Чего достиг военный блок России и Белоруссии за 20 лет существования

2 апреля 1997 года был подписан Договор о Союзе Белоруссии и России. Документ ознаменовал этап политической интеграции двух государств, частью которой было военное партнёрство. Несмотря на турбулентность в отношениях, Москва и Минск никогда не ставили под вопрос необходимость укрепления взаимосвязей в сфере обороны. Удалось ли России и Белоруссии создать крепкий военный союз и кто является его противником, читайте в материале RT.
Плечом к плечу
Республика Беларусь (РБ) является единственным союзником России на западном направлении. Соседняя страна имеет для Москвы ключевое значение и в стратегическом, и в тактическом отношениях. Согласно обязательствам в рамках Организации договора о коллективной безопасности и двусторонних соглашений, оба государства в случае агрессии будут воевать плечом к плечу.
На территории РБ расположены два российских военных объекта. Радиолокационная станция «Волга» (Ганцевичи) отслеживает пуски межконтинентальных баллистических ракет (МБР) на северо-западном ракетоопасном направлении.
43-й узел связи ВМФ России (Вилейка) обеспечивает связь Главного штаба флота с атомными подводными лодками, несущими боевое дежурство в районах Атлантического, Индийского и частично Тихого океана.
В ответ Россия снабжает союзника широким спектром вооружений: стрелковым оружием, артиллерией, авиационной техникой и средствами ПВО. Большая часть поставок производится на льготной или безвозмездной основе. Пожалуй, самым дорогостоящим подарком РБ стала передача новейших зенитных ракетных комплексов С-400 в прошлом году.
«Только в 2016 году мы заключили уже более 20 контрактов на поставку и модернизацию военной техники. Ещё десятки контрактов находятся на стадии согласования или разработки», — заявил 2 ноября 2016 года министр обороны Белоруссии Андрей Равков на совместной коллегии с Минобороны РФ.
Белоруссия де-факто выполняет функции форпоста на западном направлении для России. Военное присутствие в РБ, поставка военной техники и взаимодействие в сфере обороны — ответ Москвы на усиление военной мощи НАТО.
«На западных рубежах Союзного государства США и другие члены НАТО активно наращивают свой наступательный потенциал, открывая новые базы и развивая военную инфраструктуру. Не прекращаются попытки навязывать свою волю другим странам с помощью экономического и политического диктата, а также военной силы», — подчеркнул министр обороны РФ Сергей Шойгу на совместной коллегии.
Региональная система безопасности
Военный союз России и Белоруссии скреплён десятками документов. Основополагающие принципы его функционирования указаны в Договоре о создании Союзного государства.
Москва и Минск должны разрабатывать и размещать совместный оборонный заказ, объединить систему, технического обеспечения вооружённых сил, осуществлять совместную оборонную политику, координировать деятельность в области военного строительства, взаимодействовать по пограничным вопросам.
Более детально принципы прописаны в Договоре о военном сотрудничестве. Цель совместной военной политики носит исключительно оборонительный характер. В подтверждение своих намерений Москва и Минск договорились о формировании региональной системы безопасности, которая включает единую систему противовоздушной обороны и региональную группировку войск.
С апреля 2016 года функционирует Восточно-европейская Объединённая региональная система ПВО (Россия плюс Белоруссия). С 2004 года действует Соглашение о тыловом обеспечении региональной группировки войск. Этот документ является основополагающим в области совместных боевых действий.
Российские войска имеют право использовать материальные средства и инфраструктуру на территории РБ в «угрожаемый период» или военное время. В первую очередь речь идёт о дозаправке танков, бронетехники и авиации горюче-смазочными материалами.
24 февраля 2011 года вступило в силу Соглашение об обеспечении взаимных поставок продукции военного назначения в период нарастания угрозы агрессии и в военное время. 2 ноября 2016 года данный документ подкрепило Соглашение о совместном техническом обеспечении региональной группировки войск.
Оборона и контрудар
Таким образом, у Минобороны РФ и РБ существует чёткий план переброски войск, военной техники и материальных ресурсов в случае военной угрозы. Выполнение этих задач отрабатываются во время совместных маневров. Ежегодно Россия и Белоруссия проводят десятки командно-штабных и полевых учений.
С 14 по 20 сентября преимущественно на территории РБ состоится крупномасштабное учение «Запад-2017». По словам Равкова, будут задействованы семь полигонов и участков местности для региональной группировки войск.
Численность войск не будет превышать лимита, установленного Венским документом 2011 года, то есть 13 тыс. человек. При этом от РФ будут задействованы лишь три тысячи военнослужащих.
В конце февраля из-за учения «Запад-2017» среди противников российско-белорусского военного союза началась истерика. Белорусские оппозиционеры распространяют слухи о том, что российские войска собираются оккупировать республику. Украинский политикум и президент Литвы Даля Грибаускайте выразили опасения, что армия РФ начнёт вторжение в Европу.
Эксперт в области белорусской армии, обозреватель еженедельника «Белорусы и рынок» Александр Алесин объясняет негативную реакцию западных соседей России:
«Отрабатывается оборона территории Союзного государства от внешней агрессии, это (делается. — RT) на территории Белоруссии. Просто не бывает обороны без контрнаступления. Учитывая, что будет задействовано большое количество живой силы и техники, можно предположить, что перед региональной группировкой поставлены именно такие задачи», — пояснил RT Алесин.
«Если посмотреть доктринальный документ, то там стратегия контрудара тоже прописана: в случае нападения Белоруссия должна выдержать первый натиск, ведя маневренную оборону, а затем на помощь приходят российские войска, прежде всего, это бойцы ВДВ. Дальше подтягиваются подразделения воссозданной недавно 1-й танковой армии РФ, которые наносят контрудар противнику», — добавил Алесин.
Преодолимые трудности
Важная часть военной политики в рамках Союзного государства — это сотрудничество по линии оборонно-промышленного комплекса (ОПК). На этом направлении ситуация выглядит не очень гладкой, но на то существуют объективные причины.
В советское время Белоруссия (в отличие, например, от Украины) не была центром развития оборонпрома. На территории БССР не располагались НИИ, КБ и крупные производственные мощности. В холодной войне Белоруссии была отведена роль транспортного узла и центра тылового обеспечения советских войск в Восточной Европе.
Российская «оборонка» несравнимо мощнее белорусской, и потому армия РБ, по оценке Алесина, на 98% зависит от поставок российской военной техники. Единственный компонент, в котором Россия зависит от своего соседа, это шасси для мобильных комплексов («Тополь-М», ОТРК «Искандер», ЗРК С-300 и С-400, РСЗО «Ураган»), которые производит Минский завод колёсных тягачей.
Диспропорцию в сфере ОПК Москва компенсирует поставками современной военной техники, за которую Белоруссия, как правило, не платит. Тем не менее Алесин посетовал RT, что армия республики испытывает дефицит нового вооружения. Но виной тому, как он считает, является скромный военный бюджет РБ ($725 млн, для сравнения: расходы РФ на оборону составляют $46,6 млрд).
Российский военный эксперт Дмитрий Литовкин признаёт наличие данной проблемы, но считает, что её решение — это вопрос ближайших лет.
«Белоруссия предъявляла претензии, что мы не поставляем ей образцы современных вооружений, которые она хотела бы видеть, но тогда мы и сами не имели эти образцы. Сейчас выполняется программа перевооружения российской армии, как только она будет выполнена, Белоруссия сразу получит то, что она просит», — уточнил в комментарии RT Литовкин.
Ещё одним камнем преткновения между Москвой и Минском было открытие военной базы РФ в Бобруйске. Принципиальная договорённость об этом была достигнута в 2013 году. Создание базы на основе уже существующего аэродрома планировалось завершить в 2015 году, но срок сдачи в эксплуатацию был перенесён на конец 2016-го.
В итоге щепетильная для РФ тема была снята с повестки дня. В апреле 2016 года министр иностранных дел РБ Владимир Макей заявил, что «пока вопрос на данном этапе закрыт». Алесин полагает, что руководство РФ учло нежелание Минска обострять отношения с соседями.
Доцент кафедры политической теории МГИМО Кирилл Коктыш уверен, что на российскую обороноспособность этот эпизод влияния не оказал.
«В ответ на дополнительное размещение войск НАТО в Восточной Европе Россия перебросила комплексы «Искандер» в Калининградскую область. Москва наращивает группировку на западном направлении, и этого вполне достаточно», — отметил в беседе с RT Коктыш.
Кинжал в сердце НАТО
Политологи двух стран указывают, что формирование Союзного государства застопорилось из-за возникших разногласий по политическим и экономическим вопросам. Однако противоречия не отражаются на развитии военного сотрудничества, потому что власти РФ и РБ осознают общность внешних и внутренних угроз.
«Лукашенко понимает, что совместная оборона — это стратегический вопрос. Он бережно относится к сотрудничеству с российской военной элитой, ведь это залог безопасности государства. Могут быть разногласия по поводу молока, сметаны, кефира или энергоносителей, но в вопросах обороны стороны себя ведут щепетильно», — констатировал Алесин.
По его мнению, вбросы в СМИ и в соцсетях о грядущей «оккупации» Белоруссии «зелёными человечками» и нагнетание различных страхов по поводу России — это следствие информационной войны.
«Соседи Белоруссии — Украина, Польша, страны Балтии — очень опасаются военного союза наших государств. В случае военного конфликта Беларусь — это кинжал, направленный в сердце НАТО. Поэтому Россию и Беларусь хотят поссорить. Основные усилия направлены на то, чтобы Минск отказался от обязательств перед РФ», — сказал Алесин.
Коктыш считает, что попытки внести раздор в Союзное государство обречены на провал. Показателем бесперспективности давления на Москву и Минск стал подписанный Лукашенко в декабре 2016 года указ, который предусматривает использование российских и белорусских спецподразделений на территории друг друга, то есть разрешает российскому спецназу проводить антитеррористические операции на территории РБ. Подобный шаг белорусского президента вызвал настороженную реакцию на Западе и волну критики на Украине.
Ранее стороны могли проводить военные операции только в случае внешней агрессии или по обоюдной разовой договорённости. Указ Лукашенко открыл новый этап военной интеграции, который одинаково выгоден двум государствам в условиях высокого уровня террористической угрозы в Европе и вероятности разного рода ЧП в сфере безопасности.

Алексей Заквасин, Кристина Хлусова
https://russian.rt.com/ussr/

Иммунитет от «весны»

Особые отношения с Россией избавили Алжир от многих бед
Благодаря значительным доходам от экспорта нефти и газа в Алжире были созданы очень мощные ВС. По своему потенциалу они вторые в Африке после египетских и входят в пятерку сильнейших в арабском мире.
С момента обретения независимости в начале 60-х годов Алжир был одним из ближайших союзников СССР, получив огромное количество советской боевой техники. В 90-е его армия выиграла тяжелейшую гражданскую войну против радикальных исламистов. Страна сохранила особые отношения с Россией в военно-технической сфере, закупая у нас новейшие ВВТ, кроме того, стала приобретать вооружения в Китае и Европе.

Любимые танки
Сухопутные войска делятся на шесть военных округов (1-й – 6-й). В их составе имеются пять дивизий (1 и 8-я бронетанковые, 12 и 40-я механизированные, воздушно-десантная) и четыре бригады (три механизированные, одна бронетанковая).
анковый парк включает от 270 до 340 крайне устаревших советских Т-54 и Т-55, до 330 почти таких же древних Т-62, от 325 до 388 относительно новых Т-72 и 382 самых современных российских Т-90С. До 50 легких французских АМХ-13 находятся на хранении.
На вооружении состоит до 250 БРМ (54 французских AML-60, 90–100 советских БРДМ-2, не менее 100 «Нимр» собственной сборки), до 1000 советских БМП (685 БМП-1, 343 БМП-2, из которых 120 и 304 соответственно прошли модернизацию с установкой нового вооружения), более 800 БТР (151 чешский ОТ-64, до 350 египетских «Фахд» и до 20 «Валид», 44 французских «Панар» М3, 204 немецких Трz-1 «Фукс», 150 российских БТР-80, от 250 до 400 советских БТР-60ПБ, два южноафриканских «Мародер»).
Артиллерия располагает более 200 САУ (145 советских 2С1, 25 2С3, 50 новейших китайских PLZ-45), примерно 400 буксируемыми орудиями (до 200 советских Д-30, 25–30 Д-74, 60 М-30, до 100 А-19, 10 М-46, 20 МЛ-20, 18 китайских WA-021), 330 советскими минометами (150 М-37, 120 М-43, 60 М-43), свыше 100 РСЗО (48 советских БМ-21, до 48 БМ-14-16, до 30 БМ-24, 18 российских «Смерч»). Имеется около 700 ПТРК (200 французских «Милан», 23 советских «Малютка», 411 «Фагот», 18 самоходных «Конкурс» на шасси БРДМ-2, 36 новейших российских «Корнет-ЭМ») и 250 советских ПТО (160 ЗИС-2, 80 Д-44, 10 Т-12; 30 самоходных СУ-100 находятся на хранении).
Наземная ПВО включает 3–4 полка (8 дивизионов) российской ЗРС С-300П, 2 дивизиона советского ЗРК С-75 (12 ПУ), 12 дивизионов ЗРК С-125М (48 ПУ), 10 дивизионов ЗРК «Квадрат» (40 ПУ), 60 ЗРК малой дальности (20 «Оса», 40 «Стрела-1»), 38 новейших ЗРПК «Панцирь-С1», 200 старых ПЗРК «Стрела-2», до 265 советских ЗСУ (210 ЗСУ-23-4 «Шилка», от 20 до 45 ЗСУ-57-2) и до 500 наших же зенитных орудий (50–100 ЗУ-23-2, 145 61-К, 75 С-60, 20 КС-12, 150 КС-19, 10 КС-30).
Хотя доля устаревшей техники в алжирской армии достаточно велика, ее потенциал по меркам Африки и Ближнего Востока очень высок, особенно это касается ПВО.

На зависть соседям
В составе ВВС более 100 боевых самолетов. На их вооружении 39 советских бомбардировщиков Су-24. До 22 МиГ-23БН и 8 штурмовиков Су-7 находятся на хранении. Основу ВВС составляет истребительная авиация. В ее составе 39–44 новейших российских истребителей-бомбардировщиков Су-30МКА, 8–18 старых перехватчиков МиГ-25П, до 30 достаточно современных советских истребителей МиГ-29. Кроме того, от 6 до 42 МиГ-21 и до 14 МиГ-23МФ/УБ на хранении.
Имеется 9 американских самолетов электронного наблюдения (6 «Бич-1900D», 2 «Бич-200Т», 1 «Бич-350»), до 13 советских самолетов-разведчиков (4–5 Су-24МРК2, 3–8 МиГ-25РБ), а также 6 заправщиков Ил-78.
Транспортная авиация: 12 советских Ил-76 (3 МД, 9 ТД), 16 американских С-130Н, 6 «Бич-1900», 7–11 «Бич-С90», до 6 «Бич-200», 6 «Бич-350», 4 «Гольфстрим-4», 1 «Гольфстрим-5», 1 европейский А340, 5 новейших испанских С-295, 2 швейцарских PC-6. На хранении находятся до 4 советских Ан-12 и до 2 голландских F-27.
Учебные самолеты: 16 новейших Як-130, до 40 чешских Z-142 и лицензионных местных «Фирнас-142», до 11 Z-43 и «Сафир-43», 6 L-39C и 26–48 L-39ZA. Последние могут использоваться в качестве легких штурмовиков.
На вооружении ВВС примерно 35 боевых Ми-24В и Мk.3 (южноафриканская модификация) и 4 новейших российских Ми-28Н (всего будет 42).
Многоцелевые и транспортные вертолеты: до 73 российских Ми-17, 3 Ка-32, 28–41 Ми-2, 4–6 Ми-26Т, 8 польских W-3, 3 американских «Белл-412», 9–12 французских AS555N, до 36 AS355, до 2 SA316, 8 итальянских AW119, 2 AW101, 6 AW139, 23 А109. Кроме того, 4 советских Ми-6 и от 6 до 23 Ми-8 находятся на хранении.
ВМС располагают самым сильным в Африке подводным флотом, включающим 2 достаточно современные российские ПЛ проекта 877 и 2 новейшие проекта 636. Имеются 3 советских фрегата проекта 1159 (модернизированные в России) и 1 немецкий «Харрад» проекта МЕКО А200 (еще один строится). В состав ВМС входят 3 советских МРК проекта 1234 (в России модернизированных и перевооруженных на ПКР «Уран»), 3 корвета типа «Джебел» и один типа «Адхафер» (китайский проекта С28А, еще 2 строятся). Остаются на вооружении 9 старых советских ракетных катеров проекта 205У. Из 15 сторожевых катеров типа «Кебир» 9 построены в Великобритании, а 6 в Алжире. Также известно о 21 французском FPB-98 и как минимум 30 малых катерах в береговой охране. Десантные силы ВМС включают новейший ДВКД «Калаат Бени Аббес» (модифицированный вариант итальянского «Сан-Джорджио») и 2 ТДК типа «Калаат Бени Хаммад» (английской постройки). Морская авиация включает 4–6 английских вертолетов «Линкс» Мk130, 6 европейских AW101 и 14 AW139.
По боевому потенциалу Алжир значительно превосходит все граничащие с ним страны вместе взятые и сопоставим (особенно по сухопутным войскам) с соседними через Средиземное море членами НАТО. Тем не менее ситуация в регионе настолько сложна и нестабильна, что безопасность государства нельзя считать гарантированной. С другой стороны, из стран с республиканской формой правления Алжир оказался единственной, избежавшей внутренней дестабилизации в «арабскую весну», хотя организовавшие ее аравийские монархии спровоцировали в 2011 году антиправительственные выступления и здесь. Однако население за годы гражданской войны, по-видимому, приобрело иммунитет от внутренней дестабилизации, а силовые структуры накопили ценный практический опыт.
Для России Алжир остается чрезвычайно важным союзником. Эта страна фактически единственная в арабском мире занимает по отношению к сирийской гражданской войне позицию, пусть и не идентичную российской, но очень близкую, отказываясь выступать под диктовку Эр-Рияда против Дамаска.
Алжир входит в число пяти крупнейших мировых заказчиков нашего оружия, причем, судя по всему, закупки будут продолжаться. В частности, количество танков Т-90 в алжирской армии превысит 500.
Есть основания надеяться на то, что в обозримом будущем эти тенденции сохранятся.

Александр Храмчихин,
заместитель директора Института политического и военного анализа
Опубликовано в выпуске № 28 (643) за 27 июля 2016 года

Конкурс в вузы Минобороны вырос по сравнению с 2013 годом более чем в два раза

Москва. ИНТЕРФАКС-АВН — В преддверии нового учебного года Минобороны выполнило план по набору слушателей и курсантов в военные вузы на 100%, сообщил в понедельник на селекторном совещании в Минобороны глава военного ведомства генерал армии Сергей Шойгу.
«Стоит отметить возросший интерес молодежи к профессии военнослужащего. По сравнению с 2013 годом, когда был возобновлен полноценный набор в учебные заведения Минобороны, сегодня конкурс вырос более чем в два раза. При этом на командные специальности он составил до семи человек на место», — сказал министр.
По его словам, «аналогичные показатели в инженерных военно-учебных заведениях».
«Конкурс на военные специальности среди женщин достиг десяти человек на место, а в ряде вузов — двенадцати», сказал С.Шойгу.
«Наметившаяся динамика позволяет рассчитывать на то, что в дальнейшем в результате жесткой конкурсной борьбы нам удастся отобрать наиболее сильных абитуриентов», — добавил он.
По его оценке, «это очень важно, поскольку хорошие базовые знания первокурсников будут в значительной мере способствовать успешному освоению ими сложных программ».
С.Шойгу проинформировал, что «для эффективного процесса обучения вузы комплектуются современными образцами вооружения и учебно-тренировочными средствами».
«С этого года преподавательский состав, слушатели и курсанты более активно привлекаются к учениям, мероприятиям боевой подготовки войск, а также испытаниям вооружения и военной техники», — сказал С. Шойгу.
«Предусматривается, что обучающиеся будут проходить стажировки исключительно на тех воинских должностях, на которые они будут назначены», — подчеркнул министр.
«На новый уровень выведена состязательность среди курсантов. Они стали больше участвовать в различных олимпиадах и соревнованиях», — сказал С.Шойгу.
По его мнению, все эти и ряд других мер позволяют руководителям органов военного управления и начальникам высших военно-учебных заведений обеспечить высокое качество военного образования, которое соответствует уровню ведущих вузов страны.

http://www.militarynews.ru/

СМИ сообщили о технических проблемах 60% авиапарка ВВС Франции

Только 40% авиапарка ВВС Франции можно задействовать в оперативном режиме, сообщило минобороны страны на основании депутатского запроса.
При этом некоторые эксплуатируемые ВВС экземпляры были закуплены еще во времена президентства Шарля де Голля, передает
Хуже всего обстоят дела с военно-транспортным самолетом C130 (в исправном состоянии лишь треть). Данные по техническому состоянию самолетов-заправщиков KC-135 оказались засекречены, однако, средний возраст 14 таких единиц в составе ВВС Франции превышает 50 лет.
Из 93 истребителей Rafale, которые стоят на вооружении, более половины не в состоянии подняться в воздух по тревоге.
Доля полностью исправных многоцелевых истребителей Mirage оценивается, в зависимости от модификаций, в диапазоне от 38% до 41%, отмечает издание 20minutes.fr.
При этом ВВС отказались предоставить сведения о техническом состоянии самолетов Mirage, способных нести ядерные средства поражения.

Шойгу ударил США ниже экватора

Владимир Путин заявил, что не позволит Западу достигнуть военного превосходства над Россией. Поставлена задача укреплять ядерный потенциал, развивать космические войска, флот и дальнюю авиацию. В планах ввести в эксплуатацию две новых атомных подводных лодки. Однако России остро не хватает развитой системы базирования, утерянной после развала СССР. Именно этот пробел постарался восполнить министр обороны Сергей Шойгу в ходе своего турне по странам Латинской Америки 11-14 февраля.
Конечно, речь шла и о более тесном сотрудничестве в других военных областях — поставках вооружений, подготовке специалистов и отработке совместных действий по отражению возможной агрессии. Напомним, что Венесуэла, Никарагуа и Куба входят в левый блок ALBA, который считает империализм США главной угрозой свержения легитимных правительств в их странах с целью установления там проамериканских режимов.
Итоги визита подробно не освещались, возможно, Шойгу подготавливал скорый визит в эти страны президента Путина, когда и будут подписаны громкие договоры. Стало известно, что в Никарагуа заключено межправительственное соглашение об упрощенном порядке захода кораблей ВМФ в порты, а также договор о подготовке военных специалистов в вузах России. Венесуэла предложила для захода российских кораблей свои «дружественные порты», организацию совместных учений, в том числе стрельб системами залпового огня, и обмен слушателями военных вузов. Не исключено, что в стране побывают и самолеты ВВС России.
На встрече с кубинским лидером Раулем Кастро в Гаване Шойгу заявил, что «отношения в военной сфере конструктивно развиваются и что Россия «признательна кубинской стороне за прием, оказываемый российским военным кораблям и судам во время захода в порт Гаваны». Речь идет в том числе о корабле радиоэлектронной разведки «Виктор Леонов», который по данным американских СМИ, «гостил» на Кубе в январе этого года и пару раз в 2014 году.
На Кубе тоже была достигнута договоренность по обучению кубинских специалистов в России. Это очень важный момент, он означает техническую и ментальную привязку вооруженных сил Кубы, Никарагуа и Венесуэлы к России. Это возвращение к советской системе союзнического военного сотрудничества.
Конечно, эта долговременная стратегия накладывает на Россию обязательства по обеспечению союзников в Латинской Америке передовым оружием, в том числе системами ПВО, самолетами, военными кораблями. И такие вопросы ставились в Никарагуа, пишет сайт Defensa.com. «Москва начнет поставки патрульных военных катеров в Манагуа во второй половине 2016 года в рамках пакета, который Россия предложила Никарагуа в прошлом году, и который материализовался в последние месяцы».
Далее, если мы продаем или имеем планы продавать С-300 и С-400 Пекину и Тегерану, то почему бы не делать то же самое и для Манагуа, Каракаса и Гаваны? Купила же Бразилия три мобильных зенитных батареи «Панцирь С-1» и две батареи переносных комплексов «Игла» на общую сумму 955 миллионов долларов.
Контракт на покупку «Панцирь-С1» должен быть подписан в июле 2015 года, в соответствии с информацией, предоставленной министерством обороны Бразилии. «Панцири» будут защищать президентский дворец, важнейшие заводы, например, завод аэрокосмической и оборонной промышленности Embraer, базу подводных лодок и военно-морской судоремонтный завод «Итагуаи», где строится первая в Бразилии атомная подводная лодка.
Вооруженные силы России возвращаются в Латинскую Америку
Неслучайно 30 января в Москве в Национальном центре управления обороной Российской Федерации генерал армии Валерий Герасимов заявил, что планируется подготовить и провести первые переговоры с военными ведомствами Бразилии, Вьетнама, Кубы, Корейской Народной Демократической Республики по проведению «ряда совместных военно-морских и авиационных учений, учений подразделений cухопутных и воздушно-десантных войск». Бразилия очень важна для России в плане стратегического партнерства в рамках БРИКС. Если Россия сама еще не в силах противостоять США в Латинской Америке, то в рамках блока — вполне.
Об этом собственно и говорит аргентинский политолог и колумнист газеты Revista Accion Альберто Лопес Гирондо (Alberto López Girondo). Отвечая на вопросы Pravda.Ru, он заметил, что Россия должна сотрудничать в Латинской Америке, «чтобы укрепить сильные связи между Россией, странами Латинской Америки и странами БРИКС в поисках новых геополитических сценариев», — сказал политолог.
Эксперту, правда, не кажется своевременным возобновление на Кубе базы Лурдес (в советские времена — базы радиоэлектронной разведки) в контексте возобновления переговоров между Гаваной и Вашингтоном. «По крайней мере, пока эти переговоры не достигнут прогресса по вопросам, представляющим интерес для Кубы, например, по снятию торгового эмбарго», — сказал эксперт.
Лопес Гирондо не думает, что можно с оптимизмом говорить об усилении влияния России в Латинской Америке, так же как не стоит уповать на пессимизм американских специалистов в области региональной безопасности, когда они сигнализируют об усилении такого влияния, преуменьшая собственные средства защиты. «Это не что иное, как сигнал тревоги в адрес военно-промышленного комплекса США», — сказал политолог Pravda.Ru.
«Я думаю, речь идет пока идет о тенденции (усиление влияния РФ в регионе), но тенденция для США неблагоприятная, -сказал Pravda. Ru Владимир Евсеев, директор Центра общественно-политических исследований. — Латинская Америка очень ждет, когда Россия придет в регион. И развитие отношений идет не только с Бразилией, членом БРИКС, но и с Аргентиной. Россия создает там альтернативу США.Это очень важно для многих государств, потому что если есть альтернатива, то они более уверенно чувствуют себя на международной арене.
Одно дело — столкнуться один на один с США, и здесь понятно, что Никарагуа ничего не может возразить США, но когда там присутствуют Россия и Китай, которые лоббируют интересы Никарагуа, Манагуа может вести себя более независимо. Вот в этом ценность российского, если не присутствия, то хотя бы влияния».
«В Никарагуа планируется проложить новый параллельный Панамскому канал», — добавил эксперт. И в этом случае российский Тихоокеанский флот сможет выходить из Тихого океана в Атлантику и обеспечивать так называемое ядерное сдерживание, имея на вооружении крылатые ракеты большой дальности.
«При нахождении этих кораблей вблизи Кубы территория США частично будет простреливаться при необходимости. Таким образом, это наш ответ США на размещение военных объектов близ российских границ», — сказал Владимир Евсеев. По его мнению, если США будут и дальше создавать на западных рубежах России инфраструктуру НАТО, то Россия пойдет не только на возобновление работы военного объекта «Лурдес», как центра технической разведки, но и «как аэродрома для самолетов стратегической авиации, в зоне действий которых будут находиться Соединенные Штаты Америки».
«США достаточно уязвимы. Им придется в этом случае создавать противоракетную оборону не со стороны Аляски, а придется думать о том, как защищать при необходимости Флориду, как защищать южные штаты, что потребует огромных финансовых средств. Я думаю, это, в конце концов, убедит США в недальновидности своей политики в отношении России. И, наверное, тогда можно пойти на какие-то компромиссы. А надежды на то, что Куба в объятия кинутся к американцам — не оправдались, потому что кубинцы сразу сказали — для начала вы выведите военную базу Гуантанамо, а потом мы будем разговаривать», — заметил политолог.
Заметим, что чем солиднее будет база для торга и, следовательно, для компромиссов, тем больше Россия будет застрахована от повторения украинских событий, например, в Казахстане или Белоруссии.

Любовь Люлько

В Вооруженных силах России появится организованный резерв

Первый заместитель начальника Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба Вооруженных сил России Евгений Бурдинский заявил, что в ВС страны с начала 2015 года пройдет экспериментальный набор в организованный резерв среди служащих запаса, показавших лучшие результаты в военной подготовке, передает РИА «Новости».
«В начале 2015 года мы начнем эксперимент по возобновлению военной службы в резерве. Всего в первом наборе будет 5 тыс. военнослужащих, набранных из запаса. Служащие резерва должны будут показать себя наилучшим образом во время первоначальной военной подготовки. Они должны будут посещать ежемесячно специальные занятия, а также принять участие в итоговых месячных сборах», — информировал Бурдинский.
Он пояснил, что новую службу резервистов можно будет сравнить с израильским аналогом, но она будет выполнять несколько иные функции, которые пока не уточняются.

Военная авиация в Воздушных Силах Украины. Непраздничная беседа между праздниками

Справка:

 

Виктор Иванович Стрельников. Генерал-полковник запаса. Военный летчик I-го класса. Освоил больше десяти типов современных боевых самолетов. В 1991 году закончил Академию Генерального штаба.  В 1999-2002 годах — Главнокомандующий ВВС Украины — заместитель Министра обороны Украины.

 

Экс Главнокомандующий ВВС Украины — заместитель Министра обороны Украины генерал-полковник запаса Виктор Иванович Стрельников редко общается с журналистами. И тем не менее эта беседа состоялась. В преддверии главного для военных авиаторов праздника, Виктор Иванович рассказал о своем видении места военной авиации в вооруженных силах современной Украины.

 

— Какие изменения произошли в авиации ВС Украины с 2002 года по настоящее время. Ваша оценка хода реформирования.

 

 — Изменения произошли очень большие и не в лучшую, по моему мнению, сторону. Но прежде, думаю, стоит напомнить, что собой представляли Военно-Воздушные Силы Украины к 2002 году, не говоря уже о 1992 году.

 

 Во-первых, это утвержденный боевой состав в 300 боевых самолетов плюс чуть более 100 в резерве. К этому составу мы приближались. На вооружении ВВС находилась, в основном, авиационная техника 4-го поколения (Су-27, МиГ-29, Су-25, Су-24М, Ту-22М3).

 

 Во-вторых, была создана гармоничная система подготовки кадров: первая школа профессиональных сержантов в гарнизоне Борисполь, колледж в Василькове, Харьковский институт летчиков, оперативно-тактический факультет при Национальной академии обороны в Киеве. В состав ВВС входили 33 Центр боевой подготовки, Государственный авиационный научно-исследовательский центр, 9 авиаремонтных предприятий, два научных центра.

 

 В принципе было завершено структурное построение вида Вооруженных Сил. Мы какие Вооруженные Силы Украины строили? Минимальные по численности, мобильные, хорошо оснащенные и обеспеченные, профес­сиональные.

 

 Так вот, ВВС — самый мобильный вид любой армии. И дело не только в скорости 2000 км/час, а и в способности быстрее всех переносить усилия как по направлению, так и по глубине. Это общепризнано и общеизвестно.

 

 Хорошо оснащенная? А на вооружении у нас прекрасная боевая техника. Самолетов 5-го поколения в то время не было в природе, да и сейчас F-22 «Раптор» — единственный в ВВС США. Остальные самолеты в развитых странах максимум «4++», но и мы с 1996 года серьезно занимались программой модернизации наших самолетов. Все было подготовлено, не было финансирования не то что на модернизацию, даже на плановый ремонт. А ведь авиаремпредприятия освоили ремонт всех типов ЛА и двигателей, состоящих на вооружении.

 

 Таким образом, ВВС были оснащены современной техникой и вооружением, в том числе управляемым и высокоточным.

 

 Профессиональная? Но к 2001 году в ВВС проходило службу 74,6% профессионалов. Это офицеры, прапорщики, сверхсрочнослужащие и контрактники. Замечу, что в соответствии с тогдашней программой Вооруженные Силы Украины только к 2010 году должны были достигнуть уровня 75% военнослужащих по контракту. А в ВВС это было достигнуто в 2001 году.

 

 Я уже не говорю о летчике. Нет такого военного специалиста, которого нужно готовить мастерски владеть оружием 10 лет! Это сложная и профессиональная работа. ВВС как вид ВС Украины был неплохо структурирован и способен к развитию.

 

 Были и крайне больные проблемы, которые сопровождают авиацию и по сей день: керосин, исправность техники, жилье. В то же время, сокращая полки, командование ВВС было вправе рассчитывать на улучшение обеспечения, но на практике все наоборот! Это негативно отражалось на качестве боевой и оперативной подготовки, в целом на боевой готовности ВВС.

 

 Вот кратко с такими победами и поражениями мы подошли к 2002 году.

 

 Вы знаете, что с начала нашей независимости постоянно, как обязательное условие современной армии, ставился вопрос объединения ВВС и ПВО. Дважды практически объединяли с назначением единого руководства, но затем не без основания отказывались в последствии. Те объединения были не глубокими, а так называемыми столбами: столб ВВС и столб ПВО, а над ними единый орган управления. С 2001 года вопрос объединения двух видов ВС Украины был заменен термином «переход ВС Украины на трехвидовую структуру». Т.е. по этой программе участниками реформирования становились все виды ВС Украины. 12 апреля 2002 года Коллегия Министерства обороны Украины приняла программу перехода на 3-видовую структуру. Требовались изменения в законодательстве, уже началась детальная проработка соответствующих планов.

 

 А тут 27 июля, трагедия на аэродроме Скнилов. Черный день для гостей авиационно-спортивного праздника, черный день для Военно-Воздушных Сил, которые в миг превратились из любимой народом авиации в опасность, в угрозу, в криминал.  Ну, это совершенно отдельная тема.

 

 Экстренно принимаются решения: проверить уровень, обеспечить, повысить, улучшить и т.д. Полезные, в целом, для авиации вещи. Но… денег нет. Выход? Надо сокращать, реформировать, при том срочно и по-крупному. Вернулись к объединению ВВС и ПВО в третий раз. Объединение проведено с более высокой степенью интеграции, чем в первых попытках. Вид существует, ему уже пять лет.

 

 Виды Вооруженных Сил Украины, как и в  большинстве армий стран мира, сформированы по сферам, где они строят боевые порядки для ведения боя, сражения, операции.

 

 Сухопутные войска это делают на суше, ВМС — на море-океане, а ВВС — в воздухе (Космические войска в своей сфере или в составе ВВС).

 

 Конечно, предполагается тесное взаимодействие видов, когда общая задача решается дополнением друг дру­га в бою, где один сделает это эффективнее другого. Возможны оперативные объединения разновидовых сил для действий на отдельных направлениях. Но вид есть вид! Он способен в своей сфере вести самостоятельные действия и способен развиваться в соответствии с требованиями современности.

 

 Совершенствование Воздушных Сил Украины как вида предполагает развитие преимуществ от объединения ВВС и ПВО. Одним из таких направлений могли бы стать действия по единому плану, направленному на снижение плотности удара средств воздушного нападения противника (СВН) нашей ударной авиацией, значительно облегчающей задачи ПВО по прикрытию войск и гособъектов. Однако ударная авиация ВВС сразу стала лишней обузой в Воздушных Силах. Ее расформировали, оставив чуть-чуть «для типажа», а в Белой Книге Министерства обороны Украины уже который год ни слова о судьбе прекрасного, единственного оставшегося ударного самолета типа Су-24М. Его как бы и нет! Почему? Нет никаких подвижек в модернизации истребителя в многоцелевой комплекс, способный одинаково поражать как воздушные, так и наземные (морские) объекты, что в какой-то степени восстановило бы ударную составляющую ВС Украины. Уверен, выбран глубоко ошибочный путь развития Воздушных Сил. Авиация потеряла способность выполнять большинство из задач, возлагаемых ранее на ВВС. А кто эти задачи будет выполнять? Некому! И ничего выдающегося, нового, уникального в строительстве Воздушных Сил не придумано, не просчитано, не исследовано. Вид экстренно приводился к структуре корпуса войск ПВО 60-х годов прошлого века. Почему так происходит?

 

 Вот здесь, уверен, главное в том, что при объединении ВВС и ПВО не определились с приоритетом — кто к кому присоединяется? C глубоким уважением отношусь к патриотам своей службы, офицерам и генералам войск ПВО. Но если это не ПВО страны, то ПВО все-таки вид боевого обеспечения. Такова ее роль в Сухопутных войсках, в ВМС. Так надо было бы решать и в случае с ВВС. А решили объединить полюбовно, на равных, чтобы никого не обидеть. И даже название вида как бы нейтральное. Но тогда почему же в Вооруженных Силах Украины есть Военно-Морские Силы, а не просто Морские? Надо и ВМС назвать проще — МС! Или в Сухопутных войсках высший вуз — академия, в ВМС — академия (до недавних пор институт), а в ВС — университет ХУВС. А высший вуз в Вооруженных Силах тоже университет (до недавнего времени НАОУ). Это к слову. Нет системного подхода.

 

 Так что же мы получили в результате? По-сути, три вида ВС Украины: Сухопутные войска со своей ПВО и авиацией, Военно-Морские Силы со своей авиацией и ПВО, и собственно, войска ПВО со своей авиацией. Этот-то перекос и разрушает военную авиацию. Уже нанесено много вреда, и невозможно быть удовлетворенным ходом реформирования Воздушных Сил, потому как никакие конфликты современности не учат наших военачальников пониманию роли авиации в системе безопасности Державы.

 

— Что нужно сделать в стране, в Вооруженных Силах и командовании Воздушных Сил для доведения уровня состояния авиатехники, восстановления летного состава и других авиаспециалистов до современных требований?

 

 — Вопрос поставлен очень широко. Можно начать с теории. Что собой представляет военная организация государства, место Вооруженных Сил  в ней, концепции, доктрины, программы и т.д.

 

 Поэтому изложу свое мнение по конкретным проблемам. Прежде всего финансирование. Давно в оборот принят тезис «минимальной потребности ВС Украины». Кто его ввел, не помню, но за ним последовал следующий «бюджет проедания». Но вообще то это одно и то же. Министерство обороны много лет вытягивалось в нитку, стремясь «снять нагрузку на бюджет Державы», дескать, как-то подожмемся, вытерпим, понимаем сложности в стране, представляя минимальные запросы на год. За этим следовала необходимость сокращать ВС Украины, чтобы якобы от проедания выкроить что-то на боевую подготовку, технику, на разработки. Затем опять представляется «минимальная потребность», равная «проеданию» (т.е. содержанию ВС Украины на голодном пайке), а в условиях хронического бюджетного дефицита Министерству обороны опять же выделяется чуть меньше минимальной потребности. (Вспомните доклад руководителей МО о том, на сколько дней осталось ресурса кормить людей!)

 

 Круг замкнулся, и Вооруженные Силы ходят по нему уже скоро два десятилетия. К тому же, хорошей завесой бюджетного недофинансирования служит так называемый «спецфонд» (берите, не жалко), который всегда выполнялся на четверть от назначенного за счет реализации вооружения и военной техники (ВВТ). Ведь все военные чертыхаются от этого!

 

 А если ко всему этому прибавить нерациональность распределения бюджетных крох, лоббизм непервоочередных проблем?

 

 Таким образом от нормального финансирования Вооруженных Сил никакими приемами уже не уйти, так как все опасное и смешное, позорящее армию Украины уже видно всем невооруженным глазом. И отменить как очковтирательство показушный специальный фонд для Министерства обороны или перенацелить его на другие программы государства, не связанные с его безопасностью.

 

 Второе. Хорошо, получили, допустим, финансирование в целых 2% от ВВП по основному фонду. Их надо вручить в грамотные и профессиональные руки, чтобы могли эффективно эти средства использовать. И в этом вижу проблему.

 

 Строя профессиональную армию, наши теоретики как-то свели работу только к проблеме перевода на контракт. Для офицеров он оказался настоящей липой, так как Минобороны абсолютно не дает офицеру возможности мастерски владеть профессией (что он обязан по контракту), и в то же время не обеспечивает его жильем, не предоставляет и обещанную в контракте компенсацию. Прокукарекали, что процесс начала новой контрактной армии пошел, и все. Осталось «главное звено» — рядовой контрактник. Как найти средства на его денежное содержание, чтобы не безработица толкала его на защиту государства, а обеспечивались нормальные условия жизни? Как решить его жилищный вопрос? Вот вокруг этого и «плавают» сроки  окончательного перевода армии на контракт, т.е. на профессиональные рельсы.

 

 А как у нас обстоят дела с профессиональной подготовкой кадра? Генералов и офицеров. Все ли они соответствуют занимаемым должностям по уровню образования, прохождению службы, опыту наконец? Я знаю множество примеров, когда добросовестный офицер за 10 лет службы проходил десять служебных ступеней, иногда «перепрыгивая» 2-3, но ни одну должность так полностью и не освоив! Конечно, это беда , а не вина военного. Отсутствие настоящей боевой и оперативной подготовки, срочная потребность заполнения вакансий из-за непрекращающегося массива оргмероприятий и ухода профессиональных кадров не давали возможности нормального служебного роста. Не редки случаи, когда подчиненные учат начальника (и это не худший пример!). Хуже, когда некомпетентный начальник начинает проявлять волевые качества и приступает к главному, по его мнению, — реформированию. Военные организмы объединяют, разъединяют, переподчиняют, ликвидируют, а затем восстанавливают. При том не по одному кругу. Примеров масса. В общем, не скучно, но в центре этих поисков — видимость энергичных действий. Так кому же вручать 2% ВВП?

 

 Нужно решать серьезную и весьма тяжелую проблему подготовки, подбора и расстановки кадров. «Кризисным менеджерам»(популярная в последние годы характеристика «мастера на все руки») в армии места нет. Слишком это сложный, ответственный и тонкий механизм. На каждой должности должен быть профессионал, глубоко знающий предмет руководства, знающий все, что должны уметь и делать его подчиненные, способный постоянно учить их, воспитывать свою смену, видеть перспективу своего направления. Таким образом деньги, да в профессиональные руки, решат проблему  восстановления и модернизации техники и подготовки летного состава к владению авиакомплексом в объеме курсов боевой подготовки с полным использованием того, что заложено в технике разработчиками.

 

 Как-то один из журналистов при посещении в Японии предприятия заметил в одном из цехов надпись: «Кадры решают все!» «Это был коммунистический, большевистский лозунг!» — воскликнул он.  «Не знаю, чей это лозунг, — ответил японец, — но он верный!»

 

— Не так давно в еженедельнике «2000» была опубликована статья Владимира Бутенко «Нам угрожают страусы. В поисках оборонной достаточности». Ваше мнение по этому поводу?

 

 — В целом статья интересная. Но удивляют предлагаемые пути выхода из ситуации, в которой находятся ВС Украины. Выход предлагается один: «временно (до получения надлежащего финансирования) сократить ВС (в том числе и боевые части), одновременно принимая меры для сохранения на будущее их боевого потенциала».

 

 Автор хоть сам понял, что предлагает? Как это сократить боевую авиационную часть, одновременно сохранив на будущее ее боевой потенциал»? Если под боевым потенциалом понимать самолет, то без летчика он равен нулю. А как сохранить боевой потенциал летного состава «временно», до лучших времен, не летающего?

 

 И продолжает. «Например, имея в бригаде тактической авиации 20% исправных боевых самолетов, стоит ли сейчас предаваться самообману относительно остальных? Сегодня никто не ответит на вопрос: сколько времени и ресурсов потребуется на приведение в боеготовое состояние этих 80%. Вот вам и пример поиска резервов для временного сокращения.»

 

 Каков удалец! А у кого-нибудь спрашивал, «сколько времени и ресурсов…»? Спросите у Командования Воздушных Сил, у Минобороны, и вам четко ответят и по времени, и по ресурсам (где-то в районе 900 млн. грн.), и чего стоит такой пример поиска резервов для «временного сокращения»? А считал ли автор, во что обойдется Украине такое временное сокращение и как видится по времени и ресурсам восстановление боевого потенциала в видах ВС Украины, в частности в авиации?

 

 Он же и отвечает на поставленный вопрос: «Более того, возьмем на себя смелость утверждать, что четких механизмов восстановления ВВТ, массовой подготовки специалистов, а главное — материального обеспечения этих процессов в случае возникновения опасности для государства сегодня не существует — они утрачены.» Хотя и здесь автор не совсем владеет ситуацией: четкий механизм восстановления боевой техники был и есть. Ничего не утрачено, а наоборот — развито.

 

 Просто пора перестать некомпетентные выводы выдавать за свежие идеи и «временно» доводить Вооруженные Силы до роты почетного караула с оркестром!

 

 Пора понять, что летчик — центральная фигура в авиации, как у нас говорят, штык! Ради того, чтобы летчик был готов к защите Отечества, построен аэродром, вся инфраструктура, трудятся и служат инженеры, техники, тыловики, связисты, медики, синоптики и много других специалистов. Работает штаб, школа, детский садик. И вся эта махина не нужна никому, если нет летчиков. Она работает на холостом ходу, если летчик не летает — он не готов к решению поставленных задач.

 

 Ну а холостой ход дорого обходится. Люди растут в должностях, в званиях, кое-как поддерживают аэродром, средства связи, идет денежное содержание, выплата за свет, воду, газ, тепло и многое другое. А на выходе — ноль! Летчик не летает! Так не слишком ли это дорогое удовольствие — не летать? Не слишком ли просто и, повторюсь, дорогое удовольствие «временно» сократить, а при угрозе стране — быстренько «восстановить»!

 

 Есть, конечно, граница экономических возможностей государства, а есть черта безопасности государства, уверенности, что агрессор понесет неприемлемый ущерб от ответных активных действий. Так вот, думаю, границу, за которой ВС Украины не смогут выполнить свой конституционный долг по защите Украины и нашего народа из-за неподготовленности, даже временно, переходить нельзя.

 

— Реально ли на данный момент восстановление группы «Украинские соколы» и что нужно для ее восстановления?

 

 — В любом государстве, имеющем сильно развитую авиационную структуру, пилотажные группы создаются не просто так, для престижа. Пилотажные группы — это показатель высочайшего развития авиации страны, ее визитная карточка. Каждый думающий авиатор знает, что для создания пилотажных подразделений нужен ряд условий, и среди них:

 

 — широкий выбор летчиков, в совершенстве, идеально освоивших одиночный и групповой пилотаж на данном типе самолета (есть ли они у нас сейчас?);

 

 — авиатехника должна отвечать всем современным требованиям и иметь солидный запас ресурса планера, агрегатов, двигателя (возможно ли это при таком уровне финансирования?);

 

 — инструкторская база, т.е. наличие высококлассных методистов (тренеров), освоивших программу пилотажных групп. Без преемственности поколений (с 2002 года группы нет) это невозможно.

 

 Есть еще целый ряд условий , и среди них на одном из первых мест — это желание видеть свою страну авиационной державой не на бумаге.

 

 Поэтому на Ваш вопрос могу спокойно ответить: нереально. Ни в данный момент, ни в перспективе. Реально говорить не о восстановлении пилотажной группы, а о ее создании под старым, как говорят, брендом.

 

 Ведь восстанавливать можно после перерыва, после смены части летчиков в группе. Восстанавливать можно то, что имеет хоть какую-то оставшуюся базу. А что мы имеем в остатке: летчиков нет, техника неисправна, опыт ушел и преемственность прервана.

 

 Необходимо напомнить, как создавалась группа «Украинские соколы». Во-первых, была база индивидуальных пилотажников в ГАНИЦ и в полках, была база отбора не только желающих, способных, а и психологически устойчивых и совместимых для этого вида подготовки. Это должен быть очень дружный коллектив энтузиастов, чувствующий и понимающий друг друга в воздухе «по шевелению элеронов». Поэтому руководство ГАНИЦ, которому была поручена эта задача, выезжало в авиаполки, беседовало с кандидатами, выполняло с ними контрольные полеты на пилотаж. И только после этого принималось решение о зачислении в списки личного состава подразделения. В это же время готовились методики и программы подготовки, накапливался и тщательно анализировался видеоматериал и опыт выступлений лучших пилотажных групп мира.

 

 Но, повторюсь, была база для отбора. Значительно большее количество авиаполков, еще сравнительно молодой высококлассный летный состав с приличным налетом. Это ведь 95-96 годы. Тем, 35-летним летчикам сегодня уже по 50 лет!

 

 Сегодня даже приблизительно такую подготовку  Воздушные Силы ВС Украины не обеспечили. Вообще это трагедия авиации. Можно, конечно, кое-как собрать летчиков, посадить их в Л-39 и потихоньку натаскивать, руководствуясь «пальцем в небо». Но в таком случае велика вероятность попасть пальцем и в землю! Надо помнить трагедии и в Умани при подготовке пилотажной группы «Украинские казаки» на Л-39, когда опытный первоклассный состав не смог избежать катастрофы при отклонении в программе пилотажа. Очень опасных предпосылок к ЛП не удалось избежать и при подготовке «Украинских соколов».

 

 Методически путь один: дать возможность всем летчикам летать, совершенствовать мастерство, проявить себя в небе, расти в классности. Нужно ликвидировать для авиации деление летного состава на участников Сил быстрого реагирования и основных сил. И первые толком не летают, а вторым нужно лет пять осваивать самолет с налетом 90-100 часов ежегодно. Тогда появится нормальная база для отбора и пилотажников-солистов, и в целом пилотажной группы.

 

 Эта работа не самоцель, конечно, (создание только пилотажной группы), а необходима она для повышения боеспособности украинской боевой авиации, для ее боеготовности и повышения уровня безопасности полетов.

 

 Знайте: больше летаешь — дольше летаешь! И, к сожалению, наоборот.

 

 В заключение. Мы накануне знаковых праздников в августе — Дня независимости Украины, а следом и Дня авиации Украины. Хочу поздравить через нашу газету авиаторов, летчиков, инженеров, техников, специалистов тыла и связи, ветеранов, семьи авиаторов с этими нашими праздниками! Пожелать всем счастья и здоровья, благополучия и успеха во всех делах! Удачи!

 

Беседовал Владимир Алексеев. Еженедельник «Крила України».

 

 

Небольшое сравнение вооруженных сил России и США

Долгие годы воспаленные умы обывателя беспокоит гипотетический военный конфликт двух держав России и США. Представить военный конфликт двух этих государств в чистом виде практически невозможно. Вряд ли можно допустить, что в военное столкновение между двумя этими странами не окажутся втянутыми сопредельные государства. К тому же США, как член НАТО, может рассчитывать, если не на полноценную поддержку альянса, то хотя бы на поддержку своего главного европейского союзника – Великобритании. Однако постараемся все же просто проанализировать, что могут противопоставить друг другу армии двух этих стран.

Смысл такого противостояния, его реальность, а также возможность полноценной военной агрессии против России с введением на ее территорию сухопутных войск США, оставим за скобками. Информация для сравнения взята из открытых источников, доступ к которым есть у всех желающих. Большая часть сведений о точном количестве вооружений и войск является секретной информацией, которая если и публикуется, то часто с задержками, а значит приведенные значения могут изменяться как в меньшую, так и в большую сторону.

 

Численность армий

 

Сравнение военного потенциала двух держав можно начать с численности населения двух стран. Численность населения России на 1 января 2013 года составляла 143 347 059 человек, численность населении США на декабрь 2012 года – 314 895 000 человек. Собственно уже из этих цифр видно, что в случае глобальной войны США готовы будут поставить под ружье гораздо больше физически здоровых и крепких граждан мужского пола. Потенциальный мобилизационный резерв России оценивается в 31 млн. человек, США – в 56 млн. человек (если брать в расчет всех лиц мужского пола с 17 до 49 лет – не менее 109 млн.) При этом надо понимать, что даже США не сможет поставить под ружье такое количество народа. Для содержания такой армии не хватит оружия, боеприпасов, продовольствия, одежды, а транспортная логистика превратиться в настоящий ад.

 

 

ОБТ Т-90

 

В то же время в войне на истощение восполнять собственные потери США сможет гораздо эффективнее и гораздо дольше. При этом профессионального мобилизационного резерва в России просто не существует. В настоящее время работы над его созданием только в начале пути. Численность российских вооруженных сил была доведена до 1 млн. человек, из которых за штатом находится около 70 000 человек, еще около 300 тысяч приходится на солдат-срочников. Армия США является полностью профессиональной, ее численность составляет около 1,4 млн. человек, еще примерно 1,1-1,3 млн. человек составляют ближайший мобилизационный резерв или запас. Все они имеют действующий контракт с министерством обороны, регулярно привлекаются к учениям и боевой подготовке и в случае необходимости могут быть призваны на действующую службу.

 

Согласно опубликованной в 2012 году военной доктрине «Поддерживая глобальное лидерство США. Приоритеты обороны 21 века» армия США готова вести одновременно лишь 1 полномасштабную войну, сдерживая агрессивные действия противника в других регионах Земли. Ранее предполагалось ведение одновременно 2-х полномасштабных войн. Исходя из этого, в случае военной агрессии против России, армия США сможет выделить для этих целей большую часть своих вооруженных сил.

 

Техническое оснащение сухопутных войск

 

Основной ударной силой сухопутных войск являются танки. На вооружении армии США по состоянию на 2012 год находилось 1963 танка «Абрамс» в версии М1А2 из них 588 модернизированных до версии М1А2SEP. Помимо этого американские военные имеют еще порядка 2400 танков М1А1 и около 2385 танков М1 на хранении.

 

ОБТ «Абрамс» М1А2

 

В российской армии наиболее современным танком является Т-90. Всего в вооруженных силах насчитывается порядка 500 таких ОБТ в версиях Т-90А и Т-90АК. То есть по наиболее совершенным танкам в армиях двух стран наблюдается некий паритет. В то же время армия России имеет порядка 4500 тысяч танков Т-80 различных модификаций, которые проходят капремонт (на 2010 год). Также в войсках и на базах хранения находится порядка 12 500 танков Т-72 разных модификаций. Таким образом, если даже хотя бы треть этих машин будет на ходу, заправлена, в танки будут посажены экипажи и загружен боекомплект, их количество превзойдет численность американского танкового парка. Учитывая то, что США не смогут развернуть против России все свои танки, количественное превосходство будет абсолютным. По общему количеству танков Россия превосходит США не менее чем в 2,5 раза.

 

Также на вооружении армии США имеется порядка 6500 тысяч БМП «Брэдли», в свою очередь Россия располагает порядка 700 БМП-3, 4500 БМП-2 и почти 8000 БМП-1. Парк БТРов в российской армии составляет порядка 4900 единиц от БТР-70 до БТР-82А. Предполагается, что до 2020 года все БТР-80 российской армии будут модернизированы до уровня БТР-82А(АМ). Также российские ВДВ располагают порядка 1500 единиц БМД всех модификаций и еще примерно 700 БТР-Д. В армии США БТРов существенно больше — около 16 000.

 

САУ МСТА-С

 

Одной из главных составляющих успеха наземных операций по-прежнему является хорошая артиллерийская подготовка. В настоящее время американская армия располагает порядка 2000 САУ и еще 1500 буксируемыми орудиями. В Российской армии по данным на 2010 год насчитывалось более 6800 САУ и более 7500 буксируемых орудий. Из них 4600 приходится на 122-мм гаубицы Д-30, которые будут списаны до конца 2013 года. Помимо этого Россия располагает примерно 3500 РСЗО, в то время как на вооружении американской армии таких систем всего 830. Таким образом, на бумаге российская армия имеет превосходство над американской в самоходной артиллерии в 3,4 раза, в буксируемой в 5 (в 1,9 после списания Д-30), в РСЗО в 4,2 раза.

 

В то же время непосредственно по штатам бригад и военных баз в российской армии имеется лишь около 2500 танков. Удостовериться в этом не трудно. В российской армии всего 4 отдельных танковых бригады, на вооружении каждой из них по штатам находится 91-94 ОБТ. Также имеется около 30 отдельных мотострелковых бригад (я насчитал всего 27, но могу ошибаться), каждая из которых имеет в своем составе танковый батальон – 41 танк. Остальные танки находятся на базах храения и ремонта военной техники (БХиРВТ). Ту же ситуацию можно спроецировать на артиллерию.

 

САУ M-109

 

Помимо этого армии двух стран располагают большим количеством вертолетов. Армия США имеет в своем составе около 2700 боевых вертолетов. Армия России имеет меньше винтокрылых машин – 1368 единиц (примерно в 2 раза меньше).

 

Техническое оснащение ВВС

 

Американские ВВС представляют собой грозную силу, по количеству боевых самолетов они занимают первое место в мире. В составе регулярных частей ВВС США (на 2011 год) имеется 144 стратегических бомбардировщика (66 B-1, 20 B-2 и 58 B-52), 297 штурмовиков А-10, 1629 истребителей (471 – F-15, 968 – F-16, 179 – F-22, 11 F-35). Стоит отметить, что США единственная страна в мире, на вооружении которой находится истребитель 5-го поколения, речь об F-22 Raptor. Помимо этого в составе военно-морского флота (на 2008 год) имелось 867 истребителей-штурмовиков F/A-18. Всего боевых самолетов без учета имеющихся в резерве – 2937 единиц.

 

Стоит отметить, что состав ВВС России носит секретный характер, а значит приведенная информация может содержать неточности. В составе регулярных ВВС России насчитывается 80 стратегических бомбардировщиков (16 – Ту-160, 64 – Ту-95МС), 150 дальних бомбардировщиков Ту-22М3, 241 штурмовик Су-25, 164 фронтовых бомбардировщика Су-24М и М2, 26 фронтовых бомбардировщиков Су-34. В составе истребительной авиации насчитывается 953 машины (282 – МиГ-29, 252 – МиГ-31, 400 – Су-27, 9 – Су-30 и 10 – Су-35С). Общий состав боевой авиации составляет 1614 самолетов (приблизительно). Таким образом, в боевой авиации противник имеет примерно 2-х кратное превосходство.

 

F-22 Raptor

 

Стоит отметить, что в настоящее время российские ВВС активно модернизируются и перевооружаются. Количество современных самолетов в них будет расти, появится и собственный самолет 5-го поколения – ПАК ФА. При этом по своим возможностям самолет Су-35С практические ни в чем не уступает самолетам 5-го поколения, ВВС России планируют приобрести как минимум 48 данных машин. Также на 2012 год половина Су-27 была модернизирована до версии Су-27СМ3, а это уже, по сути, другая машина, которая на равных способна бороться со всеми самолетами 4-го поколения. Активно модернизируются и самолеты-перехватчики МиГ-31.

 

Помимо этого у российской авиации в рукаве есть свой козырь. Стоящие на вооружении ВВС России управляемые ракеты класса «воздух-воздух» имеют самую большую дальность полета среди подобных видов вооружений. Ракета Р-37, которая может использоваться истребителями-перехватчиками МиГ-31БМ и истребителями Су-27, Су-35 способна поражать цели на удалении в 300 км! Помимо этого в России идут работы над ракетой КС-172, обладающей еще большей дальностью поражения – до 400 км. И новой ракетой РВВ-БД, в то же время ракета средней дальности РВВ-СД обладает дальностью полета примерно в 110 км. Наиболее совершенные американские управляемые всепогодные ракеты AIM-120С7 и AIM-120D в состоянии поражать цели на удалении в 120 и 180 км. соответственно.

 

Су-35С

 

Су-35, Су-27 и МиГ-31БМ, оснащенные современными РЛС и ракетами Р-37 с большей дальностью запуска, чем любая американская ракета, позволяют этим машинам существенно сократить свое отставание даже перед самым современным американским истребителем 5-го поколения F-22 Raptor, обладающим малой заметностью. С истребителями типа F-15, F-16 и F/А-18 они могут расправиться без особых проблем.

 

Главным же козырем России в возможном военном конфликте, помимо не самых слабых ВВС, является система ПВО страны, которая в состоянии сделать российское небо недоступным для действий авиации любого вероятного противника. А без поддержки авиации сегодня невозможно ведение сколь-либо успешных боевых действий против достаточно сильных сухопутных группировок противника. Учитывая, что армия США вынуждена будет на первоначальном этапе кампании вести бои за плацдармы и их дальнейшее расширение, такие операции без господства в воздухе будут заранее обречены на провал.

 

Согласно докладу австралийского аналитического центра Air Power Australia, в котором шло сравнение американской боевой авиации и российских средств ПВО. В случае полномасштабного военного конфликта возможность выживания авиации ВВС США практически полностью исключена за счет того, что российские средства противовоздушной обороны: радиолокационные системы и зенитные ракетные комплексы достигли высочайшего уровня развития. Современные российские системы ПВО С-400 вообще не имеют аналогов в мире и значительно превосходят американские Patriot.

 

С-400

 

При этом и составляющие костяк российской ПВО комплексы С-300 все еще в состоянии расправиться с любым вероятным противником. По данным ряда европейских экспертов, система ПВО России в состоянии уничтожить до 80% вторгнувшихся в ее воздушное пространство самолетов любых типов. Российские специалисты скромнее и оценивают это число в 60-65%, но в любом случае авиации противника будет нанесен просто невосполнимый урон, от которого она уже не сможет оправиться. На 2010 год в составе российских ПВО имелось около 2100 ПУ С-300 различных типов, С-400 развернуто 9 дивизионов – 72 ПУ, всего до 2020 года планируется развернуть 56 дивизионов, вооруженных данным комплексом. Помимо этого в войсках имеется как минимум 22 комплекса ПВО малой дальности – Панцирь-С1.

 

Именно ПВО является главным козырем России и ее «зонтиком», который защитит страну от возможной агрессии. Под защитой ПВО до 2020 года Россия сможет существенно обновить и свои сухопутные войска, и ВВС, которые пополнятся новой боевой техникой. После 2020 года вероятность прямого вооруженного конфликта между США и Россией, который и сейчас представляется очень маловероятным, упадет практически до нуля.

 

Автор Юферев Сергей