Паспорт как рычаг давления: Киев передумал расставаться с российскими украинцами

Пресс-секретарь миграционной службы Украины Борис Гунько заявил, что Киев продолжит считать своими гражданами тех украинцев, которые получат российское гражданство по упрощенной процедуре, реализация которой скоро начнется в России.
Украинцы опять поменяли свою политику по гражданству
По словам Гунько, выход из украинского гражданства возможен только по процедуре, которая подразумевает под собой специальный указ президента Украины Петра Порошенко.
Интересно, что это заявление миграционной службы продолжает инициативу Порошенко о том, чтобы лишать гражданства тех украинских граждан, которые имеют двойное гражданство.
Видимо, в Киеве решили переиграть этот момент и, как это обычно случается на Украине, повернуть все с ног на голову. Кроме того, в украинской столице подумали и пришли к выводу, что благодаря подобной практике лишения украинского гражданства, Украина может остаться без значительной части трудоспособного населения. Ведь кроме России, против которой и вводятся эти законы, украинцы сегодня активно выезжают и в страны Европейского союза.
Президент украинского аналитического центра Александр Охрименко отмечает, что на сегодня только на территории России постоянно работает порядка 2,2-2,5 млн граждан Украины.
В Киеве решили отказаться от политики лишения гражданства
Соответственно, любые меры в этом направлении приведут к тому, что эти выходцы из Украины практически сразу станут заточенными на отказ от украинского гражданства и точно также произойдет во всех других странах, где жители Украины получат право получить их национальное гражданство по какой-то упрощенной административной схеме.
По мнению Охрименко, Киев отказался от этой инициативы по причине того, что она де-факто окончательно лишает Украину всех прав на Крым, а также на народные республики Донбасса.
В итоге, в Киеве решили отказаться от таких нововведений и продолжить стоять на принципе, что «все украинцы наши». На самом деле, это логично, поскольку, как замечает Охрименко, выйти из украинского гражданства очень трудно и здесь есть большой коррупционный элемент.
Политолог Богдан Безпалько в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что проблема двойного гражданства очень давно является горячей политической темой на Украине.
«Еще до событий 2014 года на Украине часто задавался вопрос, а почему бы не ввести в этой стране двойное гражданство, на что был всегда один и тот же ответ, что в таком случае половина населения этой страны сразу получит российские паспорта», — заключает Безпалько.
Тема двойного гражданства является больной для Украины
Таким образом, как считает Богдан Анатольевич, логика украинской миграционной службы является образцом того же порядка, который заключается в давнем стремлении Киева максимально усложнить процедуру отказа от гражданства Украины.
Это делается для того, чтобы не потерять значительную часть трудоспособного населения – здесь достаточно сказать, что Украина сегодня живет за счет денег гастарбайтеров, а также иметь рычаги влияния на жителей Крыма, которые перешли в российское гражданство.
Ведь в таком случае у украинской позиции по полуострову возникнет противоречие – Киев будет продолжать претендовать на Крым, но не будет считать его жителей гражданами Украины.
«Таким образом, украинская политика по гражданству заключается в том, что Киев всеми силами старается замедлить процесс смены украинцами своего гражданства. Это связано в том числе и с нашей страной, поскольку в России существовала норма, по которой на наше гражданство мог претендовать только тот человек, который предоставлял затем справку о своем выходе из гражданства другой страны. Эта процедура, кстати говоря, создавала проблемы не только украинцам, но и гражданам того же Узбекистана», — констатирует Безпалько.
Эта среднеазиатская страна, которая также очень сильно зависит от перечислений гастарбайтеров, традиционно создает серьезные барьеры по выходу из своего гражданства.
Киевская власть продолжает создавать трудности жителям Украины
«Поэтому это заявление украинской миграционной службы можно расценивать, как войну против своих собственных граждан. Этому же коррелирует постоянные разговоры в Киеве о визовом режиме Украины с Россией. Пока его украинские власти не ввели, но сложностей на границе создали столько, что на сегодня он уже фактически существует», — резюмирует Безпалько.
И совершенно непонятно, как события на Украине будут развиваться дальше, поскольку, как считает эксперт, эта страна является территорией, где возможно буквально все.
«Никто ведь не думал, что Киев разорвет авиасообщение с Москвой, и что украинцы будут бомбить Луганск самолетами штурмовой авиации. Так что, все здесь возможно, а единственное противодействие заключается в изменении российских норм, чтобы жители Украины могли спокойно получить гражданство по упрощенной процедуре», — заключает Безпалько.
Таким образом, эта ситуация показывает, что украинцы используют своих граждан в качестве разменной монеты в политической борьбе с Россией. Мало того, что разрыв отношений с Москвой привел к краху украинской экономики, свертыванию рабочих мест, а также к массовой эмиграции, пусть и носящей на первых порах «трудовой характер», так Киев не смущается еще больше портить жизнь жителей своей страны с помощью такой линии по гражданству.

https://news.rambler.ru/

Майданное время

Из киевского блокнота итальянки

Многие украинцы сейчас признают: майдан был «восставшим прошлым».
Ехала домой по сонной Москве, ночь на дворе, рано утром в Киев, и одна мысль колола меня, словно заноза: лучше бы я в тундру или в тайгу, чем на Украину.
Как пережить неделю в стране, где идет война, как понять, кто хороший, кто плохой, кто кому друг, а кто враг — задача казалась непосильной. Билет тем не менее был в руках, и до отлета оставались считанные часы. Закрыла свои страхи в чемодан и отправилась вместе с ними в Киев.
Совершенно прозрачное голубое по-итальянски небо. Моей любимой итальянской погодой встретила меня Украина, и настроение мое живо наладилось.
Ничего не могло его испортить даже, когда украинский пограничник на паспортном контроле вздрогнул, увидев в итальянском паспорте отметку о виде на жительство в России. Отправилась в гостиницу беззаботно а-ля турист на автобусе и по дороге смотрела вокруг и забавлялась. Искала, что русское, что итальянское можно найти в пейзажах страны, оказавшейся на перекрестке между востоком и западом и выбирающей, по какому пути идти.
Машины катились без тряски по ровному асфальту и пропускали пешеходов у пешеходных переходов. Точно, как у нас. А вот вокзальная площадь — типично русский мир. Кругом одни всем известные палатки с напитками, жевательными резинками и шоколадками. Бабули в платочках у подземных переходов продавали семечки, а уставшие с виду женщины — дорожные наборы для счастья и теплоты: цветы и шерстяные носки.
Над всей площадью раздавались крики водителей автобусов и маршрутных такси: в Полтаву, в Харьков — недорого.
Но был в этом восточном муравейнике свой едва заметный западный штрих. Давно прижившийся сосисочный запах местами перебивал свежий аромат эспрессо и капучино, приготовленные в профессиональных кофемашинах на колесах.
Я продолжила свою игру, зайдя в подземку.
Пластмассовые жетончики киевского метро похожи на питерские, станции и поезда — на московские, хотя все надписи и на украинском, и на английском языках.
Но игра кончилась мгновенно, когда я заметила, поднимаясь по эскалатору на Крещатик, что моя сумочка с документами открыта и оттуда исчез мой итальянский паспорт.
Что теперь делать, думала и боролась с нарастающей паникой, но еще сильнее злилась на глупость вора, который взял паспорт, а не деньги. Странный какой-то вор попался.
В толпе пассажиров начала искать любую форму или фуражку, и вдруг счастье: у выхода из метро стоял молодой милиционер. Я схватилась за него, начала рассказывать, он слушал скучающе. Потом пригласил в свой кабинет, стал звонить коллегам, то тыкая пальцем, не торопясь, по экрану своего айфона, то, крутя диск старого советского красного телефона, наконец, выдал обнадеживающий вердикт. Паспорт — не деньги. Шанс, что его найдут, велик.

Со времен распада СССР прошло больше 20 лет, на Украине одно за другим сменялись правительства, каждое из которых начинало новые реформы. При этом никаких хороших изменений нет… Фото:Стефания Дзини
Минут тридцать мы с ним разговаривали в душной, тесной комнатушке, я на русском, он часто переходя с русского на украинский. Его щеки, щедро упитанные, как у каждого второго московского милиционера, заметно зарумянились, когда он решил сообщить, что не разделяет многое из того, что в Украине делается, бесстыжую информационную пропаганду, например.
В этот момент с моим паспортом в руках его коллега зашел в кабинет. Когда в гостинице я зашла в свой светлый номер, мне показалось, что везению нет предела: вместо стандартного улучшенный, по той же цене, с большим окном, просторной ванной и широкой кроватью. От счастья начала на ней прыгать, как ребенок, но застыла в воздухе. Застыдилась, представив, какое удивление могли вызывать мои взлеты и падения у незримого глаза, наблюдающего из дырочки, аккуратно вырезанной в рамке висящей на стене картины.
Приземление было жестким, но многое прояснило: на границе заметили вид на жительство в России, паспорт не украли и нашли, а взяли, «пробили» и вернули.
Впрочем, ни камеры в гостинице, ни человечки в коротких темных куртках и с сумочкой через плечо, порой ходящие за мной с притворным праздным видом, никак не влияли на мои планы.
Не смущали меня и фигуры в плащах, возникающие у соседних столиков в кафе, когда я с кем-то разговаривала. Они легко вычисляемые: то сидели и упорно смотрели в одну точку, то с мобильником играли и, когда по виду им было скучно, я говорила собеседнику то, что могло их немножко взбодрить. Так или иначе, все мои киевские дни начинались и заканчивались, как по расписанию, с прогулки по майдану, даже когда он не был мне по пути.
По вечерам возвращалась с майдана в гостиницу, опьяневшая витающим над площадью чувством свободы, но отрезвев в тишине номера, я начинала сомневаться: действительно ли майдан — островок свободной воли. Или майдан — всего лишь большая сцена, а его люди, любительские актеры, разыгрывают любительский спектакль под руководством невидимого профессионального режиссера? Вопрос для размышления.
В многочисленных встречах с киевлянами меня интересовало, как украинцы относятся к России, что они думают о войне, какие перспективы видят для своей страны и почему одни хотят на Запад, а другие — нет?
Вот ответы киевлян, записанные в мой блокнот.

На майдане говорили: Бандера придет и порядок наведет. В этой идее нет никакой мечты о будущем, есть только история братоубийства
Про майдан
«Когда майдан начинался, я писал о нем как о восставшем прошлом. На майдане говорили: Бандера придет и порядок наведет.
В этой идее нет никакой мечты о будущем, есть только история братоубийства. И почему Бандера должен прийти, а не гениальный Королев, который родился в Украине и прорвался в космос? Разве можно представить, чтобы в Италии говорили — Муссолини придет и порядок наведет?
На майдане также говорили, что во всем виноват Янукович, его клеймили кровавым диктатором, но только после того, как он не подписал Евроассоциацию. До этого он считался героем, так как его правительство сделало столько шагов в Европу, сколько не сделала за 20 лет вся Украина.
Сейчас говорят, что майдан был революцией достоинства, но в чем ее достоинство, когда наши села едва живут и старухи вынуждены брать хлеб в долг и платить, когда пенсия придет. Это происходит и в Западной, и в Восточной Украине. Майдан отбросил Украину лет на 10 назад…»
«…Когда начался майдан, самым сильным, консолидирующим его элементом был украинский национализм. Многие рассматривали майдан не как антикоррупционную или социальную, как в Европе рассказывается, а как национальную революцию. Эта сильная составляющая национальной революции доминировала и если бы ее не было — мы вряд ли смогли стерпеть тот режим. Многие говорили: наконец мы нация, мы возьмем власть и будем подальше от Москвы».
Про войну и про Россию
«Украина всегда гордилась тем, что независимость приобрела без единого выстрела и за 70 лет не было кровопролития. Теперь эта глупая война стоит 80 миллионов гривен ежедневно.
Лучше бы эти деньги украли, по крайне мере они не тратились бы на разрушение. Придумали, что Россия во всем виновата и не хотят понимать, что России война не нужна. Россия — гигантская страна с массой своих проблем.
Когда майдан начался в декабре, Россия подписала договор о 17 миллиардах кредита Украине. Неужели Путин хотел захватить Украину, давая ей кредит?»
«…Корни всего, что произошло с Крымом и что происходит на Донбассе, нужно искать в истории. Когда Хрущев передал Крым в состав УССР, в душе жителей осталась большая обида. Русские говорили: подарили Крым, но нельзя людей дарить. После распада СССР вопрос Крыма стал болезненным: крымчане стали упорно говорить, что хотят в Россию. Тут Украина должна была проводить более терпимую политику, чтобы люди не замечали культурного давления. Сицилийца, например, нельзя заставлять петь O sole mio на языке Данте. Он обидится. Кроме того, Украина в Крыму два раза нарушала правила игры: два раза западная часть украинского политического эстеблишмента пошла по силовому сценарию, в 2004 и в 2007 гг., когда Ющенко подписал указ о разгоне парламента, не имея на это законного основания. Оба раза восток уступал, третий раз взял и взорвался, и получились Крым, Одесса, ДНР. Действия рождают противодействия — всегда.
Если называть акции на майдане мирными протестами, то должны были смириться с тем, что мирные протесты могут быть и в Донецке, и в Луганске. А Киев взял и начал проводить военную операцию». Теперь первое, что нужно делать, — прекращать войну и вижу, что скоро она будет прекращена, потому что Украина исчерпала свой потенциал».
Про национализм
«Впервые за 23 года к власти пришла откровенно антироссийская команда, у которой другой идеологии, кроме бандеровской, нет. Специфика украинского национализма тождественна русофобии. Ющенко был простым украинским националистом неумным, а вокруг него была какая-то компания с промежуточными позициями.
На самом деле после победы майдана при поддержке Европы и Америки к власти пришли люди, которые себе поставили главную цель — быть подальше от Москвы, вступление в НАТО, в Евросоюз. Был бы Крым, не было бы Крыма, все равно была бы политика антироссийская.
Сегодняшнее украинское правительство состоит из разных составляющих: есть идейные националисты, которые готовы терпеть любые испытания, лишь бы оторваться от Москвы. Но в основном в правительстве сидят люди ужасно прагматичные, для которых главное — карьера и бизнес. Взять, например, Яценюка: он из Закарпатья, где не любят националистов, но он делает карьеру и тренд такой — надо быть националистом и антирусским. Или Порошенко — он отчетливо сознает, что в этом русле он стал президентом…»
Когда начался майдан, самым сильным, консолидирующим его элементом был украинский национализм
«…Много тех, кто симпатизируют националистам? Да, много.
Еще три года назад слово «национализм» воспринималось отрицательно. Сейчас понятия патриотизма и национализма стали все ближе и ближе. Может, потому что, если смотреть хладнокровно, без радикальных ребят мы не выиграли бы у Януковича…»
«…Упреки о том, что сейчас в Украине существует неофашистский режим, имеют свое основание, так как радикалы оказывают влияние на правительство и выходят на улицу, и служат в батальонах».
Про перспективы для Украины
«Если перемены были, то они были при Горбачеве: страна распалась, но все равно создался Союз Независимых Государств с общей армией и чуть ли не общей финансовой системой.
С тех пор прошло больше 20 лет, сменилось 20 правительств, каждое из которых начинает делать новые реформы. При этом никаких хороших изменений нет. Гигантский завод «Арсенал» закрыт и стал выставочным залом. Также закрыты завод «Большевик», объединение космическое «Королева», завод по самолетостроению «Антонов» почти упал, закрыт «Электронмаш».
Были честные кооперационные связи в пределах Союза, их не стало. Самый крупный в мире в Одессе торговый флот давал 6 миллиардов долларов в год чистой прибыли еще при распаде Союза. Были корабли-фабрики, которые рыбу изготовляли, арктические корабли. Наши умудрились за 5 лет все распродать, распилить, половина прогнила на рейде. Как ни странно, если говорить о реформах — они идут к разрушению какого-то промышленного потенциала, которым обладала Украина, из-за безграничной алчности, которая играет в этом большую роль.
Говорят, у нас есть капитализм, но капиталист ничего не разрушит, потому что сам все создавал, а у нас в принципе никто ничего не создает. А сейчас у нас — самое непрофессиональное правительство за всю историю, а парламент будет — самым ужасным, потому что в нем будут какие-то боевики, которые никакого отношения не имеют к государству. В политике некомпетентность и невежество это — страшная сила».
«Украину ожидает катастрофа плохая или очень плохая, дело может дойти до распада страны. Расширение военных действий, скорее всего, не будет. Скорее, стороны будут договариваться и будет возникать некая буферная зона, которая превратится в черную дыру — такой на первом этапе была Босния-Герцеговина, через которую будет проходить все что угодно, от наркотиков до водки и сигарет.
Тем не менее, я сторонник, чтобы сохранилась единая страна, даже если достаточно странно была бы образована и странно существовала. Дезинтеграция Украины еще хуже».

Сейчас в украинской политике такой тренд: надо быть националистом и антирусским.

Натали

Я больше никогда не буду украинцем!

Укр свастикаЯ приложу все свои силы, чтобы навсегда уничтожить и стереть это уродливое, лживое суррогатное государство Украина! Вместо попытки договориться, нас начали убивать. Они обозвали нас сепаратистами, даже не пытаясь нас выслушать. Они записали всех нас в террористы, которых можно убивать во славу Украине. Назначали врагами на нашей же земле!

Нас определили немыми бесправными рабами в своей же стране. И я смотрю на некоторых окружающих меня людей и понимаю. Они приняли эту роль. И готовы быть рабами, лишь бы все было как раньше. Лишь бы не было войны…

Украинский нацизм за эти годы самостоятельно уничтожил всю любовь и уважение к украинским традициям, языку, культуре и государству. Эти опостылевшие вышиванки, казаки, трипольцы, бандеры и шухевичи, выдуманная лживая история… Это нелепое уродство, которое было подсунуто русским вместо их настоящего языка, истории и культуры.

И мы приняли это! Нас даже заставили испытывать чувство вины, что мы недостаточно сильно любим певучую мову и Украину. Заставили испытывать вину за то, что мы русские. Что мы цепляемся за наше Великое Прошлое Великой Страны, которой мы гордились. Что мы совки и быдло.

У нас также украли детей, засрав им мозги и сделав из них бездушных злобных кукол. И теперь русские дети кричат «Слава Украине!» и заживо сжигают людей, снимая все это на видео и выкладывая в сеть, чтобы набрать лайков. Боль. Стыд…
То зло, что произошло за последние месяцы, нельзя оправдать ничем. Мы сами способствовали этому, своим трусливым непротивлением, безучастностью, надеждой, что нас это не коснется. Своим наивным подростковым идеализмом: а вдруг станет лучше? И от осознания этого становится тяжело на душе. Вина за все содеянное Украиной лежит на нас. Нам нужно принять ответственность на себя. И исправлять все то, что мы натворили.

Никто, кроме нас, не повинен в этом положении: ни Россия, ни Запад. И никто не будет спасать нас от самих себя!
Единственный шанс выжить и что-то изменить лежит на нас. Только мы лично можем выбрать свою судьбу. Уничтожить нацистов, уничтожить это государство, уничтожить всех этих олигархов, продажных чиновников, политиков и СБУ. Только так можно искупить вину перед Богом, историей, будущим. И тогда у нас появится шанс на спасение!

Нас ждут ужасные темные времена. Это — неизбежность. Это — неотвратимо. И чем сильнее будет в нас русская вера, тем быстрее мы пройдем через этот ад под названием Украина. Украина — это уродливая химера, которая разрушила наши жизни. Превратила нас в трусливых скотов, а наших детей — в безмозглых кровожадных ублюдков. У нее нет будущего. Украина питалась душами русских людей, их кровью и трудом, за счет этого она держалась все эти годы. И сейчас в своей агонии она пытается забрать с собой как можно больше наших жизней…

Если ты говоришь на русском, думаешь на русском, то ты — русский, и не важно, кто твои предки. И большая Родина у тебя одна — это Россия! И больше всего стыдно за тех русских, которые кричат «Слава Украине!» и думают, что от этого они стали украинцами. Нет, вы просто стали предателями!

Под крики «Слава Украине!» было сожжено заживо и убито больше 50 человек в Одессе. И в этом пламени сгорело все, что связывало меня с украинцами и Украиной. Для меня больше не существует государства Украины.
Я больше никогда не буду украинцем. Я — русский!

Андрей Лобанов, Харьков
http://ukr-ru.net/

Русские украинцы или украинские русские?

 За возвращение утраченных территорий, населенных преимущественно этническими русскими. Распад Советского Союза стал крупнейшей геополитической катастрофой для России не только в XX веке, но и во всей истории Нового времени. После 1991 года территория России уменьшилась на 24%, появилась проблема раздельности физического существования страны (Калининградский анклав), значительно сократился промышленный и военный потенциал государства, к Москве перешли вешние долги СССР, общая сумма которых превысила 120 миллиардов долларов. Но главной потерей для России, стали 25 миллионов русских людей, которые вынужденно остались жить в бывших союзных республиках.

 

Об экономических и политических последствиях распада Советского Союза писалось и говорилось очень много. Весьма справедливо утверждать о том, «парад суверенитетов», начавший в 1990-х годах нанес России несравненно больший вред, чем республикам бывшего Советского Союза. Одни только экономические потери составили для России миллиардов долларов. Но для того, чтобы восстановить свой экономический и политический потенциал России хватило 15 лет. Но этого срока оказалось недостаточным для того, чтобы решить основные социальные проблемы, и в первую очередь вопрос русского населения, не по своей воле оставшегося на территориях теперь уже бывших советских республик.

 

 Во времена СССР граждане Советского Союза расселялись по территории союзных республик, не обращая внимание на административные границы. Узбекистан, Киргизия, Таджикистан, Туркменистан, страны Балтии – все они тогда считались одной большой родиной. Эти республики были тесно интегрированы в единую хозяйственно-экономическую и военную систему Советского Союза. Так, например, республики Средней Азии были ключевой составляющей для советского ВПК, на долю Украины приходилась существенная часть промышленного производства, Белоруссия давала стране чуть ли не половину всей сельской продукции и так далее.

 

Кроме того, Москва была заинтересована в усилении этих республик, так как они являлись по своей сути периферией государства, то есть, защищали центр страны от возможной экспансии внешнего врага. Исходя из этого, Россия не жалела средств на то, чтобы эти республики не отставали в экономическом плане от центра. Один лишь пример, во времена Советского Союза в Грузии доход на душу населения был в несколько раз выше, чем в Российской Советской Федеративной Республике. И это при том, что роль Грузии в экономике СССР была минимальной и сводилась к поставкам на советский рынок фруктов, вина, минеральной воды и лаврового листа.

 

Для того, чтобы сделать советские республики полноценными, Россия жертвовала не только своими лучшими кадрами, но и своими землями. Русские люди строили в Средней Азии, на Кавказе, в Прибалтике дороги, школы, заводы, магазины, а русские земли позволили советским республикам усилить свою территорию и превратиться в полноценные государственные образования.

 

К моменту развала союзного государства в Азербайджане проживало 150 тысяч россиян, в Киргизии 756 тысяч или 17,1 % населения, в Туркмении около 400 тысяч (10 % населения) в Литве 354 тысячи (9,4 % населения), в Латвии 10 %, в Казахстане около 8 миллионов человек. Распад Советского Союза застал их в врасплох. Никто тогда не ожидал, чем обернется для них прекращение существования СССР.

 

Учитывая то, что во время СССР единство всех республик основывалось на коммунистической идеологии, кризис КПСС и системы ценностей создал духовный вакуум, который был заполнен националистическими идеями, базис которых сводился к кощунственному по своей сути утверждению о том, что, будучи в составе СССР, эти республики являлись колониями России. Клеймя Россию и вместе с ней русское население союзных республик, местные элиты, стремившиеся единолично владеть богатствами своих государств, искали поддержку среди титульных наций.

 

И, надо сказать, находили ее. Итогом такой борьбы за власть стало то, что во многих бывших республиках Советского Союза русских стали увольнять с работы и отдавать их рабочие места местным кадрам, лишать права заниматься государственной и общественной деятельности, ограничивать, а в отдельных случаях и лишать, политических, экономических и социальных прав.

 

Русский язык потерял статус государственного и для того, чтобы иметь возможность пользоваться равными правами с местным населением, русские люди должны теперь изучать местные языки. Наиболее радикально в этом плане поступаю прибалтийские республики. Особенно сложно дела обстоят в Латвии, где преподавание в школе преимущественно ведется на латвийском языке. И даже в Киргизии, конституция которой закрепила для русского языка статус официального языка общения, русский человек, не знающий киргизского языка никогда не станет президентом страны, потому что глава государства обязан сдавать экзамен по киргизскому языку. К 2000 году количество школ с русским языком обучения сократилась по всем странам СНГ от 46 % до 73 %.

 

В результате, уровень жизни русских людей значительно ухудшился, а это, в свою очередь чревато социальными и политическими конфликтами. Указанные действия являются далеко не единственной формой нарушения прав и свобод человека, гарантированных международными правовыми актами. Не редкость также произвол по отношению к русскому населению административных, правоохранительных и судебных властей, ущемление прав соотечественников в области социального обеспечения.

 

Практически во всех странах СНГ введены унижающие человеческое и национальное достоинство ограничения для российского населения при решении вопросов гражданства, собственности, приватизации, приобретении земли, предпринимательской деятельности, получения образования. Усугубляет ситуацию и то, что у соотечественников, живущих в СНГ нет опыта жизни в условиях разделенного народа. У многих из них в России остались близкие родственники, но их сообщение теперь затруднено.

 

А правящие на пост советском пространстве новые бюрократии, рекрутированные в основном из «титульных наций», не обладают историческим опытом государственного руководства и, как следствие, достаточной терпимостью и уважением к «инородцам». Отсутствие иммунитета к жизни в условиях разделенного народа сказалось и на самой России, чиновники которой сегодня не могут адекватно реагировать на вынужденную иммиграцию русского населения из стран СНГ, тем самым, нанося им новые, в первую очередь, психологические травмы.

 

Сегодня основные права и свободы наших соотечественников ущемляются и по национальному признаку. Русские, проживающие в странах СНГ, пытаются противостоять ущемлению их собственных прав, но зачастую эти попытки не приносят успеха. Не имея политической поддержки со стороны России, они вынуждены либо продолжать существовать в неравноправных условиях, либо покидать свои дома и возвращаться на историческую родину, в Россию.

 

За годы, прошедшие с распада СССР, из стран СНГ в Россию наблюдалось три волны массового переселения соотечественников. В начале 90-х годов прошлого века в Россию уехали большинство молодых русских семей, в середине и в конце 90-х стали уезжать их родители и молодежь. Однако сегодня в бывших союзных республиках все еще продолжает жить около 25 миллионов русских людей. И жизнь их за эти годы не улучшилась. К примеру, в 2006 году, после того, как Владимир Путин подписал указ о госпрограмме по оказанию содействия добровольному переселению в Россию соотечественников, только в Киргизии о своем желании переехать в Россию заявили 60 тысяч русских граждан.

 

Но почему русские люди должны покидать свои исконные земли из-за произвола местных властей, которые, между прочим, заполучили свои государства практически даром? Возьмем, к примеру, Казахстан. Существовало ли государство Казахстан до того, как казахский народ вошел в состав России? Нет. А владели ли казахи теми территориями, что достались им после распада Советского Союза? Нет. Для того, чтобы сделать из Казахстана полноценную республику, во время СССР Россия отдала казахам исконные русские территории Южного Урала — земли бывшего Уральского казачьего войска — и Южной Сибири. Площадь отданной территории в несколько раз превышала площадь Франции.

 

 После того, как распался Советский Союз, Казахстан не вернул эти земли обратно России, они составили его восточную часть, населенную в основном русскими. В ответ же казахское руководство, состоящее в основном из казахов, создает невыносимые условия для коренных жителей этих земель – наших соотечественников, с одной лишь целью: чтобы они покинули эти земли. Но Казахстан — это лишь один пример из череды искусственных государств, созданных Россией.

 

Еще одним таким квазигосударством является Украина, которая вышла из состава СССР с территорией в пять раз превышавшей ту, с которой она вошла в состав Московской Руси в 1654 году. Приращение украинской территории происходило исключительно за счет земель Российской империи и РСФСР. Донбасс и Луганск – это все российские земли, которые в 20-х годах прошлого столетия были переданы Украине Владимиром Лениным. Такая же судьба и у Крыма. Что же касается Севастополя, входящего сегодня в состав Украины, то этот российский город никогда не принадлежал Украине, и, находясь на переданной ей российской территории, финансировался из бюджета Министерства обороны, так как считался военно-морской крепостью.

 

Очень похожа история и с Грузией. Такого государства не было во время Российской империи. На этой территории были две губернии — Кутаисская и Тифлисская. Армении и Азербайджана тоже не было.

 

На что претендуют прибалтийские страны – тоже непонятно. Там видимо забыли, что 200 лет тому назад с 1721 по 1920 года все эти территории, называвшиеся тогда Курляндия, Лифляндия и Эстляндия, входили в состав Российской империи по итогам Северной войны. А после распада СССР Прибалтике досталось не только русское население, жившее на этих землях в течение столетий, но и санатории, пансионаты, предприятия точного машиностроения, тонкой нефтепереработки, построенные еще в советское время и до сих пор приносящие прибыль, а Эстонии достался и весь новейший рефрижераторный флот СССР.

 

На этом фоне претензии правящих элит на обладание этими территориями являются необоснованными и незаконными. Незаконными, потому, что эти земли им не принадлежат, и достались им в результате исторической ошибки. Не принадлежит им и русское население, у которого никто не спрашивал согласия ни на передачу русской земли в управление новых государств, ни на то, согласны ли они жить в этих государствах.

 

 В том, что Советский Союз распался без большой крови – это заслуга в первую очередь России. Но эта заслуга не будет полной до тех пор, пока на русских землях будут унижать русский народ. Сам по себе исход русского населения из бывших союзных республик не решит этой проблемы.

 

KM.RU WWW.UA-PRAVDA.COM

Ментальность маленьких украинцев

Фраза первого президента Украины: «Бо такий у нас менталітет» стала крылатой

 

Я вспомнил ее на днях, читая недавнее интервью Кравчука газете «Сегодня». Кравчук в очередной раз что-то обещал. Если точнее, то маленький украинский рай на уголке полового коврика у входа в Евросоюз («Нам легче в ТС, но надо стремиться в Европу»), хвалил президента нынешнего («Я думаю, Виктор Янукович разберется и примет правильное решение»), слегка поругивал президентов предыдущих, кроме себя, и, как всегда поучал: «Жить нужно полноценно и интересно. Надо гореть, а не дымить».

 

«Кто бы говорил!» — подумалось мне. Уж он-то, кроме дыма, ничего в жизни не производил. Не человек – сплошная дымовая завеса! Бывший комсомолец. Бывший первый секретарь компартии Украины. Бывший эсдек объединенный. Бывший антиоранжевый деятель из блока «Не так!», сказавший, что руку отрезал бы себе, чтобы не подписывать Беловежские соглашения, если бы знал, что Ющенко будет президентом. Потом бывшее (уже оранжевое!) доверенное лицо кандидата в президенты Юлии Тимошенко… Кем он только ни был! К чему только не приспосабливался, чтобы в очередной раз выплыть, надувая щеки от важности.

 

А ведь это и есть олицетворенный идеал «маленького украинца»! Ни одного искреннего слова за жизнь. Ни одного доведенного до конца дела. Ни одного ПОСТУПКА. Серый, как цековский костюм! Зато живой, здоровый и довольный, как тот самый вареник в сметане, которым давно пора заменить трезуб на государственном гербе.

             

Именно Кравчук – разгадка тайны украинского характера. Маленький украинец – это всегда человек с большими амбициями. И ПРИСПОСОБЛЕНЕЦ С БОЛЬШОЙ БУКВЫ! Думаете, Бандера был другим? Как бы не так! Пока дураки сидели в схронах, он продавал их оптом и в розницу то Гитлеру, то американцам, мутируя из нациста в демократа не хуже, чем Кравчук из коммуниста в националиста. Лишь бы жить в Мюнхене и кататься на лыжах в горах Баварии. И тоже лично никого не убил – только отдавал приказы, как и Леонид Макарович, при котором уплыло в неизвестные края Черноморское пароходство, и расползлась по частным карманам государственная собственность – под треск бандитских выстрелов и поломанных судеб. При полной непричастности ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА ко всему происходящему, естественно.

 

Привыкнув не жить, а выживать, украинец считает проявлением истинного интеллекта не честность, а умение обмануть. Жизнь в условиях пограничья ничего другого не требовала. Каждый себе на уме. С односельчанами все более-менее ясно. Их обманывать нельзя, потому что хату сожгут. А дальше начинается полоса полной нравственной свободы – вдруг пастух из соседнего села покажет дорогу татарам на твой хутор, чтобы отвернуть беду от своего? Значит, кинуть его – святое дело. И самому показать дорогу татарам, немцам, а в будущем, я так полагаю, неграм с китайцами. Варягов тоже ведь призвали прямые предки маленьких украинцев – приходите и владейте нами, лишь бы из нас кто-то не выдвинулся.

 

Обратите внимание на состав любой строительной бригады, которую вы нанимаете, чтобы отремонтировать дачу. Все они будут из одного села. Причем, из четверых один – явный бракодел, второй – бездельник и только двое хоть на что-то годные. Спросите бригадира: «Зачем тебе эти двое с руками из жопы?» и услышите в ответ: «Так мы ж з нымы разом вырослы». Или: «Вин же мени кум»… Эти кумовья его со свету сживут, если не взять их с собой на заработки. Но на заработках они будут сживать заказчика – то есть вас. Если вы только не объясните сразу, какими инструментами отточите, в случае чего, их «мастерство». Например, скажете: «Или вы, сволочи, переклеите обои, или я вашими шкурами обобью стены во всем доме. И чтоб я больше не слышал, что клей не такой».

 

Больше всего на свете маленький украинец любит себя и свою семью. Семья в его понятии включает не только жену, тещу и детей, но и свинью, корову, кур, гусей и прочих домашних животных, вплоть до ондатр, если он их разводит. Одно удовольствие смотреть, как маленький украинец, весящий, примерно, 120 кг, чешет пузо и разговаривает по мобильнику со своей супругой. «Як свині?» (продолжительная пауза) «Та-а-а-к»… «А гуси?» (снова пауза) «Та-а-а-к»… «А кролі?»

           

Только узнав о здоровье кролей, уток, индюков и всех прочих жителей его домашнего зоопарка в селе, маленький украинец поинтересуется успехами сына в школе. Он и так знает, что из украинской школы, где обучают новых маленьких украинцев, еще никто никого не выгонял. Особенно, если принести учителю шмат сала или кольцо домашней колбасы. Свиньи важнее. Не будет их, нечем станет платить за «науку».

 

При этом, нельзя сказать, чтобы маленький украинец совсем уж отрицал науки и технический прогресс. Он любит кататься на мопеде по селу и смотреть кино про спецназ по видику. Но сам, кроме самогонного аппарата, ничего не изобрел. И сын его ничего не изобретет. Ибо весь коллективный технический разум маленьких украинцев ушел на изобретение этого самого самогонного аппарата, продукт которого залил им мозги. Все прочие великие «украинские» изобретатели, на самом деле, москали, которых Империя забрасывала в наши края, чтобы они насаждали в пампасах промышленность. Фамилии этих «украинцев» говорят сами за себя – Антонов и Королев. Показательно, что после обретения независимости маленькие украинцы не порадовали мир новыми открытиями. Единственное, что они сделали, это распродали все, что смогли с оставленных Империей без присмотра военных складов. Маленький украинец умеет пилить на металлолом, сдавать в утиль, вынимать окна, выкручивать краны и разбирать по кирпичам все, вплоть до фундамента. Андреевскую церковь в Киеве ему построил Растрелли, колокольню Лавры – Шедель, Мост Патона – Патон. В то время, как они строили, Расстрельченки, Шедельчуки и Патоненки внимательно высматривали, что можно со стройки стащить.

 

В глубине души маленький украинец догадывается, что это нехорошо. В этом существе все же дремлют то ли зачатки, то ли атавизмы совести. Зачатки или атавизмы – определить невозможно – настолько они маленькие. Но тяга к высокому в маленьком украинце все-таки есть. Временами его посещает мысль: «Трэба дэсь учитись и щось робыты». Именно поэтому маленького украинца всегда тянет из родных мест в город, хотя до конца он никогда не порывает мистической связи с покинутыми свиньями и гусями. Наверное, его гложет зависть, что кто-то съест их в то время, когда он подался в Киев, чтобы жрать там докторскую колбасу, приготовленную черт знает из чего, но, наверняка, не из кабана.

 

Став горожанами только в первом-втором поколениях, маленькие украинцы пребывают в сложных отношениях с категорией времени. Изначально в селе не было часов. Время там – враг. Его придумали жиды и интеллигенты в городе, чтобы будить детей в школу и продавать селянам будильники. Из-за сложных отношений со временем ни одно дело, задуманное маленьким украинцем, не будет начато и, тем более, завершено в срок. Точность – не украинское достоинство. Зато описываемая мною разновидность наших соплеменников всегда помнит, когда у нас Пасха, Троица, Покрова и день встречи выпускников – то есть, все те важные моменты, когда можно не работать и требовать «заслуженный» выходной.

 

Движут маленьким украинцем не планы, а импульсы. Если ему что-то ударило в голову, его уже не остановить. Например, вдруг захотел выпить. Или вспомнил, что пора качать мед. Тогда он бросает любую работу, уверенный, что заказчик все равно подождет, и мчится в родную деревню. Один такой пасечник на все руки строил моему приятелю дачу. Причем, строил неплохо. Он умел покрывать крышу, выкладывать камины и стеклить окна. Но пчелы (бывшие, по-видимому, членами его семьи) для него были все-таки важнее. Пять лет назад пчеловод внезапно положил молоток и исчез, веря, что поступает правильно. Между прочим, очень обижался, когда через год после исчезновения решил вернуться обратно, но его не взяли.

           

Веками живя в «чужих», то есть придуманных не украинцами государствах, украинец, обретя независимость, к своему государству тоже относится как к чужому. Нет большей глупости, чем выражение «окупаційна влада», которое использует наша оппозиция. Причем, тут оккупанты? Вы же их сами выбрали! Это законно избранная украинская власть. ВАША! Не нравится – изберите другую. Но они все равно будут называть любую власть оккупационной, потому что логику изобрели не украинцы, а греки, и значит ей тоже можно не подчиняться. С какой стати эта «чужая» логика пытается «оккупировать» наши мозги?

 

Зато, попав во власть, истинный украинец ведет себя только, как оккупант. Разве менты, изнасиловавшие женщину во Врадиевке, были кацапами? Все, как на подбор, хохлы! Но вели они себя, наподобие местной украинской полиции при немцах. Быть оккупантом на родной земле – мечта каждого маленького украинца. Только этим можно объяснить обилие желающих изображать нацистов в военных реконструкциях. Входить в село в рогатой каске на дурной голове и с закатанными рукавами – идеал любого рагуля. Именно этой рекламной картинкой когда-то подманили идиотов из Галичины на службу в одноименной дивизии СС. Как они расстроились, получив от Красной Армии под Бродами! Но выбить оккупантский идеал из мозгов не удается до сих пор. Как-то на антикварном рынке я познакомился с бизнесменом-реконструктором родом из-под Белой Церкви. Он как раз заканчивал восстановление немецкого мотоцикла времен войны и поделился задушевной мечтой: «Одену эсесовский плащ, каску и проеду по дедовому селу – посмотрю, как они наложат в штаны!» Это не выдумка, а реальное желание реального маленького украинца, выбившегося, как говорится, в люди. Уверен, врадиевские менты тоже в глубине души воображали себя такими же «немцами».

 

Больше всего на свете маленький украинец мечтает быть большим начальником. Но мир, по его мнению, навсегда захватили жиды и москали. Оттиснуть их от финансовых и нефтяных потоков маленький украинец не надеется. Жертвовать собой для великой цели не его метод. Все, что остается, это стать маленьким начальником. Завхозом, завскладом, завбазой, бригадиром, сержантом милиции. Маленький украинец находит еще двух таких, как он, но еще меньше и всласть «панует» над ними, показывая свою крутость. Все, кому удалось прорваться выше завскладом, уже кажутся ему «колаборантами» и пособниками «окупаційної влади». Он бы и сам хотел быть пособником, но не повезло, и в этом главная причина великих страданий нашего «малюка». Ведь все маленькие украинцы до самой смерти остаются большими детьми, надеясь, что с заработков вернется батько и подарит пряник – коммунизм, незалежность или счастье на уголке полового коврика у входа в Европу. Но счастье всегда проходит мимо маленького украинца, так как он не понимает главного. Счастье уже в том, что он при всей своей мизерности еще жив.

 

 

Олесь Бузина, Новости Украины – From-UA