Вертолеты, танки, системы ПВО

Какое оружие Россия поставит Сербии после истребителей МиГ-29

Кроме российских истребителей МиГ-29 Сербия в ближайшее время может получить 30 танков Т-72Б и столько же легких бронированных машин БРДМ-2. Также Россия продолжает обсуждать с Сербией договор о поставках зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) и радиолокационных станций (РЛС), отмечает главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов….
Поставка МиГ-29 в Сербию

Министр обороны РФ Сергей Шойгу прибыл с официальным визитом в Белград, где у него запланированы переговоры по вопросам военного и военно-технического сотрудничества с сербским коллегой Александром Вулиным. Шойгу уже анонсировал большую программу по военно-техническому сотрудничеству, отметив при этом, что шесть истребителей МиГ-29 были доставлены Россией вовремя, как и обещалось.

«Кроме МиГов мы еще подписались передать им на условиях дара 30 танков Т-72Б и столько же легких бронированных машин БРДМ-2. В случае с уже поставленными истребителями мы договорились по аналогичной схеме, но Белград обязался дополнительно оплатить российской стороне около 60 млн евро, за ремонт машин и их последующую доработку под экспортный облик», — комментирует ФБА «Экономика сегодня» эксперт.

Если бы контракт заключался на стандартных условиях, то шесть истребителей МиГ-29 обошлись бы Белграду в сумму около 600 млн евро, что для бюджета страны выглядит неподъемной сумма. Но получение самолетов для ВВС Сербии в последнее время являлось фактически вопросом национальной безопасности. К концу прошлого года, когда сразу четыре МиГа встали на плановый ремонт на аэродроме в Батайнице, Сербия осталась фактически без современной авиации и не могла обеспечивать в должной мере охрану своего воздушного пространства….
Системы ПВО и вертолеты

«Интерес сербских ВВС к российской военной техникой не исчерпывается МиГами. Ранее Белградом велись переговоры о закупке у нас зенитно-ракетных комплексов, РЛС и двух вертолетов МИ-17. Здесь надо понимать, что у Сербии военный бюджет небольшой, поэтому приобретать технику в большом количестве они себе позволить не могут. Одно время даже звучала информация о возможном приобретении ими наших систем С-300, но если и удастся достигнуть договоренности в этом вопросе, то С-300, вероятно, они получат из наличия.

Поставки вертолетов и систем ЗРК, скорее всего, будут согласованы в виде полноценных контрактов, а техника будет новой. Мы с Сербией старые партнеры, они нас и нашу технику хорошо знают, и большая часть их вооружений советского производства. Наше сотрудничество по линии ВТС выглядит вполне логичным, плюс ко всему мы поддерживаем очень тесные политические отношения, поэтому время от времени готовы предоставлять им свою продукцию на льготных условиях», — объясняет Андрей Фролов.

Среди современных средств ПВО, которые мы можем поставить Сербии, наиболее вероятными вариантами выглядят такие комплексы как «Бук», «Бук М2» и «Тунгуска». Но даже при заключении контракта мы можем поставить свои системы ПВО не ранее 2018 года, так как оборонные заводы имеют внутренние обязательства по перевооружению российской армию. Да и у Сербии пока нет денег на оплаты систем ПВО. По некоторым данным, сумма сделки по комплексам ПВО может составить не менее 500 млн евро.

Автор: Андрей Петров…
Источник: https://rueconomics.ru/

Президент Сербии принял делегацию из Пентагона

Двустороннее военное сотрудничество Сербии и США очень развито и является одной из лучших сфер взаимодействия двух государств. Об этом заявил президент Сербии Александр Вучич2 августа на встрече с делегацией Вооруженных сил США во главе с бывшим командующим сил НАТО в Европе Филиппом Бридлавом.
Как передал сербский канал РТС, в разговоре с американскими военными Вучич особо подчеркнул значимость визита высокой военной делегации США в Сербию, проходящего «в рамках непосредственного ознакомления с стратегическим военным окружением, в котором она будет выполнять новые задачи, потому что любой обмен мнениями способствует улучшению сотрудничества».
Во время разговора обсуждалась ситуация в регионе. Президент Вучич отметил, что мир и стабильность на Западных Балканах, а также экономический рост являются приоритетами сербской политики.
EADaily напоминает, что 2 августа в столице Черногории Подгорице премьер-министр Сербии Ана Брнабич встречается с вице-президентом США Майком Пенсом в рамках саммита Адриатической хартии. На повестке дня — вопросы укрепления «региональной, европейской и глобальной стабильности». Адриатическая хартия представляет собой программу, объединяющую балканские страны, которые стремятся к членству в НАТО. Сербия в Адриатической хартии имеет статус наблюдателя.
В июле с вице-президентом США Майком Пенсом встретился в Вашингтоне президент Сербии Александр Вучич. В разговоре с Вучичем Пенс отметил важность нормализации отношений Белграда и Приштины.

https://eadaily.com/ru/news/

Российский МиГ-29 опережал западные истребители на 10 лет вперед

Новости о скорой доставке из России шести МиГ-29 и принятии их на вооружение ВВС и ПВО армии Сербии послужили замечательным поводом, чтобы вспомнить, как бывшая Югославия покупала эти истребители.
Неделю назад была презентована очень интересная книга «МиГ-29 — наша история» Данко Бороевича, Драго Ивича и Желько Убовича, которые кропотливо описали, как истребители Миг-29 оказались у нас на вооружении, и обнародовали очень интересные и неизвестные прежде детали. В книге есть глава, где опытный пилот и генерал в отставке Бранко Билбия, который первым совершил вылет на МиГ-29, рассказывает, как эти истребители попали к нам на вооружение. Билбия рассказывает, что решение о покупке истребителей нового поколения было принято в начале 1985 года. Тогда его отправили в одну из стран Варшавского договора для оценки самолетов, необходимых для ВВС и ПВО. «Причиной для поездки и оценки типов самолетов послужило то, что у большей части наших МиГ-21 истек технический ресурс. Нужно было приобрести новый истребитель, который возместит недостаток самолетов в период до введения в оперативную эксплуатацию нового самолета, запланированного на 1995 год», — рассказывает генерал Билбия в книге. Он добавляет, что вскоре стало известно: надо совершить полет на МиГ-29, чтобы оценить его тактическо-технические характеристики и то, насколько он соответствует нашим потребностям. «Никто тогда в нашей стране ничего не знал об этом самолете, не знал, как он выглядит. МиГ-21 был самолетом второго поколения, а МиГ-29 — четвертого, что позволяло предполагать технологический скачок, к которому готовился и югославский ВПК», — сказал Билбия. Югославская делегация прибыла в Советский Союз в декабре 1985 года. «На следующий день после прибытия в Москву мы направились на военный аэродром в Кубинку. Нас привели в ангар, где представили выставку из нескольких типов самолетов с вооружением. Все модели были известны, кроме одной. Я сразу понял, что это и есть МиГ-29. Невероятный внешний вид самолета, совершенно новая конфигурация… С очень необычным воздухозаборниками, формой крыла…» — отмечает генерал Билбия. На страницах книги он также рассказал, что самолет выделялся радиолокационной системой нового поколения, по уровню не уступавшей французскому «Миражу-2000» и американскому F-16, которые использовались НАТО. Билбия отмечает, что особенной была и система оптического прицеливания, которая в комбинации с системой прицеливания в шлеме пилота позволяла запускать ракету к цели, даже если самолет не движется в ее направлении. «Тогда наши офицеры впервые увидели и ракету класса „воздух-воздух» К-77 дальностью 70 км, имеющую возможность комбинированного управления (инфракрасного, радарного, автономного)». Малоизвестно, что югославская делегация была единственной, которой тогда в СССР продемонстрировали новую ракету — в ходе дальнейших разработок она стала ракетой Р-77. Кстати, ее не показывали даже самым верным советским союзникам. В ходе полета на МиГе опытный пилот оценил его высоко. Генерал Билбия заявил тогда, что по характеристикам, которые он успел отметить во время полета, МиГ именно тот самолет, который необходим армии его страны. Донесение (бывшего тогда подполковником) Билбии было принято к сведению, и на основании его мнения, а также мнения других членов делегации руководство страны в середине 1986 года приняло решение о покупке самолетов МиГ-29. В общей сложности было приобретено 14 одноместных и два двухместных самолета. Цена составляла 15,9 миллионов долларов за «чистый» самолет, т.е. без вооружения. «Помню, что в то время цена „чистого» F-16 или „Миража-2000″ превышала 30 миллионов долларов. По всем донесениям того периода, а я подготовил их для всех иностранных самолетов, на которых летал, МиГ-29 обладал превосходящими конкурентов характеристиками и был дешевле. Так поступила первая эскадрилья МиГов, и по плану, если наш новый самолет все еще не будет готов, будет закуплена и вторая. Это позволило бы полностью контролировать и защищать воздушное пространство при использовании и других истребителей, которые у нас были до поступления нового самолета», — рассказал генерал Билбия в книге. Почему мы выбрали МиГ-29? В своем вступительном тексте к книге генерал Билбия пишет, что Югославия, нуждавшаяся в истребителе, который заполнил бы пустоту между МиГ-21 и новым самолетом, рассматривала F-16, «Мираж-2000», МиГ-29 и неудачный F-20. «Я свою работу выполнил профессионально, как опытный пилот, и я предложил, вне зависимости от чьих-то желаний, любви и ненависти, купить МиГ-29. Выдвинутые мною после полета аргументы подтверждали, что МиГ-29 на тот момент превосходил конкурентов. Уже на тот момент он был оборудован оптико-электронной прицельной системой, которую Запад скопировал и ввел в эксплуатацию только через 10 лет. К тому же МиГ-29 стоил меньше всех („чистым», без вооружений), и комплектующие для МиГ-21 в основном подходят и для МиГ-29», — написал Билбия. Автор: Андрей Млакар (Andrej Mlakar), Kurir, Сербия. Использован перевод «ИноСМИ.Ру».

«Российский Диалог»: https://www.rusdialog.ru/news/

Россия возвращается на Балканы

Россия поставит Сербии партию истребителей МиГ-29. Об этом сообщил в понедельник «Интерфаксу» заместитель директора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) Анатолий Пунчук.
«Поставка будет выполнена в марте-апреле следующего года», — уточнил Пунчук.
Ранее в СМИ сообщалось, что речь может идти о шести истребителях МиГ-29.
15 декабря агентство Associated Press сообщало со ссылкой на премьер-министра Сербии Александра Вучича, что Белград намерен закупить шесть МиГов. По мнению Белграда, это позволит повысить обороноспособность страны на фоне напряженности в отношениях с Хорватией, которая входит в НАТО.
Между тем, Сербия в последние годы заключила ряд соглашений с НАТО, которые ставят под вопрос её пророссийскую направленность. Можно говорить о дрейфе страны не только в сторону Евросоюза, но и в сторону Североатлантического альянса. Насколько правильно в условиях такой неопределённости вооружать сербскую армию?
— Я считаю, что это правильный шаг, — говорит ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров. – С одной стороны, мы таким образом поддерживаем Сербию. В первую очередь морально, поскольку 6 истребителей погоды не сделают, военный баланс на Балканах, а тем более в Европе в целом не изменят. Сербию сейчас, действительно, пытаются «дожать», заставить капитулировать. Если мы её оставим без поддержки, она может вступить в НАТО. Это будет национальным поражением, поскольку Сербия как бы признает, что все действия НАТО по расчленению Югославии, бомбардировки Белграда, судилище в Гааге – всё это было правильным. Сербы сами понимают, что, вступив в НАТО, они потеряют уважение не только в глазах международного сообщества, но и в своих собственных. Но при этом небольшой стране в центре Европы сложно в одиночку противостоять Западу. Нам надо и дальше поддерживать сербов.
Сейчас они вынуждены лавировать, чувствуют себя уязвимыми. Даже близкая им Черногория вступает в НАТО.
«СП»: — Каким образом, мы можем помочь?
— В 90-е годы Россия предлагала военный союз Сербии. Но тогда мы сами были в состоянии, мягко сказать, не лучшем. Поэтому Слободан Милошевич не решился на военный союз с нами. Возможно, это было ошибкой, поскольку размещение наших современных средств ПВО на Балканах могло бы заставить Запад отказаться от бомбардировок Сербии.
Мне кажется, сейчас неплохо бы вернуться к идее военного союза с Сербией. Нам весьма пригодилась бы военная база в этой дружественной стране. Если учесть, что у нас уже есть база в Сирии, мы таким образом с двух сторон как бы поставили заслон НАТО на южном направлении, если вдруг альянс решит воевать с нами. Этот союз с Сербией сильно затруднил бы операции альянса на Балканах и вообще в Средиземноморье.
«СП»: — Мы будем и дальше усиливать боеспособность армии Сербии?
— По крайней мере, это было бы крайне желательно. Причём, можно придумать какие-то льготные кредиты для Сербии, чтобы она могла покупать наше оружие. Придумать механизм о поставках ПВО. Может быть, это можно оформить как аренду, поскольку Сербия не имеет больших денег на оборону. Система ПВО в любом случае могла бы работать в наших интересах.
Ничего этого не делалось, пока противостояние с Западом не приняло уже практически открытую форму. Но лучше поздно, чем никогда.
«СП»: — Как отнесутся к этому соседи по Балканам, в частности Хорватия?
— Конфликт сербов и хорватов продолжается, то вспыхивая, то затухая, уже больше века. Конечно, сербы не могут простить хорватам того, что произошло в Сербской Краине. Поэтому конфликтов между Сербией и Хорватией в будущем нельзя исключать, независимо от того, будем ли мы поставлять оружие Белграду. Тем более что Евросоюз сейчас находится в неустойчивом положении. А Дональд Трамп, кстати, известен своими симпатиями к сербам. И если США и НАТО изменят политику на Балканах, ждать можно чего угодно. Лишняя авиация сербам не помешает.
— Опасности, что мы вооружаем будущего члена НАТО, нет, — считает руководитель Центра по изучению современного балканского кризиса Института славяноведения РАН Елена Гуськова. – У НАТО свои стандарты, и всех кандидатов в члены альянса они в любом случае перевооружают. Официально Сербия не раз заявляла о своём нейтралитете в военных вопросах. Однако ориентация на вступление в ЕС привела к тому, что Белграду пришлось с середины «нулевых» годов идти на множество уступок НАТО и Западу в целом. Сейчас Североатлантический союз фактически может располагать территорией Сербией. Это, конечно, не нравится гражданам Сербии и вызывает опасения у России.
«СП»: — Насколько сильны прозападные тенденции в самой Сербии?
— Последние опросы в Сербии показывают, что уже более половины граждан не хочет вступать даже в ЕС. Около 90 процентов – против вступления в НАТО. Поэтому сербское руководство сейчас в крайне сложном положении. Вся их политика уступок Западу не приближает их к ЕС, а теперь ещё и не поддерживается большей частью граждан. Сербы очень болезненно относились к выдаче своих генералов Гаагскому трибуналу. Сербии пришлось согласиться на проведение гей-парадов (притом, что это единственная европейская страна, где представителей ЛГТБ во время этих парадов избивали на улицах).
И самое главное, постепенно Сербию подводят к признанию Косова. Белградом подписано уже немало соглашений, которые де-факто признают независимость Косова.
Не удивительно, что партия премьер-министра Александра Вутича теперь не имеет большинства в сербском парламенте.
«СП»: — Стоит ли нам укреплять военное сотрудничество с Сербией на фоне неопределённости в стране?
— У нас, кстати, уже сейчас довольно тесные связи в военной сфере. Я удивляюсь, как терпит НАТО. Мы проводим совместные военные учения, ремонтируем старую и продаём новую технику сербам. Есть все предпосылки к тому, что скоро времена изменятся, и руководство Сербии будет больше согласовываться в своей политике с Россией. Что касается Хорватии, то вероятности конфликтов с Сербией я не допускаю. Поскольку уже и на Балканах понимают, что в отличие от 90-х годов, за Сербией реально стоит Россия. Раньше Россия занимала нейтральную позицию на Балканах, а теперь этот регион входит в зону её интересов.

https://news.rambler.ru/

Зачем России вечная «свадьба в Малиновке»?

Президент Сербии Томислав Николич согласился на просьбу премьер-министра Турции Ахмета Давутоглу посодействовать примирению с Россией. Это уже четвертый объявленный посредник, после президентов Алиева, Назарбаева, Лукашенко, тоже уверяющих, что у них с Турцией отличные отношения. Все может быть… Но вот куда побежал Янукович, когда его смел Майдан?
Между Россией и Турцией
Или в Азербайджане, Казахстане, Белоруссии, Сербии майданов не намечается? По мнению Запада, лидеры этих государств — это либо ближайшие союзники России, либо лично «симпатизирующие» Путину, либо слишком самостоятельные в принятии решений. Этого более чем достаточно для организации майдана. Не случайно президент Ильхам Алиев говорит о том, что против Азербайджана «объединились деструктивные силы на Западе».
«В Европе возрождаются фашизм, расизм, исламофобия, ксенофобия, антисемитизм. Конечно же, это силы, которые не хотят такого развития мусульманских стран. Поэтому они объединились против нашей страны», — цитирует выступление Алиева портал Sputnik.
Та же самая угроза нависла над Сербией — «агентом России на Балканах». Николич совершил демарш, приняв участие в Параде Победы в прошедшем юбилейном году, он отказывается вести страну в НАТО, жертвуя членством в ЕС, не хочет участвовать в санкционной войне против России. Если же говорить о Казахстане и Белоруссии, то это партнеры России по ЕАЭС, ОДКБ. Вашингтон спит и видит, как бы заменить «режимы» Назарбаева и Лукашенко на аналогичные современному киевскому.
Тогда вопрос. Может быть важнее поддерживать отличные отношения с Россией, а не с Турцией — членом НАТО? Надо понимать, что Турция, сбив российский самолет и не извинившись, по сути, объявила России войну. И если в случае тюркских лидеров поддержка Эрдогана «за спиной» России более или менее понятна, то позиция Лукашенко и Николича, лебезящих перед турками, — нет. Особенно позиция нашего союзника Александра Лукашенко. После инцидента с самолетом, он не только призвал Россию примириться «с дружественной нам Турцией», но и активизировал отношения с ней — было предложено заключить новый трехсторонний договор о сотрудничестве между Академией наук Белоруссии, Турецким исследовательским советом по науке и технологиям (TUBITAK) и Турецкой академией наук. И после этого с чистой совестью Лукашенко поехал в Москву просить кредиты.
Второй самый близкий друг России — Назарбаев. Он тоже сразу после инцидента с самолетом дает указание подписать договор о создании Консорциума по транспортировке грузов из Китая в Европу в обход России.
Этот проект учредила Турция, и логично было бы отсрочить его инициацию хотя бы на месяц, хотя бы на неделю. Но Назарбаев не решился или не захотел. А почему? А потому что Китай приучил к тому, что за этим могут последовать санкции. Так было сделано товарищем Си Цзиньпином в отношении Турции, когда Эрдоган сначала подписал договор о закупке китайских зенитных комплексов, а потом под давлением НАТО отказался. Что же Россия не приучает к такой реакции своих партнеров? А надо бы.
Многовекторность друзей России
Главный принцип внешней политики партнеров России — это многовекторность. Им она нужна, безусловно, но нужна ли она России, когда на карту поставлена судьба России в гибридной войне с Западом? Эр-Рияд собрал исламскую коалицию против ИГИЛ за несколько дней, то же самое касается коалиции Вашингтона. Вы говорите, там у них все проплачено? А Россия разве не «платит» Казахстану и Белоруссии преференциями в торговле, низкими ценами на сырье, кредитами и, наконец, тем, что в рамках ОДКБ российская армия всегда готова прийти на помощь?
Той же Сербии Россия ежегодно выделяет многомиллионные кредиты, страна имеет зону свободной торговли с РФ, ожидается резкий рост товарооборота за счет поставок из Сербии сельхозпродукции. Это прямая помощь местным фермерам. «РЖД Интернешнл» в настоящее время реализует в этой стране работы на сумму 940 миллионов долларов, из которых 800 миллионов — государственный экспортный кредит России.
То же самое — в отношении Азербайджана. КАМАЗ профинансировал и запустил на Гянджинском автозаводе сборочную линию, с которой ежегодно будет сходить до 1500 грузовиков. Российский «Газпромбанк» предоставил «Госнефтекомпании Азербайджана» кредит в 420 млн долларов для реализации проекта по строительству химического завода.
Скажете — это только бизнес, а политика политикой. А как тогда оценить действия Казахстана по тайным переговорам по вступлению в ВТО, в результате которых ввозные таможенные пошлины оказались почти в два раза меньше, чем в ЕАЭС? Казахстан теперь может зарабатывать на реэкспорте товаров. Это как называется по понятиям честного бизнеса, не говоря уже о честном политическом партнерстве?
В СМИ вы можете найти много сведений о том, что Украина ищет контакты в Казахстане и Белоруссии по реэкспорту российского сырья — газа и нефти. По словам вице-министра энергетики Казахстана Магзума Мирзагалиева, в 2025 году будет общий рынок ЕАЭС по газу, «и тогда мы сможем на границах не России, а Казахстана торговать с Украиной излишками». Батька, тот вообще прямо говорит Порошенко — «что ни попросишь, мы за час сделаем». И поставляет Украине нефтепродукты, вырабатываемые из российской нефти, оставляя у себя весь объем экспортных пошлин за нее.
Это преференция Белоруссии. Так почему бы не отменить ее? Или настоять на создании российской военной авиабазы в Белоруссии. Вам не надо? А нам надо. Не нравится? Ну, тогда давайте будем работать в рамках ВТО. Это отличная организация, где все давно унифицировано, — тарифы, регламенты, идет свободное перетекание капитала. Ах, Москве не нужны союзники? Так какие же вы союзники?
«В Кремле не выработано решение, как бороться с «многовекторностью» наших партнеров по ЕАЭС, — сказал Правде.Ру Алексей Бычков, руководитель департамента стран СНГ Института политических исследований. — С этим бороться необходимо. И необходимо поставить какой-то ультиматум: или мы работаем и развиваемся вместе, идем единым каким-то путем, или мы, соответственно, действуем по отдельности, как мы действовали ранее.
Это не для того, чтобы обидеть наших партнеров по Евразийскому экономическому союзу, а чтобы задуматься о том, действительно ли мы идем единым путем, или мы хотим так, как в том фильме — «Свадьба в Малиновке», власть поменялась — переоденемся. То есть, нужна жесткая позиция Москвы для выработки стратегии взаимодействия, не только с экономической точки зрения, но и с политической точки зрения «.

ЛЮБОВЬ ЛЮЛЬКО

Референдум в Республике Сербской может еще больше поссорить Россию и Запад

Новой ареной противостояния России и Запада становится Босния. Москва поддержала проведение в Республике Сербской (РС) референдума о фактическом выходе из системы боснийского правосудия. На Западе же его расценили как шаг к отделению РС, чтобы не допустить интеграции Боснии в Евросоюз и НАТО. С подробностями — корреспондент «Ъ» на Балканах ГЕННАДИЙ СЫСОЕВ.

В конце минувшей недели российский МИД назвал оправданным решение парламента входящей в состав Боснии Республики Сербской провести референдум о доверии системе правосудия в стране, призвав власти в Сараево к диалогу с боснийскими сербами и предупредив, что в противном случае стране грозит дестабилизация. Тем самым Москва однозначно поддержала решение президента РС Милорада Додика, который инициировал референдум о фактическом выходе из правовой системы Боснии.
Решение о проведении в сентябре референдума принял в середине июня парламент боснийских сербов. Вопрос, который предложили на него вынести, не оставляет сомнений в исходе волеизъявления: «Поддерживаете ли вы неконституционное и нелегитимное навязывание законов со стороны высокого представителя мирового сообщества в Боснии, особенно навязывание законов о суде и прокуратуре, и применение их решений на территории РС?»
В Сараево референдум расценили как удар по целостности страны. «Это самое серьезное нарушение Дейтонских соглашений. Додик уже почти десять лет своей риторикой и действиями дестабилизирует Боснию»,— заявил член президиума страны (выполняет функции коллективного президента) Бакир Изетбегович. Аналогичную позицию заняли ЕС и США, обвинив президента РС в «минировании европейского пути Боснии», посоветовав ему «не играть с огнем» и пригрозив негативными последствиями. При этом высокий представитель мирового сообщества в Боснии Валентин Инцко (играет роль своего рода верховного арбитра в стране) заверил, что действует строго в соответствии с отведенными полномочиями.
Москва же встала на защиту боснийских сербов. Российский посол в Сараево Петр Иванцов заявил, что никто не вправе игнорировать решение парламента РС, который представляет половину населения Боснии. «Роль мирового сообщества и высокого представителя не в том, чтобы навешивать ярлыки, а в том, чтобы способствовать межэтническому примирению»,— предупредил он. И вот теперь в защиту решения парламента РС выступил российский МИД.
Вопрос о референдуме в РС — уже второе за последний месяц серьезное расхождение между Россией и Западом по Боснии. В начале июля РФ наложила вето на британский проект резолюции по Сребренице, в котором убийство около 8 тыс. мусульман летом 1995 года названо геноцидом. После этого российский посол Петр Иванцов не поехал на траурные мероприятия по случаю 20-й годовщины трагедии в Сребренице (см. «Ъ» за 13 июля).
Эти расхождения стали проявлением глубинных разногласий между Россией и Западом относительно Боснии. В Брюсселе и Вашингтоне поддерживают интеграцию страны в ЕС и НАТО, для чего стараются повысить ее функциональность — сегодня Босния является, по сути, малоэффективной конфедерацией, состоящей из двух частей: мусульмано-хорватской федерации и РС. В Москве же евроатлантические перспективы Боснии не приветствуют и потому выступают за жесткое следование положениям Дейтонских соглашений, заложивших основу нынешней структуры власти в стране.
С учетом этого эксперты называют логичной поддержку Москвой нынешнего президента РС. «Додик явно действует в координации с Москвой и создает атмосферу, которая может поставить под вопрос само существование Боснии»,— считает один из ведущих балканских политологов Душан Янич. А по мнению Душана Симеоновича из белградского Форума по международным отношениям, «Россия стремится сохранить свое влияние на Балканах, и РС — подходящий инструмент для этого».
Впрочем, возможная ставка Москвы на Милорада Додика далеко не бесспорна. Во-первых, лидер РС уже десяток раз грозился провести референдум, в том числе и о выходе из Боснии, но все эти угрозы повисали в воздухе. Во-вторых, господин Додик не может действовать без оглядки на «старшего брата» — Белград. А премьер Сербии Александр Вучич, выступающий за интеграцию в ЕС, посоветовал ему на днях еще раз хорошенько взвесить решение о проведении референдума.

Газета «Коммерсантъ»