Камикадзе — «божественный ветер»

 Пилот-камикадзе Киёси Огава, который атаковал американский авианосец «Банкер-Хилл»

 

 

Камикадзе (яп. 神風 камикадзэ, симпу:?, ками — «божество», кадзэ — «ветер») — «божественный ветер», название тайфуна, который дважды, в 1274 и 1281 годах, уничтожил корабли монгольской армады хана Хубилая на подступах к берегам Японии.

 

Во второй половине XX века слово «камикадзе» стало использоваться для обозначения японских пилотов-смертников, появившихся на заключительном этапе войны на Тихом океане. «Камикадзе» — часть более широкого японского термина токкотай, которым обозначали всех добровольцев-смертников (не только лётчиков).

 

Японцы называли подобные действия токубэцу ко: гэки тай (яп. 特別攻撃隊) — «ударные отряды специальных атак» или аббревиатурой токко: тай (яп. 特攻隊). Подразделения лётчиков-самоубийц назывались симпу токубэцу ко: гэки тай (яп. 神風特別攻撃隊) — «специальные ударные отряды „Божественный ветер“». В английском языке термин «камикадзе» (кунное чтение иероглифов 神風) закрепился с подачи японцев-эмигрантов, служивших в американской армии. Вскоре войска союзников начали использовать слово «камикадзе» для всех видов самоубийственных атак, применяемых японцами. В наши дни чтение иероглифов 神風 как «камикадзе» вернулось в Японию и допускается в качестве названия пилотов-смертников.

 

После поражения в битве у атолла Мидуэй 4 июня 1942 года Япония начала терять инициативу в войне на Тихом океане. В течение 1943—1944 годов союзные войска, подкреплённые индустриальной мощью США, шаг за шагом продвигались по направлению к японским островам.

 

К этому времени японские самолёты, особенно истребители, серьёзно уступали в качественном отношении новым американским моделям, таким как F6F «Хеллкэт», P-51 «Мустанг», F4U «Корсар». Из-за больших боевых потерь ощущалась нехватка опытных пилотов. Кроме того, из-за недостатка запасных частей и топлива проведение любой крупной авиационной операции превращалось для Японии в проблему.

 

15 июля 1944 года войсками США была взята база японской армии на острове Сайпан. В результате этого у дальней бомбардировочной авиации США появилась возможность наносить удары непосредственно по территории Японии. После падения Сайпана японское командование предположило, что следующей целью американцев будет захват Филиппин, из-за их стратегически важного расположения между Японией и захваченными ей источниками нефти в юго-восточной Азии.

 

Предсказание сбылось 17 октября 1944 года, когда американцы атаковали остров Сулуан, начав крупнейшую в истории современности морскую битву в заливе Лейте. Первому воздушному флоту военно-морских сил Японии, базировавшемуся в Маниле, было приказано осуществлять поддержку японским кораблям, которые будут пытаться уничтожить силы союзников в заливе. Первый воздушный флот к этому моменту имел в распоряжении лишь 40[источник не указан 770 дней] самолётов: 34 палубных A6M Zero, 3 торпедоносца Nakajima B6N, 2 бомбардировщика Yokosuka P1Y, один Mitsubishi G4M и один лёгкий разведывательный самолёт. Задача, стоявшая перед японской авиацией, была практически невыполнимой. Командующий первым воздушным флотом вице-адмирал Такидзиро Ониси принял решение сформировать специальный ударный отряд лётчиков-камикадзе. На брифинге 19 октября Ониси заявил: «Я не думаю, что есть ещё какой-то способ выполнить стоящую перед нами задачу, кроме как обрушить вооружённый 250-килограммовой бомбой Zero на американский авианосец». Ониси стал известен как «Отец камикадзе».

 

Первые камикадзе

 

Первые отряды лётчиков-камикадзе были сформированы 20 октября 1944 года на основе подразделений морской авиации, в которых все до одного пилоты были готовы пожертвовать жизнью ради своей страны. Первая атака камикадзе была проведена 21 октября 1944 года против флагмана австралийского флота, тяжёлого крейсера «Австралия». Вооружённый 200-килограммовой бомбой самолёт, пилот которого так и остался неизвестен, врезался в надстройки «Австралии», разбросав обломки и топливо по большой площади, однако крейсеру повезло и бомба не взорвалась. По крайней мере 30 человек погибло, включая командира корабля. 25 октября «Австралия» получила ещё одно попадание, после чего корабль пришлось отправить на ремонт (крейсер вернулся в строй в январе 1945 года, а всего к концу войны «Австралия» пережила 6 попаданий самолётов камикадзе).

 

Существует точка зрения, что первыми камикадзе стали лейтенант Такеси Косаи и неизвестный сержант, которые подвесив к своим «зеро» по две 100-килограммовых бомбы, вылетели 13 сентября 1944 с острова Негрос (Филиппины) с целью таранить американские корабли. Оба не вернулись, но американцы не сообщали о повреждениях своих кораблей в этот день в этом районе. Кроме того, 15 октября 1944 контр-адмирал Масафуми Арима, возглавивший воздушную атаку на американское морское соединение в районе между Тайванем и Окинавой, перед вылетом на своём бомбардировщике «Мицубиси Г4М «Бетти» снял знаки различия и заявил, что не вернётся из боя, что и случилось. В ходе боя авианосец «Франклин» получил повреждения, но нет свидетельств о самоубийственной атаке.

 

Битва за Филиппины

 

                                                Самолёт-снаряд «Yokosuka MXY7 Oka» в американском пособии

 

25 октября 1944 года отряд камикадзе, возглавляемый Юкио Сэки, атаковал американское авианосное соединение на востоке залива Лейте. Первый «Зеро» ударился в корму авианосца «Сенти», убив при взрыве 16 человек и вызвав пожар. Через несколько минут авианосец «Суони» был также выведен из строя. Пожары, возникшие из-за попадания камикадзе в палубу эскортного авианосца «Сент-Ло», вскоре вызвали детонацию арсенала, в результате которой корабль разорвало на части. Погибло 114 членов экипажа. Всего в результате этой атаки японцы потопили один и вывели из строя шесть авианосцев, потеряв 17 самолётов.

 

Первоначальный успех привёл к немедленному расширению программы. В течение последующих нескольких месяцев более 2000 самолётов совершили самоубийственные атаки. Также были разработаны новые типы вооружений, включая пилотируемые крылатые бомбы «Йокосука MXY7 Ока», пилотируемые торпеды «Кайтэн» и небольшие быстроходные катера, начинённые взрывчаткой.

 

Пилотируемые снаряды «Йоко́сука MXY7 О́ка» представляли собой деревянный планёр с зарядом взрывчатки в носовой части, одноместной кабиной пилота в средней части и ракетным двигателем в хвостовой части корпуса. Сам по себе разогнавшийся ракетный снаряд был малоуязвим для зениток и истребителей. Заряд боеголовки составлял 1,2 тонны аммонала, что было достаточно для уверенного поражения морских целей. Однако, в связи с высокой степенью уязвимости бомбардировщика-носителя, боевая эффективность самолётов MXY7 оказалась ниже всякой критики, за что американцы прозвали их «Бака» (дурак). По другой версии, название «Бака» было введено американской пропагандой, чтобы вселить уверенность в американских военнослужащих и матросов, так как, в соответствии с постулатом психологического воздействия: «высмеиваемый враг — не страшен». Во всяком случае, в американских пособиях эти самолёты-снаряды именовались только «Бака».

 

29 октября самолётами камикадзе были повреждены авианосцы «Франклин» (на борту корабля было уничтожено 33 самолёта, 56 моряков погибло) и «Белло Вуд» (92 убитых, 44 раненых). 1 ноября был потоплен эсминец «Эбнер Рид», еще 2 эсминца выведено из строя. 5 ноября повреждён авианосец «Лексингтон» (41 человек убит, 126 ранено). 25 ноября повреждено ещё 4 авианосца.

 

26 ноября камикадзе нанесли удар по транспортам и кораблям прикрытия в заливе Лейте. Потоплен эсминец «Купер», повреждены линкоры «Колорадо», «Мэриленд», крейсер «Сент-Луис» и ещё 4 эсминца. В декабре потоплены эсминцы «Мэхэн», «Уорд», «Лэмсон» и 6 транспортов, несколько десятков кораблей повреждено. 3 января 1945 года попадание камикадзе в авианосец «Оммани-Бэй» вызвало пожар, вскоре в результате детонации боезапаса корабль взорвался и затонул, унося с собой 95 моряков. 6 января повреждены линкоры «Нью-Мексико» и возродившийся после Пёрл-Харбора «Калифорния».

 

Всего в результате действий камикадзе в битве за Филиппины американцы потеряли 2 авианосца, 6 эсминцев и 11 транспортов, повреждения получили 22 авианосца, 5 линкоров, 10 крейсеров и 23 эсминца.

 

Дальнейшие действия по массированному применению камикадзе развернулись во время битвы за Иводзиму. 21 февраля в результате пожаров, вызванных попаданием камикадзе, сгорел и затонул авианосец «Бисмарк Си» (318 человек погибло), также повреждён авианосец «Тикондерога», его потери составили 140 человек.

 

Особо уязвимыми перед камикадзе оказывались американские ударные авианосцы, которые, в отличие от британских аналогов, не имели бронирования полётной палубы, а также эскортные авианосцы типа «Касабланка».

 

Битва за Окинаву

 

 

Авианосец «Банкер-Хилл» горит после попадания в него камикадзе, вид с полётной палубы. Окинава, 11 мая 1945 года

 

Максимальной интенсивности атаки камикадзе достигли во время битвы за Окинаву — всего в атаках участвовало 1465 самолётов.

 

3 апреля выведен из строя авианосец «Уэйк-Айленд». 6 апреля вместе со всем экипажем (94 человека) уничтожен эсминец «Буш», в который врезалось 4 самолёта. Также потоплен эсминец «Кэлхаун». 7 апреля повреждён авианосец «Хэнкок», 20 самолётов уничтожено, погибло 72 и ранено 82 человека.

 

До 16 апреля был потоплен ещё один эсминец, выведено из строя 3 авианосца, линкор и 9 эсминцев. 4 мая полностью сгорел авианосец «Сэнгамон» с 21 самолётом на борту. 11 мая попадание двух камикадзе вызвало пожар на авианосце «Банкер-Хилл», в котором было уничтожено 80 самолётов, погиб 391 человек и 264 было ранено.

 

К концу битвы за Окинаву американский флот потерял 26 кораблей, 225 были повреждены, из них 27 авианосцев. Тем не менее, предпринятые американцами меры по защите от камикадзе дали результат — 90 % японских самолётов было сбито в воздухе.

 

Вскоре в связи с уменьшением у японцев количества самолётов был разработан специальный тип летательного аппарата для действий камикадзе. Накадзима Ки-115 «Цуруги» представлял собой простой в постройке самолёт, в котором могли быть использованы устаревшие двигатели 1920-х и 1930-х годов. Шасси не убирались, а сбрасывались сразу после взлёта, что не позволяло использовать их повторно. Было произведено около ста этих самолётов, каждый из которых мог нести 800-килограммовую бомбу, но ни один из них так и не успели использовать.

 

Итоги

 

К концу Второй мировой войны японской морской авиацией было подготовлено 2525 лётчиков-камикадзе, ещё 1387 предоставила армия. В соответствии с японскими заявлениями, в результате атак камикадзе был потоплен 81 корабль, 195 повреждены. По американским данным потери составили всего 34 потопленных и 288 повреждённых кораблей. Кроме того, большое значение имел и психологический эффект, произведённый на американских моряков.

 

Японская авиация никогда не имела проблем с нехваткой лётчиков-камикадзе, наоборот, добровольцев было в три раза больше, чем самолётов. Основная масса камикадзе были двадцатилетними студентами университетов, причины вступления в отряды смертников варьировались от патриотизма до желания прославить свой род. И всё же глубинные причины этого феномена заложены в самой культуре Японии, в традициях бусидо и средневековых самураев. Огромную роль в этом явлении играет также особое отношение японцев к смерти. Умереть с честью за свою страну и за Императора было высшей целью для многих молодых японцев того времени. Камикадзе превозносили как героев, о них молились в храмах как о святых, их родные сразу же становились самыми уважаемыми людьми в своём городе.

 

Перед вылетами проводились специальные церемонии, включающие ритуальную чашечку саке и хатимаки (белую повязку на лоб). Символом камикадзе был цветок хризантемы. По преданию, молодые лётчики камикадзе, вылетая на задание, пролетали над горой Каймон на юго-западе Японии. Пилоты бросали последний взгляд на свою родину, и, салютуя, прощались с ней.

 

Известные камикадзе

 

Матомэ Угаки — вице-адмирал, командующий 5-м Воздушным Флотом ВМФ Японии. Совершил боевой вылет в район Окинавы с миссией «камикадзе» 15 августа 1945 года в составе группы из 7 самолетов, принадлежащих 701-й авиагруппе. Погиб.

Сэки, Юкио — лейтенант, выпускник Военно-морской академии. Не разделяя взгляды командования на тактику «камикадзе» подчинился приказу и возглавил первый специальный ударный отряд. Совершил боевой вылет с авиабазы Мабалакат в залив Лейте с миссией «камикадзе» 25 октября 1944 года лидируя группу из 5 самолетов, принадлежащих 201-у воздушному корпусу. Тараном уничтожил авианосец «Сент-Ло». Погиб. Другими участниками группы был выведен из строя авианосец «Калинин-бей», ещё два повреждены. Первая результативная атака камикадзе.

 

Выжившие камикадзе

 

Несмотря на изначальную установку погибнуть, выполняя задание, зафиксированы случаи возвращения летчиков-смертников на базу или подобранных в море. В большинстве случаев это происходило по причине неисправности самолетов и двигателей. В случае необнаружения цели или по иной причине срыва атаки камикадзе прямо предписывалось возвращаться.

 

Однако унтер-офицеру Ямамура «повезло» больше. Он трижды оставался жив после взлета. Первый раз он был сбит вместе с экипажем бомбардировщика-носителя и был подобран рыбаками. Почти через 2 месяца бомбардировщик-носитель с подвешенным самолетом-снарядом и Ямамурой на борту, поднявшись в небо, попал в дождь и вследствие плохой видимости вернулся на базу. Третий раз, благодаря неисправности механизма подвески самолета-снаряда, Ямамура не смог отцепиться. Более вылетов не было и он пережил окончание войны.

В искусстве

В начале 1990-х в Санкт-Петербурге существовала группа «Камикадзе» с песнями «Любовь камикадзе» и «Камикадзе Girl».

«Камикадзе» — второй альбом (2006).

У Александра Розенбаума есть песня «Камикадзе», в которой от первого лица рассказывается, что мог чувствовать лётчик-смертник в последние мгновения своей жизни.

Песня «Камикадзе» есть у группы Алиса.

Песня «Kamikaze Rock-n-Roll Suicide» естьупевицы Donatella Rettore (1982).

Песня «Камикадзе» есть у Андрея Земскова.

Песня «Камикадзе» есть у рэпера Lee Kei.

Песня «Камикадзе» есть у группы ВИА-Гра.

Песня «Камикадзе» есть у группы Инь-Ян.

Песня «Камикадзе» есть у группы Звери.

Песня «Камикадзе» есть у группы D’espairsRay.

Песня «Камикадзе» есть у группы Kagrra.

Песня «Камикадзе» есть у группы Stigmata.

В альбоме «Снежный лев» группы Аквариум есть песня «Центр циклона», в которой упоминаются камикадзе и их клич — Банзай.

Песня «Страж Империи» группы Ария посвящена камикадзе.

Камикадзе посвящена песня «Карлсоны» Олега Медведева

У группы Mordor есть песня «Банзай!»

Певица Мара исполняет песню «Самолеты», с сюжетной линией о камикадзе.

Тема камикадзе поэтически разрабатывается в песне «Вперёд и вверх! (Для тех, кто видит сны)» из альбома «Для тех, кто видит сны. Vol.1» группы «Оргия Праведников».

В романе Дэвида Митчелла «Сон № 9» (англ. David Mitchell. «number9dream») одна из сюжетных линий посвящена истории погибшего пилота-камикадзе, записанной в его дневнике, найденном в поднятой после войны неразорвавшейся торпеде-кайтэн.

В фильме «Приказ: Перейти границу» показана погоня за отрядом смертников-камикадзе.

Фильм «Камикадзе (For those we love)», 2007, Япония, Toei Company.

Компьютерная игра Call of Duty 5: в одной из миссии нужно защитить американский флот от массированной атаки камикадзе.

George Lynch имеет 4 подписные модели гитар ESP, названные, соответственно: Kamikaze 1, Kamikaze 2, Kamikaze 3, Kamikaze 4 — различающиеся, преимущественно, накладкой на гриф и расцветкой.

Камикадзе — герои или безумцы?

Национальный японский способ истребления танков — поднести вручную артиллерийский снаряд и ударить им по броне. «Отсутствие оружия не является оправданием поражения», — сказал генерал-лейтенант Мутагучи. На Сайпане японцы шли в последний бой, поддерживая под руки калек, которых подняли для почетной смерти в бою. 300 лежачих закололи заранее.

 

25-летний Хаджиме Фуджи одним из первых прибежал записываться в камикадзе, но неожиданно получил штамп «Отказано» в связи с наличием семьи. Вернувшись домой, он поведал о своем горе жене. Благоверная восприняла это как руководство к действию и той же ночью заколола себя и своих годовалых детей, прошептав напоследок: «Иди. Я больше для тебя не помеха». История умалчивает, что потом случилось с Хаджиме Фуджи, но японское командование засекретило тот случай, во избежание многочисленных рецидивов.

 

 

Сбитые и оказавшиеся в воде японские пилоты бросали гранаты в шлюпки американских спасателей, известен случай, когда очнувшийся после операции японский солдат первым делом убил склонившегося над ним врача.

 

С момента поражения монголов в XIII веке на священную землю Японии ни разу не ступала нога захватчиков. И если в этот раз поражение неизбежно – японская нация умрет вместе со своей страной, превратившись в миф о гордом народе, который погиб непобежденным.

 

Улицы японских городов наполнились ликованием – повсюду раскачивались на ветру лозунги «Итиоку гёкусай» (100 миллионов погибают вместе славной смертью) и «Итиоку итиган» (100 миллионов, как одна пуля). К октябрю 1944 года правительство Японии подготовило детально оформленный план самоубийства всей нации, под названием «Сё-Го». Если быть до конца честными и справедливыми, то этот бредовый документ за подписью Императора должен демонстрироваться рядом с мемориалом жертв атомной бомбардировки в Хиросиме.

 

«Раз в стране не хватает продовольствия, и ее территория превращается в поле сражения, необходимо уничтожить всех стариков, детей, больных и слабых. Они не годны для смерти вместе с Японией», – предложил командующий военным округом Тюбу. «Пожертвовав жизнями 20 миллионов японцев в специальных атаках, мы, безусловно, достигнем победы», – оптимистично заявил зам. начальника главного морского штаба адмирал Ониси.

 

Ветер отчаяния

 

С военной точки зрения, исход войны на Тихом океане был предрешен уже в июне 1942 года, когда на подступах к атоллу Мидуэй погибла японская эскадра из 4 авианосцев. Ощутившие пьянящий вкус победы, американцы стали с утроенной силой ломать японский оборонительный периметр на островах Тихого океана – война, к ужасу японского руководства, превращалась в затяжной конфликт с предсказуемым концом. Япония, ввиду недостатка ресурсов, была обречена на поражение.

 

С точки зрения здравого смысла, настало время закончить бессмысленную бойню. Но остановить запущенный механизм войны было невозможно – 1943-1944 год — американцы методично «перемалывали» японские подразделения. С теми, кто пытался оказать сопротивление, не церемонились – подгоняли к берегу дюжину линкоров и авианосцев, и обрушивали на головы несчастных самураев многодневный непрекращающийся свинцовый дождь.

  

Ворвавшиеся на атолл Кваджалейн бравые американские морпехи не обнаружили на острове ни одного целого дерева, а из дымящихся воронок на них печально смотрели случайно выжившие японские солдаты – оглохшие и потерявшие рассудок от двухнедельной артподготовки. Находившийся на борту линкора «Норт Кэролайн» во время бомбардировки Кваджалейна британский эксперт коммодор Хопкинс отмечал удивительные стандарты обитания и питания американских моряков – под грохот орудий, свободные от вахты матросы с аппетитом поглощали фрукты, соки, газировку и даже мороженое.

 

Ситуация, когда ты истекаешь последними каплями крови, а твой противник спокойно потягивает лимонад, обычно случается, когда младшеклассник подрался с чемпионом школы по боксу. Воевать в таких условиях обычными методами становится бессмысленно.

 

Полёт в один конец

 

К осени 1944 года Императорские армия и флот утратили всякую возможность оказывать сопротивление: легли на дно почти все авианосцы и линкоры, погибли лучшие моряки и летчики, враг захватил все важные сырьевые базы, нарушил японские коммуникации. Возникла угроза захвата Филиппин, потеря которых обернулась катастрофой – Япония осталась без месторождений нефти!

 

В ходе безнадежной попытки удержать Филиппины адмирал Ониси решил использовать свое последнее оружие – фанатизм подчиненных и их готовность пожертвовать жизнью ради своей страны.

 

В итоге японцы первыми в мире создали управляемую противокорабельную ракету большой дальности. Разнообразные алгоритмы полета, атака на предельно малой высоте или отвесное пикирование на цель, противозенитные маневры, взаимодействие в групповом полете, точная селекция целей… самая лучшая система управления – живой человек. Настоящие «узкоглазые бомбы»!

 

21 октября 1944 года первый самолет камикадзе врезался в надстройку крейсера «Австралия». Атака оказалась не совсем удачной – бомба не взорвалась, тем не менее, погибло 30 человек команды, включая командира. Через 4 дня австралийский крейсер снова таранил самоубийца, после чего корабль покинул зону боевых действий. Вернувшись после ремонта, он снова попал под удары камикадзе — всего до конца войны флагман австралийского флота получил шесть «узкоглазых бомб», однако так и не был потоплен.

 

 

                                                                                                                                                  Камикадзе подкрался на бреющем полете

 

Самоубийственный таран в безвыходных ситуациях практиковали летчики всех без исключения воюющих сторон. По неполным данным, советские пилоты в годы Великой Отечественной войны совершили около 500 воздушных таранов, все помнят подвиг капитана Гастелло. Согласно утверждениям многочисленных очевидцев, гауптман Штеен пытался протаранить на своем горящем «Юнкерсе» крейсер «Киров» во время налета на Кронштадт 23 сентября 1941 г. Существуют кадры документальной кинохроники, на которых поврежденный бомбардировщик «Аичи D3A» врезается в надстройку авианосца «Хорнет» (битва у о. Санта-Крус, 1942 год).

 

Но только в Японии под конец войны этот процесс был организован в промышленных масштабах. Самоубийственные атаки превратились из спонтанных решений гибнущих героев во всенародное развлечение. Психология «камикадзе» изначально представляла собой культ смерти, чем радикально отличалась от психологии советских летчиков, которые, расстреляв весь боезапас и обрубив «Юнкерсу» хвост винтом своего «ястребка», все-таки надеялись остаться в живых. Живой пример — случай из боевой карьеры известного советского аса Амет-Хана Султана, который резким креном проломил борт «Юнкерсу», но застрял крылом в горящем немецком самолете. Тем не менее, герой сумел благополучно спастись.

 

 Вроде нормальные люди?

 

В Японии недостатка в смертниках не было – желающих оказалось в разы больше, чем самолетов. Как вербовали отморозков? Обычные впечатлительные студенты, начитавшиеся героических книг о самурайском кодексе чести «бусидо». Кем-то двигало чувство превосходство перед своими сверстниками, желание отличиться и «стать героем». Нужно признать, что короткий век «камикадзе» был наполнен вполне земными радостями – будущие самоубийцы пользовались в обществе несказанным уважением и почитались, как живые божества. Их бесплатно кормили в травернах и бесплатно возили на своем горбу рикши.

 

С вилами на танки

 

По данным японского исследователя Наито Хатсаро, в результате «специальных атак» погибло 3913 летчиков-камикадзе, которыми было потоплено в общей сложности 34 корабля, еще 288 кораблей было повреждено. Среди потопленных кораблей нет ни одного линкора, крейсера или тяжелого авианосца.

 

Эффективность «корпуса специальных атак», с военной точки зрения, находилась на уровне чуть ниже плинтуса. Японцы бездарно забрасывали врага трупами своих парней, при этом, по статистике, две трети из них были уничтожены истребительными заслонами и огнем корабельных зенитных средств еще на подлете к цели. Некоторые сбились с курса и сгинули без вести на просторах великого океана. Что касается человеко-торпед «кайтэн» и нагруженных взрывчаткой катеров, то их эффективность оказалась еще ниже, чем у самолетов.

 

Самый отважный герой был слаб как червь перед мощью современной техники. Камикадзе оказались не в силах предотвратить надвигающейся разгром Японии, бессмысленно погибая под огнем сотен зениток с радарным наведением. С учетом количества американских, британских, австралийских и новозелендских кораблей, действовавших на просторах Тихого океана, следует признать, что ущерб от камикадзе был сопоставим с булавочным уколом. Например, 25 октября 1944 г. «узкоглазая бомба» взорвала американский эскортный авианосец «Сент-Ло» — один из 130 эскортников, построенных в Америке в годы Второй мировой. ВМС США понесли прямо-таки невосполнимые потери.

 

 

11 мая 1945 года. Советские солдаты уже празднуют в Берлине Победу, а в Тихом океане американские моряки мечутся по горящей палубе авианосца «Банкер Хилл»

 

Были и куда более серьезные случаи: в мае 1945 году жестокие повреждения получил авианосец «Банкер Хилл». В результате двойной атаки камикадзе у него сгорело все авиакрыло – 80 самолетов, а в борьбе с пожарами погибло почти 400 человек команды!

 

Однако, «Банкер Хилл» был одним из 14 тяжелых авианосцев типа «Эссекс», находящихся в зоне военных действий. Еще 5 кораблей этого типа проходили учения у побережья США и еще 5 стояли на стапеле. А на смену устаревающим «Эссексам» уже строились в два раза большие по размерам супер-авианосцы типа «Мидуэй»… Редкие одиночные успехи японских смельчаков уже не могли исправить ситуацию.

 

Как и предполагал адмирал Ониси, атаки камикадзе действительно оказали большое психологическое влияние на противника. Американцы отучились беззаботно пить апельсиновый сок во время боевых действий, в отдельных случаях у экипажей случались приступы малодушия – уцелевшие моряки из экипажа эсминца «Буш», дважды атакованного камикадзе, бросались за борт и в ужасе плыли подальше от корабля, лишь бы не попасть под очередной удар безумных смертников. У людей не выдержали нервы.

 

Хотя иногда психологический эффект от японских самоубийственных атак получался обратным. Во время сражения у о. Окинава камикадзе прорвался к линкору «Миссури» и разбился о его бронепояс, залив горящим топливом зенитную установку №3. На следующий день на корабле состоялась церемония захоронения останков пилота с воинскими почестями – командир линкора Уильям Каллаган посчитал, что это будет для его команды превосходным уроком мужества и патриотизма.

 

 

Сквозь черную мглу разрывов зенитных снарядов виден линкор «Миссури», атакованный камикадзе

 

Последние атаки камикадзе состоялись 18 августа 1945 года – в 14 часов дня на подходе к Владивостоку был атакован одиночным самолетом танкер «Таганрог», но зенитчики лихо расправились с воздушной целью. Примерно в то же время, в районе острова Шумшу (Курильская гряда) японский камикадзе таранил тральщик КТ-152 (бывший сейнер «Нептун» водоизмещением 62 тонны), тральщик погиб вместе с экипажем из 17 человек.

 

Но даже в страшной истории камикадзе нашлась пара оптимистичных моментов. Первый имел место 7 декабря 1944 года – в тот день в маленький эсминец «Мэхон» за несколько минут врезались 5 камикадзе подряд. Корабль, конечно, разрушился на куски и тут же затонул. Но вот что удивительно — после 5 мощных взрывов из 209 человек команды в живых осталось 200!

 

 

Вторая история связана с «невезучим» камикадзе – унтер-офицером Ямамурой. Три раза он пытался «стать героем», но трижды «облажался», и, в результате, благополучно дожил до конца войны. Первый раз его самолет сбили сразу после взлета, Ямамура приземлился на воду и был подобран рыбаками. Второй раз он банально не нашел цель и вернулся с грустным видом на базу. На третий раз все шло как по маслу…вплоть до самого последнего момента, когда заклинило сцепной механизм и его реактивный самолет-снаряд «Ока» не смог отделиться от носителя.

 

Эпилог

 

Как стало ясно позднее, в руководстве Японии сидели вполне адекватные и расчетливые люди, которые отнюдь не горели желанием делать всем подряд харакири. Говоря о «почетной смерти 100 миллионов японцев», они лишь использовали ресурс фанатичной живой силы до тех пор, пока это было возможно. В итоге, в боях на Тихом океане Япония потеряла 1,9 миллиона своих преданных сынов. Благодаря скотскому отношению к человеческой жизни безвозвратные потери японских военнослужащих оказались в 9 раз выше американских.

 

Уже с 16 августа 1945 года воинственный напор самураев стал спадать, все как-то постепенно забыли про планировавшееся «массовое самоубийство» и, в результате, мы можем видеть удивительную страну Японию, которая уже сейчас живет в развитом XXI веке.

 

Японцы, стоит отдать им должное, очень дисциплинированный, талантливый и честный народ. Если в Китае расстреливают опасных преступников, то в Японии провинившиеся сами бросаются на рельсы в метро – настолько нестерпима для японца мысль о его оплошности. Очень жаль, что такие способные и преданные люди оказались в руках мерзавцев, которые, руководствуясь своими личными расчетами, отправили их на верную смерть.

 

Олег Капцов, topwar.ru

Их называли камикадзе…

(«Казанские ведомости», Казань)

 

 Экипаж По-2, который можно было запросто сбить не только из зенитки, но и из обычного стрелкового оружия, на боевые задания вылетал… без парашютов, за что «ночников» называли камикадзе

 

О карьере летчика герой-фронтовик никогда не мечтал.

 

Да и в армию, когда его призвали в 1939 году, если честно, Михаил Сидоров пошел весьма неохотно.

 

— Дело в том, что я тогда учился в Свердловском художественном училище, — признался Михаил Ефросинович. — И как все первокурсники, мечтал о великой славе если не Рафаэля, то Шишкина — это уж точно!

 

Но в райвоенкомате решили иначе, направив 18-летнего паренька из далекого села Пастухово Исетского района Тюменской области во 2-е авиационное Чкаловское военное училище штурманов, где курсантов целых два года обучали летать на тяжелых и тихоходных бомбардировщиках ТБ-3 и Р-5.

 

Училище он закончил в апреле 1941 года, получив звание… сержанта. «Сталин зажал наши офицерские звания!» — шутили выпускники, которые уже в первую получку ощутили разницу в окладе сержанта и младшего лейтенанта в несколько сотен полновесных довоенных рублей.

 

Да и летать на тех машинах, на которых учились, этому выпуску не довелось: ведь почти вся авиация Особого Киевского военного округа полегла на аэродромах в первые дни войны. Вот и в 242-м бомбардировочном полку, куда он получил назначение, 22 июня насчитывалось в строю всего пять самолетов, три из которых были учебными.

 

— Все закончилось тем, что нам, летунам, выдали по винтовке и 40 патронов, приказав отступать вместе с пехотой, — с горечью вспоминает полковник в отставке. — Дошли с боями до Киева, оттуда нас направили в запасной авиаполк, где переучивали сначала на Пе-2, а затем на По-2. На этой машине казанского производства я и провоевал всю Великую Отечественную начиная с лета 1942 года, когда нас отправили на Брянский фронт…

 

По-2, или «рус фанера», как его называли немцы, был незаменим при бомбардировках переднего края противника, скопления танков и другой техники: ведь это был единственный самолет, способный планировать с выключенным двигателем на расстоянии 12 километров! Одно плохо: легкую машину можно было запросто сбить не только из зенитки, но и из обычного стрелкового оружия. А потому решением Государственного комитета обороны СССР еще в начальной стадии войны постановили создать в каждой воздушной армии по одной авиационной дивизии легких ночных бомбардировщиков, которые наводили настоящий ужас на врага. Всего на фронтах Великой Отечественной воевали 15 таких дивизий.

 

— Никогда не забуду первое боевое задание, — вспоминает Михаил Ефросинович. — Июль 1942 года. Мы летим ночью в заданный район, где, по данным разведки, скопились танки врага. Я навожу летчика на цель: «Доверни вправо, 5 градусов! Подходим к цели! На боевом курсе». Самолет трясет: начали бить зенитки, прожекторы шарят по небу — ищут нас. В общем, жуткое было состояние. Но тогда пронесло: мы отбомбились успешно и пошли назад. Но за годы войны бывало всякое: однажды едва долетели до своего аэродрома — так досталось нашей двукрылой машине! Техникам приходилось весь день латать пробоины, чтобы мы могли снова отправиться на бомбометание…

 

Интересно, что экипаж По-2, состоявший из двух человек — пилота и штурмана, на боевые задания вылетал… без парашютов, за что «ночников» называли камикадзе. Исключение было сделано только для экипажей единственного женского ночного полка легких бомбардировщиков По-2 — им разрешалось летать с парашютами.

 

Память ветерана хранит множество боевых эпизодов. Но особенно выделяет из их огромного числа рискованный полет в глубокий тыл противника, который они с сержантом Женей Игнатовым совершили в январе 1943 года в районе средней излучины Дона. Вот как описывает тот полет штурман Сидоров:

 

— Вызывает нас замкомандующего 2-й воздушной армией генерал-майор Изотов и приказывает: «Летите в тыл к фрицам и разыщите там нашу танковую группу, совершающую разведывательный рейд. С ними давно нет связи, выясните, как там у них дела…» И вот мы летим: ночь, темень, высота 500 метров, дороги едва просматриваются. Передовая уже далеко позади осталась, а никаких наших танков нет. Наконец в одной деревне увидели бой — ясно, это наши дерутся. Но как с ними связаться? Решили садиться рядом, на поле. Сделали круг и сели. Приготовили пулемет и гранаты на случай, если немцы к нам полезут. Но, к счастью, нас заметили свои. Я встретился с комиссаром 88-й танковой бригады 3-й танковой армии генерала Рыбалко подполковником Лозовским, который передал нам координаты своей разведгруппы. Мы развернули самолет и взлетели по своему следу. За это задание я получил свою первую боевую награду — орден Отечественной войны II степени…

 

Очень жарко было на Курской дуге, где их экипаж совершил 100 боевых вылетов за 39 ночей, за что летчикам могли бы вполне присвоить звания Героев Советского Союза. Но не присвоили. А в 1944 году по приказу командующего 1-м Украинским фронтом Г.К.Жукова их полк двое суток бомбил окруженную группировку противника под Тернополем. И когда после этого немцы капитулировали, Жуков приказал наградить всех летчиков. Не наградили.

 

Разумеется, тогда об этом мало кто думал, да и воевали, и погибали не за награды, а за Родину. И все же обида остается по сей день.

 

Войну он закончил в январе 1945 года. А День Победы, в который внес немалый вклад и он, старший лейтенант Сидоров встречал в Полтавской высшей офицерской школе штурманов. А после ее окончания началась другая, послевоенная жизнь героя, которую он прожил так же честно, как и воевал. Пять лет прослужил в Центральной группе советских войск, где летал на штурмовиках Пе-2 и Ту-6, а затем работал штурманом-испытателем сначала в Москве, где испытывал первый советский реактивный бомбардировщик Ил-28. А затем несколько лет испытывал крылатую технику в Казанском авиационном производственном объединении имени С.П.Горбунова — поднимал в небо такие знаменитые машины, как Ту-16, Ту-104Б, а также первый сверхзвуковой стратегический бомбардировщик Ту-22.

 

О том, что почти вся жизнь ветерана связана с военной авиацией, свидетельствуют и многочисленные экспонаты его домашнего музея-архива. Здесь бережно хранится несколько прекрасно оформленных альбомов с фотографиями, документами и подлинными фронтовыми картами военного времени. На видном месте — современный высотный шлем летчика и несколько замысловатых приборов с борта одной из списанных по времени машин, которые он когда-то испытывал. На книжных полках немало военной литературы, в том числе и несколько томов, написанных им собственноручно. В них воспоминания и размышления о Великой Отечественной войне, боевых друзьях-товарищах, об истории авиации и нашей страны. И это не случайно, ведь бывший штурман бомбардировочной авиации кроме военного умудрился получить и блестящее гражданское образование: в 1959 году он без отрыва от службы успешно закончил исторический факультет МГУ. А после увольнения из Вооруженных сил СССР еще 22 года проработал преподавателем истории в Казанском медицинском институте.

 

Кстати

 

В годы Великой Отечественной войны Михаил Сидоров совершил 657 боевых вылетов. За мужество и героизм, проявленные при выполнении многочисленных боевых заданий, командование 2-й воздушной армии наградило его орденом Боевого Красного Знамени, тремя орденами Отечественной войны, тремя орденами Красной Звезды.