Российское общество вряд ли примет идею о срочной службе для женщин

Уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова заявила, что российские девушки ущемлены в праве проходить срочную военную службу. Ее слова вызвали вполне предсказуемую отповедь Минобороны. Но самое главное не это. Какой могла бы быть реакция российского общества, если бы слабый пол получил право – и, напомним, обязанность – срочной службы в армии?
26 июля оказалось отмечено небольшой публичной перепалкой между уполномоченным по правам человека Татьяной Москальковой и Министерством обороны.
«Омбудсмен с идеей об обязательной срочной службе для женщин попала строго поперек доминирующим – и усиливающимся – общественным настроениям в России»
Выступая на форуме «Территория смыслов на Клязьме», российский омбудсмен заявила, что девушки в России ущемлены в праве проходить срочную службу, хотя они «крутые и могут не хуже мальчишек отслужить в армии». Отдельно она упомянула поступающие к ней обращения от женщин, которые хотели бы стать летчиками, однако в летные училища их не берут.
В Минобороны в ответ отметили, что призыв женщин на обязательную военную службу давно является предметом общественной дискуссии. А что касается службы по контракту, то «никакого ограничения в правах для женщин на прохождение военной службы в Вооруженных силах не существует».
Последнее очевидно для любого, даже поверхностно следящего за новостями о российской армии. Усиление женского присутствия в отечественных Вооруженных силах заметно повсеместно – как от участия в парадах (известно, что в этом году 9 мая по Красной площади впервые прошла женская «коробка»), так и до репортажей из Национального центра управления обороной, где регулярно мелькают представительницы женского пола в военной форме.
Нет сомнений, что уполномоченный по правам человека подняла данную тему из наилучших побуждений. Однако проблема в том, что она невольно играет на руку оппонентам феминистического подхода.
Благодаря эмансипации женщин советской властью в отечественном обществе сложился консенсус о месте и роли женщин в обществе. С одной стороны, в общественном сознании по-прежнему доминирует консервативный подход, подразумевающий традиционное разделение гендерных ролей (мужчина – защитник и добытчик, а женщина – жена, мать и хранительница домашнего очага). С другой, обыденной является работа женщин в «мужских» сферах и на «мужских» должностях. В России никого не удивляют женщины-космонавты, министры или те же военнослужащие.
В то же время социологи фиксируют усиление консервативных установок относительно места и роли женщины. Слишком уж негативно-наглядным примером в этом смысле является Запад с его торжествующим – и выходящим далеко за рамки здравого смысла – феминизмом. Не проходит и недели, чтобы новости не принесли очередное решение Европы или США, выглядящее абсурдным в глазах среднестатистического российского гражданина. Например, актуальные тенденциицензуры в западноевропейской рекламе.
В результате идея обязательной срочной службы для женщин (а, по сути, это была именно она) попала строго поперек доминирующим общественным настроениям. Она наверняка не понравится сразу нескольким группам населения. И консерваторам, которые убеждены, что предназначение женщины – три К. И женщинам, которых вовсе не радует, что на них может быть распространен призыв в армию. И в целом прогрессивно настроенным гражданам, которые тем не менее в большинстве своем с предубеждением относятся к инициативам тотального сглаживания различий между полами.
Современный мир радикализуется и раскалывается, любые идеи стремятся к крайности и абсурду. Многие традиционные общества ныне тяготеют к консерватизму в самом экстремальном виде, нередко включая возрождение изуверских практик и ритуалов. В свою очередь, «цивилизованный мир» демонстрирует такую «прогрессивность» и деструктивность в отношении базовых общественных институтов (брак, семья, сексуальное образование детей и т.д.), что для многих является не меньшим пугалом, чем исламисты с их варварскими обычаями.
В этой ситуации Россия старается сохранять равновесие, опираясь на здравый смысл, стремится сочетать прогресс с опорой на традицию. Это касается и роли женщины.
Предложение о срочной службе для женщин выглядит слишком радикально для россиян. Более того, подобным педалированием феминистической повестки Татьяна Москалькова невольно нанесла удар и по женщинам в политике, поскольку дала новый аргумент консерваторам, полагающим, что представительницам слабого пола там не место.

Текст: Ирина Алкснис
https://vz.ru/

В 46 лет женщины становятся для мужчин … невидимками

Может, в 40 жизнь только и начинается, однако в 46 она уже идет себе, не спеша, под гору. Новое исследование показало, что спустя всего год после «ягодки опять» представительницы прекрасного пола становятся для мужчин невидимками: рыцарские замашки у окружающих мужчин куда-то улетучиваются, и женщины жалуются, что их и вовсе перестают замечать.
Увы и ах, придержанная заботливой рукой дверь или уступленное место в общественном транспорте больше не про их честь, с горечью констатируют женщины. Поводов для переживания предостаточно: это и кризис доверия, и расстраивающее с каждым днем все больше отражение в зеркале, и зависть к мужу — он-де стареет «симпатичнее», чем я.
Дорогу молодым? А куда деваться — приходится, хоть и поневоле. После 46 лет женщина с ужасом осознает, что ее взгляды и мнения уже не представляют для окружающих такого же интереса, как мировоззрение вчерашней школьницы. Особенно, если помимо своих взглядов на жизнь она щедро демонстрирует ноги. Картина Мунка «Крик» словно списана со всех этих женщин: рот раскрыт в безмолвном вопле, которого никто не слышит.
Заключительный аккорд гремит лет через десять: подавляющее большинство женщин говорят, что больше не получают комплиментов, а мужчины на улицах уже не провожают их восхищенными взглядами. Казалось бы, места хорошим новостям здесь нет. А они есть — к 60 годам женщины снова начинают доверять этому миру.
Гарет Стир, представитель компании Clarivu Total Vision Correction, заказавшей исследование, отмечает: «Сегодня женщины живут дольше и выглядят лучше, чем когда-либо раньше, но в 40-50 лет они проходят период адаптации. Тому, что женщины чувствуют себя невидимками по достижении определенного возраста, способствует множество факторов. В том числе и необходимость носить очки — при чтении, вождении машины или работой по дому. Потеря остроты зрения зачастую сильно бьет по женскому самолюбию».
Вообще любой кризис переносят тяжелее — среднего возраста ли или любой другой. После сорока все вокруг становится потрясающе бессмысленным, и неважно, сколько у тебя образований, бриллиантов, машин, мужей и детей. Проведенное три года назад исследование с участием более двух миллионов человек из 70 стран показало: 44 года — пиковый возраст для большинства из нас. Если и можно постареть за ночь на десять лет — это как раз в этом возрасте.
После сорока на женщин внезапно сваливается бремя тяжелейшей ответственности: милые детки уже выросли и превратились в подростков, которые видят в вас, в первую очередь, банкомат, личного шеф-повара и таксиста. За малышами тяжело уследить, но с подростками сложнее справиться. Да и проблемы у них посерьезнее — экзамены, первая любовь, первая ночевка вне дома, первое похмелье и так далее. Мужчинам как-то проще в этом плане: они могут отдохнуть на работе. Пока мать занимается детьми, у добытчиков дела идут в гору, и вот они уже компаньоны, управляющие и руководители департаментов.
Сегодняшнее поколение сорокалетних испытывает на себе постоянное давление, которого их родителям удалось миновать — те не гонялись за вечной молодостью и старели настолько изящно, насколько это было возможно. Женщинам было в каком-то смысле проще: сделать карьеру было весьма сложно, поэтому представительницы слабого пола, как правило, сидели дома с детьми. Работать вплоть до пенсии? Да ну бросьте, о чем вы говорите. А сейчас занимать приличную должность — вопрос не столько денег, сколько престижа. Вот и приходится соответствовать.
44 года — точка невозвращения. Мало кто решается уйти из семьи и начать все сначала с кем-нибудь другим. 44 года — это, если хотите, приговор: дальнейшая жизнь уже предопределена, и трепыхаться не имеет смысла, а все планы и возможности реализовать свои юношеские амбиции рассеиваются, как дым. Выучиться на нейрохирурга уже поздно, бестселлер уже не написать… Да и понаблюдать за закатом в Тихом океане, сидя в бикини на яхте и потягивая пина-коладу, тоже вряд ли получится.
Единственным плюсом является то, что за спадом всегда следует подъем. И вот вы уже думаете: ну ладно, в бикини на яхте я и не покрасуюсь, но уж пина-коладу выпью. Да и мудрость, пришедшая с годами, заставляет смотреть на все с большим оптимизмом, чем раньше. После 50 лет, доказали ученые, ощущение счастья захватывает нас все сильнее и сильнее, и вот уже к 70 годам мы чувствуем себя такими же счастливыми и довольными жизнью, какими были в 20.

Наталья Синица
http://www.missus.ru/

Василиса Володина: «Мужчин тянет к женщинам одного типа»

Как нужно выглядеть и вести себя, чтобы у вашего мужчины не возникло даже мысли о другой женщине? Как быть счастливой в браке, и как встретить свою половинку? Об этом и о многом другом рассказывает профессиональный астролог, соведущая популярной программы «Давай поженимся», астропсихолог Василиса Володина. «Даже если мужчина сам не может с уверенностью сказать, какая женщина ему нужна, звезды расскажут об этом все до мелочей», — утверждает она.
А нужны ли им умные и красивые?
Вокруг достаточно примеров, когда мужчины кладут жизнь к ногам не самых красивых и умных женщин, иногда живут с откровенными стервами, но …любят их, ничуть не стремясь менять свое существование. У любой женщины найдется приятель или знакомый со своим букетом однотипных историй, где каждая из женщин тиранила его или играла роль жертвы, которой он постоянно изменял. Встречаются также и любители легкомысленных дурочек, и вечно отвергаемые поклонники недоступных дам…
Подобные отношения друзьям и близким кажутся неудачными. А для самого мужчины они — ценные и правильные, с точки зрения истинных потребностей. И самое главное — он любит свою «неидеальную» подругу.
«У каждого мужчины есть собственный образ Идеальной Возлюбленной, к которому он стремится, зачастую не осознавая этого. Спроси любого из них, что такое «идеальная женщина», и в ответ прозвучит стандартный набор качеств. Что-то вроде «умная, красивая, несклочная и не жадная до денег…». Детали могут отличаться, но основные критерии у всех будут примерно одинаковыми, — рассказывает Василиса Володина. — Они диктуются мужчине разумом, теоретическим представлением о себе и мире.
На самом деле человек не руководствуется только разумом в любви и отношениях. Страсть рождается не в размышлениях «да, она хороша собой, сексуальна, сообразительна, подойдет для того, чтобы влюбиться в нее». Наоборот, сначала женщина нравится мужчине, возникает влюбленность или что-то более глубокое, а потом уже он собирает мысленно аргументы «за» и «против» — «хороша собой, хотя вредновата, требует подарков, грубит маме, но… очень и очень нравится, готов за ней на край света».
«В общем, не разумом мужчина выбирает себе любимую, не «здравым смыслом». Мужчина влюбляется, чувствует женщину своей, повинуясь инстинктам, внутренним порывам, о которых мало что знает сам. Эти особенные инстинкты нашептывают ему — именно ОНА соответствует твоим самым потаенным стремлениям… Кстати, это касается не только мужчин. Прекрасная половина человечества влюбляется так же инстинктивно и ничуть не более разумно.
Годам к 30 мужчина уже понимает, к каким женщинам его влечет, и парочка «судьбоносных влюбленностей» за плечами имеется. Но со своими истинными потребностями он все равно знаком только на уровне ощущений и догадок. Почти не осознает их. Следите за мужскими оговорками! Настоящие желания прорываются в случайно оброненных фразах «как бы я хотел, чтобы ты…», а не в продуманном монологе «нормальная женщина должна быть…».
К счастью, эти смутные побуждения в течение жизни мужчины почти не меняются — его всегда «тянет» к женщинам одного типа. Каких бы подруг в прошлом наш герой ни выбирал, обязательно есть что-то их всех объединяющее — внешность, манеры, биография, темперамент — общие черты.
То есть «тянет» мужчину всегда в одну и ту же сторону, его внутренние потребности постоянны».
Советы от астропсихолога Василисы Володиной
— Спрашивать у него напрямую, о какой девушке он мечтает, почти бесполезно. Как не стоит, посещая сайты знакомств, слишком серьезно относиться к тому, что написано в графе «возраст» у мужчин. Если Вам вообще стоит посещать сайты знакомств. С точки зрения астрологии, шансы завести серьезное знакомство через Интернет есть только у 7-10% людей. Учитывайте, что врут по поводу своего возраста до 90% пользователей Интернет.
— Есть несколько способов «завоевать» его. Путь проб и ошибок — сразу начать с ним совместную жизнь, делая выводы уже на ходу и решая проблемы в отношениях по мере поступления. Даже если удалось через два месяца после знакомства привести мужчину в ЗАГС, заранее приготовьтесь к состоянию бесконечного удивления после марша Мендельсона. Изумляться придется чаще, чем парить на крыльях любви. А удовлетворить неведомые пока запросы мужа будет сложно. Скоропалительный брак — самый быстрый способ потерять веру в мужчин и в себя.
К счастью, большая часть женщин поступает разумно: дает возможность и себе, и любимому осмотреться, узнать друг друга, пожить гражданским браком, а затем уже решать, стоит ли вместе пускаться в жизненное плаванье, рожать совместных детей. Но и тут подстерегает опасность — она уже влюблена и строит планы на будущее, а он охладел и ни к чему не готов. А все потому, что путь к сердцу мужчины женщина прокладывала на ощупь и забрела не туда.
• Я не раз упоминала в своих статьях и интервью, что выходя замуж быстрее, чем через 12 месяцев со дня знакомства, женщина очень рискует. За 1 календарный год Солнце делает полный цикл, проходит по всем знакам Зодиака. Именно за 12 месяцев с момента знакомства новый возлюбленный способен показать себя со всех сторон в большинстве обычных ситуаций. За год вы точно поймете, способен ли он быть нежным и забивать гвозди, как относится к профессиональным обязанностям и семейным обедам, случаются ли у него приступы щедрости или проблемы с потенцией.
• Календарный год — ровно то время, за которое можно узнать о мужчине достаточно, чтобы принять решение о серьезном продолжении отношений.
«Дорогие женщины, еще раз хочу подчеркнуть, мужчины РАЗНЫЕ. Они не одинаковы, каждый уникален. Для большинства не важно, во что вы одеты. Для некоторых болтушка — идеал возлюбленной. Для кого-то отказ в сексе на первой встрече будет поводом не назначать вторую. И если вы хотите понравиться конкретному мужчине, изучайте черты не рода мужского вообще, а его личные», — советует Василиса Володина.
Для того, чтобы узнать, кого он хочет видеть рядом с собой, как стать для него единственной, нужно знать его дату рождения.
Подробные инструкции вы найдете в книге Василисы Володиной «Астрология обольщения. Ключи к сердцу мужчины. Энциклопедия отношений».
Ляля Разумная

http://www.missus.ru/

10 секретов красоты француженок: бери на вооружение!

Французский стиль, французский поцелуй, французские духи, французский шик: образ парижанки мы считаем образцом изысканности, элегантности, романтичности и утонченности. Как им это удается? Записывай.

1. Они ухаживают за кожей
Во-первых, они не загорают и не пользуются бронзантами. Смуглая кожа прибавляет тебе пять лет как минимум: это правило парижанки усваивают с молоком матери. Без исключений, конечно, не обходится, но из 10 парижанок 9 — с натуральной, даже чуть бледноватой кожей. При этом очень ухоженной! По статистике, в парижских салонах красоты самые популярные процедуры — пилинг, чистка и увлажнение. Во второй тройке — массаж лица, антивозрастные процедуры и восстанавливающие питательные маски.
2. Они не злоупотребляют макияжем
Тушь для ресниц, немного румян и нейтральная помада — это все, что француженка использует для повседневной жизни. Тональный крем и пудра, тени, карандаши для век и уж тем более стрелки и яркая помада считаются атрибутами вечернего или праздничного макияжа(например, свадебного), прийти «при полном параде» в офис или на встречу с друзьями — странно, неуместно и считается признаком дурного тона. Есть о чем задуматься!
3. Они не любят контурирование
Сколько бы способов скульптурировать лицо ни предлагали ведущие визажисты, француженки игнорируют эти советы. Потому что это неестественно! Самые искушенные наносят хайлайтер на скулы и в ложбинку верхней губы. Все!
4. Они не матируют кожу
Здоровая кожа немного блестит. Это нормально, это естественно и это красиво. Припудриваться раз в час, чтоб выглядеть как мукой посыпанная кукла? Только не француженка. Она слишком ценит свою красоту.
5. Они знают толк в небрежности
Истинная француженка никогда не допустит, чтобы при взгляде на нее кто-то сказал или подумал: «Она очень старалась». Никогда оттенок румян не будет соответствовать цвету лака для ногтей, сумочка — обуви, прическа не будет безупречной, а пиджак или платье — сидящими в облипочку по фигуре. Небрежно наброшенный на шею шарф, выбившиеся из пучка пряди, разлетающийся кардиган поверх офисных брюк — и это всегда очаровательно.
6. Они всегда носят с собой красную помаду
Любой образ превращается в праздничный, если накрасить губы красным. Драные джинсы, майка со смешным принтом, микс из бижутерии на шее или платье в пол, греческие сандалии и широкополая шляпа — неважно, каков твой стиль. Добавь красную помаду — и ты королева,считают парижанки.
7. Они ходят к дорогим парикмахерам
«Ты можешь купить крутейшую шмотку за 5 евро, и никто не догадается о ее стоимости, если она хорошо сидит и вписывается в твой стиль. Но дешевую стрижку и дешевое окрашивание видно всегда. Всегда!» И не укладывай волосы, хорошая стрижка лежит сама. Следи, чтобы они были здоровыми и блестящими.
8. Они не любят аксессуары для волос
Заколки, ленты, декоративные резинки, «крабы», ободки и прочие украшения удешевляют вид, считают парижанки. У всех этих приспособлений есть задача: закрепить хвост или пучок, собрать волосы в узел или приподнять челку, не стоит от них отказываться, но чем они будут незаметнее — тем лучше.
9. Они всегда пользуются духами
И у каждой есть минимум десяток ароматов: под настроение, под ситуацию, для особых случаев, на каждый день, купленные в припадке безумия и как воспоминание об отпуске. Духи француженки носят как платья или обувь, и выйти из дома, не добавив к внешнему виду аромат дня, для них все равно что выйти из дома голой.
10. Они фанатично защищаются от солнца
Несмотря на то что Париж — город не южных широт, самыми популярными средствами для ухода за кожей там считаются увлажняющие кремы для лица с солнцезащитным фактором 50+. При этом в солнечные дни одним кремом дело не кончится: француженка наденет хлопковую блузу с длинным рукавом, шляпу с огромными полями, а самые ревностные блюстители здоровья и молодости кожи прихватят и специальный зонт, защищающий от ультрафиолета. Нам, северянам, сложно с этим смириться, но давайте уже признаем тот факт, что солнце старит, старит, старит кожу!

7 причин заставляющих мужчину терять интерес к женщине

Что заставляет мужчин прекратить отношения?

Вы не обделены мужским вниманием, но каждый ваш роман заканчивается, едва успев начавшись, а ваши поклонники, словно сговорившись, исчезают из виду спустя месяц после знакомства? Если хотя бы в одном из приведенных описаний вы узнаете себя, то не исключено, что вы сами выстраиваете отношения по заведомо бесперспективному сценарию. Выясняем, какие женские привычки чаще всего заставляют мужчину потерять интерес и прекратить отношения.

1. ПОПЫТКИ ИЗМЕНИТЬ МУЖЧИНУ
В своем бестселлере «Ты — богиня! Как сводить мужчин с ума» Мари Форлео весьма удачно формулирует одну из основных потребностей мужчины — быть принятым безусловно. Писательница предлагает сравнить выбор мужчины с покупкой товара в магазине: мы свободны в своем выборе, но наши попытки изменить уже купленный товар безуспешны и глупы — мужчина «приобретается» нами исключительно в формате «как есть», и любые попытки его переделать, «апгрейдить» или воспитать непременно ведут к катастрофе и взаимным разочарованиям. «Либо прими его таким, какой он есть, либо брось его, детка», — бескомпромиссно советует Мари.

2. БОЛТЛИВОСТЬ
Если в первые недели знакомства ваша привычка без умолку щебетать обо всем на свете будет вызывать у мужчины искреннее умиление, то спустя пару месяцев ему на смену придут раздражение, головная боль, раздражение и острое желание сбежать куда глаза глядят — мало что способно вывести мужчину из себя быстрее, чем женская болтливость. Так что оставьте сплетни из мира селебрити и пересказ последних выпусков любимого реалити-шоу для подруг, дабы не травмировать нежную мужскую психику.

3. ПРИВЫЧКА КОНКУРИРОВАТЬ
Если вам свойственно жить в режиме вечного соревнования и то и дело состязаться со всеми вокруг в умении зарабатывать деньги, вкусно готовить и безупречно водить машину, то не исключено, что незаметно для себя вы перенесете привычку конкурировать и в отношения с мужчиной. В редких случаях такая соревновательная атмосфера может пойти отношениям на пользу и добавить им остроты, но это скорее исключение — как правило, мужчина, по умолчанию круглосуточно конкурирующий со всеми вокруг, рядом с женщиной ищет все же умиротворения и возможности расслабиться, а не призыва покорять очередную вершину наперегонки. Так что, если вы не хотите превратить ваш роман в совершенно не романтичную соревновательную гонку, сбавьте обороты и позвольте себе хотя бы иногда просто плыть по течению.

4. ИЗЛИШНЯЯ НЕЗАВИСИМОСТЬ
Самостоятельная и успешная miss independent интригует и притягивает мужчину; излишне властная и неспособная идти на компромиссы «железная леди» — пугает и отталкивает. Если вы постоянно сетуете на недостаток истинных джентльменов и мужественных рыцарей, задайте себе вопрос: есть ли им место рядом с вами, если вы сами вполне способны (и способность эту с гордостью демонстрируете) и собственный счет в ресторане оплатить, и сумки тяжелые дотащить, и починить сломанный кран? Попробуйте хотя бы на время сбросить с плеч рыцарские доспехи, уступите роль рыцаря мужчине — и он захочет быть им для вас снова и снова.

5. НЕСПОСОБНОСТЬ РАССТАТЬСЯ С ПРОШЛЫМ
Багаж прежних ошибок, болезненных расставаний и несчастливых романов есть у каждого из нас, однако порой он становится серьезной проблемой. Если в разговорах с новоиспеченным бойфрендом вы то и дело предаетесь воспоминаниям о бывшем, ежедневно проверяете его страницы в соцсетях или даже ищете с ним встречи, ваш мужчина может от таких отношений быстро устать — мало кому понравится быть запасным игроком и по совместительству личным психологом.

6. ОТСУТСТВИЕ ЧУВСТВА ЮМОРА
«Она заставляет меня смеяться», — исключительно ценный комплимент, которым может одарить женщину лишь искренне увлеченный мужчина. Чувство юмора подчас оказывается куда более мощным оружием покорения мужских сердец, чем шпильки, чулки и гламурный макияж; и напротив, если вы отличаетесь мрачным нравом, не склонны к иронии (и особенно самоиронии), а его шутки вызывают у вас лишь недоумение и растерянность — ваш роман вряд ли продержится долго.

7. ПОТЕРЯ ИНТЕРЕСА К СЕБЕ
Не секрет, что мужчины чаще всего влюбляются в женщин, которые влюблены в себя: им не бывает скучно в собственной компании, они собой довольны, любят за собой ухаживать и умеют ставить свои интересы в приоритет. Тем печальнее наблюдать, как с появлением бойфренда они забрасывают привычные занятия в спортзале и бассейне, отказывают себе в столь любимых посиделках с подругами и (что особенно печально) отказываются от гламурного мейкапа и модной одежды в пользу халатов, пижам и безыскусного «хвоста» (о небритых ногах и облезлом маникюре, наверное, упоминать излишне). Как бы ни была сильна эйфория влюбленности, не забывайте, что каждый мужчина в душе остается охотником, и самый верный способ удержать его внимание — не отказывать во внимании самой себе.

АННА ПЛЮСНИНА
http://www.elle.ru/

Завели кошку? Ждите перемен в личной жизни!

ОбиделиВ начале прошлого века психологи советовали одиноким женщинам ни в коем случае не заводить кошек, так как те создают «иллюзию семьи», и дама в результате остается старой девой. Этот миф жив до сих пор. Директор Московского музея кошки Андрей Абрамов считает, что хвостатая питомица действительно может серьезно повлиять на личную жизнь.
«Как известно, в Древнем Египте кошек почитали как олицетворение богини луны Баст (ее называли также Бубастис или Бастет), — рассказывает Андрей Абрамов. — Баст одновременно была и богиней любви, радости, плодородия и материнства. Кошке, по поверью, нельзя причинять зло: оно бумерангом вернется к обидчику. Египтянина, даже случайно убившего кошку, подвергали смертной казни, причем столь сурового наказания требовали в первую очередь близкие родственники виновного, страшившиеся гнева богини, который мог обрушиться на все последующие поколения…
Богиню Баст изображали обычно в виде кошки или женщины с кошачьей головой. И это не случайно: между представительницами прекрасной половины человечества и этими пушистыми созданиями есть нечто общее: удивительные грациозность, интуиция… Они словно бы настроены на одну волну. Замечено, что у женщин, длительное время общавшихся с кошками, меняется характер и обостряются чувства: животное влияет на эмоциональный настрой своей хозяйки…».
Впрочем, еще совсем недавно разведение кошек считалось уделом старых дев. Психологи советовали одиноким женщинам ни в коем случае не заводить кошек, так как те создают «иллюзию семьи». Под боком теплое, ласковое существо, женщине есть о ком заботиться — и она перестает искать свою половинку. Кроме того, кошки и коты часто «выживают» из дома мужчин, видя в них претендентов на свое место в сердце хозяйки. Однако в последнее время специалисты, напротив, советуют женщинам, которые хотят устроить свою личную жизнь, завести кошку. Кошка — это своего рода психотерапевт, утверждают они.
«Женщина, невольно подражая своей питомице, становится более раскрепощенной, чувственной, от нее так и веет сексуальностью, -комментирует Андрей Абрамов. — Но в то же время она самодостаточна. Это и вызывает к ней интерес со стороны мужчин».

Рассказ нашей читательницы Людмилы, 33 года: «Я всегда была робкой и боялась мужчин. Потому в свои 30 и осталась одна. Подруга подарила мне на юбилей персидского котенка. Я посетовала, что подарок слишком дорогой, да и мороки с «персом» будет много: особые корма, уход, ветеринар… Но сама не заметила, как привязалась к Сите — такое сокращение сделала я из длинного имени, прописанного в кошачьей родословной.
Сита была, похоже, очень высокого мнения о себе. Она могла потереться о мои ноги или забраться на колени, когда ей было что-то нужно от меня. В остальное время она вела себя как королева, надменно косясь на окружающих. Вскоре странным образом я сама начала меняться. Мои знакомые говорили, что во мне появилась какая-то царственная осанка, я стала увереннее в себе…
В результате на работе я пошла на повышение, а кроме того, за мной стал ухаживать один сослуживец. Да и другие мужчины вниманием не обделяли. Даже стали подходить и знакомиться на улице. Несколько раз мне говорили, что я очень сексапильна. Я сама не заметила, как у меня изменилась походка, я стала покупать другую одежду, более «откровенную»… Сейчас я встречаюсь с тем сослуживцем, у нас все очень серьезно. И я считаю, что все это благодаря Сите».
Вот несколько советов тем, кто мечтает найти себе пару и решил взять в дом кошку.
1. Лучше, если кошка в доме будет одна, и именно кошка, а не кот — кошки более активны и обладают более «женским» характером.
2. Проводите со своей кошкой как можно больше времени и наблюдайте за тем, как она себя ведет. Попробуйте ей подражать — сначала сознательно, потом это будет получаться на бессознательном уровне.
3. Не потакайте кошке, не балуйте ее. Будьте строги, но и не обижайте.
4. Если в дом пришел мужчина, и кошка плохо его восприняла, это не ваш вариант. Поищите другой.
5. Как бы хорошо вам ни было вдвоем с кошкой, помните, что она не может заменить вам спутника жизни. Но зато она способна помочь вам его найти! Почаще «знакомьте» свою питомицу с потенциальными кандидатами. Ее присутствие намного облегчит вам общение с ними. Если мужчина любит кошек — это уже большой плюс. Возможно, ему захочется остаться там, где есть кошка. То есть с вами.

Дарья Любимская

Интервью с Лисиковой Ольгой Михайловной

Интервью

 Олега Корытова и Константина Чиркина

 с Лисиковой Ольгой Михайловной

Литературная обработка — Игорь Жидов

 

 

 

 

 

Старший лейтенант Лисикова О.М. 1942 год

 

Лисикова: Я — Ольга Михайловна Лисикова. У меня есть воинское звание гвардии старший лейтенант, я кавалер почетного знака города Санкт-Петербурга.

 Моими родителями были: отец Власов Леонид Леонтьевич — учитель, а мой отчим Тёмин Матвей Михайлович был секретарем Гдовского райкома партии. Напротив бывшего райсовета ему поставлен памятник, он был командиром партизанского отряда, погиб.

 Мама, до приезда в Ленинград, была домохозяйкой. В Ленинграде работала в системе общественного питания, в 1924 году вступила в партию.

 В 1934 году, по путевке комсомола ленинградцы, человек примерно двенадцать, и я в том числе, поехали в Тамбовскую гражданскую летную школу. Там еще четыре девушки оказалось. А в 1936 году всех девушек из Балашовской и Тамбовской школ перевели в Батайскую летную школу, где образовалась женская эскадрилья, состоящая из трех отрядов, в соответствии с годом обучения: первый — начальное обучение и так далее. Меня сразу определили в 3-ю эскадрилью.

 В 1937 году я закончила обучение.

 

— Трудно было попасть в летную школу?

 

Нет. Для меня это была не проблема. И в школе, а потом и вообще в аэрофлоте я считалась одним из лучших спортсменов. В Батайске мне создали особые условия, у меня был свой распорядок дня. Дважды ездила на первенство Советского Союза по лыжам. Но я занималась многими видами спорта, и меня очень часто снимали с занятий, даже в «терке». Приезжает какое-то начальство:

 — Надо поиграть в теннис!

 Меня снимают с занятий, и я играю в теннис. Я и бегунья хорошая была, и в бильярд играла прекрасно. Когда я приходила в бильярдную, возникала очередь из мечтавших меня победить. Но у них ничего не получалось, потому что у меня, это замечали и потом, какой-то удивительно точный глаз. И я попадала именно в ту лузу в которую нужно было. И уходила вот так – гоголем, руки в карманы, как «задавала»…

 

— У девушек проблем не возникало в мужском коллективе?

 

Проблем не было, к нам относились удивительно просто и хорошо. Многие девушки потом вышли замуж за своих инструкторов.

 Расскажу про очень характерный для меня случай. Я как-то раз со стадиона иду, и вдруг ко мне обращаются с просьбой о помощи приехавшие к нам журналисты:

 — Девушка, — говорят, — Мы приехали Вас снимать, а комбинезоны не можем достать — каптерка закрыта.

 Я выбежала на улицу, посмотрела, где эта каптерка — на третьем этаже, но форточка открыта. Вошла в комнату, которая была рядом, совершенно спокойно снимаю тренировочные брюки, разуваюсь босиком, вылезаю из окна, и смотрю: почти все курсантки и журналисты выбежали на улицу. Мне нужно было пройти два пролета. Я посмотрела вниз, там бетон, значит, если упаду, прощай летная школа… Что мне помогло? Я только со стадиона, вся еще мокрая, понимаете, и когда приложила руки к стене, то, как будто бы прилипла чуть-чуть. И вот я смогла сделать эти два шага. Прошла окно. Опять «приложилась», но в этот момент у меня сорвалась одна нога. И все прямо ахнули. Но я подтянулась, влезла в форточку, открыла эту каптерку.

 И после этого журналисты никого кроме меня не хотели снимать…

 — Ольга сюда! Ольга туда!

 И в 1937 году, вышел кинофильм: «Богатыри нашей Родины». И если доведется его посмотреть, то увидите там только меня, хотя фильм художественный. Мне потом наши ребята проходу не давали: «звезда экрана!».

 

— На каких самолетах Вы летали в училище?

 

Первый и второй курс на «У-2», последний — «Р-5».

 

— Вы сказали про женскую эскадрилью. А кого-нибудь помните из своих соучениц?

 

Сима Моцева, она прекрасный пилот была. Она была заместителем у Бершанской, по летной части. Дина, я ее фамилию забыла, она, получила звание Героя Советского Союза в полку у Бершанской. Несколько девушек из Ленинграда отчислили по летной неуспеваемости. Например, Огурцова, потом она поступила в медицинский институт и была хорошим доктором.

 

— Как выпускников по частям распределяли?

 

Ну, наверно, где не хватало летчиков, вот туда и посылали. Я лично выбирала.

 Многие не освоили тяжелый «Р-5», но освоили «У-2». А «У-2» широко использовали для связи, для медицинской помощи. Был вариант «У-2» санитарный.

 Я закончила с отличием, и могла выбирать, куда поехать. И, конечно, я выбрала Ленинград. В Ленинграде сразу попала в тренировочный отряд. Там были только мужчины. Инструктор Лебедев проверил меня на «Р-5». Я напомню Вам — это шеф-пилот, потом пилотом Жукова будет. А тогда он был инструктором. Он проверил, потом дал мне еще задание, а сам побежал «как сумасшедший» куда-то, оказалось, к начальнику тренировочного отряда. Я смотрю, идет начальник тренировочного отряда, Гоша Семенов. Теперь он дает мне задание, я делаю, все, что они приказали: виражи, разные повороты, штопор… Ну, в общем, все сделала, и приземлилась. Он тоже ничего не сказал. Потом мне рассказали: он позвонил командиру тридцать первого отряда, который обслуживал маршрут Ленинград–Москва, Володе Дроздову и у них такой разговор состоялся:

 — Я хочу тебе предложить летчика.

 — Сейчас мне не надо летчиков.

 — Я тебе предлагаю особого летчика, понимаешь? Мы с Лебедевым проверили ее и впервые встречаем такую, как будто бы она, только и делала, что летала. Сделай, по-нашему, возьми, — значит, — дай ей задание…

 — Да это женщина?

 — Вот именно, женщина, и дай ей задание.

 И получила Власова Ольга Михайловна, (тогда я Власова была) задание — совершить полет Ленинград–Москва, и обратно. Я так понимала, зачем они такое задание дают новичку — для того чтобы от меня избавиться.

 Я ни разу не летала по этой трассе. Начала готовиться к полету. Пошла, сперва в штурманскую, там проконсультировалась, потом я поговорила с летчиками, с теми, кто летал по этому маршруту. Потом я пошла к спецам по радио. Тогда радионаведение работало так: если Вы отклоняетесь вправо, то в наушниках слышится: «та-а… та-а… та-а…». Если вы отклоняетесь влево, то: «та, та, та»—  короткие «точки». Если вы идете точно по курсу, то звук такой: «та — та-а, та — та-а».

 Радионаведение становилось очень нужным при полетах в облачности, а Валдай часто бывал закрыт облаками.

 Взяла парашют… (до сих пор не понимаю для чего «Р-5» имел парашют) Я — в первую кабину, у меня все хозяйство. А у Дроздова (и он тоже с парашютом) только ручка. Когда я совершила этот полет, и приземлилась, то он никаких замечаний не сделал, сказал только общие слова:

 — Кое-что есть, недостатки тоже есть, но это со временем, говорит, отработает.

 Подходим к группе, а там стоят: Валерий Чкалов, Зайцев, Громов Миша. В общем, целая компания. Кто с Тбилиси, кто с Ташкента, собрались как-то кучкой. Дроздов обнялся с Чкаловым, (он вместе летал с ним в Гатчине, в истребительном полку), и сказал, представляя меня:

 — Это, говорит, — будущий наш «ас», — на меня показывает.

 А мне:

 — Завтра, возьмешь матрицы, и вылетишь одна, часиков в пять утра.

 

— Речь идет о газетных матрицах?

 

Да. Возило их специальное «матричное» звено. Рано утром вылетаешь из Москвы, прилетаешь часов в десять, тут же матрицы забирают, и уже к двенадцати часам Ленинград получал газету, напечатанную с этой матрицы. За все это время не было ни одного дня, чтобы Ленинград без газет остался! И от погоды наши полеты никак не зависели, если совсем «молоко», то полет поручали летчику поопытней. Вот так я включилась в работу.

 

— Почему Вы сказали, что на «Р-5», парашют был не нужен?

 

Ну, смотрите, больше шестисот метров он не набирает, ну до тысячи. Автопилота нет. У летчика — ручка. Ну как ему вылезти? В очень редких ситуациях может и возможно, но уж в очень редких. Совсем не нужен был парашют.

 Наш отряд получил «ПР-5» — это такой пассажирский лимузин. Зализан он был очень хорошо, и давал бóльшую скорость чем «Р-5». Если «Р-5» выдавал сто шестьдесят, то «ПР-5» — двести. Закрытая кабина на четыре человека. И у летчика — закрытая. Почему я про это вспомнила. Я летала на нем, но однажды в Ленинград пришла телеграмма, о том чтобы я срочно перегнала самолет и отдала международникам. Я перелетела и отдала его Пете Рыбину. Спрашиваю:

 — В чем дело?

 — Прилетел знаменитый летчик Чарльз Линдберг из Лондона.

 В этот момент в «Комсомольской правде» как раз печатали большой рассказ, «Мальчик с веснушками». Линдберг после своего исторического полета получил большие деньги. У него украли ребенка и требовали очень большой выкуп за этого мальчика. Произошла трагедия. Он разозлился на Америку, улетел из США и получил английское подданство. Потом говорили, что он женился на какой-то богатой японке, и с ней путешествовал на своем самолете, который делал двести километров в час. И мой самолет как раз делал двести. И в нем поместились: оператор, кинооператор, режиссер, и человек представляющий Советскую власть. И вот самолет, на котором я раньше летала, сопровождал самолет Линдберга.

 Вот тут у меня в полетах был маленький перерыв. Когда я отдала свою машину Рыбину, я осталась без машины. Потребовался второй пилот на «К-5», как раз к Лисикову, и я согласилась.

 

— У Вас летная книжка сохранилась?

 

Нет, ничего не осталось. Все ордена мои, все, что у меня было, я отдала в музей авиационной Академии, в Пулково. Там и фотография, там мои газетные вырезки, и статья «Мужество», которую написала Луговцова в 1967 году. Хорошая статья, после нее меня пригласили выступить в филармонии, по случаю женского праздника. Председатель поздравил женщин, и мне дали десять минут на выступление. И только мне десять минут, больше никому.

 Свою речь я заранее написала, и ее проверили. Как я построила свое выступление? Я вспомнила героев-женщин, не только в полку Бершанской, который в таких случаях обязательно вспоминают, но тех женщины, кто работал в тылу… Вспомнила тех, кого я забрасывала в глубокий тыл врага. И потом, в конце, я сделала поклон ленинградцам и сказала, что:

 — Слово «героизм», не подходит к ленинградцам, потому что они сделали больше, и это останется в веках.

 Я сейчас уже не помню своего выступления, но зал плакал. В тот момент, когда Президиум начал выходить, ко мне подошел Горбачев – актер, который должен был выступать. Он поцеловал мою руку и сказал:

 — Актеры мечтают хотя бы раз за всю жизнь на несколько минут так захватить зал, как Вы захватили за каких-то десять минут.

 

— Много ли женщин было в гражданской авиации перед войной, в 1939–1940 годах?

 

Нет, немного. Имейте в виду, во время войны, многие из ОСОАВИАХИМа пришли. А из летных школ, не так много.

 Я летала в Финскую, и еще летчица из Петрозаводска летала на «Р-5», мы возили раненых. Таких морозов как зимой 1939–1940 годов, такой тяжелой обстановки в Ленинграде, по-моему, никогда не было. Морозы доходили до тридцати пяти–сорока градусов. И мы вывозили не только раненных, но и обмороженных. И часто их уже с нашего аэродрома Ленинградского, отвозили на Валаам. Там был госпиталь и приют для инвалидов.

 

— А в Ленинграде на каком аэродроме Вы базировались?

 

На гражданском. Он же «Комендантский». Туда мы привозили раненых, прямо у стоянок самолетов дежурили скорые, которые забирали раненых в больницы и госпиталя Ленинграда. А нынешний гражданский назывался тогда «Шоссейный» — оттуда мы летали на Москву и по другим гражданским нуждам.

 

— Вы зимой летали на колесах или на лыжах?

 

На лыжах, но даже на них были проблемы. Раненных вывозили с неподготовленных площадок. Сесть можно на снег, ничего страшного. А вот чтобы взлететь порой его перед взлетом приходилось трамбовать…

 

— Сильно ли наличие лыж влияло на летную способность самолета?

 

Я бы не сказала, мы просто немного добавляли газ.

 

— Между Финской войной и Великой Отечественной был перерыв, когда Вы не летали?

 

Не было перерыва. В ноябре 1939 год началась Финская. Декабрь, январь, февраль, март. Я уже вышла замуж, забеременела. В сентябре 1940-го родился ребенок. И все получилось удачно для меня. И может быть не только для меня, но и для Ленинграда: появились «прогулки над городом». Стоил такой полет — два рубля пятьдесят копеек. Я летала на самолете «У-2», с двумя пассажирскими кабинами. Десять минут над самыми красивыми местами Ленинграда.

 И главное — у меня была возможность сбегать в перерыв накормить своего ребенка, потому что Дом пилотов построили как раз рядом с летным полем. Нам с Лисиковым там дали большую квартиру из трех комнат, только одна такая семья была: и он был летчик и я.

 Во время этой работы меня слепые люди удивили. Их реакция на полет меня просто потрясла. После полета они выходили из самолета, и буквально на землю падали от радости. А ведь они ничего не видели. Но, наверно, это качание и повороты на них оказывали такое действие. Вся красота полета и на них действовала. И это не с одним человеком происходило, а со многими… Организовывал эти полеты Городской Центр Слепых.

 Эти мои полеты закончились, как началась война.

 

— Скажите, как Вы узнали о том, что война началась?

 

Это интересно. Мы с Лисиковым копили деньги, чтобы купить такой аппарат, в котором и радиоприемник был, и пластинки можно проигрывать, типа «радиолы». И вот мы, наконец, скопили, и утром в воскресенье двадцать второго числа поехали покупать. Вернулись с покупкой, и пригласили соседей — поделиться нашей радостью. Тут же включили радио, и… Каково же было наше изумление, когда как раз передавали выступление Молотова.

 Покупка как раз и пригодилась узнать эту новость. Радиолу вскоре конфисковали.

 В этот же день аэрофлот перевели на режим военного времени…

 Кое-кто из летчиков улетел в летные центры, где переучивались на новую материальную часть.

 

— Вы войну начали на «Ли-2»?

 

Я начала летать на санитарном самолете. Моя сестра взяла мою дочку к себе, и я вошла в строй.

 30 августа впервые бомбили наш аэродром «Шоссейный». Это Пулково нынешнее. Нас всех начали распределять куда угодно, — что бы мы отсюда улетели. Лисиков улетел по заданию в Москву, а я перелетела в Боровичи.

 В Боровичах был огромный госпиталь, начальником его был профессор Данишевский. Он потом написал интересную книгу, я ее долго искала, но не могла найти. Была сложная проблема: вернуть ленинградцам, перенесшим блокадное недоедание, способность питаться. Они есть не могли — желудок не воспринимал. И как их лечили, наверно очень мало кто знает. Для этой цели в какой-то совхоз под Тихвин на самолетах привезли шесть кобылиц. И производили кумыс. Кумыс восстанавливал способности желудка, и многих ленинградцев вылечили после блокады. Данишевский свою диссертацию написал как раз об этом.

 В связи с госпиталем в Боровичах, запомнилась моя первая встреча с фашистом. Было это, наверное, в конце октября. Я взяла двух раненых с передовой и летела в Боровичи.

 Я летала на «СП», то есть на санитарном самолете «У-2». Он был такого серебряного цвета, и на нем были очень хорошо видимые красные кресты. И когда я увидела, что в хвост моего самолета заходит немецкий истребитель, я еще подумала, что он увидит кресты и отвалит. Я была уверена, что есть какой-то закон, что нельзя раненых трогать. Но истребитель приближался.

 У меня оставалось несколько секунд до моей смерти. И выхода, казалось бы, никакого не было, он сразит с одной очереди, и от меня и от моих раненых ничего не останется. Вы наверно слышали, и я до этого где-то читала, но я и сама это пережила: вот в такие моменты у человека по особому работает мозг — за какой-то короткий период проходит «перед глазами» вся жизнь. Удивляюсь, но и со мной такое произошло: вся моя жизнь вспомнилась, и как я с отцом в шесть лет играла в шахматы, и как он меня в три года в воду бросил, что бы я начала плавать, и как учил меня лазить по деревьям, и я забиралась наверх и сбрасывала кедровые шишки. Это было на Дальнем Востоке, где-то между Находкой и Американкой была школа, где папа был учителем и директором. И еще много чего вспомнилось… Вся жизнь…

 В таких чрезвычайных ситуациях мозг у человека работает необыкновенно: и я увидела обрыв, и под этот обрыв буквально сунула свой самолет, и очередь, пущенная истребителем, прошла над моим самолетом и врезалась в другой берег реки. Река эта — Мста. Она в этих местах течет между очень крутых берегов. Я прижала ручку и низко-низко, прямо над водой полетела, петляя вместе с рекой. Я подумала, что немецкий летчик там вверху, наверно, чертыхается — с такой букашкой не справился. И когда я делала правый поворот, очередь прошла по моему хвостовому оперению. Я рули взяла, туда-сюда, и рули, и троса оказались не задеты. И тут я почувствовала сужение, и увидела мост. Мне надо было подниматься. Я понимала, что в этот момент стану мишенью для него. Но в этот момент, у меня что-то плохо начало работать. Видно — что-то он повредил. А тут оказался аэродром — Веребье, и я прямо с ходу села. И когда самолет мой остановился, гляжу — ко мне со всех сторон бегут люди, кричат что-то, машут. Я не понимаю. Из кабины вышла, смотрю, самолет «Мессершмидт» догорает. Он спикировал на мой самолет, и стал выходить, но у самолета бывает просадка, ему высоты не хватило на вывод, он и врезался в другой берег. И мне показывают на этот самолет.

 Я к этому времени была представлена к ордену Красной Звезды. А там оказался бригадный комиссар Усатый. Короче, решили «увеличить» мою награду. И меня наградили Орденом Красного Знамени.

 

— Этот «Мессершмидт» был одномоторный или двухмоторный?

 

Одномоторный. «Ме-109», это точно.

 

— Вы его можно сказать, что сбили. Вам премию за него дали?

 

Нет, но я получила Орден Красного Знамени. Я считала, что это здорово.

 У меня еще один случай был, который достоен внимания. Я после этого некоторое время летала с бригадным комиссаром. В это время и армия Федюнина, и Мерецкова после боев была «распылена». И нужно было собирать людей «в кучку». Назначали командиров и отправляли обратно в часть. И вот однажды он позвонил моему командиру и говорит:

 — Летчику приготовиться,  в восемь часов утра вылет.

 Самолет уже стоял, подъехала машина. Одного из пассажиров, я узнала, — Усатый, он мне вручал награду. У второго смотрю, два ромба, ( а это оказался Павел Жигарев) он говорит мне:

 — Москва!

 Я вылетела на «С-2», это один из вариантов «У-2» с закрытой кабиной. Долетела до Малой Вишеры, а погода была ужасная. Снег мокрый со льдом. Самолет весь заледенел и я чуть не бухнулась. Командующий, а он со мной не разговаривал, но я-то слышу что он спутнику своему говорит:

 — Мне нужно, во что бы то ни стало в два часа ночи доложить Сталину.

 Он был послан узнать обстановку, сложившуюся на Ленинградском и Волховском фронтах.

 Сели, чуть не целый взвод солдат очистил самолет от льда, и мы полетели дальше. Уже до Дмитрова дошли. Самолет мой не тянет… Я увидела деревушку, приземлилась. Я ему говорю командующему Жигареву:

 — Лететь нельзя.

 Он все население поднял, начали чистить полосу.

 Чистили, чистили. Самолет «пашет», но не взлетает. Он, меня выгнал, сам сел в первую кабину. Я подумала, что ему есть прямой смысл меня оставить – все полегче взлететь будет. Но каким-то образом поднялись. Нам повезло, какой-то атмосферный слой небольшой нас пропустил — не было обледенения. Но тут у нас кончился бензин. Всего сорок километров до Москвы, мы не долетели. Сели… Короче, в итоге я привезла его в Москву. Меня устроили в «Метрополе», а это почти на Красной площади. А на следующий день, седьмого ноября, должен быть парад. И мне предоставилась возможность присутствовать на параде седьмого ноября 1941 года!

 

— А где Вы там стояли?

 

Ближе к Историческому музею, такое красное здание.

 Погода была плохая очень.

 Я, забыла фамилию, Кожевников или Крыжовников, по-моему, адъютант командующего, писал в своих воспоминаниях, что седьмого числа наши самолеты летали и бомбили. Ничего подобного! Это неправда. Я точно знаю, что командующий ВВС Жигарев издал приказ о запрете полетов. И седьмого числа никаких полетов не было. И если бы появился звук самолета, это означало бы самолет противника.

 Запрет полетов дал мне возможность съездить в Валуево, в штаб нашей авиагруппы. Там я встретила друзей, поговорила о работе, о полетах. И как только я вернулась на своем самолете в Боровичи, я попросила своего командира Савина направить меня в Новосибирск, в центр переподготовки на большие самолетов. Я там переучивалась.

 

— А какое это время?

 

1941 год — конец и начало 1942 года. Потом я была назначена в авиагруппу гражданской авиации.

 Первый полет у меня был с заместителем командира полка по летной части Калиной. Как это получилось, сейчас я объясню. Я выхожу от командира Бухалова Константина Александровича. Он узнал, что у него в авиагруппе появилась женщина, и заявил мне:

 — Категорически против! Отошлем на линию Фербенкс-Якутск.

 Туда, да и еще вторым пилотом. А я уже была назначена командиром корабля.

 А в этот момент входит как раз Александр Данилович Калина. Это один из самых знаменитых летчиков-испытателей. Все испытанные машины Туполевские, это его работа. Его называют «сухим». Вот когда о летчике-испытателе говорят «сухой» летчик-испытатель, значит, он ни одной машины не разбил. Это говорят об Александре Даниловиче Калине.

 Он и говорит:

 — Что у нас здесь делает дама? Эту спортсменку я хорошо знаю, но как летчика нет. Дай мне ее сегодня в ночной полет. Я и посмотрю, «да» или «делать ей здесь нечего».

 И я с ним слетала на задание: где-то под Киевом мы сбросили двух разведчиков. Я вела от начала до конца. Он ничего не трогал. Вот только назвал мне точку. Я все время общалась с радистом. Он мне давал пеленг. Когда я проходила линию фронта на 3-4 тысячи метров, а уже в тылу врага шла на малой высоте — триста–четыреста метров. Потому что у немцев уже локаторы были, и они следили.

 Тогда Александр Данилович сделал очень много для меня. Хотя он про это не знает. Он меня посадил на самолет, дал экипаж и сказал:

 — Вот обслужи, пожалуйста, вот эти четыре точки!

 Это были: Куйбышев, Горький, Свердловск и Челябинск. Вот эта четверка все время «закрученная» была. То есть у одного что-то надо брать и перебрасывать в другую. Одному нужны балки, тот делает для танков подшипники, их надо в Горький перебрасывать. Вот это первые мои полеты.

 Это 1942 год, наверное, в апреле. Только прилетела, а уже командира не было. Он улетел в Англию. Английский король подарил нам самолет «Альбемар», который нужно было перегонять (AW.41 Albemarle). Но это был не самолет, а кошмар. Когда перегоняли их в СССР один летчик взорвался в 500 километрах от английского побережья, а Куликов взорвался, не долетев 200 километров до Мурманска.

 

— Так их нам вроде двадцать четыре штуки поставили, нет?

 

Ну, дело в том, что мы потом отказались от него. Самолет – дрянь, а вот моторы там были великолепные. Вот эти моторы ставили на моторных лодках, понимаете. На корабли, на маленькие корабли, те, которые мины закладывали. А им нужны хорошие моторы.

 Что бы еще рассказать? Редко кому это все сегодня интересно, так что даже не знаю, как рассказывать… Я выполнила восемь полетов по забросу разведчиков разведуправления Генштаба в тыл врага. Кстати, для того, чтобы тебе разрешили летать по заданию разведуправления надо было выполнить не менее 100 полетов на боевые задания, и я летала на все фронта… До этого и в Ленинград продовольствие возили, и грузы бросали партизанам, и на Херсонесский маяк мы летали когда эвакуировали Севастополь. По первости то ничего было, а под конец так поле перепахали бомбами и снарядами, что только смотри, как бы без стоек не остаться…

 Когда я полетела во второй полет на выброску разведчиков, начальник разведки — майор зачеркнул в моей фамилии букву «А» и доложил:

 — Лисиков.

 Когда я полетела уже в восьмой полет, он опять дежурил, опять увидит в документах: «Лисикова». Опять буква «А». Он звонит в АДД (мы подчинялись непосредственно АДД):

 — Такой серьезный полет, а Вы ошибки допускаете?

 Ему отвечают:

 — Ошибок нет. Это — женщина, командир корабля, летает уже много времени. И считается на очень хорошем счету.

 Майор докладывает начальнику разведки, тот звонит по прямому телефону маршалу Голованову:

 — Как можно на такой серьезный полет допускать женщину? А если ее собьют?

 Тот отвечает:

 — Я хорошо знаю командира корабля Лисикову — это один из лучших командиров кораблей дивизии.

 Голованов звонит нашему генералу (начальнику ГВФ) Астахову. Астахов приезжает на аэродром «Внуково», где мы базировались в четыре часа утра. Я должна возвратиться с полета часов в пять, в полшестого.

 Корабль, на котором я летала, «Си-47» для того времени был один из лучших самолетов. В экипаже было всего два человека. Почему? Очень длинные маршруты, поэтому брали как можно больше бензина. А еще был на борту третий — полковник, или подполковник, который следил за выполнением задания — что попали именно туда куда нужно. Я летала с «подскока», чтобы сократить дальность полета. Но мне приказали вернуться на базу. Приземлилась и остановилась у вокзала. Смотрю, командир полка лезет ко мне в кабину и говорит:

 — Я отведу Ваш самолет, а Вы идите, доложите генералу о выполнении задания.

 Я вышла, доложила генералу о выполнении задания, и казалось все нормально. У нас за полеты в таких сложных условиях первым получил звание Героя Грустин. После третьего полета Героем стал Фроловский Семен.

 Когда мы пришли в штаб, он начал кричать на командира полка и на всех:

 — Как можно было доверять такие вот сложные полеты женщине?

 И мне не только не сказали спасибо, а выругали. А это был мой восьмой полет. И от этих полетов меня отстранили… Это было в начале 1944 года.

 И дали мне задание, наверное, на два–три месяца. Надо было с Монино перебросить новые моторы для штурмовиков в Краснодар. Там их переоборудовали.

 Я подумала, как лучше организовать эти перелеты. И сделала так: в Монино брала моторы и перевезла во «Внуково». И уж из Внуково успевала делать три рейса в сутки, (это почти по восемнадцать часов полетов в день, двенадцать дней подряд в любую погоду). Вот тогда-то и вышел плакат: «Летать так, как летает командир корабля Лисикова!» Между прочим, этого плаката у меня нету. Мне однокашник написал открытку:

 — Ольга! Я взял Ваш плакат, завернул и когда будет время, я Вам его пошлю.

 И не прислал. Что с ним случилось, не знаю. И в издательстве ВВС экземпляра для меня не нашли.

 

 

Расскажу вам про еще один уникальный полет. Если сказать какому-нибудь летчику, он не поверит.

 Этот полет был в конце 1943 года. Ночью вылетело четырнадцать кораблей. И каждый имел свое задание. В мою точку было направлено три корабля, в том числе и мой. Там партизанский отряд попал в очень плохое положение. Обоз они отправили уже давно. А пока сдерживали немцев, но у них кончалось вооружение. И вот туда нужно было срочно выбросить боеприпасы. А погода была «нулевая». Я тогда не знала, что все корабли вернулись из-за погоды. Но мое положение в дивизии особое, и потому что я женщина, и потому, что был плакат: «Летать, как летает командир корабля Лисикова!» Он был в аэропортах многих городов. Однажды в Свердловске летчик увидел этот плакат, и говорит:

 — Ну, до чего же мужики дошли? Что теперь бабы нас учат летать!

 Так что мое положение особое было. Поэтому все эти двести восемьдесят моих вылетов, все они были выполнены. Ни одного возврата, ни одного невыполнения. А сейчас надо было спасать партизанский отряд. У меня на борту было около трех тонн груза. Я несколько раз почти прикасалась к земле, но все было укрыто облачностью. Я думаю: «Нужно обязательно выскочить на большое озеро». Там недалеко, пять минут, находился этот партизанский отряд. Работа штурмана и радиста была великолепная. Радист давал мне пеленг буквально каждую минуту. Хорошо еще, что не было никакого ветра, а потому и сноса не было. Момент был очень тяжелый. Потому что, если выскочишь на лес, значит все, можешь поворачивать и идти на базу. Второй заход сделать будет невозможно. И когда я выскочила, увидела просвет, слева лес, а справа очертание озера. Я тогда спикировала на эту поверхность озера, прошла его. Там сделала поворот, и начала понемножку подниматься. Подниматься до такого места, что б я могла видеть, сколько расстояния есть от верхушек леса, до облаков. Если есть просвет, ну метров пятьдесят–семьдесят, тогда можно продолжать лететь. Если нет — надо возвращаться. Ну, я увидела, что необходимый просвет есть. И тогда штурман дал курс на партизанский отряд. Мы прошли минут пять, и увидели костер. Сколько я не выполняла таких полетов, как правило, кострами были выложены «Т» или «Р». А здесь только один костер горит, но еще видно было остальные, уже потушенные. Команду я дала заранее, и второй пилот и стрелок привязались к тумбе, где стоял пулемет УБТ. Ведь при открытой двери можно вылететь. И когда мы проходили над костром, они два–три мешка успели выбросить. Сложность была в том, что нужно было еще сделать заход, пройти опять этим курсом. Я развернулась, и опять удалось выскочить на эту площадку. Тогда к выброске присоединился и штурман. И втроем они выбросили побольше груза. И все-таки нам пришлось сделать еще и третий заход на сброс. Основной груз, предназначенный для партизанского отряда, мы сбросили.

 Когда мы прилетели во «Внуково», командир, генерал-майор Казмин сказал:

 — Мы получили подтверждение партизанского отряда: они получили все запасы, отразили атаки противника, и уже движутся уже к своим обозам. Я должен бы представить Вас за этот полет к Герою Советского Союза, однако, у вас экипаж не женский.

 Мне стало смешно. Потому что не только женский, но и мужской экипаж такой полет, вряд ли мог бы сделать. Потом я узнала, что представление на меня первый отдел не пропускал, потому что мой муж в это время возможно был в плену. Они считали, раз в плену, то возможны разные варианты… В 1941 году в начале войны наши танки контратаковали немцев в районе Брянска и встали – кончилось горючее. Им на помощь отправили 6 кораблей Ли-2. Самолет моего мужа был сбит и взорвался. Весь экипаж записали пропавшим без вести, но оказалось, что кабина отвалилась и командир корабля Лисиков, второй пилот и бортмеханик выжили, а стрелок, радист и штурман погибли. Выживших отправили в Чехословакию в концлагерь, где они и сидели до 45 года. Мне прислали повестку что муж пропал без вести и из-за этого мне много представлений «задробили».

 

— А на Вашем «Дугласе» бомбодержатели были?

 

Нет. Мы ни разу не бомбили.

 

— А мешки разве не подвешивались на бомбодержатели?

 

Нет. Эта машина предназначалась для сброса десантов. Там специальные сиденья были и балки для фалов парашютов. Вы, наверно, самолеты АДД имеете в виду, но это другое совсем. У нас задания были разные. Был случай, когда на поезде в плен везли большее число русских, и им надо было в помощь хороших крепких офицеров-диверсантов доставить. Это тоже было очень сложное задание, потому что их надо было сбросить очень компактно. Закладываешь вираж примерно на градусов семьдесят, для того, что бы выброс был именно и только в этой точке. Вот такие были задания.

 Меня, поскольку я ленинградка, больше всего интересовали задания для Ленинграда. Командир знал про это и давал такие задания часто. В журнале боевых действий написано, что Лисикова, как командир корабля летала до сотни раз в блокированный Ленинград. А это не просто… В Ленинград я летала уже с самого начала. Первые мои полеты…

 Когда вышел приказ о создании московской авиагруппы особого назначения (МАГОН), то речь шла именно «особого назначения». И основное назначение было не для перевозки продовольствия в Ленинград – считалось что его быстро разблокируют. Авиагруппа могла в день перевезти ста тонн груза, но я точно вам скажу, ее главное предназначение, ради чего и создали авиагруппу: постепенно перевезти тридцать тысяч наших высококвалифицированных работников танковой промышленности. Это потом уже нас использовали как придется – к каждой бочке затычка. Были собраны самолеты многих подразделений аэрофлота: Узбекского, Туркменского, Новосибирска, Минска, Украины… И все самолеты были сосредоточены во Внуково. Группа состояла из полка Бухарова, где я служила, полка Алексея Семенкова и полка Тарана. Но Ленинград оставил себе кое-какие самолеты. Литвинова Васю взял Жданов, а Костю Новикова на «Ли-2» взял себе командующий Говоров, вот два самолета. А Лисиков летал на «Ли-2», его отправили в Москву.

 В Ленинграде была сосредоточена танковая и тяжелая артиллерийская промышленность. Можно долго перечислять заводы: «Большевик», «Ворошилова», «Кировский», «Ижорские заводы»…

 Уже в августе месяце, почти все танковое оборудование, и поездами было отправлено в Сибирь. Там уже строили только крышу и полы, для того, что бы можно было поставить станки. Вот это было сделано очень умно…

 И еще хочу сказать важную вещь. Историки утверждают, что с Москвы началась наступление. Ничего подобного. Наступление началось с Ленинграда. До Волхова немцу осталось шесть километров. Тихвин пал 8 ноября…

 В это время только воздушный мост связывал с Большой землей. И по нему очень срочно было переброшена вторая пехотная дивизия под Тихвин к Мерецкову. И шестая бригада морской пехоты была переброшена в Новую Ладогу… Я видала этих моряков. Они били себя в грудь автоматами:

 — Ну и покажем мы перцу немцу!

 Запомнила, именно: «перцу–немцу». И наступление началось на Волхове. Здесь не только отодвинули намного от Волхова, но была освобождена Малая Вишера. Мерецков собрал все силы, и взял Тихвин и продвинулся очень далеко. Так что первое наступление во время Великой Отечественной Войны против немцев началось под Ленинградом, а не под Москвой.

 И если бы этих событий под Ленинградом не было, то очень сильная немецкая группировка сразу двинулась бы на Москву. А Москва в ноябре месяце была в очень тяжелом положении, и вряд ли бы устояла. Еще не подошли сибиряки, так что положение было тяжелым. Так что пускай, не задается Москва, что она была первая…

 В чем трудность полетов в Ленинград была? Кузнецов запретил летать ночью, и мы должны были летать днем. Самолетам ночью не разрешало ПВО, потому что если бы нам открыли ворота, в которые мы бы влетали, могли влететь и бомбардировщики немцев. И тогда что бы с нашим городом могло случиться? Поэтому у нас было безвыходное положение, приходилось летать среди бела дня, значит, мы должны были искать какую-то тактику, которая бы не давала возможность немцам уничтожить вот этот воздушный мост.

 

— Вы летали как, большими или маленькими группами?

 

В этом и есть смысл весь. На Ленинград летали только бреющим и не меньше семи самолетов. А вообще, девяткой лучше всего. Нам установили ШКАСы, и наверху турель была, и там был установлен УБТ.

 Движение самолетов шло над Ладогой, где барражировали фашистские истребители. Когда они на нас наваливались, наши стрелки открывали заградительный огонь. Для того, что бы попасть в цель, истребителю нужно дойти четыреста–пятьсот метров, иначе пули ничего не дадут. А такой заградительный огонь не давал возможность приближаться… Сбивать не сбивали, но хоть расстреливать не давали.

 

— А вообще потери были?

 

Девятнадцатого ноября 1941 года — это самый тяжелый день для нашей авиагруппы. «Ржевка»-«Смольный» еще был закрыт, а мы летали на «Комендантский» аэродром — это Новая деревня. Немцы были очень близко.

 Нас сопровождали истребители. Но истребители сели раньше, чем посадили все самолеты. Первого на круге два немецких истребителя расстреляли Мишу Жукова, и сразу погибли все. (Жуков М.Е., Джюкаев Н.В., Ковалев Я.С., Олейник С.И., Страхов А.А.) Второй садился на посадку самолет Киреева, Киреев Евгений Романович — это шеф-пилот Молотова, должен был на второй день лететь в Америку, на заключение договора по Ленд-Лизу. Он сидел справа, давая Журавлеву отрабатывать. Киреев сразу был убит, раненный бортмеханик успел выпустить шасси. Он умер через два часа. Тяжело раненный Журавлев машину посадил, но экипаж весь был в тяжелом состоянии, и их всех увезли в госпиталь. А Евгения в Москву отвезли и там похоронили.

 Потом, по-моему, в пятом полете, два самолета отстали, — один из них вел Буханов Костя. А отставать ни в коем случае нельзя было. Они были расстреляны, но поврежденные удачно сели, и спасли почти всех пассажиров, только два погибли.

 И еще Ибрагим Жантеев. 30 ноября 1941. Он отстал от группы, которая шла из Ленинграда. Его сразу немцы перехватили и расстреляли, но он успел развернуться и сесть на воду, но за двести метров до берега, а там глубина — восемь метров. У него на борту были пассажиры – дети работников «Ленэнергии». Их было человек 40-50, и их с нескольких заходов расстреливали «Мессеры». Ни одного выжившего не нашли. Вообще немцы прекрасно знали, кого мы везем, рядом с аэродромом все время разведчики болтались, и иначе как детоубийцами их назвать нельзя.

 Когда-то ребятам из «Дворца пионеров» я дала абсолютно точный маршрут, где ходили наши самолеты. Мы придерживались северной стороны, потому что финны мало летали, а немцы в основном с Шлиссельбурга… И ребята, девятиклассники, в том районе ныряли. И на третий год, они обнаружили самолет. Потом уже водолазы доложили о находке. И очень долго Объединенный Совет ВВС пытался добиться помощи моряков, чтобы самолет вытащить. Но, по мнению специалистов, это очень сложная операция – самолета уже почти не видно, он занесен песком. Так и не знаю, подняли его или нет.

 

— Про Жантеева пишет в своих мемуарах Борис Тихомолов, они в Казахстане вместе летали. Вы Бориса Тихомолова знали?

 

Ну, наверное, знала. Уж меня-то он, наверное, знал хорошо.

 

— Вас всегда истребители сопровождали?

 

С истребителями вообще было плохо. Ну, дадут истребитель, или два дадут. Но что такое два истребителя на девятку? Это же ерунда! Я не хочу обижать истребителей, но часто мы им даже говорили:

 — Вы, пожалуйста, придерживайтесь ближе к нам, потому что если оторветесь, то начнется бой и Вам не поздоровится, а так мы вас прикроем. Ну что такое «И-16» по сравнению с «Мессером-109»?

 

— Вы номер полка истребительного, который Вас прикрывал знали?

 

Двадцать седьмой и двадцать девятый. И я очень хорошо знала и Пузейкина, и Минеева — начальника штаба. Я хорошо знала и тех, кто прикрывал.

 

— Во время войны на самолете «Ли-2» сколько лет Вы летали? И с какого времени стали летать на «Си-47»?

 

Я на «Ли-2» пролетала, наверное, один год всего, остальные я пролетала на «Си-47».

 Я была единственная женщина и, конечно, мне в первую очередь дали «Си-47». Как только заключили договор о Ленд-Лизе, мы почти сразу получили «Си-47», потому что выполняли очень ответственные задания.

 

— Как правильно называли самолеты: «Ли-2» или «ПС-84»?

 

«ПС-84» это был пассажирский самолет. Мы получили его в 1939 году. Купили лицензию на выпуск, и начали производить их на заводе в Ташкенте. Ставили наши моторы шестьдесят вторые.

 В неофициальной обстановке не называли — «ПС-84», а называли: «Дуглас». А «Ли-2» этот самолет начали называть только в 1943 году. Но никто и «Ли-2» не называл, так он до конца войны и оставался «Дуглас». Летчики стали привыкать называть его «Ли-2» уже позднее.

 

— Чем, по Вашему мнению, «Дуглас» отличается от «Си-47»?

 

Ну, это как день и ночь. Вроде похожи, да? Но когда вы сядете в самолет «Си-47», вы сразу увидите. Во-первых, огромное количество новых приборов. Один компас, второй компас, третий компас…

 Во-вторых, у «Ли-2» моторы шестьдесят вторые, их мощность небольшая. А моторы «Пратт энд Уитни» — это очень сильные моторы. И когда я на Ленинград летала, я могла брать четыре тонны — четыре тонны! Четыре тонны — это сорок десантников с полным своим вооружением!

 А «Ли-2», брал… Ну, если полторы тонны, то уже хорошо. Но когда в Ленинград ходили, они брали даже до двух с половиной. Это когда с Новой Ладоги летели — расстояние маленькое, и можно было брать две с половиной. Но это, я вам должна сказать, это не просто. И если летели, например, с Хвойной, мало брали.

 На «Си-47» были уникальные антиоблединители. Эта система работала прекрасно и по крылу и на лопастях, а ведь на лопасти часто лед образовывался.

 

— Нагревалась или спиртом омывалась?

 

Нагревалась. Я однажды, даже трудно поверить, шла два с половиной часа в обледенении. И ничего я не чувствовала. Все у меня очищалось… И хвостовое оперение.

 А фары, которыми обладал «Си-47», такие были, что не нужно было никаких посадочных подсветок…

 Я летала одно время, выполняла задания на Севере. Это было в 1945 году. Я вам точно скажу: январь, февраль, март… С пятнадцатого января по пятнадцатое апреля. Два с половиной месяца выполняла правительственное задание. Накопилось огромное количество шкур-мехов и семги, а это было как бы наше второе золото. Мы должны были чем-то расплачиваться. Мне приходилось садиться у Печоры, в устье Печоры… И я была в Нарьян-Маре. Мне передали:

 — Спокойно можете садиться, ледяная площадка, замечательная.

 Но очень трудно было садиться. Во-первых, что там действительно ледяная площадка, и все отсвечивало. А высоту не с чем было сравнивать. Но домишки далеко были, по Северной Двине. И кое-как я села. И, о боже! Ничего подобного я в своей жизни больше не испытывала —  не могу тормозить.

 

— Реверс винтов? У Вас же винты изменяемого шага были?

 

Это ничего не давало. Как только я изменю направление, сразу меня крутанет так, что от меня там ничего не останется. Когда уже никакой надежды у меня не было, а уже впереди видны были торосы, появились снежные переметы. Вот здесь я уже нажала на тормоза. Вся деревня, что там только не было, кого не было, и с топорами, и с крюками, и с чем только они не вышли, все мне рубили вот этот кусочек полосы среди торосов, чтобы сделать ее пригодной для полетов. Потому что фабрика была недалеко, а семгу надо вывозить, а как? С полосой никакого сцепления. Недалеко был и совхоз, где вырабатывали меха, там тонны лежало уже готовой абсолютно продукции, хорошие шкурки. Я перебрасывала их в Нарьян-Мар, там добавляли что есть, потом в Архангельск и потом поездом в Москву.

 

— А Вы с одним экипажем летали? Или с разными?

 

С одним экипажем. Вот мой экипаж: Жорж Морозов — это мой радист. Виктор Смирнов — бортмеханик. Вторые пилоты и штурмана менялись, и стрелки менялись…

 

— С Вами только радист и бортмеханик постоянно?

 

Так у всех командиров кораблей было.

 

— А как Вы узнали о победе?

 

Я была в этот момент Москве. Я прилетела на центральный аэродром и ночевала у своей приятельницы Тани Донковой. Это секретарь нашего генерала Астахова. Это было примерно в четыре часа. Звонит телефон, и говорит генерал:

 — Татьяна Ивановна, я Вам высылаю машину. Сегодня день победы. Я Вам высылаю машину. Вылетел с Берлина Семенков Алексей, он везет договор вот о заключении мира. А вы воспользуйтесь, пока в Москве еще тихо, возможностью проехать по Москве спокойной.

 Так вот мы сели на машину и ездили мы, наверное, часа два–три на машине. Город еще спал, а дворники уже флаги вывешивали.

 

— А после войны Вы долго еще летали?

 

Нет, я не долго летала. Потому что когда я летала на Севере, я на Севере по сути дела себя почти погубила. Вы читали «Ночной полет» Экзюпери? Там есть такой момент: уже на высоте двух тысячах метров он надевал маску кислородную. А я от Нарьян-Мара и до своего аэродрома на пяти тысячах летала. А герметизация самолета была не полной. Не додали нам американцы… И второе, они не поставили маски кислородные и соответствующее оборудование. Не дали. Сняли и все. И не ставили высотомер, который определял истинную высоту. А мы все еще высоту определяли с момента вылета по барометрическому альтиметру. Последние полеты я выполняла в 1946 году – открывала на Си-47 авиалинии Ленинград – Рига, Ленинград – Вильнюс и Ленинград – Таллинн.

 На пятидесятилетие победы, мне позвонил председатель нашего «Общества Советов Ветеранов». Они только что вернулись с Поклонной горы, и он говорит:

 — Ольга! Мы тебя все поздравляем, наконец, пришла справедливость — твой портрет висит среди самых прославленных летчиков, которые воевали в эту войну.

 И вы знаете – я просто заплакала…

 

июль 2007

 

Почему не толстеют француженки?

Почему именно француженки, которые считаются самыми большими гурманками в мире, не имеют проблем с фигурой? Тайну феномена раскрывает журналистка Мирей Гальяно в своей книге «Почему француженки не толстеют», которая через несколько недель после выхода в свет стала культовым чтением.

   

Автор утверждает, что непревзойденной грациозности парижанки достигают не самоограничением, не фитнес-клубами и не жесточайшими диетами, а жизнелюбием и любовью к кулинарии.  

 

Мадам Гальяно знает, о чем говорит. В 19 лет она по обмену поехала учиться в Америку. За несколько лет благодаря американскому стилю жизни и особенно еде она из хрупкого подростка превратилась в неуклюжую толстушку. Когда она приехала домой, папаша с ужасом посмотрел на нее и сказал:

 

— Господи, да ты превратилась в мешок с картошкой!

Домашний врач дал девочке парочку чисто французских советов, и она смогла снова влезть в свой старый купальник.

 

Мирей Гальяно до сих пор остается стройной дамой, несмотря на то что ей приходится посещать до 300 званых ужинов в год. Кроме того, она сама любит готовить и лакомиться сладостями и печеностями.

 

Итак, какие, по ее мнению, основные правила должна соблюдать дама, чтобы оставаться вечно стройной?

 

Какие у вас привычки?

Недели 3 подряд записывайте в блокнот, сколько и когда вы едите. Только так вы сможете получить полное представление о своих привычках и вполне целенаправленно начать борьбу с жировыми отложениями.

 

Лук

Каждая женщина мечтает похудеть моментально. Начинать надо с лукового уикенда. Поистине магический овощ стимулирует обмен веществ, выводит из организма воду и за 48 часов лишает вас двух — трех килограммов.

 

Рецепт такой. Взять килограмм зеленого лука, отрезать и выбросить перья. Нижние репки погрузить в литр кипяченой воды, настоять 20 минут и пить по стакану каждые 2 часа в течение двух суток. Если надоест пить, можно залить репки оливковым маслом, заправить специями и лимонным соком и есть в неограниченных количествах.

 

Наслаждайтесь по-французски

Проанализируйте свои записи в блокноте и выберите блюда, которые больше всего доставляют вам наслаждение. В будущем не отказывайтесь от них, избегайте только дешевой и невкусной еды. Следите за качеством продуктов, отказавшись от слишком больших их количеств.

 

Ешьте, как будто вы во Франции

Научитесь быть разборчивыми в еде. Лучше поджарить себе бифштекс из свежего мяса, чем приготовить что-то из полуфабрикатов. Небольшую порцию еды изысканно разложите на тарелке. И обязательно съедайте в день по 2 упаковки натурального йогурта.

 

Француженки не потеют как дуры в фитнес-центрах

Дамы с понятием о том, что такое стиль жизни, никогда не потеют в спортзалах. У француженок нет на такую ерунду ни времени, ни желания, но они всегда находятся в движении. Они много ходят пешком, избегают лифтов и подымаются наверх только по лестнице. Лучшая тренировка ножек и попки. При сидячей работе надо напрягать животик, а по утрам делать приседания и слегка побаловаться гантелями.

 

Сохранять стиль даже в повседневной жизни

Француженки — дамы занятые. Тем не менее они находят время, чтобы сходить на рынок, купить свежие продукты и что-нибудь из них приготовить. Француженки не ходят на обед в кафе, а берут с собой на работу сандвич или салат. Или же перекусывают чем-нибудь вкусненьким в бистро. Зато ужинают они с семьей или друзьями по полной схеме — как минимум четыре блюда и стакан вина.

 

Правда, порции бывают маленькими, без хлеба, а вместо картофеля и риса на гарнир идут овощи. А после сытного ужина они не плюхаются тут же в постель, а идут перед сном гулять по вечернему Парижу.

 

Вот почему среди француженок нельзя увидеть толстых теток.

 

Источник: votpusk.ru

Секс-зарядка

Смешно сказать, но, вот, к примеру, шевелить бицепсом и трицепсом мы уже научились, а про мышцы, необходимые для идеального секса, забыли. При этом существует специальная метода, которая научит тебя владеть своим телом безукоризненно.

 

 

Потрать немного времени на тренировки, и будь уверена, что скоро услышишь от любимого: «Ты — самая идеальная любовница в мире!» Между прочим, эти упражнения выполняла несравненная Мэрилин Монро.

 

Первый этап

 

Упражнение 1

 

Для начала выполняй упражнение лежа на животе на горизонтальной поверхности. Когда освоишь принцип, то сможешь делать его сидя за столом или даже во время поездки в метро.

 

1. Ляг на пол на живот, скрести руки перед лицом, упрись в них лбом.

 

2.Сожми ягодицы — так сильно, как только можешь. Держи их в напряженном состоянии 5-10 секунд, затем расслабь.

 

3. После 10 подходов подключай мышцы брюшного пресса — напрягай их вместе с ягодичными, тогда эффект будет еще больше. Идеально — 5-10 упражнений в сутки.

 

Упражнение 2

 

Когда выполнение первого упражнения станет элементарным и ты сможешь делать его в любой ситуации, переходи к тренировкам внутренних мышц. Напрягай и расслабляй мышцы малого таза, как будто пытаешься сдержать мочеиспускание. Выполнять это упражнение можно везде, чем чаще — тем лучше.

 

Упражнение 3

 

Чтобы выполнять упражнение было удобнее, сядь в кресло с откинутой спинкой так, чтобы видеть мышцы брюшного пресса. Втяни живот и посмотри, напряжение какой силы дает самый лучший результат — плоский ровный живот без «бугорков» мышц. Получилось? Попробуй запомнить ощущения и тренируйся «вслепую». А теперь главное: выполняй все три упражнения одновременно — ты не поверишь, как сильно изменится твое представление о возможностях твоего тела!

 

Упражнение 4

 

1. Ляг на пол лицом вниз, руки вытяни вдоль тела.

 

2. Напрягая мышцы спины, поднимай корпус и откидывай голову назад так, чтобы увидеть потолок.

 

3. Медленно опускайся. Выполняя упражнение 3 раза подряд, ты добьешься невероятной гибкости тела.

 

Второй этап

 

Упражнение 1

 

1. Сядь на пол, ноги вытянуты, руки на коленях.

 

2. Попеременно напрягай ягодицы, чтобы с их помощью передвигаться по полу вперед. При движении слегка сгибай колени, но выпрямляй их перед каждым напряжением. Это упражнение эффективно не только для укрепления мускулов, но и для уменьшения размеров бедер и ягодиц.

 

Упражнение 2

 

1. Исходное положение стоя, ноги на ширине плеч, упор на пятки.

 

2. Вращай носки ног внутрь, затем в обратную сторону. Сделай 7 движений (туда и обратно).

 

3. Потом перемести вес на носки и вращай пятки внутрь, а затем в обратную сторону. Сделай 7 движений. Это упражнение может показаться странным, но при вращении ступней укрепляются мышцы внутренней стороны бедер — сама понимаешь, как это важно!

 

Упражнение 3

 

1. Встань у стены, пятки, ягодицы и спина должны касаться ее поверхности. Расслабь тело, особенно ягодичные мышцы.

 

2. Сожми ягодицы, втяни живот так, чтобы таз как бы «выпятился» вперед и оторвался от стены.

 

3. Зафиксируй положение на 5-10 секунд и вернись в исходную позицию. Повтори 3 раза.

 

В Лондоне появились новые фитнес-классы, занятия в которых увеличивают частоту, интенсивность и качество оргазма. Гимнастика начинается с расслабления, во время которого участники представляют себя в заданных инструктором ситуациях, связанных с эмоциональным возбуждением. Затем класс концентрируется на различных аспектах любовных ласк: специальные упражнения помогают продлевать половой акт у мужчин и достигать множественных оргазмов у женщин.

 

И, наконец, последний этап тренировки включает имитацию различных движений полового акта. Эта техника называется F.A.S.T.E.R (по начальным буквам слов «гибкость, проворство, стойкость, тон, выносливость и ритм»). Она стимулирует мышцы частей тела, задействованных в сексе. Создатель новой гимнастики Ричард Хилтон утверждает, что его фитнес-класс — «это реальный способ без больших усилий улучшить сексуальную жизнь».

 

По словам инструктора, каждая четвертая женщина, которая прошла экспериментальные занятия, впоследствии испытала множественный оргазм первый раз в жизни. «А ведь у многих из них уже начался климакс, — отметил Хилтон. — Кроме того, все участники класса отметили, что их сексуальная жизнь значительно улучшилась, а уровень сексуальной выносливости увеличился». Впечатляет!

 

Источник: kpacotkam.ru

 

9 вещей, которые женщины считают модными, а мужчины ненавидят

Каждый сезон всегда приносит с собой какую-нибудь остро-модную вещицу, которой городские модницы тут же спешат себя порадовать. Но не торопитесь слепо покупать то, что предлагают дизайнеры: модные изыски способны сыграть с вами злую шутку и вместо объекта для восхищения превратить в предмет насмешек.

 

 В результате исследования для портала MSN выяснилось, что столь любимые женщинами вещи мужчины буквально на дух не переносят. Смотрите топ-9 модных провалов по версии мужчин и мотайте на ус.

1. Украшения для волос

 Оказывается, мужчинам совершенно не нравятся ни ободки (как, например, у Евы Мендес), ни заколки с резинками, ни какие бы то ни было другие украшения в волосах. Им приятно, когда можно запустить пальцы в чистые красивые локоны без всяких препятствий.

2. Штаны афгани

 Также их называют «аладдинами» или «али баба». На подиуме штаны появились три года назад благодаря показу Ив Сен Лоран, и с тех пор модницы стали просто одержимы этим предметом гардероба. Мужчины же считают его абсолютно несексуальным и выглядящим так, будто девушка… «в подгузнике». Звёздные поклонницы штанов афгани — Шерил Коул и Гвен Стефани.

3. Комбинезоны

 О них представители сильного пола отзываются более чем нелестно. Как сказал один из участников опроса, женщина в таком одеянии похожа «в лучшем случае, на большого ребёнка, только начинающего ходить, а в худшем — на мою маму в 70-х». Вопреки мужскому мнению Ким Кардашьян, Эванджелин Лилли и Кейт Мосс с удовольствием носят комбинезоны, вовсе не комплексуя.

4. Угги

«Эти ужасные австралийские сапожки женщины надевают «и в пир, и в мир, и в добрые люди», — жалуются мужчины. Неважно, жарко на улице или холодно, чисто или грязно — всё равно в уггах. К недостаткам также относится и то, что они совершенно бесформенные — не видно красивой линии ноги, а кто-то из мужчин их даже понюхал и выяснил, что они неприятно пахнут. Но Стеллу Маккартни и Кейт Хадсон это не смущает, они явно поклонницы этой обуви.

5. Босоножки-«гладиаторы»

 Их нужно мучительно долго надевать, а после длительного ношения остаются некрасивые красные следы на ногах. Что ещё хуже, такое количество ремешков, оплетающих ногу до щиколотки, визуально делает ноги короче. Но Сара Джессика Паркер, Гвинет Пэлтроу и Кайли Миноуг, как видно, не переживают за длину своих ног и с удовольствием носят «гладиаторы».

6. Леггинсы

 Недостаток леггинсов в том, что они не оставляют загадки: все контуры тела отчётливо видны. Другая мужская жалоба такова: бывает, что женщины надевают эти облегающие брюки, мягко говоря, будучи не совсем в форме. «Даже Шерил Коул не стоит носить леггинсы», — сказал один из опрашиваемых.

7. Смокинги

 Мы, женщины, часто думаем, что выглядим в них очень стильно. Но помните сцену из «Секса в большом городе», когда Керри приходит на свадьбу в смокинге? Она надеялась, что будет выглядеть, как Бьянка Джаггер, а получилось, что как Мик: сухо и глупо. Мужчины — простые создания, им хочется видеть наши ноги, руки и чуточку декольте, а не строгие линии смогинга (как у Дженнифер Энистон, например).

8. Укороченные комбинезоны

 Обычно они выполнены из плотного денима, а значит скрывают всё то, что в нас так любят мужчины — талию и грудь. «В них женщина похожа на строителя! А кому такая понравится?» — резонно вопрошают они. Агнесс Дейн и Алекса Чанг не стремятся понравиться требовательным мужчинам: полукомбинезоны из денима — их любимцы в гардеробе.

9. Огромные солнечные очки

  «Лучшее, что есть у женщины, это её глаза, — уверен один из опрошенных. — Так зачем же скрывать их?» «Сразу возникает впечатление, что дама прячет синяки под глазами», — замечает другой. А ещё в них совсем неудобно целоваться — это возмущает мужчин больше всего! Виктория Бэкхем, похоже, нечасто целует своего мужа, ведь большие очки — неотъемлемая часть её образа.

 

Текст: Анастасия Марина по материалам Daily Mail