С праздником вас, дорогие защитники Отечества!

Авиация в сердце моём! Бурба Валентина.

  Принимая эстафету в Авиагородке, я долго размышляла, какими словами выразить свои чувства к авиации в целом и к службе в ней в частности. И поняла: наверное, пришло время признаться в своей любви к ней публично и выразить это всего лишь одним единственным, но многократным словом – СОЖАЛЕНИЕ! Я СОЖАЛЕЮ о том, что рано родилась, потому что во времена моей молодости женщин не принимали в военные училища, особенно в авиационные. Иначе я обязательно использовала бы, пусть и единственный, но шанс стать летчиком. Я всегда СОЖАЛЕЛА о том, что я родилась женщиной, а не мужчиной. Иначе я бы точно стала бы офицером, потому что мне нравилось служить в армии. 15 лет службы говорят сами за себя. Я СОЖАЛЕЮ о том, что мне не хватило мозгов вовремя получить средне-специальное образование, которое давало бы мне возможность хотя бы получить звание «прапорщик». А когда у меня на руках был такой долгожданный диплом, мой возраст уже не позволял мне носить погоны с двумя маленькими звездочками. Я СОЖАЛЕЮ о том, что в сложный период моей жизни мне не хватило стойкости и упорства, и я спасовала перед судьбой и уволилась из армии досрочно, не дослужив до пенсии 5 лет. Но я не ЖАЛЕЮ о том, что лучшие годы в моей жизни были связаны с Советской Армией, а точнее — с Авиацией, потому что это были самые счастливые годы в моей жизни! Это была любимая работа, это были настоящие друзья, это была пусть и неразделенная, но любовь. У писателей-фантастов братьев Стругацких в романе «Стажеры» я наткнулась на великолепное высказывание: «…жизнь дает человеку три радости: друга, любовь и работу. Каждая из этих радостей уже отдельно очень дорого стоит. Но как они редко собираются вместе!». Вот Авиация – это и есть мои три радости, сопровождавшие меня все 15 лет армейской службы. Мне до сих пор снится, что я возвращаюсь на свой аэродром служить дальше. И мне вот уже почти 25 лет не хватает музыки ревущей на старте турбины. И я бы продала душу дьяволу, чтобы хоть на день вернуться во времена своей молодости и побывать на полетах, нюхнуть керосиновый воздух, услышать рев турбин и тишину аэродрома. Может поэтому я стала писать, иногда, стихи и песни.

 

Друзья, предлагаю на ваш суд кое-что из моих попыток в прозе и стихах.

 

ПРИКОЛЫ ИЗ МОЕЙ ЖИЗНИ

 

 Главное, чтобы костюмчик сидел!

 

 Когда я служила в армии, я ходила в форме. Но нам, женщинам-военнослужащим, не запрещалось ходить и в гражданке. И вот я однажды пришла в ярко-желтом костюме-самовязке: юбка и свитер. Тогда этот цвет входил в моду. Я в 35 лет весила 48 кг при росте 156 см — маленькая, худенькая женщина. Это я к тому , что бы Вы могли представит меня и понять, что я могла себе позволить такой яркий цвет. Захожу в штаб и прямиком к себе в кабинет (он, конечно, не мой, просто это оперативный отдел, а там и мое рабочее место), который располагался рядом с кабинетами командира полка и начальника политотдела. И нос к носу сталкиваюсь с командиром. Он оглядел меня с ног до головы и с усмешкой сказал: «Валя, тебе надо под курочку одеваться, а ты в цыпленка вырядилась». Слава богу, что в коридоре никого не было! Иначе кликуху мне точно бы припарили! Больше я этот костюм не одевала. Младшие сестры сносили. До сих пор не ношу желтый цвет, хотя очень нравится.

 

 Шампанское. Дубль два.

 

 Дело было во время службы в рядах доблестной Советской Армии. У моей подружки, Нины Степановны(мы ее по имени-отчеству звали, так как в инженерном отделе, где она работала, их, Нин, было две), 1 января быль день рождения. И мы решили втихаря заранее отметить небольшим нашим женским коллективом ее личный праздник. Она принесла шампанское, конфеты. Мы закрылись в «бендежке» без окон и дверей. Она достала бутылку, а открывать никто не может. Вручили торжественно мне. Я, как всегда, спокойно взяла бутылочку, поставила себе на ногу, открутила аккуратно железяку и стала открывать. Я не сразу сообразила, что случилось! Моя бутылка аккуратно улеглась поперек ноги (бедра) и из горлышка великолепная пенная струя, как из брандспойта, била в стену. Пилоты формулы 1 отдыхают! Доли секунды! У меня всегда была отменная реакция, я ее тренировала, но даже она не смогла мне сохранить шампанское: в бутылке осталось 5 см напитка. Надо было видеть наши физиономии. Хорошо, что у Степановны была и вторая бутылка. Ее я уже открыла аккуратно. Потом выяснилось, что первая злополучная бутылочка целый день пролежала в горизонтальном положении рядом с горячей батареей. И когда Нина Степановна ее несла в бендежку, еще и встряхнула. Ну как было тут удержать термоядерную реакцию женскими маленькими ручками. Вот такая история. А шампанское я до сих пор открываю, если в компании нет мужчин. Но аккуратно, наученная двойным опытом в молодости.

 

 Попутчица

 

 Это во время службы в армии было. Иду  как-то раз из гарнизона к себе в штаб. Идти далеко, километра 1,5. Аэродром длинный, а штаб как раз в середине взлетной полосы был. Разумеется, не на самой полосе. Ну, кто в авиации служил, тот представление  хоть малейшее, но имеет: где, что и как может располагаться на военном аэродроме.  Везде по-разному, но принцип один и тот же. Так вот, дорога прямая, из бетонных  плит выложена. Лето, тишина, степь да степь кругом, как в той песне. И вдруг слышу за спиной железный грохот. Оборачиваюсь — никого! И на дороге ничего! Дальше иду, мурлыкаю себе под нос — тогда, в молодости, я еще могла петь, голос был. Слышу — опять грохот! Обернулась — опять никого и на дороге ничего! И так раза четыре! Вот представьте себе: вы идете по автобану, по бокам бескрайняя степь,  ни души, ни зверька, и за спиной у вас все время что-то железное грохочет!  Вот это самое со мной происходило. Я остановилась, и стала ждать. Ничего. А время идет, а мне в штаб надо! Пошла дальше. И опять грохот. И опять никого. Я уже злиться стала. Про песни забыла, иду и тихонько матерюсь. И вдруг  передо мной с неба на дорогу падает консервная банка! Я опешила и остановилась. С неба спикировала ворона величиною с курицу , схватила эту банку, взмыла в верх, пролетела немного вдоль дороги и бросила банку. Та с грохотом шмякнулась о бетон, ворона  подождала чуть-чуть, спикировала, схватила банку, взмыла в небо и опять бросила ее. Но все это уже было не позади меня, а впереди. Наслаждалась, гадюка! Летела впереди и развлекалась до тех пор, пока банка не отлетела в кювет. Не рассчитала! Кружила-кружила, каркала-каркала, но банку не нашла. Вот тут-то я и позлорадствовала.

 

 Поединок

 

Это тоже было во времена моей службы в рядах Советской Армии, где-то в конце 70-х годов. Точно год не помню. Но этот случай, произошедший со мной, я вспомнила, когда прочитала миниатюру Кларисы Рижской «Хвост». ПризнАюсь сразу – эта история меня не красит. И мне за нее стыдно.

 

Короче. Участвовала я в художественной самодеятельности гарнизона, пела в ВИА. И все мы были (надо же, только сейчас поняла) по одному от каждой части. Соло-гитарист, в последствии, стал моим зятем. Готовили мы большой концерт, посвященный 9 мая. На него приглашались ветераны ВОВ. И вот, после генеральной репетиции вечером я и моя подружка ехали в переполненном служебном автобусе домой. В то время маршруток не было, рейсовые автобусы ходили плохо и были всегда битком набитые. Так что народ, по мере возможности, с удовольствием пользовался попутным транспортом. Какая разница кому платить за проезд. Так вот, едем мы (не только я и моя подружка) в этом «пазике» молодые, веселые, кровь молодая играет, хихикаем. А рядом мужичок стоял, все прикалывался и домогался до меня – познакомится хотел. И что на меня нашло, не знаю, наверное то, что рядом парни были и мне покрасоваться, повыпендриваться захотелось, показать, какая я смелая, веселая, остра на язычок. Я и ляпнула мужичку:

 

— Куда ты, старый пень, лезешь? Из тебя уже песок сыпется, а ты все к молодым пристаешь! — Видно сильно я задела мужичка, потому что он меня обложил трехэтажным матом и сказал, что он меня (простите пожалуйста за прямой намек) е….ь хотел. Тут уж взъелась и я:

 

— Вот сейчас выйдем из автобуса, я тебе покажу, как ты меня хочешь!

 

На этом наша перепалка закончилась, и мы продолжали свой путь, как ни в чем не бывало. Я забыла про существование мужичка напрочь, да он сам о себе напомнил, когда мы из автобуса вышли:

 

— Эй, ты хотела мне показать, как я тебя е….ь буду!

 

А теперь я опишу, как я была одета: на мне была джинсовая юбка, белая нейлоновая рубашка, в руках дипломат-чемодан и на голове парик в виде длинного каре. Я обернулась к нему, усмехнулась и культурненько предложила ему:

 

— Да, пошел ты! – именно только эти слова, честное слово!!! Но мужик не унялся и решил меня пнуть в живот. Я каким-то чутьем поняла его замысел и успела отскочить назад, так что его подошва слегка коснулась моего живота. Но след оставила: на юбке был отпечаток пятки, на белоснежной рубашке – остальное.

 

— Ах, ты, паскуда, — прошипела я и с внутренним криком «банзай!» ринулась на него! Вы помните, что у меня в руках был дипломат? Так вот, этим дипломатом я так отходила этого мужика, что у меня с головы слетел парик!!! Мужик весь в крови вдруг перестал защищаться и удивленно, и как-то растерянно посмотрел на меня, потом на парик, сиротливо лежащий на асфальте, а потом вдруг пнул его ногой и крикнул:

 

— Э, забери свою голову!

 

Надо сказать, я сама опешила от такой ситуации. Но парик не стала поднимать. Его подняла Татьяна. Я просто пригрозила ему, что если ему мало, то могу добавить. Мужичок не стал испытывать судьбу и быстро смотался. А я вдруг стала хохотать. Мне вся эта ситуация показалась такой смешной! Я даже не подумала, что могла получить хорошую сдачу. К слову – мужик телосложением был почти такой же, как и я: мой рост 156 см и вес, где-то 45 кг был. А мужичок немногим выше. Так что мы с ним почти на равных были.

 

Все это происшествие наблюдали человек 50 – мы дрались с ним между остановками, а там молодежь на танцы ехала в разные стороны автобусного маршрута – одни на Трусово, другие — в Новолесное. Видно зрелище захватывающее было, раз никто в автобусы не сел. Но у меня от всего этого вдруг пропал совсем голос, он и так подсевший был, а тут вообще сел напрочь! Так и пришлось на следующий день выступать с охрипшим голосом. Но вся эта некрасивая история имела один положительный момент: меня с тех пор никто из местных никогда не задевал и не обижал. И чужие не трогали.

 

 Ну и немного стихов, вернее песен:

 

 

 Улетая в небо

 

Исполняется на мотив Never Change Lovers in the Middle of the Night Бонни-М (Солистка Марсия Баррет)

 

 

Улетая в небо, вспоминай меня.

Всю печаль разлуки вновь возьму я на себя.

Оставайся в небе со своей мечтой

И любовь мою возьми туда с собой.

Небо тебя встретит также, как и я,

Обласкает нежно и любя…

     

 

ПРИПЕВ:

      Небо, небо надо мной. В небе ты летишь звездой,

      Рассекая синий-синий воздух точкой голубой.

      Я шепчу: «Возьми с собой, буду я твоей звездой,

      Даже в небе не расстанусь я с тобой».

      И стрелой взлетая в высь, ты на Землю оглянись,

      Не забудь, что на Земле твои родные и друзья.

      Ты спокоен в вышине. Как ты дышишь слышно мне.

      Возвращайся, я ведь тоже жду тебя.

 

 

Знаю как ты любишь голубой простор.

Знаю, что не можешь ты прожить без синих звезд.

И при мне не можешь скрыть ты свой восторг.

Я молчу, мне в небо хочется с тобой до слёз.

Ты не знаешь даже про любовь мою

К небу и к тебе, ведь я молчу.

 

 

 Степной аэродром

 

И снова тишина на взлетной полосе.

Сейчас ее нарушит работа турбин:

Готова к старту четверка машин.

И ты частица в этом звене.

 

Еще одно звено уходит за звеном.

А на пустой стоянке «спарка» стоит.

Под южным солнцем воздух дрожит,

затих на время аэродром.

 

Степной аэродром гремит как майский гром,

и снова самолеты уходят в полет,

И жаворонок в небе поет,

И жизнь идет своим чередом

 

 

 

Пролетела пара над аэродромом

 

 

Пролетела пара над аэродромом.

Покачал мне крыльями самолет ведомый.

И осталась в небе светлая полоска.

Он сказал мне:  «Здравствуй». Тихо так, не броско.

 

  припев:  Взлетают самолеты, вовсю идут полеты.

           Погода позволяет работать в вышине.

           Идут на старт пилоты — ведь это их работа.

           А техник в ожидании остался на земле.

 

От него зависит четкая работа

Птицы из металла в небе голубом.

Все его вниманье, вся его забота

Только о машине, МиГаре родном.

   припев.

 

Ты спокойно сядешь в тесную кабину

И покинешь Землю, чтобы сесть опять.

А в курилке техник вновь закурит «Приму»,

Будет беспокойно возвращенья ждать.

   припев.

 

 

 

Не спеша садишься в самолет

 

 Не спеша садишься в самолет.

Ты один сидишь сейчас в кабине.

И спокойно ждешь команду. Взлет!

За спиной взрывается турбина.

 

Мчишься ты стрелой по полосе

И взмываешь птицей круто в небо.

Все до мелочей знакомо мне —

Словно это я лечу к вселенной.

 

Знаю, никогда  не изменить

То, что начертала мать природа.

Как бы сильно небо не любить —

Рожденный ползать, он летать не может.

 

Что-ж, летай спокойно в вышине.

Ты рожден, чтоб покорять высоты.

А я останусь ждать. Ведь на Земле

Должен кто-то ждать тебя с полетов?

  

 

Для тех кто пишет стихи и прозу: есть сайты «стихи.ру» и «проза.ру». Там, если зарегистрируетесь, можно печатать бесплатно свои «творения». Если кого-то зацепило, пишите мне в одноклассниках. Помогу и объясню. А чтобы было понятно, наберите в поисковике стихи.ру (проза.ру) Валентина Бурба и выйдете на мою страницу. Посмотрите, как она выглядит, ну и т.д.

 

 

ВСЕМ ЖЕЛАЮ ЗДРАВСТВОВАТЬ!!!