Для всех, кто любит авиацию, открыт в любое время запасной аэродром!

Русские в Эфиопии: первые победители фашизма

Эфиопия столкнулась с фашистами первой: еще в 1935 году, когда в страну вторглись итальянские войска. Главкома ВВС этой африканской страны тогда звали Михаил Иванович Бабичев. Спустя 75 лет мы впервые можем рассказать об этом совершенно неизвестном у нас нашем союзнике во Второй мировой.

 

С тех пор, как у нас об этом вновь разрешили говорить, эфиопы для нас вновь братский православный народ — пусть даже местные священники и выглядят на наш взгляд экзотически. Но даже зная об этом религиозном родстве, всё равно удивляешься, увидев в руках местного батюшки именно русский молитвенник. Впрочем, на это священное для эфиопов воинское кладбище и эту священную для них русскую могилу мы еще вернемся. А пока — в город.

 

Древняя эфиопская столица Аддис-Абеба, бывает разной. Здесь смешалось очень многое. На улицах элегантно одетые женщины под зонтиком идут вперемешку с дикими крестьянами, которые тащат кур и прочие загадочные промтовары.

 

Современные здания и отреставрированные храмы соседствуют с бесконечными трущобами. И мимо всех этих построек несутся столь привычные для нас «копейки» — приметы интернациональной помощи, которая в 70-е и 80-е массово шла сюда из СССР, из России. Тем более зримы следы особых отношений с Советским Союзом — на крупнейшей в стране авиабазе Дебре-Зейд: как видим, стоят здесь всё больше наши старенькие МиГи и Сушки. У одного из таких истребителей мы и разговариваем с главкомом эфиопских ВВС — Молля Хайлемариамом.

 

«Мы, естественно, очень благодарны и Советскому Союзу и нынешней России за их вклад в развитие наших ВВС, — говорит Хайлемариам. — Но, строго говоря, впервые «русский след» в истории нашей авиации проявился отнюдь не в 70-80-е, а в далекие 30-е. Ведь первым человеком, который занимал мою должность был русский, Михаил Бабичев. Понимаете, о какой это я войне говорю?».

 

Советской кинохронике с кадрами из Эфиопии — 75 лет. Именно в эти дни 1935-го года на Эфиопию напала фашистская Италия. В 35-м Сталин с фашистами еще не дружил, а боролся. Поэтому в тексте советского диктора хотя и нет никаких ссылок на то, что это воинство считало себя православным, всё равно — много сочувствия.

 

Италия, с её 150 современными бомбардировщиками понесла ещё какие потери, а скромная Эфиопия выставив только 12 стареньких одномоторных самолетов, умудрилась не потерять ни одного аппарата. Во многом, благодаря ему — командиру первой эфиопской эскадрильи и фактически создателю ВВС Эфиопии — Михаилу Бабичеву.

 

Глядя на эту женщину, не сразу подумаешь, что она эфиопка. И действительно, у неё — Нади Бабичевой — не только африканские корни. И этому легендарному русско-эфиопскому роду — уже 100 лет.  «Первым из нас сюда приехал мой дед: Иван Бабичев. В 1898-м году он прибыл в Эфиопию в качестве офицера первой русской дипломатической миссии. И ему настолько здесь понравилось, что он решил остаться. Здесь, в Эфиопии, он женился на своячнице самого императора. В этом браке у них родились пятеро детей», — рассказывает Бабичева.

 

Старшему, Михаилу Бабичеву и было суждено войти в историю. Это он, Михаил, стал первым главнокомандующим эфиопских ВВС, не дал осуществиться итальянскому «блицкригу», а, когда фашисты всё-таки стали брать верх, вывез своего императора сначала в Джибути, а потом — во Францию.

 

Вернулись император и Бабичев в страну через пять лет: когда эфиопские патриоты, с помощью союзников из Британии, изгнали итальянцев из Африки. О том, что именно Эфиопия, получается, стала первой страной, на которую фашисты напали и первой страной, которая от фашистского ига освободилась, говорили мы и с нынешним первым лицом Эфиопии.

 

«Мировая война началась здесь, в Эфиопии в октябре 35-го года. И именно мы — первое государство победившие фашистов, — говорит глава государства Гырма Уольдэ-Гийоргис Луча. То есть мы — первые победители Второй мировой. В первую очередь, благодаря таким смелым людям, как Михаил Бабичев».

 

Сам в прошлом прославленный летчик, президент Эфиопии говорит об этом не понаслышке. Когда-то и он сам учился лётному делу у героев итало-эфиопской войны. И именно Бабичев всегда был для него примером для подражания. Впрочем в жизни самого Бабичева был и другой, не менее примечательный парадокс: сын офицера из первой русской дипломатической миссии в Аддис-Абебе, сам он после войны стал сотрудником первой эфиопской дипломатической миссии в Москве. И здесь, в России, до сих пор живёт его сын — Александр Шахназаров. Вот, как он рассказывает о встрече своих отца и матери: «В один прекрасный день она пошла в Большой Театр со своей подругой, со своей приятельницей. Не знаю, что это было -балет или опера — оказалась там в тот вечер, когда там был мой будущий отец, которому она очень понравилась, и он прислал своего секретаря, спросил, не согласится ли мадам со своей подругой откушать с ним в ресторане «Метрополь». Ну, собственно, завязался роман, который привел к достаточно быстрому браку»

 

Через год у Бабичева и Людмилы Нестеренковой родился сын.  На снимке у нее на шее — подаренное Михаилом ожерелье. Собственно, это ожерелье — всё, что у Александра и осталось в память об отце. В 47-м он при до сих пор весьма загадочных обстоятельствах был вынужден спешно покинуть Страну Советов, где как раз тогда вступил в силу сталинский закон о запрете на браки с иностранцами.

 

Михаил очень страдал без своей жены и сына. Он их очень любил. Он много раз через императора Хайле Селлассие отправлял письма в Москву, в надежде узнать, что с ними, и привезти их сюда, в Эфиопию. «Контакт был в 60-м году, — вспоминает Шахназаров. — Сюда приезжал эфиопский балет. Мама, естественно, пошла в Большой театра на эти выступления. И там она встретила Гагоса, который был третьим секретарем, а стал первым секретарем посольства. Он на него набросился, и сказала, что Миша тебя ждет, Миша ждал тебя всю жизнь, он не женился, он направил бесчисленное количество запросов. Ему приходили ответы, что семья выбыла в неизвестном направлении.»

 

Советскую ветвь семьи Бабичевых спасло то, что мама Александра отсиделась по квартирам у родственников, а, повторно выйдя замуж, поменяла фамилию и себе, и сыну. Испытания ждали и эфиопскую ветвь. В 70-80-е теперь и Эфиопия утонула в пучине социалистического эксперимента. Бабичевы, как родственники низложенного императора, подверглись гонениям. И о том, чтобы вернуться к истокам русско-эфиопского братства, стало можно говорить только теперь.

 

«Мы должны сегодня гораздо активнее развивать отношения между нашими государствами ,- говорит президент страны. — Экспортировать, импортировать. Не знаю почему, но вот вы, например, не закупаете у нас кофе. А ведь наш, эфиопский — самый лучший в мире. Ни один кофе в мире не сравнится с нашим. Ну, разве что колумбийский. И всё равно, наш лучше».

 

В сегодняшней Эфиопии — всё еще очень бедной, но, по крайней мере, покончившей с красным террором — о былых связях со «старыми русскими» вновь говорят открыто и с гордостью. И вот, наконец, к 75-летию начала войны с Италией в Аддис-Абебе свершилось то, о чем так долго мечтали потомки Бабичева и в России, и в Эфиопии: совместная русско-эфиопская служба у его могилы. Подвиг неизвестного героя вновь оценён по заслугам.

 

Автор: Дмитрий Хрусталев

http://www.vesti.ru/

 

  • amazonS3_cache: a:3:{s:48:»//aviacity.eto-ya.com/files/2013/05/babichev.jpg»;s:4:»1573″;s:49:»//aviacity.eto-ya.com/files/2013/05/babichev.jpg&»;a:1:{s:9:»timestamp»;i:1590416676;}s:46:»//cdn.eto-ya.com/aviacity/2013/05/babichev.jpg»;s:4:»1573″;}
Category: Истории

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*