ВВС Польши могут сравняться с ведущими странами НАТО

По сведениям польской газеты «Dziennik Gazeta Prawna», военное ведомство Польши изучает вопрос приобретения 96 бывших в эксплуатации истребителей Lockheed Martin F-16 с их последующей модернизацией на территории страны.
В случае положительного решения, военно-воздушные силы Польши поднимутся на одну планку с ведущими членами Северо-Атлантического альянса. На сегодняшний день польские ВВС вооружены 48 истребителями F-16С/D, 32 старыми МиГ-29 и чуть меньшим количеством Су-22, ожидающими списания. В результате прогнозируемой поставки на рубежах России будет сформирован мощный авиационный кулак, способный существенно изменить существующий расклад в региональном распределении военных потенциалов. Тем более, что ближайший опыт ведения боевых действий альянсом указывает, что превосходство в воздухе является базовым постулатом в военной концепции НАТО.

Финансовые ресурсы Польши существенно ограничены, что не позволяет оснастить её ВВС самолетами новейшей разработки, к примеру, дорогостоящими F-35. Поэтому для снаряжения шести эскадрилий ставка делается на F-16. Даже в этом случае стоимость контракта может составить около 10 млрд. злотых (25 млрд. долл.). Для сравнения, оборонный бюджет Польши в 2016 г. сводился к примерно 10 млрд. долл.

Предполагаемые к поставке 96 истребителей планируется закупить из излишков военного имущества вооруженных сил США. Их дальнейшая модернизация могла бы быть проведена на авиаремонтном заводе Wojskowych Zakładów Lotniczych № 2 (WZL-2) в Быдгоще. Вопрос состоит в конкретной версии истребителя: США стремятся реализовать самолеты старых модификаций – F-А, F-В – в отличие от более свежих F-C, F-D, что не устраивает польскую сторону.
СОВРЕМЕННЫЙ ОБЛИК ВВС И ПВО ПОЛЬШИ
На фоне агрессивной политики НАТО особенно бросается в глаза тот факт, что ИМЕННО ПОЛЬША не только имеет особый статус в Альянсе, но и выступает едва ли не главным застрельщиком антироссийской истерии. И в то же время поляки не собираются отказываться от советского оружия, требуя его постоянной модернизации.
Польша – вассал НАТО
С момента падения социалистического строя в Польше Запад начал самое тесное сотрудничество с новой проамериканской администрацией Леха Валенсы. Это сказалось и на сотрудничестве в военно-технической области: тщательное изучение натовскими специалистами истребителей МиГ-23МФ/МиГ-29, истребителей-бомбардировщиков Су-22М4, вертолётов Ми-14/Ми-17/Ми-24, ЗРК С-125/С-200 принесло Североатлантическому блоку огромную выгоду.
С момента вступления Польши в НАТО в 1999 году эта восточноевропейская страна приняла самое активное участие в агрессии в отношении Югославии, применив истребители МиГ-23 и МиГ-29. «Ляхи», видимо, тоже надеялись безнаказанно показать свой звериный оскал, но не тут-то было: в воздушных боях сербы уничтожили по 2 МиГ-23 и МиГ-29 (причём нелишне вспомнить, что баланс потерь МиГ-29 в схватках против F-15, F-16 и F/A-18 складывался в пользу российского истребителя; соотношение потерь сербов и поляков примерно равное).
В настоящее время происходит масштабная модернизация авиапарка и систем ПВО шляхетской Польши в ПЕРВООЧЕРЕДНОМ ПОРЯДКЕ хотя бы потому, что страна находится на переднем крае агрессивно-наступательной стратегии НАТО; развёртывание систем ПВО «Пэтриот» в городке Моронг имеет исключительное географическое и временное преимущество при атаке российских и белорусских целей. Аэродромы Колобжег и Слупск, Крзесины и Ласка, Ключево и Бржег, а также многие другие могут быть модернизированы в кратчайшие сроки.
В этих условиях главным ответным ходом России должно стать размещение российской авиабазы в Лиде (Белоруссия), задачей которой станет уничтожение объектов ЕвроПРО в случае их появления на территории Польши.
Не исключено также, что российская авиагруппировка станет своеобразным противовесом базе американских многоцелевых истребителей F-16, которая появится к концу 2013 года в районе города Лодзь.
ВВС Польши, по приблизительным данным, имеют в своём составе 32 истребителя МиГ-29, 48 истребителей F-16 (Block 52+), 16 транспортных самолётов испанского производства CASA C-295M, 29 лёгких самолётов PZL M-28B «Bryza», 28 тренировочных PZL-130TC-1 «Orlik», 54 тренировочных самолёта TS-11 «Iskra bis», два VIP-самолёта бразильского производства Embraer E-175, один VIP-самолёт Ту-154М (бортовой номер 102).
Что касается 48 истребителей-бомбардировщиков Су-22, то в 2013-2014 гг. они будут списаны и будут заменены на беспилотники. Польша отказалась от модернизации Су-22-х и продления сроков их службы. Ресурс самолетов данного типа практически полностью исчерпан, и все они будут сняты с вооружения. «Мы решили, что дальнейшая модернизация Су-22 бессмысленна. Они просто морально и технически устарели», – заявил министр обороны Польши Томаш Семоняк.
Ещё в середине августа 2012 года заместитель министра обороны Польши Вальдемар Скшипчак объявил, что военное ведомство намерено к 2018 году приобрести 30 новых ударных беспилотников. Аппараты планируется приписать к 21-й базе тактической авиации в Свидине, расположенной на северо-западе страны в Западно-Поморском воеводстве. Сейчас там и базируются истребители-бомбардировщики Су-22.
Вертолётные части имеют в своём составе 12-14 многоцелевых вертолётов Ми-8/Ми-17, 16-17 противолодочных и спасательных вертолётов Ми-14Э/ПС, 32 ударные машины Ми-24Д/В, около 20 вертолётов PZL W-3 «Sokół», от 20 до 30 лёгких вертолётов PZL SW-4 «Puszczyk».
Силы ПВО представлены 17 ЗРК С-125 средней дальности Newa SC, 12 ЗРК большой дальности С-200 «Вега». Кроме того, американцы разместили в Моронге несколько батарей комплексов «Пэтриот», которые призваны сбивать не только российские баллистические ракеты, но и дальние бомбардировщики.
Оценивая состояние ВВС и ПВО Польши, можно отметить, что если авиапарк Польши находится в приемлемом состоянии, то ситуация с системами ПВО/ПРО сложилась куда хуже. Президент Польши Бронислав Коморовский постоянно лжёт, что в создании оборонной системы страна, якобы, должна идти собственным путём. Однако, как полагают многие военные эксперты, за громкими заявлениями Варшавы о создании национальной ПРО последуют не афишируемые для широкой общественности межгосударственные встречи, в результате которых именно американские противоракеты SM-3 Block IIА станут основой так называемой «национальной» польской ПРО.
Главным доводом в пользу этой идеи является современное состояние ПВО польской армии. Действующая система сегодня включает всего лишь шесть зенитно-ракетных дивизионов, оснащенных модернизированными комплексами советского производства С-125 «Нева». Только один дивизион дополнительно имеет на вооружении комплекс дальнего радиуса действия С-200 «Вега». Планируемые закупки систем ПВО местного производства также не обеспечат надежную защиту от ракет малой и средней дальности. В частности, польская армия намерена приобрести шесть батарей комплексов ПВО среднего радиуса действия «Висла», 11 комплексов ближнего радиуса действия «Нарев», 77 самоходных комплексов «Попрад», 6 ракетно-артиллерийских комплексов «Пилица», 152 пусковые установки и 486 ракет «Перун», а также более 30 единиц радиолокационных станций «Сола» и «Быстра».
НИ ОДНА из данных систем НЕ СПОСОБНА эффективно поражать современные оперативно-тактические ракеты, например, комплекса «Искандер». И Польша будет нести «камень за пазухой» против России стоимостью более чем в 30 млрд евро…
По словам секретаря Совета национальной безопасности Станислава Козея, Польша планирует начать модернизацию систем противовоздушной и противоракетной обороны страны в 2014 году и завершить её в течение последующих десяти лет. С. Козей отметил, что польской армии ставится задача развернуть мобильный противоракетный щит, способный прикрыть несколько «важных стратегических объектов». «Этот проект обусловлен потребностями обеспечения безопасности, обороны территории польского государства, а также связан с реализацией решений чикагского саммита НАТО, касающейся строительства общей для НАТО системы», — цинично пояснил президент страны Б. Коморовский.
Советское наследство: хорошо жить за счёт России
Ещё 15 марта 2013 года на территории авиаремонтного завода №2 в городе Быдгощ совершил первый полет истребитель МиГ-29 ВВС Польши с обновлённой авионикой. Модернизация самолетов направлена на продление боевого потенциала бывших советских истребителей, состоящих на вооружении ВВС Польши. Модернизацию проходят самолеты 23-й авиационной базы Миньск-Мазовецки.
Программу лётных испытаний проводят пилоты из авиабаз Миньск-Мазовецки и Мальборк. Программа включает испытание с реальным применением оружия (в основном пушечного) в 21-м учебном центре ВВС в Надажице, причём все модернизируемые «МиГи», получат новую авионику к концу следующего года.
Комплект модернизации включает изменение аналоговой авионики на цифровую, в том числе новый бортовой компьютер и шина данных, к которым могут быть подключены дополнительные устройства.
Кроме того, механический гироскоп заменён лазерной системой, будут установлены цифровая карта и многофункциональный дисплей.
МиГ-29 останется в строю польских ВВС до 2030 года. Шина данных позволит дальнейшие изменения в бортовом оборудовании, если это необходимо. РСК «МиГ» также участвует в программе продления службы на 20 лет.
Польские «МиГи» уже проходили модернизацию два года назад, целью которой была адаптация кабины к стандартам НАТО (появились надписи на приборах на английском языке).
Таким образом, нынешняя Польша, ведомая циничным Коморовским, УКРЕПИЛА СТАТУС авангардного проводника антироссийской политики; более того, вполне реально, что создание российской авиабазы в Лиде не только ещё более ускорит перевооружение польских систем ВВС и ПВО, но и произойдёт наращивание американского контингента в Польше. Для Запада такой поворот дел – отличный повод для нагнетания напряжённости…
Но и Россия ДОЛЖНА НАРАЩИВАТЬ СВОЙ АВИАЦОННО-РАКЕТНЫЙ КУЛАК, А ЕСЛИ ПОТРЕБУЕТСЯ – РАЗНЕСТИ ПОЛЬСКИЕ БАЗЫ В КЛОЧЬЯ!

P.S. Как стало известно из независимых средств массовой информации, катастрофа правительственного Ту-154 (бортовой номер 101) произошла из-за злонамеренного переориентирования спутниковой навигационной системы американского производства, установленной на борту авиалайнера. GPS выдал ложные географические координаты и неправдоподобные данные о расстоянии до места посадки. Из-за чего пилот при плохих погодных условиях не успел среагировать и вытянуть самолет из пике. Никто, кроме спецслужб США, не в силах производить локальные смещения сетки координат GPS.

http://www.segodnia.ru/

Ракета для Польши попала в цель

США и Япония испытали новую противоракету совместной разработки для системы «Иджис». Перспективное средство ПРО, с технологией прямого попадания в боевые блоки баллистических ракет, уже в 2018 году планируется разместить в Польше. Кроме того, Пентагон планирует модернизацию зенитно-ракетных систем (ЗРС) Patriot, которая затронет ракеты, РЛС, систему управления огнем и будет интегрирована с системой ПРО THAAD.
В ночь с 3 на 4 февраля в районе Гавайских островов США и Япония испытали новую противоракету Standard missile 3 (SM-3) Block IIA, пишет издание Warrior.
Успешные морские испытания новой ракеты-перехватчика средней дальности провели американское Агентство по противоракетной обороне (National Missile Defense, NMD), военно-морские силы США и министерство обороны Японии. Противоракета была запущена с эсминца ВМС США USS John Paul Jones.
Целью стала баллистическая ракета средней дальности, стартовавшая из района Кауаи (Гавайские острова). Эсминец обнаружил и захватил ее на сопровождение с помощью бортового радиолокатора типа AN/SPY-1D (V), входящего в систему «Иджис» (Aegis Baseline 9.C2 weapon system), и уничтожил прямым попаданием.
Названная греческим словом aegis («эгида») в честь защищающей Зевса или Афину одежды из древнегреческой мифологии «Иджис» — это многофункциональная боевая информационно-управляющая система (БИУС), состоящая из интегрированной сети сенсоров, высокопроизводительных компьютеров и ударно-боевых средств в виде ракет-перехватчиков первого поколения Standard missile 2 (SM-2) и более усовершенствованных ракет-перехватчиков Standard missile 3 (SM-3). Запуск противоракет производится с помощью универсальных установок вертикального пуска Мк41, которые расположены под основной палубой кораблей ВМС США.
Новая SM-3 Block IIA, разработанная США в кооперации с Японией, предназначена для развертывания в 2018 году в Польше в качестве наземного варианта системы ПРО от баллистических ракет средней и промежуточной дальности, заявил представитель Агентства по противоракетной обороне США.
Боевая часть этой противоракеты представляет собой модернизированный увеличенных размеров перехватчик кинетического действия или, другими словами, предназначенный для прямого попадания в цель, а не осколочно-фугасного действия. SM-3 Block IIA также оснащена новой радиолокационной аппаратурой с повышенными возможностями по выделению боевых блоков баллистических ракет на фоне ложных целей.
Кроме того, за счет второй и третьей ступеней диаметром 21 дюйм (53,3 см) новая противоракета располагает увеличенным полетным временем и возросшими возможностями перехвата в космосе, объяснил представитель Агентства по противоракетной обороне США Кристофер Скрибэло. Использование увеличенного разгонно-маршевого двигателя повысило конечную скорость ракеты в 1,5 раза — примерно до 5 км/с, а дальность — до 1000 км.
«Ракета, разработанная совместно японской и американской промышленностью, жизненно важна для обеих наших стран и в конечном счете улучшит нашу способность защитить себя от возрастающих угроз применения баллистических ракет во всем мире», – заявил директор Агентства по противоракетной обороне США вице-адмирал Джим Сиринг.
В декабре 2015 года американская компания Raytheon получила контракт на производство противоракет SM-3 Block IIA на $543 млн. Японские соисполнители программы производят примерно 50% комплектующих, а Raytheon стала системным интегратором проекта.
Сейчас Raytheon совместно с Агентством по противоракетной обороне США модернизируют также ракету SM-3 Block IB, рассказал руководитель программы SM-3 Block IIA Кеньон Хайзер. По его словам, некоторые технологии, которые были применены на SM-3 Block IIA, в том числе программное обеспечение, будут внедрены и на SM-3 Block IB.
США и их союзники во всем мире в ближайшее время получат еще и существенно модернизированную Raytheon зенитную ракетную систему Patriot, сообщает Warrior. Новая ЗРС должна поражать все типы аэродинамических целей, включая беспилотные летательные аппараты, вертолеты, конвертопланы, крылатые ракеты, а также высокоскоростные самолеты и тактические баллистические ракеты всех видов.
ЗРК Patriot создавался еще в начале 1980-х для борьбы с тактическими баллистическими ракетами. Однако возможности современных и перспективных средств поражения существенно превосходят тактико-технические характеристики того времени, объяснил Джо Динтона, вице-президент Raytheon по развитию бизнеса и стратегии.
Модернизация предполагает использование активной фазированной антенной решетки (АФАР, или Active electronically scanned array, AESA) на основе нитрида галлия (gallium nitride – GaN) с улучшенными поисковыми возможностями. Она экономичнее предыдущих радиолокаторов для ЗРС в плане энергосбережения и обладает повышенной мощностью излучения.
Новый радар AESA GaN, по словам разработчиков, более эффективный, дешевый и ремонтопригодный, чем все его предшественники. На разработку перспективной РЛС фирма потратила более 15 лет и несколько сотен миллионов долларов собственных средств, уверяют в компании Raytheon.
Модернизации подверглись также система управления огнем и программное обеспечение Patriot, с которым специалисты добились минимальных промахов при наведении ракеты на цель. На выходе получилась ЗРС Patriot Advanced Capability 3 Missile Segment Enhancement («Пэтриот с улучшенными возможностями и модернизированным ракетным сегментом», или PAC-3 MSE).
Внедрением новых технологий Raytheon в сухопутных войсках США занимается компания Lockheed Martin. По ее данным, программа PAC-3 MSE будет испытана в Запасном центре вооруженных сил США в Гранд-Прейри (штат Техас) и на полигоне «Уайт Сэндс» (штат Нью-Мексико). Предполагаемая дата завершения испытаний — 30 января 2018 года.
Особенность РАС-3 MSE — оснащение системы зенитной управляемой ракетой с возможностью кинетического перехвата. Технология получила название hit-kill. Представители сухопутных войск США утверждают, что в новом варианте Patriot способен уничтожать тактические баллистические ракеты существенно большего радиуса действия. Кроме того, на одной пусковой установке новой ЗРС в индивидуальных транспортно-пусковых контейнерах будут размещены 16 ракет PAC-3 или 12 MSE PAC-3 вместо четырех в предыдущих версиях PAC-2.
Предполагается, что одна из наиболее современных, эффективных и надежных зенитных ракетных систем в мире будет действовать в тандеме с системой ПРО THAAD, образуя многоуровневую систему противоракетной обороны на нужном театре военных действий.
Развертывание этих элементов американской ПРО в Европе создает риски для стратегической стабильности, считает заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко.
«Деятельность США и их союзников в сфере ПРО является безусловным нарушением Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности», — предупреждает эксперт.
По его словам, внимание США и их союзников к совершенствованию систем ПВО и ПРО в последнее время резко усилилось. Однако вряд ли кинетический перехват аэродинамической цели сработает против маневрирующих боевых блоков, которые состоят на вооружении Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) России.

https://news.rambler.ru/

Сенсация: Польша уже воюет с Россией в Донбассе

Поляки на этой неделе были шокированы сенсационной новостью, которая, несмотря на все усиленные попытки властей обойти ее молчанием, стала достоянием гласности. Оказалось, что польское правительство перешло от военной риторики против России к делу. Оно втайне направило на Украину, в район вооруженного конфликта, польских военных, причем с нарушением польской Конституции. На этот раз речь идет не об инициативе частных лиц — искателей приключений, любителей риска, адреналина и военных эмоций, а о профессионально подготовленном спецподразделении кадровой польской армии.
В прифронтовую зону конфликта в восточной части Украины отправились три боевые группы по шесть человек каждая, в сопровождении офицера военной контрразведки. По вполне понятным соображениям их миссия с самого начала была овеяна атмосферой максимальной секретности, однако теперь известно, что поехали они собственным транспортом (несколькими автомобилями Toyota Hilux), их родственники не имеют с ними никакого контакта, каждый из военнослужащих был вооружен до зубов и получил солидный запас боеприпасов (по две тысячи патронов).
Уже эти факты однозначно свидетельствуют о том, что целью их поездки на Украину была не краеведческая экскурсия по прифронтовым районам и даже не, скажем, миссия по обучению украинских солдат современному военному ремеслу, а перед ними были поставлены чисто боевые задачи.
Какие же задачи в зоне вооруженного конфликта могла бы реализовать сравнительно небольшая группа польских военных? Может быть вообще это истерика из серии «много шума из ничего»? Отнюдь нет, задуматься есть над чем. Направленные на Украину командос — это элита польской армии; они действуют под девизом «Тихие и эффективные» — располагают такими техническими средствами и профессиональной подготовкой, которая позволяет им с успехом выполнять самые рискованные боевые операции. Среди задач, к реализации которых они подготовлены, не только освобождение заложников, но также, в частности, диверсионные акции в тылу противника, десантирование, организация засад и боевые действия в густо застроенной местности. Любопытно, что подразделение разместилось около 80 км от линии фронта; по собщениям одного из источников, в агротуристическом пансионате.
Решение об отправке польских командос на фронт в Донбассе принял польский министр обороны Антоний Мачеревич, причем не особенно считался с субординацией и даже требованиями польского права, в том числе Конституции, по вопросам отправки вооруженных сил за границу. Тем временем процедура принятия таких решений в законодательных актах однозначно описана: постановление об использовании вооруженных сил вне границ Польши принимает президент по инициативе Совета министров или председателя Совета министров (в зависимости от обстоятельств), после чего незамедлительно информирует о своем решении спикеров двух палат польского парламента — Сейма и Сената. Ни такого постановления, ни такой процедуры в этом случае не было.
В Польше Антоний Мачеревич известен своей антироссийской яростью уже не один год. До того, как он стал министром обороны в сформированном почти год назад правительстве, он реализовал свою суперактивность как лидер «смоленской секты» — многочисленного общественного движения, для представителей которого единственно приемлемой версией смоленской катастрофы (10 апреля 2010 года в ней погибла вся официальная польская делегация, состоящая из 96 человек, во главе с тогдашним президентом Лехом Качиньским) был «взрыв и покушение, организованное Кремлем».
Именно он ввел в польский политический обиход формулировку «смоленское злодеяние». Последовательно и решительно в течение последних лет высказывается он о смоленской катастрофе в следующем духе: «Русские при одобрении правительства премьера Туска [от автора: тогдашний премьер-министр Польши, ныне председатель Евросовета] создали пирамиду обмана, сознательно разрушали и прятали обломки самолета, подделывали „черные ящики“, уничтожали другие доказательства. Как назвать ситуацию, когда погибает вся элита, когда народу отрубают голову?! Это объявление войны со стороны России, даже если очередная атака наступит через год, два, пять лет нужно отдавать себе отчет в том, что это объявление войны!».
Многие поляки отчетливо видели, что поиски везде и во всех смертных грехах «руки Путина и Москвы» представляют собой навязчивую идею Мачеревича, поэтому не принимали его деятельность всерьез. Однако шутки кончились, когда Мачеревич стал министром обороны. Тогда многие в Польше сразу же назвали его «министром войны с Россией». Сейчас, как показало самовольное решение министра об отправке польских военных на донецкий фронт, эта шутка максимально приблизилась к действительности: Мачеревич объявил «свою собственную» войну России.
После последнего саммита НАТО, который прошел в начале июля этого года в Варшаве и во время которого Альянс решил на территории Польши, Литвы, Латвии и Эстонии разместить по батальону своих войск, в сумме около четырех тысяч человек, сменяющихся по принципу ротации, польский министр триумфально заявлял: «Наконец-то восточный фланг НАТО защищен!».
Однако, вероятно, даже сам не верил в дежурные заверения лидеров стран НАТО о «трансатлантической солидарности» и «готовности союзников защищать Польшу» — тем более, что размещение даже четырех обещанных «ротационных» батальонов, по последним сообщениям, начинает серьезно буксовать. Не случайно, в экспресс-темпе начал он формировать силы территориальной обороны — систему по сути близкую партизанскому движению, направленную, безусловно, против «агрессивной» России.
К тому же НАТО очень сдержанно подходит к конфликту в Донбассе и еще сдержаннее к вопросу поддержки в этой связи Украины. В частности, не согласилось оно на поставки Киеву вооружения, а помощь ограничилась отправкой небольших групп инструкторов, причем в отдаленные от фронта районы (польские власти, как всегда, рьяно приняли участие в таких миссиях).
Вся эта сдержанность польского «министра войны с Россией» наверняка раздражала. Не решил ли он объявлением «своей собственной войны» России втянуть НАТО в вооруженный конфликт в Донбассе? Это вполне возможный сценарий.
Интересно, чем обернется эта авантюра, если кто-то из польских командос попадет в руки представителей ополчения ДНР. Будет ли он, например, ссылаться на женевскую конвенцию об обращении с военнопленными и требовать соответствующего обращения? Это загадка для специалистов по международному праву.
Но ведь, скорее всего, участник такой секретной миссии будет выступать в мундире без знаков воинского различия. Поэтому подсказываем: если атлетически сложенный, с очевидной военной выправкой пленный будет что-то невнятно бормотать с непонятным акцентом, дело ясное: запрос по этому вопросу нужно направлять в Польшу, в военную часть командосов номер 1401 в Люблинце (небольшой городок на юге Польши). Или напрямую автору этой авантюры, министру обороны Антонию Мачеревичу — адрес даже не нужен: его кабинет находится в здании, расположенном буквально через забор с российским посольством в Варшаве.

Александр Шторм специально для EADaily из Варшавы

«Платите по счетам, панове»: Польша аннексирует Западную Украину

В информационное поле Украины периодически просачивается информация о претензиях соседних стран к украинскому государству. Речь идет о Польше, Румынии, Венгрии и даже Турции, которые проводили политику по дезинтеграции Украины еще задолго до прихода в украинскую власть команды Петра Порошенко.
Безусловно, у каждой из этих стран есть своя методика и свой подход к решению спорных территориальных вопросов с Украиной. Однако наиболее продвинулись в этом направлении польские власти, которые с сентября 2015 года начали практическую реализацию концепции «Ojczyzna ożywienie» («Возрождение Родины») по отношению к западным областям Украины, являющимися, по мнению польской стороны, исконно польскими территориями, которые рано или поздно вернутся под юрисдикцию Польши.
По большому счету, именно данная концепция и была краеугольным камнем в отношениях Польши и Украины с момента обретения последней статуса независимой страны. Проанализировав динамику политических и экономических ходов польской стороны за последние три года, приходим к выводу, что польская сторона приступила к практической реализации поэтапного возвращения в состав Речи Посполитой западных областей Украины.
Начнем с того, что еще с советских времен Польша неоднократно поднимала вопрос о принадлежности Западной Украины и, в частности, очень часто озвучивала позицию по недопущению «русификации древнего польского города Лемберга». Речь, как вы догадались, идет о городе Львове.
С обретением Украиной независимости польская сторона ожидаемо нарастила свои усилия по полонизации Западных областей Украины, сконцентрировавшись на городе Львове и Львовской, Волынской и Ивано-Франковской, а также Тернопольской областях Украины.
Например, польские власти с 1993 года финансируют из государственного бюджета экскурсии на Запад Украины для польских школьников и студентов с целью ознакомления с «исконно польскими землями». С начала двухтысячных годов Польская Республика начала претворять в жизнь второй этап полонизации Западной Украины, когда польским компаниям, готовым вложить инвестиции в экономику украинского Запада, польская сторона предоставляла льготные кредиты под бизнес-проекты. Параллельно с этим наращивалась и культурная доминанта Польши во Львове. Десятки концертов польских фольклорных ансамблей, разнообразные культурные и исторические форумы. И список таких мероприятий из года в год пополняется.
Одним из краеугольных факторов является также военная составляющая реализации планов официальной Варшавы, которая фактически разместила на территории Львовской области свою военную инфраструктуру под эгидой совместной с Литвой и Украиной военной бригады «ЛитПолУкрбриг».
Все это сопровождалось поэтапной радикализацией польской позиции и на политическом поле. Так, совсем недавно президент Польши Анджей Дудапризвал поляков быть готовыми к борьбе за возвращение бывших польских земель. Например, как передает ведущая авторской программы «Дело для репортера» польского государственного телеканала TVP1 Элизабет Яворови, президент Дуда заявил: «Я призываю всех граждан Польской республики быть готовыми к борьбе за возвращение бывших польских земель, где наши соотечественники продолжают подвергаться гонениям и унижениям со стороны уже нового украинского руководства».
«Если современная Украина осуждает действия СССР, а она их осуждает, то это государство должно добровольно вернуть земли Польши, принадлежащие ей до 1939 года. Мы уже проводим определенную работу по возвращению Полесья, Галиции и Волыни, и нам необходима поддержка всего населения польской республики. Каждый житель страны должен быть готовым к праведной борьбе за возвращение польских территорий, на которых проживает огромное число этнических поляков, которым требуется наша защита», — заключил Анджей Дуда, выступая в польском Сейме.
Конечно же, Украина пытается реагировать, однако реакция украинской стороны проявляется либо в преддверии выборов, либо на локальном уровне, по сути, это ничего не меняет. Так, лидер популярной в Украине партии «Самопомощь» мэр города Львова Андрей Садовый в резкой форме пригласил для объяснений генерального консула Польши Ярослава Дрозда в связи с инцидентом, связанным с патриотической акцией «Пробег Независимости», в ходе которой польская сторона использовала карты, на которых Львов был указан в составе Польши.
«Я пригласил к себе консула Польской Республики для выяснения позиции официальной Варшавы по поводу безобразия с картами, — пояснил Садовый. — Организаторы пробега поступили неумно, с явно провокационными целями. Дружба — дружбой, но такое делать категорически нельзя». При этом он решил не замечать одну немаловажную деталь. Часть территорий Украины, изображенных на карте, отнесена не только к Польше, но и к России (весь Юг вплоть до Одессы), и к Румынии (от Одесской области до Бессарабии). Официальной ноты или осуждения от украинских властей польская сторона, естественно, не дождалась.
Но наиболее «продуктивно» на ниве полонизации работают разнообразные польские НПО с патриотическим уклоном, основной целью которых является опять-таки возвращение Западной Украины в лоно Речи Посполитой.
Самой мощной и подготовленной организацией, выдвигающей претензии украинской стороне, является Польская неправительственная организация «Реституция Кресов», которая, по неофициальным данным, является креатурой польского МИД и которой отведена основная роль в юридическом продавливании польских претензий Украине. Как заявил один из лидеров польской партии «Смена»Матеуш Пискорский, данная организация создана для решения вопроса о возвращении «истинным хозяевам» Западной Украины потерянного имущества и денежных компенсаций за годы «оккупации», причем, какой именно «оккупации», в манифесте данного НПО предусмотрительно не указывается.
Данная организация была официально учреждена в Люблине. Что касается основных целей и задач, то они заключаются в правовом анализе возможности получения компенсации за утраченную недвижимость и другие виды собственности на территории Украины. Глава «Реституции Кресов» Конрад Ренкас говорит: «Если посмотреть на опыт Польши и других стран Восточной Европы, которые уже вступили в Евросоюз, то у них этот процесс уже завершен или уже завершается. Сейчас Украина объявляет официально, что она собирается соблюдать принципы ЕС, предусмотренные в соглашении об Ассоциации с ЕС, поэтому возникла идея создания структуры, которая будет заниматься сбором данных о возможных требованиях наследников и бывших владельцев имущества на территории Украины, и будет разрабатывать правовой и законный путь получения компенсации».
По оценке того же Ренкаса, таких людей на настоящий момент более 120 тысяч, речь может идти не только о финансовых претензиях, которые исчисляются десятками миллиардов евро, но и о недвижимости. «Реституция кресов» окажет им правовую поддержку в судах.
«Мы обращаемся с требованием к киевским властям быть просто последовательными. Если они декларируют свое движение по европейскому пути, то должны признать и европейские стандарты. В том числе основное правовое положение, гласящее, что собственность свята. Нами ведется сбор информации и материалов, позволяющих обратиться с индивидуальными и коллективными исками к украинскому государству. Будем подавать иски с требованием возврата имущества либо выплаты денежных компенсаций по рыночным ценам. Мы и наши юристы будем выступать в украинских судах, в польских судах и в судах тех стран, гражданами которых в настоящее время являются лишенные имущества граждане. Следующим этапом будет обращение в судебные инстанции тех стран, например, Соединенных Штатов, где принимаются иски в отношении любого государства, либо в Европейский суд, тем более Украина подписала договор о евроассоциации, где черным по белому написано о взятых на себя обязательствах», — сказал Конрад Ренкас.
Однако сами польские активисты считают, что Киев пассивен в своем движении в сторону «Европы». Причина в непоследовательности Киева, который заявляет о своем стремлении в Европу, но при этом не горит желанием руководствоваться европейскими правовыми нормами.
«В данном случае я бы хотел отметить, мягко выражаясь, непоследовательность, чтобы не сказать — непорядочность киевских властей. Разумеется, можно было ожидать, что заявления, которые делались перед ассоциацией с Евросоюзом, воспринимаются в Киеве так же, как и заявления, которые они делают в связи с боевыми действиями: как чистая пропаганда без правовых последствий. Но в европейском законодательстве слова, особенно письменные заявления, имеют значение. Вот на этом поле мы и хотели бы прижать к стенке киевские власти, чтобы те прямо сказали, чего они хотят. Получить блестящую обертку, а внутри остаться дикой страной, управляемой олигархами и бандеровцами, либо признать, что закон — это то, что отличает их разрушающееся государство от государств, уважающих закон», — отметил Конрад Ренкас.
Глава «Реституции Кресов» заранее отметает как несостоятельную возможную аргументацию Киева об отсутствии у украинского государства денег на выплату компенсаций. «Польские требования на начальном этапе, это 5 млрд долларов. Евросоюз вливает в киевский режим миллиарды евро, а это значит, что этот режим в состоянии погашать давние долги, а не только покупать оружие против собственных граждан», — считает Конрад Ренкас.
И польские, и украинские политические эксперты уверены, что финансовые претензии поляков к Украине — это всего лишь начало масштабного процесса по переформатирования запада Украины, тем более за финансовыми претензиями однозначно подтянутся и территориальные, поскольку, как видим, официальная Варшава уже особо не гнушается озвучивать свои экспансионистские планы по отношению к «братской» Украине.

Ян Матушевский (Киев)

Варшава в боевой стойке

Варшава собирается разрешить иностранным войскам проводить военные операции на территории Польши в мирное время. Причем, речь идет не только об учениях.
Новые правила предусматривает новый законопроект, принятый на днях правительством страны, который значительно упрощает процедуру ввода и размещения союзнических армейских подразделений на польских землях. Официально — для укрепления вооруженных сил Польши.
Вместе с тем, как пишет местное информационное агентство РАР — на него ссылается РИА «Новости» — документ предполагает, что иностранные войска смогут осуществлять превентивные, «сдерживающие или требующие применения сил высокой готовности» действия на суше и в воздушном пространстве Польши.
И если ранее замминистра национальной обороны Томаш Шатковский сокрушался: даже в случае непосредственной военной угрозы, выдача разрешения на действия войск НАТО в Польше займёт две недели. То теперь он должен быть доволен. После одобрения новых поправок Сеймом и Сенатом, а также наложения соответствующей резолюции президентом Дудой, срок принятия решения сократится до трех дней.
При этом согласие на действия союзных войск на территории страны будет давать президент по запросу министра обороны. Но с одобрения премьер-министра.
Корректировку законов под чужие армии в руководстве страны объясняют «ухудшающейся ситуацией в сфере безопасности по соседству с Польшей и в других странах Центральной и Восточной Европы». Как отмечается в заявлении информационного центра правительства, «меняющаяся геополитическая ситуация может потребовать незамедлительной поддержки польских вооруженных сил иностранными войсками».
Указаний на какие-то конкретные угрозы нет. Но помня недавние заявления из Варшавы, а также «любимого конька» прибалтийских лидеров и американских генералов, можно догадаться, что «дружить» на театре военных действий (пока виртуальном) они собираются против мифической «российской агрессии».
Но неужели поляки, действительно, искренне верят в эту страшилку и готовы настолько обманываться, что добровольно обустраивают свою страну под военную базу НАТО? Со всеми вытекающими…
— Польша не так проста, как может казаться. Она разыгрывает собственную партию, — уверен директор Центра стратегической конъюнктуры, военный аналитик Иван Коновалов.
— Причем, игра поляков нынешняя где-то сродни турецкой игре: и те, и другие — члены НАТО. Но турки повели себя не слишком умно. Поэтому сейчас их позиция в НАТО достаточно серьезно маргинализирована. Даже американцы пытаются от них дистанцироваться.
Все это, в общем, показатель того, чем является эта организация — Североатлантический альянс. Ее пытаются использовать постоянно. А в последнее время это приобрело просто лавинообразный характер.
«СП»: — Как сюда встраивается Польша?
— У Польши есть совершенно четкая задача, которая, конечно, отличается от турецкой. Но, тем не менее, пробивают они ее с неменьшим упорством.
Поляки, во-первых, хотят быть «номером один» в Восточной Европе. То есть, среди тех стран бывшего социалистического содружества, которые когда-то были членами Варшавского договора, а потом постепенно вступили в НАТО. Для них это важно — страна «номер один» в НАТО. Потому что это означает «друг номер один» США.
Американцы, кстати, с большим удовольствием дают добро польскому правительству на различные политические эскапады. Но при этом не очень замечают, что фактически их уже используют. То есть, это не Америка использует Польшу, а Польша использует США.
Потому что, как только с помощью различных ухищрений поляки добьются, что Польша станет главным местом присутствия американских войск в Восточной Европе — а это на сегодня их главная цель — они смогут диктовать свою политику соседям.
«СП»: — Кому? Странам Балтии?
— Для них Польша давно дирижёр. Но есть еще Венгрия, Чехия, Словакия, которые занимают совершенно другую позицию. Кардинально другую, я бы сказал. При этом они члены Вышеградской группы, где Варшава тоже пытается играть главную скрипку. А в перспективе, вообще, возможно, захочет взять остальных под контроль.
Поэтому цель Польши очевидна. Они используют антироссийскую истерию для того, чтобы набрать очки лично для себя. А всякие там европейские ценности, демократия, натовская солидарность, — все это для них чушь собачья. Что их интересует, так это выстраивание такой конфигурации взаимоотношений с Соединенными Штатами, чтобы американцам некуда было больше деваться — они должны опираться только на Варшаву. Вашингтон должен опираться на Варшаву в Восточной Европе — вот их главная задача.
«Польша от моря до моря» — помните такой лозунг? Польские многие политики его наверняка не забыли. И вот таким образом пытаются выстраивать нынешние взаимоотношения, понимая, что нет серьезных ресурсов, чтобы, скажем так, «жёсткой силой» или «мягкой силой» убедить всех своих соседей в том, что «мы главные!». Но наш «старший брат» — это Соединенные Штаты! И, образно говоря, «я — любимая жена этого господина».
Вот и все.
«СП»: — А чем тут поможет новый закон?
— На самом деле, Польша уже предлагала отказаться от основополагающего акта Россия-НАТО от 1997 года, который запрещает новым членам альянса размещать на своей территории существенные натовские силы на постоянной основе.
«СП»: — Если я не ошибаюсь, эту идею озвучил «на полях» недавней Мюнхенской конференции по безопасности глава МИД Польши Витольд Ващиковский?
— Да. Но НАТО не приняло подобный подход. Потому что там еще остались трезво мыслящие политики, которые понимают, что сейчас есть украинский кризис, сирийский кризис, а когда-то все равно надо восстанавливать взаимоотношения и жить в мире.
А Польша с помощью нового закона как бы обойдет договоренности от 97-го года. Все можно будет делать на двусторонней основе без НАТО. Логика здесь простая: у нас есть закон о присутствии иностранных войск. Значит, мы можем принять решение в течение трех дней.
И если они его принимают, то это уже суверенное право государства Польша. Не в рамках НАТО.
Понятно, какие это могут быть войска — только американские. Априори. Хотя, может, и японские. Конечно, если японцы будут не против. Потому что у них тоже теперь изменено законодательство, и они могут действовать вне пределов своей государственной юрисдикции. Но, на самом деле, только США, у которых есть деньги, могут себе такое позволить.
А размещение американцев на территории Польши — это то самое сближение с Вашингтоном, которого так жаждет Варшава. Кроме того, в Америке ведь очень много поляков и там серьезное польское лобби. И в армии американской я, например, встречал достаточно поляков, которые остаются поляками по духу, по менталитету. Но при этом они американские военные.
«СП»: — Для нас этот «неравный брак» Варшавы и Вашингтона проблема?
— А как же!.. Официально Польша с нашей основной территорией не граничит. Но у нас есть Калининградская область, которая фактически окружена Польшей.
Конечно, хочется надеяться, что, как и любое европейское государство, Польша не склонна к каким-то радикальным или эмоциональным решениям. И все воинственные и антироссийские заявления ее руководства это только риторика. Тем не менее, здесь есть опасность, которой даже сами поляки пока не замечают. Эта риторика уже настолько живет своей жизнью, что может создаться ситуация, когда и все эти глупости по поводу российской угрозы заживут самостоятельной жизнью в политическом руководстве Польши. А это, безусловно, опасно.
«СП»: — Чем?
— Знаете, европейцы давно себя убедили в том, что они люди нормы, процедуры. Что все решается коллегиально, решается демократически. И что не может быть ситуации, когда идеология, эмоции, истерика одержат верх. Они почему-то себя убедили, что это так. А я уверен, что все может быть как раз наоборот. Кто думал, например, что на Украине, где двадцать три года все было спокойно, вдруг народится такой нацистский монстр. До сих пор все в шоке от того, какое нацистское государство оказалось посреди Европы.
А в Польше радикальные настроения сильней. Недавно даже Германия обвиняла Варшаву в диктаторских амбициях. А ведь демократической диктатуры не бывает, как известно. То есть, уже немцы бьют тревогу…
Но американцы — идеалисты. Они в последнюю очередь начинают изучать страну, с которой сотрудничают. Для них это обычное дело. Они не слушают, не видят ничего. Смотрят цифры и договоры. Они не разбираются, что за люди эти союзники, какова история этой страны, как там принимаются политические решения, и что там за политические партии. Для них это вообще никогда не было интересно. Они это в последнюю очередь начинают рассматривать, когда совершают ошибки.
Поэтому, я думаю, Польша будет двигаться в этом направлении и дальше. Вообще, в идеале Варшава, конечно, хотела бы стать союзником номер один США в Европе в целом. Но это невозможно, поскольку есть Германия, Великобритания и Франция. А в Восточной Европе шансы есть.
Единственное, все зависит от того, когда окончательно эта «спайка» произойдет. То есть, когда американцам придется объявить: хотите иметь дело с нами — обращайтесь сначала к полякам.
Свободная пресса

Польша припомнит Украине Львов?

Президент Анджей Дуда прозрачно намекает, что «восточные территории» должны принадлежать его стране

Ежегодный марш в День независимости Польши в Варшаве запомнился не только массовостью — в нём приняли участие около 60 тысяч человек — в основном молодых поляков. Новым явлением во время марша стали антибандеровские лозунги, общий настрой которых можно обозначить, как: мы не забыли Волынскую резню и прочие преступления украинских пособников нацизма во время Второй мировой войны. Что характерно, каксообщает «ПолитНавигатор», обращение к участникам марша отправил президент Анджей Дуда.
До сих пор польские политики старались дистанцироваться от всех «щекотливых» моментов в истории отношений между Польшей и Украиной. Однако, похоже, что-то стало меняться в этом смысле.
Также во время марша были распространены листовки организации «Реституция Кресов», которая требует компенсации наследникам польских владельцев имущества на сегодняшней территории Украины.
То есть налицо тенденция — чем слабее восточный сосед, тем больше у поляков к нему вопросов и претензий. До какой степени может дойти этот процесс?
— Примерно две недели назад Анджей Дуда сделал довольно прозрачное заявление о том, что Польша реально рассматривает вероятность возвращения в свой состав Западной Украины, «отторгнутой» от неё в 1939 году, — говорит обозреватель МИА «Россия сегодня» Ростислав Ищенко. — Такой настрой обусловлен тем, что, по мнению польского истеблишмента, распад Украины неизбежен. До этого несколько раз схожие заявления делали сенаторы, представители правящей партии и т. д. Что характерно и представители оппозиционных партий высказывались в этом же духе. То есть польское общество по данному вопросу едино.

Верховная Рада «незалежной» в очередной раз провалила принятие «безвизовых» законов
Кстати, прежде польская концепция безопасности предусматривала, что существование единой независимой Украины — гарантия от того, что со временем не поделят и саму Польшу. Но теперь поляки считают, что «больного» уже не спасти, и считают, что лучше воспользоваться слабостью Украины, чем только терпеть последствия в виде беженцев и т. д.
«СП»: — Поляки сохранили своё прежнее отношение к украинцам, как к людям «второго сорта»?
— Я думаю, сейчас неприятие поляков к украинцам даже усилилось, если сравнивать с периодом, скажем, перед Второй мировой войной. Был момент после распада СССР, когда поляки вполне искренне считали, что теперь после длительного периода «исторических недоразумений» у них с украинцами настало национальное примирение. Но после 2004 года, когда началась героизация Бандеры и других организаторов геноцида поляков, в Польше стало довольно быстро меняться общественное мнение. С того времени Украину и Польшу объединяла в основном антироссийская политика властей. Рядовые поляки всё чаще стали воспринимать жителей «незалежной» примерно так, как некогда относились польские паны к своим подневольным крестьянам-украинцам.
— Надо всё же разделять политические отношения между Польшей и Украиной, и общественные отношения, — считает генеральный директор фонда «Историческая память» Александр Дюков. — В рамках польско-украинских отношений на межгосударственном уровне тема Волынской резни и прочих «подвигов» бандеровцев не поднимается. И по политическим соображениям в обозримой перспективе подниматься не будет.
Ясно, что польские власти будут поддерживать антироссийский режим в Киеве. И потому что такова позиция США, на которую ориентируется Варшава, и потому что сама польская элита хочет играть важную роль на Украине. И опёка над «европейской Украиной» для Польши — это способ повысить собственную значимость на международной арене. На этом фоне на политическом уровне вопросы, связанные с преступлениями бандеровцев против мирного польского населения почти не поднимаются.
С другой стороны, в общественной сфере происходят свои процессы. Эта тематика становится всё более значимой. Ещё несколько лет назад только организации, представляющие интересы выходцев с кресов (поляков, переселённых после Второй мировой войны с территории Западной Украины), поднимали вопрос о преступлениях украинских нацистов. Эти организации были достаточно влиятельны, но в целом тематика находилась на периферии общественного внимания.
Однако по мере того, как на Украине всё больше внимания уделяют героизации ОУН УПА*, тем больше поляки уделяют этой теме внимания. Она из разряда исторической всё больше переходит в разряд злободневной современности. Рядовых поляков возмущает героизация в соседней стране тех, кто уничтожал их соотечественников.
Возможно, что пока это не влияет прямо на политику. Но при дальнейшем развитии эта тема, окончательной перейдёт в разряд политической для поляков. Уже сейчас мы видим, что в Польше растёт поддержка правоконсервативных сил. А польский национализм по отношению к украинскому — довольно конфликтен.
«СП»: — Поляки вообще с некоторым высокомерием относились к украинцам, если вспомнить историю. Не захотят ли они в итоге политическим или каким-то иным способом подчинить себе те территории, которые считают своими? Тем более в условиях тихого «расползания» и ослабления украинского государства?
— На политическом уровне Польша не рискнёт в ближайшее время поставить вопрос о присоединении к своей территории Западной Украины. В обществе такие настроения усиливаются. Ещё несколько лет назад были случаи, когда в польском общественном транспорте били украинских националистов с криками: «Вы нам ещё за Львов ответите…». Но всё же общественные настроения в ближайшее время вряд ли выльются в политические шаги польского руководства.
«СП»: — А каковы могут быть последствия так называемой реституции кресов?
— Да, тут могут интересные повороты ситуации. Действительно, подписав документы, связанные с евроассоциацией, Киев дал согласие и на запуск процесса реституции. Для потомков сотен тысяч поляков, некогда проживавших на Западной Украине, это вопрос крайне важный. Многие из них знают, что множество зданий могли бы вернуться к правопреемникам прежних владельцев. Тут важен вопрос, насколько украинские суды будут признавать права новых претендентов на недвижимость. Думаю, что в большинстве случае кресы будут получать отказ. «Экономический пирог» на Украине и так съёживается стремительно, и допускать ещё и передачу значительной части имущества полякам украинцы не станут.
«СП»: — Однако есть пример прибалтийских государств, где как раз реституция имела достаточно серьёзные последствия…
— Этот процесс зависит не только от принятых в стране законов, но и отношения к ним политической элиты. В Прибалтике был достигнут определённый консенсус между различными частями местных политических элит. Часть прибалтийских эмигрантов получила имущество своих предков, а выходцы из партийно-номенклатурной среды получили возможность приватизации созданного в советские годы. И все были довольны. Даже если предположить, что на Украину надавят с Запада, всё равно процесс реституции в стране будет довольно вялотекущим. К тому же в Киеве прекрасно понимают, что никакой реальной евроинтеграции им не светит. Их задача сейчас не сделать всё, чтобы понравиться евробюрократам, а сделать всё, чтобы получить кредиты МВФ.
________________________________________
* Решением Верховного суда РФ от 17 ноября 2014 года УПА и ОУН внесены в список запрещенных организаций.

Алексей Верхоянцев

F-16 не остановят российские самолеты

Интервью с генералом Романом Полько, бывшим командующим подразделения спецназа GROM

Do Rzeczy: По мнению бывшего командующего сухопутными войсками Польши генерала Вальдемара Скшипчака (Waldemar Skrzypczak), марш на Варшаву (если мы не получим поддержки НАТО) занял бы у россиян три-четыре дня. Вы разделяете это мнение?

Роман Полько (Roman Polko): Такой сценарий выглядит, конечно, реально, однако СМИ сконцентрировали свое внимание только на одном аспекте высказывания генерала Скшипчака — на скорости вторжения. Но ключевой вопрос звучит: что было бы дальше? Разумеется, россияне способны войти в Польшу, но, как мне представляется, они не смогли бы долго удержаться на нашей территории.

— Польша — слишком крупный для России противник, чтобы Путин думал о вторжении в нашу страну?

— Мы слишком большой «зверь», чтобы нас проглотить. Оставаться на нашей территории было бы слишком сложной задачей даже для такой сильной военной державы, как Россия. Здесь следует задать себе фундаментальный вопрос: зачем вообще Путину делать нечто подобное? В 1920 году большевики дошли до Варшавы, но тогда советская Россия хотела нести свою революцию на Запад. Сейчас ни один здравый человек в России таких планов не строит. Занять часть нашей страны россиянам было бы относительно легко, но гораздо труднее было бы удержаться на враждебной территории. По моим оценкам, россиянам абсолютно невыгодно оккупировать часть Польши или стран Балтии. Это бы означало войну с НАТО и разрыв отношений с Западом во всех сферах, что, в свою очередь, привело бы к слишком большим потерям для Кремля.

— Однако в последнее время все отчетливее видно, что Россия стремится возродить свою империю. Остается лишь вопрос, где будет проходить граница.

— Я считаю, что стратегическая цель Путина — удержать Украину в собственной сфере влияния: не допустить, чтобы она стала членом НАТО или ЕС. Россия много лет подряд предпринимала политико-экономические действия в этом направлении, усиливала зависимость Киева от своего сырья, управляла частью пророссийских украинских политиков. Когда ситуация изменилась, и оказалось, что Украина все же не хочет бросаться в объятия Путина, россияне прибегли к более радикальным методам. Они решили настолько дестабилизировать нашего восточного соседа, чтобы ни ЕС, ни НАТО не взяли его к себе, потому что это было бы невыгодно для безопасности Запада.

— Но если все же воплотится в жизнь самый плохой сценарий и столкновение с россиянами произойдет, в каких областях у нас будут самые большие шансы?

— Я читаю, что наш главный козырь — это моральный дух армии и поляков в целом. У нас цельное общество, у нас нет проблем с российским меньшинством. Мы обладаем прекрасными традициями партизанских действий, развитыми и отлично функционирующими специальными войсками. В столкновении с сильным врагом эффективное оружие — это именно нерегулярные действия. Хотя противник располагает значительно большим арсеналом, он несет потери от рук «невидимого врага», который наносит ему болезненные методичные удары. В результате враг приходит к выводу, что оккупация приносит ему больше вреда, чем выгоды. Напомню, что мощная американская армия несла огромные потери во Вьетнаме от рук партизан. В Афганистане происходит то же самое: не слишком большие силы талибов наносят чувствительные удары по натовским структурам. Что уж говорить о гипотетических нерегулярных военных действиях с участием поляков, большинство которых проходили военную подготовку. Такая перспектива должна заставлять серьезно задуматься каждого потенциального агрессора, думающего о нападении на нашу страну.

— Чем конкретно занимались бы наши специальные войска, действующие за линией врага?

— Организацией партизанских действий, помощью местному населению в организации сопротивления, атаками на коммуникационные пути — в целом всем, что помешает эффективно управлять оккупированной территорией. Образец здесь — это, конечно, легендарная группа «тихотемных» из Армии Крайовой. Как Россия использует свои специальные подразделения, чтобы сеять хаос на Украине, так и мы (подозреваю, что даже гораздо лучше) смогли бы использовать наши специальные силы, чтобы оккупация части нашей территории стала просто невыгодной. Специальные войска — это наша сильная сторона, и следует это поддерживать. К сожалению, после реформирования (я называю это «деформированием») системы командования польской армии будущее этого громадного потенциала выглядит не слишком оптимистично.

— А наша авиация, в том числе 48 истребителей F-16, не может быть для потенциального агрессора не менее устрашающим фактором, чем специальные войска?

— Несколько десятков F-16 не остановят несколько сотен российских боевых самолетов. Кроме того, F-16 оказались слишком нежными для наших аэродромов: они очень «чувствительны» к сложным условиям посадки, а на войне не везде бывают идеальные взлетные полосы. К сожалению, наши ВВС выглядят не так хорошо, как нам хотелось бы.

— А противовоздушная оборона?

— В этой сфере у нас — большие проблемы. Политики рассказывают разные истории о польской системе ПРО, но у нас нет простой противовоздушной обороны. Мы оказались не слишком эффективны в убеждении наших натовских партнеров, что из-за нашего положения на восточных рубежах Альянса следует разместить у нас объекты НАТО, которые бы повысили нашу способность поражать воздушные цели. Мы с большой помпой встречали американские ракеты Patriot, а оказалось, что у них нет даже боевых боеголовок.

— Наш основной слабый пункт — это военно-морской флот?

— Несомненно. В военном смысле на Балтике мы практически не присутствуем. У нас есть несколько устаревших подлодок, а у россиян — несколько десятков современных. Я сомневаюсь, что с такими слабыми морскими силами мы способны защитить польскую буровую платформу от какой-нибудь провокации вроде атаки «экологов» или просто «зеленых человечков», не говоря уже о настоящих военных действиях.

— То есть в море мы обречены на силы устрашения, которыми наверняка располагают наши натовские союзники.

— Да, на море Альянс обладает над Россией многократным перевесом. И хотя наше участие здесь минимально, Путин не может с этим не считаться и этого не бояться. По крайней мере я на это надеюсь.

— Остаются лишь вопрос, есть ли у НАТО реальное желание использовать этот потенциал в случае воплощения в жизнь негативного сценария. Вы в этом плане оптимист?

— Каждый союз создается для того, чтобы его члены получили от него выгоды. Конечно, это не «жесткие» гарантии. В наших разговорах с партнерами по НАТО мы неоднократно слышали, что Пятая статья сформулирована так, что «мы можем вам помочь, но нигде не сказано, что мы должны это делать». Эта помощь может выглядеть по-разному: от поставок техники или боеприпасов до отправки войск. Но точно так же она может быть словесным воззванием к агрессору, чтобы тот прекратил свои действия. Мы все же убеждены, что гипотетическое нападение на территорию Польши создаст очень конкретную угрозу для наших соседей, хотя бы для немцев или чехов. Такое нападение наверняка предварялось бы вторжением в страны Балтии, так что по крайней мере по этой причине, для защиты собственных интересов, наши партнеры, наученные опытом предыдущих эпох, вступились бы в нашу защиту. Я в этом уверен.

— Как должен выглядеть ответ нашей армии на то, что происходит на Украине?

— После 1989 года, когда завершилась холодная война, воцарилась всеобщая радость, будто бы угроза из-за восточной границы уже навсегда ликвидирована. Когда я сам на международных конференциях объяснял, что все не настолько прекрасно, и что в стратегических планах НАТО следует учитывать сценарий российской агрессии, меня называли русофобом. Трагедия, которая произошла на Украине, при всех своих мрачных стонах имеет один плюс: она покончила с имиджем разумной и предсказуемой России, продемонстрировала ее истинное лицо — непредсказуемого и опасного государства. Однако ответ на российскую агрессию пока слишком слаб: не было широкомасштабных военных учений НАТО, а присутствие войск Альянса на его восточных рубежах остается символическим.

— Если бы в нынешней ситуации нам пришлось еще раз принимать решение об отказе от всеобщей воинской обязанности, какую сторону вы бы сейчас заняли?

— Давно известно, что раб не может быть хорошим солдатом. Профессиональная армия была верным шагом, только у нас эта операция закончилась на этапе профессионализации солдат. Чтобы назвать нашу армию в полной мере профессиональной, нам предстоит еще многое сделать.

Оригинал публикации: F-16 nie powstrzymają rosyjskich samolotów
Петр Влочик (Piotr Włoczyk)
«Do Rzeczy»,Польша

Болгария попробует отремонтировать свои советские МиГ-29 в Польше

Болгария хочет ремонтировать двигатели своих истребителей МиГ-29 у «партнёра по НАТО», несмотря на отсутвие у него лицензии на обслуживание данных самолётов
Минобороны Болгарии завершило очередной этап переговоров с Польшей по вопросу о ремонте двигателей истребителей МиГ-29, находящихся на вооружении болгарской армии, и в конце текущего месяца, либо в начале следующего стороны подпишут соответствующий договор. Об этом сообщил 9 июля министр обороны Болгарии Николай Ненчев, передаёт БГНЕС.
По словам министра, для обеспечения охраны воздушного пространства Болгарии на сегодняшний день необходим срочный ремонт девяти истребителей. Обслуживание самолётов в Польше обойдётся гораздо дешевле, чем в России, кроме того Польша предоставляет возможность рассрочки, заявил он. «Поскольку мы являемся партнёрами по НАТО, польская компания отремонтирует болгарские самолёты по тем ценам, по которым они ремонтируют свои собственные», — сказал Ненчев.
Глава Минобороны также не исключил, что Польша может предоставить Болгарии несколько двигателей для Миг-29 впрокат на период, пока будет осуществляться ремонт болгарских двигателей.
Напомним, в январе этого года, после визита в Софию генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, болгарский министр обороны заявил, что Болгария не планирует продлевать контракт с Россией на обслуживание своих истребителей МиГ-29, срок действия которого истекает в сентябре 2015 года, а ремонтировать самолёты намерена в Польше. Отказ от услуг российской стороны Ненчев обосновал высокой стоимостью ремонта.
После этого представитель РСК «МиГ» в Болгарии, лётчик-космонавт Александр Александров информировал, что Польша не может осуществлять ремонт и обслуживание болгарских МиГ-29, поскольку не имеет необходимой лицензии для этого. Это информацию он подтвердил в начале июля в интервью болгарской газете «Преса». Александров также сообщил, что все запасные части для МиГ-29 польская сторона закупает в России, поэтому ремонт этих истребителей в Польше по определению не может быть дешевле.
Слова Александрова об отсутствии лицензии у Польши подтверждают и другие военные эксперты, выражая недоумение в связи с переговорами, которые ведёт болгарский министр. В РСК «МиГ», тем временем, предупреждают, что в случае ремонта болгарских истребителей в Польше, компания будет вынуждена считать их бракованными и снимет с себя всю
Добавим, ранее в этом году Николай Ненчев после визита в Варшаву заявлял, что Польша готова бесплатно предоставить Болгарии во временное пользование подержанные двигатели для четырёх самолётов МиГ-29, однако в пресс-службе Минобороны Польши эту информацию затем опровергли.

http://regnum.ru/

Интервью с генералом Романом Полько, бывшим командующим подразделения спецназа GROM

Do Rzeczy: По мнению бывшего командующего сухопутными войсками Польши генерала Вальдемара Скшипчака (Waldemar Skrzypczak), марш на Варшаву (если мы не получим поддержки НАТО) занял бы у россиян три-четыре дня. Вы разделяете это мнение?

Роман Полько (Roman Polko): Такой сценарий выглядит, конечно, реально, однако СМИ сконцентрировали свое внимание только на одном аспекте высказывания генерала Скшипчака — на скорости вторжения. Но ключевой вопрос звучит: что было бы дальше? Разумеется, россияне способны войти в Польшу, но, как мне представляется, они не смогли бы долго удержаться на нашей территории.

— Польша — слишком крупный для России противник, чтобы Путин думал о вторжении в нашу страну?

— Мы слишком большой «зверь», чтобы нас проглотить. Оставаться на нашей территории было бы слишком сложной задачей даже для такой сильной военной державы, как Россия. Здесь следует задать себе фундаментальный вопрос: зачем вообще Путину делать нечто подобное? В 1920 году большевики дошли до Варшавы, но тогда советская Россия хотела нести свою революцию на Запад. Сейчас ни один здравый человек в России таких планов не строит. Занять часть нашей страны россиянам было бы относительно легко, но гораздо труднее было бы удержаться на враждебной территории. По моим оценкам, россиянам абсолютно невыгодно оккупировать часть Польши или стран Балтии. Это бы означало войну с НАТО и разрыв отношений с Западом во всех сферах, что, в свою очередь, привело бы к слишком большим потерям для Кремля.

— Однако в последнее время все отчетливее видно, что Россия стремится возродить свою империю. Остается лишь вопрос, где будет проходить граница.

— Я считаю, что стратегическая цель Путина — удержать Украину в собственной сфере влияния: не допустить, чтобы она стала членом НАТО или ЕС. Россия много лет подряд предпринимала политико-экономические действия в этом направлении, усиливала зависимость Киева от своего сырья, управляла частью пророссийских украинских политиков. Когда ситуация изменилась, и оказалось, что Украина все же не хочет бросаться в объятия Путина, россияне прибегли к более радикальным методам. Они решили настолько дестабилизировать нашего восточного соседа, чтобы ни ЕС, ни НАТО не взяли его к себе, потому что это было бы невыгодно для безопасности Запада.

— Но если все же воплотится в жизнь самый плохой сценарий и столкновение с россиянами произойдет, в каких областях у нас будут самые большие шансы?

— Я читаю, что наш главный козырь — это моральный дух армии и поляков в целом. У нас цельное общество, у нас нет проблем с российским меньшинством. Мы обладаем прекрасными традициями партизанских действий, развитыми и отлично функционирующими специальными войсками. В столкновении с сильным врагом эффективное оружие — это именно нерегулярные действия. Хотя противник располагает значительно большим арсеналом, он несет потери от рук «невидимого врага», который наносит ему болезненные методичные удары. В результате враг приходит к выводу, что оккупация приносит ему больше вреда, чем выгоды. Напомню, что мощная американская армия несла огромные потери во Вьетнаме от рук партизан. В Афганистане происходит то же самое: не слишком большие силы талибов наносят чувствительные удары по натовским структурам. Что уж говорить о гипотетических нерегулярных военных действиях с участием поляков, большинство которых проходили военную подготовку. Такая перспектива должна заставлять серьезно задуматься каждого потенциального агрессора, думающего о нападении на нашу страну.

— Чем конкретно занимались бы наши специальные войска, действующие за линией врага?

— Организацией партизанских действий, помощью местному населению в организации сопротивления, атаками на коммуникационные пути — в целом всем, что помешает эффективно управлять оккупированной территорией. Образец здесь — это, конечно, легендарная группа «тихотемных» из Армии Крайовой. Как Россия использует свои специальные подразделения, чтобы сеять хаос на Украине, так и мы (подозреваю, что даже гораздо лучше) смогли бы использовать наши специальные силы, чтобы оккупация части нашей территории стала просто невыгодной. Специальные войска — это наша сильная сторона, и следует это поддерживать. К сожалению, после реформирования (я называю это «деформированием») системы командования польской армии будущее этого громадного потенциала выглядит не слишком оптимистично.

— А наша авиация, в том числе 48 истребителей F-16, не может быть для потенциального агрессора не менее устрашающим фактором, чем специальные войска?

— Несколько десятков F-16 не остановят несколько сотен российских боевых самолетов. Кроме того, F-16 оказались слишком нежными для наших аэродромов: они очень «чувствительны» к сложным условиям посадки, а на войне не везде бывают идеальные взлетные полосы. К сожалению, наши ВВС выглядят не так хорошо, как нам хотелось бы.

— А противовоздушная оборона?

— В этой сфере у нас — большие проблемы. Политики рассказывают разные истории о польской системе ПРО, но у нас нет простой противовоздушной обороны. Мы оказались не слишком эффективны в убеждении наших натовских партнеров, что из-за нашего положения на восточных рубежах Альянса следует разместить у нас объекты НАТО, которые бы повысили нашу способность поражать воздушные цели. Мы с большой помпой встречали американские ракеты Patriot, а оказалось, что у них нет даже боевых боеголовок.

— Наш основной слабый пункт — это военно-морской флот?

— Несомненно. В военном смысле на Балтике мы практически не присутствуем. У нас есть несколько устаревших подлодок, а у россиян — несколько десятков современных. Я сомневаюсь, что с такими слабыми морскими силами мы способны защитить польскую буровую платформу от какой-нибудь провокации вроде атаки «экологов» или просто «зеленых человечков», не говоря уже о настоящих военных действиях.

— То есть в море мы обречены на силы устрашения, которыми наверняка располагают наши натовские союзники.

— Да, на море Альянс обладает над Россией многократным перевесом. И хотя наше участие здесь минимально, Путин не может с этим не считаться и этого не бояться. По крайней мере я на это надеюсь.

— Остаются лишь вопрос, есть ли у НАТО реальное желание использовать этот потенциал в случае воплощения в жизнь негативного сценария. Вы в этом плане оптимист?

— Каждый союз создается для того, чтобы его члены получили от него выгоды. Конечно, это не «жесткие» гарантии. В наших разговорах с партнерами по НАТО мы неоднократно слышали, что Пятая статья сформулирована так, что «мы можем вам помочь, но нигде не сказано, что мы должны это делать». Эта помощь может выглядеть по-разному: от поставок техники или боеприпасов до отправки войск. Но точно так же она может быть словесным воззванием к агрессору, чтобы тот прекратил свои действия. Мы все же убеждены, что гипотетическое нападение на территорию Польши создаст очень конкретную угрозу для наших соседей, хотя бы для немцев или чехов. Такое нападение наверняка предварялось бы вторжением в страны Балтии, так что по крайней мере по этой причине, для защиты собственных интересов, наши партнеры, наученные опытом предыдущих эпох, вступились бы в нашу защиту. Я в этом уверен.

— Как должен выглядеть ответ нашей армии на то, что происходит на Украине?

— После 1989 года, когда завершилась холодная война, воцарилась всеобщая радость, будто бы угроза из-за восточной границы уже навсегда ликвидирована. Когда я сам на международных конференциях объяснял, что все не настолько прекрасно, и что в стратегических планах НАТО следует учитывать сценарий российской агрессии, меня называли русофобом. Трагедия, которая произошла на Украине, при всех своих мрачных стонах имеет один плюс: она покончила с имиджем разумной и предсказуемой России, продемонстрировала ее истинное лицо — непредсказуемого и опасного государства. Однако ответ на российскую агрессию пока слишком слаб: не было широкомасштабных военных учений НАТО, а присутствие войск Альянса на его восточных рубежах остается символическим.

— Если бы в нынешней ситуации нам пришлось еще раз принимать решение об отказе от всеобщей воинской обязанности, какую сторону вы бы сейчас заняли?

— Давно известно, что раб не может быть хорошим солдатом. Профессиональная армия была верным шагом, только у нас эта операция закончилась на этапе профессионализации солдат. Чтобы назвать нашу армию в полной мере профессиональной, нам предстоит еще многое сделать.
Оригинал публикации: F-16 nie powstrzymają rosyjskich samolotów

Петр Влочик (Piotr Włoczyk)
«Do Rzeczy»,Польша

Избрание Дональда Туска — это сигнал к войне с Россией

(«AENews», Чехия)
Дональд Туск, выбранный главой ЕС, — это сигнал к войне с Россией
ТускДраматическая череда событий последних дней набрала еще более ужасающие обороты в последние часы, когда Богуслав Соботка остался один в поле воин, окруженный ордой «товарищей», чье мнение разительно отличается от его собственного, и они жаждут крови, не думая ни о народе, ни о родине, ни о национальных интересах. Насколько жуткая эскалация событий разворачивается перед нами, мы постараемся очень кратко проанализировать и выявить возможные последствия, которые в ближайшие недели и месяцы коснутся каждого из нас.

На прошлой неделе Белому дому удалось одно блестящее предприятие. С помощью угроз и шантажа, благодаря записям Агентства национальной безопасности, сделанным при прослушке европейских политиков, удалось получить нужное количество голосов и, всем на удивление, выбрать президентом ЕС рьяного воинствующего польского ястреба Дональда Туска. Этого экстремально проамерикански ориентированного политика, который мечтает, наконец, свести счеты холодной войны. Туск — Троянский конь Белого дома в Брюсселе. Его избрание на пост главы имперского президентского «еврооргана» — это ясный сигнал к конфронтации с Россией и возвращению американских войск на европейскую территорию, откуда в 90-х американцы постепенно ушли. Вместе с ними в Европу вернутся ядерные баллистические ракеты, направленные на Российскую Федерацию, на что уже два месяца обращает внимание российская пресса со ссылкой на ФСБ, которая предупреждает о планах Западной и Восточной Европы по ремилитаризации уже не первый месяц.

На пути вон из НАТО от страха перед ядерным противостоянием с Россией

Решение Путина в ближайшее время начать установку ядерных баллистических ракет ближней, а вероятно, и средней дальности на Кубе теперь явно контрастирует с решением европейских политиков выбрать путь военной конфронтации и войны с Российской Федерацией. Воинствующие ястребы из высших эшелонов евросоюзной политики, к сожалению, взяли верх. К сожалению для граждан европейских стран, которые теперь должны начать готовиться к Третьей мировой войне, от которой нас может оградить лишь одна вещь, не слишком привлекательная, но совершенно необходимая для мира, — это отступление от подписанных договоров по безопасности с агрессивным НАТО. Если провести историческую аналогию, сейчас мы находимся на временном отрезке где-то в районе весны 1938 года, когда нет иного пути выхода из международного политического кризиса, как только война. Вот только пока неизвестно, когда именно это будет.

Чешская Республика, Словакия и Венгрия ни в коем случае не вступят в войну с Россией. Это реальность и факт, который подтвердили и последние заявления Богуслава Соботки, Роберта Фицо и Виктора Орбана в отношении эскалации ситуации и давления по введению новых санкций и военному решению конфликта на Украине. В последние дни эти три страны вышли на путь выхода из НАТО, хотя никто в СМИ пока этого не видит, однако военные стратеги в Брюсселе интерпретируют процесс вполне ясно. Как наконец-то прозвучало на пресс-конференции после заседания ЕС, — Чехия, Словакия и Венгрия в конечном итоге никогда не проголосуют за конфронтацию с Россией, за выход за рамки «камерных санкций», а так называют санкции, которые не наносят ущерба ни России, ни трем упомянутым странам.

Скорое согласие ЕС в вопросе прошлых санкций против России было возможно как раз благодаря тому, что речь шла о камерных санкциях, так как их введение лишь декларировало дипломатическое отношение, а совсем не внутренние убеждения. Вот только удерживание позы на поле дипломатии против России не работает. Театральная фигура ЕС неубедительна и в Кремле воспринимается с усмешкой — без доли уважения. Однако эту бесплодность европейской политики в отношении Росси должно изменить новое политическое руководство ЕС во главе с новым президентом Туском. Но этот путь не только путь ложный, но ведущий прямо в преисподнюю.

Великая Польша и власть над славянами

Польша хочет войны с Россией по историческим причинам. Оккупация части Украины и возрождение Великой Польши — это лишь заученный сценарий возможной мотивации. На самом деле речь о другом стремлении: Варшава прилагает титанические усилия, чтобы занять позицию лидера среди славянских и вообще посткоммунистических стран в Европе. Поляки стремятся захватить эту славянскую ведущую позицию уже давно — еще со Средневековья, и с переменным успехом у них это получалось, пусть и на короткое время. Конечная цель — уничтожение Москвы как центра власти в Восточной Европе и перенесение его в Варшаву.

Без российской угрозы на Востоке Польша обретет крылья и сама превратится в угрозу для Словакии и Чешской Республики. Мы все помним Первую республику, которая отражала атаки польских и венгерских войск (в книгах бои за чешскую и словацкую границы). Это военный эпизод, до сей поры намеренно игнорируемый историками, как и то, что Польша де факто спровоцировала Вторую мировую, напав на Германию, что до сих пор является скандальной, замалчиваемой в СМИ и запретной темой, как и тема Холокоста и ужасного числа жертв среди евреев. Так вот этот эпизод является главным доказательством реальной причиной враждебности Польши по отношению к России.

Если вернуться в Чехию, то можно констатировать, что последним нормальным политиком в этой сумасшедшей антироссийской кампании в Европе является чешский премьер-министр Богуслав Соботка. И надо добавить, что это очень удивительный вывод для политика, чьи убеждения не зиждутся на прочной политической основе. Однако одного у него не отнимешь — он умеет почуять смертельную угрозу и кризис. Он сумел это предвидеть даже сразу после выборов, когда эффективно справился с попыткой внутрипартийного переворота со стороны Михала Гашека. Вероятно, Соботка действительно понял угрожающий сценарий Брюсселя, который ведет всю Европу шаг за шагом к открытому военному конфликту с Российской Федерацией.

Границы нашей страны не гарантированы!

Какие поступают сигналы? Во-первых, обратите внимание, что в СМИ политики уже не боятся открыто говорить о «войне с Россией». Путин представляет миру заявления, в которых опирается на количество размещенных ядерных боеголовок на российских баллистических носителях. А в это время чешские правдолюбцы во главе с одним дворянином с плохим чешским выговором (Карел Шварценберг — ред.) призывают к высадке войск НАТО на Украине и к вооружению киевской хунты оружием с Запада, невзирая на угрозы со стороны России и невзирая на национальные интересы нашей страны, ее безопасность в европейском контексте и ее выживание на карте Европы в случае начала Третьей мировой войны. Ведь после такой войны Чехия, вероятно, исчезла бы с карты Европы, вместе со Словакией.

Границы Чешской Республики и Словакии так и не были приняты соседями, как недавно написала «Комсомольская правда» в статье Валерии Карповцевой, и единственной страной, которая билатерально признала и признает исторические границы ЧР и СР является бывший Советский Союз и его преемник — нынешняя Российская Федерации. Ни Германия, ни Польша, ни Венгрия не подписали ни с ЧР, ни с СР договора об «историческом принятии границ», а это дипломатический инструмент, который в мирное время не играет роли, но в случае послевоенного упорядочивания является ключевым для сохранения границ. После следующей войны, как бы она ни называлась, Чехия может исчезнуть с карты мира — совершенно легально, согласно международному праву, так как 2/3 ее территории имеет, исторически и этнически, немецкое происхождение. Та же часть территории Словакии исторически и этнически тяготеет к Венгрии. Так что существуют два ужасающих сценария, которые приведут наши народы к этой трагедии, если войска НАТО войдут на Украину, и начнется война с Россией.

Первый сценарий предполагает, что Чехия соблюдет все соглашения и в случае войны с Россией будет вместе с НАТО проводить военные операции на фронте против России. Если Россия решится на конвенционную войну, а в ней у России в Европе нет равных, то русские танки войдут в Центральную Европу максимум через месяц после начала боев. Чехия исчезнет и превратится, вероятно, в российский протекторат, по образцу Чечни или Абхазии. Если НАТО удастся остановить наступающие российские военные силы военно-тактическим ядерным оружием, то Россия ответит тем же, и Чехия превратится в выжженное поле. Где тогда будет отсиживаться Карел Шварценберг и другие воинствующие подстрекатели? Ответ мы знаем — в США, куда они скоро убегут, где у них уже накуплены дома и земли. Но туда они сбегут без своих наивных избирателей, которые в Чехии останутся на произвол судьбы.

Второй сценарий предполагает, что Чехия даст задний ход и не присоединится к НАТО и к войне против России. Сейчас к этому стремится политика Богуслава Соботки. И хотя это нас защитит от российского ответного удара, мы не сможем сопротивляться оккупации нашей страны войсками НАТО, которые против нашей воли сделают это из-за фронтового положения Чехии. НАТО не станет уважать чешский нейтралитет. Главное, что 1-й военный фронт ожидается на польской территории: для выхода в Центральную Европу это самый простой путь, так что война с Россией сильнее всего ударила бы по Польше.

Будет ли оккупация Чехии со стороны НАТО?

Отступающие польские войска переместятся на юг — как раз на территорию Чехии. Создание оккупационной территории в ЧР против воли чешского правительства для НАТО будет необходимо, т.к. перегруппировка сухопутных войск НАТО в условиях пересеченной чешской местности была бы безопасной с точки зрения позиции, как и во времена Второй мировой, когда как раз на чешской территории немецким частям удавалось держаться дольше всего — до самого конца войны (за исключением Дюнкерка во Франции). Однако Россия этот отступающий маневр распознает и постарается предотвратить его, открыв Второй военный фронт через Словакию и Чехию, стремясь атаковать Польшу с юга. Разбор потенциального российского вторжения в Европу в войне с НАТО был прокомментирован в документальном цикле «Фронт» на государственном российском телевидении.

Но оба эти сценария предполагают, что ни одна из сторон не потеряет голову и не использует в конфронтации стратегическое ядерное оружие. В таком случае Европа сгорела бы в ядерном огне, а вот Россия и США, по всей видимости, пережили бы обмен ядерными ударами, пусть и с огромными потерями. Размер территорий обеих стран дает им шанс на выживание. Однако на густонаселенной и небольшой территории Центральной Европы это невозможно. Тут мы все полегли бы вместе, один рядом с другим — без чинов и званий.

Чешская элита и промышленники начали переводить свое имущество в золото в Швейцарии. Массово. За последние несколько месяцев в золото было конвертировано больше денег, чем за все последние 30 лет. Что-то происходит, что-то готовится — боятся инвесторы во всем мире. Золотая диверсификация набирает невероятные обороты. Что-то подобное можно было видеть только в 1938-1939 годах в Европе — перед самым началом войны. Инвесторы и финансисты из высших кругов опустошали монетные рынки и вкладывали прибыль в золото и драгоценные камни, говорится в комментарии российского «Экономиста». Будет война? С точки зрения невероятных маневров на рынке золота это бесспорно! Война станет катализатором глобальной экономики. Реконструкция разрушенной планеты (заметьте – не «мира») даст толчок для нового мирового роста, но война на самом деле уже давно идет, пусть пока только на экономическом поле.

Европа думает, что сможет победить Россию в войне, политики в Брюсселе обезумели

Российское телевидение уже больше месяца показывает документальные передачи и дискуссии о ядерном оружии, войнах, ядерных испытаниях. В газетах печатают статьи о том, что делать, если настанет ядерная зима. Президент Путин в интервью ссылается на ядерный арсенал России, а европейские политики только что не выцарапывают глаза чешскому премьеру за то, что он, как единственный матадор в ЕС, старается погасить первые искры тлеющего пламени Третьей мировой войны в Европе. Пришло время подать голос гражданам. Надо выйти на улицы, чтобы предостеречь от угрозы Третьей мировой.

Не полагайтесь на то, что Путин не воспользуется ядерным оружием! Россия готова стереть Европу с лица земли, если НАТО попытается вторгнуться в Россию. Путин воспользуется ядерным оружием без колебаний при самой минимальной угрозе России или российским гражданам, которым кто-то мог бы угрожать оружием, вторжением или прямым военным нападением. Ни Украина, ни Крым того не стоят. Оставьте Москву в покое, пусть разбирается с киевской хунтой сама. Они свергли демократически избранного президента. Брюссель им помогал. Вашингтон помогал. Кто из нас хочет отвечать за киевскую хунту? Кому помог Майдан в итоге? Выгоду извлекают только США и украинские олигархи. Над этим стоит задуматься.
Оригинал публикации: Donald Tusk zvolený do čela EU je signálem pro válku s Ruskem

Читать далее: http://inosmi.ru/world/20140903/222779264.html#ixzz3Feb4Geug
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook