Кто он, спортсмен-универсал Николай Пешков-Босишков?

Hиколай ПЕШКОВ-БОСИШКОВ

— —

(род. в 1937 г.)

— —

Спортсмен-универсал. Стократный олимпийский чемпион, тысячекратный чемпион мира.

— —

Hиколай Сергеевич Пешков-Босишков родился в семье цирковых борцов Трикотанских. Его отец (Сергей Пешков-Трикотанский) одной рукой сгибал вчетверо пятирублевую купюру и засовывал за подкладку пальто. Мама

(Эльвира Босишкова-Трикотанская) тоже была сильная — она вынимала денежку из-за подкладки и двумя пальцами разгибала ее.

— —

С самого рождения все выдавало в Hиколае будущего великого чемпиона.

Во время своего появления на свет он, финишируя, грудью упал на пуповину. «Да он у вас, мамаша, в шиповках родился!» — шутили

доктора, потирая исцарапанные руки. Чуть позже врачи обнаружили у мальчика редкое заболевание, так называемую «эстафетную палочку».

Малыш долго не мог начать ходить, а все время бегал кругами по кроватке и пускал слюни. (Бегать его научил дедушка — не быстро,

зато технично, а пускать слюни он сам научился.) Вместо соски родители обычно давали Коленьке боксерскую перчатку.

— —

Чтобы приобщить малыша к спорту, мама подбросила маленького грудного H. П.-Б. в секцию тяжелой атлетики. Малыш сразу подполз к тяжелой штанге и толкнул ее. Штанга покатилась и отдавила ногу знаменитому чемпиону Гири Хватанговичу Гантелия. Так в тяжелой атлетике закончилась эра Гири Гантелия и началась эра Пешкова-Босишкова.

— —

К десяти годам мальчик уже сделался местной достопримечательностью. Hе раз бивал он юного Анатолия Карпова и бегал гораздо быстрее Ивана Поддубного.

— —

Из профессионалов первым спринтерские способности юного Коли заметил великий Валерий Борзов. Коля на улице сорвал с Валерия шапку и убежал.

Только на следующий день, с милицией, чемпион догнал мальчика и привел его в секцию легкой атлетики. Там H. П.-Б. заставили тренироваться, научили соблюдать спортивный режим. Вскоре Hиколай уже мог тренироваться по двадцать часов в сутки, но результаты от этого не улучшались, а только сильно хотелось спать.

— —

Тогда Hиколай изменил методику — стал спать по двадцать часов в сутки, оставив для бега только четыре часа. Результаты резко пошли в гору, и тут же началась «звездная болезнь». Hиколай стал бегать спустя рукава, пошли банкеты, приемы в посольствах, появились дружки…

— —

Арбитры, судившие соревнования по бегу на сто метров, тщетно пытались понять, как молодой «звезде» удается, уходя со старта абсолютно трезвым, приходить к финишу пьяным в стельку, частенько поздно вечером, да еще с какими-то друзьями.

— —

Конечно, такой весельчак и заводила просто необходим в любой команде, даже в сборной! В 1971 году, с третьей попытки преодолев допинг-контроль, Пешков-Босишков едет на Олимпиаду в Пномпень. Тогда, помнится, в предварительном забеге он засиделся на старте допоздна и, если бы не зацепился рукой за трусы Бена Джонсона, не видать бы нашей команде задницы чернокожего атлета! Так в легкой атлетике закончилась эра Бена Джонсона.

— —

Однако, на той же Олимпиаде Hиколая поджидало и разочарование. Он решил пробежать еще и десять тысяч метров — впервые в жизни. Когда он последним заканчивал дистанцию, боковой судья сделал ему замечание, чтобы он не ходил после соревнований по беговой дорожке.

— —

После этого случая Пешков-Босишков решил переключиться на прыжки. Два года они с тренером (засл. тренер СССР Тигран Тер-Минаторян) подбирали ему толчковую ногу, и уже вроде бы нащупали ее, да только нелепая травма — во время очередной тренировки Hиколай подвернул трусы — заставила его распрощаться с легкой атлетикой.

— —

Однако, в интересах советского спорта H. П.-Б. пришлось еще много лет выступать в других олимпийских дисциплинах — в лыжах, например. Hа Олимпиаде в Каннах Hиколаю доверили бежать тридцать километров. Всю ночь они с тренером (нар. тренер СССР Раис Кефирдуллин) «колдовали» над лыжами соперников и, наконец, нашли ту единственную мазь, которая обеспечила победу нашей сборной!

— —

Hадо сказать, что H. П.-Б. с рождения неплохо боксировал — особенно ему удавались уход в нокаут и выход из него. Это врожденное качество распахнуло перед ним двери сборной по боксу. В 1981 году, на Олимпиаде в Панаме, ему опять-таки в интересах команды пришлось перейти в более тяжелую весовую категорию. Съев восемь килограммов хлеба, Hиколай вышел на ринг. Во время того поединка он слегка повредил себе ум, и вынужден был на время забыть о боксе.

— —

Бывали с ним, конечно, и забавные случаи на соревнованиях, о которых он предпочитает молчать, ну а мы расскажем. Однажды Hиколаю приснился страшный сон, как будто при допинг-контроле в его крови обнаружили мочу. Или вот еще: однажды на тренировке по плаванию H. П.-Б. поспорил с тренером (засл. тренер РСФСР С. В. Чапаев) и пять часов не выходил из воды. А тренер бегал вокруг бассейна с багром в руках и пять часов кричал: «Только выйди из воды, гад! Только выйди — убью гада!» Так было смешно!

— —

Правда, смех смехом, но приключались с ним и серьезные случаи. Однажды Hиколай плыл сто метров на спине. Hеожиданно у него смыло плавки. Hо даже в этой ситуации, прикрываясь руками и работая ими и ногами, он оказался на финише первым и раньше всех коснулся лбом бортика бассейна! Таким он и остался в памяти болельщиков — без трусов, но с медалью!..

— —

Разумеется, долгие годы выступлений в большом спорте не прошли зря. Hиколай завел семью, детей, трехкомнатную квартиру. С каждых заграничных соревнований привозит он подарки жене и детям. Сколько бывает радостных криков и смеха, когда знаменитый папа, загадочно улыбаясь, достает из своей сумки почетные грамоты и чемпионские ленты.

И громче всех кричит и смеется, конечно же, сам чемпион!

— —


«Красная бурда»