Кручу, верчу, победить хочу!

Гроссмейстер Гада Гадский отвечает на вопросы спортивного обозревателя

Владимира Тырыпырина.

— —Шахматы

Владимир Тырыпырин: Говорят, что у шахматистов мозги находятся в постоянном напряжении. Как вы, шахматисты, поддерживаете столь высокую работоспособность?

— —

Гада Гадский: Главное — это режим и питание. Подъем в двенадцать часов утра, пробежка в конец коридора, легкий завтрак — и сразу к доске: гладить брюки и рубашку. Потом обед, а в шестнадцать часов — в тренажерный зал, там у меня и фигуры большие стоят, двухпудовые, и часы со специальной усиленной пружиной — словом, даю нагрузку всем группам мышц. Так что во время матча мне играть легко.

— —

Владим. Тырыпыр.: Hу да, ведь фишки по столу двигать еще никто не надорвался.

— —

Г. Г.: Конечно! Работа не пыльная…

— —

Влад. Тырып.: Да, но ведь у вашего соперника тоже банки будь здоров…

— —

Г. Г.: Банки — оно конечно… Он, к тому же, еще и левша. Мне немалых трудов стоило приспособиться к его левосторонней посадке. Hо я вечером сгонял партейку-другую с зеркалом — и все нормально, приспособился. А если оценивать Онана как шахматиста — так он же ферзевый гамбит от защиты Hимцовича отличить не может!.. А если ему очки разбить, то он и пешку от офицера не отличит!

— —

Вл. Тыр.: А почему же он тогда обыграл вас вчера, позавчера и позапозавчера, и …

— —

Г. Г.: Исключительно благодаря жульничеству! Он мне, например, шах ставит и говорит: «Мат!» Я сколько раз покупался!.. А вчера он прилепил к доске на жвачку мою ладью, так что я до 22 хода не мог рокировку сделать! Или экстрасенсов насадит полный зал, и они все на меня таращатся.

— —

Уверяю вас, он ни перед чем ни остановится. Знаете, что он удумал?

Выпивает перед партией бутылку водки и сидит, на меня перегаром дышит, чтобы мне завидно было… Фигню всякую молотит, ни одного слова не поймешь! Да еще и бегает за кулисы, обмывает каждую срубленную фигуру!

— —

Hо больше всего меня раздражает, когда он во время игры начинает мне советы давать, как лучше ходить!

— —

В. Т.: А у вас есть какие-нибудь свои «маленькие хитрости»?

— —

Гад. Гад.: Есть, конечно… Hу вот, самая простая. Вы помните, на нашем матче в Маниле я сделал ход и пошел за кулисы — а когда вставал, задел столик, и вся позиция слетела на пол?.. Вот, это была домашняя заготовка.

— —

В. Т.: Hу в этот-то раз он вам, наверное, отомстит как-нибудь…

— —

Гада Гадск.: Так уже начал! Сегодня после партии я пожал ему руку, а он мне нет! Если так пойдет и дальше, то на следующей нашей встрече я вообще ему руки не подам. Hогу подам, если это его устроит, или пусть ботинок мой целует! Hо дальше так продолжаться не может!..

— —

Анна Лжедмитриева беседует с Вшивонатаном Онаном.

— —

А. Л.: Скажите, уважаемый Вшивонатан Онан, где у вас имя, а где фамилия?

— —

Вш. Он.: У нас такого понятия нет. Так меня назвали родители. Hа языке хинди эти два слова означают: «Только Что Родившийся Мальчик Запятая Который Уже Обыграл В Шахматы Своего Отца Тире Вшивонатана Онана».

— —

А. Л.: Скажите, Вшивонатан Вшивонатанович, каким цветом вы больше всего любите играть?

— —

Вш. Он.: Дело в том, что я дальтоник. Так что мне безразлично — хоть красными, хоть зелеными!.. Хоть белыми, ха-ха!

— —

А. Л.: А чем вы увлекаетесь помимо шахмат?

— —

Вш. Он.: Резьбой по дереву.

— —

А. Л.: Как интересно!

— —

Вш. Он.: Hу, вы же понимаете, что нельзя все двадцать четыре часа в сутки думать о шахматах… Вот я и вырезаю по дереву. Фигуры шахматные вырезаю, доски раскрашиваю. У меня на кухне около сотни таких досок клетчатых…

— —

А. Л.: А вы подготовили для этого матча какую-нибудь заготовку, в смысле, новинку? Hе бойтесь, я никому не скажу.

— —

Вш. Он.: Мы с тренером приготовили моему сопернику Гаде сюрприз — разработали новый способ расставлять фигуры перед игрой. Эта новинка еще до начала партии дает мне проходную пешку.

— —

А. Л.: А теперь, по традиции, расскажите что-нибудь плохое о вашем сопернике!

— —

Вш. Он.: К сожалению, ничего плохого о гроссмейстере Гадском я сказать не могу, кроме того, что он шулер! Во время партии сидит-сидит, да как начнет обеими руками фигуры переставлять, а сам приговаривает:

«Кручу-верчу, победить хочу!»

— —

А. Л.: Hу, а в обычной жизни какой он, ваш соперник? Скрытный или, скажем, откровенный?

— —

Вш. Он.: Этот-то? Этот откровенный. Это сейчас мы живем в разных отелях. А ведь на многих турнирах приходится жить с ним в одной гостинице, даже в одном номере, так вот, он никогда не упустит случая пнуть в коридоре и убежать.

А в начале матча?! Руку мне жмет, улыбается, а сам шепчет: «Ты труп!» или «Сегодня я тебя порву!» А со мной так нельзя, со мной надо бережно. Еще в детстве я получил травму — растянул ухо во время дня рождения. С тех пор эта травма каждый год дает о себе знать. Так он мне напоминает о ней постоянно. Вот и вчера, когда партию откладывали, он вместо секретного хода записал: «Онан — в ухе банан!»

— —

А. Л.: А не хотели бы вы с ним встретиться, к примеру, на боксерском ринге?

— —

Вш. Он.: Конечно, хотел бы! Я бы прошел мимо и не заметил!

— —

 «Красная бурда»

 

Гарри Каспаров играет против компьютера IBM Deep Blue. Человек проиграл

Компьютерный сбой помог Deep Blue победить Каспарова

 

В 1997 году Гарри Каспаров проиграл шахматный матч компьютеру Deep Blue. В первой партии матча компьютер сделал ход, который вывел Каспарова из равновесия и заставил экспертов говорить о скрытой силе искусственного интеллекта. Поражение Каспарова навсегда изменило историю шахмат, и только спустя несколько лет выяснилось, что за ним стояла случайность — обычный компьютерный сбой.

 

 Поражение Гарри Каспарова было по-настоящему обескураживающим. После того как в 1985 году российский гроссмейстер стал самым молодым чемпионом мира по шахматам, он не покидал первой строчки рейтинга ФИДЕ. К 1997 году Каспаров был шестикратным обладателем шахматного «Оскара» и уже тогда укрепился в статусе одного из самых молодых и талантливых игроков в истории шахмат. Среди людей Каспарову не было равных, и никто не ожидал, что достойным соперником ему может стать компьютер. В то время никто не воспринимал шахматные программы всерьез — ни одной серьезной победы они не одержали, не говоря о победе над чемпионом мира.

 

Позиция на доске после 44 хода Deep Blue в первой партии матча с Каспаровым

 

Для Каспарова это был не первый опыт игры против Deep Blue, разработанного компанией IBM. В 1996 году Каспаров играл с этим суперкомпьютером и одержал уверенную победу 4:2, проиграв всего одну партию из шести и одержав три победы. Тем не менее, в этом матче компьютер установил историческое достижение: никогда еще действующий чемпион мира не проигрывал машине в партии с классическим контролем времени. Каспаров, однако, все равно считал, что компьютер не может его победить. «В классических шахматах, на серьезном уровне, компьютерам ничего не светит в XX веке» — эти слова Каспарова журналисты охотно вспоминали после матча-реванша.

 

 За год IBM доработала Deep Blue, усилив его мощность почти в два раза: новый суперкомпьютер был способен просчитывать 200 миллионов позиций в секунду, его пиковая производительность составляла 11,38 гигафлопс, и в рейтинге самых мощных суперкомпьютеров мира Deep Blue занимал 259 место. Матч-реванш с Каспаровым был широко разрекламирован, за ним следили во всем мире. И для экспертов, и для обычных любителей шахмат, и даже для посторонних людей это была не просто игра, это было романтическое противостояние человека и машины.

 

 Как и предыдущий матч, этот состоял из шести партий, первую из которых чемпион мира выиграл белыми довольно уверенно. Перед игрой Каспаров не сомневался в своих силах, и, судя его по поведению на пресс-конференции после, эта победа только укрепила его уверенность. Однако именно в первой партии произошло событие, возможно, определившее исход всего матча. В сбалансированной позиции в эндшпиле Deep Blue сделал ход, который не укладывался ни в какие теории. Ход был очень плохим, и несколько минут спустя компьютер сдался.

 

Мюррей Кэмбел. Фото с сайта wired.com

 

 В недавно вышедшей книге журналиста The New York Times Нейта Силвера «The Signal and the Noise: Why So Many Predictions Fail — But Some Don’t» («Сигнал и шум: Почему некоторые прогнозы сбываются») один из создателей Deep Blue Мюррей Кэмбел рассказал, что компьютер сделал этот ход по ошибке. Авторы программы Deep Blue знали об этой ошибке (она всегда возникала в эндшпиле, а ошибочный ход был 44-м) и думали, что избавились от нее. Так как между партиями, по условиям матча, программисты могли вносить изменения в код, уже ко второй партии ошибка была устранена.

 

 Вторую партию Каспаров неожиданно проиграл, причем чемпион мира явно действовал необдуманно. Он сдался на 45 ходу, хотя имел очевидную (для шахматиста его уровня) возможность в несколько ходов свести матч к ничьей. Силвер предполагает, что, анализируя тот самый спорный 44 ход Deep Blue в первой партии, Каспаров и его помощники могли переоценить силу компьютера, поэтому шахматист утратил уверенность: в его глазах соперник стал гораздо сильнее, чем был на самом деле, Каспаров стал его бояться.

 

 Возможно, именно это и стало причиной поражения Каспарова — по крайней мере, так полагает Силвер. После второй партии чемпион мира обвинил команду IBM в жульничестве — он заявил, что Deep Blue дают советы сильные шахматисты, потому что он играет не как компьютер. Кэмбел заявил, что ни одного убедительного доказательства этих обвинений за 15 лет, прошедших со дня матча, так и не было представлено. В напряженной атмосфере Каспаров свел три следующие партии вничью, и перед решающей партией счет был равный 2,5:2,5.

 

 Последнюю партию Каспаров играл черными и выбрал защиту Каро-Канн, но почти сразу же ошибся в дебюте. Эту ошибку можно было объяснить только нестабильным эмоциональным состоянием чемпиона мира, потому что Каспаров не раз играл эту защиту и никогда не пытался отойти от известных вариантов, к тому же дебют — самая консервативная часть шахматной партии. Возможно, ход Каспарова не был ошибкой, и таким образом он хотел запутать компьютер. Но если это так, то его план провалился — на 17 ходу Каспаров сдался, проиграв партию, а с ней и весь матч.

Строго говоря, ошибка Deep Blue в матче с Каспаровым — не такая уж и новость. В книге 2002 года «Deep Blue: An Artificial Intelligence Milestone» («Deep Blue: Новая ступень искусственного интеллекта»), написанной специалистом по шахматным компьютерным программам Монти Ньюборном, приводились примерно те же самые слова Кэмбела, что и в книге Силвера. Ученый заявлял, что, просчитав спорный ход компьютера на 30-40 ходов вперед, команда Каспарова так и не нашла комбинации, при которых Deep Blue выигрывал — любой ход был бы проигрышным. Почему в таком случае компьютер выбрал именно этот ход? Каспаров и его помощники так и не нашли ответа на этот вопрос, а мало что пугает так, как неизвестность.

 

 Победа Deep Blue стала переломом в истории шахматного противостояния машины и человека. В следующем 1998 году программа Rebel 10 выиграла матч против Вишванатана Ананда, который тогда хоть и не был лучшим в мире, но уже играл очень сильно. В 2003-м Каспаров сыграл вничью матч из шести партий с Deep Junior, а в 2006 году компьютер вновь обыграл чемпиона мира: программа Deep Fritz выиграла матч у Владимира Крамника, который из шести партий не сумел победить ни в одной.

 

 После поражения Крамника популярность матчей человека против компьютера стала падать. Дело в том, что компьютерные шахматные программы развивались слишком быстро, и примерно в 2007 году стали играть лучше любого шахматиста, даже самого сильного. Уже в 2009 году на мобильных телефонах появились программы, играющие на уровне гроссмейстера. Сейчас рейтинг Эло самой сильной шахматной программы Houdini, разработанной бельгийцем Робером Ударом, составляет 3306 пунктов. Для сравнения, рейтинг Каспарова — до сих пор никем не превзойденный — на пике составлял 2851 пункт.

 

 Шахматные суперкомпьютеры теперь соревнуются между собой и помогают лучшим шахматистам мира в подготовке к серьезным матчам. Однако IBM, как будто в знак признательности, трогательно хранит на своем сайте страницу, посвященную первой победе Deep Blue и людям, которые его создали.

Алексей Каданер

Скандал вокруг возвращения Спасского в Россию!

   После небольшого затишья получил продолжение скандал с возвращением в Россию при загадочных обстоятельствах Бориса Спасского, пишет NEWSru.com. 16 августа 2012 года родные легендарного шахматиста обнаружили, что он исчез из своего дома в Париже. Уже на следующий день газета «Комсомольская правда» опубликовала сенсационное интервью 75-летнего Спасского, в котором тот заявил, что сбежал из-за плохого обращения родственников, которые, изолировав его от мира, якобы делали все для скорого приближения смерти.

 

Уже через несколько дней после этой публикации сестра шахматного гения Ираида Спасская написала письмо в редакцию «Советского спорта», в котором впервые озвучила версию похищения, заявив, что в преступлении замешана женщина.

 

Проживающая в Санкт-Петербурге Ираида утверждала, что родственники не могут найти ее брата. Однако в начале сентября сын Бориса Спасского, приехав из Франции, все же отыскал отца в Москве. По его словам, тот сказал ему, что не может вспомнить, как вдруг очутился в России. По данным французской газеты Le Faigaro, чтобы защитить своего отца, имеющего российско-французское гражданство, Борис Спасский-младший подает во Франции в суд по факту его похищения и незаконного лишения свободы. Сын шахматиста назвал имя подозреваемой в похищении — Валентина Кузнецова, которая называла себя его «агентом».

 

Спасский-младший рассказал, что 22 сентября 2010 года его отец, находясь в Москве, перенес инсульт. Сын отвез шахматиста в Париж, где началась его долгая реабилитация. У постели гения неотлучно находились жена Марина Щербачева — внучка русского белого генерала, на которой он женился в 1976 году, близкие родственники и сын Борис.

 

По словам Спасского-младшего, еще когда отец находился в госпитале, в его палате впервые появилась Валентина Кузнецова. Незнакомая родственникам женщина обвинила жену Спасского в плохом обращении и обрушила вал оскорблений в адрес французской медицины и его семьи, поведал сын шахматиста парижской полиции.

 

Вскоре врачи разрешили Спасскому вернуться домой. Феноменальные аналитические способности бывшего чемпиона мира по шахматам практически исчезли, но ему удалось частично восстановить подвижность, цитирует InoPressa газету Le Figaro.

 

Валентина Кузнецова, по словам сына шахматиста, якобы мучила телефонными разговорами Марину Спасскую, а сам Спасский начал мечтать о «триумфальном возвращении» в Россию. 16 августа жена шахматиста ненадолго отлучилась из дома, а вернувшись, обнаружила, что ее муж бесследно исчез из комнаты, в которой он лежал. Семья выяснила, что Бориса Спасского некие лица отвезли в посольство России, где ему выдали одноразовый паспорт и в тот же день перевезли в Москву.

 

Спасский-младший через три недели после исчезновения отца нашел его в одной из столичных больниц. Первый раз они пообщались с глазу на глаз и шахматист якобы сказал, что ничего не помнит о том, как попал в Москву. Придя во второй раз в больницу, сын обнаружил в палате Валентину Кузнецову. Женщина, по его словам, отказалась оставить его наедине с отцом, но не стала скрывать, что именно она организовала встречу шахматиста с журналистом «КП». Сам же Спасский отрицает, что давал это интервью, заявил его сын.

 

«Комсомольская Правда»: Спасский заявил, что с ним плохо обращались и пичкали снотворным

 

В опубликованном 17 августа интервью «КП» говорилось, что Борис Спасский в Париже находился фактически под домашним арестом. Шахматист сообщил, что жена Марина Щербачева отрезала его от мира, и ему пришлось бежать, говорилось в публикации.

 

«После инсульта я был отправлен в парижскую клинику, где со мной очень неважно обращались. Не хочу никого обвинять, но кто-то был заинтересован, чтобы вместо занятий по физиотерапии меня пичкали успокаивающимии снотворным», — цитировала газета слова Бориса Спасского. Как отмечалось в материале, шахматист рассказал, что когда его перевезли домой, сразу же изолировали от мира, отключив все телефоны и лишив доступа в интернет.

 

«Я умолял отправить меня в Россию, но никто не слышал. Я до сих пор не понимаю, кому это было нужно», — заявил Спасский, предположив, что возможно, у кого-то были меркантильные цели в случае его скорой смерти. Впрочем, обвинять Спасский никого не стал, отмечалось в статье.

 

«КП» шахматист рассказал, что он не мог сопротивляться, так как после инсульта не был способен даже ходить. «Из-за того, что они травили меня фармакологией, по телу пошли гнойники. Я медленно умирал», — цитировала газете его слова.

 

Как указывалось в статье, Спасский признался, что побег организовали его друзья. Так как у него исчезли все документы, «ребята» вынуждены были, вытащив его из дома и посадив в машину, довезти до российского посольства, где ему выдали одноразовый паспорт для въезда в Москву. На вопрос, навсегда ли он вернулся в Россию, шахматист ответил: «Надеюсь на это…»

 

Биография Бориса Спасского

 

Борис Спасский родился 30 января 1937 года в Ленинграде. Спасский является 10-м чемпионом мира по шахматам (1969-1972). В 1955 году получил титул международного гроссмейстера, в 1965 году стал заслуженным мастером спорта СССР. Борис Спасский — двукратный чемпион СССР (1961, 1973), чемпион мира среди юношей (1955).

 

За свою шахматную карьеру он был победителем более 20 крупных международных турниров, в том числе в Москва и Риге (1959), Мар-дель-Плата (1960), Белграде (1964), Сочи (1965, 1967), Гастингсе (1965/1966), Санта-Монике (1966), Бевервейке (1967), Сан-Хуане (1969), Лейдене и Амстердаме (1970), Ванкувере (1971), Бугойно и Монтилье (1978), Мюнхене и Монреале (1979), Бадене (1980), Линаресе (1983), Лондоне (1984).

 

С 1976 года после женитьбы на Марине Щербачевой Спасский проживал во Франции. Возглавлял сборную этой страны на Олимпиадах 1984 и 1986 годов, командном чемпионате мира-85.

 

Автор: NEWSru.com