«Пираньи» Сергея Жигунова: на что тратятся бюджетные деньги

Сергея Жигунова обвинили в отмывании денег, выделенных на съемки его фильма «Пираньи» в кредит под поручительством Нацрыбресурса

 

В Госдуме лежит закон о поддержке кинематографа в России. Генпрокуратура тем временем проводит проверки в Министерстве культуры — как расходуются выделенные в том числе и на кино бюджетные деньги.

 

А расходуются они плохо. Кино превратилось в бизнес с откатами, взятками, отмывом денег. Недавно в последнем заподозрили Сергея Жигунова.

Раздружились

 

В своё время экс-«гардемарин» Сергей Жигунов снимал фильм о браконьерах под названием «Пираньи». На производство картины под поручительство Нацрыбресурсов был взят кредит в 39 млн руб., якобы на фильм собирались получить грант, который покрыл бы затраты Нацрыбресурсов. Правда, впоследствии оказалось, что гранты Нацрыбресурсам могли дать только на документальные ленты. Теперь Сергея Жигунова обвиняют в том, что он задолжал государству миллионы.

 

«Я знаю, что такой долг есть, — сказал «АиФ» Александр Савельев, руководитель пресс-службы Росрыболовства. — Но само Росрыболовство и его руководитель Андрей Крайний к этой истории не имеют никакого отношения, поскольку все договоры Нацрыбресурсы заключали в то время, когда ими руководил О. Миронов, давний приятель Сергея Жигунова. Это их личные взаимоотношения».

 

 

Известный сценарист Елена Райская, у которой с Сергеем Жигуновым давние счёты, рассказывает: «Вы помните конец 2008 г., когда до нас докатился кризис? Тогда приостановились или закрылись практически все киношные проекты. Но вдруг в середине января 2009-го позвонил Жигунов и сказал, что есть возможность сделать новый проект. Мы поехали вместе с Жигуновым на встречу с Андреем Крайним в Росрыболовство. Речь шла о сценарии фильма. Крайний рассказал много интересного о работе рыбнадзора на Дальнем Востоке, о браконьерах, о том, как действует рыбная мафия. После этой встречи я написала вариант сценария «Пираньи». Фильм «Пираньи» делался мучительно. Сначала был один режиссёр, потом вдруг всё остановилось на год. Как я поняла, перерыв в работе был выгоден, так как под это могли списать большую сумму денег. Затем на проекте появился другой режиссёр, он и снял фильм»…

 

Сам Сергей Жигунов долга не отрицает, но говорит, что ему должны ещё больше. «Более неприличной ситуации в моей жизни не было, — возмущается Сергей Жигунов. — Да, цифра 34 млн руб. существует. Уже на протяжении трёх с половиной лет идут суды между моей студией и подчинённой структурой Росрыболовства Национальными рыбными ресурсами. Судьи выясняют, кто кому что должен. Мы считаем, что они должны нам 52 млн руб. на основании бумаг, которые они когда-то подписали, а они считают, что мы должны им 34 млн руб. А началось всё с того, что года 4 назад меня пригласили в Росрыболовство, предложили снять фильм о проблемах с браконьерами. Я согласился. В качестве заказчика выступила компания под названием «Национальные рыбные ресурсы», полукоммерческая структура, которая занимается зарабатыванием денег для Росрыболовства.Интернет-опрос

 

Современное российское кино…

Бывают неплохие фильмы — 37% (156 голосов)

Вызывает у меня неприязнь — 33% (141 голос)

Я не смотрю — 22% (96 голосов)

Не хуже Голливуда — 8% (33 голоса)

 

Всего голосов: 426.

 

Опрос проводился на сайте WWW.AIF.RU

 

Со мной подписали договор. Я начал работу по производству фильма. Деньги нам платили крайне нерегулярно — из контракта на 120 млн руб. мне выдали 6 млн… В какой-то момент мне предложили взять кредит, о котором Нацрыбресурсы сами и договорились. Они же выступили и гарантом по этому кредиту. Кредит был целевой, шёл на производство фильма.  В сентябре 2009 г. Нацрыбресурсы сообщили, что они отказываются от этого производства, потому что… они не имели права вообще заключать такой договор! Мы остановили съёмки. Банк, естественно, через полгода деньги взыскал, и теперь Нацрыбресурсы хотят получить по совершенно другому договору с меня то, что банк получил с них. Нас проверяли благодаря Нацрыбресурсам самые разные органы, включая ФСБ. Все проверки подтвердили, что деньги были истрачены на производство фильма. С Нацрыбресурсами суды продолжаются, их уже было 6 или 7. Какие-то выигрывают они, какие-то — мы».

Кино «по-чёрному»

 

Увы, описанный случай весьма типичен для нашего кино. Владимир Семаго, бизнесмен, политик, тоже в своё время участвовавший в этих «киноиграх», приоткрыл схему отмыва: «На фильмы «с господдержкой» государство тратит наши с вами деньги. Кино — дело хорошее. Но почему Министерство культуры или Фонд поддержки кино не создадут департамент, в котором конкретные люди будут отвечать за тот или иной проект? Чтобы куратор имел право посмотреть, что за договор заключён с компанией, почему такая цена. Ведь много факторов обмана возникает ещё до того, как фильм начинает сниматься. Вот продюсер приходит в Фонд поддержки кино, просит денег. Они говорят: «Мы вам можем дать 50 или 70 процентов от бюджета. Остальное добирайте сами». Что делают ушлые кинематографисты? Пишут смету, к примеру, на 1 млн 300 тыс. Говорят, что 300 тысяч якобы нашли. И никто этого не проверяет! Даже если проверяют, делается простая «проводка»: сегодня деньги завезли, завтра увезли. Берётся за это 10% от суммы. Банки такие фишки проделывают, есть специальные структуры для этого. В итоге с бумажкой о том, что у вас есть 300 тысяч, вы идёте в Фонд поддержки кино. В фонде пишут: «Все условия выполнены. Мы даём 1 млн». Но теперь вы должны и эти 300 тысяч, и проценты по ним банку вернуть. Откуда деньги брать? Конечно же, из основной сметы. Находится какая-то фиктивная работа. Например, вы заключаете договор якобы на оказание консультационных услуг, связанных с очень сложной спецификой фильма, выписываете за это 50 тыс. долл. консультанту, но половина из них идёт вам в карман. И вот таких наслоений на производстве фильмов очень много.

 

Понятно, что наши фильмы в прокате не окупаются. Любой продюсер понимает, что он, если делать по-честному, занимается абсолютно бесполезной работой. Но он же не дурак. Значит, он берёт производство фильма на два года, в среднем это приносит ему украденных 100 тысяч в год, то есть 200 тысяч за два года… В результате из условно 1 млн 300 тысяч бюджета фильма 600 тысяч разворовывается — ведь в процессе съёмок задействован не только продюсер…»

 

Недавно суд уже вынес решение в пользу Минкульта, по которому «Союзмультфильм» должен вернуть 5 млн руб. за так и неснятое продолжение мультика про попугая Кешу. Деньги испарились? Видимо, улетели на Таити, куда сам Кеша не долетел. Учитель, публицист и бывший депутат Моссовета Сергей Белашов как-то поработал в массовке на съёмках одного из высокобюджетных фильмов и был удивлён процессом оплаты. «В съёмках участвовали не только профессионалы, но и самодеятельные артисты в своих национальных костюмах, — пишет Сергей Белашов. — Когда им предложили расписаться за получение денег в ведомости, там не была указана цифра выплаченных сумм. Заплатили 1200 руб. каждому. Какие суммы были вписаны потом организаторами съёмок в ведомость, неизвестно…» Несколько лет назад в Бурятии тоже решили снять исторический блокбастер «Чёрные всадники». Федеральное агентство по культуре и кинематографии выделило 3 млн руб. Спустя время чиновники потребовали прислать отчёт о потраченных средствах, но бурятские кинематографисты этого не сделали. Суд вынес решение в пользу федеральных властей.

 

После выхода на экраны фильма «Утомлённые солнцем-2: Предстояние» депутаты Госдумы потребовали дать ответ, на что Никита Михалков потратил средства. «На производство… было потрачено 17 млн долл., — писал коллегам депутат Николай Рябов. — Фильм не оправдал ожиданий… В связи с этим прошу обратиться в Министерство культуры России для прояснения: какие меры будут предприняты к производителям в связи с растратой бюджетных средств, если таковые имеются или планируются?» Ответа так и не поступило.

 

P.S. Пока никто из режиссёров, снимавших фильмы при господдержке и в прокате производство не окупивших, не вернул в госказну ни рубля.

Автор: Валентина Якубовская

Оставить комментарий