29К/КУБ прочно утвердился «на море».
Ориентировочные характеристики у этого варианта таковы:
Вес пустого — 9500 кг
Нормальная взлетная масса — 14100 кг
Максимальная взлетная масса — 20000 кг
Боевая нагрузка — 5000 кг
Радиус действия — 900 км.
Ни о скорости, ни о тяге двигателей, ни о потолке, ни о вооружении и прочих важнейших характеристиках ничего неизвестно. Тут либо все предельно засекречено, либо разработчики находятся еще в самом начале пути, когда многое меняется. Хотелось бы верить, что в лучшую сторону.
В заключение необходимо сказать, что ЛФМС будет конкурировать с легким истребителем пятого поколения F-35. И это будет проще, чем МиГ-1.44 состязаться с удачной машиной F-22. Правда, вначале все же надо сделать этот самый ЛФМС.

http://svpressa.ru/war21/

Американцы никогда не летали на Луну. СССР знал правду, но молчал

Почему СССР даже не попытался подвергнуть сомнению достижения американских коллег? В самом деле, естественно было бы ожидать от главного конкурента в лунной гонке придирчивого внимания и дотошного анализа того, что предлагалось принять на веру. Ведь событие, говоря бытовым языком, произошло на большом удалении, без свидетелей, и кто его знает, что там произошло на самом деле. Но нет, ни слова недоверия не последовало. Ни тени сомнения не упало на торжество соперника. Почему?
Прошли годы, потом десятилетия, и вот уже о неясностях тех полетов написаны книги, а в них задано множество вопросов, на которые общественность так и не получила убедительных ответов до сих пор. То, что с течением времени разглядели независимые исследователи, советским космическим специалистам, скорее всего, было очевидно с самого начала. Но — тишина. Более того, космонавт Леонов и другие известные деятели советского космоса уверяли и уверяют, что у американцев здесь все чисто и сомневаться нечего.
Тем не менее огромное количество людей сомневалось и сомневается, а совет «Принять все на веру» на них не действует, тем более что и наши защитники американских достижений не дают на многие вопросы внятных ответов.

Но если поставить вопрос в несколько иной плоскости — не «почему», а «за что» молчал СССР — картина понемногу обретает логическую завершенность.

В самом деле, с лунной программой американцев удивительным образом совпали по времени окончание холодной войны, «разрядка», потепление отношений с США и со всем западным миром и многие другие, как сейчас говорят, преференции, полученные СССР во внешней политике. За что на него посыпались эти подарки судьбы?

Резоны у нашего политического руководства того времени могли быть следующими. Во-первых, сворачивание лунной программы экономило стране многие миллиарды отнюдь не лишних рублей. После полетов беспилотных кораблей и посадок автоматических аппаратов было ясно, что ничего там особенного нет, а хоть и есть, так не возьмешь, потому что страшно далеко оно от народа, да и не надо ему.

Но это еще не все, как любил говорить парень из недавней телерекламы. Было снято эмбарго на поставки советской нефти в Западную Европу, мы начали проникать на их газовый рынок, где и по сей день успешно работаем. Было заключено соглашение о поставке в СССР американского зерна по ценам ниже среднемировых, что негативно отразилось на благосостоянии самих американцев.

Вот что пишет об этом американский исследователь истории лунной гонки Р. Рене: «Логичный вопрос, который многие задавали и продолжают задавать: если мы на самом деле никуда не летали, то почему Советский Союз не заметил подлога? Или не хотел замечать? На этот счет у меня есть некоторые соображения. Пока наша доблестная армия сражалась с коммунизмом во Вьетнаме и других странах Юго-Восточной Азии, мы мегатоннами продавали Советскому Союзу зерно по сверхнизкой цене. 8 июля 1972 года наше правительство шокировало весь мир, объявив о продаже Советскому Союзу примерно четверти нашего урожая по фиксированной цене $1,63 за бушель (36,4 л. — Прим. ред.). Следующий урожай русские получали бы еще на 10-20% дешевле. Рыночная стоимость зерна внутри страны составляла $1,50, но сразу подскочила до $2,44. Угадайте, кто оплачивал эту разницу? Правильно, наши налогоплательщики. Наши цены на хлеб и мясо моментально подскочили, отражая столь неожиданно возникший дефицит. В какую же копеечку нам влетела эта Луна? На кону стояли огромные деньги, не говоря уже о престиже Америки. Цель в данном случае оправдывала любые средства».
Считается также, что западными компаниями были построены в СССР химические заводы в обмен на готовую продукцию этих же заводов, то есть СССР получил современные предприятия, не вложив от себя ни копейки. С активным американским участием построен автогигант «КамАЗ» и многое другое. Это была экономическая выгода на многие десятки миллиардов рублей в год. Перед ней меркли те 5 млрд, которые СССР за десять лет потратил на лунную ракету «Н-1». С чисто экономической точки зрения сдача лунной программы вместе с «Н-1» окупалась стократно, если иметь в виду ближний (на несколько лет) экономический интерес.

Военное противостояние, холодная война и постоянная угроза полноценной ядерной катастрофы ушли в прошлое. Вершиной «разрядки» стал Хельсинкский акт 1975 года, утверждавший нерушимость границ, установившихся в Европе после Второй мировой войны. Наступил вроде бы Вечный мир между Востоком и Западом!

Кроме того, храня молчание о лунной афере США, руководство СССР могло оказывать давление на своего политического противника под угрозой разоблачения. И, судя по впечатляющим внешнеполитическим успехам СССР, успешно оказывало.

Еще одна версия поразительной «покладистости» советских властей, не ставших поднимать шума, несмотря на всю очевидность того факта, что «лунная программа» Штатов была обыкновенной аферой, заключается в том, что американцы могли эти самые власти шантажировать имеющейся у США информацией о том, как именно умер Иосиф Сталин. Умер не своей смертью, а был убит.

Об этом подробно рассказывает автор книги «Лунная афера, или Где же были америкосы?» Юрий Мухин. Цитируем: «Если бы Запад в ответ на разоблачение лунной аферы начал публично выяснять причины убийства и заплевывания Сталина, то как бы ЦК КПСС ни препятствовал западной пропаганде, но лет через шесть и в СССР не только члены КПСС, но и беспартийные смотрели бы на партийную верхушку как на врагов, не передающих власть всем — Советам, не дающих строить коммунизм во имя своей алчности. Это была бы смерть высшей партийной и государственной номенклатуры СССР, по меньшей мере политическая».

Причем удобным объектом для шантажа, по версии Мухина, был не Хрущев («Никита Сергеевич твердо знал, какой страны он руководитель и какая, по сути, трусливая мразь ему противостоит на Западе. Вот американцы попробовали шантажировать его войной в связи с Карибским кризисом. И что?» — пишет Мухин), а именно сменивший его Брежнев. «Брежнев уже был котом Леопольдом, пытающимся утихомирить наглецов заклинанием: «Ребята, давайте жить мирно!». Вот американцы в лунной афере на него и «наехали», скорее всего, именно с этим шантажом (других поводов для шантажа просто не видится), и Брежнев им уступил», — считает Юрий Мухин.

Первоисточник: http://www.km.ru/

Военно-морскую стратегию России изменит авианосец «Шторм»

Военное руководство России, судя по всему, всерьез задумалось над масштабной корректировкой военно-морской стратегии.
Шторм
Об этом свидетельствует как минимум активизация работы над проектом перспективного российского авианосца «Шторм», сообщения о котором только в 2016 году несколько раз буквально взрывали медиасферу. Что привнесут готовящиеся изменения в деле обеспечения безопасности нашей Родины и с какими трудностями это может быть сопряжено?
Масштабная модель авианосца проекта 23000 «Шторм» впервые была показана широкой публике на Международном военно-техническом форуме «Армия-2015», прошедшем в городе Кубинка Московской области в июне 2015 года.
С тех пор в СМИ время от времени попадают «осколки» информации, касающиеся тех или иных аспектов создания суперкорабля. Но будучи по отдельности лишь маленькими информационными крупинками, все вместе они свидетельствуют о том, что работа над ним не стоит на месте.
Что мы уже о нем знаем?
Проект 23000 «Шторм» был разработан Крыловским государственным научно-исследовательским центром. До публичной демонстрации на «Армии-2015» модель корабля успели показать специалистам в закрытом режиме на военно-морском салоне в Санкт-Петербурге в 2013 году.
Строительство новейшего российского авианосца ориентировочно может начаться в промежутке между 2019 и 2025 годом. До 2030-го он уже должен быть в строю.
По своим основным параметрам он приблизительно равен новейшему американскому суперавианосцу «Джеральд Р. Форд».
Водоизмещение – около 100 тысяч тонн, что примерно соответствует аналогичному параметру американца. Ориентировочная длина – 330 метров (всего на 7 метров короче американского коллеги). Ширина – 40 метров (на 1 метр уже новейшего авианосца США). Осадка – 11 метров (против 12-ти американских). Скорость у обоих кораблей – порядка 30 узлов. А вот что касается авиакрыла, то тут российский перспективный авианосец явно выигрывает: 90 летательных аппаратов против 75.
Авиагруппа должна будет состоять из истребителей МиГ-29К и перспективных палубных Т-50. Кроме того, в нее войдут самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и, вероятно, многоцелевые вертолеты Ка-27.
Велика вероятность, что с воздуха российский авианосец будет прикрывать корабельная версия, пожалуй, самого совершенного в мире зенитно-ракетного комплекса С-500. В дополнение к нему «Шторм» будет оборудован и противоторпедной защитой. Также для увеличения живучести планируется разделить пункты управления кораблем и летательными аппаратами.
Силовая установка нового корабля должна стать гибридной. Основная – атомная – будет совмещаться с резервной газотурбинной. По предварительной информации, российский авианосец должен получить атомный реактор «РИТМ-200», такой же, как на самом мощном ледоколе мира «Арктике», который недавно был спущен на воду в Санкт-Петербурге. Фактически «Арктика» протестирует перспективное «сердце» авианосца в северных льдах, после чего оно уже с учетом выявленных и устраненных проблем появится у перспективного суперкорабля.
Что сразу бросается в глаза в новом проекте, так это удивительно свободная палуба, что для советских моделей авианосцев совершенно нехарактерно. Построенные в СССР тяжелые авианесущие крейсеры имели мощное ракетно-артиллерийское вооружение и могли действовать, условно говоря, самостоятельно. Американские же авианосцы последних десятилетий – это просто плавучие аэродромы, которые в обязательном порядке сопровождаются целой эскадрой. Вместе с другими кораблями они формируют целую авианосную ударную группу (АУГ).
Полноценные АУГ сегодня есть только у США. Нечто подобное с большими оговорками собирала Франция и может собрать Россия. В ближайшее время такая возможность, опять-таки с оговорками, появится у Китая.
Авианосец в составе группы сопровождает 8-10 кораблей охранения (крейсер, эскадренные миноносцы, фрегаты, многоцелевые подводные лодки) и суда обеспечения.
Так вот, на палубе у «Шторма», как и у американских авианосцев, «ударный компонент» практически отсутствует. И поэтому так свободна его палуба. Это, с одной стороны, радикально усиливает его авиационную мощь, а с другой – обязывает действовать в составе АУГ. И для того, чтобы российская авианосная ударная группа стала полноценной, еще многое предстоит создать. Для начала – палубную версию Т-50. Столь мощный корабль есть смысл оснащать именно многоцелевыми истребителями пятого поколения.
После этого стоит задуматься об отсутствующих в России самолетах ДРЛО. Первую подобную машину разрабатывали в 80-е годы XX века для строящегося в Николаеве тяжелого атомного авианесущего крейсера «Ульяновск». Но Союз распался, авианесущий крейсер гордые украинцы порезали на металл, и самолет оказался никому не нужен. Время идёт, технологии не стоят на месте, и теперь его придется создавать буквально с нуля.
Хорошо бы было также пополнить потенциальную российскую АУГ новейшими кораблями. Но работа в данном направлении уже идет.
Что касается подводных лодок, то тут нужны либо атомные многоцелевые, либо как минимум воздухонезависимые дизель-электрические, которые у нас активно доводят до ума.
Например, сегодня заканчиваются комплектования Черноморского флота подлодками проекта 636.3 «Варшавянка». И уже есть намерение построить несколько таких субмарин для Тихоокеанского флота.
Есть вопросы к строительству и самого авианосца. В СССР тяжелые авианосные крейсеры строили исключительно в Николаеве. В РСФСР соответствующих мощностей создано не было. Соответственно, для строительства авианосца нужно создать новую или приспособить имеющуюся инфраструктуру.
Сегодня на роль строителя объективно могут претендовать три предприятия: «Балтийский завод» и ОАО «Северная верфь» в Санкт-Петербурге, а также северодвинский «Севмаш».
Последний имеет опыт модернизации авианесущего крейсера «Адмирал Горшков» в авианосец «Викрамадитья» для индийских ВМС.
Пока что сухого дока соответствующих размеров нет ни у одного из вышеперечисленных заводов. Хотя в апреле 2016 года в СМИ появилась информация, что строительство перспективного авианосца будет возможно на одной из верфей Санкт-Петербурга, однако нужно понимать, что обеспечить его – задача непростая, нетривиальная и дорогая.
Более того, у перспективного российского авианосца нет еще и причала. Его также придется строить практически с нуля в месте, где будут иметься все необходимые коммуникации для снабжения корабля и где можно будет эффективно защитить корабль с суши, моря и воздуха частями сухопутных войск, береговой охраны и ПВО.
Новый российский авианосец, по логике вещей, должен будет входить в состав Северного флота.
Во-первых, Арктика для нас сегодня – это зона перспективного развития и потенциального столкновения интересов. Во-вторых, из Северного Ледовитого океана между Исландией и Скандинавией можно легко выйти в Атлантический океан.
Поэтому удобное место базирования придется подбирать на Севере, а там таких не так уж и много.
Однако стоит держать в уме, что для достижения баланса России следовало бы в нынешней военно-политической ситуации задуматься над тем, чтобы иметь два авианосца и, соответственно, две авианосные ударные группировки – вторая очень пригодилась бы стране в Тихом океане. Ведь именно дальневосточные моря уже сегодня превращаются в зону самых острых международных противоречий и в место, где с самой большой долей вероятности может начаться третья мировая война.
Однако насколько формирование двух АУГ будет нам по силам в обозримом будущем?
Стоимость одного отечественного авианосца эксперты оценивают в сумму от 350 миллиардов до триллиона рублей. Создание авиакрыла, судостроительной инфраструктуры и причалов – в ещё большую сумму. Выходит весьма дорого.
Тем не менее без авианосца крупной державе сегодня нельзя. Несмотря на то, что из-за развития современных подводных лодок и береговых противокорабельных ракетных комплексов роль авианосцев в последние годы заметно снижается, их возможности сложно переоценить при участии большого государства в локальных и региональных конфликтах. А именно к «цепям» из таких конфликтов сводится сегодня глобальное противостояние.
При этом необходимо соблюдать баланс:
Россия в первую очередь сухопутная держава, поэтому фанатично строить авианосцы для нее нет никакого смысла. Да и корабли подобного типа в большом количестве – явный признак агрессивной политики государства. Российская Федерация же – мирная держава с оборонной доктриной, которая тем не менее не готова поступаться собственными интересами. Именно для их защиты и нужно в составе флота иметь парочку авианосцев.
Хорошо, что у нас есть военная база в Сирии, судя по всему, не исключено и использование авиабазы в Иране – стоит только уладить неожиданно возникшие противоречия. Но такие тепличные условия могут быть предоставлены далеко не всегда и не везде.
С тем, чтобы понять, что такое авианосец в боевых условиях, к берегам Сирии в скором времени отправится наш единственный тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов». Строго говоря, с учетом наличия в нашем распоряжении сухопутных аэродромов в регионе, а у берегов – кораблей с «Калибрами», в приходе корабля сильной необходимости нет. Но зато экипаж крейсера и пилоты палубной авиации смогут получить бесценный опыт в боевых условиях – что вдвойне ценно.
Возможно, полученный опыт позволит нам ответить на вопросы – достаточно ли российскому флоту для решения поставленных перед ним задач «компактных» и универсальных ТАКРов или все же нам необходимы именно авианосные ударные группировки с авианосцами, аналогичными американским. Если мы окончательно осознаем необходимость в АУГах, то это станет непростым испытанием и для отечественной науки, и для промышленности. Зато мы получим мощное средство укрепления безопасности нашей страны и защиты наших интересов по всей территории земного шара. А заодно бесценный производственный опыт и серьезный стимул для научного развития.
Мечты и мечтанья:
Россия разработала три альтернативы французским «Мистралям»: универсальный десантный корабль «Прибой», авианосец проекта 23000 «Шторм» и авианосец с ядерным энергетическим модулем. Если корабли будут построены с заявленными характеристиками, они превзойдут по своим техническим показателям не только «Мистрали», но и практически все существующие в мире авианосцы.

http://vpk-news.ru/

Штурмовать Донецк и Луганск будут «пиджаки»

В рядах вооруженных сил Украины ощущается острая нехватка личного состава. Об этом сообщает разведка Луганской народной республики.
По словам официального представителя народной милиции ЛНР Андрея Марочко, это связано с увеличением количества военнослужащих, не желающих продлевать контракт на службу в рядах ВСУ, и, кроме того, растет количество уклонистов, не желающих служить в армии, где командиры отдают преступные приказы на истребление народа Донбасса.
По его информации, Киев рассчитывает на захват территорий ЛНР, для чего в данный момент проводит мероприятия по доукомплектованию личным составом подразделений, которые отправляют в Донбасс.
Ранее власти народных республик Донбасса также отмечали многочисленные случаи дезертирства в рядах украинских военных, которые, оказавшись на неподконтрольной Киеву территории, охотно рассказывают о причинах бегства со службы. Например, задержанный в декабре 2016 года под Ростовом-на-Дону Алексей Яцун заявил журналистам, что рядовые ВСУ осознают бессмысленность этой войны и не хотят воевать против своего народа. Другой известный дезертир Олег Попов на пресс-конференции в Луганске рассказал об издевательствах в рядах ВСУ и признался, что хотел бы служить в армии ЛНР.

В декабре 2016 года пресс-служба ВС Украины сообщила, что за год они понесли больше небоевых потерь, чем боевых. Среди них аварии, болезни, неаккуратное обращение с оружием.
У ВСУ, судя по всему, действительно большие проблемы с комплектацией личного состава. Недавно на законодательном уровне была утверждена новая система призыва. По словам заместителя начальника Главного управления персоналом Генерального штаба ВСУ полковника Марка Андрусяка, в этом году начнется нова волна мобилизации. Призывать будут в первую очередь выпускников военных кафедр. Андрусяк подчеркнул, что планируется призвать как минимум четыре тысячи офицеров запаса.
Политолог Эдуард Попов полагает, что разведка ЛНР сообщила правдивые данные.
— Могу сослаться на весьма информированный источник — нашумевшее интервью создателя батальона, позднее полка «Азов» Андрея Билецкого украинскому изданию «Апостроф». Процитирую высказывание украинского неонациста №1: « Обеспеченность личным составом на линии фронта — 40-60%». Билецкий хорошо знаком с положением дел на фронте и у него нет интереса приукрашивать картинку, чем занимается украинский генштаб, минобороны и сам президент Порошенко. Есть, правда, одна важная деталь: это интервью опубликовано 20 ноября прошлого года. Конечно, за эти месяцы ситуация несколько изменилась — пригнали людей, частично доукомплектовали подразделения. Но, в то же время, ВСУ и нацистские батальоны понесли большие потери убитыми и ранеными. Как сообщают тайные сторонники республик Донбасса, госпитали и даже гражданские больницы в Донецкой и Луганской областях буквально забиты ранеными украинскими военными. Раненых везут и в ближайшие областные центры — Харьков, Днепропетровск, Запорожье. Это говорит и о колоссальных потерях ВСУ и нацбатов, никак не соответствующих официальным данным украинского генштаба. И, соответственно, о выбытии значительного числа украинских военнослужащих.

«СП»: — А как насчет почти 100-тысячной группировки, собранной по периметру границ с ДНР и ЛНР? Это реальная сила?
— Вполне возможно, что минобороны Украины действительно согнали группировку примерно такой численности к границам республик. По крайней мере, источники разведки ДНР и ЛНР постоянно сообщают о перемещении военных эшелонов по железным дорогам и огромных колонн военной техники через железнодорожные станции и города украинского Донбасса. Но мощь армии выражается не формально-арифметическими величинами, а укомплектованностью и слаженностью подразделений. Вспомним первую чеченскую войну: тогда тоже удалось собрать многочисленную группировку войск. Но откуда брали людей? Буквально скребли по сусекам и в боевые подразделения отправляли людей из тыловых или непрофильных подразделений. Уверен, что нечто подобное происходит и в украинской армии. Что, несомненно, скажется, точнее, уже сказывается на мотивации и профессионализме ВСУ.

«СП»: — Насколько высок уровень боевой подготовки ВСУ? О чем говорит тот факт, что планируют поставить под ружье выпускников военных кафедр? Мы постоянно слышим, что с 2014-го года украинская армия значительно повысила свой потенциал. Так ли это?
— Сошлюсь на интервью того же Билецкого: он говорит о массовых увольнениях по собственному желанию многих офицеров из зоны «АТО», причем лучших. Уровень боевой подготовки он оценивает в целом невысоко. Но всё же я не стал бы повторять расхожий штамп российской общественной пропаганды, что украинская армия не умеет воевать. Думаю, её в целом низкие боевые качества объясняются низким уровнем мотивации и бездарным и даже преступным стилем командования. Для режима Порошенко солдаты ВСУ — почти такая же пустая, а может быть, и отрицательная величина, что и жители Донбасса. Но при всём при том, в ВСУ имеются подразделения, обладающие высоким уровнем подготовки. Это фиксируется разведкой ДНР и ЛНР уже с 2015 года. Сказывается и почти трехлетняя война и полученный боевой опыт, и повышение боеготовности с помощью инструкторов НАТО. Общаясь с военными ДНР и ЛНР я неоднократно слышал о возросшей боевой выучке украинских военных. И, в свою очередь, повторял это в своих интервью. Нет ничего опаснее недооценки противника.

«СП»: — В Киеве всерьез рассчитывают захватить Донбасс с нынешней морально-политической подготовкой? Почему ничего не делается хотя бы для того, чтобы обеспечить солдатам нормальные условия службы? Ведь Запад дает на это деньги, поставляет нелетальное вооружение и т.д.
— Мои друзья в военных кругах республик и многочисленные публикации говорят о низкой мотивации большинства солдат ВСУ, чего не скажешь об идейных нацистах из «добробатов». Этот факт признает и Билецкий, который прямо говорит, что моральное состояние украинской армии в окопах Донбасса на низком уровне. Не так давно прочел очень интересный текст в американском сетевом журнале The Greanville Post. В нем приводится разговор с одним боевым офицером из зоны «АТО». По его словам, не так сильно нужно бояться «сепаров», сколько заградотрядов в тылу, состоящих из нацистов. Вот объяснение украинской стратегии победы над Донбассом. В Киеве и на местах никто не будет заботиться о создании нормальных условий для солдат ВСУ. Ведь и продовольственный паек, и медикаменты, и даже оружие и боевую технику можно украсть и выгодно продать — может быть, тем же «сепарам». Чем постоянно и занимаются большие и маленькие начальники в погонах и без. Украина — страна победившей клептократии.

«СП»: — О чем говорит тот факт, что о состоянии ВСУ известно разведке ЛНР? Почему командование ВСУ даже не пытается скрывать истинное положение дел? Открыто говорят о том, что небоевых потерь несут больше, чем боевых…
— Разведка ЛДНР прекрасно осведомлена о том, что происходит в ВСУ, украинская разведка (военная и политическая), в свою очередь, прекрасно осведомлена о процессах внутри республик, в том числе, в их армиях. Это специфика гражданской войны. Пропаганда Украины не заинтересована опровергать пропаганду ЛДНР: она просто не «замечает» её, создавая другую реальность. В эпоху развитых информационных технологий очень сложно скрывать такие факты, как, примеру, взрывы боеприпасов на полигоне Широкий Лан летом прошлого года. Украинская пропаганда вынуждена признавать эти потери «небоевыми» — к слову сказать, очень лукавое и ошибочное определение. Всё, что относится к армии, включая случаи ДТП со смертельным исходом с участием военной техники — это боевые потери. Тем самым Украина камуфлирует реальные потери в войне на Донбассе. Но при этом тщательно скрывает реальный уровень потерь в недавних боях под Донецком. Признать их — опасность нового майдана в Киеве, только на сей раз вместо «рогулей» в роли протестующих выступят боевики нацбатов и солдаты ВСУ.

«СП»: — Насколько, по-вашему, ситуация ВСУ будет ухудшаться? Есть ли при таких раскладах у ВСУ шансы захватить Донбасс, если представить себе, что Россия не станет вмешиваться? Или это будет захват путем заваливания трупами?
— Полагаю, что Донецк может быть «освобожден» только не от власти ДНР, а от населения. Путем тотальной бомбардировки и артобстрелов. Всё-таки при всём воровстве у ВСУ сохранились достаточные запасы артиллерии, в том числе, реактивной, и боеприпасов. Я еще в 2015 году говорил, что Украина готовит кровавый блицкриг в Донбассе методами тотальной войны. Новое наступление с накрытием миллионного Донецка и других городов артиллерийским огнем будет более ужасным, чем обстрелы и наступления 2014 года. Вероятно, недавно мы видели нечто вроде генеральной репетиции этого наступления. ВСУ могут захватить Донецк, понеся огромные потери — Порошенко только выгоден такой результат. Поэтому нет другого выхода, кроме вмешательства России — и лучше, если это вмешательство будет упреждением, а не наказанием агрессора. Но здесь позиция России должна быть подкреплена не только военными, но и дипломатическими и информационными средствами, чтобы мы не превратились в страну-изгоя на много лет.
— Если ничего не знать о других армиях, то можно говорить, что ВСУ — самая сильная армии Европы, — отмечает политолог Александр Дудчак.
— Порошенко все же знает, как на самом деле обстоят дела в армии, для которой средства на теплые вещи и бронежилеты собирали волонтеры. Его заявления — исключительно для «внутреннего потребления», рассчитанные на уши украинских граждан. А смелость для таких заявлений появляется от уверенности, что ВСУ не встретят какую-либо другую европейскую армию в реальных боевых условиях.

«СП»: — Почему люди бегут из рядов ВСУ? Действительно не желают исполнять преступные приказы? Или недовольны условиями службы? Или есть иные причины?
— В 2016 году перемирие хоть и было относительным, но все же это не были полномасштабные боевые действия. И ряды ВСУ даже пополнялись контрактниками, которые рассчитывали получать зарплату, но не участвовать в активных боевых действиях. С недавним обострением, ситуация изменилась. На Донбассе военнослужащие начинают понимать и прозревать — против кого они воюют, но не могут понять – ради чего они должны гибнуть?

«СП»: — Вчера стало известно, что командование фактически бросило умирать подорвавшуюся ДРГ. Почему украинская сторона так «разбрасывается» людьми, если испытывает столь острую нехватку личного состава?
— Украинской власти не нужны военные, с опытом боевых действий, знающие, какая ситуация в «АТО» и ВСУ на самом деле — они представляют угрозу для самой власти. Все время, сколько длится «АТО», киевская власть не была замечена в заботе о своих военнослужащих. Мяч от Порошенко в подарок солдату, потерявшему ногу на минном поле – редкий случай проявления заботы. Если бы в Киеве хотели сохранить жизни солдатам, то не бросали бы умышленно на смерть в котлы под Дебальцево и других местах. Да и вообще бы не начинали войну.

«СП»: — Нередки случаи, когда солдаты дезертируют на территорию народных республик, а командование сообщает, что те попали в плен, убиты и т.д. Пропагандистская машина на Украине еще на кого-то способна воздействовать? Многие ли еще готовы идти служить в ВСУ из патриотических убеждений? Ведь есть интернет, и правду не так просто скрыть…
— Большинство населения все же смотрит только украинские телеканалы, и пропагандистская машина работает достаточно результативно. Многие правду узнают только попав на фронт. А если у тебя погиб друг или родственник, то мотив участия в войне, зачастую остается один – месть. Этим и страшна гражданская война. Но все же время идет, правду скрывать все сложнее, у населения вопросов все больше, а вразумительных ответов все меньше. Даже при колоссальном наследстве, полученном Украиной от УССР, бесконечно вести войну с помощью старого оружия невозможно, пусть даже и модернизированного. А на новое денег нет. Как и на многое другое.

https://news.rambler.ru/