До конца существования Украины осталось совсем немного

Хотелось бы напомнить некоторым скептикам о заявлении главы ДНР Александра Захарченко, сделанном в первый день торговой блокады.
«Сейчас пошёл отсчёт. Каждый день — это тот гвоздь, который вбивается в крышку гроба страны, которая называлась раньше Украина. Максимум 60 дней — и государство практически перестанет существовать», — заявил Захарченко.
Любителям прицепиться к словам также посоветую обратить внимание на слово «практически» и понять, что Украина так быстро не развалится, как вы мечтали три года назад.
Нынешняя Украина — это своего рода старенький и некогда востребованный Запорожец с неисправным генератором, который может протарахтеть на заряде аккумулятора ещё достаточно долгое время. Особенно, если отключить фары, что, собственно, сейчас и происходит с украинской энергетикой, а Минэнерго подтвердил готовность остановить 4 ТЭС. Запорожец, конечно, до Европы не докатится, а вот как можно дальше от России отъедет и заглохнет. Когда кому-то из сопровождающего Запорожец эскорта покажется, что Горбатый откатился не достаточно далеко, ему предложат «прикурить» от другого аккумулятора (транша МВФ) и ещё немного проехаться.
Однако, что делать, если экономику страны таким образом реанимировать не удаётся, а «прикуриватель» иногда сбоит? Недавний отказ МВФ в очередном транше вынуждает Нэньку на совсем сумасшедшие поступки. И не беда, что транш одобрен и выдан. Отказаться от задуманных «распилов» уже нет возможности.
Более символичный аналог украинскому кризису придают недавние слухи о том, что украинский крейсер под названием «Украина» может быть продан. Весь символизм заключается в том, что и страна, и одноимённый крейсер являются недостроенными, а продать их обоих как готовое изделие не получится. Так что обе Украины приходится пилить на части. Крейсер идёт на металлолом, а страна на регионы.
Но вернусь к базовой теме и напомню, что после заявления Захарченко прошла всего половина срока, а за это время начали закрываться градообразующие предприятия Украины.
Количество крупных предприятий, пострадавших от блокады, уже перевалило за отметину 150, а число мелких и средних приближается к 1000. Такими темпами Украина вскоре лишится около полумиллиона рабочих мест.
К примеру, в Днепропетровской области закрыт металлургический комбинат, что оставило без работы почти 11 тыс. человек. Днепровский металлургический комбинат — это огромная махина, которая располагается в Днепродзержинске и, по сути, является городом в городе. Причина закрытия комбината кроется в блокаде Донбасса, ведь на предприятие не поставляется жизненно необходимый кокс.
В стране назревают стихийные социальные бунты, которые пока проводятся на предприятиях, лишённых рынков сбыта в России. Переориентировать предприятия на рынки ЕС не получается, т.к. украинские товары больше никому не нужны, и приходится работать на внутренний рынок, который не способен обеспечить необходимое количество рабочих мест.
Количество производимых товаров уменьшаются в десятки раз, а вместе с товарами уменьшаются рабочие места и зарплаты. В этой перспективе совсем недавно обеспокоились заводы Запорожской области и потребовали на митинге нормальной работы предприятий, которая невозможна без сотрудничества с Россией. Не исключено, что митингующие предприятия вскоре объявят сепаратистами и террористами, а их управленцев отвезут в подвалы СБУ для допроса.
Но чего там допрашивать — люди просто хотят работать, и им плевать, куда там стремится Петя и кто там у него агрессор. Народу главное — работать и не думать, где искать пропитание.
Украинцев скоро доведут до ручки, и они совсем выйдут из себя. Предел терпения украинцев приближают не совсем приятные новости, которые уже просто не могут скрывать продажные телеканалы Украины.
За последний месяц у меня волосы ставали дыбом, хоть я и живу в ДНР, и меня это вроде как уже давно не касается. Могу себе представить, что чувствуют здравомыслящие украинцы, когда их патриоты обстреливают иностранные консульства из гранатомёта, замуровывают иностранные банки и убивают иностранных политических эмигрантов. Короче, дипломатия на высшем уровне, а СМИ пытаются всё обставить как российскую агрессию или борьбу с ней.
К примеру, случай на складах в Балаклеи украинские СМИ объяснили происками Кремля, но на самом же деле нужно было списать распроданный военный резерв, который Укроборонпром распродавал на чёрном рынке оружия.
Если внимательно следить за происходящим, то складывается впечатление, что украинская власть намеренно разваливает страну и не просто хочет её разграбить, а именно уничтожить страну вместе с её населением.
И не стоит сейчас вертеть пальцем у виска. Я вовсе не перегибаю, а делаю выводы. Вот что, например, творится с атомными электростанциями, которые получают неподходящее для них топливо? Казалось бы, чего тут страшного, ну работают ведь.
Здесь можно вернуться к аналогии с Запорожцем, который рассчитан на бензин марки 80. А если в Горбатого залить 92-й, то он будет ходить не так шустро, начнёт перегреваться и однажды сдохнет. Эту проблему, конечно, можно решить модернизацией двигателя, но выйдет дороже. Такая же ситуация с АЭС — в них пихают совсем не то топливо, а денег на модернизацию нет и не будет. Кстати, если в Горбатого залить дизель, то ситуация будет ещё печальней, и после такого издевательства над техникой её просто придётся отвезти на металлолом.
Однако, это просто автомобиль, который не взорвётся от неправильного бензина. А вот, что в таком случае будет с АЭС, страшно представить.
И это всё далеко не единственные итоги первой половины отведённого Захарченко времени. Дальше проблемы будут нарастать, и сегодняшние события могут показаться мелочью. Украина теряет не только территориальный суверенитет, а уже окончательно утратила экономический. Если экономика и дальше не будет постоянно поддерживаться денежными траншами, и Украину заставят выплатить долг России, то придётся объявлять дефолт.
Уже сегодня от Украины отворачиваются остатки иностранных инвесторов, которые осведомлены о приближающемся экономическом бедствии. Государство всё стремительнее теряет государственность и почему-то считается с вооружёнными преступниками.
А тем временем Донбасс срастается с Россией, и плевать он хотел на украинские процессы. Главное — своих земляков защитить. «Обнищавший» в результате блокады Донбасс почему-то находит средства для лечения, обучения и материальной помощи проживающим на подконтрольной Украине территории жителям. Которые вроде бы являются украинскими налогоплательщиками, и только Украина обязана ими заниматься.+
Так что, кто действительно заботится о своих гражданах и кто тут действительно террорист, предельно ясно. С такой «заботой» существованию Украины осталось ещё меньше времени, и она вот-вот окончательно развалится. Так что, Донбасс прорвётся!

Автор: Алексей Гумилёв
http://geo-politica.info/

Российский МиГ-29 опережал западные истребители на 10 лет вперед

Новости о скорой доставке из России шести МиГ-29 и принятии их на вооружение ВВС и ПВО армии Сербии послужили замечательным поводом, чтобы вспомнить, как бывшая Югославия покупала эти истребители.
Неделю назад была презентована очень интересная книга «МиГ-29 — наша история» Данко Бороевича, Драго Ивича и Желько Убовича, которые кропотливо описали, как истребители Миг-29 оказались у нас на вооружении, и обнародовали очень интересные и неизвестные прежде детали. В книге есть глава, где опытный пилот и генерал в отставке Бранко Билбия, который первым совершил вылет на МиГ-29, рассказывает, как эти истребители попали к нам на вооружение. Билбия рассказывает, что решение о покупке истребителей нового поколения было принято в начале 1985 года. Тогда его отправили в одну из стран Варшавского договора для оценки самолетов, необходимых для ВВС и ПВО. «Причиной для поездки и оценки типов самолетов послужило то, что у большей части наших МиГ-21 истек технический ресурс. Нужно было приобрести новый истребитель, который возместит недостаток самолетов в период до введения в оперативную эксплуатацию нового самолета, запланированного на 1995 год», — рассказывает генерал Билбия в книге. Он добавляет, что вскоре стало известно: надо совершить полет на МиГ-29, чтобы оценить его тактическо-технические характеристики и то, насколько он соответствует нашим потребностям. «Никто тогда в нашей стране ничего не знал об этом самолете, не знал, как он выглядит. МиГ-21 был самолетом второго поколения, а МиГ-29 — четвертого, что позволяло предполагать технологический скачок, к которому готовился и югославский ВПК», — сказал Билбия. Югославская делегация прибыла в Советский Союз в декабре 1985 года. «На следующий день после прибытия в Москву мы направились на военный аэродром в Кубинку. Нас привели в ангар, где представили выставку из нескольких типов самолетов с вооружением. Все модели были известны, кроме одной. Я сразу понял, что это и есть МиГ-29. Невероятный внешний вид самолета, совершенно новая конфигурация… С очень необычным воздухозаборниками, формой крыла…» — отмечает генерал Билбия. На страницах книги он также рассказал, что самолет выделялся радиолокационной системой нового поколения, по уровню не уступавшей французскому «Миражу-2000» и американскому F-16, которые использовались НАТО. Билбия отмечает, что особенной была и система оптического прицеливания, которая в комбинации с системой прицеливания в шлеме пилота позволяла запускать ракету к цели, даже если самолет не движется в ее направлении. «Тогда наши офицеры впервые увидели и ракету класса „воздух-воздух» К-77 дальностью 70 км, имеющую возможность комбинированного управления (инфракрасного, радарного, автономного)». Малоизвестно, что югославская делегация была единственной, которой тогда в СССР продемонстрировали новую ракету — в ходе дальнейших разработок она стала ракетой Р-77. Кстати, ее не показывали даже самым верным советским союзникам. В ходе полета на МиГе опытный пилот оценил его высоко. Генерал Билбия заявил тогда, что по характеристикам, которые он успел отметить во время полета, МиГ именно тот самолет, который необходим армии его страны. Донесение (бывшего тогда подполковником) Билбии было принято к сведению, и на основании его мнения, а также мнения других членов делегации руководство страны в середине 1986 года приняло решение о покупке самолетов МиГ-29. В общей сложности было приобретено 14 одноместных и два двухместных самолета. Цена составляла 15,9 миллионов долларов за «чистый» самолет, т.е. без вооружения. «Помню, что в то время цена „чистого» F-16 или „Миража-2000″ превышала 30 миллионов долларов. По всем донесениям того периода, а я подготовил их для всех иностранных самолетов, на которых летал, МиГ-29 обладал превосходящими конкурентов характеристиками и был дешевле. Так поступила первая эскадрилья МиГов, и по плану, если наш новый самолет все еще не будет готов, будет закуплена и вторая. Это позволило бы полностью контролировать и защищать воздушное пространство при использовании и других истребителей, которые у нас были до поступления нового самолета», — рассказал генерал Билбия в книге. Почему мы выбрали МиГ-29? В своем вступительном тексте к книге генерал Билбия пишет, что Югославия, нуждавшаяся в истребителе, который заполнил бы пустоту между МиГ-21 и новым самолетом, рассматривала F-16, «Мираж-2000», МиГ-29 и неудачный F-20. «Я свою работу выполнил профессионально, как опытный пилот, и я предложил, вне зависимости от чьих-то желаний, любви и ненависти, купить МиГ-29. Выдвинутые мною после полета аргументы подтверждали, что МиГ-29 на тот момент превосходил конкурентов. Уже на тот момент он был оборудован оптико-электронной прицельной системой, которую Запад скопировал и ввел в эксплуатацию только через 10 лет. К тому же МиГ-29 стоил меньше всех („чистым», без вооружений), и комплектующие для МиГ-21 в основном подходят и для МиГ-29», — написал Билбия. Автор: Андрей Млакар (Andrej Mlakar), Kurir, Сербия. Использован перевод «ИноСМИ.Ру».

«Российский Диалог»: https://www.rusdialog.ru/news/

«Турция должна заплатить за С-400 сполна»

Каковы перспективы военно-технического сотрудничества Москвы и Анкары

Резкие повороты в отношениях России и Турции затрагивают в том числе и сферу военно-технического сотрудничества. На фоне предстоящего визита в Россию президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана «Лента.ру» побеседовала c директором Центра анализа стратегий и технологий Русланом Пуховым, соредактором недавно вышедшей в свет книги «Турецкая военная машина: сила и слабость».
Руслан Пухов
«Лента.ру»: Какие направления в сфере ВТС с Турцией перспективны не на словах, а реально? Есть ли готовые образцы вооружений и военной техники, сделки по которым могут быть быстро заключены при согласии сторон?
Пухов: Турция не относится к числу крупных импортеров российских вооружений, но опыт военно-технического сотрудничества с этой страной есть. Обычно наиболее вероятны закупки систем вооружений и техники, которые уже поставлялись в данную страну. В случае с Турцией это транспортно-десантные вертолеты семейства Ми-17 и противотанковые ракетные комплексы «Корнет-Э». Высокая конкурентоспособность российских систем ПВО, причем не только ЗРС большой дальности, создает благоприятные условия для сотрудничества в этом сегменте, хотя ранее Анкара средства противовоздушной обороны в Москве не приобретала.
Вообще, учитывая амбиции Турции в оборонной промышленности, наиболее перспективным представляется реализация совместных проектов. Однако для этого, естественно, должны сложиться соответствующие политические условия, которые на сегодня, в обстановке высокой волатильности в двусторонних отношениях, отсутствуют. Но ситуация меняется, на фоне постепенного дрейфа Турции в сторону от ее западных партнеров и союзников шансы на интенсификацию российско-турецкого военно-технического сотрудничества повышаются.
Как тогда сбалансировать «треугольник интересов» из потребности турецких военных в современном вооружении, готовности России передавать те или иные образцы Турции, а также мнения США как ведущего военного союзника Турции?
Турция проводит относительно независимую военно-техническую политику, так что вместо американского мнения я бы скорее подставил в этот треугольник фактор интересов быстрорастущей турецкой оборонной промышленности. Но главную роль в принятии решения о заключении по-настоящему крупных контрактов на такие чувствительные системы вооружений, как ЗРС большой дальности, будет играть политика. Вообще, закупки боевых авиационных комплексов и систем ПВО большой дальности — это всегда прежде всего политика, а только потом военные, технологические и финансовые соображения. Если принципиальное политическое решение принято, баланс остальных интересов будет найден.
Что представляет собой сегодня турецкая военная машина
Однако история российско-турецкого ВТС не дает оснований для чрезмерного оптимизма. Достаточно вспомнить эпопею с продвижением в Турцию российско-израильского боевого вертолета Ка-50-2. С другой стороны, в жизни все когда-то происходит в первый раз. Малайзийский контракт на МиГ-29, заключенный в 1994 году, или закупки российских вооружений новым иракским правительством — тому свидетельство. А если контракт на С-400 подпишут, это будет означать тектонический сдвиг на мировом рынке вооружений.
Как вы расцениваете риски возможной передачи такой техники, как С-400, Турции, отношения с которой выписывают сложные кривые от партнерства до враждебности? Какие можно предположить механизмы гарантирования и страховки российских интересов вокруг этой сделки?
ЗРС С-400 разрешена к экспорту, а Турция входит в число государств, с которыми ВТС разрешено. Соответственно, при составлении обоих этих списков — а в их согласовании участвуют все заинтересованные министерства и ведомства — риски уже учтены. В текущем году начнутся поставки С-400 стартовому экспортному заказчику — КНР. Понятно, что передача этой системы в страну, являющуюся членом агрессивного блока НАТО, несет определенные риски. Но коммерческие и политические выгоды от сделки, если она состоится, перевесят эти риски.
Российско-турецкие отношения действительно нестабильны, но сама по себе такая сделка послужила бы их стабилизации. Тем не менее очень не хотелось бы, чтобы ради доклада высшему политическому руководству или ради формального наполнения портфеля заказов Россия пошла бы на коммерческие уступки Анкаре, например поставила бы системы в кредит или со значительным офсетным обременением. С-400 от отсутствия заказов не страдает, и Турция должна заплатить за нее сполна.
Как можно оценить потенциал гипотетического офсета для возможной сделки по С-400?
Напомню, что Россия уже принимала участие в турецком тендере на ЗРС большой дальности, когда победителем сначала объявили Китай, а затем в чисто турецкой манере результаты конкурса были аннулированы. В рамках этого конкурса специалисты «Рособоронэкспорта» подготовили пакет офсетных предложений. У РОЭ большой опыт подготовки и реализации офсетных предложений. Исходя из практики, можно предположить, что это может быть сотрудничество в космосе. В отношениях конкретно с Турцией есть сельскохозяйственная и энергетическая повестка, и, конечно, Россия может задействовать такой мощный инструмент, как туризм.
Стоит отметить, что в Турции создана неплохая радиоэлектронная промышленность, так что локализация производства некоторых элементов систем ПВО возможна.
Насколько немыслимой выглядит закупка Россией тех или иных образцов ВиВТ в Турции при условии весомого политического решения на этот счет? Что турецкий ВПК мог бы дать нашей армии?
В теории Турция могла бы выступить провайдером по передаче в РФ ряда военных технологий или систем западного происхождения, ныне санкционных. В первую очередь, например, электронно-оптических и тепловизионных систем той же Aselsan, или возможно, какой-то элементной базы военной электроники. Но с учетом того, что турецкая военная промышленность сама серьезно зависит от западных комплектующих и лицензий, неясно, насколько на это готова пойти турецкая сторона. Кроме того, после истории с ДВКД типа Mistral российские военные, видимо, надолго приобрели идиосинкразию к закупкам западных систем.

Беседовал Константин Богданов

Японцы устали от Курил

Визит в Москву японского премьер-министра Синдзо Абэ в конце апреля не вызвал ажиотажа ни в российских, ни в японских медиа — в отличие от прошлогоднего визита в Японию президента Владимира Путина, от которого ожидали некоторых «прорывных» решений.
Апрельская поездка японского премьера в Москву рассматривалась как очередной раунд длительного диалога на высшем уровне, посвященный обсуждению рабочих вопросов.
Соответственно, в этот раз не было ни предварительных консультаций, которые были бы окутаны завесой тайны, ни драматически закрученной интриги с неизвестным финалом.
Тем, кто следит за этими переговорами, очевидна присущая им определенная асимметричность позиций и интересов их участников. С одной стороны, для японского политического истеблишмента в центре дипломатической игры был и остается вопрос о территориальном разграничении на Курильских островах, который с японской стороны выглядит как проблема утраченных в результате войны с Советским Союзом в 1945 году «северных территорий».
Даже если это и не произносится вслух, в сознании японских политиков присутствует негласная увязка любых предпринимаемых шагов с решением «территориального вопроса» в таком формате, который устроил бы представителей основных политических сил в Японии.
Проблема территориального размежевания с Японией в глазах Москвы, в свою очередь, выглядит решенной ходом истории, так что речь может идти только об условиях использования (в том числе совместного) тех или иных территорий без изменения статус-кво в отношении суверенного контроля над ними.
Дальнейшее развитие отношений с Японией Москва видит в расширении контактов и обменов — экономических, гуманитарных и даже военных, но без увязки с какими-либо политическими условиями или обязательствами со стороны России.
В том числе это относится к экономическим проектам и сделкам, которые Москва рассматривает как чисто коммерческие предприятия, не являющиеся ни помощью России, ни политическими шагами навстречу ей со стороны Японии. Не говоря уже о том, чтобы рассматривать предлагаемые планы «содействия» как своего года авансовый платеж за будущие политические уступки.
Скорее, наоборот, участие японских компаний в хозяйственной деятельности на российской территории видится Москве как результат собственной доброй воли в виде предоставления соседям доступа к использованию российских природных и человеческих ресурсов.
Основной интерес Москвы лежит скорее в политической области.
От Токио ей нужно в первую очередь более или менее открытое признание новых мировых реалий — крушения той модели миропорядка, при которой роль разработчика и толкователя правил игры в мировой политике принадлежала США и проатлантически настроенной части европейских элит.
Соответственно, российское руководство хотело бы, чтобы своими действиями Япония продемонстрировала, что признает за ним право действовать в международной политике в соответствии с его собственными представлениями о справедливости и легитимности, в том числе без оглядки на позицию японского партнера по военно-политическому альянсу.
Именно эта асимметрия взглядов и интересов двух сторон применительно к диалогу на высоком уровне существенно ограничивает и его возможности, и его текущий эффект. Да, сам факт такого диалога важен, причем для обеих сторон. Он придает им (в том числе, в их собственных глазах) большую значимость в качестве субъектов, а не объектов мировой политики; способствует демонстрации лидерских качеств и позволяет лишний раз заявить свои позиции по проблемам национального и глобального масштаба.
Однако по мере накопления опыта и продолжительности такого диалога связанные с ним ожидания неизбежно уменьшаются, закономерно снижая при этом и интерес к нему со стороны медиа и экспертного сообщества.
Судя по всему, нынешний японский премьер уже начинает ощущать на себе негативные последствия такого рода усталости общественности от перманентных обещаний результатов, которые все больше кажутся малозначимыми или даже вовсе эфемерными. Критические высказывания в адрес его дипломатии на российском направлении стали звучать чаще, хотя и в аккуратной форме.
Руководители компаний намекают, что по политическим соображениям от них требуют продемонстрировать гораздо больший интерес к российским проектам, нежели тот, что может быть оправдан их долгосрочными бизнес-стратегиями. Политические обозреватели делают акцент на том, что позиция российского руководства по наиболее важным для японского общественного мнения вопросам, если и изменилась, то не в благоприятную для Японии сторону.
«Личная» дипломатия, в эффективность которой Абэ публично никогда не сомневался, очевидно, проявляет свою ограниченность. В отношении президента Путина претензии Абэ на личные и доверительные отношения (нехарактерные для японской дипломатии «простые» обращения, публичные заверения в неформальной дружбе и др.), как и предсказывали эксперты, не привели к каким-либо существенным изменениям в позиции российского президента по принципиальным вопросам.
Однако дело не только в чрезмерном упоре на личные отношения, роль которых в международной политике не стоит переоценивать. Нельзя не видеть, что и объективная заинтересованность Москвы в дальнейшем «торге» с Японией продолжает снижаться.
Политическо-экономическая мотивация – преодоление воздействия западных санкций – постепенно уменьшается. Санкции коллективного Запада против России в ключевых для России областях понемногу размываются и так, без особых маневров с Японией. Поставки российского природного газа в Европу прошедшей зимой достигли исторических максимумов.
Подготовительные работы по проекту «Северный поток-2» продолжаются, несмотря на протесты Польши и стран Балтии: совсем недавно, в конце апреля, «Газпром» объявил о подписании соглашения с пятью западными компаниями о финансировании 50% предполагаемых затрат на строительство (€9,5 млрд) и рассчитывает завершить его уже к 2019 году.
Периодически «пробрасывается» информация о возможности реанимации проекта «Южный поток», а перспективы «Турецкого потока» выглядят все более реальными.
Все это уже привело к тому, что необходимость скорейшего наращивания поставок российского газа в восточном (азиатском) направлении воспринимается как менее настоятельная.
Соответственно, политическое давление в направлении настойчивого «окучивания» японского и китайского бизнеса с прицелом на форсированный «разворот на Восток» в последнее время явно ослабло.
Экономическая заинтересованность российского руководства во встречных шагах японского бизнеса также достаточно ограничена. Возможности сотрудничества, в частности на российском Дальнем Востоке, не таковы, чтобы сотворить новое «экономическое чудо», а действенность ограниченных финансовых инъекций японского капитала не сравнима с масштабом проблем, которые могут быть решены только путем фундаментального оздоровления российского экономического механизма.
В этих условиях дальнейшее сближение позиций России и Японии по основным проблемам, которые реально разделяют политиков и общественность двух стран, возможно только в длительной перспективе и на основе широкого диалога, с учетом всех осложняющих его обстоятельств и объективных сложностей.

ttps://news.rambler.ru/

Аналитики назвали три самых «экономных» авто на рынке России

По словам экспертов автомобильного рынка, самыми выгодными машинами для жителей страны по стоимости покупки и дальнейшего обслуживания являются Lada Granta, Renault Logan и Ravon R2, сообщили «Автоновости дня».
Lada Granta с восьмиклапанным двигателем объема 1,6 литров в 87 лошадиных сил обойдется в 329,9 тысяч рублей. Автомобиль будет потреблять около 6, литров бензина на 100 километров. Ее легко обслуживать в любом автосервисе, а запчасти продаются везде и стоят недорого.
Любители иномарок оценят Renault Logan с минимальной стоимостью 429 тысяч рублей. Машина отличается более высоким уровнем комфорта и качеством сборки, при недорогих запчастях, достаточной надежности и выносливости.
Еще больше комфорта за небольшие деньги обеспечит новинка прошлого года — бюджетный хетчбэк Ravon R2. Автомобиль стоимостью в 439 тысяч рублей обладает полноценной автоматической трансмиссией, мотором 1,25 литра, потребляет немногим более восьми литров топлива на сотню километров при городской езде.
Недавно аналитики «Альфастрахования» составили рейтинг автомобилей, которые наиболее невыгодны страховщикам.

https://news.rambler.ru/auto/

Кому топить Донбасс

Почему ДНР и ЛНР могут полностью перейти на российский баланс
Отключение ЛНР от электроснабжения и угроза «водной блокады» могут привести к полному разрыву хозяйственных связей между Украиной и территориями Донбасса, которые не контролирует Киев. В такой ситуации, чтобы избежать гуманитарной катастрофы на территориях, которые считаются пророссийскими, России придется делать непростой выбор: взять самопровозглашенные республики на баланс или ускорить выполнение минских соглашений, которые предполагают больше ответственности Киева за будущее ЛНР и ДНР.
Сразу после отключения Украиной от электричества ЛНР — формально за долги — снабжение этой территории взяла на себя Россия. Такое решение заявлено как гуманитарная миссия, и вполне обоснованно. Раз уж Россия поддерживает самопровозглашенные народные республики, вряд ли она может спокойно наблюдать, как люди там сидят без света, и делать вид, что ее это не касается. К тому же о такой помощи ее просили и международные гуманитарные организации.
Поставки электроэнергии из России в самопровозглашенную Луганскую народную республику, скорее всего, будут списываться на технологические потери Федеральной сетевой компании (ФСК), входящей в «Россети». Из-за увеличения этих потерь повысят тарифы для российских производителей. Те, в свою очередь, скорее всего, заложат это повышение тарифа в стоимость своей продукции.
Этот процесс перекликается с идеей «налога солидарности на Крым», которая обсуждалась летом 2014 года, на пике патриотической эйфории после присоединения полуострова. Однако даже тогда российское общество встретило эту инициативу негативно, и от нее пришлось отказаться, даже не внося инициативу в Госдуму. С тех пор прошло три года жизни под санкциями, что вряд ли добавляет народу энтузиазма. Более того, оплата электроэнергии самопровозглашенной республики происходит на фоне митингов в России против повышения тарифов на услуги ЖКХ.
Электричества и денег у России на ЛНР, несомненно, хватит. Но проблема в том, что электричеством дело может не ограничиться.
Если не будет найдено решение конфликта на востоке Украины по существу, Россия будет вынуждена брать на себя все больше ответственности за самопровозглашенные республики. Или стать «соавтором» гуманитарной катастрофы практически в центре Европы. Все равно в глазах мирового сообщества ДНР и ЛНР — это именно «российский проект».
По минским соглашениям, ЛНР и ДНР должны интегрироваться в состав Украины — хотя и на условиях серьезной автономии. При этом экономические связи между Киевом и самопровозглашенными республиками рушатся прямо на глазах. ЛНР и ДНР не проводят выборы по украинским законам, Киев не признает эти территории и не объявляет амнистию.
Война в Донбассе идет три года, но Украина до недавнего времени получала уголь из того же Луганска, а потом отправляла туда электричество. Сейчас же отчуждение ЛНР и ДНР от украинской экономики очевидно ускорилось. Причем процесс идет с обеих сторон: народные республики отказались поставлять Украине уголь и явочным порядком национализировали украинские предприятия, киевские власти под давлением радикалов устроили экономическую блокаду ЛНР и ДНР.
Не исключено, что России вслед за газом и электроэнергией придется как-то решать проблемы снабжения ЛНР и ДНР и водой, причем в самое ближайшее время. 26 апреля глава минэнерго Украины Игорь Насалик сообщил о возможной остановке поставок воды, так как оплата за нее тоже не поступает.
Разрыв хозяйственных связей между Украиной и народными республиками обостряет ситуацию едва ли не сильнее, чем боевые действия или недавняя история с подрывом на фугасе в ЛНР машины с миссией ОБСЕ.
Причем радикальный выбор в Донбассе придется делать не только Киеву, но и Москве. Для России это выбор из трех основных вариантов.
Первый — признать ЛНР и ДНР независимыми государствами. В таком случае они все равно будут полностью финансово и экономически зависимы от Москвы, причем обходиться будут хотя бы в силу размеров дороже, чем, например, Южная Осетия. Второй сценарий — интегрировать самопровозглашенные республики в Россию — с новым витком эскалации конфликта с Западом и новыми санкциями.
Есть и третий вариант — форсировать выполнение минских соглашений. Это тоже непросто, учитывая принципиально разные позиции участников этого процесса и тот факт, что ЛНР и ДНР считают Москву фактически единственным союзником, на которого можно положиться.
Поддерживать Донбасс в состоянии «ничейной земли» становится все труднее. Замороженного конфликта не получается, он развивается по своим внутренним законам.
При этом бесконечные споры о последовательности шагов в рамках минских соглашений и о том, кто за что отвечает, наложились на элементарную необходимость миллионов людей в Донбассе хоть как-то зарабатывать себе на жизнь. Этим людям нужны еда, вода, свет в домах, источники доходов. Геополитика сама по себе не кормит.
Никакие частные инвестиции в эти территории, существующие в условиях тлеющего конфликта, по понятным причинам пока невозможны. Украина не хочет больше снабжать свои регионы, над которыми не имеет политического контроля и не знает, как его восстановить. Руководство народных республик все сильнее привыкает к мысли об экономическом отделении от Украины. Любое решение России в этих условиях становится дороже с каждым днем — в буквальном смысле этого слова.

https://www.gazeta.ru/

Бескорыстный мотив

Что известно о самом загадочном уголовном процессе — деле генерала Сугробова
Близится к развязке судебный процесс над предполагаемыми участниками преступной группировки, действовавшей в управлении экономической безопасности и противодействия коррупции МВД под руководством начальника главка генерала Дениса Сугробова. На скамье девять подсудимых, которые, по версии следствия, фабриковали уголовные дела в отношении чиновников и предпринимателей. Также им вменяют провокацию к даче взяток. «Лента.ру» вспомнила ключевые моменты расследования этого громкого дела, ставшего результатом межведомственной борьбы силовых структур.

Ради чего нарушали закон
Помимо приговора Сугробову и прочим фигурантам расследования, суд должен принять еще одно решение: о виновности бывшего заместителя главка Бориса Колесникова, погибшего 16 июня 2014 года в здании Следственного комитета, куда его привезли на допрос. Родственники Колесникова отказались от прекращения дела в связи со смертью (это не реабилитирующее основание —прим. «Ленты.ру»), желая добиться в суде его оправдания.
На скамье подсудимых — бывший руководитель управления «Б» в антикоррупционном главке МВД Салават Муллаяров, шесть оперативников (Сергей Пономарев, Иван Косоуров, Виталий Чередниченко, Евгений Шерманов, Сергей Борисовский и Андрей Назаров) и предприниматель Игорь Скакунов. Им вменяют организацию и участие в организованном преступном сообществе (статья 210 УК РФ), превышение должностных полномочий (статья 286 УК РФ) и провокацию к взяткам (статья 304 УК РФ).
Всего обвиняемым инкриминируется 21 преступный эпизод. Потерпевшими признаны 30 человек, 13 из них заявили иски о взыскании с подсудимых в общей сложности 218 миллионов рублей, но в конце судебного процесса свои материальные претензии отозвали.
Судебный процесс объявляется закрытым — в связи с наличием на материалах дела грифа «совершенно секретно». Генпрокуратура мотивировала решение тем, что могут быть разглашены методы оперативной работы и личные данные сотрудников МВД, составляющие государственную тайну.
Скупую информацию о происходящем на процессе сообщал прессе адвокат Сугробова Эдуард Исецкий. Так, в частности, благодаря ему стало известно, что Сугробов отказался выступить с последним словом. «Последнее слово используется, чтобы достучаться до сердца судьи, а все доводы и доказательства своей невиновности офицер изложил в прениях сторон», — объяснил защитник поступок своего клиента.
Все девять подсудимых настаивали на оправдательном приговоре, заявляя о своей невиновности. В их действиях не было даже события преступления, поэтому они с самого начала настаивали на проведении судебного разбирательства в открытом режиме, заявлял Исецкий.
По версии следствия, возглавивший в 2011 году антикоррупционное управление МВД Сугробов создал там преступное сообщество, в которое вошли его подчиненные. Они, как считают в СК, создавали, а затем документировали не соответствующую действительности оперативную информацию о якобы преступной деятельности конкретных лиц. Таким образом полицейские демонстрировали эффективную работу по борьбе с коррупцией с целью заслужить награды и звания, считают следователи. Именно это является мотивом совершения тяжких преступлений самого молодого генерала в МВД Сугробова и его сослуживцев.
Расследование этого громкого дела началось с того, что оперативников ГУЭБиПК поймали на провокации к даче взятки заместителю начальника Шестой службы 9-го управления ФСБ Игорю Демину (подразделение курирует собственную безопасность).

Мечтал о Кавказе
35-летний Денис Сугробов не хотел возглавлять Управление экономической безопасности и противодействия коррупции МВД. Он просил отправить его на Северный Кавказ, где провел несколько серьезных операций против фальшивомонетчиков, рассказывает «Ленте.ру» его бывший сослуживец, согласившийся пообщаться на условиях анонимности.
«Он часто говорил мне, что это большой бизнес, где пересекаются интересы высокопоставленных людей, одни интриги», — вспоминает наш собеседник, добавляя, что выбор пал на Сугробова потому, что он был «незамаранный». О его нежелании идти в начальники ГУЭБиПК пишет и «Новая газета».
«В 2011 году президент Дмитрий Медведев принял решение о реформировании ДЭБ МВД и создании на его базе ГУЭБиПК МВД. За пост руководителя нового главка началась мощная аппаратная борьба. Точку в ней поставил сам Медведев, назначивший на должность малоизвестного Дениса Сугробова. Сугробов позже признается, что на встрече с Медведевым, куда его привел начальник контрольного управления президента Константин Чуйченко, он имел наглость отказать президенту: «Я просил назначить меня министром [МВД] в любую республику Северного Кавказа либо перевести на работу в уголовный розыск [ГУУР МВД], но не в ГУЭБ. Но он [Медведев] сказал: «Или вы принимаете мое предложение, или больше не будете служить в органах внутренних дел». Сделав выбор, Денис Сугробов все-таки попросил Евгения Школова посодействовать в переводе на Северный Кавказ. Школов дал слово сделать это сразу после Олимпийских игр в Сочи. После Олимпиады Сугробов окажется в следственном изоляторе».
Именно на Северном Кавказе «настоящая работа», говорил молодой генерал, который с 2009 года руководил оперативно-разыскным бюро №10, занимавшимся противодействием организованной преступности в сфере экономики и пресечением каналов финансирования терроризма и экстремизма.
«Сугробов не боялся, не шарахался, лично участвовал в захвате бандитов, — рассказывает его сослуживец и вспоминает один случай. — В Дагестане следили за автомобилем с двумя подозреваемыми. Оперативники отстали, и тогда Сугробов решил брать их с напарником, иначе машина могла скрыться». Эти боевики печатали фальшивые деньги: из 300 миллионов рублей получали настоящими 100 миллионов.
Несмотря на нежелание руководить ГУЭБиПК Сугробов подошел к работе ответственно. «Он наладил контакты со многими министрами. Под его руководством были проведены эффективные операции — если помните, история с госзакупками томографов по завышенным ценам. После нее цены на томографы резко упали. На его счету масштабная борьба с обнальными площадками и выводом средств за рубеж. Деньги коробками вывозили, даже была перестрелка в аэропорту с «черными перевозчиками». Тогда пострадали чьи-то интересы, после серии таких дел он и погорел», — уверен наш собеседник.
«Несправедливо Сугробов сидит», — считает он. По его словам, после ареста руководства ГУЭБиПК вычистили, специалистов там не осталось, на их место пришли бывшие сотрудники ГУСБ (Управления собственной безопасности МВД) и ФСБ. «Захарченко (Дмитрий Захарченко обвиняется в получении взяток, у него нашли 8,5 миллиарда рублей — прим. «Ленты.ру») дружил с конторой. Сугробов не хотел его брать в управление, но люди из конторы настояли. После того как Сугробова посадили, у Захарченко пошла карьера вверх», — рассказывает собеседник.
«Дела Васильевой (Евгении Васильевой из «Оборонсервиса»), Хорошавина (бывшего губернатора Сахалина) и Гайзера (бывшего главы Коми) — это были наши разработки, просто СК забрали их к себе и довели до конца», — рассказывает бывший сотрудник ГУЭБиПК. По его словам, после арестов «всю агентурную работу разрушили» — кого-то посадили, кого-то выдавили: «Очень сложно будет восстанавливать работу управления».

«Музыкальное» дело
Под руководством Сугробова в 2012 году оперативники управления экономической безопасности провели спецоперацию в Кабардино-Балкарии, результатом которой стали задержания высокопоставленных чиновников республиканского правительства, которых обвинили в хищении здания филармонии. Под следствием оказались бывший глава администрации президента КБР Владимир Жамборов, его брат Руслан, который занимал пост заместителя министра по управлению государственным имуществом и земельными ресурсами, и, собственно, сам министр Хабдульсалам Лигидов.
По версии следствия, они помогли местному модельеру Мадине Хацуковой — родственнице супруги тогдашнего главы республики Арсена Канокова — приобрести по заниженной цене расположенное в центре Нальчика здание филармонии площадью почти 600 квадратных метров и прилегающую к нему территорию.
Чиновники вывели недвижимость из госсобственности и реализовали за один миллион рублей, хотя его рыночная стоимость была определена в 15 миллионов рублей. В суде Нальчика уже второй год слушается это дело, а до этого четыре года шло расследование. «Дело филармонии развалилось, но никто не может принять на себя ответственность, чтобы его закрыть. Незаконно возбуждали по личному указанию Сугробова, а операцией задержания руководил Колесников», — рассказывает «Ленте.ру» источник, знакомый с ситуацией.
Борис Колесников — близкий друг Сугробова, прошедший с ним карьерный путь от рядовых оперативников до руководителей ГУЭБиПК. Летом 2014 года Колесников разбился, упав с балкона шестого этажа Следственного комитета, куда его привезли на допрос. По официальной версии, он покончил с собой на фоне депрессии. Перед этим Колесников получил в камере Лефортово тяжелейшую травму головы. По его собственным словам, он упал, когда мыл окно.
Подоплека дела заключается в том, что оно появилось на основании одной лишь справки о стоимости здания в 20 миллионов рублей, которую «сочинил» эксперт под давлением подчиненных Сугробова, утверждает наш собеседник. Этот специалист прежде готовил заключения по объектам недвижимости Минобороны, которые, как утверждает следствие, были затем проданы по заниженным ценам и фигурировали в деле «Оборонсервиса» сотрудницы военного ведомства Евгении Васильевой. Источник настаивает, что «сугробовцы» угрожали эксперту уголовным преследованием за его оценку зданий МО, поэтому вынудили дать недостоверную справку по делу чиновников КБР. В ходе расследования повторные экспертизы оценили здание филармонии в Нальчике в четыре миллиона рублей. «А сейчас в суде даже эта сумма не подтверждается, сделка была совершена законно, проверка правительства КБР вообще не обнаружила нарушений», — говорит наш собеседник. По его словам, дело филармонии появилось для того, чтобы дискредитировать руководство республики.
«Они откровенные бандиты, делали ужасные вещи. Жамборов падал — у него был приступ, он тяжело больной человек, его в «бакулевке» на операционном столе ждали, а они его — под домашний арест», — вспоминает он.
У оперативников ГУЭБиПК личные машины стоили от 50 тысяч евро. «Любопытно, что оперуполномоченные, которые в республике работали, потом сами оказались под арестом, это же не случайность», — говорит источник. Он указывает, что, когда на следствии решался вопрос о продлении ареста Сугробову, за него ручались министры внутренних дел КБР и Дагестана: этот факт демонстрирует степень их отношений.
Борьба двух ведомств
Посадка Сугробова стала результатом противостояния ГУЭБиПК и ФСБ, выдвигает свою версию «Новая газета».
По данным издания, с 2010 года в его служебном кабинете стояла прослушка Управления собственной безопасности (УСБ) ФСБ, в компетенцию которого входит разработка высокопоставленных силовиков, чья деятельность вызывает подозрения. Газета приводит фрагменты записанных в кабинете Сугробова разговоров, из которых следует, что у него начался конфликт с заместителем начальника УСБ ФСБ генералом Олегом Феоктистовым из-за Андрея Хорева, бывшего первого заместителя начальника ДЭБ МВД.
У Сугробова с Хоревым были натянутые отношения, а Феоктистов прочил последнего на должность главы ГУЭБиПК, которую в итоге занял Сугробов. После его назначения Феоктистов якобы предложил Сугробову помириться с Хоревым, но он отказался. По данным издания, силовики собирали компромат друг на друга и в результате этих подковерных интриг чекисты переиграли полицейских.
«Новая газета» указывает, что Феоктистов курировал Шестую службу 9-го управления ФСБ, сотрудник которой, Игорь Демин, выступил в роли жертвы провокации подчиненных Сугробова. По версии следствия, ему предложили платить 10 тысяч долларов ежемесячно за крышевание его бизнеса. «Сугробовцы» надеялись разоблачить высокопоставленного сотрудника ФСБ, но сами оказались под следствием, делает вывод газета.

Любовь Ширижик
https://lenta.ru/

Чиновники показали рост

Росстат раскрыл средние зарплаты российских чиновников в 2016 году
Росстат назвал средние зарплаты в российских ведомствах. Лидерами являются правительство, где сотрудники получают в среднем 228,5 тыс. руб., и администрация президента с показателем в 218,6 тыс. руб. Самые низкие зарплаты зарегистрированы в Федеральном агентстве по делам национальностей — 53,8 тыс. руб. Ранее вице-премьер Ольга Голодец назвала стоимость рабочей силы в России заниженной.
Среднемесячная начисленная заработная плата гражданских служащих в российских федеральных государственных органах прибавила 4% по сравнению с 2015 годом и составила 115,7 тыс. руб., следует из данных Федеральной службы государственной статистики (Росстат).
Кроме того, в отчете указывается, что штаты должностей гражданской службы в ведомствах были укомплектованы в прошлом году на 85,6%. Также службой приводятся данные о численности, укомплектованности должностей и среднемесячной начисленной заработной плате гражданских служащих по ветвям власти.
Лидером списка стал аппарат правительства России, где средняя зарплата за прошлый год выросла почти в два раза по сравнению с 2015 годом и составила 228,5 тыс. руб.
Недалеко от него ушла администрация президента России, с также двукратным годовым ростом зарплаты, которая в итоге составила 218,6 тыс. руб.
Далее следует Счетная палата, чьи сотрудники получают в среднем 180,7 тыс. руб. в месяц. В федеральных органах законодательной власти — Совете Федерации и Госдуме — средние зарплаты составили 176 тыс. руб. и 155 тыс. руб. соответственно. Близко к ним идут МВД со 147 тыс. руб. и МЧС — 137 тыс. руб.
Стотысячный рубеж покорился еще ряду ведомств: Федеральному агентству специального строительства (114,5 тыс. руб.), Управлению делами президента России (117,9 тыс. руб.), Министерству по развитию Дальнего Востока (113,9 тыс. руб.), Министерству по делам Северного Кавказа (100,8 тыс. руб.), Министерству финансов (140,1 тыс. руб.).
Также планка в 100 тыс. руб. была пройдена в Федеральной налоговой службе (117,8 тыс. руб.), Федеральном казначействе (120,2 тыс. руб.), Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии (108,6 тыс. руб.), Министерстве экономического развития (112,1 тыс. руб.) и Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору (101,6 тыс. руб.).
Работники Конституционного и Верховного судов получают соответственно 136 тыс. руб. и 130,4 тыс. руб. Сотрудники Центральной избирательной комиссии получают 109,9 тыс. руб. Самые низкие зарплаты зарегистрированы в Федеральном агентстве по делам национальностей — 53,8 тыс. руб.
Помимо этого, в документе приводится сравнительный анализ, показавший, что в 46 федеральных министерствах, службах, агентствах (68,7% от их общего числа) уровень среднемесячной заработной платы гражданских служащих был ниже, чем в среднем по Москве — 87,1 тыс. руб.
Ранее замминистра труда и социальной защиты России Любовь Ельцова на Российском инвестиционном форуме «Сочи-2017» сообщила, что 5,2 млрд руб. из бюджетов всех уровней потребуется на повышение минимального размера оплаты труда на 300 руб. с 1 июля 2017 года, передает ТАСС.
«Июльское увеличение МРОТ до 7,8 тыс. руб. потребует дополнительных средств на повышение заработной платы в государственных и муниципальных учреждениях в 2017 году — 5,2 млрд руб.,
в том числе 1,75 млрд руб. из федерального бюджета, 3,45 млрд руб. из бюджетов субъектов России и муниципальных бюджетов, что составляет 0,1% фонда оплаты труда государственных и муниципальных учреждений», — сказала она.
Днем ранее на том же форуме вице-премьер Ольга Голодец заявила, что около 5 млн человек в России получают зарплату на уровне минимального размера оплаты труда. Повышение оплаты труда до прожиточного минимума даст выигрыш и производству, и людям, добавила она.
Называя стоимость рабочей силы в России заниженной, Голодец в своем выступлении связала низкий уровень зарплат с нежеланием бизнеса вкладываться в инновационные технологии.
«Сегодня основным препятствием роста производительности труда является резкое сокращение инвестиций в российскую экономику и отсутствие стимулов у предпринимателей вкладывать в техническое перевооружение. К этому стимулирует, к этому подталкивает абсолютно дешевая, заниженная стоимость рабочей силы, которая не соответствует сегодняшнему уровню квалификации наших работников», — сказала глава ведомства.
Министр труда России Максим Топилин, в свою очередь, предложил рассмотреть переход к системе страхования от безработицы, сообщает РБК. Он также подчеркнул, что ведомство провело расчеты, по которым вышло, что около 1% отчислений с фонда зарплат было бы вполне достаточно, чтобы обеспечивать защиту для безработных.

Рафаэль Фахрутдинов 02.03.2017, 01:17

«Сорок второй» долгожитель снова в небе

Оправдается ли ставка «ИжАвиа» на наследие Саратовского авиационного завода
В Удмуртии авиапарк компании «ИжАвиа» на днях пополнил очередной Як-42Д (как оказалось, уже девятый по счету). Как известно, последний «сорок второй» был выпущен в 2003 году — то есть речь идет о самолете, как минимум, прошедшим серьёзную модернизацию и реконструкцию. Что любопытно — ранее руководство авиакомпании, заявляя о своей заинтересованности в обновлении парка, отказаласьот использования «Сухого Суперджета» — якобы из-за его недостаточной пассажировместимости.

Порода «керосиновых пожирателей»
Разрабатываться среднемагистральный пассажирский самолет Як-42 начал еще в 1972 году, а серийное производство его было развернуто на авиазаводе в Смоленске, но уже к 1982 году его там практически полностью свернули. Интересующий нас борт RA-42402 был выпущен гораздо позже, в 1991 году, то есть когда пальма первенства в этом перешла Саратовскому авиационному заводу. Да и в целом «сорок второй» традиционно считается больше именно «саратовским», чем «смоленским» — все-таки 172 выпущенных самолета «против» 11.
По задумке «сорок второй» должен был заменить на авиалиниях средней протяженности экономичный и надежный (хотя и достаточно шумный) Ту-134, один из самых массовых советских пассажирских самолетов, начавший эксплуатироваться в конце 60-х. Впрочем, надежность, экономичность, работоспособность и выносливость, неприхотливость (в том числе к качеству взлетной полосы) — требования, которые предъявлялись тогда ко многим (если не сказать, ко всем) пассажирским авиаразработкам. Другое дело, что в каждом конкретном случае достигались эти требования с различным успехом и КПД. Разработчикам будущего «сорок второго» в этом плане было полегче — ведь к тому времени уже имелся успешный опыт с пассажирским Як-40 производства все того же Саратовского авиазавода.

Рассчитанный в своей стандартной комплектации на тридцать два пассажирских места этот «истребитель керосина» считался — загибайте пальцы! — первым в мире реактивным самолетом для местных линий, первым советским самолетом, получившим сертификат летной годности в США и Европе. А еще он отличался тремя, а не двумя двигателями, расположенными в корме (и способностью продолжать горизонтальный полет даже лишь с одним работающим двигателем) — такая компоновка тогда была еще достаточно непривычной. В начале 70-х один из французских отраслевых журналовнаписал: «Як-40 оригинален по замыслу, по своим летным характеристикам и размерам. На Западе фактически нет сравнимого с ним самолета. Его можно лишь сопоставить с некоторыми американскими проектами, которые будут реализованы не раньше, чем через несколько лет». И это при том, что для «яковлевцев» — специалистов по военной и спортивной крылатой технике — Як-40 был, по сути, первой такой многоместной пассажирской разработкой.
Сравнительная «прожорливость» самолета ничуть не повлияла, как показало время, на его популярности — считается, что в некоторых зарубежных странах, он и по сей день успешно эксплуатируется, несмотря на то, что производство его было завершено еще в 1981 году… Именно на базе этого «брендового» самолета, за который опытно-конструкторское бюро даже получило Ленинскую премию, и создавался Як-42, проект которого, опять-таки по слухам, был лично одобрен генсеком Брежневым.

Трагедия и крах 1982 года
Если первые «сорок вторые» были очень похожи на своего предшественника, только увеличенного в размерах, «раздутого», то по ходу в их конструкцию было столько принципиальных изменений, что поменялась даже аэродинамика самого планера. Сейчас считается, что все дело было в скорости — мол, новая машина поначалу выдавала 680 километров в час, а вышестоящие кураторы требовали не менее 700−800. В итоге — низкорасположенное крыло получило не только стреловидную (в отличие от Як-40) форму, но и, скажем так, более развитую механизацию с различными интерцепторами, сервокомпенсаторами и прочим. Плюс, конечно, изменилось, оборудование, «начинка» самолета, на него стали ставится новые, более «передовые» двигатели с высокой степенью двухконтурности. Рассчитанный уже на сотню с лишним пассажиров, Як-42 обладал гораздо более внушительными параметрами и летными характеристиками — дальность и высота полета в 2900 км и 9100 метров соответственно, максимальная скорость в 810 км в час (против 546 км в час у Як-40).
В конце 1980 года «сорок вторые», которые иначе как «очередной шаг вперед в советском самолетостроении» никто и не называл, взял в активный оборот «Аэрофлот», чуть позже его стали выпускать и на международные линии: Ленинград-Хельсинки, Москва-Берлин, Москва-Прага. А летом 1982 года в небе над Гомельской областью произошла авиакатастрофа, едва ли не крупнейшая за всю историю Белоруссии, поставившая, казалось, на «сорок втором» абсолютный крест. Вылетевший из Пулково в Киев Як-42 со 124 пассажирами на борту начал заходить на посадку и вдруг связь с ним исчезла. Позже оказалось, что на высоте 5700 метров и на скорости в 800 километров в час самолет разорвало на части. В расследовании причин катастрофы принимал участие сам Александр Яковлев, генеральный конструктор ОКБ. В итоге трое руководителей, чьи подписи стояли под чертежами одного из узлов получили реальные сроки по статье «Халатность», а эксплуатация и производство самих самолетов были прекращены, тогда конечно казалось, что насовсем.

«Нужно покупать технику за рубежом»
Но уже в 1984 году серийный выпуск «исправленных» Як-42 возобновился, пусть и без прежней помпы. Видимо, пусть и не удалось «сорок второму», строго говоря, заменить пресловутый Ту-134, но свою определенную нишу он занял прочно. В 1988 году начался серийный выпуск Як-42Д — модификации с увеличенными максимальным взлетным весом. Она начала экспортироваться на Кубу и в Китай, на ее базе (уже в начале девяностых) был создан Як-142 (он же Як-42А), участник выставок в Берлине и Ле-Бурже, отличавшийся не только удлиненным фюзеляжем, но и улучшенной аэродинамикой (первым и единственным его эксплуатантом стала компания «Лукойл-Авиа»). Чуть позже родилась еще одна глубокая модификация «старичка» Як-42, на этот раз универсальная: тут и грузопассажирский и грузовой варианты, ближне- или среднемагистральные лайнеры. Вся линейка получила «прозвище» Як-242, но дальше проектирования дело там так и не пошло.
Второй раз судьба испытала на прочность «сорок второй» 7 сентября 2011 года. Як-42Д авиакомпании «Як Сервис» с членами хоккейного клуба «Локомотив» на борту пошел на взлет на ярославском аэродроме, но выкатился за пределы полосы на грунт. Взлететь ему все-таки удалось, но буквально через несколько секунд полета (лайнер успел набрать высоту не более шести метров) он столкнулся с радиомаяком, буквально врезался в землю и взорвался. В итоге — 44 погибших, выжил лишь один техник, который был не пристегнут ремнем безопасности и его выбросило в реку. На этот раз причиной катастрофы были названы не конструкторские недочеты, не заводской брак, а сугубо действия экипажа: вроде бы кто-то из пилотов во время взлета почему-то нажал тормозные педали. Казалось бы, сам самолет здесь ни в чем не виноват. Да и опытные летчики вспоминали истории о том, как, например, на таком же «сорок втором» во Внуково пилоты «забыли» выпустить шасси при посадке и самолет был вынужден «проползти» по взлетной полосе — обошлось без пострадавших… Но в сентябре того же, 2011 года тогдашний президент России Дмитрий Медведевинициировал что-то вроде масштабных проверок авиаперевозчиков, после которых было широко объявлено о запрете на полеты десятка «сорок вторых» — производство-то их было завершено задолго до этого, да и сам Саратовский авиазавод к тому времени приказал долго жить. А после президент еще и порекомендовал подумать о переходе на зарубежную технику: «Ценность человеческой жизни должна быть выше, чем особые соображения, включая поддержку отечественного производителя. Конечно, нужно думать о своих, но если они не способны „раскрутиться“, нужно покупать технику за рубежом». Блогосфера отреагировало на это заявление оперативно. «Медведеву осталось после нескольких неудачных космических запусков сказать: хватит, будем закупать корабли и ракеты у НАСА» — «отрефлексировали» это заявление на одном из интернет-форумов.

«Сорок второй» на замену «сорок второго»?
Ответила суровому Дмитрию Анатольевичу и ничуть не менее суровая реальность. По неофициальным данным, «сорок вторые» до сих пор эксплуатируются не только российскими авиакомпании, но и в Кубе, Пакистане, Китае (в КНР они вообще проходят по ведомству Военно-воздушных сил). «На северах самолетам Як-42 еще очень долго не будет замены. Исходя из технического состояния наших самолетов и мастерства наших пилотов, мы еще долго будем летать на Як-42 в удаленные уголки страны. На машину будет спрос», — говорил в 2015 году гендиректор «ИжАвиа» Александр Городилов.
Итак, по данным из открытых источников, лайнером Як-92Д, пополнившим парк удмуртской авиакомпании в марте 2017 года, стал борт RA-42402, выпущенный в Саратове в 1991 году. «Работал» в Липецком авиапредприятии, затем по лизингу в московских авиакомпаниях «Карат», «Корсар», «С-Эйр» — причем, в последней, какговорят, он использовался как VIP-борт, возил тех «кому не жалко потратить деньги за комфортный перелет в гордом одиночестве». За все это время он успел налетать 17 тысяч часов при гарантированных производителем 40 тысячах. До своей «командировки» в Удмуртию этот Як-42Д прошел необходимое техобслуживание, реконструкцию и модернизацию в Московской области.
И последнее: ранее руководство «ИжАвиа» заявляло о том, что наиболее желанным для себя видит будущий пассажирский МС-21, первый полет, которого к слову, намечен на апрель 2017 года: мол, «это как раз тот сегмент авиаперевозок, который мы сегодня осуществляем», да и доля импортных комплектующих в отличие от того же «Сухого» там не так велика. А Як-42Д в сегодняшней ситуации — это лишь оптимальный способ дождаться этого уже широко распиаренного нового поколения пассажирских лайнеров, вобравших в себя все последние разработки. А ведь, напомним, в 2013 году вице-премьер Дмитрий Рогозин обещал переименовать этот самый МС-21 в… Як-242. Правда, потом передумал, но «осадок» то, как говорится, остался.

Максим Головченко
http://pfo.svpressa.ru/war21/

Трамп припомнил Москве «доукраинские грехи»

Министерство иностранных дел России выразило разочарование решением американских властей ввести санкции против восьми российских организаций.
— Решение администрации США о введении ограничительных мер в отношении ряда российских организаций, в том числе связанных с авиастроением и подготовкой летных специалистов, вызывает недоумение и разочарование, — говорится в сообщении официального представителя МИД РФ Марии Захаровой. — Никаких серьезных проблем нам эта новая порция санкций, конечно, не причиняет, однако американцы даже не назвали причины, а лишь сослались на свое законодательство, запрещающее им самим сотрудничать с Ираном и Сирией.
Действия Вашингтона противоречат утверждениям о приоритетности борьбы с террором, который угрожает и самим США, уверены в МИД. Захарова полагает, что американские власти «идут на поводу у тех, кто сделал своим основным занятием последовательное разрушение российско-американского сотрудничества».

Напомним, 25 марта США ввели санкции в отношении восьми российских предприятий, инкриминировав им передачу ключевых технологий и продажу оружия Тегерану, Дамаску и Пхеньяну. В черный список попали «Рособоронэкспорт», «150-й авиационный ремонтный завод», внешнеэкономическое объединение «Авиаэкспорт», научно-производственное объединение «Базальт», научно-производственная корпорация «Конструкторское бюро машиностроения», Ульяновский институт гражданской авиации имени главного маршала авиации Б.П. Бугаева, Уральский учебно-тренировочный центр гражданской авиации, Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина. В Госдепе отметили, что эти санкции не связаны с теми, что были массово введены в 2014 году после воссоединения Крыма с Россией, однако американская сторона не конкретизировала, в чём на этот раз обвиняются россияне.
Как заявил первый зампред комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров, введенные США санкции вызваны желанием Вашингтона «подвинуть» Россию с рынка оборонной промышленности, что является недобросовестной конкуренцией.
Член-корреспондент Российской академии ракетно-артиллерийских наук Константин Сивков также полагает, что новый пакет санкций направлен на подрыв имиджа России на рынке вооружений, и, соответственно, потенциала отечественного ОПК.
— С другой стороны, подобный шаг новой администрации, которая не могла не одобрить ограничения, на мой взгляд, подталкивает Россию к сближению с Китаем и Ираном. Как это вяжется с планами Трампа ограничивать влияние Пекина и Тегерана – непонятно, по-моему, наоборот – этот шаг таким стремлениям противоречит.
Заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин объясняет решение Вашингтона банальной логикой бюрократического аппарата.
— Представители бюрократической машины получают довольно хорошую зарплату, и должны как-то оправдывать свой заработок. Рынок вооружений, на мой взгляд, тут не причём… Скажем, северокорейцы получили ОТРК «Точка» из Сирии еще в 1996 году, которая в свою очередь получила эти ракеты еще от Советского Союза. Поэтому в введении этих санкций сейчас нет ни малейшего смысла, тем более что никаких доказательств не предъявлено. Возможно, этот документ долго пылился у кого-то в шкафу, и вот теперь увидел свет, потому что «так положено».
Обвинения в адрес России нарушениях режима нераспространения оружия массового уничтожения и средств его доставки звучали задолго до украинского кризиса, замечает научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов
— Так, в 2013 году Пентагон бездоказательно обвинял Москву в поставках Дамаску военного оборудования, которое «может быть использовано сирийцами для развития оружия массового уничтожения». Ранее — в 2006 году, США вводили санкции против компаний «Сухой» и Рособоронэкспорт, которых обвиняли в передаче Тегерану технологий, запрещенных американским законом «О нераспространении в отношении Ирана». Разногласия двух стран касались следующих моментов. Якобы тогда Россия ставила свои коммерческие интересы превыше всего и «могла пожертвовать принципами нераспространения».
«СП»: — В ответ на критику Вашингтона Москва приводила пример взаимодействия США и Индии в сфере мирного атома.
— В общем, эта тема странная и комбинация для введения санкций, откровенно говоря, довольно странная – сотрудничество с КНДР, Ираном и Сирией. Насколько эти обвинения имеют под собой основания – вопрос Штатам. Тем более что Россия последовательно и со всех площадок выступала за нераспространение оружия массового уничтожения, а упреки в передаче технологий КНДР вообще выглядят странно, хотя не секрет, что КНДР и Иран в этой сфере взаимодействовали.
«СП»: — Зачем новой администрации нужно введение санкций? Эта тема – резонансная, и вряд ли такой шаг можно объяснить просто маховиком бюрократического аппарата.
— Тут можно только гадать. Не исключено, что Трампу при всех обвинениях в сотрудничестве с Россией нужно некими антироссийскими порциями кормить собственных «ястребов». Возможно, он действительно хотел бы улучшить отношения с Москвой, но при наличии мощных противников такого шага ему приходится идти на определенные символические жертвы. А Рособоронэкспорт для Соединенных Штатов уже давно стал некой «красной тряпкой», которую при каждом удобном случае вытаскивают из кармана, а при необходимости – прячут подальше. Например, в ноябре 2015 года США изменили режим санкций против Рособоронэкспорта, выведя из-под ограничений обслуживание ранее поставленных для ВВС Афганистана вертолетов Ми-17.
Поэтому нынешний пакет ограничений носит достаточно символический характер. Эта мера из серии выселения властями США при Бараке Обаме 35 российских дипломатов и закрытии двух принадлежащих РФ дипломатических дач. Дональд Трамп, если бы хотел, мог действовать намного жестче. Скажем, двум институтам гражданской авиации и Военно-воздушной академии от этих ограничений вообще ни жарко, ни холодно.
«СП»: — То есть этот пакет санкций никаких проблем для отечественного ВПК не несет?
— Скорее, неприятности, вызванные имиджевыми потерями. То есть эффект от ограничений может быть только один – усложнение взаимоотношений с партнерами, которым надо будет хорошо подумать, прежде чем сотрудничать с Россией, чтобы не нарваться на американские санкции. Тем более что иранская и северокорейская угроза сейчас на слуху.
Кроме того, это месседж тем оптимистам, которые надеются на какую-либо разрядку во взаимоотношениях Вашингтона и Москвы. Хотя, возможно, подобные антироссийские шаги под непонятным предлогом служат отвлекающим маневром для совместного решения каких-либо вопросов.
«СП»: — Но какая-то логика при введении санкций против конкретных компаний на современном этапе должна быть. Возможно, что здесь фактор Сирии является преобладающим? Скажем, КБ машиностроения специализируется на оперативно-тактических ракетных комплексах.
— Не исключено, что новость про поставку 50 баллистических ракет малой дальности для ОТРК «Точка» в Сирию была правдой, однако этот ракетный комплекс не подпадает под ограничения. Если сильно захотеть, то, конечно, можно найти аргумент в пользу распространения ракетных технологий, но, мягко говоря, надо быть блаженным, чтобы на полном серьезе считать, что правительственные силы сделают из ракет оружие массового уничтожения. В Сирии остались только заводы по ремонту техники.
«СП»: — «150-й авиационный ремонтный завод» выполняет капитальный ремонт вертолетной техники.
— Вертолетный завод точно никаких технологий массового уничтожения не распространяет. Видимо, санкции против него объясняются чисто сирийской темой. Я не слышал, что сейчас был какой-то массовой ремонт вертолетной техники для ВВС Сирии, но, скажем, в 2012 году была громкая история с задержанием у побережья Шотландии британскими властями российского грузового судна Alaed, которое перевозило вертолеты Ми-25 в Сирию.
«СП»: — По логике американских властей, сирийские вертолеты могли сбрасывать бочковые бомбы с химоружием, в чем неоднократно обвиняли Дамаск. Тогда научно-производственное объединение «Базальт» могло попасть под санкции за производство боеприпасов, применяемых в Сирии.
— Возможно. По этой же логике учебные заведения могли попасть под санкции за обучение как сирийских, так и иранских летчиков. Скажем, ядерное соглашение не предполагало ограничений по обучению военных. А к тому времени, когда истечет пятилетнее эмбарго на поставку ударных вооружений в Иран, иранские курсанты могут быть уже подготовлены к пилотированию российских самолетов.
Скорее всего, этот документ был принят с большой задержкой из-за американской бюрократии и разрабатывался еще при Обаме. А может быть, ему дали ход, исходя из внутриполитических соображений.
«СП»: — Резюмируя, подобный санкционный пакет вряд ли имеет цель «подвинуть» Россию с рынка вооружений?
— Основные неприятности США нам создали, когда ввели санкции против предприятий ОПК из-за Украины. Насколько я знаю, эти ограничения сказались на работе российских экспортеров с инозаказчиками из-за сложностей, связанных с оплатой. С одной стороны, санкции привели к техническим сложностям, с другой – к имиджевым потерям, поскольку теперь нужно 100 раз подумать, прежде чем начинать вести диалог с нами.
Но это касается колеблющихся заказчиков, на которых могут повлиять обвинения в сторону РФ по поводу якобы передачи технологий Ирану или КНДР. А так у России и США рынки вооружений в значительной степени разведены. Мы при всем желании никогда бы не попали на рынок стран-членов НАТО, а американцы не могут заходить на рынок Китая из-за собственных введенных против КНР санкций. В Индии также не всегда все определяется американским окриком – там свои особенности, да и США в основном туда поставляют то, что не можем предложить мы. Поэтому я не думаю, что в Вашингтоне постоянно думают, как выпихнуть Россию с оружейного рынка. Скорее, тогда американцам нужно работать против французов, которые у них зачастую перехватывают контракты.

https://news.rambler.ru/