Российские истребители пятого поколения будут неуязвимы

Российские истребители пятого поколения будут неуязвимы к средствами радиоэлектронного подавления противника
В настоящее время в России проходят тестовые испытания восемь истребителей пятого поколения Т-50 ОКБ Сухого. Российский истребитель пятого поколения будет способен контролировать свое положение в пространстве и время полета. Кроме того, самолет также сможет отслеживать электромагнитный спектр. Это сделает воздушное судно неуязвимым к средствам радиоэлектронного подавления противника, сообщают Известия.
Также новейшие машины смогут обнаруживать цели своими локаторами и будут наводить на них ракеты и высокоточные бомбы. При этом сам истребитель будет закрыт установленными на ее борту системами РЭБ. Как рассказал изданию заместитель генерального директора по НИОКР бортового оборудования концерна Радиоэлектронные технологии (КРЭТ) Гиви Джанджгава, современные летательные аппараты достигли такого уровня, что специалисты уже не в состоянии резко повысить их возможности.
При этом создание новых мозгов бортового оборудования дает увеличение эффективности в разы, отметил он. Напомним, сейчас в России проходят тестовые испытания восемь истребителей пятого поколения Т-50 ОКБ Сухого.
Т-50 (проект ПАК ФА) российский самолет пятого поколения, который оснащен принципиально новым комплексом авионики и перспективной радиолокационной станцией с фазированной антенной решеткой. Первый полет Т-50 состоялся в 2010 году в Комсомольске-на-Амуре, впервые воздушное судно показали в 2011 году на салоне МАКС в Жуковском.

https://news.rambler.ru/weapon/

Названы сроки серийного производства российского истребителя пятого поколения

Главнокомандующий Воздушно-космическими силами (ВКС) России генерал-полковник Виктор Бондарев назвал сроки начала серийного производства перспективного авиационного комплекса фронтовой авиации (ПАК ФА, Т-50). По его словам, это произойдет в 2017 году, сообщило 23 января, ТАСС.
«Меня очень радует работа промышленности в этом направлении (…). Сегодня на стапелях в готовности процентов 60-70 находится Т-50 номер 11 — крайний самолет испытательной группы», — рассказал Бондарев.
Он выразил уверенность, что государственные совместные испытания истребителя пятого поколения закончатся в 2016 году.
Главнокомандующий ВКС также подчеркнул, что пятая машина Т-50, на которой в ходе испытаний в подмосковном Жуковском возникло возгорание, восстановлена и летает. «Это говорит о том, что у самолета огромнейший ремонтопригодный потенциал. Это хороший самолет, нам такой самолет нужен», — сказал Бондарев.
Он также сообщил, что опытный образец перспективного авиационного комплекса дальней авиации (ПАК ДА) может подняться в небо раньше запланированного срока. «Задача стоит: поднять в небо опытный образец в 2021 году. Но если все пойдет как сейчас», — рассказал главнокомандующий.
Как отмечает РИА Новости, российским многоцелевым истребителем ПАК ФА заинтересовался Бахрейн. Начало серийного производства экспортной версии намечено на 2020 год, сообщил источник агентства из представляющей Россию на Bahrain International Airshow-2016 делегации.
Истребитель Т-50 впервые поднялся в воздух в январе 2010 года, широкой публике он был представлен на авиашоу МАКС-2011. В декабре 2015 год сообщалось, что в ближайшие два года промышленность и военные сосредоточатся на проверке боевых возможностей машины.

http://lenta.ru/

Индия попросила у России дать возможность полетать на Т-50

Военные Индии попросили Россию предоставить возможность проверить истребитель пятого поколения ПАК ФА (перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации), также известный как Т-50, в полете, пишут индийские СМИ.
«В преддверии декабрьского визита в Москву премьер- министра Нарендры Моди мы хотели бы, чтобы российская сторона предоставила летчикам-испытателям ВВС Индии возможность протестировать истребитель пятого поколения ПАК ФА в полете. Сейчас нами рассматриваются все варианты сотрудничества в этом проекте — от совместного производства до прямой покупки 60-65 самолетов у России, и для принятия окончательного решения хотелось бы ознакомиться с его летными и техническими характеристиками на практике», — заявил источник Economic Times в министерстве обороны Индии, передает ТАСС.
Источник также отметил, что «Индия, несомненно, нуждается в истребителе пятого поколения, который совмещает в себе все современные технологии и наработки, такие как малозаметность, высокую маневренность, скорость, а также располагает запасом характеристик «на перспективу».
По словам представителя индийского оборонного ведомства, альтернативой российскому Т-50 мог бы стать американский F-35, который также пока находится на стадии финальных испытаний. «Однако, Индия неоднократно игнорировала намеки США относительно возможности поставки этого самолета», — отметил он.
В 2007 году Россия и Индия заключили межправительственное соглашение по совместному производству T-50, затем в декабре 2010 года индийская сторона выделила 295 млн долларов на его предварительную разработку.
«Однако, три года назад Индия притормозила этот проект, сократив свой заказ с первоначальных 166 одноместных и 48 двухместных истребителей до 127 одноместных ПАК ФА, — напомнил военный чиновник. — При этом, общая стоимость проекта ПАК ФА для Индии была обозначена на уровне около 25 млрд долларов при условии поставки всех 127 машин».
«Согласование технических деталей, стоимости и графика поставки истребителей может еще больше оттянуть подписание окончательного контракта по совместному производству ПАК ФА, в котором стороны должны были скинуться по 5,5 млрд долларов каждая, — отметил он. — Поэтому теперь Индия рассматривает вариант покупки у России готовых истребителей, чтобы получить их как можно быстрее».
В индийском оборонном ведомстве также упомянули, что очень рассчитывают на то, что визит премьер-министра страны в Москву для участия в очередном российско-индийском саммите подтолкнет переговоры по ПАК ФА в интересах обеих сторон. «Россия получит серьезные денежные поступления, а Индия рассчитывает, что в случае прямой закупки истребителей пятого поколения сроки поставки можно будет сократить с первоначальных 94 до 36 месяцев, что критически важно для ВВС страны, испытывающих летно-технический голод», — отметил военный эксперт.
12 августа сообщалось, что Индия может закупить три эскадрильи готовых российских истребителей пятого поколения Т-50 вместо того, чтобы совместно с Россией строить 127 подобных машин.
Кроме того, Индия собирается создавать свой собственный истребитель пятого поколения, однако на это планируется потратить 10-15 лет.

Индия назвала сроки создания собственного истребителя пятого поколения

По словам министра обороны Индии Манохара Паррикара, страна сможет создать свой собственный истребитель пятого поколения в течение 10-15 лет.
«Мы не приобретали новейшие истребители последние пять лет», — цитирует министра ТАСС. «Военно-воздушным силам нужны истребители четвертого поколения, потому что на создание истребителя пятого поколения уйдет 10-15 лет», — сказал он.
В ближайшее время Индия готовится подписать контракт на проведение опытно-конструкторских работ по совместному проекту истребителя пятого поколения с Россией.
Как сообщали ранее индийские средства массовой информации, ВВС просят российскую сторону, чтобы поставки 127 этих самолетов начались ранее предлагаемой даты (до 2025 года).
Параллельно сообщалось, что Индия планирует начать в текущем году разработку собственного истребителя пятого поколения. Самолет будет создан на основе уже имеющихся наработок по первому индийскому легкому истребителю Tejas. Первый прототип этого истребителя должен быть создан до 2024 года. Двигатель для него, предположительно, будет произведен не в Индии.
Как ожидается, Индия может вложить в совместный с Россией проект истребителя пятого поколения 25 млрд долларов (включая закупку) и до 800 млн долларов в разработку собственного самолета.
2 апреля американские СМИ сообщали, что программа Индии и России по совместной разработке перспективного многоцелевого истребителя пятого поколения (FGFA)приостановлена. Согласно этим данным, министерство обороны Индии перестало отвечать на российские запросы о продолжении переговоров в этой области.
Напомним, в декабре 2014 года Индия запросила у США пять ключевых технологий в военной сфере.
В первой строке списка — получение лицензии на производство двигателя «Дженерал электрик» GE-F404, позволяющего безопасно летать в самую жаркую погоду, для оснащения легких истребителей Tejas.
Индия также заинтересована в получении технологии «стелс», нуждается в бортовых радарах с синтезированной апертурой производства компании Raytheon, а также просит о поставке стратегических разведывательных беспилотников Global Hawk, уже много лет состоящих на вооружении военной авиации США. Последнюю строчку в списке заняла новейшая разработка компании Textron AirLand — легкий реактивный разведывательно-ударный самолет Scorpion.

ВЗГЛЯД

Опасайтесь супероружия российских ВВС: истребитель-невидимка Т-50

Российский истребитель-невидимка Т-50 ПАК ФА компании «Сухой» может стать грозным соперником таких американских боевых самолетов пятого поколения, как F-22 Raptor производства Lockheed Martin и единого ударного истребителя F-35. На самом деле, по некоторым параметрам новый российский самолет превзойдет оба американских истребителя, однако у ПАК ФА есть свои недостатки.Т 50 в полёте

«Те данные анализа, которые я видел по ПАК ФА, указывают на то, что у него весьма современная конструкция, которая как минимум не уступает, а по мнению некоторых экспертов, даже превосходит американские самолеты пятого поколения, – заявил National Interest бывший начальник разведки ВВС США генерал-лейтенант Дэйв Дептула (Dave Deptula). – Безусловно, у него лучше характеристики поворотливости в сочетании с отклонением вектора тяги, поверхности хвостового оперения чем у F-35, и отличная аэродинамическая конструкция».

Похоже, что ПАК ФА в большей степени оптимизирован для достижения превосходства в воздухе, чем многоцелевой и ударный F-35, будучи похожим в этом плане на F-22. Подобно Raptor, ПАК ФА в силу своей конструкции может летать высоко и быстро, обеспечивая максимальную кинетическую энергию пуска своим ракетам большой дальности класса «воздух-воздух», что существенно увеличивает их дальность.

«С точки зрения характеристик он вполне способен конкурировать с самолетом Raptor», – заявил National Interest один высокопоставленный военачальник, имеющий богатый опыт работы с американскими истребителями пятого поколения.

Как и F-22, российская машина сможет летать со сверхзвуковой скоростью длительное время. Возможно, крейсерская скорость у нее будет больше числа Маха 1,5. Максимальная скорость самолета должна быть больше числа Маха 2,0, если только эту нагрузку выдержит его покрытие с характеристиками малозаметности.

Но в отличие от американских самолетов пятого поколения, в ПАК ФА гораздо меньше значения придается малозаметности, и гораздо больше маневренности. По чисто кинетическим характеристикам он может поспорить с «Раптором», но F-35 он превосходит намного и во многом. И это превосходство в характеристиках может еще больше увеличиться.

В настоящее время на российском самолете установлена усовершенствованная версия двигателя Су-30, носящая название Изделие 117 или АЛ-41Ф1 и развивающая тягу около 15000 кгс. Этот двигатель имеет гораздо больше оборотов, чем его предшественник АЛ-31, от которого он происходит, но он оказался далеко не таким надежным, как надеялись конструкторы. Однако этот двигатель является временным. Серийные варианты ПАК ФА должны оснащаться новым двигателем Изделие 30, который должен поступить на вооружение в 2020 году.

Российский истребитель будет также оснащен мощной бортовой радиоэлектронной системой, которая является продолжением работы «Сухого» над авионикой Су-30. «Есть сведения, что комплекс бортовой электронной аппаратуры взят с Су-35С с добавлением очень мощной многофункциональной РЛС с активной фазированной антенной решеткой Х-диапазона», — сказал Дептула.

Далее, есть указания на то, что ПАК ФА оснащен РЛС L-диапазона, которая способна обнаруживать самолеты-невидимки размера истребителя. РЛС L-диапазона не позволит ПАК ФА вести борьбу с самолетами-невидимками, но у летчика будет возможность сфокусировать другие приборы обнаружения на том или ином участке неба.

Кроме радаров и средств радиоэлектронной поддержки ПАК ФА оснащается средствами поиска и сопровождения в инфракрасном диапазоне.

Русские добились колоссального прогресса в области сенсорных систем, однако у американских военных самолетов по-прежнему сохраняются преимущества в плане синтеза данных с приборов обнаружения, что крайне важно в современной войне. «Сейчас на самом деле вопрос в том, смогут ли русские достичь того же уровня синтеза данных и работы в сети, какого достигли машины F-22 и F-35. Сейчас я бы поставил в этом плане свои деньги на США и наших союзников», – сказал Дептула.

Высокопоставленный представитель американской военной промышленности согласен с оценками Дептулы. В плане авионики ПАК ФА ближе к F/A-18E/F Super Hornet или к F-16E/F Block 60, нежели к F-22 или F-35. «Кто-то может сказать, что ПАК ФА является истребителем пятого поколения, но по американским стандартам это в большей степени самолет поколения 4,5», – сказал он.

На самом деле, отсутствие у ПАК ФА настоящей системы сочетания различных датчиков и универсальных линий приема-передачи данных может оказаться его Ахиллесовой пятой. Американские стратеги разрабатывают концепцию, в рамках которой любой самолет и надводный корабль сможет выступать в качестве прибора обнаружения для любого летательного аппарата, корабля или транспортного средства с вооружением на борту. Самолет, с которого производится пуск средства поражения, может даже не управлять им после пуска. В ВМС США уже разрабатывается «военно-морская система интегрированного управления огнем и завоевания господства в воздухе» (Naval Integrated Fire Control-Counter Air – NIFC-CA), которая как раз и будет этим заниматься. Что-то похожее создают и в ВВС.

«В будущем аэродинамические характеристики сохранят свою значимость, но скорость, дальность и боевая нагрузка будут намного важнее, чем маневренность. Еще важнее будет универсальная способность делиться информацией, чтобы мы могли принимать решения быстрее, чем противник, – сказал Дептула. – Это такое понятие, которое можно назвать «боевым «облаком». Здесь важнее то, как мы интегрируем датчики и стрелялки, присутствующие в новых системах, чем сами новые системы».

Представитель ВПК согласен с Дептулой, однако отмечает, что у ПАК ФА есть еще одна уязвимость. У русских в целом нет потребности воевать в рамках плотной, современной и хорошо интегрированной системы ПВО, как у американцев. Как таковой, ПАК ФА действительно обладает характеристиками малозаметности, но в нем уделяется гораздо меньше внимания технике обеспечения малозаметности, чем в F-22 и в F-35. «Из-за отсутствия у них таких приоритетов, как малозаметность и синтез данных от средств обнаружения, они становятся уязвимы для обоих западных истребителей пятого поколения, особенно для F-22, – сказал представитель военной промышленности. – Если посмотреть на ту концепцию, которую ВВС США используют в самолетах F-22/F-35, то становится ясно, что ПАК ФА столкнется со значительными трудностями».

Но у китайцев в этом плане другая история. «Именно из-за этого сценария китайцы так ценят свои машины J-20 и J-31», – сказал представитель ВПК.

В любом случае, хотя Россия обладает возможностями для разработки очень боеспособного истребителя пятого поколения, остается без ответа важный вопрос о том, сможет ли она наладить его производство. Советская промышленная база всегда была нацелена на создание большого количества довольно грубых образцов техники невысокого качества. Однако технология «стелс» требует такого уровня и точности производства, какой Россия никогда прежде не демонстрировала – особенно после развала ее промышленной базы с распадом Советского Союза. «Ей предстоит пройти большой путь, прежде чем она достигнет степени начальной готовности данной системы оружия к эффективному применению, – сказал представитель военной отрасли. – Ни русским, ни китайцам пока еще не удалось наладить производство своих истребителей нового поколения. Русским сначала надо восстановить свои производственные мощности в авиационной промышленности. Ни Россия, ни Китай не обладают технологиями «стелс», опытом производства и эксплуатации в такой степени, как США».

С его мнением согласны военачальники из ВВС. «Скажу, что довести самолет пятого поколения от картинки в каталоге до полностью функционального и надежного образца крайне трудно, – сказал один из них. – У них нет такого опыта и такой промышленной базы, как у нас, в тех вопросах, которые они хотят решить. Да и нам их решать довольно сложно, поэтому я предвижу большие трудности с поставками в войска».

Всесторонняя оценка ПАК ФА до принятия на вооружение – это трудная задача даже для тех, кто имеет доступ к данным военной разведки. «Трудно говорить об этом, пока не началось производство ПАК-ФА, – сказал другой представитель ВВС. – Я сомневаюсь, что они будут на равных с нашими самолетами пятого поколения, но и у нас их тоже немного. И, скорее всего, они превзойдут машины четвертого поколения [F-15, F-16 и F/A-18]».

Тем не менее, в США уже начали разработку требований к самолету-преемнику F-22 и F-35, которым станет истребитель завоевания превосходства в воздухе F-X, а также ударный истребитель ВМС следующего поколения F/A-XX. Но еще до этого Пентагон может предпринять определенные шаги с целью ослабления угрозы со стороны российских и китайских истребителей-невидимок.

«Самолеты и информационные технологии пятого поколения позволяют создавать новые концепции боевых действий, которые нам еще предстоит развивать. Я бы сказал, что именно этому нам следует посвятить свои усилия, прежде чем мы потратим уйму времени и денег на создание очередного революционного истребителя, – сказал Дептула. – Если ударный бомбардировщик большой дальности (LRS-B) будет должным образом спроектирован с учетом возможностей для дальнейшего развития, то именно он станет следующим важным компонентом этой концепции вместо F-X и F/A-XX».

По словам Дептулы, если полностью интегрировать и обеспечить сопряжение разнообразных систем вооружений Пентагона, чтобы они действовали как единое целое, появятся новые возможности, каких нет у новых самолетов. «Будущие достижения в области обмена данными обещают кардинально усилить боевое воздействие, когда отдельные авиационные системы будут в полной мере интегрированы с морскими, наземными, космическими и кибернетическими системами, формируя всепроникающий комплекс, – заявил он. – Связанные воедино и создающие самообразующееся / самовосстанавливающееся «боевое «облако»» индивидуальные системы смогут усилить свои преимущества, и одновременно удастся обойти стороной отдельные недостатки и уязвимости некоторых систем. Именно в этом направлении нам надо продвигаться. Это вполне может стать основой следующей «компенсационной стратегии», за которую сегодня ратуют министр обороны и его заместитель».

Дейв Маджумдар освещает военные вопросы с 2004 года. В настоящее время он пишет для U. S. Naval Institute, Aviation Week, The Daily Beast и других изданий. Ранее он освещал вопросы национальной безопасности в Flight International, Defense News и C4ISR Journal. Маджумдар занимался стратегическими исследованиями в Университете Калгари, а в настоящее время занимается изучением истории военно-морских сил.

Дэйв Маджумдар (Dave Majumdar)
(«The National Interest», США)
Оригинал публикации: The Russian Air Force’s Super Weapon: Beware the PAK-FA Stealth Fighter
Опубликовано: 27/11/2014

НИИП им. Тихомирова: госиспытания Т-50 начнутся в марте-апреле

Генеральный директор НИИП Юрий Белый рассказал в интервью РИА Новости, когда планируется начать государственные испытания Т-50, есть ли шанс у учебно-боевого самолета Як-130 стать ударным и когда ожидается начало поставок в войска новейшего зенитно-ракетного комплекса ПВО «Бук-М3».

 

 Разработка перспективного авиационного комплекса фронтовой авиации в России набирает обороты. По словам главкома ВВС Виктора Бондарева, серийные поставки истребителя пятого поколения в войска начнутся в 2016 году. Головным предприятием по созданию радиоэлектронной системы для ПАК ФА является Научно-исследовательский институт приборостроения им. В. В. Тихомирова, чьи радары установлены на 70% закупаемых боевых истребителей. Генеральный директор НИИП Юрий Белый рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Екатерине Згировской, когда планируется начать государственные испытания Т-50, есть ли шанс у учебно-боевого самолета Як-130 стать ударным и когда ожидается начало поставок в войска новейшего зенитно-ракетного комплекса ПВО «Бук-М3».

 

— Юрий Иванович, какие разработки сейчас ведутся в НИИ приборостроения им. В. В. Тихомирова?

 

 — У нас четыре направления деятельности — предприятие не монофункциональное, а многофункциональное. По военной технике — это бортовые радиолокационные комплексы истребителей, в первую очередь тяжелых. По «наземной тематике» — это мобильные зенитно-ракетные комплексы ПВО средней дальности для сухопутных войск.

 

 Третье направление, которое в последнее время хорошо развивается, доходит уже до 30% от общих объемов, — это продукция гражданского назначения.

 

 Системы автоматизированного управления «Витязь» для поездов метро — уже практически половина московского метро оснащена вагонами с этой системой управления. Идут поставки в Казань, в Нижний Новгород, в Софию, в Баку — география расширяется. Дальнейшее развитие — это пригородные электропоезда РЖД. Мы уже поставили порядка тысячи комплектов унифицированных пультов управления машиниста, изготовленных совместно с чебоксарским предприятием «Элара».

 

 Параллельно развивается четвертое направление — гидролокация. Нашим гидролокационным комплексом «Неман» заинтересовались представители ВМФ РФ.

 

 Недавно были успешно завершены государственные совместные испытания, по результатам которых дана рекомендация о принятии комплекса на снабжение, так что в недалеком будущем, надеемся, наша разработка перейдет в категорию продукции двойного назначения.

 

— Каковы итоги по объемам производства и продаж продукции НИИП за 2013 год? Увеличились ли или уменьшились объемы производства?

 

 — Давайте сначала отвлечемся от безликих цифр и посмотрим, так сказать, в корень — на реальные итоги деятельности НИИП.

 

 Обычный цикл ОКР по созданию сложной высокотехнологичной продукции (от технического задания до завершения испытаний опытных образцов), будь то радиолокационные системы управления (РЛСУ) для истребителей или зенитные ракетные комплексы (ЗРК) для сухопутных войск, составляет 7-10 лет.

 

 Аналогичный цикл разработки и у наших отечественных, и у европейских и американских коллег. Следовательно, праздники разработчиков по поводу завершения ОКР — нечастое событие. А 2013 год для нас был редким исключением: нам удалось довести до завершающих этапов испытаний сразу четыре изделия: это радиолокационная система управления (РЛСУ) «Барс-Р» для Су-30СМ, «Ирбис» для Су-35С, «Заслон-АМ» для МиГ-31БМ и ЗРК «Бук-М3» для ПВО сухопутных войск.

 

 По МиГ-31БМ мы закончили второй этап госиспытаний, получили заключение, передали документацию на завод — сейчас идут доработки строевых самолетов, но испытания продолжаются. Есть перспективы очередной существенной модернизации, которая займет три-четыре года.

 

 По Су-35С тоже завершен очередной этап совместных госиспытаний и недавно в присутствии министра обороны Сергея Шойгу в войска были переданы 12 первых самолетов с нашими радарными системами. Испытания будут продолжаться с целью наращивания возможностей и применения разного рода оружия.

 

 Самое главное у нас сегодня — это истребитель пятого поколения, в котором мы делаем довольно большой «кусок» — многофункциональную радиоэлектронную систему с активными фазированными антенными решетками (АФАР). Три самолета с нашими системами уже подключены к испытаниям, еще два самолета подойдут к концу года. Испытания из ЛИИ им. Громова перебазируются в Ахтубинск. По плану испытания должны там начаться в марте-апреле, но это зависит от готовности испытательной базы.

 

— А какова картина по прибыльности?

 

 — Истинно прибыльным является тот институт, продукция которого не «идет на полку», а, освоенная серийным заводом, имеет высокий спрос на рынке благодаря своей высокой конкурентоспособности. Такая оценка доли продукции НИИП на рынке гораздо лучше характеризует его деятельность, нежели отчеты по прибыли. Сегодня на 70% всех заказанных по внутренним и внешним контрактам боевых истребителях стоят радары разработки НИИП.

 

— Кто из зарубежных стран в основном претендует на закупку техники с вашими комплектующими?

 

 — К настоящему времени разработки нашего института эксплуатируются в 40 странах мира. Основные заказчики — это Индия, Китай, Алжир, Малайзия, Вьетнам, Индонезия, Венесуэла и т.д. Здесь следует подчеркнуть, что в поставках на экспорт главную роль играют наши серийные заводы, по авиационной тематике это государственный Рязанский приборный завод, а по «наземной» тематике — Ульяновский механический завод.

 

— Сколько приходится на отечественные заказы, а сколько — на экспорт?

 

 — Вся без исключения наша продукция высококонкурентна на внешнем рынке. Доля экспорта в ежегодных отчетах совсем не связана с конкурентоспособностью продукции и зависит в основном от политических решений руководства. Например, в 90-х годах, когда предприятия ОПК были не востребованы в своем отечестве, эта доля превышала 90%, собственно, и выжили мы благодаря военно-техническому сотрудничеству. А сейчас, когда произошла некоторая переоценка «лихих преобразований», гособоронзаказ занимает львиную долю в наших работах. Только, к сожалению, несмотря на благие заявления политического руководства, рентабельность работ по ГОЗ существенно уступает работам на экспорт. У наших зарубежных конкурентов, наоборот, работы на свое государство считаются наиболее выгодными.

 

— Есть ли планы по расширению спектра военных разработок?

 

 — Перспективное направление — это беспилотники. Мы в основном создаем аппаратуру для тяжелых истребителей, поэтому и для тяжелых беспилотников нам поручена работа (речь идет от 20-тонном БПЛА).

 

— Сегодня большое внимание уделяется освоению Арктики, в том числе в военном сегменте. Ведутся ли в НИИП работы для обороны Крайнего Севера?

 

 — В свое время истребитель-перехватчик МиГ-31, в составе которого наша система управления вооружением «Заслон», и создавался специально для прикрытия северо-восточных рубежей, и сейчас он крайне необходим на Севере.

 

 Одно из новых направлений, в которых мы могли бы поучаствовать, — это создание там (в Арктике — прим. ред.) необитаемых РЛС. Есть идеи делать необслуживаемые автоматизированные зенитно-ракетные пусковые установки, которые бы по информации от этих радиолокационных средств могли бы в полуавтоматическом или дистанционном режиме обстреливать цели.

 

— ЗРК «Бук-М3» разработан, есть ли информация о примерных сроках поставки его в войска? О каком количестве идет речь?

 

 — Министерством обороны заключен контракт с Ульяновским механическим заводом (входит в Концерн ПВО «Алмаз-Антей» — прим. ред.), начата подготовка производства. Думаю, что первые серийные образцы начнут поступать в войска уже с конца 2015 года. Количество — это закрытая информация.

 

— Ведутся ли разработки зенитно-ракетного комплекса нового поколения?

 

 — Практически с момента создания институт был единственным разработчиком в СССР и в России ЗРК средней дальности для ПВО Сухопутных войск (с зоной поражения до 50 километров). В НИИП было разработано и принято на вооружение 14 комплексов трех поколений. Недавно завершены ГСИ комплекса четвертого поколения — «Бук-М3». Объективно нет предпосылок для прекращения разработок последующих поколений, как и нет необходимости передавать нишу ЗРК средней дальности другому исполнителю. Поэтому нас не может не тревожить странная позиция руководства ПВО Сухопутных войск, которое до сих пор не выдало задание на разработку пятого поколения ЗРК. В этой ситуации самое печальное, что может быть, — это потеря школы разработчиков, школы с более чем полувековым опытом работы, школы, разработки которой неоднократно доказывали свою эффективность в различных боевых конфликтах и всегда пользовались хорошим спросом на внешнем рынке. Если разрушенный завод можно, хотя и сложно, восстановить, то потеря школы разработчиков, к сожалению, происходит безвозвратно.

 

  Сколько всего полетов совершили действующие образцы истребителей пятого поколения с вашей электроникой на борту? Каковы результаты тестов?

 

 — Разработка набирает обороты практически без существенных срывов ранее намеченных сроков. В нашем опытном производстве уже изготовлен шестой комплект основной АФАР переднего обзора (АФАР ПО), на выходе АФАР бокового обзора и АФАР L-диапазона. Два комплекта бортовой радиолокационной станции с АФАР ПО уже имеют приличный налет на объектах Т-50-3 и Т-50-4, в ближайшее время к летным испытаниям присоединится третий — Т-50-5 с нашей аппаратурой на борту. Первая серия полетов подтвердила возможность достижения заданных характеристик в основных режимах «воздух-воздух» и «воздух-поверхность», что свидетельствует о хорошем научно-техническом заделе разработки. Однако неожиданных проблем возникает множество, что естественно для пионерских разработок, и на решение их требуется время.

 

— Достаточное ли финансирование получает НИИП на такие разработки?

 

 — Денег много не бывает. В последнее время с новым руководством Минобороны более понятными стали правила игры. А при работе с «головниками», естественно, каждый пытается перетянуть одеяло на себя, в частности, по тематике ПАК ФА у нас бывают разночтения.

 

 Посмотрите на историю разработки американского истребителя — F-35, сколько уже раз изменялись объемы финансирования и сроки завершения, это при том, что нашим зарубежным коллегам не пришлось пережить кошмара 90-х и за их плечами уже прошла разработка первенца пятого поколения — истребителя F-22.

 

 Про состояние промышленности у нас и в США, которая необходима в кооперации создателей такой сложной техники, я уже и не говорю. Об этом наши заказчики почему-то не задумываются, когда требуют в разы увеличить объемы и ускорить сроки, угрожая штрафами. Такая ситуация у меня ассоциируется с соревнованием стайеров: один из них пышет здоровьем и натренированный, а другого долго не кормили, и он только отошел от тяжелой болезни, но ему ставится задача обогнать первого.

 

— Будете ли вы участвовать в производстве элементов для перспективного авиационного комплекса дальней авиации?

 

 — Если вы под элементом понимаете радиолокационную систему (кстати, этот «элемент» в современном боевом самолете занимает одну из определяющих ролей, в том числе и по стоимости), то в настоящее время мы как раз рассматриваем это предложение. Портфель заказов НИИП достаточно наполнен, и мы внимательно изучаем требования и оцениваем наши производственные возможности. Мы выполнили аванпроект, передали фирме Туполева, защитили его, провели ряд встреч и совещаний, ждем, когда дадут отмашку и окончательные ТЗ. У нас есть вопросы по объему работ, по техническому облику, по ценообразованию.

 

— Вы участвуете в российско-индийской разработке перспективного многофункционального истребителя пятого поколения (FGFA — Fifth Generation Fighter Aircraft), на какой стадии этот проект?

 

 — Мы выполнили и защитили эскизно-технический проект и готовы продолжить работу. Передали материалы «Сухим», они, в свою очередь, — индийской стороне. По первичному распределению работ мы выдали ТЗ на те составные части, которые оговорены инозаказчиком. Обратной связи пока нет. Идет переговорный процесс. Думаю, что задержки в основном связаны с возможностями финансирования проекта индийской стороной.

 

— Каковы прогнозы по результатам этих переговоров?

 

 — Я думаю, что шансы все-таки большие. Тема истребителя пятого поколения у них в любом случае стоит, они собираются разрабатывать легкий истребитель собственными силами, им нужен для этого технический задел.

 

— В чем, по вашему мнению, основные преимущества российских истребителей перед зарубежными?

 

 — Я с осторожностью отношусь к утверждениям о преимуществе тех или иных образцов продукции военного назначения. На основании совместных показов боевых истребителей на международных авиасалонах с уверенностью можно сказать, что, в частности, по маневренности отечественные истребители существенно превосходят зарубежные аналоги. Другой пример: индийские ВВС часто практикуют участие в совместных с западными странами учениях, на которых истребители Су-30МКИ с РЛСУ «Барс» нашей разработки в большинстве случаев побеждают своих соперников, т.е. здесь тоже можно говорить об определенном преимуществе. Когда впервые в 1991 году на авиасалоне в Ле Бурже была продемонстрирована ФАР БРЛС «Заслон» истребителя МиГ-31, то стало очевидно, что на тот период мы значительно опережали своих зарубежных коллег в разработке антенных решеток с электронным управлением луча. А на сегодня по факту американские коллеги опережают нас в разработке АФАР и мы в роли догоняющих. И по вложениям в ОКР в интересах продукции военного назначения Россия существенно уступает США и Китаю.

 

— Вы недавно были на международном авиасалоне в Сингапуре. Каковы для вас итоги выставки? Кто заинтересовался вашими разработками?

 

 — Заинтересованность большая как в Су-35, так и в Як-130. На первом самолете, как известно, стоит наш радар, по ряду параметров не имеющий мировых аналогов. Мы рассчитываем, что и на второй самолет в обозримом будущем будет установлен локатор — свои предложения по этой части мы уже выдали. Тогда Як-130 приобретет статус не просто учебно-боевого, но и легкого ударного самолета. Востребованность на внешнем рынке в таких самолетах есть.

 

— В какие сроки есть вероятность увидеть Як-130 в его новом качестве?

 

 — Это зависит от решения «Иркута». Пока нет твердого заказа. Хотя дожидаться заказчика, не имея ничего, — бесперспективное дело.

 

— Какие международные выставки планируете посетить в ближайшее время?

 

 — Традиционно под эгидой ОАК мы участвуем в основных авиасалонах мира, в этом году в Фарнборо и Чжухае.

 

 Под эгидой Концерна ПВО «Алмаз-Антей» поучаствуем в выставках военной техники сухопутных войск в Париже и в Салониках.

 

http://www.aviaport.ru/

Долог путь до пятого поколения

Принятие Т-50 на вооружение вновь перенесли на год

Программа летных испытаний перспективного авиационного комплекса фронтовой авиации (ПАК ФА) Т-50 продвигается вполне успешно, однако самому самолету до принятия на вооружение еще далеко. При этом окончательный технический облик истребителя будет сформирован через несколько лет после поступления на вооружение. Причиной этого можно отчасти считать разрушительные 90-е годы, отбросившие ОПК на десятки лет назад, а также отсутствие надежных производственных мощностей. Но все трудности можно преодолеть.

 

Сегодня в программе летных испытаний Т-50 принимают участие четыре летных прототипа, а до конца 2013 года к ней должен присоединиться еще один самолет. Все испытания проводятся относительно успешно, насколько об этом можно судить из открытых источников. Однако о том, что не все идет гладко, свидетельствует следующий факт: из четырех самолетов участие в летной программе авиасалона «МАКС-2013», прошедшего в подмосковном Жуковском в конце августа, приняли только три «пятидесятых».

 

Они впервые показали публике групповой полет, фигуры среднего и высшего пилотажа, включая полет в строю, разлет, бочку, петлю и легендарную «кобру Пугачева». Однако изначально планировалось, что в небе над Жуковским будут летать все четыре прототипа перспективного истребителя – они должны были продемонстрировать фигуру «ромб». Впрочем, и в «урезанной» группе самолеты показали себя эффектно, особенно в одиночной программе высшего пилотажа, продемонстрированного летчиком-испытателем Сергеем Богданом.

 

Сложности преодолимы

 

Почему к летной программе были допущены только четыре самолета, пока остается загадкой. Компания «Сухой» либо решила приберечь один для расширенной программы испытаний (на четвертый прототип Т-50 установлено новое бортовое радиоэлектронное оборудование, включая радиолокационную станцию с активной фазированной антенной решеткой Н050), либо по какой-то причине не смогла подготовить летный образец перспективного истребителя к демонстрационным полетам.

“Несмотря на то, что ПАК ФА, начиная с МАКС-2011, уже три года выполняет публичные полеты, проект все еще засекречен”

 

Косвенным указанием на то, что в ходе реализации программы разработки Т-50 «Сухой» сталкивается с различного рода сложностями, является очередной перенос сроков принятия истребителя на вооружение. В ходе все того же авиасалона «МАКС-2013» главнокомандующий ВВС России генерал-лейтенант Виктор Бондарев объявил, что Т-50 поступит на вооружение только в 2017 году.

 

Ранее руководство Министерства обороны заявляло, что Т-50 будет серийно поставляться в войска с 2015 года, однако позднее пересмотрело этот срок и назвало новую дату – 2016-й. Если через год или два военные вдруг объявят, что Т-50, первое российское пятое поколение, начнет поступать в войска в 2018 или 2019 году, удивляться не стоит. Впрочем, категорично утверждать, что с ПАК ФА все плохо, нельзя. По словам Бондарева, ВВС получат первый летный образец Т-50 для испытаний уже в конце 2013-го. Да и к середине лета этого года все летные прототипы истребителя выполнили уже более 500 полетов.

 

Но и говорить о том, что программа продвигается в точном соответствии с изначальными планами, тоже нельзя. Вспомним хотя бы, что еще в 2010 году утверждалось, будто в 2013-м Липецкий центр боевого применения и переучивания летного состава получит первые десять опытных машин Т-50. Сейчас уже уверенно можно утверждать, что не получит. Хотя бы потому, что эти десять машин не построены. В железе существуют только пять Т-50, одобрено строительство шестого самолета, а по остальным четырем ПАК ФА достоверной информации пока нет.

 

Эти вполне понятные трудности отчасти связаны с разрушительными 90-ми годами, когда из-за распада СССР, необходимости формировать новую экономику, а затем масштабного кризиса военные программы были практически свернуты. Жертвами стали проекты истребителей пятого поколения МиГ-1.44 и Су-47. Впрочем, часть наработок, полученных в ходе создания последнего, была использована при проектировании ПАК ФА. В частности, производственные мощности Комсомольского-на-Амуре авиационного завода пока не позволяют наладить масштабный выпуск Т-50, для этого потребуются значительные инвестиции.

 

Кроме того, в 90-х наметилось значительное отставание российской электронной промышленности, итогом чего стали долгое проектирование и производство новых электронных комплексов. Из-за этого приемопередающие модули бортовой радиолокационной станции Т-50 сегодня выпускаются не на одном из предприятий разработчика (в данном случае – НИИП имени Тихомирова), а штучно на НПП «Исток» в подмосковном Фрязине. Такое штучное производство делает всю систему дороже и негативно отражается на сроках производства, хотя сам радар для перспективного самолета показывает превосходные характеристики.

 

В целом же из всего проекта, похоже, всем срокам соответствует только вооружение для самолета, разрабатываемое корпорацией «Тактическое ракетное вооружение». Часть ракет для нового боевого самолета готова и проходит испытания, другая находится на завершающей стадии разработки. При этом все перспективные боеприпасы ожидают разрешения на проведение испытаний на борту своего носителя. Такие испытания могут начаться уже до конца 2013 года. Пока же отработка нового вооружения может производиться только на истребителях Су-35.

 

Нет вполне определенной ясности и с так называемой силовой установкой второго этапа для Т-50. В настоящее время последние прототипы самолета, а в будущем и первые серийные образцы, выполняют полеты при помощи двигателей АЛ-41Ф1 («Изделие 117»), в значительной степени унифицированных с силовыми установками АЛ-41Ф1С («Изделие 117С») для Су-35. Позднее, если все пойдет по плану, Т-50 получат собственные двигатели пятого поколения, которые известны, как «Тип 30». По этим двигателям работы находятся практически в зародыше: до конца 2013 года ОКБ имени Люльки должно только завершить техническое проектирование силовых установок и выпустить техническую документацию, необходимую для производства демонстратора газогенератора и двигателя.

 

Ожидается, что опытно-конструкторские работы по проекту «Тип 30» будут завершены в 2015–2016 годах. Однако следует учитывать, что новизна силовых установок и их техническая сложность потребуют проведения тщательных стендовых и летных испытаний. По разным оценкам, новые силовые установки российские истребители пятого поколения увидят только в 2025–2027 годах. В проект силовых установок входит несколько этапов: разработка компрессора низкого давления, газогенератора, компрессора высокого давления, камеры сгорания, турбины высокого давления, турбины низкого давления, форсажной камеры и сопла.

 

Все перечисленные сложности, которые официально не подтверждались, вполне преодолимы и правительство России о них осведомлено. Во всяком случае во время разработки и принятия Госпрограммы вооружения на 2011–2020 годы было предусмотрено не только финансирование покупки и разработки новых вооружений и военной техники в сумме 20 триллионов рублей, но также и проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, модернизация оборонно-промышленного комплекса и омоложение кадров. На последние пункты дополнительно планируется до 2020 года потратить более трех триллионов рублей. Впрочем, бюджетные ограничения, которым в настоящее время противостоят российские власти, могут внести некоторые коррективы в эти планы.

 

Но в целом настрой российских властей внушает оптимизм. К положительным факторам можно отнести большую открытость властей и, в частности, военного ведомства по вопросу государственного оборонного заказа, предоставление государственных кредитов и гарантий по долговым обязательствам предприятий отечественного оборонно-промышленного комплекса и готовность прямого финансового участия в рискованных, но важных для обороноспособности страны проектах.

 

Пока же о перспективном российском истребителе (60 самолетов Министерство обороны уже приобрело, потребность ВВС в машинах типа Т-50 оценивается в 150–200 единиц) известно немного. Несмотря на то, что ПАК ФА, начиная с МАКС-2011, уже три года выполняет публичные полеты, проект все еще засекречен. Неизвестны ни технические, ни летные характеристики перспективной машины.

 

Ранее официально сообщалось только, что истребитель использует несколько технологий малозаметности, а в его конструкции широко применяются композиционные материалы. Самолет станет отличаться высокой интеллектуализацией борта, сможет совершать взлет и посадку на ВПП длиной 300–400 метров и выполнять боевые задачи в любую погоду и время суток. Российский истребитель также будет сверхманевренным и способным совершать крейсерский полет на сверхзвуковой скорости.

 

Основным отличием Т-50 от других тяжелых истребителей станет наличие не только основной радиолокационной станции, но и заднего и боковых обзорных активных и пассивных радаров. Эти системы должны будут обеспечить истребителю круговой обзор. Вооружение самолета сможет поражать воздушные цели не только в передней, но и в задней полусфере. Получать всю необходимую информацию о воздушной обстановке летчики Т-50 смогут благодаря новой системе отображения данных на нашлемном дисплее. Созданием такой системы занимается научно-производственное предприятие «Звезда». Новый шлем для системы разрабатывается на основе защитного шлема ЗШ-10.

 

Истребители и БЛА шестого поколения

 

Любопытно, что хотя работы по проекту истребителя пятого поколения еще далеки от завершения, российские предприятия оборонно-промышленного комплекса уже приступили к созданию истребителя шестого поколения. Во всяком случае об этом в конце августа заявил бывший главком ВВС России генерал армии Петр Дейнекин. При этом он все же отметил, что «прыгать через поколения у нас вряд ли получится», а значит, перед поступлением в войска самолетов шестого поколения ВВС придется освоить пятое. Летчик-испытатель Сергей Богдан предположил, что создание шестого поколения боевых самолетов завершится не раньше, чем через 15 лет. «Казалось бы, технологии развиваются достаточно быстро, но все равно от истребителя четвертого поколения до поколения пятого прошло 35 лет», – заявил Богдан, отметив: несмотря на то, что перспективные истребители станут беспилотными, пилотируемая авиация еще проживет долго. Каким будет российский истребитель шестого поколения, пока неизвестно. Министерство обороны США относит к шестому поколению боевые самолеты, способные летать без летчика на гиперзвуковой скорости (более пяти Махов, около 5,8 тысячи километров в час), а также действовать в зонах с полным или частичным запрещением или ограничением маневров.

 

Помимо сообщений о разработке истребителя шестого поколения, интересно и то, что компания «Сухой» занимается разработкой тяжелого ударного беспилотного летательного аппарата, в котором будут использованы технологии перспективного авиационного комплекса фронтовой авиации. Об этом на авиасалоне «МАКС-2013» в подмосковном Жуковском рассказал президент Объединенной авиастроительной корпорации Михаил Погосян. Масса нового ударного беспилотника составит около 20 тонн.

 

Не исключено, что в беспилотниках будут использоваться лишь системы управления, композиционные материалы, технологии малозаметности и некоторые технические решения по фюзеляжу. Некоторые эксперты высказали предположение, что «Сухой» создаст уменьшенную беспилотную версию истребителя Т-50, хотя целесообразность подобного решения вызывает множество вопросов. Масса пустого Т-50 предположительно составляет 18 тонн, а максимальная взлетная – 37 тонн. Впрочем, пока неизвестно, в каких целях может быть использован столь крупный беспилотник и какое оружие он будет нести.

 

В случае успешной реализации проекта ударного беспилотника российский самолет может стать самым тяжелым ударным аппаратом такого класса в мире. Так, используемые в настоящее время американцами ударные БЛА MQ-1C Grey Eagle, управляемые по спутниковому каналу, могут нести вооружение и сенсоры общей массой до 450 килограммов. Максимальная взлетная масса таких аппаратов – 1,6 тонны. Стратегический разведывательный аппарат RQ-4 Global Hawk, способный работать на большой высоте на протяжении 28 часов, оружие не несет. Его максимальная взлетная масса – 14,6 тонны. Израильский ударный беспилотник Heron-TP (в ВВС Израиля он стоит на вооружении под индексом Eitan), по своим размерам сопоставимый с пассажирским лайнером Boeing 737, весит всего 4,7 тонны. Он может нести вооружение и сенсоры общей массой до двух тонн, находиться в воздухе до 70 часов и выполнять полеты на скорости до 370 километров в час.

 

«Сухой» занимается созданием ударного беспилотника по контракту с Министерством обороны РФ, подписанному в июле 2012 года. В проекте участвует отечественная самолетостроительная корпорация «МиГ», ранее проектировавшая собственный ударный беспилотник «Скат». Для российского военного ведомства также ведется разработка ударного беспилотного аппарата массой до пяти тонн и разведывательного массой до тонны. Последними двумя проектами занимаются компании «Сокол» и «Транзас».

 

В итоге можно сказать следующее. Разработка истребителя пятого поколения крайне важна для России не только из-за необходимости поддержания авиационного парка ВВС на высоком технологическом уровне. Этот проект позволит получить наработки и технические решения, которые впоследствии лягут в основу перспективных проектов, включая беспилотники и исребители шестого поколения. Он же даст возможность активнее продвигать отечественную науку и поддерживать экономику за счет создания рабочих мест, а также экспорта новых боевых самолетов. По оценке «Сухого», потребность мирового рынка боевой авиации в российских истребителях пятого поколения составляет около 600 единиц. 200 из них купит Индия в рамках совместного проекта FGFA (создание истребителя для индийского Министерства обороны на базе Т-50), 200 – Россия, а остальные 200 бортов будут поставлены третьим странам.

 

 

Василий Сычев

Русское «5-е поколение» начинает взлёт!

Боевой самолёт нового поколения, Т-50, является воплощением амбиций Москвы по созданию боевой машины завоевания господства в воздухе, сравнимой с американским Ф-22 «Рэптор». В официальных изданиях «Сухой» описывает основные характеристики будущего ПАК ФА в следующем ключе: способность к нанесению ударов «воздух-воздух», «воздух-земля», «воздух-поверхность» в любых условиях, исключительная маневренность, в т.ч. и на сверхзвуковой скорости, малая отражающая способность в РЛ, оптическом и инфракрасном диапазонах и, наконец, возможность использования укороченных ВПП для его взлёта и посадки.

Облик. На что же похож русский самолет 5-го поколения? Если сравнивать его с Су-27УБ, который играл роль самолёта сопровождения во время первого полёта, то возможно уже сейчас составить себе достаточно точное представление о размерах Т-50. Машина представляется в целом меньшего размера, нежели семейство «Фланкеров», демонстрируя размах крыльев около14 метров и длину около19,8 метра. Взлётная масса машины без внешних подвесок и с неполным запасом внутреннего топлива составляет около 21-22 тонн, давая т.о. соотношение «тяга-масса» примерно в 1,4, благодаря двум турбинам, развивающим единичную мощность в 15 тонн. Максимальная взлётная масса Т-50 может быть оценена в 35 тонн, с дальностью полёта в3000 километров без дозаправки в воздухе и внешних топливных баков.

 

Фотографии и видеоматериалы, опубликованные разработчиком, подтверждают общий облик, приоткрытый весной2007 г. в рисунке художника, кратковременно выложенном на сайте двигателестроителя НПО «Сатурн». Можно представить себе, что этот рисунок был из презентации для официальной индийской делегации. Несмотря на скачок поколений, можно увидеть характерную «руку» «Сухого» в Т-50: это два сильно разнесённых двигателя, прямоугольные воздухозаборники, приподнятая передняя часть фюзеляжа, впечатляющая «стрела» центральной хвостовой балки позади сдвоенного киля, «шар» оптико-локационной станции и т.п.

Главные отличия бросаются в глаза, когда мы исследуем машину сверху и снизу. Согласно первым оценкам, самолёт имеет треугольное крыло с округлёнными окончаниями, стреловидностью около 53° и кромками срыва с отрицательной стреловидностью в 10°. Крыло увеличено за счёт значительного переднего наплава или предкрылка, передняя часть которого подвижна и служит своеобразным вихревым генератором — это инновационное решение было представлено на рисунках, опубликованных в №2200 Air&Cosmos. Предкрылки заменяют собой переднее горизонтальное оперение схемы «утка» семейства Су-30 и, в целом, воспроизводят их общую форму. Вертикальное оперение самолёта состоит из двух килей значительно уменьшенного размера, наклонённых наружу примерно на 25°, полностью подвижных и воспроизводящих форму подобную основному крылу. Все проекции самолёта организованы, наподобие Ф-22, таким образом, чтобы сопрячь углы атаки и срыва и сфокусировать отражение падающих РЛ волн в ограниченном числе направлений.

Без демонстрации неких крайних решений, поиск незаметности у самолёта, тем не менее, выражается в транспортировке вооружения в закрытом отсеке, в профилировании протоков воздуха в форме «S» для экранирования лопаток компрессора с передней полусферы и в головной части фюзеляжа, выполненной из плоских поверхностей, что заставляет вспомнить Ф-35. Другие детали конструкции будут улучшены «Сухим» позднее, такие как колпак кабины, основной металлический каркас которого должен исчезнуть на серийных версиях, а также применение поглощающих РЛ волны специальных покрытий. Согласно российскому ТВ, «Сухой» заявил, что ЭПР Т-50 должна быть в 40 раз меньшей, чем у Су-30.

Вооружение. Первые фотографии Т-50 позволяют увидеть два отсека для вооружения, расположенные тандемом в нижней части фюзеляжа и занимающие всё то свободное пространство, которое было на Су-30, от передней стойки шасси до сопел турбин. Длиной примерно в4,7 метраи шириной более1 метра, каждый из отсеков может вместить две большие ракеты («воздух-воздух» большой дальности тип 810 или «воздух-земля» Х-38М, или противорадарные Х-58УШК), или же три ракеты «воздух-воздух» средней дальности К-77М. Три года тому назад (первые изображения датируются летом2007 г.), Су-47 «Беркут» был замечен в полёте с новым отсеком для вооружения, длиной в 4,7 метра и шириной в1 метр — т.е. в конфигурации, позволившей проверить отсек для Т-50.

 В дополнение к этим двум тандемным отсекам прототип Т-50 демонстрирует также два «нароста», достаточно узких, под крыльевым оперением, каждый из которых может служить для размещения ракет малой дальности (Р-73/К-74). В то же время, отсутствие крышки на «наросте», незаметной на испытываемом самолёте, позволяет подумать, что речь может идти о контейнерах, содержащих электронное оборудование, типа оборудования РЭБ или боковой РЛС. Под крыльями предусмотрено также крепление 6 дополнительных узлов подвески, включая 2 под воздухозаборниками.

Авионика. Разработка электронных систем Т-50 идёт в запланированном ритме, в первую очередь благодаря текущим работам по программе Су-35 (два лётных прототипа с2008 г.), с которыми ранние версии ПАК ФА должны иметь одинаковую базовую авионику, в первую очередь, в том, что касается приборной панели кабины и оборудования навигации и связи.

В то же время, Т-50 должен быть оснащён новой бортовой РЛС, квалифицируемой как «многофункциональная». Названная Ш121 и разработанная в НИИП им. Тихомирова, эта система была впервые представлена на авиасалоне МАКС-2009 (см. Air&Cosmos №2184). Она должна состоять из пяти АФАР: трёх находящихся в передней части фюзеляжа (одна фронтальная и 2 боковых, работающих в волновом X диапазоне — конфигурация, изначально предусмотренная в программе Ф-22А) и двух, работающих в волновом L диапазоне, расположенных на передних кромках крыльев. Система, которая согласно НИИП, может быть дополнена РЛС, работающей в волновом диапазоне Ka (миллиметровом) и расположенной в контейнере. Обнаружение и распознавание воздушных целей также возможны благодаря «шару» оптико-локационной станции, являющемуся характерным для семейства «Фланкеров», размещаемому впереди кабины пилота и уже заметному на прототипе Т-50; эта система разработана на УОМЗ в Екатеринбурге.

 Двигатели. В настоящий момент, прототип Т-50 приводится в движение двумя турбинами АЛ-41Ф1 (изделие 117), каждая из которых развивает 15 тонн тяги. Этот двигатель является улучшенной версией АЛ-41Ф1С (117С) тягой 14,5 тонны, которыми оснащён Су-35. Первые лётные испытания АЛ-41Ф1 начались 21 января2010 г. в Жуковском на борту «летающей лаборатории» Су-27М (№710). С начала 2000-х гг. моторизация ПАК ФА должна была быть разделена на 2 этапа: прототипы и первые серийные машины должны были быть оснащены АЛ-41Ф1, в то время как оставшаяся часть самолётов серии должна быть оснащена более мощными двигателями, развивающими более 16 тонн тяги и обладающими меньшей массой и пониженной стоимостью эксплуатации.

Опубликованный в2006 г. тендер на этот новый двигатель был отменён в мае2007 г. после получения ответов от НПО «Сатурн» и ММПП «Салют», и до сих пор не возобновлён. В январе2010 г. директор «Сатурна», Илья Фёдоров, заявил, что новый тендер должен быть открыт в первом квартале этого года.

Что же дальше? Каково будущее у испытательной программы Т-50? В настоящее время три фюзеляжа машин, предназначенных для лётных испытаний, готовы или находятся в производстве, так же, как три фюзеляжа машин для наземных испытаний. Одновременно три «летающих лаборатории» мобилизованы в интересах программы: новые системы полёта, также как отдельные структурные элементы, проходят испытания на борту Су-47 «Беркут»; двигатель АЛ-41Ф1 установлен на Су-27М №710, в то время как испытания Ш121 должны начаться в этом году на борту Су-30МК2 n° 503. Если верить опубликованным «Сухим» планам, конструкторские испытания должны продлиться вплоть до2012 г., после чего самолёт будет передан в военный испытательный центр в Аxтубинске для получения государственной сертификации. После первого полёта премьер-министр Владимир Путин также заявил, что первые предсерийные машины будут поставлены в центр боевой подготовки в Липецке в2013 г., и что начало серийного производства ожидается в2015 г.

В2012 г. будет проведён первый концептуальный разбор программы, результаты которого решат её будущее. Одно из ключевых решений должно быть принято по двигателям для Т-50: неудача первого тендера на двигатель ПАК ФА выявляет настоящую проблему в области исследований и разработок у российских двигателестроителей, которые, по-видимому, имеют большие сложности в вопросе значительного увеличения мощности существующих образцов. Время необходимое для запуска в производство совершенно нового двигателя, отвечающего желаемым требованиям для ПАК ФА, оценивается в десятилетие.

Также вероятно, что в2012 г. будет начата программа нового лёгкого истребителя для замены семейства МиГ-29, которая впитает в себя новые технологии, доведённые и проверенные на прототипах Т-50. Возможно, что разработка нового истребителя будет проводиться КБ РСК «МиГ», объединённом с таковым «Сухого» под общим руководством Михаила Погосяна, одновременно являющимся главой отделения боевых самолётов ОАК.»

 

Обозначения к номерам на графических проекциях самолёта:

1. РЛС Ш121

 2. ОЛС (макет)

 3. Теплопеленгатор/детектор инфракрасного излучения

 4. Центральная хвостовая балка, в которой возможно находится задняя РЛС

 5. Киль

 6. Моноблочное горизонтальное оперение на титановом каркасе

 7. Место для авиапушки (одноствольная, 30мм)

 8. Место для выдвижной штанги дозаправки в воздухе

 9. Подвижная часть наплыва

 10. Место предполагаемого расположение боковых РЛС

 11. Двухсекционный задний флаперон

 12. Двигатель с вертикально подвижными соплами

 13. Контейнер для тормозных парашютов

 14. Отсеки для вооружения

 15. «Наросты» длиной4,5 метра для ракет или электроники. Передняя часть закрывает механизм предкрылков.

 16. Места для узлов внешней подвески.

 17. Места для эжекторов оптических и электромагнитных ловушек

 18. Внешний каркас протоков воздуха в форме «S»