Медовик – друг медведей

История пятая. Из книги «Когда это было».

МДМ МК
Как сейчас помню, был такой случай, который произошёл в Амдерме…

А может и не в Амдерме…

А может и не происходил…

Свое здоровье надо беречь собственными усилиями. Если ты не готов изменить свою жизнь, тебе невозможно помочь.

Гиппократ

Время, даже по меркам полярного дня, было позднее.
И гостиничный люд, раз в трое суток прибывающий в посёлок самолётом Архангельск – Амдерма, уже угомонился и готовился ко сну.
Гостиница была старенькая, одноэтажная, номеров на двадцать. Она являлась своеобразным перевалочным пунктом для офицеров и членов их семей, прилетавших на замену тем, кто уже выслужил свои три года.

По сложившимся правилам, каждый «сменщик» вначале селился в это гостиничное недоразумение. Почему я его так называю, потому, что даже объект типа «М» и «Ж» был общим, с одним входом, но разными кабинками. Не говоря уже об умывальнике. Душ, при большом желании, можно было принять в гостинице у метеорологов. Но это чуть выше по местности, в километре от данного гостиничного комплекса.

Итак, сменщики угомонились и готовились ко сну. Посередине длинного коридора, у входной двери, стоял стол с настольной лампой. Это было место несения службы дежурного администратора или вахтёрши. Сегодня было дежурство тёти Нюры.
Это была колоритная женщина, жена прапорщика, который уже третий раз завоёвывал право остаться в этом заполярном крае. Колоритность тёти Нюры заключалась в том, что это была женщина необъятных форм и с замечательным характером. По-видимому, все толстушки добры от Бога. Прелестью женщины было и то, что она постоянно «шокала», и это выдавало в ней жительницу Украины.
Её любимым занятием было вязание шерстяных носков.
Благодаря этому постоянному творческому процессу, она сумела одеть в свою продукцию “Made Newsha” всю Амдерму. Её изделия c благодарностью
носили от мала до велика. От детишек в яслях до командира авиагарнизона.
Поговаривали, что к ней даже записывались в очередь. И это понятно, ведь зимы в Заполярье – это сезон года, значительно отличающийся от зимы в средней полосе Союза.
Снег выпадает уже в сентябре и ещё в июне лежит горами в районе аэродрома.

Так вот, о чём это я, старый склеротик? Ах, да о тёте Нюре. Сегодня её дежурство, и она, конечно же, занята любимым занятием — вязанием. Голова склонилась на грудь, очки сползли на кончик носа. Такое впечатление, что хранитель спокойного сна постояльцев сама спит. Но это совсем не так. Вот по коридору важно прошествовала кошка Мурка и тётя Нюра удостоила её не только взглядом, но и ласковым словом: «Мурочка, ну шо ты нияк не вгамуешься? Иди себе спать».

И вновь наступила тишина и покой.
Всю эту картину я наблюдал, стоя у двери кабинета «М» и «Ж», ожидая, когда освободиться кабинка.
— А-а-а-а! Помогите!
Неистовый женский голос разорвал тишину уходящей в дрёму гостиницы. Крик доносился из комнаты недалеко от входа, выходящей окнами в сторону моря. Спустя пару секунд, из комнаты выскочила молодая женщина в накинутом на плечи халатике и, увидев тётю Нюру и меня, бросилась к нам.
— Помогите, так кто-то ломиться в окно, — дрожащим от страха голосом молила женщина. В это время коридор стал наполняться постояльцами.

Одни желали помочь, другим просто было интересно, сто случилось?
— Спокойно, только без паники, — взял руководство событиями в свои руки я, и бегом направился к комнате, из которой выбежала молодая особа. В комнате никого не было, только в открытую форточку врывался ночной ветерок и слегка шевелил тюль. Я подошёл к окну, выглянул в форточку, насколько это было возможно, но ничего подозрительного не увидел. Комнату уже начали наполнять любопытствующие постояльцы.

Наряд у всех был оригинальным, босые и в тапках, в брюках и ночных рубашках, в халатах и без оных. Всё понятно. Народ готов оказать первую помощь, а в чём она будет оказываться — это дело десятое.
— Товарищи, всё нормально. Спасибо за быструю реакцию и готовность к помощи. Ничего страшного. Расходимся отдыхать.
Я стал потихоньку выпроваживать народ в коридор.
Тётя Нюра, обняв молодую женщину одной рукой за плечи, другой вытирала её слёзы маленьким носовым платочком и приговаривала:
— Успокойся донечка, всё хорошо. Мы рядом, ты с нами. Зараз в усём разберёмся. Давай рассказывай, шо такое сталось?
— Я уже начала засыпать, когда услышала какой-то шум под окном, – начала свой рассказ женщина. — Серёжа, мой муж, на аэродроме.
Он сказал, что придёт поздно. Вначале я подумала, что это он у окна и встала, чтобы узнать, что он там делает. В это время форточка открылась, и я увидела когтистую лапу. Затем лапа пропала, а в форточке появилось что-то лохматое и белое.
Я испугалась и выскочила в коридор.

У новоявленных амдерминцев, ещё не видевших белых медведей, но уже знающих об этих аборигенах, и о том, что они спокойно разгуливают по посёлку, после рассказа испуганной женщины, глаза округлились и челюсти отвисли. Видимо, многие представили себя на её месте.

— Успокойся, солнышко, шо тут дивного. Ведь в Амдерме медведи гуляют по посёлку, шо в моей родной Жмеринке куры.

А, так то, мабуть, Умка приходил. Его сюды привадили Генка с Жоркой. Воны до тебя жили в ций комнате и часто пидгодовувалы медвежонка то
сгущёнкой, то тушёнкой. Хлопци, вже скоро неделя, як перебрались в общежитие, а вин по привычке всэ шастае.
Да он, мабуть, уже давно утёк, — успокаивала тётя Нюра постоялицу.

— И впрямь, утёк. Вы тётушка Нюра, как всегда, правы!
Докладываю, что проведённая разведка выявила убегающего Умку. Направление отступления – берег Карского моря. Так, что жители нашего пятизвёздочного отеля «Амдермяк», могут спокойно расходиться по своим люксовым номерам для отдыха. Кому не спиться — могут спуститься в ресторан с баром под вывеской «Заполярье». Это недалеко. Семьсот метров на юго-восток. Там сегодня завезли свежее пиво, что является большой редкостью, — не умолкал балагур, вошедший в гостиницу и стоящий в дверях.
— Ладно тебе, Остапушка, не будоражь, народ. Нехай отдыхают, находятся ще по ресторанам, — остановила словоохотливого «разведчика» тётя Нюра.

С первых слов мужчины, мне его голос показался знакомым.
Когда же дежурная назвала его по имени, я чуть не завопил от счастья. Ведь это же Пирожок, он же мой дружок по ШМАСу (школе младших авиационных специалистов).
— Своим глазам не верю, Остапище, ты ли это? – раскинув руки, я ринулся на своего закадычного армейского друга. Это был всё тот же, невысокого роста, но уже не такой полный, как я его помнил по службе в Алуксне, Остап Доля.
(Читатели знают о нём по рассказу «В армии всё правильно!»).
Конечно же, это он, юморист, любимец публики, в лице солдат и офицеров, неугомонный «Пирожок». Хотя на это сладкое и пышное звание он уже не вытягивал.
Я практически полностью обхватил его в объятиях. Не было животика, круглых боков. Да и лицо стало менее округлым.

Видно, нелегко даётся ему офицерская служба.
— Ну, хватит, хватит, а то сам, как медведь, схватил в охапку и не выпускаешь. Дай, хоть взгляну на тебя, — умолял Остап.

В это время жильцы гостиницы стали расходиться по своим номерам-комнатам. Тётя Нюра повела «героиню» ночи отпаивать чаем.
Кузьмич, захватив меня одной рукой за локоть, поволок к себе в комнату. В другой руке он держал кусок хлеба и банку с коричневой смесью внутри.
— Да, погоди ты, дай хоть жену предупрежу. Или лучше пошли к нам. Мы только вчера прилетели. А ты давно уже здесь? – сыпал я на Остапа вопросы. Надо же, как классно, здесь на краю земли, встретить своего друга, с которым не виделись 10 лет.

Пока мы решали, к кому идти, из комнаты вышла моя жена, и, улыбаясь, приблизилась к нам.
— Знакомьтесь. Моя жена – Людмила. А это — мой друг Остап, – представил я их друг другу. Кузьмич галантно приложился губами к руке моей жены, затем выпрямился и, щёлкнув каблуками, представился:- Доля Остап Кузьмич. Самый старший лейтенант истребительной авиации Войск ПВО страны. От роду 28 лет. Не женат. Детей нет.
К суду и следствию не привлекался. Сахара в крови нет. Родственников за границей не имею. Наоборот, я сам за границей полярного круга. Практически всего нет, кроме богатства в лице вас, мои дорогие друзья, Людмила и Олег.
Позвольте поинтересоваться сударыня, а нет ли у вас родной незамужней сестры. Покорённый вашей красотой, при положительном ответе, готов незамедлительно предложить ей руку и сердце.
Остап сел на своего конька, на что я заметил: – Кузьмич, ты ничуть не изменился и всё такой же балабол и сердцеед!
— Куда мне до тебя, парировал он, — У тебя вон жена-красавица, да и дети, наверное, есть. Что, разве я не прав?
— Прав, конечно же. Всё верно. Сын Алёшка уже сны смотрит, так что познакомитесь завтра. Я взглянул на часы. Половина первого ночи.

Затем перевёл взгляд на окна, сквозь которые проникал солнечный свет.
Невероятно!
— Пойдёмте на улицу – я потянул Людмилу с Остапом из гостиницы, чтобы посмотреть на ночное солнце.

Гостиница стояла на пригорке. По одну сторону от неё располагался военный городок, по другую – Карское море.
Именно в сторону моря я и устремился. Картина была необыкновенная. Уходящие к горизонту тучи, сгустились свинцовой темнотой у кромки неба и моря. Над ними диском выглядывало солнце, освещая голубизну неба и золотя гладь моря. Далеко в море плавали белые льды. Красота необыкновенная!

Сегодня 24 июня. 00 часов 35 минут. Белая ночь или полярный день? Вернее солнечная ночь в полярный день. Солнце, не уходя за горизонт, светило нам с севера. Втроём, мы ещё долго стояли, очарованные невиданным ранее зрелищем.

Первым пришёл в себя Остап.
– Ладно, ребята, пошли ко мне. За три года ещё насмотримся.
Я в комнате один, так что никого не потревожим. Я прилетел ещё 19 числа. И поселили меня к Генке и Жоре – авиатехникам. Как раз в ту комнату, из которой выскочила испуганная женщина. Ведь у меня была почти такая же история. Даже подкармливал медведя через форточку кусочками хлеба с мёдом. Если бы не ребята, я бы сам не меньше струхнул в первую ночь. Но через сутки ребята перебрались на постоянное жительство в общежитие для холостяков, — Остап показал рукой в направлении кирпичного здания.
Когда же прибыл Сергей с женой, мне предложили занять одноместную комнату, а ребят поселили в нашу. Как я не догадался предупредить её мужа о визитах Умки.
Зато сейчас знаю, чем порадовать медведя. – Остап показал нам хлеб и банку. – Это мёд. Медведю, хоть он и белый, по душе куски хлеба,
смоченные мёдом. Вот я, как только услышал крик, сразу понял, в чём дело и выскочил на улицу, захватив угощение.
Но опоздал – медведь сам испугался крика и убежал к морю.

Лето — это время замены. Те, кто отслужил здесь свои три года – освобождают квартиры в благоустроенных домах и улетают, как гуси на юг. В их квартиры вселяют тех, кто приехал им на замену. Вы уже видели квартиру, в которой будете жить? — спросил он нас.
— Да, вчера прежние хозяева приглашали нас на просмотр, — ответила Людмила. — Вон в том доме на первом этаже. Нормальная квартира. Туалет с ванной и титаном для нагрева воды. Даже есть газовый баллон с плиткой.

— Ну, так вы просто счастливчики. Газовый баллон для посёлка – это роскошь. В основном все готовят на электроплитках, — внёс разъяснение Остап. – А что-нибудь из мебели есть в квартире?
— Немного, но самое необходимое для проживания: кухонный стол и стол для посуды, диван-кровать, шкаф для одежды, стол и «амдерминка» для сына. Зато в окнах – тройное стекло! — восторгалась описанием супруга.
— Who is it «amderminka»? – сделал удивлённое лицо Остап.
— Ты знаешь, местные умельцы, с учётом недостатка в мебели, научились производить односпальные кровати, которые именуют «амдерминка» — я решил просветить друга. — Конструкция кровати проста до невероятности. Каркас из четырёх досок и резиновые ленты из автомобильных шин, которые крепятся к каркасу. Вот и вся «амдерминка». Для сына вполне приличное место для сна.
— Искренне рад за вас, дорогие мои. А мне предстоит из пятизвёздочного отеля перебраться в трёхэтажную гостиницу для холостяков. Командир обещал, что первая освободившаяся комната для одного человека будет моя. Генка, с Жорой будут держать на контроле процесс освобождения комнат подходящих для меня.
Кстати, очень классные ребята, «двухгодичники», после Харьковского авиационного института. Отслужив обязательные два года на материке, решили остаться в кадрах и попросились в Заполярье. Мои земляки. Рассказали, что в посёлке много представителей славной Украины. Так что будет с кем исполнять хором «Розпрягайтэ, хлопци конэй».

Кузьмич оказался прав.
В дальнейшем, благодаря его активному участию, в гарнизоне сформировался отличный офицерский вокально-инструментальный ансамбль. В дни праздников, в Доме офицеров, не то, что бы присесть, яблоку негде было упасть. (В том числе и по причине их отсутствия) Сюда собирался весь посёлок. Молодые голосистые ребята, всегда на «бис» исполняли украинские лирические песни. Не скрою, я и сам с радостью принимал участие в концертах. Исполнял под гитару «Ой, під вишнею», «Била мене мати», «Їхав козак за Дунай». Особенно любимыми у зрителей
были песни из репертуара «Трио Маренич», которые в те годы были очень популярны в стране.

Однако, как говорят аборигены, ночь, хотя и солнечная, неумолимо спешила на встречу с утром, если его так можно назвать. А гарнизонный распорядок требовал неукоснительного присутствия на построении личного состава в 09.00. Поэтому, несмотря на желание продолжать встречу, все мы пришли к единому мнению – пора отдыхать.

Вечером этого же дня, едва я успел переступить порог гостиницы, как в коридоре меня окликнул Остап.
— Забирай семью, идём ко мне. Спорить бессмысленно. У меня уже всё готово. В комнате Людмила с сыном сидели на кровати. Людмила, раскрыв книжку,
читала сказку, а Алёшка, привалившись к подушке у стены, внимательно слушал.
— Как только принц увидел Золушку на балу, он весь вечер не мог оторвать от неё глаз.
— Привет, заполярцы! Чи всі живі, всі здорові, любі друзі Остапові? – выпалил скороговоркой Кузьмич.
Людмила, улыбаясь, поздоровалась с ним. Сын же, внимательно всматривался в незнакомца.
— Ты, кто? – нахмурившись, глядя на Остапа, спросил малыш.
— Я тот, кто всё знает. Например, тебя зовут Алёша, тебе уже 6 лет, а твою маму зовут — Людмила.
— Тогда, скажи, как называется сказка, которую мне читает мама?
Людмила незаметно для сына, показала Остапу обложку книги.
— Это проще пареной репы! – улыбаясь ответил Кузьмич. – Сказка называется «Золушка».
— Ты, наверное, услышал,- промолвил Алёшка. – Ладно, если ты всё знаешь, тогда скажи, почему, когда принц увидел Золушку на балу, он весь вечер не мог оторвать от неё глаз. Зачем принцу Золушкин глаз?
Мы, все втроём розразились раскатистым хохотом. Внятного ответа ни у кого из нас не было. Поэтому, Кузьмич, протянув руку Алёше, сказал: — Давай познакомимся. Меня зовут Остап. — Держа маленькую ладошку в своей руке, Кузьмич продолжал. — Твой вопрос очень сложный. Таких тяжёлых вопросов мне ещё не задавал никто. Но я обязательно найду на него ответ. Я попрошу помощи у своих друзей, белых медведей. Уж они наверняка знают ответ. Договорились?
Упоминание о белых медведях, смягчило твёрдость сына, и он ответил согласием.
— А сейчас, я приглашаю вас к себе в гости. Мои друзья медведи попросили передать вам всем подарки. – Сделав приглашающий жест, Остап открыл дверь в коридор.

Все дети любят подарки, и Алёшка не был исключением. Быстро соскочив с кровати, Алёшка стремглав бросился к выходу.
В своей комнате Кузьмич вручил малышу коробку шоколадных конфет «Мишка на севере» и игрушечного медвежонка.
Людмиле была преподнесена трёх-литровая банка мёда и белые шерстяные носки. Как, потом оказалось, связанные тётей Нюрой.
Мне был вручен замечательный охотничий нож.

Подарки, для условий Заполярья, были просто королевские.

— Кстати, это у меня гречишный мёд. Он нормализует артериальное давление. Очень полезен при анемии и кровотечениях.
Как только съедите этот мёд, я угощу вас мёдом из акации.
Он даст фору антибиотикам. Помогает сердцу, желудку, снимает воспаления. Эффективен при лечении болезней глаз. Это мёд собранный моим дедом. Он держит небольшую пасеку в селе под Харьковом.
Ну, а сейчас, рассаживайтесь у стола, начнём пир по поводу встречи и знакомства.
Комната, в которой разместился Остап, по площади была меньше нашей, но свободней. У нас всё пространство было заполнено чемоданами и тюками, как на вокзале, в зале ожидания.

У холостяка Кузьмича интерьер выглядел иначе.
Солдатская кровать, застеленная синим одеялом. Стол с напитками и холостяцкой закуской, два стула. Шкаф, на котором красовался большой чемодан. И небольшой холодильник, вызвавший живой интерес Алёшки. Другой мебели и примет, говорящих о недавнем прибытии, заметно не
было.
— Дядя Остап, а где у тебя живут мишки? — спросил Алёшка, открыв дверцу холодильника. – А что они кушают? Ребёнку хотелось побольше узнать о белах медведях и их кулинарных запросах.

— Алёша, я тебе завтра всё о них расскажу, а сейчас прошу всех к столу.
Придвинув стол к кровати, мы дополнили ассортимент на столе принесеннями с собой напитками и снедью. Красочно смотрелась принесённая бутылка настойки «Спотыкач». Ещё до прилёта в Амдерму, находясь в отпуске в Киеве, я запасся несколькими бутылками этого вкусного напитка. Он мне нравился, как никакой другой.

— О, наслышан, наслышан о «Спотыкаче», хотя сам ни разу не пробовал, — высказался Остап.
— Ну, вот сегодня и попробуешь, — улыбнулся я.
— Тогда я вам налью свой фирменный напиток – «Массандра на меду», — открыв дверцу шкафа, Остап извлёк оттуда бутылку невиданной формы с ручкой, и поставил её рядом с другими на столе.
— «Медовуха», что ли? – поинтересовался я.
— Ну… не пробовал мёд в ухо, сквозь уста лью прямо в брюхо! – срифмовал Кузьмич. – Это мой фирменный авианапиток. Особенно, если на дедовом медке из акации. Так что отведайте «Медовой массандры», уверен, вам понравится.

Если вы, уважаемый читатель, немного далеки от авиации, то позвольте, дать несколько пояснений относительно «массандры».
Ассоциации, связанные с крымским вином, сразу отвергаем.
Хотя, оба вещества находяться в жидком состоянии и имеют крепость в градусах. Крымская ординарная жидкость значительно уступает авиационной по своей крепости. Однако орденов и медалей в авиационной масандре обмыто не одну тысячу!
«Массандра авиационная» — это спирто-водяная смесь, применяемая в авиации для технических нужд. Столь же успешно, на протяжении многих
десятилетий, она применяется, как внутреннее средство для поднятия жизненного тонуса у лётно-технического состава.
В зависимости от дислокации авиагарнизонов, «массандра авиационная» может изменяться по виду и вкусу. Всё зависит от компонентов, добавляемых в естественную среду.

Так, например, на севере, массово применяют в виде добавок клюкву, малину, бруснику. В Заполярье – кофе и чай. На юге популярны фруктовые компоненты – абрикосы, виноград, персики.
В центральной полосе широко используются сливы, вишни, яблоки. А уж специалистов по приготовлению – в каждом авиагарнизоне не по одному десятку.
— Ну, что ж, дружище, на пирожок, коим был в ШМАСе, ты вовсе уже не похож. Да и не солидно так величать офицера. На службе, ты для меня ДОК. Это абревиатура твоих фамилии, имени и отчества.
В же нашей дружной компании, ты – Медовуха! – подвёл я итог.
— Подождите, не спешите! Разве может мужчина, да ещё и офицер бать Медовухой, – вмешалась в мои философские размышления жена. – Он что – женщина?
— Да, пожалуй ты права, — согласился я. – Значит быть ему Медовиком!
— Тогда тебе, Ильич быть Спотыкачём, — внёс своё предложение Кузьмич.
— Одобрямс, одобрямс. За это, давайте выпьем и «Медовухи» и «Спотыкача».
Забрякали чайные чашки с «Медовухой», затем со «Спотыкачём».
Закусив, я спросил: — Остап, а как ты оказался в Амдерме?
— О, это интересная история!

Буквально через неделю после назначения на должность заместителя командира авиаэскадрильи по инженерно-авиационной службе, меня направили в командировку на завод.
Нужно было получить новый авиадвигатель для самолёта нашего полка. С этой целью командующий выделил транспортный борт.

Экипаж самолета насчитывал пять мужиков. В обязанности борттехника входило занести в самолет пеpед взлетом пять паpашютов для экипажа и плюс один для меня. Тащить паpашюты было достаточно далеко, а борттехник, надо сказать, был уже не мальчик. Сделав несколько pейсов, за паpашютами экипажа, он устал поpядком, и за шестым идти поленился.
А если пpыгать пpидётся, тогда что? – спpашивает командир экипажа.
— Hу, я уже стаpый. Это вам, молодым, жить да жить. Я, так и быть, останусь — ответствовал борттехник. Затем повалился на сложенные в кучу паpашюты, и кpепко уснул.
Тем вpеменем, самолет пpилетел куда положено и благополучно сел. Борттехник все еще кpепко спал. Одному шутнику и пpишла в голову идея подшутить над ним. Все с кpиками «Сpочно покидаем самолет!!!» оттолкнули борттехника, бpосились надевать паpашюты и пpыгать в откpытый люк.

За боpтом ночь, ни хpена не видно, двигатели pевут (выключать их, понятно не стали). Коpоче, остался один паpашют, и стоят над ним командиp и борттехник.
Hу, что ж, ты сам говоpил… Пpощай! — гоpько сказал командир и взялся за паpашют.
В ответ он неожиданно получил сильный удаp в лоб подвеpнувшейся борттехнику под pуку железякой и упал без сознания. В следующее мгновение, борттехник надел паpашют, и, шиpоко pаскинув pуки, плашмя, как учили, выбpосился с двухметpовой высоты на асфальт аэpодpома.
Итог: у командира экипажа — сотpясение мозга, у борттехника -пеpелом носа и рёбер, множественные ушибы. Hе служить ему больше в авиации. Не обошлось и без оргвыводов. А тот, кому пришла в голову идея шутки – это я…

— Да, но ведь сюда, можно попасть только по согласию, написав рапорт, с просьбой о замене, — после долгого молчания задал я вопрос. – Или тебя не спрашивали? Выбора не было?
— Выбор всегда есть. И у меня он тоже был. Вторым вариантом был аэродром Эмба, в Казахстане, в степи. Ты, наверное, о нём слышал. Здесь, хоть год за два и двойной оклад. Хорошо ещё, что не разжаловали до лейтенанта. Хотя могли. Видно пожалели. Ведь всего два месяца, как обмыли назначение на должность. Ну, да ладно.
Что не делается, всё к лучшему! Так говорила моя бабушка и она, оказывается, была права. Ведь, мы снова вместе!

Забрякали чайные чашки с «Медовухой», затем со «Спотыкачём», следом с пятизвёздочным «Араратом».
Пробки из шампанского вылетали словно ядра из пушек. Полусладкое «Советское шампанское» было любимым напитков у всех нас троих.

Далеко за полночь, когда мы собрались в свои апартаменты, Алёшка, измазанный шоколадными конфетами, обняв игрушечного мишку, крепко спал.
Провожая нас по коридору, Остап случайно споткнулся о кошку Мурку, сидящую возле столика дежурной. Кошка, дико заорав, умчалась в сторону выхода из гостиницы.

— У… забодай тебя комар, кошка Мурка! – вырвалось у Кузьмича.
Тётя Нюра осуждающе покачала головой.
— Извините, друзья! – попросил прощения Остап.
— Тёть Нюр, вот вы можете сказать мне, кто такой настоящий джентльмен? Не знаете? Это тот, кто кошку всегда называет кошкой, даже если он об нее споткнулся и упал. А я её назвал Муркой! Вот так-то. Тёть Нюр, не обижайтесь. Хотите я вам анекдот расскажу. Сегодня услышал, вернее вчера. Генка с Жоркой просветили. Встречаются два ненца.
— Слушал «Битлз», не понравилось, однако. Картавят, фальшивят, что только в них находят?
— А где ты их слушал?
— Однако, мне жена напела.

Тётя Нюра заулыбалась, значит, мы были прощены. Извинившись за шум, мы разошлись по своим комнатам спать.
Благо дело, что наступила субота – парково-хозяйственный и банно-стаканный день в авиационных гарнизонах.

Часов в 10 утра, к нам в комнату постучали. В приоткрывшуюся дверь заглянула голова Остапа.
— Ну, что, соколики, как ваши головушки? Лечиться будем?
— Из-за спины показалась рука с двумя бутылками пива.- Архангельское. Вчера в ресторане взял.

Пока мы наслаждались пивом, Кузьмич рассказал несколько рецептов своей бабушки, как раз для ситуаций подобной нашей.

Рассказываю о рецептах Остаповой бабушки. Но пусть лучше они вам не пригодятся!

От головной боли

* Во время еды 3-4 раза в день (или хотя бы 1-2 раза) съедать чайную ложку меда и чайную ложку яблочного уксуса (если позволяет кислотность желудка).

* Разомните руку в V-образной области, где встречаются косточки указательного и большого пальцев. Осторожно, на протяжении 5-7 минут, нажимайте большим пальцем противоположной руки на эту точку.

* Концентрация на предмете
Выберите предмет, который символизирует для вас что-нибудь приятное. Это может быть свеча, ваза, красивый камень, дерево, цветок, картина – все что угодно.

Ну, что усвоили? Спасибо Остаповой бабушке, и ему самому, поведавшему нам о народных рецептах!

Вот так состоялась наша вторая, уже офицерская встреча, с Остапом, на которой он стал Медовиком, а я Спотыкачём.
Но об этом – никому! Это только между нами!

Будьте здоровы»!

Макар Кофеин

Амдерма.
Июнь,1982 год

Списали штурмана с летной работы

Списали штурмана с летной работы. Поехал к жене на родину, в деревню.Жена просит председателя колхоза взять мужа на работу, председатель испрашивает штурмана:- Что делать умеешь?- Карты читаю, трассы прокладываю, считаю хорошо.- Карты у нас только игральные, трасса одна до райцентра, а вот счетовод нужен. Видишь стадо коров в поле, сосчитай. Штурман посмотрел на стадо, достал НЛ-10(НЛ-10 — эт калькулятор), пошуровал и говорит:- 54.Проверили, все верно.- А вон на горизонте большое стадо коров, сколько? Штурман глянул на стадо, взял НЛ-10, пошуровал и говорит:- 327.Проверили, опять все верно. Закусило колхозников, согнали всех своих коров, считай, говорят. Штурман взглянул, взял НЛ-10, пошуровал туды-сюды и говорит:- 1243.Два дня перепроверяли, сбивались три раза, но оказалось все правильно.Председатель:- Беру тебя на работу, но расскажи, как это у тебя получается?- Да ничего сложного, считаю количество сосков, делю на четыре и беру поправку на яйца.

Из истории Аэрофлота

Эта история приключилась во времена, когда наш АЭРОФЛОТ был поделен между авиакомпаниями бывших союзных республик. Причем у этих компаний не было средств ни на ремонт, ни на поддержку самолетов в более-менее приличном виде.
Мой тогдашний жених возвращался из Узбекистана в Москву. Он позвонил мне и сообщил, что его самолет вылетает около 6 вечера. Толпа встречающих ожидала путешественников возле выхода в Домодедово. Самолет задержался на 5 часов. Когда пассажиры самолета начали вываливаться из дверей, все почуяли что-то необычное в выражении их лиц.
Мой жених вышел, вместо того, чтобы обнять, уставился безумными глазами и, ухватив меня за руку, потянул за собой в ближайший кабак. После пары рюмок он очухался и поведал такую историю.
Они уселись в ТУ-154 авиакомпании ХАВОЙ ЮЛАРИ, пристегнули ремни, тягач потянул самолет на взлетную полосу. Разогнавшись, он неожиданно подозрительно затарахтел и постепенно остановился. По салону забегали техники и пилоты. Так самолет простоял на взлетной полосе около часа. Затем его оттащили обратно. Когда один из пилотов проходил мимо и его спросили в чем же дело, он возбужденно ответил, что эта колымага никуда лететь вообще не может, потому что она была построена в 1967 году и с тех пор ни разу не ремонтировалась.
Если бы она даже и взлетела, то не приземлилась бы ни за что — шасси драные, движок старый, обшивка хлопает и т.д.

Когда пассажиров выводили из самолета, мой друг обратил внимание на то, что летательный аппарат и вправду был потрепан, даже серийный номер стерт, зато надпись ХАВОЙ ЮЛАРИ латинскими буквами была неестественно свежа. В общем, пересадили их на другой самолет… почти такой же, но с другим экипажем. Когда пассажиры садились в кресла, некоторые из них изумленно вскрикивали, так как под чехлом, вместо сидения была только металлическая труба. Они просидели в самолете уже около часа, когда выяснилось, что у самолета неисправны шасси. Их снова вывели и отправили в здание аэровокзала, сообщив, что пригонят аппарат из Ростова .Прошло еще несколько часов. Наконец, бодрым голосом была объявлена посадка на прибывший из Ростова самолет. Пассажиры расселись, и самолет взлетел.
На промежуточной посадке где-то через 2,5 часа пассажиры отправились в ресторан, а при возвращении обратно, вдруг кто-то из них завопил: «Смотрите! Это тот же самый самолет!». В ужасе народ уставился на задрипанный летательный аппарат , со стертым серийным номером и сияющими буквами. Но не желая в это верить, они решили, что в ХАВОЙ ЮЛАРИ все самолеты одинаковые.
Но, войдя в самолет мой жених заметил за шторой с любопытством разглядывающего публику того самого пилота, который сказал, что эта колымага летать не будет. Он был в шоке, но деваться-то некуда. Просто сидел и трясся. Подлетев к Москве, аппарат начал нарезать круги. Кто-то из членов экипажа прошел в салон, открыл какие-то панели в полу, влез туда и начал в чем-то ковыряться и грохотать. Выбравшись оттуда, он радостно объявил: «Спокойно, все приедем» и, напевая узбекскую песенку потопал обратно. Народ был почти без сознания, так что когда сели, еще долго не мог поверить в счастливый исход. Естественно, все рванули к аэропорту и, не забирая багаж, первым дело поскакали снимать стресс…

Анастасия Бровко

Шнобелевскую премию вручили за 888 детей

В США прошла церемония вручения шутливого аналога Нобелевской премии – Шнобелевская премия.
В Гарвардском университете завершилась церемония вручения Шнобелевской премии за 2015 год. Не смотря на то, что премия присуждается за самые смешные и необычные исследования, ученые во всем мире считают ее достаточно почетной. При этом, достижения научных деятелей, которые заставляют не только смеяться, но и задуматься, всегда получают пристальное внимание СМИ.
На юбилейной 25 церемонии, учреждений в 1991 году юмористическим журналом «Анналы невероятных исследований», присутствовали обладатели Нобелевских премий. Они и вручили своим коллегам аналоги главной научной награды в нескольких категориях.
Из списка победителей, приведенного на официальном сайте премии, можно узнать, за какие научные достижения получили награды их авторы.
Так, например, в этом году премию по математике присудили австрийским исследователям Элизабет Оберцаухер и Карлу Грамме, подсчитавшим, что марокканский султан Исмаил должен был заниматься сексом ежедневно в течение 32 лет, чтобы зачать 888 детей (такое количество указывается в Книге рекордов Гиннесса).
При этом, согласно легендам и историческим документам 17−18 веков, любвеобильный султан оставил от четырех жен и более 500 наложниц 1171 ребенка.
Согласно исследованию ученых, умершему в возрасте 82 лет султану было необходимо заниматься сексом в среднем минимум раз в день для того, чтобы за 32 года (период, в течение которого султан был способен к зачатию детей) стать отцом такого количества детей. При этом, ему были бы необходимы от 65 до 110 женщин.
В свою очередь, Шнобелевскую премию по химии получили ученые из Университета Западной Австралии за технологию по превращению вареных яиц обратно в сырые.
В области физики победили представители США и Тайваня. В своей научной работе они посчитали, что средняя длительность мочеиспускания у млекопитающих составляет 21 секунду, что позволит диагностировать в дальнейшем проблемы с мочеиспусканием у животных.
Чилийским ученым присуждена премия по биологии за убедительное доказательство эволюции птиц от пернатых динозавров. Для этого они прикрепили к курицам искусственные хвосты, чтобы сделать их походку похожей на походку динозавров.
В области диагностической медицины победили ученые одного из британских университетов. Они предложили для диагностики аппендицита катать пациента по «лежачим полицейским». Медики устонаовили, что в 99% случаях больные жалуются на усиление боли при переезде через искусственные неровности.
Кроме того, премию по медицине вручили исследователям, выяснившим, что поцелуи уменьшают риск возникновения аллергии.
Ученые из США создали индекс боли от пчелиного укуса. Житель Нью-Йорка Майкл Смит, установивший на собственном примере, в какой части тела укусы пчел самые болезненные, стал лауреатом в области физиологии. Пчелы жалили его в затылок, среднюю часть ноги, плечо, пенис и ноздрю. Согласно проведенному им эксперименту удалось установить, что самыми чувствительными к укусам оказались ноздри, верхняя губа и половой орган.
Шнобелевскую премию по литературе получили лингвисты, рассказавшие, что как минимум в десяти различных языках, не находящихся в языковом родстве, используется слова «а?» для того, чтобы переспросить собеседника.
Премия по экономике досталась полиции Банкока, предложившей платить более высокие зарплаты сотрудникам в случае их отказа от взяток.
Премию вручили и в других номинациях. Все победители получили денежный приз в 10 триллионов зимбабвийских долларов — денежной единицы, которая прекратила свое существование в 2009 году.

http://www.ridus.ru/

Дело было в начале 90-х.

В нашем авиационном полку служил техник самолета М. и механик К.. Как ранее было уже рассказано в связи с недоверием к солдатам по вопросам охраны самолетов офицеры и прапорщики выполняли эти функции, заступая на сутки дежурными по стоянке подразделения (ДСП). В наряд ходили по двое, вооружение — пистолеты, хотя вначале давали АКМ, но в связи с тем, что на аэродром зачастую добирались на своем транспорте, этот вид вооружения запретили (представьте — едет такой прапор по близлежащему селу, через которое вела дорога на аэродром, на мопеде, а за спиной у него автомат).

 Итак, наши авиаторы в один из вечеров заступили охранять стоянку эскадрильи. Так как, естественно, на стоянке был спирт, а М. и К. никогда не были замечены в обществе трезвенников, то начало дежурства явно удалось. Дело было зимой, топящаяся буржуйка согревала наших дежурных довольно таки неплохо. Разомлев от тепла и принятого на грудь химического соединения М. заснул, а К. пошел проверить самолеты (служба есть служба). Пока К. осматривал матчасть и любовался зимним ночным небом, М. проснулся от кошмарного сновидения. Ему приснилось, что на стоянку напали враги (террористов тогда еще не было). Очнувшись от сна, М. понял, что в домике отсутствует его напарник. Он выбежал на улицу и попытался отыскать К.. Освещение было не очень, да и состояние у М. было отнюдь не трезвое.

 Оглядевшись, он увидел какую-то фигуру под одним из самолетов (это был К., который проверял печати на лючках доступа к спирто-водяной смеси). В связи с невозможностью навести резкость М. не узнал своего напарника и заподозрил, что это кто-то из посторонних хочет полакомиться масандрой. Тогда он крикнул «Стой! Кто идет». На этот крик К., ответил «Чего кричишь, это я», но М. этого не услышал и, решив, что произошло несанкционированное проникновение на пост, закричал «Стой! Стрелять буду!». На это К. ответил «Пошел ты на ….!». Но М. на это уже не обращал внимания. Достав из кобуры пистолет, он выстрелил в сторону К.. Тот, поняв, что его жизнь беспричинно может внезапно оборваться из-за какого-то мудака, залег в сугробе под самолетом и тоже выстрелил в сторону М.. Почуяв, что дело пахнет керосином, и, решив, что на стоянку напала банда, М. расстрелял всю обойму в сторону предполагаемого противника. К. не отставал и тоже стал стрелять в сторону М., объяснив нам это потом очень просто «А чего этот дурак в меня стрелял?».

 Когда патроны закончились, он отбросил пистолет в сторону и с криками «МАМА!» побежал к домику дежурных сил, благо он располагался недалеко. Ворвавшись в домик, М. поднял всех на ноги (дело было ночью), объяснив, что на стоянку напали, К. убили, а сам М. долго отстреливался и чудом уцелел. Схватив автоматы из караула, технари и летчики на АПА поехали на стоянку, где их встретил живой и невредимый К.. Когда все выяснилось, долго ржали, а приехавшая утром на БД смена долго не могла поверить этому, но М. и К. все это подтвердили. Закончилось все хорошо, только пришлось латать плоскость на одном из самолетов, т.к. ее продырявили пулей при перестрелке.

 

Историю рассказал Виктор Батон

 

Где я вам найду гитару!

      1985 год, перегоняем шестёрку Су-17М из Борзи в Барановичи. Особенность этого самолёта в том, что в систему кондиционирования воздуха в кабине заливается смесь воды и спирта. Естественно, летом туда заливали только воду, а по документам и спирт тоже, который потом употреблялся. По положению о перегонках истребителей- бомбардировщиков составом больше пары, выделялся борт сопровождения Ан-12 с техническим составом и запасным лётчиком на борту.

     Сама перегонка выглядела так: шестёркой садимся на промежуточном аэродроме, за нами садится борт сопровождения, техники подготавливают «Сухие» к вылету, мы взлетаем, Ан-12 за нами и так далее. А запасной лётчик официально нужен для замены в случае болезни одного из перегонщиков, а неофициально – для получения и дележа вышеупомянутого спирта. Естественно, делать этому лётчику нечего, кроме как на очередном аэродроме принести нам пустые канистры и отнести полные в Ан-12. Ему скучно и он потихонечку начинает дегустировать полученный спирт.

      Садимся в Кустанае, ждём, когда сядет борт сопровождения, чтобы взять у Юрки (так звали запасного лётчика) канистры.

      И вот картина: заруливает Ан-12, открывается рампа, выходит Юрка и на вопрос: «Юра! Где тара?», он, удивленно оглядываясь, отвечает:

     — Мужики, ну где я вам здесь гитару найду?

 

Михаил Огерь

Кручу, верчу, победить хочу!

Гроссмейстер Гада Гадский отвечает на вопросы спортивного обозревателя

Владимира Тырыпырина.

— —Шахматы

Владимир Тырыпырин: Говорят, что у шахматистов мозги находятся в постоянном напряжении. Как вы, шахматисты, поддерживаете столь высокую работоспособность?

— —

Гада Гадский: Главное — это режим и питание. Подъем в двенадцать часов утра, пробежка в конец коридора, легкий завтрак — и сразу к доске: гладить брюки и рубашку. Потом обед, а в шестнадцать часов — в тренажерный зал, там у меня и фигуры большие стоят, двухпудовые, и часы со специальной усиленной пружиной — словом, даю нагрузку всем группам мышц. Так что во время матча мне играть легко.

— —

Владим. Тырыпыр.: Hу да, ведь фишки по столу двигать еще никто не надорвался.

— —

Г. Г.: Конечно! Работа не пыльная…

— —

Влад. Тырып.: Да, но ведь у вашего соперника тоже банки будь здоров…

— —

Г. Г.: Банки — оно конечно… Он, к тому же, еще и левша. Мне немалых трудов стоило приспособиться к его левосторонней посадке. Hо я вечером сгонял партейку-другую с зеркалом — и все нормально, приспособился. А если оценивать Онана как шахматиста — так он же ферзевый гамбит от защиты Hимцовича отличить не может!.. А если ему очки разбить, то он и пешку от офицера не отличит!

— —

Вл. Тыр.: А почему же он тогда обыграл вас вчера, позавчера и позапозавчера, и …

— —

Г. Г.: Исключительно благодаря жульничеству! Он мне, например, шах ставит и говорит: «Мат!» Я сколько раз покупался!.. А вчера он прилепил к доске на жвачку мою ладью, так что я до 22 хода не мог рокировку сделать! Или экстрасенсов насадит полный зал, и они все на меня таращатся.

— —

Уверяю вас, он ни перед чем ни остановится. Знаете, что он удумал?

Выпивает перед партией бутылку водки и сидит, на меня перегаром дышит, чтобы мне завидно было… Фигню всякую молотит, ни одного слова не поймешь! Да еще и бегает за кулисы, обмывает каждую срубленную фигуру!

— —

Hо больше всего меня раздражает, когда он во время игры начинает мне советы давать, как лучше ходить!

— —

В. Т.: А у вас есть какие-нибудь свои «маленькие хитрости»?

— —

Гад. Гад.: Есть, конечно… Hу вот, самая простая. Вы помните, на нашем матче в Маниле я сделал ход и пошел за кулисы — а когда вставал, задел столик, и вся позиция слетела на пол?.. Вот, это была домашняя заготовка.

— —

В. Т.: Hу в этот-то раз он вам, наверное, отомстит как-нибудь…

— —

Гада Гадск.: Так уже начал! Сегодня после партии я пожал ему руку, а он мне нет! Если так пойдет и дальше, то на следующей нашей встрече я вообще ему руки не подам. Hогу подам, если это его устроит, или пусть ботинок мой целует! Hо дальше так продолжаться не может!..

— —

Анна Лжедмитриева беседует с Вшивонатаном Онаном.

— —

А. Л.: Скажите, уважаемый Вшивонатан Онан, где у вас имя, а где фамилия?

— —

Вш. Он.: У нас такого понятия нет. Так меня назвали родители. Hа языке хинди эти два слова означают: «Только Что Родившийся Мальчик Запятая Который Уже Обыграл В Шахматы Своего Отца Тире Вшивонатана Онана».

— —

А. Л.: Скажите, Вшивонатан Вшивонатанович, каким цветом вы больше всего любите играть?

— —

Вш. Он.: Дело в том, что я дальтоник. Так что мне безразлично — хоть красными, хоть зелеными!.. Хоть белыми, ха-ха!

— —

А. Л.: А чем вы увлекаетесь помимо шахмат?

— —

Вш. Он.: Резьбой по дереву.

— —

А. Л.: Как интересно!

— —

Вш. Он.: Hу, вы же понимаете, что нельзя все двадцать четыре часа в сутки думать о шахматах… Вот я и вырезаю по дереву. Фигуры шахматные вырезаю, доски раскрашиваю. У меня на кухне около сотни таких досок клетчатых…

— —

А. Л.: А вы подготовили для этого матча какую-нибудь заготовку, в смысле, новинку? Hе бойтесь, я никому не скажу.

— —

Вш. Он.: Мы с тренером приготовили моему сопернику Гаде сюрприз — разработали новый способ расставлять фигуры перед игрой. Эта новинка еще до начала партии дает мне проходную пешку.

— —

А. Л.: А теперь, по традиции, расскажите что-нибудь плохое о вашем сопернике!

— —

Вш. Он.: К сожалению, ничего плохого о гроссмейстере Гадском я сказать не могу, кроме того, что он шулер! Во время партии сидит-сидит, да как начнет обеими руками фигуры переставлять, а сам приговаривает:

«Кручу-верчу, победить хочу!»

— —

А. Л.: Hу, а в обычной жизни какой он, ваш соперник? Скрытный или, скажем, откровенный?

— —

Вш. Он.: Этот-то? Этот откровенный. Это сейчас мы живем в разных отелях. А ведь на многих турнирах приходится жить с ним в одной гостинице, даже в одном номере, так вот, он никогда не упустит случая пнуть в коридоре и убежать.

А в начале матча?! Руку мне жмет, улыбается, а сам шепчет: «Ты труп!» или «Сегодня я тебя порву!» А со мной так нельзя, со мной надо бережно. Еще в детстве я получил травму — растянул ухо во время дня рождения. С тех пор эта травма каждый год дает о себе знать. Так он мне напоминает о ней постоянно. Вот и вчера, когда партию откладывали, он вместо секретного хода записал: «Онан — в ухе банан!»

— —

А. Л.: А не хотели бы вы с ним встретиться, к примеру, на боксерском ринге?

— —

Вш. Он.: Конечно, хотел бы! Я бы прошел мимо и не заметил!

— —

 «Красная бурда»

 

Правила Б.Брэда работы с бортовым компьютером (FMS)

 Первое правило Б.Брэда работы с бортовым компьютером 

Ты умнее компьютера

Второе правило Б.Брэда работы с бортовым компьютером

Компьютер считает лучше тебя

Третье правило Б.Брэда работы с бортовым компьютером

Компьютер ошибается реже тебя Вывод из правил Б.Брэда работы с бортовым компьютером

Если к тебе относится первое правило, то ты чаще пользуешься вторым и третьим правилом. Принцип взаимодействия «Человек-компьютер» От дурака защиту сделать можно. От умного защиты не бывает.

Следствие: Тем хуже для умного. FBW (ЭДУ) Если на всех предыдущих самолетах устанавливался бортовой компьютер, то FBW предполагает присоединение к компьютеру необходимых элементов самолета.

Бортовой компьютер

Как хорошо, что компьютер не способен на эмоции, иначе бы мы узнали о себе сто-о-олько интересного.

Именно несовершенство мозга человека есть самое большое его приемущество над компьютером.

Существует много способов безопасной перезагрузки компьютера и только один небезопасный, именно он чаще всего и используется.

Чем совершеннее компьютер, тем сложнее на нем перемножить два однозначных числа.

Военный переводчик

Обсуждение историй про военных переводчиков и особенности синхронного перевода на разные дикие языки навеяло мне одну байку, рассказанную лет двадцать назад одним моим знакомым. Он, как выпускник ВКИИЯ, получив лейтенантские погоны, поехал в Алжир служить тем самым военным переводчиком. С французским языком.

 

Однажды проходил какой-то очень важный прием, на котором присутствовали наши, алжирцы и французы. Возможно, что были и другие братья по оружию, но это не важно. Важно то, что наш герой был приставлен к некоему нашему авиационному генералу, дабы ему всю эту вражью речь переводить на русский, а генеральский бред, соответственно, на французский.

Сначала генерал был довольно вменяем, говорил много, переводчик успешно переводил. Потом лампасник милостиво отпустил лейтенанта поесть-попить, попутно заметив, что говорить он боле не намерен, а намерен принять на грудь. Чем наш герой и воспользовался, успев употребить немало вкусных спиртных напитков.

И вот когда приятное алкогольное тепло уже изрядно распространилось по телу, лейтенант обнаружил своего генерала, требующего переводчика к себе. Дабы совместно произнести тост. Это был кошмар, ибо генерал говорить внятно уже не мог, да и переводчик внятно переводить тоже. «А ведь вы#б#т-то меня — пронеслось в голове, — скажут, что не справился!»

Решение в отравленном алкоголем мозгу появилось неожиданное, но верное. Точнее, это был заранее спланированный экспромт, подготовленный еще в институте. Там будущих переводчиков кто-то умный заставлял наизусть заучить несколько длинных хороших тостов на вражьем языке, причем заучить до автоматического состояния. Мол, пригодится, когда попадете в «ситуацию».

И вот, генерал несет пургу, русские благопристойно молчат, а переводчик, слегка покачиваясь, вдохновенно на языке Мольера и Руссо на полном автопилоте произносит упоительно красивый тост, прерываемый иногда вежливыми аплодисментами франкоговорящей аудитории.

Наконец, тост закончился, переводчик сорвал шквал оваций, и, уходя в алкогольную нирвану, запомнил почему-то ошалевшие глаза алжирцев и гогочущие рожи французов.

Объяснение феномена случилось наутро, когда кто-то из знакомых французов пересказал ему вчерашнее выступление. «Тост был прекрасный, monchere, но какого такого пуркуа ты постоянно обращался к аудитории «Дорогие вьетнамские друзья!»?»

 

B. Кравчук

К вопросу о вертолетах

 

 С 84 по 85 год наш полк был в Афганистане. Истребители получали своё задание на работу в определенном  квадрате, обрабатывали его и уходили на аэродром. Наземную обстановку в квадратах контролировали вертушки.

 

Вертушки вызывали у капитана Васильева живейший интерес и симпатию, и однажды, уже перед самой отправкой в Союз, потолковав с ребятами из соседнего вертолетного полка, он  отправился с ними на патрульный вылет в качестве экскурсанта.

 

В задачу входило обнаружение караванов в заданном квадрате. При обнаружении оных предписывалось запросить оперативного дежурного, тот делал запрос в штаб ВВС, штаб связывался со штабом афганцев в Кабуле на предмет выяснения, наш это караван или нет, и, если нет, обратно по цепочке летело разрешение на уничтожение. Обычно за это время караван успевал расползтись по щелям и попрятаться.  Поэтому летчики выработали свой стиль ведения боя. В соответствии с негласными, но от этого не менее общепринятыми правилами полагалась для начала караван грохнуть, а потом, собственно, и выполнять необходимые формальности.

 

Так  поступили и на этот раз, обнаруженный караван — грохнули, после чего вертолет с кап. Васильевым на борту приземлился, и экипаж отправился на поиски трофеев.

 

Дальше обычно рассказ шёл от имени Васильева.

 Вспорол мешок ножом, а там деньги — целый мешок денег афганских.

 Ну, взвалил я его на плечи, припёр на борт… в полку втихаря с пилотами поделили — в модуль пробрался, шмотки из чемоданов повыбрасывал, деньги положил… как раз два чемодана набралось.

 Положил их под диван, всю ночь не спал — лежу думаю где дом трехэтажный покупать: на берегу, понимаешь, Чёрного моря или в средней полосе России, среди берёзок…

 

Утром через окно вижу — идут по аэродрому две фуражки: одна нашему особисту принадлежит, другая следователю из прокуратуры военной.

 Заходят они ко мне в модуль. Ну, молча под диван показываю. Они так же молча чемоданы забирают и уходят…

 А мне вызов к командиру.

 Тот в истерике.

 

В общем, награждение к ордену завернули, очередного звания не дали… нет ребята, не люблю я вертолеты!!!

 

Вадим Шутиков