«Соколы» Порошенко спешат на войну с Россией

ВСУ лихорадочно готовят свою военную инфраструктуру к схватке с Москвой уже в ближайшие годы

Достаточно тревожные и многозначительные новости приходят в последнее время о некоторых деталях явно активизировавшейся учебно-боевой деятельности Воздушных сил Вооруженных сил Украины (аналога наших Воздушно-Космических сил). В ближайшее время боевая авиация Украины рассчитывает начать полеты со взлетно-посадочной полосы международного аэропорта Винницы. Министр обороны этой страны Степан Полторак, городской голова Сергей Моргунов и председатель Винницкой областной государственной администрации Валерий Коровий подписали по этому поводу трехсторонний меморандум. А месяц назад по решению кабинета министров страны от 15 ноября № 811-р 204-я Севастопольская бригада тактической авиации им. Маршала Покрышкина, та самая, что после воссоединения Крыма с Россией вынуждена была поспешно покинуть уплывший от Украины полуостров, начала передислокацию с аэродрома Мартыновка (Николаевская область) на крайний запад республики — на Волынь, под Луцк.
Прежде, чем попытаться понять, каким образом мотивированы, как связаны между собой и чем продиктованы эти шаги украинского политического и военного руководства, примем во внимание и еще несколько фактов из того же логического ряда. Продолжается или уже завершено экстренно развернутое в 2014 году восстановление многих заброшенных советских авиабаз на Украине. Энергичней всего — по периметру границ с Крымом.
Речь идет об уже упомянутом аэродроме Мартыновка под Николаевом, на котором до недавних пор «сидели» истребители МиГ-29 и учебно-боевые самолеты Л-39 «Альбатрос» 204-й бригады тактической авиации. До 2001 года здесь базировался давно расформированный прежде советский, а затем украинский 642-й истребительный авиаполк. Полтора десятилетия по заросшими густой травой бетонным плитам взлетно-посадочной полосы Мартыновки гуляли только редкие мародеры из обнищавших местных жителей, да студеные причерноморские ветры.
Все изменилось лишь в 2014 году, после начала грозных событий в Донбассе и в Крыму. В Киеве решено было как можно скорее вернуть военному ведомству не только Мартыновку, но и тоже стоявшие в разрухе в Одесской области бывшие советские авиабазы в Буялыке (до 2003 года там базировались разведывательные Су-24МР 511-го разведывательного авиаполка ВВС Украины) и в Червоноглинском (до 1998 года — пристанище давно канувшего в Лету 737-го истребительного авиаполка этой страны).
Летом прошлого года заработала военная авиационная комендатура на закрытом было в 2004 году аэродроме Канатово в Кировоградской области. Вернули к жизни и аэродром в Краматорске. Причем, за два года сюда вгрохали очень большие деньги. Было полностью сменено покрытие взлетно-посадочной полосы и рулежных дорожек, установлено новое аэронавигационное оборудование как отечественного, так и зарубежного производства.
Как теперь понятно, титаническими усилиями и немалыми финансовыми затратами возвращен к жизни военный аэродром в Луцке. Некоторые комментаторы в Киеве осуществленное месяц назад перебазирование на Волынь давно изгнанной с Бельбека под Севастополем 204-й бригады тактической авиации поспешили связать с обострением политических противоречий между их страной и поляками. Потому что, мол, Луцк гораздо ближе к польской границе, чем к российской.
Думать так, конечно, наивно. Ведь трения с Варшавой по поводу разбушевавшейся с одобрения и при прямой поддержке правящего режима Порошенко бандеровщины возникли не так давно. И в 2014 году такого оборота событий в столице Украины никто и не предвидел. Да и не меньше нашего ненавидящая Бандеру с Шухевичем Польша атаковать соседа все же совершенно точно не собирается. Однако восстановительные работы на военном аэродроме на Волыни уже три года ведутся в лихорадочном темпе. Значит, цели для 204-й бригады тактической авиации даже гипотетически совершенно не на территории Польши. Где же тогда?
Вне всякого сомнения, перед нами фрагменты масштабного и поспешного дооборудования в интересах боевой авиации ВСУ театра предстоящих военных действий. Явно скоординированно, по существующей где-то в недрах украинского Генерального штаба совершенно секретной программе, тратятся гигантские для разоренной страны финансовые средства и другие ресурсы. И масштабы этих трат таковы, что речь, бесспорно, совершенно не о том, как силой оружия в ходе регионального конфликта попытаться вернуть мятежный Донбасс. Для этого истребители в том же Луцке просто ни к чему. Расстояние оттуда до Донецка — свыше тысячи километров. Украина готовит свою инфраструктуру не к битве за Донбасс, а к большой и скорой войне. С Россией. Больше просто не с кем.
Если это утверждение — правда, тогда все действия украинских генералов выглядят очень логично. Что прежде всего делают любые Вооруженные силы, когда серьезная война начинает выглядеть неизбежной? Много чего. Но едва ли не в первую очередь — мгновенно рассредоточивают на большом пространстве свою боевую авиацию чтобы избежать катастрофических потерь в результате первых ракетно-бомбовых ударов врага по заранее разведенным целям.
До недавних пор никакого подобного рассредоточения Киев организовать просто не мог. В результате многолетних хаотичных и бестолковых военных «реформ» подавляющее большинство из 160 доставшихся этой стране бывших советских военных аэродромов было заброшено и находилось в запустении. Все немногочисленные боевые самолеты в «Повитрянных силах» ВСУ, что еще в состоянии подняться в воздух, к 2014 году начальство скучило на считанных сравнительно крупных авиабазах — Староконстантинов (Хмельницкой область), Кульбакино (Николаевская область), Ивано-Франковск, Васильков (Киевская область), Миргород (Полтавская область). Был, еще Бельбек в Крыму, но его, понятное дело теперь нет, и больше никогда у Украины не будет.
При этом распределение самолетов в указанных пунктах дислокации было крайне неравномерным. Это привело к тому, что вплоть до минувшего ноября, до перелета самолетов 204-й бригады в Луцк, от половины до трети всех боеспособных украинских истребителей оказались именно в Николаевской области. Но наличие у России так убедительно продемонстрированных в Сирии высокоточных крылатых ракет большой дальности авиационного и корабельного базирования и корректируемых авиабомб сделало самолетные стоянки, рулежные дорожки и взлетно-посадочные полосы не только этой авиабазы Украины слишком очевидной и простой мишенью обезоруживающего мгновенного удара. Пришлось принимать срочные меры по рассредоточению.
Существуют и другие признаки, что военные летчики Украины усиленно готовятся воевать с превосходящим их по боевым возможностям противником. Так, летом прошлого года в Одесской области в рамках учений «Небесный щит-2016» «Повитрянные силы» ВСУ отработали посадку истребителей МиГ-29 и фронтовых бомбардировщиков Су-24 на участок оживленного шоссе. Прием, надо заметить, довольно сложный, требующий от пилотов большого мастерства. Потому что даже самый современный автобан обычно раза в два теснее привычной авиаторам взлетно-посадочной полосы. Кроме того, рискованная посадка происходит без помощи диспетчеров и обычного наземного радионавигационного оборудования.
Но раз на этот риск украинское авиационное командование идет, выходит, допускается, что обычных аэродромов у него под рукой может не оказаться. Или они будут мгновенно разрушены в ходе боевых действий. Но не ополченцами же Донбасса будет нанесено такое огневое поражение в глубоком тылу ВСУ?
Еще повод для размышлений, который оставлю без комментариев: в конце мая 2016 года в Международном центре миротворчества и безопасности в Старычах (Львовская область) украинский спецназ отрабатывал методику эвакуации экипажей самолетов и вертолетов, сбитых в тылу противника.
В общем, судя по всему, в Киеве отдают себе отчет, что в запланированной большой войне с Россией точно не обойтись без боевой авиации. И, надо признать, делают очень многое, чтобы в кратчайшие сроки привести собственные «Повитрянные силы» хоть в какой-то порядок.
Своих тактических самолетов и вертолетов огневой поддержки Украина никогда не производила и не производит. Зарубежные союзники помогать тоже не торопятся. В этих условиях остается одно — глубокий ремонт и модернизация советского наследства.
Сводки с этого пока еще только трудового фронта таковы: в 2016 году промышленность Запорожья и Львова восстановила и передала военным летчикам шесть истребителей МиГ-29 (два из них модернизированы до уровня МиГ-29МУ1), три тяжелых истребителя Су-27, одну «спарку» Су-27УБ, два штурмовика Су-25М1 и одну «спарку» Су-25УБМ1.
В нынешнем году в Киеве было обещано модернизировать и отремонтировать около 60 самолетов и вертолетов различных типов и назначения. Если это сбудется — рост, бесспорно, впечатляющий. Однако время итогов-2017 еще не настало.
Одновременно с нынешнего года впервые в истории независимой Украины курсанты единственного в стране учебного заведения для подготовки военных пилотов — Харьковского национального университета Воздушных сил им. Ивана Кожедуба — начали обучаться летать не только на учебных самолетах, но и на МиГ-29 и Су-25. Мало того. Еще в стенах университета они осуществляют вылеты на боевое применение. А общий налет к выпуску в среднем составляет довольно приличные для будущего офицера 240 часов. Таким образом, делается все, чтобы ввод в строй боевых бригад тактической авиации прибывающих лейтенантов из Харькова не занимал много времени.
Кто-то в Киеве (а возможно, не только там, а, допустим, и в Вашингтоне) точно знает, что до большой стрельбы времени у всех нас осталось слишком мало? Иначе откуда эта бешеная гонка в «Повитрянных силах» ВСУ?

Сергей Ищенко
http://svpressa.ru/war21/

Башню снесло

Украина может в одностороннем порядке прекратить действие минских соглашений и попытаться атаковать ополченцев Донбасса. Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков заявил, что считает договоренности мертвыми, а силовики уже провели разведку боем — захватили два поселка в серой зоне. «Лента.ру» выяснила, может ли в Донбассе произойти новая бойня.

Минские соглашения до сегодняшнего дня являются единственным механизмом урегулирования конфликта в Донбассе. Да, стороны постоянно критикуют документ. Одни хотели бы без дополнительных условий восстановить территориальную целостность Украины; другие, наоборот, не хотят и слышать о переходе под контроль Киева, пусть и на особых условиях. Однако только в Минске стороны садятся за стол переговоров и обсуждают способы урегулирования ситуации.

В Киеве в последнее время все чаще говорят о том, что Вооруженные силы Украины (ВСУ) восстановились после тяжелейших поражений 2014-2015 годов и готовы смять ополченцев Донбасса. Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков заявил, что минские договоренности себя исчерпали. «Они были хороши как механизм прекращения огня. Они не работают сейчас, не раборали в прошлом году, не будут работать как механизм урегулирования кризиса дальше. Как механизм замораживания конфликта — да, но это не наша цель», — сказал глава МВД. Он также отверг отдельные пункты минских соглашений. «Никаких народных милиций [на территории самопровозглашенных республик], никаких дополнительных прокуратур и свобод», — заявил он.

Возникает вопрос, почему министр внутренних дел позволяет себе высказываться по вопросам внешней политики, но очевидно, что Аваков говорит то, что думают многие в киевском руководстве. Украинские радикалы давно подталкивают официальный Киев к силовому решению конфликта.

Так, депутат Верховной Рады, основатель полка Нацгвардии «Азов» и лидер партии «Национальный корпус» Андрей Билецкий требует для захвата Донбасса применить боевую авиацию. По его словам, Киеву следует решиться на наступление в регионе. «Да, там есть достаточно мощная группировка. Какая? Три, пять, семь тысяч человек — не более того. Это под силу украинской армии», — считает Билецкий. В свою очередь, другой депутат Дмитрий Ярош называет конкретный день, когда Киев сможет вернуть под свой контроль Донбасс. По его словам, это произойдет 20 апреля 2018 года.

О возможном возобновлении боевых действий говорит и спецпредставитель Госдепартамента США на Украине Курт Волкер. По его словам, надежды на мир на востоке страны крайне неустойчивы: «Я бы сказал, вероятность [возобновления боевых действий] — не менее 80 процентов. Есть шанс, что ничего не будет, но наиболее вероятный сценарий — что все продолжится».

Проверку боеготовности ВСУ уже провели. Воспользовавшись политическим кризисом в Луганске, передовые части украинской армии атаковали позиции ополченцев на линии соприкосновения. Военнослужащие 54-й отдельной механизированной бригады и добровольцы батальона «Айдар» захватили поселки Травневое и Гладосово в так называемой серой зоне (по минским соглашениям здесь не должно быть ни ополченцев, ни украинцев). «Каратели под покровом ночи ворвались в поселок и заблокировали каждый дом, запретив под угрозой применения оружия местным жителям покидать свои жилища», — заявили в Минобороны ДНР о захвате Гладосово.

Еще одна попытка наступления была предпринята в районе трассы «Бахмутка» (неофициальное местное название трассы Луганск — Лисичанск). Как рассказал командир батальона «Призрак» вооруженных сил ЛНР Алексей Марков, украинцы выскочили на два пулемета ополченцев. «Конец был немного предсказуем: четверо «двухсотых» [погибших] с их стороны, двое «трехсотых» [раненых] — с нашей. Я до сих пор не могу понять, на что они рассчитывали», — сказал комбат.

В обоих случаях планы ВСУ были гораздо амбициознее. На «Бахмутке» украинские военные намеревались продвинуться вплоть до поселка Фрунзе. Об этом сказал попавший в плен младший сержант ВСУ Роман Фурсов. В ходе боя он получил рваную рану уха, осколочное ранение головы и травму руки. Ополченцы вытащили его из траншеи и передали медикам.

Захватив Травневое и Гладосово ВСУ планировали дойти до окраин Горловки. Об этом журналистам сказали в штабе той самой 54-й бригады. Там же сообщили, что наступление было сорвано из-за излишней болтливости добровольца Юрия Мысягина, который опубликовал информацию раньше времени. По другой версии, силовики боялись наступать, опасались больших потерь, и предпочли свалить вину на Мысягина. Другой волонтер — Семен Кабакаев — заявил, что и в боях за Травневое и Гладосово потери оказались огромными: «Позвонили с передовой, настроение отвратительное, много погибших и раненых. Есть несколько пропавших, сейчас проводят эвакуацию». По официальной информации, в результате операции погибли пять человек.

В Киеве никогда не исключали возобновления масштабных боевых действий. С момента начала конфликта в Донбассе украинская армия постоянно модернизировалась. Украинские политики не устают говорить о том, что цель Киева — вступление в НАТО и получение западного летального оружия. В Брюсселе и Вашингтоне решение этих вопросов откладывают, но уже сейчас взаимодействие Киева с Североатлантическим альянсом по вопросам вооружения можно считать существенным.

При поддержке НАТО до 2022 года в стране должен быть сформирован новый профессиональный сержантский состав ВСУ. Британские инструкторы в рамках операции Orbital тренируют украинских солдат для ведения боев в городских условиях — обучают разминированию территорий, сбору разведданных, оперативному планированию и возведению фортификационных сооружений. Канада проводит на Яворовском полигоне во Львовской области учебную операцию Unifier. 200 канадских инструкторов с 2015 года обучают украинских военнослужащих обезвреживать самодельные взрывные устройства, помогают модернизировать систему армейской логистики.

Вашингтон предоставил ВСУ некоторые виды нелетального вооружения. В частности, радары артиллерийской разведки, предназначенные для поиска и обнаружения батарей противника, помехоустойчивые коротковолновые рации и радиостанции, обеспечивающие защищенную связь. Через частные компании поставляется и летальное оружие. Так, техасская компания AirTronic USA получила лицензию на поставку Украине гранатометов.

При этом Киев располагает собственными огромными запасами некоторых видов боеприпасов, оружия и техники, которые достались стране от Советского Союза. В конце ноября на Харьковском бронетанковом заводе было принято решение расконсервировать танки Т-80, которые в прошлом веке находились в составе группы советских войск в Германии. Отмечается, что украинцы активно ищут замену танкам собственной разработки Т-64БМ «Булат». Часть этой техники была потеряна в боях, еще десятки машин простаивали на заводе в Харькове без ремонта и пребывали в учебных центрах, что привело к неспособности сформировать из них даже один батальон (31 танк). В качестве другой альтернативы парку Т-64 используются различные модификации Т-72.

Активно модернизируют и другую технику. 28 ноября президент Украины Петр Порошенко представил новую версию украинского БТР-4МВ1. По словам главы государства, машина усилена оптико-электронным прицелом с мощным тепловизором и высокоточной цифровой системой ведения огня. В это же время пресс-служба госконцерна «Укроборонпром» проинформировала, что Научно-технический комплекс «Завод точной механики» отгрузил в воинские части новую партию пушек ЗТМ1 и ЗТМ2.

По данным экспертов, в 2014 году ВСУ имели всего две танковые бригады, сейчас их уже пять. На вооружении каждой примерно 90 танков. Соответственно, танковый кулак в Донбассе насчитывает около 450 танков. Кроме того, танковые соединения есть в 22 общевойсковых и 6 бывших десантных бригадах и частях морской пехоты. Всего в ВСУ сейчас более 1000 танков трех моделей (Т-64, Т-72, Т-80), значительное количество этой техники прошло ремонт. В целом же группировка ВСУ в зоне конфликта насчитывает, по некоторым данным, до 90 тысяч человек.

Превосходство украинской стороны значительное, но не фатальное. По словам главы МВД Арсена Авакова, в Донбассе ВСУ противостоит 35 тысяч ополченцев. 1-й армейский корпус действует в Донецке, 2-й армейский корпус — в Луганске. На вооружении ополченцев находятся 478 танков, 848 бронеавтомобилей, 750 минометов, 208 РСЗО, 363 противотанковых комплекса. «Это больше, чем на вооружении Великобритании», — посчитал глава МВД Украины, подчеркнув, что численность и структура формирований, а также данные об имеющихся в их распоряжении бронетехнике, минометах и ракетном вооружении известны украинской стороне благодаря деятельности разведки.

Впрочем, существенным преимуществом ополченцев является конфигурация линии фронта. ЛНР и ДНР имеют возможность пользоваться внутренними коммуникациями и способны сконцентрировать отвлекающие и ударные кулаки. Да, украинские войска могут прорвать линию обороны ополченцев в каком-то определенном месте. Однако локальный успех может очень быстро привести к окружению и разгрому. Вероятно, в случае нового «котла» для помощи попавшим в окружение военным придется снимать подразделения с других участков фронта. При таком развитии событий ополченцы смогут стремительным ударом выйти на оперативный простор, и возникнет угроза полного обвала украинского фронта. Вероятно, все это, как и воспоминания о «котлах» 2014 и 2015 годов, до сих пор охлаждает пыл украинских генералов.

https://news.rambler.ru/

В Луганске стоят войска ДНР, Украина перешла в наступление

Глава ЛНР бежал в Россию
23 ноября, на третий день политического кризиса в Луганске появились сообщения о бегстве главы самопровозглашенной Луганской народной республики (ЛНР) Игоря Плотницкого в Россию. По данным «Новой газеты», в автомобильном кортеже, который утром в четверг выехал из Луганска в направлении российской границы, находится Плотницкий, руководитель его администрации Ирина Тейцман, глава ГТРК ЛНР Анастасия Шуркаева и еще несколько человек из руководства республики. Правительственные здания при этом по-прежнему оцеплены вооруженными людьми, среди которых, предположительно, сотрудники МВД ЛНР и министерства госбезопасности соседней самопровозглашенной Донецкой народной республики (ДНР). Сообщения о бегстве Плотницкого появлялись в соцсетях еще 21 ноября. Соответствующую информацию распространили также в МВД Украины. Говорилось о том, что родственников он отправил в Воронеж, а сам выехал в Ростов-на-Дону. Однако 22 ноября Плотницкий провел совещание в Луганске, видео было распространено ГТРК ЛНР.
2
2
Приближенных Плотницкого заподозрили в заговоре
Ранее бывший министр внутренних дел ЛНР, главный противник Плотницкого Игорь Корнет сообщил о проукраинском заговоре в руководстве республики. По его словам, в преступную группу входили, в частности, директор ГТРК ЛНР Анастасия Шуркаева, руководитель администрации главы ЛНР Ирина Тейцман, а также начальник службы правительственной безопасности МВД ЛНР Евгения Селиверстова. По словам Корнета, члены этой преступной группировки пытались дискредитировать руководство республиканского МВД и дестабилизировать ситуацию. В ходе совещания с работниками МВД ЛНР бывший глава ведомства заявил, что ЛНР была близка к катастрофе. «Но мы не прошляпили эту ситуацию!», — сказал Корнет. Он отметил, что в случае успеха украинских агентов по отстранению его от руководства МВД уже на следующее утро в республику был готов зайти 3-й полк спецназа Главного управления разведки Минобороны Украины. «Но у нас все получилось», — подчеркнул глава МВД.
В ДНР заявили о своем вмешательстве в дела ЛНР
В ДНР признали, что приняли участие в ликвидации проукраинского заговора в соседней республике. В министерстве госбезопасности ДНР сообщили, что пресекли в Луганске деятельность преступной группы. Отмечается, что агенты Киева из числа чиновников ЛНР целенаправленно дискредитировали деятельность правоохранительных органов и спецслужб республик Донбасса. «Предусматривалось массированное распространение направленной тенденциозной дезинформации, компрометирующей деятельность руководства правоохранительного блока народных республик с целью парализации их деятельности», — заявили в ведомстве.
4
4
В Луганск из ДНР направлен ограниченный контингент республиканских войск
В ДНР на официальном уровне признали участие своих вооруженных формирований в событиях в Луганске. Ранее на это указывали многочисленные свидетельства очевидцев. Так, жители ЛНР отмечали, что неизвестные силовики говорят с региональным акцентом, но плохо ориентируются на местности. Именно это натолкнуло их на мысль о том, что традиционно вежливые, но молчаливые люди прибыли не из России, а из соседней республики. Кроме того, 22 ноября патруль специальной мониторинговой миссии ОБСЕ зафиксировал колонну военной техники, которая двигалась со стороны Донецка в направлении Луганска. Наблюдатели насчитали в составе колонны не менее шести крытых грузовиков, два бронетранспортера, одну зенитную установку ЗУ-23, а также более 20 гражданских автомобилей без номерных знаков с вооруженными людьми. Предположительно эта же колонна была замечена другим патрулем у села Веселая Тарасовка в 15 километрах от Луганска. Ночью 22 ноября в социальной сети «ВКонтакте» было опубликовано видео продвижения неизвестной колонны военной техники. Сообщалось, что она ехала со стороны Донецка. «Я не понимаю, что у нас происходит. Похоже, война будет», — предположил оператор.
В Донецке до последнего отрицали свою причастность к событиям в Луганске
Первоначально в Донецке опровергали причастность к политическому кризису в Луганске. «Все, что в Луганске, — я не знаю, что там происходит, это другая территория», — говорил заместитель командующего оперативным командованием ДНР Эдуард Басурин. При этом в СМИ назывались конкретные подразделения вооруженных сил ДНР, переброшенных в Луганск. По имеющимся данным, в соседнюю республику отправили бойцов спецподразделений «Спарта», «Сомали» и «Пятнашка». Всего — около 800 человек.
6
6
ВСУ воспользовались кризисом в ЛНР и перешли в наступление
Вооруженные силы Украины (ВСУ) решили воспользоваться дестабилизацией в ЛНР и предприняли попытку наступления. Днем 22 ноября военнослужащие 54-й отдельной механизированной бригады ВСУ и штурмового батальона «Айдар» атаковали позиции ополченцев в районе Светлодарска. Украинский волонтер Юрий Мысягин сообщил, что ВСУ заняли несколько поселков и стратегических высот. «В результате этой операции у нас появились новые позиции площадью несколько квадратных километров, на которых мы уже успешно закрепились», — отметил он. Подтверждения или опровержения этой информации со стороны ЛНР нет. Ближе к вечеру ВСУ предприняли попытку наступления на линии соприкосновения с ополченцами ДНР. Украинские военные заняли село Гладосово, расположенное в так называемой серой зоне. Потерю населенного пункта в министерстве обороны ДНР признали. «Каратели под покровом ночи ворвались в поселок и заблокировали каждый дом, запретив под угрозой применения оружия местным жителям покидать свои жилища», — заявили в ведомстве.

https://lenta.ru/brief/2017/11/23/

За что украинские «ветераны Донбасса» массово расстреливают себя

Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков внезапно решил рассказать миру о том, что более пятисот ветеранов АТО покончили с собой, вернувшись из Донбасса. Цифра эта заслуживает внимания, но окончательной названа быть не может — статистика, как и все на Украине, сегодня полностью подчинена требованиям революционной целесообразности или личным интересам главных операторов украинской политики и силовых структур.
Иногда в суицидники записывают, например, жертв разборок внутри ВСУ или карательных батальонов. Пьянство, наркомания, стычки при дележе награбленного, общая взвинченность, постоянное соперничество за место в пищевой иерархической цепи, доступность оружия, почти полная убежденность в том, что расследовано все равно ничего не будет — все это порождает колоссальные небоевые потери среди тех, кто пришел огнем и мечом усмирить непокорный Донбасс.
Иногда, напротив, суицид пытаются выдать за несчастный случай, чтобы скрыть размах неуставных отношений в ВСУ и карбатах или завуалировать практически полное отсутствие реабилитации вернувшихся с фронта мужчин с явно поврежденной там психикой.
Однако тенденцию скрыть невозможно — «киборги» то и дело сводят счеты с жизнью. Причин тому немало, и многие из них обусловлены пресловутым вьетнамским синдромом.
Стоит кратко напомнить его суть — ветераны той или иной захватнической неправедной войны, вернувшись домой, сталкиваются с равнодушием, брезгливостью и презрением со стороны сограждан и государства, не могут найти себя в мирной жизни, не встречают понимания собственных проблем. А главное — не в состоянии справиться с памятью о том, как и почему они участвовали в массовых убийствах, притом совершенно бессмысленных (ведь их собственной стране ничто не угрожало).
Синдрому подвержены почти исключительно те, кто воевал на стороне агрессора, защитники же родной земли страдают подобным синдромом значительно реже. И это, кстати, может быть одним из критериев в ответе на вопрос — на чьей стороне правда.
Когда же речь идет о гражданской войне, все перечисленные моменты можно умножить десятикратно.
Вот, скажем, обычный мужик, не слишком удачливый и ловкий дома, иначе бы он нашел способ откосить от мобилизации, попадает на фронт. На другой стороне — его сограждане, говорящие на том же языке, имеющие общую с ним историю, смотревшие одно и то же кино, читавшие одни и те же книги, иногда даже родственники, а ты должен в них стрелять. Там дети, но ты будешь убивать и их. Преодолеть барьер иногда крайне трудно. Но потом спуск в ад идет как по маслу. Родина заранее согласна, что ты будешь грабить и мародерствовать, насиловать и убивать, а круговая порука снимает возражения собственной совести. Когда в очереди на курьерскую доставку стоят все твои сослуживцы, пакующие отжатые у населения ковры и шубы, компьютеры и телевизоры, стиральные машины с неслитой водой и чугунные ворота, и при этом искрометно шутят и возбужденно грезят о том, как будет довольна жинка — кто думает о стыде? Никто. Наркоз стаи действует безотказно.
Однако рано или поздно вояка возвращается домой — если ему повезло выжить. Один, без наркоза. В полный рост встает вопрос — что делать дальше? Родина ведь обещала лечение, реабилитацию, почести, льготы и привилегии, а также шматок земли там, где герой пожелает.
Первые художественные фотосессии из госпиталей обильно публиковались в глянце и призваны были внушать оптимизм тем, кто еще только ждал повестки в рамках одной из шести мобилизаций. На картинках атлетически сложенные калеки-ампутанты, вернувшиеся с полей сражений без рук и ног, в манерных позах демонстрировали красивые бионические протезы. Они делились с читателями планами на будущее, а некоторые в патриотическом восторге объявляли, будто без рук и ног им стало даже перспективнее: новая демократическая Украина открывает своим героям-киборгам широкие карьерные возможности и все такое.
Довольно скоро выяснилось, что постановочные фото никого не интересуют, дезертиров все больше, молодежь массово косит от мобилизации, а перспектив у инвалидов никаких нет. Что бионических протезов на всех не хватает, что в санатории путевок мало, что в отделах кадров отводят глаза. Что любой водитель маршрутки может выбросить «героя» прямо на асфальт, что любой чиновник жестяным голосом на требование шматка земли объявляет — «я вас туда не посылал», что соседи не заходят с тобой в лифт, а в метро от тебя отсаживаются нервные обыватели. Более того — что тебя боятся собственные жена и дети, потому что именно они первыми страдают от твоего, более не контролируемого, насилия.
Оказывается также, что по ночам тебя преследуют убитые, изнасилованные, искалеченные, ограбленные — тобой или твоими побратимами-подельниками. Что невозможно смириться с тем, что ты сам натворил. Что нет у тебя будущего, а есть злость, обида, чувство вины и абсолютная ненужность этому новому дивному миру, который сначала ты сам наскакал на Майдане, а потом, вернувшись из ада гражданской войны, обнаружил, что он еще страшнее, чем ты ожидал увидеть. Что пока ты, дурак, натурально кормил вшей в окопах, более ловкие твои сверстники сильно поднялись на волонтерстве и торговле показным патриотизмом — за тысячу километров от линии фронта.
И вот тогда — самоубийство.
23-летний, 57-летний, 40-летний. Женатый, холостой, разведенный. Единственный сын у одинокой матери. Отец троих детей. Да кто угодно. По оценкам психиатров, до 25% из воевавших трехсот тысяч украинцев сегодня имеют посттравматический синдром, который всегда чреват суицидным финалом, а длиться может десятилетиями — в явном или латентном виде. Иногда пациенты психиатров и клиенты психотерапевтов страдают кошмарами, бредовыми состояниями, депрессиями всю жизнь. И никто не знает, что именно может стать спусковым крючком для внезапного трагического разрешения. Те же ветераны Вьетнама совершали суициды долгие десятилетия после окончания войны.
…Кое-кому, конечно, удается более или менее вписаться в мирную жизнь — ценой неимоверных усилий семьи и удачной программы реабилитации, а кому-то просто везет. Значительная же часть вернувшихся из Донбасса вояк обнаруживает себя рано или поздно в уголовной хронике.
Сообщения о преступлениях, совершенных с участием так называемых «ветеранов АТО», на Украине стали рутиной. От мелких краж до убийств и изнасилований — всюду фигурируют вернувшиеся из Донбасса каратели. Забил до смерти соседку за то, что она выражала недовольство курением в подъезде; зарезал такого же «ветерана» за то, что его сын громко играл на синтезаторе; убил жену и дочь и покончил с собой; застрелил родителей; украл деньги из кассы магазина; ограбил реабилитационный центр.
Более продуманные пополнили собой организованную преступность, пошли в частные мафиозные армии олигархов, примкнули к бандам или создали новые, и сегодня ни один хозяйственный спор не решается без участия стаи отморозков в камуфляже и балаклавах. Политические партии, представители крупного бизнеса широко используют прошедших гражданскую войну полуинвалидов-полубоевиков, давая им довольствие, крышу, ощущение нужности и занятости, а главное — снимая какую бы то было личную ответственность за собственные поступки, какими бы кровавыми они ни были.
А если кто попадется, так стая подельников идет громить суды, бить судей, и вынимает-таки с кичи побратима…
И вся страна поражена этой социальной инфекцией как мука шашелем.
Тот же Аваков поведал о высоком криминальном потенциале возвращающихся из зоны АТО — мол, у них обожжены нервы, и они легко переходят рамки этических запретов. А что, был расчет на другое? Не для того ли украинская власть погнала сотни тысяч мужчин убивать своих сограждан, чтобы те потом могли легко переходить рамки этических запретов? Когда Аваков уволил начальника полиции Днепропетровска за то, что 9 мая местные полицейские в кои-то веки дали отпор нацистской босоте, среди которой были и те самые ветераны, рамки этических запретов его не волновали. Видимо, внезапно оказалось, что эти рамки могут быть перейдены не только там и тогда, когда это выгодно власти.
Впрочем, ведь и сама власть может в любой момент быть сметена стаей бойцовских собак, которую натаскала и науськала сама. Она больше не в силах удерживать их хотя бы в относительном повиновении. Аваков, известный крайней чувствительностью спинного мозга и анатомической области, непосредственно к нему примыкающей, наверняка не зря разразился своими внезапными откровениями.

https://news.rambler.ru/

Нацисты на Донбассе устроили бойню солдатам ВСУ

Приведут ли внутренние разборки к обострению ситуации на фронте

Обострение ситуации на линии соприкосновения сторон в Донбассе может начаться в ближайшее время. Об этом накануне заявил глава ДНР Александр Захарченко.
«Каждый вечер происходят попытки прорыва в районе юга, позавчера — на „Светлодарской дуге“, противник усиливается, завозит боеприпасы и личный состав. Я думаю, что обострение в ближайшее время будет», — сказал глава Республики.
Донбасское Агентство Новостей отмечает, что обстановка на линии разграничения в Донбассе остается крайне нестабильной. Только за минувшие сутки было зафиксировано 36 нарушений перемирия.
Ранее в тот же день появилась информация о том, что боевики экстремистской организации «Правый сектор» * объявили о начале «операции возмездия» в отношении командования и военнослужащих ВСУ.
«По имеющейся у нас информации, главари данной организации после вчерашнего обстрела объявили сбор своих группировок для совершения акта возмездия командованию и военнослужащим ВСУ», — заявил заместитель командующего оперативного командования ДНР Эдуард Басурин. По его словам, в связи с этим все подразделения ВСУ на Мариупольском направлении приведены в боевую готовность.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Но от массового дезертирства армию Украины крайние меры не спасают
Он также сообщил, что разведка ополченцев обнаружила передвижение колонн националистов в зону ответственности 59-й отдельной мотопехотной бригады украинской армии. «Обнаружена колонна из пяти автобусов и пяти бронированных автомобилей КрАЗ, а в районе Краматорска — колонна из 28 грузовых автомобилей с националистами», — рассказал Басурин.
Напомним, в минувшее воскресенье стало известно, что бойцами ВСУ на мариупольском направлении был произведен обстрел позиций «Правого сектора» из РСЗО ГРАД.
Политолог Эдуард Попов обращает внимание, что речь в заявлении Александра Захарченко идет об «обострении», а не о полномасштабном наступлении ВСУ, как может показаться на первый взгляд.
— «Обострения» в Донбассе происходят достаточно часто, как минимум раз в месяц. Сейчас в российских СМИ одна из главных новостей дня — столкновения между «Правым сектором» и ВСУ близ южных границ ДНР. Эту новость по понятным причинам обходит вниманием украинская пресса. Полагаю, слова Александра Захарченко подразумевали в том числе и эту новость. Столкновение между украинскими регулярными войсками и украинскими нацистами на южных границах ДНР так или иначе затронет ДНР. Выскажу предположение: украинское командование может специально организовать локальное наступление, чтобы скрыть факт боев между «своими», спрятать трупы украинцев, замаскировав их как потери по итогам наступления на ДНР. А заодно переключить внимание «правосеков» и ВСУшников на внешнего противника. Это предположение, возможно, после получения дополнительной информации его придется пересмотреть.
Мне кажется в ближнесрочной перспективе большого наступления вряд ли следует ожидать — слишком много неопределенного в российско-американских отношениях. Что касается попыток локального наступления и прорыва обороны республик Донбасса, то они предпринимались и ранее и будут предприниматься и впредь. Эти локальные наступления нужны Украине и из сугубо военных, и из военно-политических, и из социальных причин. Прощупывать оборону республик, проверять оперативность реагирования, поддерживать напряженность и уровень тревожности среди мирного населения республик — эти и другие цели ставит перед войсками командование, организуя наступления.
«СП»: — По-вашему, заявление Захарченко связано с сообщениями об «операции возмездия» «Правого сектора»?
— На мой взгляд совпадение двух новостей, скорее всего, не случайно. Повторюсь: логичным выглядит предположение, что Украина хочет очередным обострением замять скандал — взаимные обстрелы боевиков-нацистов и ВСУ. Выльется ли этот конфликт во что-то серьезное? В потенциале — возможно. В декабре прошлого года на сайте американского независимого сетевого журнала The Greanville Post прочел очень интересный эксклюзивный материал о настроениях в ВСУ и взаимоотношениях между регулярной армией и «нацбатами». Источник информации — анонимным офицер ВСУ, постоянно находящийся в зоне «АТО». Он заявляет, что не так страшны «сепары», как те, что стоят «позади нас» — то есть, нацбаты, выполняющие роль штрафбатов.
«СП»: — Почему украинские силовики воюют друг с другом? Насколько это на руку республикам? Киев вообще контролирует собственных силовиков?
— Столкновения между нацистами и армейцами начались уже в первые месяцы «АТО» и уже тогда приводили к многочисленным смертям и взаимным интенсивным обстрелам. В армейской среде сильна ненависть к «нацикам» и в этом видна определенная солидарность с настроениями в республиках Донбасса. Полагаю, потенциал столкновения между этими силами весьма велик. Армия относительно слабо заражена нацистскими настроениями, здесь не понимают целей войны, а подчас осуждают (разумеется, тайно). Не исключено, что однажды произойдет масштабное столкновение ВСУ и нацистов. Я ещё в первых числах марта 2014 года писал о возможности «ночи длинных ночей» на Украине, подразумевая под этим зачистку украинских нацистов. Сейчас подобный сценарий не реализуем, но потенциал столкновения по-прежнему высок. Киев, на мой взгляд, контролирует нацистов не в полной мере. С одной стороны, «нацбаты» подчинены силовым министерствам и в этом отношении управляемы киевским руководством. Но анархистская вольница всегда сильна среди этих формирований. Для режима Порошенко «нацбаты» опаснее во время мира, чем во время войны. Как только завершится война нацисты повернут оружие на Киев.
По мнению политолога Александра Дудчака, после новых антироссийских санкций США в Киеве расправили плечи и почувствовали, что рамки в их политике в отношении Донбасса могут быть расширены.
— Нормализация в отношениях России и американского хозяина Украины не предвидится в ближайшее время. Возможно, поэтому в Киеве решили, что можно и начудить. Теперь, когда в Киеве почувствовали, что политика США возвращается, в целом, в русло политики Обамы, можно ожидать обострения на Донбассе.
«СП»: — Попытки прорывов со стороны ВСУ — это разведка боем или действительно серьезные попытки изменить линию соприкосновения?
— Вряд ли в Киеве рассчитывают на победу. Что они с ней будут делать? Восстанавливать разрушенное на территории с ненавидящим их населением? Но отказаться от «беспокоящего огня» они не могут. Это, скорее изображение полномасштабной войны.
«СП»: — Обострения, как правило, связаны с какими-то политическими событиями, переговорами, поездками. Что на этот раз?
— Ничего нового — надо чем-то оправдывать ситуацию в стране. Поводов для роста экономики нет, инвесторы в страну не идут, свои предприятия ликвидируются, безработица растет — самое время активизировать боевые действия. Война по-прежнему, все спишет.
«СП»: — «Разборки» киевских силовиков между собой как-то повлияют на ситуацию? Можно ожидать серьезных столкновений?
— Давно отмечалось, что ВСУ, в отличие от нацбатальонов, не горят желанием активно принимать участие в БД, мародёрствовать и гибнуть на Донбассе. Стычки между ними случались и ранее. Но на операцию «Возмездие» может начаться и операция ВСУ «Возмездие за возмездие». Вряд ли столкновение было бы в пользу «Правого сектора», при всей немотивированности регулярной украинской армии. Скорее всего слова «правосеков» останутся словами.
«СП»: — Можно ли после подобных инцидентов говорить о том, что у Киева имеются слаженные боеспособные вооруженные силы, способные на успешные операции? Или с такой армией у Украины Донбассу нечего опасаться?
— Опасаться все же стоит, т.к. обстрелам подвергаются дома мирных жителей. Да и их попытки проверить на прочность ополчение Донбасса не прекращаются. Слаженности украинских вооруженных сил не хватит для взятия Донбасса, но беды наделать они могут — дополнительными жертвами и разрушениями.
— Опасения Захарченко, очевидно, основаны на активизации противника на некоторых участках (в сравнении с обычным уровнем активности), — считает старший лейтенант НМ ЛНР, боец ОМБ «Август» Андрей Морозов.
— Очередное обострение, если оно и будет, вряд ли выльется в нечто большее, чем затяжные бои местного значения и более мощные обстрелы окраин Донецка, переходящие в активную контрбатарейную работу обоих сторон конфликта. В пользу тезиса об обострении сезонность — позиции местного значения, если они будут захвачены в августе-сентябре, перед началом дождей и распутицы, ВСУ будет проще потом удержать, но сам по себе этот фактор далеко не решающий. В общем и целом, ВСУ и руководство Украины вообще, как мне кажется, полностью и окончательно нацелились на «хорватский вариант» и будут дожидаться, пока новые пакеты санкций сделают политическую ситуацию в России крайне неудобной для вооруженной помощи Донбассу. И потом попытаются повторить захват Сербской Краины, которой Слободан Милошевич обещал помочь, но так и не помог.
«СП»: — Могут ли предположения об обострении связана с информацией о перебросках частей «Правого сектора»?
— Мне кажется, переброски «правосеков» на фронт, порождающие слухи об обострении ситуации, есть продукт неправильной оценки происходящего за линией фронта. Противник регулярно меняет части на фронте, имея возможность выводить в тыл на отдых и тренировки целые бригады. Ротация такого рода может полностью поменять ситуацию с активностью противника на таком участке, но в общем и целом ничего не изменит. Стояли ВСУшники, бухавшие и загоравшие на бруствере, обращённом к противнику — было тихо. Сменили их «правосеки» — началась «активность», стрельба на любой шорох и «для спокойствия». «Война с ёжиками», как это называют с нашей стороны. В некоторых случаях с такой стрельбы или со стрельбы «правосеков» по прифронтовым деревням может начаться активная перестрелка с нашими «по нарастающей», вплоть до гаубиц, но вряд ли кто-то на этом фоне спонтанно побежит в наступление.
В Пентагоне решили готовить молдаван к уличным боям в непризнанной республике
«СП»: — Насколько конфликт «правосеков» с ВСУ может повлиять на обстановку на фронте? Насколько на руку республикам ситуации, когда нацбаты воюют с всушниками…
— Я, честно говоря, не сильно уверен, что слухи о постоянстве и многочисленных жертвах таких конфликтов при нынешнем статичном фронте не преувеличены. На данный момент у противника уже достаточно хорошо развита связь, чтобы не допускать совсем уж грубых ошибок, приводящих к «friendly fire», «дружественному огню». Скорее всего, в большинстве случаев за «перестрелки между ВСУ и правосеками» принимают «войну с ёжиками», то есть попытки тех и других по ночам огнём из легкого оружия контролировать местность между «опорниками», чтобы пресечь проходы ДРГ в собственный тыл. Если же столкновения действительно будут иметь место, думаю, по нашу сторону фронта сильно никто не расстроится.
________________________________________
* В ноябре 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистской деятельность «Украинской повстанческой армии», «Правого сектора», УНА-УНСО и «Тризуба им. Степана Бандеры». Их деятельность на территории России запрещена.

Дмитрий Родионов

Кто убивает офицеров ВСУ? Другие офицеры

Киев, 27 июня. В столице Украины прошла пресс-конференция на тему: «Разгул преступности: страна наполнена оружием, а ГПУ не действует». Эксперты рассказали корреспонденту Федерального агентства новостей (ФАН), почему взрыв Mercedes руководителя спецназа ГУР ВСУ Максима Шаповала нельзя называть терактом.
«Это не теракт, журналисты неверно называют это терактом. Я по своему первому образованию офицер спецназа и я могу вам сказать, что это, по всей видимости, ответные действия спецслужб нашего противника. Вы помните диверсии в отношении лидеров военизированных формирований в ДНР и ЛНР. Думаю, мы наблюдаем ответные действия», — заявил Игорь Годецкий, адвокат, президент «Лиги защиты прав человека».
Андрей Золотарев, руководитель Центра «Третий сектор», предложил две версии событий.
«Как основная версия будет отрабатываться версия ответа за работу украинских диверсионно-разведывательных групп, уничтоживших Гиви и Моторолу. Эхо войны, так сказать. Идет война, это война спецслужб. Ее следствием являются такие акты, один из которых мы видели сегодня в Киеве. Ну и другой момент – нельзя исключать виновных и среди граждан Украины, поскольку вокруг спецслужб у нас всегда переплетаются очень серьезные экономические и криминальные интересы. Нельзя сбрасывать версию, которая связана с профессиональной деятельностью офицеров ВСУ на контролируемой Украиной территории», — заявил руководитель Центра «Третий сектор».
В целом про ситуацию с преступностью на Украине эксперты говорили очень резко. Так, Андрей Золотарев заявил, что сейчас украинцы наблюдают «результат реформы Авакова-Деконеидзе, когда расследованием преступлений занимались не профессионалы, а пиарщики». И хотя сегодняшний инцидент вряд ли можно было предотвратить, это, по словам Золотарева, не оправдывает того, что было сделано с полицией.
«Вчера были выпущены по закону Савченко бойцы «Правого сектора»* (запрещено в РФ), которые два года назад устроили перестрелку с полицией с использованием крупнокалиберного пулемета. В результате реформ мы имеем патрульную полицию, которая напоминает фокстерьеров, такая же суетливая и бесполезная. Тот период медового месяца, когда нам демонстрировали новые автомобили и красивую американскую форму, давно прошел, а жизнь людей безопасней спокойней и защищенней не стала. Это результат также разгрома полиции, когда ее покинули опытные сыщики и следователи. А сегодня на следователе висит 300-400 дел. Не улучшает положение дел и ГПУ, глава, которой генеральный прокурор Луценко, даже не имеет юридического образования и был продавлен на это место Петром Порошенко», — заявил Андрей Золотарев.
* Организация запрещена на территории РФ.

Автор: Степан Коцаба специально для ФАН Киев
https://riafan.ru/

«БОЛЬШЕ ПОЛОВИНЫ СОЛДАТ ВСУ ГОТОВЫ ПЕРЕЙТИ НА СТОРОНУ ДНР И СДАТЬ АЛКОГОЛИКА ПОРОШЕНКО»

Президент Украины Петр Порошенко неоднократно делал громкие заявления о восстановлении ВПК и создании «самой боеспособной армии в Европе», однако даже сами солдаты «Незалежной» не верят в эти пламенные речи. Вопреки официальным словам постмайданных лидеров, моральное состояние ВСУ крайне печальное, а о боевом духе уже и говорить не приходится. С начала гражданского вооруженного конфликта на Донбассе уже достаточно большое количество «воинов света» перешли на сторону ополчения или просто дезертировали с фронта. Подтверждают печальное состояние ВСУ и слова бывшего народного депутата Верховной Рады Игоря Маркова.
По словам экс-нардепа, в армии Украины преобладают скептические настроения, полное отсутствие боевого духа и неуважение к главнокомандующему ВСУ, которым является президент «Незалежной». При таком положении дел заявления Порошенко о «самой боеспособной армии в Европе» выглядят весьма комично и нелепо.

«Армия – это моральный дух, это уважение к командирам, в конце концов – уважение к Верховному Главнокомандующему. Какое может быть отношение боевого офицера к этому барыге и алкоголику? Вот весь моральный дух нынешней украинской армии», — констатировал бывший народный депутат.
В связи с плохим моральным и материальным состоянием ВСУ, Марков считает, что в случае перехода гражданского вооруженного конфликта из стадии позиционной войны в стадию прямого боестолкновения, большинство солдат украинской армии перейдут на сторону ополчения или сдадутся. И эти слова небезосновательны, так как случаи, когда военнослужащие армии «Незалежной» складывали оружие и присоединялись к ополченцам, не единичны.

«В случае боевого конфликта, уверяю вас – 2/3 ВСУ, не нацбатальонов, перейдут на сторону ополченцев в случае активных боевых действий», — подытожил Марков.
Армия Украины, как и прочие другие сферы жизни «Це европейского» государства, переживает не самые лучшие времена. Однако Петр Алексеевич до сих пор продолжает грезить силовым захватом Донбасса, вопреки официально подписанным Минским соглашениям. Постмайданное правительство живет одной лишь войной; пока у власти «Незалежной» находится прозападный олигархат, разворовывающий остатки Независимой Украины, кровопролитие на юго-востоке страны так и будет продолжаться, унося каждый день десятки жизней.

Автор: Артур Собакевич
https://slovodel.com/

Чем на самом деле оказались учения ПВО Украины

Залежавшаяся гордость Незалежной
В Минобороны Украины с особой гордостью уже не первый день рапортуют обуспешных пусках ракет С-300 комплексов ПВО, которые проводились в Херсонской области, в непосредственной близости от Крымского полуострова, что, безусловно, не могло понравиться России. При этом — что особо потешно — киевские политики называют эти пуски «испытаниями управляемых ракет средней дальности», будто речь идет о высокоточном или ядерном оружии. Одновременно с болезненной настойчивостью они заявляют об «истерике Кремля» и «угрозах ответного удара со стороны России», явно выдавая желаемое за действительное.
Изначально украинская сторона заявила, что траектории полета ракет будут проходить чуть ли не в небе Крыма, так как это, дескать, украинская территория. Киев, явно подогревая скандал, ожидал бурной реакции Москвы, но реакция оказалась вполне рабочей.
Росавиация и Минтранс в связи с неадекватным поведением соседей предупредили ИКАО и авиакомпании о возможном изменении зон полетов. МИД РФ, как и положено, назвал «ракетные пуски вблизи Крыма провокацией», а военные предупредили: нарушите нашу границу — будем ваши ракеты сбивать, и на время проведения украинских стрельб собственные боевые расчеты ПВО перевели на усиленный режим службы. Как говорится, защита от дурака. Все это стандартные действия любой страны в подобных случаях. И никаких ультиматумов, военного положения, «ответных ракетных ударов», про которые с таким самоубийственным упоением кричали украинские СМИ.
Такая реакция Кремля (точнее, никакой реакции) оказалась очень обидной для Киева. Москва словно не заметила воинственной стойки соседа, а он так старался, подбирая позы пострашнее. Но в результате после серии угрожающих прыжков и ужимок самому же пришлось подвинуться. Как пояснили в Росавиации, непосредственно накануне стрельб «Киев вновь изменил границы опасных зон для полетов гражданских судов, сдвинув на запад за пределы РФ» (хотя официально Киев этого и не признал).
Но после начала стрельб начальник пресс-центра Воздушного командования Украины «Юг» Владимир Крыжановский заявил: «Ближайшее приближение ракет может составлять не более 30 км от побережья Крымского полуострова». Наши военные эксперты с самого начала ничуть не сомневались, что именно так все и будет. 30 км — это, конечно, тоже близко, но не критично. Да и что в этих учениях вообще могло быть критичного?
Оружие ПВО — оборонительное, а не наступательное, так что пусть напрягаются те, кто собирается нападать на Украину. В планы России это не входит, и нам беспокоиться не о чем. Единственное, что у нас могло бы вызвать беспокойство — «МК» накануне писал об этом, — так это лишь старые украинские ракеты.
Как заявляли наши эксперты, ракеты комплексов С-300, которые имеются на вооружении Украины, производства середины 80-х годов прошлого века. Их когда-то делали в Борисполе под Киевом. Причем они изначально были плохого качества. По словам специалиста, «у них еще в те времена процентов у сорока при запуске происходил прогар двигателя — очень ненадежные ракеты. А уж теперь, когда они столько пролежали, и говорить нечего…»
Правда, на сей раз, как утверждает Киев, якобы испытывались новые модернизированные ракеты для С-300. Так о какой «модернизации» речь?
В официальной версии командующего Воздушными силами ВСУ Сергея Дроздова это звучит так: «наши украинские предприятия обслужили эту технику, предоставили возможность в некоторых частях модернизировать, а также предоставить больше возможностей в ее использовании».
В переводе нашего эксперта с украинского языка на русский это выглядит так: «речь, скорее всего, о том, что в старых ракетах просто поменяли твердое топливо, так как срок его хранения 10–12 лет, после чего оно начинает трескаться, высыхать, и ракеты становятся непригодными для эксплуатации. Видимо, умельцы херсонской бригады ПВО как-то смогли решить эту проблему (возможно, поэтому именно из-под Херсона и велась стрельба), после чего киевские военачальники помпезно обозвали эту переделку «модернизацией», а пуски — «испытаниями ракет средней дальности».
Кстати, в России в свое время старые ракеты для С-300 тоже проходили модернизацию. Но, конечно, не такую. В них кроме прочего менялись боевые характеристики, в результате чего дальность полета была существенно увеличена. Про украинские ракеты такого не скажешь. Их дальность осталась прежней.
Украина никогда не располагала полигонами для стрельбы комплексов ПВО, особенно дальних. В СНГ они всегда были только у России и Казахстана. Украина могла бы их арендовать на время учений, как это делают другие государства, но спесь и показуха не оставляют места для здравого смысла.
Яркий тому пример — стрельбы 2001 года в Крыму, когда был сбит наш Ту-154. Комплексом С-200 по условиям безопасности можно работать, только когда при стрельбе в воздушном пространстве, составляющем 2–2,5 зоны поражения (а это минимум 625 км), гарантированно обеспечивается отсутствие посторонних летательных аппаратов. Во время учений на мысе Опук воздушная зона, закрытая для пролета самолетов, была в несколько (!) раз меньше, чем требуется. Но боевая работа все же велась, и было произведено 23 пуска ракет.
В тот момент, когда стрелял С-200, другие системы не работали, в воздухе не было мишеней, кроме одного «Рейса», назначенного для уничтожения. После обнаружения этой цели боевой расчет С-200 около полутора минут не мог принять решения на обстрел. Цель была захвачена с дальности 55 км, а пуск произведен, когда до мишени оставалось 36 км. Ракета заведомо не успевала взять цель. Но на подстраховке был комплекс С-300. Когда стало очевидно, что мишень проходит без воздействия, «трехсотка» ее добила. А злополучная ракета комплекса С-200 продолжила свой полет, в результате Ту-154 был прошит ее поражающими элементами от кабины пилотов до хвоста.
Сегодня дальних комплексов С-200 на вооружении украинских ПВО уже не осталось — они окончательно ушли по старости. Есть только древние С-300ПТ и С-300ПС, а также чуть более свежие «Буки», но если и их применять так же бездумно, как С-200 в 2001-м, мало никому не покажется.
И опасения в связи с этим есть, ведь у Украины как не было, так и нет полигонов нужной площади для учебной стрельбы этими комплексами. Вот что рассказал «МК» военный эксперт, в прошлом один из заместителей министра обороны РФ (имя он попросил не называть, так как на Украине у него осталось много друзей среди отставных военных):
— Раньше украинские ПВО стреляли в Крыму, хотя там полигон и не был приспособлен для дальней стрельбы. К тому же на время проведения учений они были вынуждены закрывать небо для гражданских самолетов, а это потеря денег за пролет. Когда в 2001 году они сбили Ту-154, тоже закрыли на некоторое время. Но украинское руководство опоздало к началу учений. А когда приехало — счетчик же тикает, — полеты для гражданских судов уже разрешили, и видите, что получилось… Теперь у Киева нет даже крымского полигона. Остался полигон Чебанка под Одессой, но там можно стрелять только ЗРК общевойскового назначения дальностью не более 35 км. А когда стрельба ведется комплексами С-300, то украинские военные вынуждены огораживать акваторию Черного моря. Правда, нынешняя стрельба рядом с Крымом из Александровки Херсонской области, да еще с какой-то временной площадки — это чистая провокация. Они явно хотели заставить нас поволноваться, получить возможность вести диалог с позиции силы. Или опять чего-нибудь выторговать, то ли по газу, то ли по Минским соглашениям. А может, показать свою значимость Европе, новому президенту США, точнее — всем вместе. Эти ребята в Киеве просто так ничего не делают, по любому пустяковому поводу щеки надувают.
Это правда. Во всяком случае, начальник Генштаба Украины с большим воодушевлением рассказывал киевским СМИ, как за стрельбами на полуострове Ягорлыцкий Кут в Херсонской области внимательно наблюдали российские военные (если уж не Кремль, так хоть они по долгу службы). «Самолеты были, корабли стояли, которые следили за этим пуском, — радостно комментировал генерал. — Я думаю, они тоже уверились в том, что противовоздушная оборона Украины на сегодняшний день надежная».
Конечно, надежная, кто ж спорит? А если лет через десять эти ракеты снова как-нибудь переделать и отчистить от ржавчины, будет еще надежней.

http://www.mk.ru/

Порошенко срывает ордена

Украинским войскам приказано скрутить с боевых знамен награды за подвиги в Великой Отечественной
Процесс повальной «декоммунизации» Украины докатился и до ее армии. На официальном сайте президента этой страны Петра Порошенко опубликован указ № 646/2015, который отменяет боевые награды и почетные наименования самых заслуженных воинских частей, доставшихся Украине от СССР.
При этом логику составителей документа понять сложно. Ну ладно, не нравится нынешнему Киеву любое упоминание о советских победах и боевых орденах. Хотя плачено за эти ордена большой солдатской кровью. В том числе — и украинской.
О наградах мы еще поговорим, но для начала вопрос: вице-адмирал Павел Степанович Нахимов-то как попал в скандальный порошенковский указ? Под «декоммунизацию» он точно не подходит. С Советским Союзом общее у Нахимова только то, что севастопольцы (да и не только они!) во все времена свято чтили и чтут память участника Наваринского сражения, победителя в битве при Синопе и одного из руководителей первой обороны города. А еще в Севастополе из руин, оставленных Украиной, восстановлено Черноморское высшее военно-морское ордена Красной звезды училище имени П. С. Нахимова, первый выпуск офицеров из которого состоялся в 1941 году. Училище уже выпустило первых лейтенантов и для российского ВМФ.
Но четверть века оно, увы, вынужденно промаялось под украинскими знаменами. Ужалось до невозможности, обветшало, скатилось к прямо-таки африканскому уровню и превратилось в жалкое подобие самого затрапезного военно-учебного заведения. Хотя было Киевом абсолютно незаслуженно резко повышено в статусе — до Академии Военно-Морских сил Украины.
При этом имя адмирала Нахимова на своем знамени сохраняло. Возможно, потому, что некоторые «самостийные» историки взялись доказывать, что родившийся в Вяземском уезде Смоленской губернии адмирал Нахимов и не Нахимов вовсе. А — конечно же! — урожденный Нахименко. Поскольку ведет, дескать, свою родословную от сотника Ахтырского слободского казачьего полка Мануила Тимофеевича Нахименко, которому будущий адмирал якобы приходился правнуком.
Как бы там ни было, имя адмирала в названии Академии ВМСУ сохранялось вплоть до нынешнего указа Порошенко. Хотя сама Академия (вернее — то, что от нее осталось после возвращения Севастополя в Россию) вынужденно съехала в Одессу. Туда же отправились и всего 16 офицеров-преподавателей из нескольких сотен.
Теперь — все. По воле президента Украины Академия ВМСУ осталась безымянной и с именем заслуженного адмирала рассталась, видимо, навсегда. За что, конечно, главе Украины абсолютно искреннее «спасибо» от подавляющего большинства бывших и будущих выпускников ЧВВМУ имени Нахимова. Сраму поменьше. Думаю, имею право на такие слова, поскольку офицерский кортик и лейтенантские погоны в 1976 году получал именно на плацу ЧВВМУ.
Но, повторяю, история с адмиралом Нахимовым в указе № 646/2015 стоит особняком. Остальная его часть направлена исключительно на борьбу с памятью о Советской армии.
Особенно досталось некогда лучшей в Вооруженных силах Советского Союза 24-й мотострелковой Самаро-Ульяновской, Бердичевской, ордена Октябрьской Революции, трижды Краснознамённой, орденов Суворова и Богдана Хмельницкого Железной дивизии, дислоцированной в городе Яворов Львовской области.
Так дивизия именовалась до 2003 года. Потом Киев велел из дивизии сделать отдельную механизированную бригаду. Номер, ордена и почетные наименования не тронул. Наоборот, еще и добавил. Приказав к длинному названию бригады дописать в конце еще и «имени князя Даниила Галицкого».
С какого перепугу? Где был князь Даниил а где — 24-я мотострелковая дивизия, названная Железной в 1918 году, в Гражданскую войну, отличившаяся под Сталинградом, в Донбасской наступательной операции, в освобождении Левобережной Украины, в Житомирско-Бердичевской, Проскуровско-Черновицкой, Львовско-Сандомирской, Восточно-Карпатской, Западно-Карпатской, Моравско-Остравской и Пражской операциях?
Теперь, стало быть, любые упоминания о славных сражениях из названия 24-й механизированной бригады ВСУ президент выжег каленым железом. Хотя так ли не прав Порошенко в этом случае? Он точно не руководствовался подобными аргументами, но в 2014 году тяжелые батальонные тактические группы бывшей Железной дивизии двинулись усмирять восставший Донбасс. Ее танки бронированным катком прошлись по Славянску, Краматорску, Лисичанску, Красному Лиману. Герои Сталинграда, наверное, метались в гробах, когда формальные их наследники — солдаты и офицеры 24-й мехбригады — рвались к обороняемой горсткой ополченцев Саур-Могиле, за которую и в Великую Отечественную в Донбассе шли самые ожесточенные бои.
Так, может, и хорошо, что на знамени той, чужой теперь для нас бригады, лишь князь Даниил Галицкий и остался?
Кого и чего еще лишил Порошенко своим указом? Всего — более 80-ти частей, соединений и военно-учебных заведений. Среди них, скажем, 107-й реактивный артиллерийский Ленинградский ордена Кутузова полк. Отныне он не «Ленинградский» и не «ордена Кутузова».
А Харьковское гвардейское высшее танковое командное ордена Красной звезды училище превратилось в Харьковский гвардейский танковый институт имени Верховной Рады Украины Национального технического университета «Харьковский политехнический институт».
51-я гвардейская механизированная Перекопско-Харьковская, Пражско-Волынская, ордена Ленина, дважды Краснознаменная, орденов Суворова и Кутузова бригада с минувшего четверга именуется без прежнего боевого грома — просто 51-я механизированная Волынская.
Почему, кстати, Волынской быть разрешено, а Харьковской — нет? И то, и другое наименование — украинские. Но и спросить некого. Не ответят в Киеве.
В общем, перечень обесчещенных Порошенко воинских частей и соединений так же огромен, как огромные их прежние боевые заслуги перед некогда единой страной.
Но почему вообще это происходит? На самом деле, уверен, — все просто. Дело не только в «декоммунизации». Украинская армии, как и вся страна, которой она принадлежит, мучительно ищет свою историческую идентичность. Которая — не приведи Бог! — и близко не должна, с точки зрения Киева, ничего общего иметь с исторической идентичностью российской.
Эти метания не раз приводили, и продолжает приводить к нелепым ситуациям. Самое смешное — выборы памятных дат для новоизобретенных украинских воинских праздников.
Вот, к примеру, день уже упомянутых ВМСУ. Всего за десятилетие он переназначался четырежды.
Все началось с 1 августа. Аргумент — флотоводцы Украины обратились к президенту Леониду Кучме с предложением выбрать именно такой вариант потому, что, оказывается, 1 августа 1996 завершились первые масштабные учения ВМСУ «Море-1996». Захотелось их увековечить. Кучма согласился.
Первый праздник военных моряков Украины велено было организовать в Севастополе с 1997 года. Получилось худо. Дело в том, что для севастопольцев День флота — это всегда святой день. С советских времен в последнее воскресенье июля, когда отмечается День нашего ВМФ, набережные ломятся от желающих поглядеть на парад боевых кораблей. Многие приезжают с детьми из других городов. Причем, не только Крыма.
1997-й и для российских военморов оказался тяжелейшим. Но парад состоялся и севастопольцы на него пришли, как на собственный праздник. А через несколько дней случилось 1 августа и то же самое попытались повторить ВМСУ. Обездвиженные и ободранные украинские корабли на рейд никто не выводил вообще. Решено было ограничиться хилым, но дешевым военно-спортивным праздником на стадионе. Получилось убого.
Это повторилось и через год, и через два… Для украинских адмиралов и политиков подобное казалось особенно обидным потому, что на всех углах города твердили, будто Севастопольские бухты — родные именно для ВМСУ. А россияне здесь — гости. Но горожане упорно демонстрировали Киеву ровно противоположное.
В 2006 году в Крым пожаловал уже президент Виктор Ющенко. Опечаленный холодным приемом, он предложил День ВМСУ перенести на другую дату. И придумать для него нечто более духоподъемное, чем обычные учения.
Сказано — сделано. За искомую веху у Ющенко приняли морской поход и победу киевского князя Олега под Константинополем в июне—июле 907 года. Указом президента Украины № 259/2006 от 24 марта 2006 года День Военно-Морских сил Украины приказали ежегодно отмечать в первое воскресенье июля. Невзначай подчеркивая тем самым, что Украина — куда более древняя морская держава, чем Россия. «Москальскому» флоту-то едва за 300 лет. А соседям, получается, далеко за тысячу.
Не изменилось ровно ничего. Город по-прежнему признавал единственный праздник военных моряков. Тот, который празднует Россия. В 2012 году эту реальность осознал следующий президент — Виктор Янукович. И распорядился (раз по другому не получается) сделать праздник совместным с российскими моряками, которых тогда еще называли на Украине братьями по оружию.
ВМСУ присоседились к Черноморскому флоту, флаги расцвечивания на мачтах украинских кораблей стали вывешивать тоже в последнее воскресенье самого жаркого месяца. И внешне все, вроде, прилично. Но после известных событий в 2014 году к власти пришел Порошенко. И велел и тут обрубить концы. Снова в Киеве за основу приняли поход князя Олега на Константинополь. И снова горилку на столы в украинских кают-компаниях стали выставлять в начале, а не в конце июля. Но уже не в Крыму, а в Одессе, куда ВМСУ пришлось бежать из Крыма.
Примерно так же выглядит и ситуация с украинским Днем защитника Отечества. Чего только не предпринимали в Киеве, чтобы вытоптать в памяти народа советское 23 февраля!
До 2004 года главного «военного праздника» на Украине не было вообще. Существовал лишь «День Збройних Сил України», который Верховная Рада ввела в 1993 году и назначила на 6 декабря — на день принятия в 1991 году закона «О Вооруженных Силах Украины».
Но «общенародности» явно не хватало. Поэтому политическая мысль по этому поводу в Киеве кипела не переставая. По словам бывшего министра обороны Украины Александра Кузьмука, идеи рождались «самые фантастические». Вплоть до выбора 28 апреля — даты выхода приказа германского командования о формировании в 1943 году дивизии СС «Галичина».
В 2008 году президент Украины Виктор Ющенко «настоящим национальным Днём защитника Отечества» назвал 29 января. Потому что в этот день в 1918 году под селом Круты в 130 километрах от Киева мальчишки-гимназисты, студенты, юнкера и некоторое количество офицеров приняли неравный бой с большевистским отрядом Муравьева. Никого и ничего не спасли и с небольшими потерями отступили к столице.
Никакого влияния на общий ход Гражданской войны этот малоизвестный эпизод не оказал, но в Киеве он, за неимением более значительных, поднят сегодня на невероятную идеологическую высоту.
Тем не менее, с объявлением 29 января Днем защитника Отечества на Украине ничего не вышло. Не поддержала Верховная Рада, в которой тогда верховодила оппозиция президенту.
Сменивший Ющенко президент Виктор Янукович с Днем защитником Отечества поступил точно так же, как и с Днем ВМСУ. То есть — объединил с российским праздником. С 2009 года основным «мужским» праздником и на Украине признали 23 февраля.
Естественно, влезший полтора года назад в президентское кресло Порошенко не мог не порушить и эту «зраду». В разгар бойни в Донбассе в 2014 году он заявил: «В богатой подвигами летописи украинского воинства множество битв и дат, достойных стать Днем защитника Отечества. Я подчеркиваю, Украина никогда больше не будет праздновать этот праздник по военно-историческому календарю соседней страны. Мы будем чествовать защитников своего Отечества, а не чужого».
Как итог — сегодня главным праздником украинских военных считается 14 октября. В этот день церковь отмечает Покров Пресвятой Богородицы, а «светская» Украина — День украинского казачества и годовщину создания Украинской повстанческой армии (УПА)*.
Только многих ли украинцев устраивают эти нескончаемые военно-идеологические пляски? Честные социологические исследования Киев провести, конечно, не позволит. Поэтому сошлюсь на опубликованные несколько лет назад признания того самого экс-министра обороны Кузьмука. Кстати, если и не близкого к националистам, то большинство из них устраивавшего: «Новые традиции приживались непросто: было время, когда мы официально праздновали 6 декабря, а за закрытыми дверями и зашторенными окнами отмечали 23 февраля. И это было повсеместно и считалось нормальным. Мы даже смеялись над тем, что празднуем День Советской армии «в подполье».
________________________________________
*В ноябре 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистской деятельность «Украинской повстанческой армии», «Правого сектора», УНА-УНСО и «Тризуба им. Степана Бандеры». Их деятельность на территории России запрещена.

Сергей Ищенко

«Разводки» украинской разведки

Откуда берутся умопомрачительные киевские сводки о российских войсках в Донбассе
Побывавший в Австралии с визитом президент Украины Петр Порошенко снова высказался о том, кто, по его мнению, виновен в гибели малазийского «Боинга» над Донбассом. Естественно, ничего нового он не сказал: «Разведданные свидетельствуют, что в воздушное судно была выпущена ракета из системы «Бук-М», которая была завезена из России на Донбасс вместе с экипажем».Разведка
Все это давно навязло в зубах, хотя итогов официального расследования так никто пока и не видел. И не стоила бы эта новость никакого внимания, если бы не ссылка Порошенко на некие «разведданные». То есть, надо думать – на данные подчиненной ему украинской разведки. А значит — конторы, в дееспособности которой сомневаются многие даже в Киеве. Потому что считают, что именно украинские разведчики «проспали» сначала Крым, а потом начало войны в Донбассе, Иловайский котел и многое другое.
Тем не менее, практически ежедневно из Киева нам, вроде бы, предоставляют доказательства неустанной и эффективной работы своих спецслужб. Обычно в виде сводок Совета национальной безопасности и обороны Украины. По этим сводкам выходит, что многочисленные российские воинские колонны беспрестанно и открыто перемещаются по Донбассу, ведут артиллерийский огонь, а то и участвуют в штурмах. Скажем, Донецкого аэропорта. Понятно, что спикер Информационно-аналитического центра СНБО Андрей Лысенко, которому обычно доверяют озвучивать все эти данные, опирается на развединформацию.
Прежде чем разбираться с тем, кто и зачем такую информацию предоставляет, поговорим о ее качестве. На днях в Москве начальник Генерального штаба Вооруженных сил РФ генерал армии Валерий Герасимов встречался с военными атташе, аккредитованными в нашей стране. Естественно, зашел разговор и о подозрениях в прямом участии российских военных в войне на Украине. Герасимов рассказал зарубежным гостям, что решил как-то, основываясь на сообщениях из Киева, подсчитать, сколько же его подчиненных сегодня топчет землю соседней страны?
Вышло вот что. Если просто суммировать то, что докладывают Киеву его разведчики, а затем СНБО транслирует на весь мир, украинским военным сегодня противостоит силища, немногим уступающая той, что в 45-м штурмом взяла Берлин. А именно: более 8500 танков и бронемашин, 1200 артиллерийских орудий и 1900 реактивных установок залпового огня. «Примитивные графические подделки, выкладываемые в интернете и социальных сетях, пытаются представить за неопровержимые доказательства активного участия российских войск во внутреннем гражданском конфликте на территории Донецкой и Луганской областей. При этом необходимо учитывать, что эта территория находится под непрерывным мониторингом средств космической разведки и контроля западных государств», — констатировал начальник Генштаба.
Но понятно, что подсчеты русского генерала Герасимова мало кого на Украине сегодня убедят. Слишком многие там верят своему «зомбоящику». К тому же недавно на тамошних телеэкранах появился человек, по рангу близкий к нашему начальнику Генштаба — представитель Генерального штаба Вооруженных Сил Украины генерал-майор Александр Размазнин. И поведал страшное: украинская военная разведка якобы перехватила секретнейшие отчеты командиров российских воинских частей, воюющих в Донбассе.
И далее этот самый Размазнин стал цитировать как бы добытые его хлопцами «боевые документы противника». В частности, «доклад за 2 декабря»: «Район донецкого аэропорта. Боевые действия прекращены. Части отведены из зоны прямого боеконтакта. Общие потери состоянием на 6:00 мск частей, задействованных в боестолкновениях: частей 16-й бригады специального назначения ГРУ ГенШ РФ, частей 200-й бригады особого назначения ЮВО (Ростов), мотострелкового батальона и танковой роты 4-й отдельной гвардейской Кантемировской танковой бригады, батальона 22-й отдельной бригады ГРУ ГенШ РФ, штурмовой роты 106-й гвардейской дивизии ВДВ – «двухсотых» — 299, «трехсотых» — 190 (из них 96 — тяжело). ТМН (точное местонахождение неизвестно — ред.) – 171».
Тот, кто знаком с правилами ведения настоящих, а не придуманных боевых документов, сразу заметит явные несоответствия. Какая Кантемировская бригада, пан генерал? Взглянули бы хотя бы в Википедию, если других справочников в украинской военной разведке не осталось. Еще в мае минувшего года бывшая 4-я гвардейская Кантемировская танковая бригада была снова преобразована в танковую дивизию того же номера и того же почетного наименования.
Или какие «двухсотые» и «трехсотые»»? Так пишут не в боевых донесениях, а в сценариях популярных телесериалов «про войнушку». Или на поле боя говорят в радиоэфире. В обычных секретных штабных документах чего и от кого скрывать? Убитые – значит убитые. А раненные – это раненные.
Но дальше-то еще интересней. Достаточно покопаться в интернете, чтобы разузнать, где именно украинская разведка добыла секретные документы российских военных. Вот блог некого жителя Мелитополя Олега Ярчука, на котором он затеял вести свою «Хронику войны». Вот запись в его блоге за то самое 2 декабря: «02.12.2014 г. Р-н н.п. Дебальцево. При выдвижении частей 32-й мотострелковой бригады ЦВО (в/ч 22316, место дислокации Новосибирская область Шилово) в район боевого сосредоточения атакована частями ВСУ. «200» -2, «300» — 11.
Р-н донецкого аэропорта. Боевые действия прекращены. Части отведены с зоны прямого боеконтакта. Общие потери состоянием на 6-00 мск частей задействованых в боестолкновениях: частей 16-й бригады специального назначения ГРУ ГенШа РФ, частей 200-й бригады особого назначения ЮВО (Ростов), мотострелкового батальона и танковой рота 4-й отдельной гвардейской Кантемировской танковой бригады, батальона 22-й отдельной бригады ГРУ ГенШа РФ, штурмовой роты 106-й гвардейской дивизии ВДВ «200» -299, «300» — 190 (из них 96 тяжело), ТМН — 171. Состояние частей 16-й бригады специального назначения ГРУ ГенШа РФ — «Ч». Необходимы части для сопровождение вывода».
Очень миленько, правда? Особенно вот это — «ГенШа РФ». Как слышится, так и пишется? Так учили вас в украинской школе, пан Ярчук? Это тоже вы понадергали из российских боевых документов? Тогда в них было бы хотя бы «ГШ ВС РФ».
Кстати, похожие «документы» на блоге появляются ежедневно. Без какого-либо пояснения, откуда они берутся у мелитопольского сказочника. Но работу украинскому политическому и военному руководству Ярчук, без сомнения, сильно облегчает.
Теперь самое время поговорить о том, что вообще представляет собою сегодня украинская разведка? По большому счету, это две крупные организации – Главное управление разведки Министерства обороны Украины (ГУР МОУ) и Служба внешней разведки (СВРУ) этой страны. Обе, естественно, страшно засекреченные. Но кое-какие любопытные данные в открытую печать из них просочились.
Вот, скажем, нынешний руководитель СВРУ генерал-лейтенант Виктор Гвоздь. На эту должность назначен лишь в феврале нынешнего года. Прежде был главой ГУР МОУ. Причем, в высоченное кресло уселся в чине полковника. До генерал-лейтенантских звезд, вопреки всем правилам, добрался всего за полтора года. Дорогой, правда, выяснилось, что Гвоздь «академиев не заканчивал». Не беда, экстерном поступил в подчиненный ему же институт военной разведки. Понятно, что учеба там прошла как по маслу.
Много шума наделало одно из первых назначений генерала Гвоздя. Своим заместителем и одновременно руководителем департамента агентурной разведки он сделал некоего А. Тарана. Чуть позже выяснилось, что руководитель всех украинских нелегалов имеет вид на жительство в США. Но, видимо, это делу совсем не мешало. Скорее – помогло. Потому что сразу после того, как от Украины уплыл Крым, в Киев под чужой фамилией тайно прилетел директор ЦРУ США Джон Бреннан.
О том, что главный цэрэушник делал в Киеве, естественно, не сообщалось. Однако без дружеских объятий с руководством ГУР МОУ и СВРУ точно не обошлось. А потом, в мае, генерал Гвоздь раздал своим разведчикам привезенные американцами особые флэшки. И приказал, по словам одного из сотрудников службы, «чтобы все сотрудники украинской разведки на специальных защищенных носителях представили полный послужной список, данные на родственников, включая дальних, все связи, в том числе родственные, на территории РФ и результаты работы, прежде всего агентурной, за весь период деятельности в разведке». А потом уже американские «друзья» решали, кому оставаться служить в украинской разведке, а кому – на выход.
Надо ли удивляться, что результаты деятельности этих «рыцарей плаща и кинжала» ужасают даже само руководство Украины? Скажем, в июне в интервью журналу «Новое время страны» тогдашний спикер Верховной Рады Александр Турчинов пожаловался, что «где-то по 10 раз в месяц наши спецслужбы сообщали, что время военного нападения со стороны РФ определено — обычно это было в 3-4 утра. И мы сидели в боевой готовности на командном пункте … а остатки армии готовились к открытой войне с восточным соседом. Но ее не произошло».
А еще раньше, в 2010 году, другой бывший спикер Верховной Рады Владимир Литвин сетовал: «Информации мало, а то, что приходит,— это перепев газет недельной давности. Мне часто из Службы внешней разведки приходят такие сводки, что я вижу: все это я уже прочел в интернете. Но зато все заняты, все при деле».
Ну, так с той поры, судя по всему, ничего в киевской разведке и не поменялось. Гвозди бы делать из этих людей.

Сергей Ищенко Фото: EPA/ ТАСС