Израилю мало не покажется, если он ударит по С-300 в Сирии

Генштаб России планирует поставки различных средств ПВО Башару Асаду
Материал комментируют:
Алексей Леонков
Владимир Шварёв
Российский Генштаб заявил о планах поставить в ближайшее время Сирии новые средства противовоздушной обороны.
«Российские специалисты продолжат обучение сирийских военнослужащих, а также окажут помощь в освоении новых образцов средств ПВО, поставки которых будут осуществлены в ближайшее время», — сказал в среду на брифинге начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-полковник Сергей Рудской.
О возможности поставок Дамаску систем С-300 «Фаворит» российские военные и дипломаты вновь всерьёз заговорили после удара крылатыми ракетами 14 апреля США и их союзников по Сирии.
Вопрос о поставке в Сирию С-300 ещё не решен, заявил в понедельник в Пекине глава МИД РФ Сергей Лавров. «Не могу сказать, что он решен», — сказал Лавров журналистам, отвечая на соответствующий вопрос.
Сирийским ПВО понадобится до 12 дивизионов С-300 для прикрытия воздушного пространства, сообщил ранее «Интерфаксу» бывший заместитель главкома ВВС России по Объединенной системе ПВО СНГ генерал-лейтенант Айтеч Бижев. По его словам, для подготовки сирийских специалистов понадобится не больше трех месяцев.
В среду посол Сирии в Москве Рияд Хаддад, заявил, что «где-то уже месяц тому назад (начали) работать системы С-300 в Сирии».
Так какие же системы ПВО всё же собирается поставлять Минобороны в Сирию, и насколько эффективно они смогут прикрыть сирийское небо от ударов самой сильной армии мира — США?
— В заявлении генштаба есть небольшая оговорка, — рассказывает замдиректора центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО) Владимир Шварёв. — Конечно, новинок в сфере ПВО Россия в Сирию поставлять не будет. Просто С-300 до сих пор не было на вооружении армии Сирийской арабской республики. Поэтому новинки они для них, а не для нас, конечно. В России, к слову, С-300 уже сняты с производства, идёт их постепенная замена на С-400.
С-400 вряд ли мы будем поставлять. Эта система дорогая и необходима нам самим. Но и С-300 достаточно, чтобы поставить на место Израиль и других «охотников» побомбить по своему усмотрению сирийскую территорию. В Сирии присутствуют российские средства ПВО, такие как «Квадрат», «Бук», С-125 и т. д. Незадолго до удара США 14 апреля мы поставили Башару Асаду системы «Панцирь-с1». Это зенитный ракетно-пушечный комплекс малой дальности. Поставили порядка 40 таких систем. Они уничтожают ракеты, самолёты и прочие летательные аппараты на подлёте, в ближней зоне.
В России сейчас их используют вместе с системами С-400 именно в качестве прикрытия от возможных ударов из ближних зон. Я думаю, что теперь ранее поставленные комплексы «Панцирь» будут прикрывать в Сирии С-300.
«СП»: — В том числе от возможных ударов Израиля, которыми тот недавно пригрозил Башару Асаду?
— Если С-300 будут поставлены, я глубоко сомневаюсь, что Израиль просто решится бить по территории Сирии. Если сирийские расчёты научатся координировать действия систем «Панцирь-с1» и С-300, то это будет непробиваемая противовоздушная защита.
«СП»: — Так всё же поставим мы С-300 или нет?
— Сначала было очень чёткое заявление, что этот вид зенитно-ракетных комплексов в Сирию будет поставлен. Теперь политики и военные отвечают более уклончиво. Тут, наверно, идёт какая-то политическая игра. Возможно, тот же Израиль чего-то требует от России. Но я считаю, что С-300 всё равно неизбежно будут поставлены. У нас контракт с Сирией на их поставку, кстати, был подписан ещё до начала войны в этой стране 8 лет назад. И именно по просьбе Израиля этот контракт с нашей стороны был приостановлен. Сейчас мы как бы сделали полшага назад, но на конечном результате это не отразится.
«СП»: — Звучат гипотезы, что С-300 уже на вооружении сирийской армии, и именно они сбивали «умные» ракеты Трампа.
— Такими данными я не располагаю. Думаю, если бы С-300 и правда были там, они не прозевали бы ни одной ракеты из тех, что были выпущены американцами во время последнего массированного удара по Сирии. Соответственно, если верить информации Минобороны России, а я ей в данном случае доверяю, такой неплохой результат был достигнут с помощью преимущественно систем «Панцирь-с1». Но и у устаревших «Буков», С-125 процент поражения ракет противника был более 50.
«СП»: — Могут ли пострадать наши системы С-300 от миномётов или снарядов террористов или диверсионных групп?
— Если они будут прикрыты «Панцирями», то нет, поскольку эти системы предназначены, в том числе, и для уничтожения миномётных снарядов. Хотя их уничтожить сложнее, чем снаряды, выпущенные из более дальнобойных систем.
Повторяю, свой прогноз: Сирии мы поставим С-300, обеспечим им защиту на момент развёртывания этих систем, дообучение расчётов (частично, по моим данным, сирийцы уже научены пользоваться этими ЗРК). А если у Сирии будут С-300, нам самим особенно вмешиваться, чтобы сбивать американские или израильские ракеты, не придётся. Да американцы и сами подумают несколько раз, стоит ли им наносить удары.
— С-300 уже были в Сирии в момент, когда ситуация в этой стране была крайне непростой, — говорит военный эксперт Алексей Леонков. — Тогда это были комплексы, принадлежавшие минобороны России. Потом их свернули. Я сомневаюсь, что С-300 нам теперь удастся поставить Сирии быстро. На это уйдёт не меньше года. Наверно, единственное, что мы можем оперативно сделать — развернуть собственные комплексы. При этом надо помнить, что С-300 работают в основном не по крылатым ракетам, а по их носителям, а так же по баллистическим ракетам средней и малой дальности.
Чтобы бороться с более мелкими целями есть комплексы типа «Бук». Думаю, что Россия может усилить поставками их группировку в сирийской армии. Возможно, будут дополнительные поставки систем «Панцирь», «Тор». Эти комплексы так же эффективны, могут поражать одновременно несколько целей, причём будучи на ходу. И к тому же они дешевле, чем С-300.
Но надо понимать, что Сирии для того, чтобы выстроить высокоэффективную систему ПВО, нужны ещё так называемые межвидовые РЛС, которые будут обеспечивать контроль воздушного пространства страны, выдавая информацию комплексам ПВО. А поскольку сейчас рассматривается вопрос о включении Сирии и Ирана в ШОС, то велика вероятность, что в будущем будет поставлен вопрос о создании совместной системы обороны между Сирией и Ираном. Иран, как известно, является союзником Сирии. И на территории Сирии и Ирана будет создана система эшелонированной системы ПВО. Но на всё это нужно время.
«СП»: — Что в таком случае может быть в случае нового массированного удара США и их союзников по Сирии в ближайшее время?
— Да, такая вероятность есть. Американцы в случае необходимости могут ударить не сотней ракет, а сотнями. И тогда единственное, что сможет сделать Россия — развернуть свои современные комплексы ПВО, чтобы прикрыть как собственных граждан на территории Сирии, так и самих сирийцев.
При этом США и их союзники должны чётко понимать, что сбиваться будут не только ракеты, но и их носители. И вот в этом случае такие комплексы, как С-400, С-300 будут крайне эффективны и отработают по полной.

Алексей Верхоянцев

Лондон отомстил Москве за попавший в Сирии в плен спецназ

Выясняется подоплека «дела Скрипалей» и инсценировки химатаки в Думе
Французский сайт Olivierdemeulenaere.wordpress.com сообщил о пленении в Сирии британских военнослужащих 22-го батальона Специальной авиационной службы (SAS), которые осуществляли координацию и поддержку террористов. Операция сирийской армии была проведена во время освобождения района Восточная Гута — пригорода Дамаска. Произошло это в феврале, когда значительные силы правительственных войск, освободившиеся от боевых действий в провинции Идлиб, были переброшены к сирийской столице.
В связи с таким поворотом событий, крайне неприятным для Лондона, и было инсценировано «дело Скрипалей», а затем и разыграна театрализованная «химическая атака». Потому что прежний сценарий по вызволению взятых в плен и разоблаченных кураторов и помощников террористов перестал работать в связи с близостью полного освобождения страны от «умеренной оппозиции».
Это был уже не первый захват натовских инструкторов и бойцов спецподразделений. В 2013 году в Алеппо были взяты в плен 23 бойца французского Командования специальных операций (COS), которые налаживали взаимодействие с частями ИГИЛ*, координировали их действия и осуществляли техническую поддержку. Однако в результате тайных торгов между Парижем и Дамаском ситуацию удалось разрулить без огласки. При этом Сирия получила от Франции за возвращение ей живых и здоровых спецназовцев определенные преференции, как политические, так и экономические.
Годом раньше похожий сценарий был разыгран в Хомсе, где были захвачены 40 турецких и 20 французских офицеров. При посредничестве Ливана они были возвращены в свои армии.
Наиболее масштабный и шумный инцидент с «легализацией» поддерживавших террористов сил произошел в декабре 2016 года в Алеппо. Информация выдавалась дозировано. Вначале было сообщено о захвате 14 иностранных военных. Затем к ним прибавились еще трое. Были они преимущественно из Саудовской Аравии, Катара, Марокко и Израиля. В конце концов, список разросся до 110 человек. Были в нем и американцы, и французы, и англичане. И это не какие-нибудь «псы войны» или «дикие гуси», а кадровые военные, состоящие на службе в специальных подразделениях своих стран. Этакая коалиция международных террористов и сил НАТО, сражающаяся за свержение сирийского правительства.
Это был неплохой материал, который можно было бы использовать в переговорном процессе относительно дальнейшей судьбы арестованных. А также получить преференции для подготавливавшихся в Астане переговоров со всеми участниками сирийского конфликта. Захваченных освободили в обмен на выход из двух шиитских анклавов в Идлибе женщин, детей и раненых бойцов.
В начале этого года особой нужды торговаться, в данном случае с Лондоном, с целью освобождения бойцов британского спецназа, не было. И это, как небезосновательно полагают эксперты, привело Лондон в ярость. Для того, чтобы закамуфлировать в информационном поле «подвиги» британских коммандос и было инсценировано отравление Скрипалей. Заодно тут подверстались и президентские выборы в России, и потребность в ведении новых санкций, и многое другое.
Когда же Скрипали чудесным образом восстали из мертвых, было снято малобюджетное кино о химической атаке в Думе. Но и этот сюжет начал трещать по швам. Однако разоблачители «преступного сговора Асада и Путина» не сдаются и начинают лгать в каких-то циклопических масштабах. В понедельник во французском парламенте прозвучали речи о том, что спецслужбам Франции известны 44 случая массированного применения в Сирии отравляющих веществ.
В то же время французские спецслужбы совершили на Ближнем Востоке множество преступлений. Одно из самых громких раскрылось сравнительно недавно. И теперь, когда экс-президент Николя Саркози угодил под следствие, тайное стало явным. По имеющимся сведениям, именно Париж инициировал убийство французским агентом Муммара Каддафи, чтобы скрыть факт финансирования избирательной кампании Саркози ливийским лидером. 20 октября 2011 года агент смешался с толпой и выстрелил Каддафи в голову.
«Доблесть» спецслужб, выполняющих щекотливые задания в других странах, как правило, становится известна по прошествии какого-то времени. Выявление такого рода противоправной, с точки зрения международного законодательства, деятельности сопряжено со скандалами. Которые, впрочем, вскоре затухают по причине провоцирования «контрскандалов».
Сравнительно недавно стало известно о деятельности в Афганистане вышеупомянутого британского спецназа SAS. Daily Mail опубликовала разоблачительную статью, в которой говорится о том, что в этой стране коммандос в равной мере действовали и против боевиков «Талибана» **, и против мирного населения. И с одинаковой степенью жестокости.
За 13 лет пребывания британских сил в Афганистане поступило около семисот обращений свидетелей и жертв жестокого обращения со стороны SAS. Довольно долго они, что называется, лежали под сукном. И лишь после того, как расследованием одного вопиющего случая заинтересовались СМИ, поднявшие протестную волну, делам стали давать ход.
В «активе» коммандос и расстрелы безоружных жителей, не имевших связей с террористами, и жестокие пытки. Так, во время ночного рейда в провинции Южный Гильменд британцы расстреляли в собственном доме четырех членов семьи. Именно расстреляли, поскольку руки у всех были закованы в наручники. Не редки были случаи убийства безоружных подростков на глазах их матерей.
Повсеместно использовалась фальсификация отчетов. А также подбрасывание пистолетов расстрелянным невооруженным людям.
Несомненно, настанет время, и мы узнаем о «подвигах» британского спецназа и в Сирии.
А вот роль американских спецслужб в оказании значительной помощи как «умеренной сирийской оппозиции», так и боевикам ИГИЛ столь велика, что о ряде фактов нам известно уже сейчас.
23 сентября прошлого года в результате массированного огня из минометов и реактивной артиллерии, который вели боевики «умеренной оппозиции», объединившиеся с остатками игиловцев под патронатом США, погиб российский генерал-лейтенант Валерий Асапов. Он находился на командном пункте 5-го добровольческого штурмового корпуса сирийской армии с целью оказания помощи в управлении операцией по освобождению Дейр-эз-Зора.
О нахождении генерала именно в этом месте и в это время было известно американской разведке, координирующей действия антиправительственных террористов. Разведка же и передала боевика точное целеуказание для ведения прицельного огня.
В ответ на доказательные обвинения в преступлении, совершенном американском спецназом, из Вашингтона последовали заверения в том, что главная цель США — борьба с международным терроризмом, и российские обвинения совершенно беспочвенны.
Через три дня ВКС России предоставили неопровержимые доказательства, накрыв ракетным ударом место сходки агентов американских спецслужб с главарями запрещенной в России радикальной исламистской террористической группировки «Хайят Тахрин-аш-Шам», которая в американском списке тоже значится как террористическая. В результате операции были уничтожены 32 человека, включая группу американского спецназа, охранявшего эту сходку. В общей сложности погибли 14 граждан США.
Война в Сирии: Бывший сотрудник ЦРУ: в Сирии было нечего бомбить
Новости политики: Макрон в интервью журналистам назвал себя «ровней Путину»
________________________________________
* Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.
** «Движение Талибан» решением Верховного суда РФ от 14.02.2003 года признано экстремистским, его деятельность в России запрещена.

Владимир Тучков
Свободная Пресса

Почему наши военные не спасали летчика Филипова, используя боевой опыт Афганистана

Напомним, штурмовик Су-25 майора Романа Филипова был сбит над сирийской провинций Идлеб 3 февраля. Сам лётчик смог катапультироваться, но погиб в неравном бою с боевиками. Президент позже присвоит Филипову звание Героя посмертно. Были ли у пилота шансы остаться в живых с пистолетом Стечкина и гранатами, что должен был делать оставшийся в окружении майор Филиппов?
Напарник Филипова, который участвовал вместе с ним в наблюдательном полете, дал комментарий газете «Красная звезда», рассказав как пытался спасти своего командира: «Место приземления командира я видел, но самого боя – нет, были сумерки. Уходить пришлось с аварийным остатком топлива, хватавшим только дотянуть до аэродрома»/ Лётчик вызвал на место поисково-спасательную группу и с минимальным запасом горючего долетел до базы «Хмеймим».
Экс-заместитель главкома ВВС РФ генерал-полковник Николай Антошкин, в интервью газете «Взгляд» вспомнил подобный, случившемуся с Филиповым, случай в Афганистане. Два его сослуживца участвовали в боевом вылете. Самолет командира был сбит, но его напарник осуществлял прикрытие с воздуха, пока не прилетели вертолёты и не эвакуировали приземлившегося летчика.
Как сообщает источник МК близкий к Минобороны, поисково-спасательная группа группа всегда дежурит на базе, но не успела добраться до места падения штурмовика Филипова, так как ей пришлось двигаться на наземном транспорте, а не пользоваться вертолетами, это, по мнению эксперта, в районе с действующими группировками, было бы самоубийство.
В кресле катапультирования Филипова находился носимый аварийный запас (НАЗ), предназначенный для выживания в экстремальных условия. Также присутствовал аварийный радиомаяк «Комар-2М», который автоматически сработал при катапультировании. Неизвестно, был ли у Филипова автомат АКСУ, так как сообщается, что он отстреливался из табельного пистолета Стечкина. Если и был, то возможно, что он не успел им воспользоваться. Состав НАЗ может различаться, много дополнительного вооружения в него поместить нельзя.
Катапультировавшийся Филипов должен был замаскироваться и дожидаться поисково-спасательной группы, но был вынужден принять бой с подоспевшими на место крушения террористами.
Николай Антошкин, посещавший базу «Хмеймим» прокомментировал оснащение летчиков в Сирии следующим образом: «К сожалению, причины гибели пилотов штурмовиков, что в Афганистане, что на Северном Кавказе, что теперь – остаются те же. Я, когда бывал в Сирии, просил, чтобы пилотам выдавали короткоствольные автоматы, а может и больше гранат – это всегда нужно в бою. Хоть на войне никогда не бывает стопроцентной гарантии возвращения с боевого задания, но к этому надо стремиться».
У многих вопрос вызвал факт наличия у летчика гранат. Необходимость иметь их подтверждает Антошкин. Гранаты также использовали советские пилоты в Афганистане: «На всякий пожарный летчикам выдавали в полёт АКС-74У, гранаты и пару пистолетов, а в перебранный НАЗ катапультных кресел вместо пайка и бесполезной спасательной лодки укладывали фляги с водой и магазины к оружию», – отмечено в книге «Выжженное небо Афгана. Боевая авиация в Афганской войне» В. Марковского.

Точно нельзя сказать, сколько отстреливался Филипов от наступающих боевиков. Ранее была информация, что он подорвал себя гранатой после того, как кончились патроны. Но опубликованные в сети фото пистолета и двух наполовину полных магазинов говорят об обратном. Нельзя с уверенность подтвердить, что Филипов действительно осуществил самоподрыв. Возможно, что он был убит гранатой боевиков во время боя. Иначе возникает вопрос о мотивах его действий, так боезапас у него был, а поисково-спасательная группа была в пути с момента вызова напарника Филипова.

http://www.online812.ru/

Какое секретное соглашение заключили Путин и Асад?

Кажется очевидным, что в 2015 году российская армия спасла сирийский режим от нападений со стороны такфиристских группировок и радикальной вооруженной оппозиции. Также Россия приложила большие усилия, чтобы перевезти более ста самолетов на авиабазу в Хмеймиме недалеко от Латакии на сирийском побережье, которые совершали четыре тысячи воздушных налётов в месяц. Это рекордный показатель по сравнению с остальными странами мира.
В течение двух месяцев российская авиация разгромила в общей сложности около 55-60% опорных пунктов радикальных исламистских сил, таких как «Исламское государство» и «Джебхат Ан-Нусра» (запрещены в РФ — прим. ред.). Благодаря этим операциям президент Сирии Башар Асад восстановил контроль над более чем 60% сирийской территории (до этого он контролировал всего 17% территории, прежде всего Дамаск и его пригороды, удержать которые ему помогла «Хезболла» и другие крупные силы).
Затем в рамках визита президента Сирии Башара Асада в Россию было объявлено о заключении соглашения между странами, однако ни одно из его положений не известно общественности. Оно также не было представлено российскому правительству и Государственной Думе и оставалось секретным президентским соглашением, учитывая, что Россия как и Сирия (согласно российско-сирийской конституции) является президентской республикой.
В соответствии с этим соглашением Сирия предоставила ВВС России авиабазу в Хмеймиме, полностью освободив четыре миллиона квадратных метров площади и предоставив их российской армии для строительства складов боеприпасов, зданий для проживания пилотов, инженеров и около 2500 солдат, которые призваны защищать базу от любых нападений.
Затем в рамках этого президентского соглашения Сирия предоставила России огромную базу в Тартусе, где базировались сирийские военно-морские силы и которой до этого иногда пользовалась российская армия. Так, президент Асад предоставил России около 18 миллионов квадратных метров вокруг базы для размещения около 30 тысяч российских солдат, мастерских, складов боеприпасов, запасных частей для кораблей и всего остального.
Россия расположила на военно-морской базе 32 корабля и тем самым установила своё присутствие в Средиземном море после того, как в течение более 50 лет не могла этого сделать, поскольку даже президент Египта Гамаль Абдель Насер не предоставил России военно-морскую базу. Бывший президент Сирии Хафез Асад также не позволил России создать на сирийской территории военно-морскую или авиабазу, хотя и подписал двустороннее стратегическое соглашение касательно сотрудничества в военной области.
Также Россия получит вторую авиабазу недалёко от Дамаска. Она станет одной из крупнейших российских баз, где будет базироваться стратегическая авиация и около шести тысяч военнослужащих, в дополнение к 20 тысячам солдат, которые будут координировать операции между двумя авиабазами и военно-морской базой и в случае необходимости защищать их в сотрудничестве с сирийской армией.
Представитель США при ООН: «Мы обойдем Совет Безопасности и атакуем Дамаск»

Несколько дней назад постоянный представитель США при ООН Никки Хейли заявила, что Вашингтон представит проект резолюции о прекращении огня в Сирии, и если Совет Безопасности не одобрит его, то Соединенные Штаты будут действовать в обход СовБеза и нанесут удар по Дамаску и сирийской армии напрямую.
Министерство обороны России выступило с ответным заявлением, в котором говорится, что в Сирии и, в частности, в Дамаске находятся офицеры и солдаты российской армии, и что любое нападение со стороны США может подвергнуть их опасности, поэтому Россия предупреждает США не совершать какие-либо нападения на Дамаск и его пригороды. Кроме того, Минобороны заявило, что обязуется предпринять ответные действия в отношении платформ, с которых будут запущены ракеты в направлении Дамаска, а также американских авиабаз, с которых будут взлетать самолеты, совершающие бомбардировки по Дамаску и его окрестностям.
Таким образом, Россия открыто объявила, что начнёт войну против Америки в случае ее нападения на Дамаск и его пригороды. При этом она не мотивирует своё заявление присутствием на данной территории солдат и офицеров российской армии, а говорит сугубо о возможных американских ударах по Дамаску и окрестностям. Однако есть секретный пункт, о наличии которого я, как военный стратег, могу судить, исходя из нескольких факторов.
Дело в том, что соглашение между Россией и Сирией предусматривает предоставление Дамаском военных баз сроком на 49 лет с возможностью продления на 25 лет, однако никто не знает, заплатит ли Россия за эти базы или же ценой этого соглашения станет помощь в предотвращении свержения правящего в Сирии режима.
Особые российско-турецкие отношения

Примечательны российские-турецкие отношения. Так, Москва направила начальника штаба своей армии к президенту Сирии Башару Асаду, чтобы сообщить ему, что турецкая армия нападет на сирийскую территорию и оккупирует районы в Африне и других городах, и при этом сирийская армия и ее союзники не должны предпринимать какие-либо шаги против турецких вооружённых сил. Таким образом, Россия дала зелёный свет турецкой армии, позволив ей занять часть территории Сирии, чтобы позже покинуть ее.
Россия также обратилась к Ирану по поводу сдерживания курдов на своих границах, чтобы посредством давления на них повлиять и на сирийских курдов, поскольку они взаимосвязаны. Курдские «Отряды народной самообороны» на севере Сирии, поддерживаемые США, будут ослаблены, поскольку до них дошло иранское сообщение о том, что армия Ирана может вторгнуться в Курдистан и при помощи своих вооруженных группировок установить контроль над этим регионом, тем самым ударив в самое сердце курдов, провинцию Курдистан.
Так, Россия надавила на Иран, а тот надавил на Курдистан, закрыв все пропускные пункты и отправив вооруженные силы в Сулейманию и Эрбиль, в то время как курдские отряды «пешмерга» прекратили какие-либо действия, боясь столкнуться с иранскими силами. Это послание дошло до своего адресата — курдов на севере Сирии, которых поддерживают Соединенные Штаты, и они начали отступать от своих требований. В частности, они покинули часть территории в провинции Ракка. Что касается Дейр-эз-Зора, то курды ушли оттуда окончательно, сообщив тем самым, что не хотят открывать фронт против Ирана и России, поскольку им достаточно боевых действий с Турцией, чья армия атакует районы Африна и уже близка к установлению полного контроля над этим городом и окружающей его территорией, на которой проживают около миллиона курдов.
Соглашение между Путиным и Асадом

Можно сделать вывод о существовании секретного соглашения между президентом России Владимиром Путиным и президентом Сирии Башаром Асадом после того, как Москва сделала предупреждение Вашингтону по поводу возможной бомбардировки Дамаска, которая может способствовать началу войны между российской и американской армиями. Соглашение заключается в том, что Россия обеспечит выживание режима Башара Асада и защищая этот режим, готова противостоять даже самой крупной силе в лице США. Это чётко отражено в заявлении Минобороны России и означает, что президент Путин взял на себя обязательство защищать режим Асада, и ни Иордания, ни Саудовская Аравия, ни Турция, ни Иран, ни Израиль не могут его свергнуть. Поэтому задача российской армии в Сирии — гарантировать сохранение власти в руках президента Башара Асада после подписания соглашения о создании военно-морской и авиабазы в дополнение к размещению 20 тысяч российских военнослужащих на третьей базе недалеко от Дамаска.
Это означает, что Россия попросит президента Асада внести некоторые поправки в конституцию. В обмен она решила предоставить гарантии защиты режима президента Асада, из чего можно сделать вывод, что если сирийская армия или какая-то ее часть устроят государственный переворот против нынешнего президента, то Москва ударит по этим силам и поможет Асаду сохранить власть. Учитывая, что в распоряжении России находятся три военных базы в Сирии, а также возможность создания воздушного моста между Крымом и Сирией, продолжительность полета между которыми составляет один час и двадцать минут, можно заключить, что Москва способна подавить любую попытку переворота и противостоять любому удару по Сирии. Кроме того, следует помнить о ракетном комплексе С-600, который ещё не был продемонстрирован общественности и не экспортировался за рубеж. Согласно конфиденциальной информации, президент России Путин распорядился в течение 72 часов доставить эти комплексы (способные противостоять любой воздушной цели) в Сирию, чтобы они были готовы к использованию против любой цели, приближающейся к столице — Дамаску — и ее пригородам.
Так, 130 систем С-600 было доставлено на авиабазу в Хмеймиме на 12 российских самолётах. Их развернули к югу от Дамаска в направлении к Дераа, не достигая «красной линии». Они также развёрнуты во всех остальных сирийских регионах, за исключением провинции Эль-Хасака, где базируются армия США и курдские «Отряды народной самообороны».
Иранское давление на курдов и американские бомбардировки иранского конвоя

Иранская сторона оказала давление на курдов и нанесла удар по планам армии США по формированию на севере Сирии армии для защиты курдского народа. Известно, что Корпус стражей исламской революции организовывает конвои из обычных автомобилей, которые движутся от Дейр-эз-Зора через сирийскую пустыню в направлении сирийской столицы. Директор Центрального разведывательного управления США Майкл Помпео, которого недавно Трамп назначил на должность госсекретаря, побудил президента принять решение о нанесении удара по иранскому конвою, который постоянно курсирует между провинцией Хама и Дамаском в направлении к сирийской пустыне и Дейр-эз-Зору, в результате чего погибли около 100 иранцев. Причина в том, что Помпео ненавидит Иран и считает, что эта страна внимает только силе и оружию. Иранцы, подвергшиеся бомбардировке американских самолетов, в тот момент не выполняли боевые задачи, а находились в гражданских автомобилях, в которых не было никаких орудий и пулеметов. Таким образом, американская авиация уничтожила иранский конвой, в результате чего погибло по меньшей мере сто человек, ещё 230 получили ранения. Это серьёзный вызов со стороны США и демонстрация силы в отношении Ирана со стороны Помпео, которая призвана сообщить Тегерану, что американские военные будут наносить удары по иранцам в Сирии, даже если на их экранах появятся гражданские конвои без оружия, а не ракеты и пулеметы.
Американский самолет готовится к боевому вылету

Тем временем Россия была занята размещением систем противовоздушной обороны С-600 и С-400 вокруг Дамаска и в направлении Пальмиры, провинций Хама, Хомс и всего побережья, в дополнение к южным и восточным районам Дамаска, а также его пригородов вплоть до ливанской границы. Ни одна российская ракета не была запущена против американских самолетов, которые бомбили иранский конвой. Это означает, что Россия не обязывается защищать иранских боевиков в Сирии, и для нее гораздо важнее — выполнить своё обязательство по защите и удержанию у власти президента Башара Асада и гарантировать это непосредственно при помощи российской армии. Как следствие, Асаду можно не волноваться насчет каких-либо угроз.
Асад: «Война продолжится, и мы уничтожим всех террористов»

Недавно в своей речи сирийский президент сказал, что война в Сирии будет продолжаться до тех пор, пока вся территория страны не будет очищена от террористов. Тем самым впервые президент Асад заявил, что война закончится только в том случае, когда будут ликвидированы все террористы, исламистская вооруженная оппозиция и другие группировки в Сирии. В то же время он заявлял о своей приверженности резолюции 2254 Совета Безопасности ООН, в которой говорится о переговорах между сирийским режимом и вооруженной и невооруженной оппозицией и завершении боевых действий.
Таким образом сирийский президент отверг резолюцию 2254, и даже если переговоры в Женеве состоятся, это уже не будет иметь никакого значения. В 1977 году Египет во главе с президентом Анваром Садатом подписал военное соглашение с Суданом, которое в тот период возглавлял Джафар Нимейри. Тогда же в этой стране произошел переворот и суданский президент был свергнут. За несколько дней египетская армия вошла в Судан, оккупировала его столицу — Хартум и восстановила власть Джафара Нимейри, подвергнув репрессиям организаторов переворота. Следует отметить, что численность египетских войск, вторгшихся на территорию Судана, оценивалась в пределах от 80 тысяч до 100 тысяч военнослужащих, что представляет собой крупную силу для подавления попытки государственного переворота.
Если же речь идёт о секретном соглашении между Россией и Сирией, то нужно иметь в виду, что на российской военно-морской базе в Сирии находятся 32 тысячи человек, в том числе 15 тысяч солдат. Ещё 20 тысяч российских военнослужащих находятся в Дамаске и базируются на двух военных базах, одна из которых на побережье, а другая находится недалеко от столицы. Все это лишь подтверждает, что секретное соглашение между Россией и Сирией предусматривает обязательство, взятое Путиным по отношению к президенту Асаду по сохранению последнего на посту президента Сирии и защите сирийского режима. Таким образом, после семи лет войны в Сирии, целью которой было свергнуть режим президента Башара Асада, все закончилось тем, что Асад заключил соглашение с одной из крупнейших стран мира — Россией, которая по своей мощи равна Соединенным Штатам. Согласно ему, Москва не позволит какой-либо стране атаковать Сирию и предотвратит любую попытку переворота в Сирии, организованную против президента Башара Асада.
Россия: «Мы ответим на любой удар по Дамаску»

Обо всем этом мы судим, не зная настоящих деталей российско-сирийских договоренностей, однако при этом мы опираемся на один главный пункт — заявление Минобороны России, в котором говорится, что российская армия ответит на любые бомбардировки Дамаска, его окрестностей и Сирии, в целом, со стороны Соединённых Штатов. При этом она обязуется не только сбить воздушные цели, но и платформы, с которых осуществляется запуск ракет, а также ударить по американским военным базам, где сосредоточена авиация США. Этого достаточно, чтобы утверждать, что Россия взяла на себя обязательство обеспечить защиту режима президента Асада, поскольку в ходе бомбардировки Дамаска ракетному обстрелу может подвергнуться президентский дворец, а это угрожает жизни сирийского президента.
Также имеются фотографии с мест проведения трёх мероприятий с участием Башара Асада в Дамаске, на которых видно, что российские военнослужащие наряду с сирийскими обеспечивают защиту президента Сирии.
При этом секретное соглашение между президентом Путиным и президентом Асадом, как мы предполагаем, отразилось на странах региона: Израиле, Иордании, Ираке, Турции и Ливане. Это может означать, что израильские самолеты могут совершать налеты на конвои «Хезболлы», а также то, что Сирия не нападет ни на одного из своих соседей. Также это может значить, что Сирия не будет вторгаться на территорию Ливана, как это делала в прошлом в связи с тем, что сирийская не могла войти в Иорданию, Ирак или оккупированную Палестину (Израиль). Теперь же сирийская армия, вероятно, не будет иметь права вторгаться на ливанскую территорию в рамках российских гарантий режиму, поскольку Запад, особенно Франция и Америка, не позволят сирийской армии это сделать. Так, на конференции в Риме, в которой приняли участие 43 государства, было принято решение о предоставлении ливанской армии необходимого оружия, так что ее численность увеличилась до 80 тысяч офицеров и солдатов. Это даёт ливанской армии возможность сдерживать и предотвращать вторжение сирийских войск, поскольку после конференции в Риме ее возможности превышают возможности сирийской армии со всей ее артиллерией, танками и противотанковыми ракетами, а уровень подготовки ливанских солдат также высок.
Наконец, мы понимаем, почему недавно президент Сирии Башар Асад объявил, что война в Сирии не закончится до тех пор, пока страна будет очищена от всех вооруженных оппозиционных сил. О содержании секретного соглашения между Путиным и Асадом также можно судить по выступлениям сирийского президента или на примере телефонного разговора между президентом России и президентом Франции Макроном, в ходе которого Путин попросил его больше не говорить об уходе Асада. Действительно, президент Франции ответил, что нахождение у власти президента Асада в Сирии является свершившимся фактом и с ним необходимо взаимодействовать.

https://news.rambler.ru/

Булгаков: Для Сирии мы сперва создали базу, а затем приняли войска

Весь мир знает об уникальной операции «Сирийский экспресс», которую проводят российские военные. Они по воздуху и воде перебрасывают из России в Сирию воинские подразделения, технику, вооружение. О том, как это происходит, «РГ» поговорила с замминистра обороны Дмитрием Булгаковым
Дмитрий Витальевич, я видел работу тыловиков в боевых условиях — сначала на Кавказе, позже в Сирии. Там и там война, а условия жизни военных несопоставимые. На аэродроме в Хмеймиме сборные домики с кондиционерами на несколько человек. Стационарные прачечные, пекарни, водоочистная станция. Свой военторг, русские блюда из наших продуктов, даже бутилированная вода из России. Все это специально под сирийскую операцию сделано?
Дмитрий Булгаков: С чего вы это взяли? Структуры материально-технического обеспечения, как и все Вооруженные силы, переоснащаются и перевооружаются в соответствии с утвержденным министром обороны планом, расписанным до 2020 года. График выполняем с опережением. Сегодня у нас 60 процентов новой и современной техники, через два года выйдем на 70 процентов.
Сейчас на всех полигонах стоят автономные полевые лагеря на 500 человек каждый — на батальон. Войска уже не выходят туда со своими палатками, как это было раньше. В зависимости от нагрузки на каком-то полигоне таких лагерей пять, на другом — два или три. В лагере предусмотрено все для жизни и деятельности военнослужащих — от автономного освещения, кондиционирования, столовой с современным технологическим оборудованием, банно-прачечной системы до канализации включительно.
На эту структуру мы перешли еще до Сирии. А когда получили от министра обороны и начальника Генштаба распоряжение проработать все необходимые вопросы по переброске, размещению и обеспечению всем необходимым нашей авиагруппы, отправили в Хмеймим свою оперативную группу. Она разобралась, что есть и чего не хватает на сирийском аэродроме. После ее возвращения было решено строить там блочно-модульные домики, подобные тем, что уже имелись в некоторых наших военных городках в России.
А я, признаться, думал, что это ноу-хау в Сирии родилось.
Дмитрий Булгаков: Концепцию строительства таких городков министр обороны утвердил гораздо раньше. Сказать, что в Сирии стихийность какая-то возникла, — нет. Все шло в плановом режиме. Когда посмотрели, что на Хмеймиме придется сделать, то решили строить там городок из блочно-модульных контейнеров. Можно было домики в два этажа собирать, в три. Но остановились на одноэтажных — они удобнее для авиаторов, летающих днем и ночью. За месяц все это возвели.
Тут другая особенность была. Раньше действовали по принципу: сначала войска, потом обеспечение. В Сирии все было наоборот — сперва создали базу и только затем приняли там войска. А дальше шло наращивание по всем видам обеспечения.
Как-то у вас все буднично выглядит: пришли, построили, наладили… Но ведь так называемый «Сирийский экспресс» — уникальную систему переброски из России на Ближний Восток войск, техники и грузов при всем желании стандартной не назовешь.
Дмитрий Булгаков: У нас имеются все виды транспорта. Есть вспомогательный флот и автомобильные бригады. Когда необходимо что-то оперативно перебросить в Сирию, задействуем военно-транспортную авиацию. То есть используем комбинированный способ доставки. А путь действительно неблизкий — 10 тысяч километров.
Количество выполненных таким образом рейсов называть не буду. Тем более что «Сирийский экспресс» все еще действует. В том числе и на море. Там хорошо себя проявили большегрузные суда типа «Спарта».
Важно, что мы все делаем по современным меркам. Это не только Сирии касается. К примеру, на военных аэродромах введена централизованная заправка топливом, когда на каждую стоянку подведена линия ГСМ. Там же стоят энергоагрегаты для запуска самолетов, заправки их кислородом, азотом, другими компонентами. Такая система позволяет одновременно готовить к вылету десятки машин.
В наземных войсках — своя специальная техника и оборудование. Взять, к примеру, роту массовой заправки. У них на вооружении топливозаправщик емкостью 12 кубометров, который одновременно с десяти точек заправляет любую технику. Если, скажем, понадобится быстро обеспечить горючим танковую роту, с его помощью в считаные минуты заправят десять танков.
Эту технику использовали, когда строили железнодорожную ветку в обход Украины? Кстати, кто догадался привлечь к такой работе военных?
Дмитрий Булгаков: Идея возникла у министра обороны. На одном из совещаний он поинтересовался: что мы можем предложить со своей стороны. Предложить было что, поскольку в нашей системе имеются десять железнодорожных бригад, столько же понтонно-мостовых батальонов, которые наводят наплавные мосты. Таких формирований нет нигде, ни в одной структуре. И в мире нет такого.
Министром обороны была поставлена задача: все детально проработать — и вперед. Мы зашли на строительство «ветки» под эгидой минтранса и РЖД. С начальником Главного управления Железнодорожных войск каждый месяц летали по нашим участкам. Зато построили все за два года.
В прокладке железной дороги участвовали шесть механизированных батальонов, которые перепахали 9 миллионов кубометров земли. А когда полотно было готово, к работе приступили наши путевые батальоны — они укладывали шпалы и вместе с гражданскими железнодорожниками сваривали рельсы. На этой дороге, которую заранее спроектировали под движение поездов со скоростью до 150 километров час, проложены стыковочные рельсы. Они на сварных накладках.
В гражданском секторе свои подразделения задействуем только по решению министра обороны. Например, когда надо в каком-то регионе оказать срочную помощь местным властям. Так было в Абакане, где несколько лет назад мост смыло. Наши подразделения навели новый, он до сих пор стоит. В Сирии в течение суток мост через Евфрат перекинули, можно сказать, под огнем.
В Арктике мосты пока не нужны. А вот участие военных в очистке Заполярья трудно переоценить. Долго еще мусор и железный хлам оттуда вывозить будете?
Дмитрий Булгаков: 70 лет до нас бочки с топливом возили туда, а мы теперь эту «тару» вывозим. Кому-то ведь нужно выполнять программу по экологической очистке Арктики до 2020 года. Надеюсь, закончим работу на год раньше срока. Уже 16 тысяч тонн мусора вывезли. Причем всего за два года, точнее, за два сезона, в которые в Арктической зоне можно вести такие работы.
До 15 июня снова передислоцируем в Заполярье наши экологические подразделения со всем их современным оборудованием.
Не возникала мысль сделать эти взводы не временными, а постоянными?
Дмитрий Булгаков: На постоянной основе они в Арктике не нужны. Выполнят свою работу, и нужда в них отпадет. Если кто-то рассчитывает, что будет в Арктической зоне гадить, а потом за собой не убирать, то глубоко ошибается. Этого не допустим. Временное или не временное подразделение требуется — это определяет поставленная задача. Допустим, у нас в структуру МТО входит Управление по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества. Грандиозную деятельность ведем по этому направлению. Но есть вопросы, которые данное управление решает именно сегодня. Решит и, быть может, к ним больше не вернется.
Это касается и других сфер. Помните, как в Крыму возникли сложности с обеспечением жителей водой. Мы тогда собрали необходимое количество специалистов и техники трубопроводных войск. Отправили их в Крым, обеспечили регион водой. Однако никто не говорил, что трубопроводные подразделения останутся на полуострове на постоянной основе.
В военной форме еще что-то менять планируете?
Дмитрий Булгаков: Форма одежды — очень тонкий вопрос. Она универсальной быть не может, требует постоянного совершенствования. На ее разработку, производство задействованы целые отрасли, в том числе медицина. Ведь войска выполняют задачи в разных климатических условиях, и это обстоятельство в выборе формы обязательно должно учитываться.
Возьмем всесезонный комплект базового обмундирования. Он насчитывает почти полтора десятка предметов одежды. Но не в каждом регионе они одинаково востребованы. Допустим, в Южном военном округе, кроме Волгоградской области, ни к чему особо утепленные предметы, которые рассчитаны на носку при температуре до минус 40 градусов. Не нужны они в Севастополе, где даже зимой столбик термометра ниже плюс пять, как правило, не опускается. Наряди солдата или матроса во все теплое — так он будет ходить мокрый.
Раньше действовали по принципу: сначала войска, потом обеспечение. В Сирии все было наоборот
А для Тикси или мыса Шмидта шорты даже летом не подходят. Но на нашей военной базе в Таджикистане они нужны. То есть к выбору формы надо подходить дифференцированно. Вот мы про Сирию говорили. Там форму тоже меняли, приспосабливали к местным условиям. В последний раз за два месяца ее переделали.
Еще раз хочу подчеркнуть: министр обороны предъявляет очень серьезные требования к обеспечению военнослужащих по всем направлениям. Несколько лет назад шведские столы и салат-бары в наших столовых диковинкой казались. А сейчас к ним все привыкли. И никто не задает вопроса, почему этот солдат капусту ест, а тот — огурцы или помидоры? Потому что им так хочется. Мы уже не «сажаем» военнослужащих на жесткое меню: вот тебе 320 граммов гречневой каши и кусок трески. Ешь и будь доволен. Выбор теперь всегда есть. Не нравится рыба, можешь мясо съесть.
Не думаю, что на такое питание кто-то жалуется.
Дмитрий Булгаков: У меня открыт сайт, на который ежедневно со всей России сбрасывают обращения — от солдата до родителей призывников. На все отвечаю. И не просто отвечаю, когда обстоятельства требуют срочной проверки «сигнала», отправляю в воинскую часть или учреждение специальную комиссию.
Вопросы бывают самые разные, в том числе по жилищно-коммунальному хозяйству. Мы сегодня ни одной ресурсно-снабжающей организации не должны ни копейки. Везде прямые контракты. Есть, к примеру, «Читаэнерго». Вот читинский гарнизон. Вот контракт. Вот счетчики, по которым все видно. Сколько электроэнергии подал? 300 тысяч киловатт. Цена вопроса? Оплатили.
По распоряжению министра во всех воинских частях стоят счетчики. На воду, на свет, на газ. Мы только за год таким образом 20 миллиардов рублей сэкономили. Понятно, что без технического сопровождения надежного и эффективного обеспечения Вооруженных сил не добьешься. Однако человек все равно в центре этого процесса.
Объясните, почему ваше хозяйство теперь не принято называть тыловым?
Дмитрий Булгаков: Потому что это слово уже не отвечает своему историческому смыслу. Когда Петр Первый начал создавать регулярную армию, появился термин — «обозы». Позже его вполне резонно, после того, как обозов в армии не стало, заменили словом «тыл». Сейчас и оно не в полной мере соответствует тем задачам, которые решают структуры материально-технического обеспечения Вооруженных сил.
Что такое тыл в общепринятом понимании? Нечто, расположенное вдалеке от линии фронта. А у нас сегодня каждый батальон имеет структуру материально-технического обеспечения. Разведчики, связисты, артиллерия — везде она наличествует. Тыловые и технические подразделения находятся на переднем крае, действуют в первом эшелоне — подвозят все необходимое, эвакуируют с «передка» подбитую технику и т.д. Идет ежедневный подвоз, ежедневная эвакуация, ежедневный ремонт. И уже нельзя говорить, что тыл расположен где-то там, что тыловики когда-нибудь подтянутся…
Казарменно-жилищный фонд, вся инженерная инфраструктура армии и флота туда входят. С этой системой, так или иначе, связано все в воинской части — от контрольно-пропускного пункта на входе до ангаров и техники в парке боевых машин. За содержание и ремонт казарм отвечают наши специалисты. За питание военнослужащих, обеспечение их вещевым имуществом, за обслуживание и ремонт техники и вооружения, за много чего еще — тоже.
Вещевики, продовольственники, ремонтники, трубопроводчики, гэсээмщики… — кого только у вас нет. Неужели всех этих специалистов готовят всего два вуза: Военная академия МТО имени Хрулева и ее филиал в Вольске?
Дмитрий Булгаков: С чего вы взяли, что в нашей системе всего два вуза? Да, есть головное учебное заведение — Академия материально-технического обеспечения. Она включает ряд профильных институтов. Например, Омский автобронетанковый инженерный институт готовит офицеров, отвечающих за эксплуатацию, применение бронетанковой и автомобильной техники — от «Арматы» до мотоциклов. Пензенский артиллерийский институт выпускает специалистов для службы на арсеналах и направленцев по ракетно-артиллерийскому вооружению. Вольский институт обучает будущих офицеров продовольственной, вещевой служб, службы ГСМ и тыловиков для Военно-морского флота. Есть училище службы военных сообщений, свой строительный вуз.
В академию набираем не только офицеров-слушателей, но и курсантов. Это будущие командиры транспортных подразделений. Готовим мостовиков, дорожников, других спецов. Обучение во всех вузах трехуровневое: выпускаем не только офицеров, но и младших специалистов. Скажем, в Омске это механики-водители, в Вольске — повара.
Есть также трехгодичная программа обучения будущих прапорщиков, командиров хозяйственных взводов и подобных им структур. По такому же алгоритму в Пензе готовим младших специалистов по ремонту вооружения и военной техники.
В общем, целая образовательная система, услугами которой пользуются не только Вооруженные силы, но и другие силовые ведомства страны. Ведь некоторые наши вузы — единственные в своем роде. Тот же Пензенский артиллерийский институт — один на всю Россию. Училище военных сообщений — тоже.
Уникальность наших учебных заведений еще и в том, что образовательные программы там не хуже, чем в ведущих гражданских институтах, университетах и академиях страны. В Вольске курсантов-вещевиков обучают так, как студентов текстильной академии в Москве. Курс, который проходят будущие офицеры службы горючего, во многом аналогичен тому, что изучают в Университете нефти и газа имени Губкина.
Однажды 40 лет спустя
Дмитрий Витальевич, вы недавно летали в Вольск на юбилей родного училища, которому исполнилось 90 лет. Многое там изменилось?
Дмитрий Булгаков: Я поступил в училище в 1972 году, окончил в 1976-м. Сравнивать тот вуз и нынешний просто нельзя.
Ни по материально-технической базе, ни по учебному процессу. Сегодня Вольский военный институт по всем параметрам соответствует XXI веку. Там только электронные учебники. Курсанты получают ноутбуки на весь период обучения. Уровень подготовки будущих офицеров очень высокий. Гражданские структуры очень активно, будем говорить так, гоняются за нашими выпускниками.
С однокурсниками удалось встретиться?
Дмитрий Булгаков: Наш выпуск — это 1300 человек. В нынешнем году институт окончат 560 лейтенантов. Из выпускников образца 1976 года в армии остался только я один. С некоторыми однокурсниками служил вместе в войсках. С другими — в органах управления и штабе Тыла, которым в свое время командовал.
На юбилей училища, к сожалению, приехали далеко не все. Тем радостнее была встреча. Особенно с теми, кого не видел с момента выпуска.
Дмитрий Витальевич Булгаков родился 20 октября 1954 года в селе Верхнее Гурово Курской области. В 1976 году окончил Вольское высшее военное училище тыла. Также имеет диплом Военной академии тыла и транспорта.
Служил на различных тыловых постах, в том числе заместителем командира отдельного полка связи по тылу, заместителем командира бригады и дивизии, замначальника тыла Забайкальского военного округа.
В 1996 году после учебы в Академии Генштаба получил должность начальника штаба тыла Московского военного округа. С 1997 года — начальник штаба Тыла — первый заместитель начальника Тыла Вооруженных сил РФ. В 2008 — 2010 годах являлся начальником Тыла Вооруженных сил — заместителем министра обороны. Указом президента РФ от 27 июля 2010 года назначен заместителем министра обороны России.
Герой Российской Федерации. Заслуженный военный специалист. Награжден орденами «За заслуги перед Отечеством» IV степени, Александра Невского, «За военные заслуги», Почета, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени и многими медалями.
Доктор экономических наук, профессор. Автор более 70 научных трудов и публикаций. Лауреат государственной премии имени Г.К. Жукова. Действительный член Академии военных наук, член-корреспондент Академии гуманитарных наук, профессор Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка.

https://rg.ru/

Россия-США: К открытой войне толкает трусливая политика Москвы?

Несмотря на предупреждение российского Генштаба, американцы могут нанести удар по Дамаску
Материал комментируют: Михаил Александров, Семен Багдасаров
Вооруженные силы России примут ответные меры на ракетно-бомбовый удар США по Дамаску, заявил начальник Генштаба Валерий Герасимов. «В случае возникновения угрозы жизни нашим военнослужащим вооруженные силы Российской Федерации примут ответные меры воздействия как по ракетам, так и носителям, которые их будут применять», — заявил Герасимов.
По словам генерала, удар американских вооруженных сил планируется по правительственным учреждениям в Дамаске. «В Дамаске в учреждениях и на объектах Минобороны Сирии находятся российские военные советники, представители Центра примирения враждующих сторон и военнослужащие военной полиции», — уточнил начальник Генштаба.
Так же по информации Генштаба, боевики в Сирии планируют инсценировать химическую атаку. Ответом именно на этот инцидент и должен будет стать американский удар.
Накануне постпред США при ООН Никки Хейли заявила, что американские вооруженные силы могут нанести удар по правительственным силам в Сирии, если боевые действия в районе Восточной Гуты не будут прекращены. Другим возможным основанием для удара со стороны США, по словам дипломата, может стать инициированная правительством Башара Асада химическая атака.
Пожалуй, впервые в постсоветской России высокопоставленный военный официально заявляет, что против США может быть применена военная сила. То есть мы стоим на пороге перехода противостояния с Западом в открытую войну?
— Я считаю, что политика постоянных уступок, двусмысленностей, увиливаний привела к тому, что американцы обнаглели до предела, — говорит ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров. — И даже это заявление Герасимова нельзя назвать чётким и однозначным. Оно опять сделано с досадными оговорками. Дескать, если наши военные пострадают, мы ответим. А если российские граждане в результате бомбардировки только подвергнутся риску — получается, отвечать не надо?
То есть опять военные оставили некое пространство, куда можно отступить в случае чего, заявить, что нас не так поняли.
Я всегда говорил, что трусливая политика до добра не доведёт. Надо было однозначно заявить, что в случае удара по Дамаску мы в любом случае нанесём ответный удар. Если пострадают российские граждане — ударим по американским войскам в Сирии. Если наших не заденут — просто ударим по поддерживаемой США оппозиции, по так называемой Сирийской свободной армии в курдских районах Сирии. Американцы должны были получить чёткий, недвусмысленный сигнал. Если они идут на бомбардировку Дамаска, они должны знать, что ответ будет неминуем.
А получается, что американцы блефуют, а Россия как бы ещё их подначивает своими «оговорками».
И так давно. Например, Путин довольно долго не реагировал на новую американскую ядерную доктрину, где указано, что в ответ на обычную войну американцы готовы нанести ядерный удар по любой стране. И лишь спустя время президент России заявил о готовности действовать аналогично в случае необходимости.
Однако увёртки продолжаются, и так действительно можно довести дело до реального конфликта. Наши дипломаты думают, что так лучше — играть на полутонах, но как показывает практика, в США не хотят понимать полунамёков.
С одной стороны, мне отрадно, что всё же Герасимов сказал хоть что-то, что может заставить американцев задуматься, вместо того, чтобы отмалчиваться.
Но с другой стороны то, что наш Генштаб оставил себе путь к отступлению — это плохо.
«СП»: — Всё же заявление Герасимова скорее остановит американцев от удара по Дамаску или наоборот — подтолкнёт?
— В том-то и дело, что нельзя точно предсказать, как американцы отреагируют на столь расплывчатое заявление. Если бы мы расставили точки над i, я был бы на 99% уверен, что США не рискнули бы бомбить Дамаск. А так у американцев есть свобода для маневра — предупредить заранее российское командование, ударить по тем правительственным кварталам Дамаска, где нет наших военных и т. д.
«СП»: — При этом, если Сирия наш союзник, по идее мы должны отвечать на удар в любом случае?
— Конечно. Можно вспомнить Вьетнам, где мы даже не объявляли официально о своём участии. Мы поддерживали вьетнамских коммунистов, сбивали американские самолёты, о чём было хорошо известно в Вашингтоне. И в Сирии можно точно так же сбивать американские самолёты, и кивать на ПВО Башара Асада. И пусть они доказывают, что хотят. Только так мы сможем привести в чувство американцев. До этого они будут наглеть и лезть на рожон.
— Несмотря на серьёзность, сделанного российским Генштабом заявления, я не исключаю, что американцы всё же нанесут удар по Дамаску, — говорит директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии СемёнБагдасаров. — Слишком обострёнными стали отношения США и России в последнее время. Американцы ведут себя более чем вызывающе.
«СП»: — И как реагировать России в данном случае?
— Отвечать — сбивать самолёты, беспилотники, крылатые ракеты. А потом наносить ответный удар.
«СП»: — Однако это будет означать фактически переход противостояния России и США в стадию открытой войны?
— Можно и так сказать. Рано или поздно, это должно было произойти.
«СП»: — С другой стороны, мы помним, что Россия в последнее время не раз пасовала перед американцами, практически не ответила на обстрел колонны, в которой погибли россияне из частных военных компаний…
— После заявления, сделанного на столь высоком уровне, пасовать нельзя. Иначе на международном уровне произойдёт огромное падение авторитета нашей страны.

Алексей Полубота
http://svpressa.ru/war21/

Defense News: что на самом деле русские Су-57 делали в Сирии

Информационный портал Defense News опубликовал статью на тему недавних испытаний российских многофункциональных истребителей пятого поколения Су-57 в Сирийской Арабской республике. Как известно, министр обороны РФ Сергей Шойгу уже подтвердил факт развертывания двух новейших самолетов в Сирии для проведения летных испытаний. Однако западные военные эксперты уверены, что дело вовсе не в тестировании.
В настоящий момент опытная партия российских истребителей пятого поколения, необходимых для прохождения программы испытаний, полностью сформирована. Теперь представители Минобороны РФ готовятся к тестированию боевых возможностей нового самолета. По словам экспертов, уже даже проведены полигонные пуски, поэтому «возможно и применение в Сирии».
Обозреватель Defense News считает, что Россия переправила свой стелс-самолет на авиабазу Хмеймим, поскольку это стало бы «отличной проверкой технических возможностей Т-50 в регионе, где работают большое количество американских самолетов F-22».
Заместитель начальника штаба ВВС США по разведке, наблюдению и рекогносцировке генерал-лейтенант Вералинн Джеймисон заявила, что небо над Ближним Востоком стало для русских военных настоящим кладезем информации о том, как работает американская авиация. Подобное контактирование может отрицательно повлиять на обороноспособности ВС США, ведь в результате превосходство «невидимых» самолетов вроде F-22 может быть серьезно подорвано. По ее словам, в непосредственном воздушном бою российские асы, скорее всего, превзойдут американских. Поэтому появление такого сверхсовременного истребителя, способного «следить» за самолетами США, губительно для американской авиации.
Старший научный сотрудник по программе вооружений из Стокгольмского международного института Симон Веземан считает, что Запад должен сделать определенные выводы по поводу появления ПАК ФА в Сирии.
«Развертывание Су-57 свидетельствует о том, что Россия работает над сверхсовременным оружием нового поколения, поэтому она должна восприниматься всерьез как главная держава в регионе и, скорее всего, во всем мире. Во-вторых, Россия, возможно, планировала протестировать свои самолеты в реальной боевой обстановке, где активны другие системы воздушной и противовоздушной обороны», – отметил он.

Автор: Сергей Игнатьев
https://politros.com/

Летчики ВВС США уходят на «гражданку» после встреч в Сирии с «сушками»

Что во время войны с ИГИЛ так сильно напугало пилотов Америки

Прошло три месяца, как Ирак устами премьер-министра Хайдер Аль-Абади заявилоб окончательной победе над «Исламским государством» *. Примерно месяц назад об этом официально сообщил Вашингтон. Тем не менее, Пентагон избегает делать какие-либо серьезные выводы из операции «Не¬по¬ко¬ле¬би¬мая решимость», если не считать парадных заявлений Трампа о «великолепном разгроме» террористов ИГИЛ.
Попытку понять, что на самом деле происходило в небе и на земле Ирака и Сирии с лета 2014 года по конец 2017 года, сделали Райан Фишель и Аэрон Штайн,соответственно, боевой летчик F-15E ВВС США и старший научный сотрудник Центра атлантического совета.
Они дали следующую оценку войны: «Сирийцы использовали старые самолеты с относительно слабыми датчиками и ограниченными возможностями, а русские применяли более современные технологии, хотя и без интеграции, характерной для большинства западных ВВС. Баланс технологической мощности был определенно в пользу коалиции. Однако из-за сочетания политических и военных обстоятельств в войне с „Исламским государством“ было время, когда не гарантировался контроль над воздухом, несмотря на технологическое господство коалиции».
Иначе говоря, ВВС США совместно с союзниками, совершив с октября 2014 года по ноябрь 2017 года, 165 000 боевых вылетов, оказывается, не всегда господствовали в воздухе Ирака и Сирии. Судя по всему, имелся в виду период первых двух лет, когда под властью боевиков оказались огромные территории этих стран.
Между тем, по наблюдению Фишеля, именно в это время ни на секунду не смолкал гул на военных базах, откуда взлетали американские самолеты для нанесения ударов по отрядам ИГИЛ. По интенсивности полетов аэродромы коалиции напоминали самые загруженные гражданские аэропорты. Зачастую пилоты делали два-три вылета в день, но что интересно: возвращались, так и не отбомбившись. Как признался, генерал-лейтенант Джон Хэстерман, начальник ВВС США, примерно 75% летчиков летали бесполезно, не применив ни одного боеприпаса.
По факту, ни линейный состав, ни командование ВВС США с самого начала не хотели рисковать, особенно, после распространения в интернете публичных казней. Если бы кто-то из американских пилотов попал в руки головорезов, репутационные потери Обамы и Демпартии были бы очень велики. Во многом именно этим объясняется запредельный уровень «бесполезных» вылетов с осени 2014 по ноябрь 2016 годов. Как только летчики сообщали, что дальше становится опасно, руководство давало отбой. Тогда в низком небе Ирака и Сирии и впрямь господствовали самопальные беспилотники боевиков.
Кроме того, из-за высокой интенсивности боевых вылетов в небе Ирака и Сирии командование ВВС США вынуждено было контролировать маршруты штурмовиков и истребителей подобно полетам коммерческих самолетов в оживленном воздушном пространстве. То есть с выделением эшелонов высот. Именно так гарантировалась безопасность.
Однако ситуация изменилась с началом антитеррористической операции российских ВКС в Сирии. Неожиданное появление наших «сушек» вносило неопределенность в существующий «небесный» порядок, что очень нервировало американских летчиков. Плюс к этому командование ВВС США было вынужденно действовать более жестко и по отношению к отрядам ИГИЛ, чтобы не ударить лицом в грязь.
Похоже, процент «бесполезных» вылетов до штурма Мосула был еще больше, чем говорил Джон Хэстерман. Если до середины 2016 года с авиаударами было пусто, то потом — стало густо, поскольку этот город утюжили безжалостно и без передышки. О «хирургическом вмешательстве», которое обещало ВВС США, сразу же забыли, как только атакующие части наткнулись на жесткое сопротивление. Только за две недели марта 2017 года американцы нанесли 1400 бомбовых ударов по западной части мегаполиса, разрушив 10 тысяч домов. По оценке иракских чиновников, каждую неделю жертвами варварских налетов становилось до 500 человек убитыми, не считая раненных.
Независимые правозащитники называют еще более высокие цифры потерь. Напомним, сражение за Мосул длилось 9 месяцев. За это время, по отчету «Ассошиэйтед Пресс», от бомб и ракет погибли примерно 11 тысяч гражданских лиц, что составило примерно 9% от числа реальных жертв. Фактически масштабы гуманитарной катастрофы сокрыты, как минимум, в десять раз. Поскольку Вашингтон не брал в расчет неопознанные человеческие останки и не считал тех, кто погребен под руинами заданий.
Пентагон, естественно, списал гражданские жертвы на военные обстоятельства, хотя многие летчики ВВС США, надо сказать, очень болезненно отреагировали на эти новости. Впрочем, единственное, о чем на самом деле сожалело высокое американское командование, так о запредельной стоимости боевых вылетов. Так, во время войны с ИГИЛ час боевого вылета штурмовика А-10 стоил $ 18 тысяч, F-16 — $ 19 тысяч, B-52 — $ 63 тысячи. Суммарно, по данным издания Business Insider, Пентагон тратил около $ 12,5 млн. в день, выбросив, в прямом смысле слова, на воздух за три с половиной года войны $ 16 млрд.
Еще одним откровением войны с ИГИЛ стало осознание Пентагоном узости функционала БПЛА и слабых возможностей боевой авиации в небинарных конфликтах, в которых совершенно неясно, кто союзник, а кто враг. Вот, если бы противники имели опознавательные знаки отличия, тогда, дескать, было бы просто замечательно. Иначе говоря, с камер беспилотников или с космических спутников видно далеко не все, как подается в рекламных роликах американской армии.
Вот и получается, что под удар ВВС США, как правило, попадали либо те, кто не дружил с маскировкой, либо те, кого из-за денег предали свои. Впрочем, чаще всего бомбили всех подряд. Конечно, есть еще и третий вариант, когда координаты указывает армейская разведка. Но в этом случае пришлось бы рисковать солдатами, чего по политическим причинам Белому дому не хотелось.
Словом, принятый американцами на вооружение «прусский рецепт» WW2 (2-я Мировая война — авт.) уже не дает прежних результатов. «Нам нужно быть реалистами в этом вопросе. Налицо отсутствие стратегического удовлетворения всеми операциями за последние шестнадцать лет, — пишут Райан Фишель и Аэрон Штайн. — Подумайте, что после масштабной воздушной кампании в Афганистане, „Талибан“ ** не уничтожен, хотя у него нет ПВО и ВВС. А ситуация для нас в этой стране резко ухудшается». По большому счету, ИГИЛ тоже не уничтожен, а произвел ребрендинг.
В сумме эти факторы вылились в серьезную проблему, с которой столкнулось командование ВВС США во время операции «Не¬по¬ко¬ле¬би¬мая решимость». Неожиданно возник и стал увеличиваться дефицит боевых летчиков. Генерал Дэвид Гольдфейн, руководитель кадровой службы, признал, что скорость увольнения пилотов его просто обескураживает и, безусловно, угрожает национальной безопасности Соединенных Штатов.
Сегодня из 3495 летчиков, необходимых американской армии, вакантными остаются 723 места. И это число стремительно увеличивается. Люди, отслужив 10 лет, категорически оказываются продлевать контракт с Пентагоном и уходят в гражданские авиакомпании.

Александр Ситников
http://svpressa.ru/

«Головорезы с тесаками наперевес»

Истинное лицо российских наемников и тайны ЧВК: эксклюзивное интервью «Ленты.ру»
Посмотреть мир, побывать в необычных странах, познакомиться с замечательными людьми и пристрелить их, попутно заработав много денег, — работа наемника в частной военной компании (ЧВК) на первый взгляд очень привлекательна. Но на самом деле все гораздо сложнее: одни погнавшиеся за длинным рублем добровольцы могут вернуться домой в гробах, а другие вообще не понюхать пороху. Специальный корреспондент «Ленты.ру» Александра Виграйзер на условиях анонимности поговорила с сотрудником одной из крупнейших в мире частных военных компаний и выяснила, почему полулегендарная «ЧВК Вагнера» не может называться частной военной компанией, как живут «солдаты удачи» и чего они боятся.
«Лента.ру»: Что вам известно о «ЧВК Вагнера»? Как и на кого работает? Почему их существование разрешено в России?
Вся информация на поверхности. Все знают, где расположен их московский офис. Да, это структура Евгения Пригожина. Почему этой частной военной компании (ЧВК) разрешают работать? Мне сложно понять. Могу предположить, что все дело в отношениях конкретного человека с конкретным президентом. У этой практики нет никаких мировых аналогов.
Если люди воюют за страну, то это должны быть не «зеленые», «желтые» или «голубые» человечки, а военнослужащие. Если люди занимаются частной охраной, обучением или анализом рисков — то это может быть частная военная компания. Но ЧВК не может полноценно участвовать в боевых действиях. Потому что у работодателей ЧВК и у государства могут быть совершенно разные цели. Государство, например, ставит какие-то глобальные задачи, а конкретного бизнесмена интересует захват нефтяного завода. Причем у кого? У курдов!
А что с курдами не так? Разве они не такой же противник, как и любой другой в Сирии и Ираке?
Курды — противник?! Поверьте мне: любой человек, который работал в Ираке, молится на курдов. Иракский Курдистан, например, выглядит как оазис среди пустыни. Это потрясающее место! Милейшие, добрейшие люди без каких-либо признаков исламского фундаментализма. Девушки на улицах ходят в майках и брюках капри, везде продается алкоголь, на улице открыто рекламируют виски! Это самые нормальные, самые адекватные, самые рациональные союзники любых адекватных сил на Ближнем Востоке.
Обижать курдов, воевать с курдами — это худшее, что можно себе представить. Причем курды прекрасно относятся к России, любят ее. И вот деятельность каких-то поваров приводит к тому, что весь Курдистан (сирийская, турецкая, иракская и иранская его части) просто отворачиваются от партнера. Приезжайте в Курдистан и посмотрите: там работает «Газпром», там есть русские парни из ЧВК. Они занимаются нормальной работой, получают нормальные деньги. Идет сотрудничество с местными охранными компаниями. Там делают хорошую работу без всякого «закона о ЧВК», без президентских поваров.
Курды отлично относятся к России. В Сирии же с подачи какого-то недалекого завхоза происходит политический кризис, погибают сотни русских людей. Это безумие, которое надо остановить. Я проработал в этой сфере всю жизнь и могу сказать, что происходит за вывеской «ЧВК Вагнера» — это ненормально, этого существовать не должно.
Можно ли в таком случае «ЧВК Вагнера» назвать, так скажем, российской армией в другой «одежде»?
Это не российская армия. Есть ведь всем известное слово «наемники». Любой армейский офицер ограничен определенными законами и иерархией командования. А у «Вагнера»… У них просто нет тех тормозов, которые есть у огромной инерционной военной машины. Любое распоряжение в официальной структуре прошло бы через гигантское количество инстанций — да, тупых, но инстанций. И российская армия не идет воевать с курдами. Так что нет.
Еще одна печальная сторона: личный состав у «Вагнера», если помягче сказать, совсем другого качества. И дальше по пунктам: снаряжение и вооружение отвратительные, уровень подготовки низкий, эффективность командования тоже оставляет желать лучшего — там у них люди гибнут постоянно. Это известно в наших кругах достаточно хорошо. И поэтому отношение к ним кадровых российских солдат и офицеров соответствующее.
Но есть еще момент, о котором невозможно умолчать. Когда погибает российский летчик — его хоронят с почестями, транслируют по телевидению, вы в своих газетах панегирики и некрологи пишете, каким он, дескать, хорошим парнем был. И это правильно. Но вот тут — по глупости, по чудовищной тупости погибает больше ста человек. И что о них пишут? Вы видели эту «фабрику троллей»? «А, наемники, чего их жалеть» — это какое-то фантастического уровня лицемерие, когда обычных парней из глубинки посылают умирать черт знает куда за деньги, а потом хоронят в безымянных могилах.
А если бы они были контрактниками в армии, было бы лучше?
Конечно. Во-первых, это абсолютно другое отношение. Во-вторых, армия предусматривает целый ряд бонусов. Это и гражданство, и пенсия, и многое другое. И главное — статус легитимного участника боевых действий, а также какой-никакой иммунитет от местных законов. Солдата российской армии не отдадут сирийскому суду, солдата французского иностранного легиона не отдадут суду в Мали.
А сотрудник ЧВК — гражданский человек. Будь у сотрудников «Вагнера» полный статус военнослужащих — я бы лично ничего не имел против. Например, погибает мужчина, и мать может его ребенку сказать: «Сынок, твой папа был солдатом, и он погиб как герой, сражался с террористами». А сейчас что? Сынок, твой папа был незнамо кто, что там делал, — нам так и не сказали, погиб, когда тупоголовому олигарху захотелось отжать нефтяное поле.
В истории был прецедент, когда ОАЭ наняли около двух тысяч колумбийцев для войны в Йемене. И скрывали даже — как и российские власти — но они взяли их в армию, платили очень приличную зарплату. И это были официальные солдаты на службе. Так что нет, «ЧВК Вагнера», это то, что по-русски называется «незаконное вооруженное формирование», которое непонятно кому подчиняется и способно благодаря тупости своих командиров спровоцировать огромный международный конфликт. Как человек, работающий почти всю жизнь в этой сфере, я всячески поддерживаю ее развитие, но такие образования вредны не только для индустрии, но и для имиджа России.
Почему вы говорите, что у «Вагнера» контингент более низкого уровня, чем в армии?
Смотрите: любой человек в нашей сфере лично знает кого-то, кто там служит, либо кого-то, кто от их предложения отказался. Но никто не знает добровольца, которому бы «ЧВК Вагнера» отказали в приеме. Берут всех: людей с судимостями, с алкогольной зависимостью — всех подряд.
С их сотрудниками достаточно поговорить, чтобы понять: они по уровню не то что до Сил специальных операций, они до стройбатовцев обычных не всегда дотягивают. Ни по уровню образования, ни по уровню военной выучки, ни по мотивации. Опять же: я с большим уважением отношусь к тем, кто там работает. Но давайте будем честны: профессионалы туда не идут. Такая «прекрасная» работа, такая «удивительная» возможность сдохнуть даже без гарантии, что твой труп хотя бы домой вернут, им не нужна. Ни один из русских, кого я знаю, — те, кто работали в Ираке вначале нулевых, кто сейчас работает с «Газпромом» в Курдистане, — никто туда не пошел, потому что все понимают, что это, как говорится, попадалово.
Встречается такое, чтобы частная компания вела полноценные боевые действия, да еще и с такими потерями? По разным данным, среди наемников группы «Вагнера» могло быть до двухсот погибших.
Совершенно нет. Невозможно даже представить, чтобы сейчас какая-то западная ЧВК, официальная компания, вела боевые действия. Это абсолютный абсурд. Был прецедент с Executive Outcomes, которые участвовали в нескольких гражданских войнах в Африке, но это было в начале 90-х годов. С тех пор мир поменялся.
Юаровцы вот воевали в Нигерии несколько лет назад. Но в этом не были задействованы какие-то крупные международные компании. Это конкретная ситуация, когда под конкретную работу набирают конкретных людей, деятельность которых изначально находится полностью вне правового поля. Поэтому «Вагнер» — это, конечно, не ЧВК. Можно ее называть как угодно, но в российском уголовном кодексе это называется «незаконное вооруженное формирование». Я не имею ничего против людей, которые там работают, — понимаю их мотивацию, уважаю как профессионалов, но нужно понимать, что эта ситуация не нормальная. Ничего подобного не может происходить ни в одной западной ЧВК.
А разве «ЧВК Вагнера» не работает в российском правовом поле?
Разумеется, нет. На каком основании людям передается оружие, на каком основании они ведут боевые действия? Я не сирийский юрист, не знаю, какие там законы. Но, на мой взгляд, «вагнеровцы» не работают ни в рамках российского закона, ни в рамках сирийского. Это, как у вас любят говорить, «образование, не имеющее аналогов в мире».
Но зачем люди туда идут? Работа с очень высоким риском, с возможностью банально получить пулю в лоб или срок за наемничество?
Я давно уже не живу в России, но очевидно, что ответ здесь один — отчаяние. Экономическая ситуация у вас, особенно в регионах, тяжелая. Множество людей отслужили в армии и считают, что они ничего больше не умеют. Они и служить-то не умеют, на самом деле. Но, по крайней мере, идентифицируют себя как великие воины. Плюс нужно понимать, что в обществе ведется определенная милитаристская накачка и пропаганда уже много-много лет.
Так что отчаяние, отсутствие денег и квалификации, крайне высокие цены на жилье, отсутствие доступных кредитов — вот все факторы. Даже при таких потерях желающих устроиться к «Вагнеру», боюсь, будет очень много. Особенно из небольших городов. Посмотрите по известным спискам потерь: там нет почти никого из Москвы или Санкт-Петербурга. Это все маленькие города, где люди давно лишились надежды. И сумма в 200 тысяч рублей, которую получает посудомойка в Британии, заставляет людей забыть обо всем и ехать непонятно куда, наплевав на инстинкт самосохранения.
Хорошо, с «вагнеровцами» понятно. А что с нормальными ЧВК? В российских СМИ наемников представляют героями, рвущимися в бой на самых опасных участках фронта. Насколько правдив этот образ? Чем вообще занимаются частные военные компании?
Совершенно не правдив. Уже давно нет никаких бородатых дядек с татуировками, рассекающих на джипах по пустыне и палящих во что попало из пулемета. 80-90 процентов бизнеса — это абсолютно стандартные вещи. Надо вешать камеры, смотреть в мониторы, растягивать колючую проволоку, предоставлять водителей, средства технической разведки, аналитикой заниматься. «Бородатые головорезы», которыми принято представлять сотрудников ЧВК, — это меньшинство, причем исчезающее меньшинство в этом бизнесе. По сути работа ЧВК — это работа вахтеров, абсолютно лишенная романтизма.
Вообще есть стереотип, что основная работа частной военной компании — это вооруженная охрана. Но так быть не должно: такая ситуация сложилась только потому, что в свое время Ирак и Афганистан просто не имели дееспособного правительства и туда стянулись толпы авантюристов с оружием.
У нас много говорят, что необходим закон о ЧВК, который бы нормировал их деятельность… Эти разговоры вызывают у меня смех. В Америке, на которую все кивают, нет никакого отдельного закона о частных военных компаниях, и они неплохо справляются. Я вообще не слежу за тем, что творится в России, но я часто вижу, что пишут русские журналисты о ЧВК, и посмеиваюсь над этим. Из себя меня вывела недавняя ситуация в Сирии.
Во-первых, там погибли люди, а во-вторых, все сразу начали рассказывать: мол, все нормально, это наемники и чего их жалеть. Так вот. Это все говорят клоуны, не имеющие ни малейшего представления о том, что такое ЧВК и как это все работает. Потому что ничего подобного тому, что произошло с сотрудниками «ЧВК Вагнера» в Сирии, просто физически не могло случиться ни в американской, ни в британской, ни даже в афганской компании.
Почему?
Просто откроем глаза и посмотрим на то, что же такое ЧВК. Расшифрую аббревиатуру для тех, кто не знает. ЧВК — это в первую очередь компания — частная военная компания. Непременное условие ее существования — легальность деятельности. Сейчас самый важный и самый нужный для ЧВК человек — это не головорез с тесаком наперевес, а менеджер по согласованию — специалист, который отслеживает, чтобы вся деятельность компании соответствовала местным законам.
И ЧВК по определению не может работать вне правового поля, вне законодательства, потому что тогда это уже не компания. Это преступная организация, банда — что угодно, но не ЧВК. И когда мы работаем сейчас в нестабильных регионах и читаем россказни различных российских пропагандистов, то сначала становится смешно, а потом страшно.
И жесткий режим обычно устанавливают?
Вообще все максимально исчерпывающе описано контрактом, который подписывается в каждом отдельном случае. Но главное: любой сотрудник полностью подчиняется законам страны, где он работает. По сути это четырехкомпонентная система: сначала местные законы, потом законы страны-заказчика, потом законы страны, в которой зарегистрирована ЧВК, потом контракт. Каждый слой — дополнительные ограничения.
А теперь представьте, насколько жестко это нормирует любую деятельность, как велика роль юристов, которые должны разбираться во всех коллизиях, какую бюрократическую махину нужно провернуть, чтобы приступить к выполнению договорных обязательств.
Ведь даже контракт — это не договор на страничку, где написано, что компания «А» охраняет сотрудников завода «Б» и две подписи стоят. Это огромный, восьмисотстраничный талмуд, который ставит исполнителя в предельно жесткие рамки. В нем даже рассказывается про стандарты поведения, про сексуальные домогательства!
А в России все по-прежнему. Только что один светоч из ВГТРК рассказывал: «Во время второго штурма иракского города Фаллуджа Blackwater сыграла ключевую роль, по сути выступив сначала заградительным отрядом, а затем основной силой прорыва». Обычно я смеюсь, когда читаю такое, но тут мне захотелось найти этого человека, взять его за шиворот и спросить: «Клоун, что ты несешь?!»
Однако почему-то эта «четырехкомпонентная система» не смогла уберечь от трагедии мирных иракцев, когда сотрудники американской компании Blackwater расстреляли гражданских на площади Нисур в Багдаде в 2007-м.
Верно. Я не буду касаться того, что там было, — это тема отдельного разговора. Но вопреки сказкам в прессе, участников этих событий судили, и в 2014 году четверых посадили. Одного пожизненно, трем другим дали по 30 лет. Это не единичный случай: в Индии сидят британцы, которые просто-напросто случайно заплыли в индийские территориальные воды.
В этих условиях смешно говорить, что сотрудники ЧВК находятся «над законом». Наоборот, они не только вынуждены всем законам соответствовать, им регулярно придумывают новые ограничения. Сейчас даже язык пересматривается. Отказываются, например, от термина «правила открытия огня», потому что он звучит слишком воинственно, его заменяют нейтральным «правила применения силы».
Как я уже говорил, пространство для деятельности постоянно сужается. В 2004 году в Ираке была полная вольница, теперь же Багдад делает все, чтобы в стране остались только местные наемники. Сейчас свободно можно действовать в абсолютно несуществующих странах типа Сирии.
Откровенно смешат разговоры наших депутатов и прочих экспертов о том, что русские ЧВК будут где-то работать, — налицо же полное непонимание ситуации и ее контекста. Через несколько лет иностранцы останутся только на крупных проектах: охрана посольств, ключевой инфраструктуры, а потом все без исключения перейдет местным.
Найм местных — это прихоть или необходимость?
Приведу простой пример. Что в Ираке, что в Афганистане всегда водители у ЧВК местные. Почему? Все просто: если гражданин другой страны и попал в ДТП или, не дай бог, кого-то задавил, то его просто засудят, а то и посадят в тюрьму на десятки лет. Поэтому берут местного, чтобы от него в случае чего можно было откреститься.
Припоминаю лишь два исключения. Период с 2003-го по 2006-й в Ираке, и с 2001-го по 2004-й в Афганистане. Тогда можно было быть выше местных законов, просто потому что их по факту не было. Ты прилетал, не было никаких виз и паспортного контроля, прямо на взлетно-посадочной полосе получал автомат и ехал на виллу с полным «иммунитетом». Но тогда в Ираке, например, не было никакого государства. Был американский посол Пол Бремер, глава оккупационного правительства и по сути верховный правитель Ирака. В том конкретном историческом периоде сотрудники ЧВК действительно могли пользоваться определенным иммунитетом.
Сейчас ситуация принципиально другая. Без разрешений, лицензий шагу не ступить. Запретили пользоваться ПКМ (пулеметом Калашникова), потом отобрали РПК (ручной пулемет Калашникова), у нас даже две винтовки СВД (снайперская винтовка Драгунова) изъяли. Оставили обычные калашниковы и пистолеты. Выручают разве что местные подрядчики — они имеют выход во властные кабинеты, могут избежать преследования за мелкие нарушения, знают язык, местные реалии. И нанимать их дешевле — банальная бизнес-логика. Им можно платить копейки.
Единственное исключение — американские государственные контракты, на которые набирают только граждан США, потому что только им можно оформить необходимую форму допуска к секретности. Вот у них все сотрудники — американцы, даже те, кто стоит на воротах. Только за счет этого какая-то работа есть, потому что туда просто нельзя нанять иностранца. Если нет требования по допуску к секретности, то будут нанимать местных. Правда у них квалификация, как правило, почти на нуле.
Результаты мы видим, вспомним недавнюю атаку на отель в Кабуле (тогда в результате нападения талибов на населенный преимущественно западными чиновниками отель погибли 43 человека — примечание «Ленты.ру»). Очевидно же, что эта гостиница — цель номер один для всех злодеев, но даже ее охраняли местные клоуны, которые разбежались при первых звуках стрельбы.
Но местному сотруднику надо понимать: ты живешь там, у тебя есть семья. Сегодня ты защищаешь какого-то иностранца за деньги, а завтра твою семью за это прирежут талибы. Так что даже если ты профессионал, особо многого от тебя ожидать не приходится. Единственное исключение — курды. Вот они реально красавцы. Во-первых, общество там позитивно относится к иностранцам. Иностранцы несут деньги, а не войну. Никто твою семью не обидит, если ты охраняешь иностранцев. Во-вторых, многие из них действительно грамотные парни, знают матчасть, хорошо говорят по-английски. Работать с ними одно удовольствие.
Какое сейчас соотношение «боевиков» и организаторов, менеджеров, аналитиков в компаниях?
Все зависит от конкретного контракта. Но реально во многих странах, где есть жесточайшая необходимость в безопасности, работать с оружием просто нельзя. Нигерия — чудовищное, страшное место, но кем бы вы ни были, вы не можете там работать с оружием. Мексика, где каждый день картели похищают по 50 человек, — нельзя. Единственный выход — если с вами будет работать вооруженная группа мексиканцев, и вы в критический момент сможете выхватить у них из рук винтовку и начнете вершать правосудие.
Но по факту всегда при любом контракте количество вооруженных иностранцев — меньше половины, а может быть, и вообще никого. Сейчас куда проще для беготни с автоматом нанять местного. И власти будут благодарны. В итоге мы имеем огромное количество желающих работать и очень-очень небольшое и все время уменьшающееся количество вакансий.
Насколько вообще велик рынок частных военных компаний?
Общий объем индустрии по миру — 171 миллиард долларов. Но он уже поделен между очень крупными корпорациями. Все значимые компании в этой области за прошедшие четыре года были куплены транснациональными игроками в сфере безопасности, которые не знают, как работать в ситуациях высокого риска.
Сейчас на Западе маленьких и средних игроков в этой деятельности практически не осталось. Рынок состоит из международных корпораций и региональных подрядчиков на местах. Реальность в том, что рынок вооруженной охраны, тот, о котором вы, журналисты, так любите рассуждать, ни в коем случае не увеличивается.
Напротив — он сокращается с каждым годом. И причина очень проста: ни одно нормальное государство не допустит присутствия иностранцев с оружием на своей земле. Вот часто вы в России видите вооруженных граждан других государств? Иностранных охранников с автоматами, пистолетами, которые кого-то оберегают? Нет! Любое государство, даже такие несостоявшиеся страны как Ирак или Афганистан, сейчас заводят иностранные ЧВК в такие узкие рамки, что работа становится практически невозможной.
На кого обычно работают ЧВК? На государство?
Это заблуждение. Частные компании в основном выполняют заказы частного бизнеса. Невозможно даже представить, чтобы западная или даже афганская или иракская крупная компания работала только с государством, только на государство, да еще и вот в таком вот виде, откровенно участвуя в боевых действиях. Хотя государственные контракты всегда очень выгодные — это либо охрана представителей конкретного государства, либо охрана посольств, что очень денежно.
Что обычно государства поручают частным военным компаниям?
Анализ разведданных, анализ рисков, охрану посольств и диппредставителей, обеспечение безопасности различных объектов ЦРУ, если речь об американских контрактах. Однажды был случай, когда Пентагон поручил ЧВК охранять корпус военных инженеров американской армии — у министерства обороны в том регионе своих сил не хватало. Рассказы о том, что контрактникам поручают какие-то политические убийства, — сказки, конечно.
Пушечное мясо, штурмовые отряды — это все не про ЧВК. Это все было в 60-90 годах и закончилось Sandline и их попыткой устроить переворот в Папуа — Новой Гвинее. Наверное, это был один из последних случаев, когда кто-то пытался нанять ЧВК для какого-то подобия боевых действий.
То есть подобные прецеденты все-таки были?
На эту тему выпущено много литературы: расцвет наемничества пришелся на 60-е годы XX века. «Псы войны», Боб Денар, все дела. Легендарная личность. В начале 60-х уволился из армии, ушел «на гражданку» и стал торговать стиральными машинками в Париже. Ему это быстро надоело, и он взялся за старое: по сути, работал на французское правительство там, где оно светиться не хотело. Но, скажем так, нефтяные поля в интересах французских буржуа он у курдов не отнимал.
Но ему в какой-то степени повезло: Денар не умер в тюрьме только потому, что у него была болезнь Альцгеймера. К 90-м годам все государственные игры с наемничеством кончились. Старика затаскали по судам, пока он не умер, и никакие старые заслуги не помогли. Так что в России, как часто бывает, решили подхватить забытый тренд.
Но разве мы не можем сказать, что Сирия — это то самое failed state, как Ирак в период оккупации американцами?
По сути нет. Тут забавная коллизия. Если посмотреть с позиции России, то это вполне состоявшаяся страна с правительством и законами. Прекрасное государство, где счастливые люди боготворят президента Башара Асада, преданы ему всей душой, очень рады, что война с «Исламским государством» (запрещена в РФ — примечание «Ленты.ру») закончилась.
То есть нет такого, что мы пришли, скинули с трона Асада, поставили своего верховного правителя. Нет, мы якобы уважаем сирийские законы и их власть. Но если власть и закон — это когда «Асад разрешил» другому государству формировать незаконные вооруженные формирования на своей территории и использовать их в войне, то это как раз пример несостоявшегося государства.
Вряд ли сирийский закон разрешает создание на своей территории незаконных военных формирований и ведение ими независимых боевых действий. Впрочем, я не юрист и в Сирию соваться не собираюсь.
Для многих «вагнеровцев» война ведь лишь просто способ заработать. Есть информация, что сотрудники получают по три тысячи долларов за месяц активных боевых действий и половину этой суммы в период пребывания на базе. Насколько эти цифры близки к реальности и как они соотносятся с обычными зарплатами в этой отрасли?
Скажем так: к реальности они близки. Люди оттуда говорят примерно о таких суммах. Но вообще надо понимать, что даже в горячих точках не каждый день к тебе на базу ломятся злобные террористы с ножами. Чем ниже уровень риска — тем больших идиотов ты можешь нанять на эту работу. Поэтому часто, когда можно взять человека, скажем так, с невысокими зарплатными ожиданиями, наймут его.
Это началось еще в 2000-х, когда нанимали чилийцев за копейки, потом дошло до угандийцев. Я работал с ними в одной африканской стране — эти товарищи даже не могут из автомата нормально выстрелить. Если есть возможность, и риски невелики — нанимают всегда самых дешевых.
Поэтому в сфере морской охраны, где все начиналось с зарплат в шестьсот долларов или шестьсот фунтов в сутки, зарплаты упали до смешных цифр. Недавно я видел объявление, где предлагали работу украинцам на условиях: 30 дней в море за 800 долларов. Обсуждал это в Ираке с коллегой из Индии и он, сказать по правде, чуть не умер от смеха. Потому что это смешные деньги. Но украинцы на это идут. Поэтому сложно говорить о какой-то среднерыночной оплате труда. Она очень часто падает, потому что нанимают за гроши местных или представителей бедных стран, в числе которых румыны, гуркхи, индийцы, украинцы, угандийцы.
Есть контракты более престижные, где выдвигаются очень высокие требования к личному составу. В этом случае подразумеваются определенные стандарты оплаты: за серьезную качественную работу можно получить около 10 тысяч долларов в месяц. Выше этой планки мало кто поднимается.
Разве конкурировать на высоком уровне настолько необходимо?
Недавно был тендер на охрану австралийского посольства в одной достаточно «хорошей стране». Так вот: чтобы просто заявиться, нужны огромные вложения в самом начале. Да, за такой контракт платят очень прилично, но проблема русских компаний в том, что нет такого бизнеса в этой сфере, который был бы готов идти до конца и вкладывать реальные деньги. Был прекрасный пример компании «ЛУКОМ-А», которая набрала людей и собиралась поехать работать в Ирак. Им просто не дали лицензию на деятельность.
Никому ни в Ираке, ни в Афганистане новые игроки не нужны. Там рулят местные компании и крупнейшие международные корпорации, которые могут себе это позволить. Так что развитие российского сегмента ЧВК будет зависеть только от развития отечественного бизнеса. Как только будет критическое количество проектов, которые нужно охранять, появится и бизнес по обеспечению безопасности. Нужно понимать, что необходимость в нем уже есть, но до конца она не осознана.
Посмотрите самый вопиющий случай — убийство российского посла в Анкаре. Где была его охрана? Ее просто не было. Она была в Москве. Подразделение, которое занимается безопасностью дипкорпуса, просто не в состоянии обеспечить охрану всем, кому она требуется. Все страны привлекают частных специалистов по безопасности для этих задач.
Но наше государство вместо того чтобы поддерживать развитие нормальной здоровой индустрии, занимается созданием карманных незаконных формирований типа «Вагнера». А в то же время российские диппредставители в странах с огромным уровнем опасности просто никем не охраняются. Если эта безумная практика продолжится — она и дальше будет стоить жизни российским дипломатам.

Беседовала Александра Виграйзер
https://lenta.ru/articles/2018/02/21/chvk_interview/

СМИ: Су-57 утюжат террористов и американские ЧВК в Восточной Гуте

С того момента, как в Сети появилась информация о переброске в Сирию новейших российских истребителей Су-57, стало понятно, что ультрасовременная техника отправилась в Республику не для того, чтобы красоваться на базе.

Как сообщают СМИ, 4 единицы Су-57 вторые сутки к ряду утюжат Восточную Гуту – пригород Дамаска, последние пять лет находящийся под контролем так называемой «оппозиции», по факту – террористических группировок «Джебхат ан-Нусра», «Джейш аль-Ислам» и других.

Резкая активизация ВКС РФ на антитеррористическом фронте заставляет нервничать американских и европейских политиков, поскольку, по некоторым данным, на позициях террористов находятся как военные инструктора подконтрольной США коалиции, так и сотрудники частных военных компаний.

Сообщается, что в Восточной Гуте может находиться до 2000 человек, состоящих только в рядах западных ЧВК, плюс военные, инструктора, при этом Россия равняет с землей позиции боевиков, не вдаваясь в подробности. Так сказать, если ты не поддерживаешь террористов – тебя там быть не должно.

На фоне информации о массированных бомбардировках Гуты и сообщениях о базирующемся там контингенте коалиции , а также сотрудников западных ЧВК, в Сети уже называют это симметричным ответом на расстрел авиацией США поддерживающих Дамаск сил и группы Вагнера под Дейр-эз Зором 7 февраля, что, безусловно, сало пересечением условной красной линии и довело Москву до точки кипения.

Запад действительно паникует. Как Су-57 начали утюжить позиции террористов, лидеры европейских стран, как передает Reuters, стали просить Россию поддержать резолюцию Совбеза ООН, подразумевающую 30-дневное прекращение огня в Восточной Гуте, и пытались связаться с Кремлем. Одновременно экстренное собрание по Сирии было инициировано в Нью-Йорке. И это лишь подтверждает тот факт, что в подконтрольном террористам районе работают западные инструктора, военные и сотрудники ЧВК, которых срочно пытаются эвакуировать, пока есть, кого эвакуировать.

https://tehnowar.ru/