Адвокат Эльмар Джимулла: «Мы хотим получить от Украины миллион евро за каждого погибшего пассажира рейса МН17»

Джимулла
Адвокат Эльмар Джимулла
Фото: Официальный сайт Эльмара Джимулла
ЭКСКЛЮЗИВ «ВМ». Семьи трех пассажиров – граждан Германии, летевших рейсом МН17, подали в суд на Украину. Адвокат потерпевших, профессор Эльмар Джимулла (Elmar Giemulla) в интервью «ВМ» рассказал подробности дела.
Профессор воздушного права, доктор наук Эльмар Джимулла – специалист широко известный. В узких кругах регулирования воздушного сообщения. Он взялся за это дело в качестве адвоката, представляющего интересы семей трех жертв авиакатастрофы рейса МН17, сбитого в небе над Украиной. Несмотря на занятость, профессор любезно уделил нам время.
— Доктор Джимулла, я журналист из московской газеты. Прежде всего, я хотел спросить вас, как вы оцениваете перспективы этого дела? С учетом того, что в 2001 году украинская ПВО сбила регулярный рейс российской авиакомпании. Тогда они признали вину, но до сих пор так и не выплатили компенсацию. Как вы считаете, каким будет поведение официального Киева в этой ситуации?
— Ну, я не думаю, что они будут платить добровольно, именно поэтому мы и решили пойти в Международный суд по правам человека. Потому что мы думаем, что их придется заставлять заплатить компенсацию. По решению суда.
— О какой сумме компенсации семьям погибших идет речь?
— Вычисление точной суммы компенсации является прерогативой суда, но, конечно, мы определили предположительную сумму компенсации от Украины. Мы считаем, что это должен быть один миллион евро за каждого погибшего. Это, конечно, серьезная сумма, но мы считаем, что то, что произошло, было настолько жестоко и неожиданно, а жертвы совершенно невинны, они не могли избежать этой ситуации, потому что никто вообще не ожидал этого…
Итак, мы хотим показать всю тонкость, важность и злободневность этой ситуации, именно поэтому мы и предъявляем в иске такую крупную сумму. Вообще-то, это и является нашей целью: не просто получить деньги, а сделать эту компенсацию своеобразным рычагом, который донесет наши слова до правительств, что они должны принять ответственность за происшедшее, действовать в дальнейшем осмотрительно. К сожалению, как мы все знаем, в мире множество военных зон — «горячих точек», это зоны риска для гражданской авиации.
И расследование дела МН17 надо продолжать, иначе в будущем мы не сможем летать безопасно. Чтобы правительства по всему миру знали – они несут ответственность за безопасность полетов над своей территорией. И судебное решение в отношении Украины должно быть четким и ясным. Поэтому речь идет не о каких-то сотнях евро. Сумма должна быть внушительной.
— Правительство Украины и их западные покровители обвиняют в катастрофе «Боинга» ополченцев. С другой стороны, ополчение винит в трагедии украинские вооруженные силы. Расследование продолжается. Можете ли вы подавать иск такого рода до того, как официальное расследование завершится?
— Да, мне бы не следовало начинать процесс так рано, здесь вы правы. И я не имею права подавать в суд против кого-либо, кем бы они ни были. Потому что до сих пор в этом деле нет ясности, тут вы опять же правы. И идти против России или повстанцев, подавать иск против них было бы просто спекуляцией, работой на публику. Нам еще предстоит дождаться результатов расследования, понять – где правда. Но это не мой спор, для моего спора неважно, кто сбил самолет. Что очевидно: самолет столкнулся с летящим объектом. Ракетой или чем угодно.
Самолет был сбит кем-то извне. И это не моя задача — выяснять, кто это сделал. Мой аргумент таков – этого не должно было произойти, и это никогда бы не случилось, если бы правительство Украины перекрыло воздушное пространство над этой территорией. Правительство каждой страны мира отвечает за безопасность в своем воздушном пространстве. И если правительство не в состоянии гарантировать безопасность, теряет контроль над частью своей территории, мы не будем его в этом винить. Всякое бывает. Но тогда это правительство обязано перекрыть воздушное пространство над опасной частью своей территории для полетов. И поэтому я обвиняю правительство Украины в том, что они не перекрыли свое воздушное пространство в зоне конфликта для гражданского рейса.
— Понимаю. Вы – очень известный специалист в сфере авиационной юриспруденции. Как вам кажется, нормально ли ведется расследование этой трагедии? Нет ли в нем каких-то странностей?
— Дело довольно странное. И, к сожалению, я не думаю, что реальные факты, полученные в ходе этого расследования, когда-либо станут достоянием гласности. Проблема в том, что хотя и произошла авиакатастрофа, дело это выходит из плоскости авиационной юрисдикции. Самолетом управляли правильно, он был в прекрасном техническом состоянии, в обычных ситуациях этот самолет всегда нормально долетал до точки назначения. Так что, здесь речь идет не просто об авиации. Не о каких-либо упущениях в организации полета. Произошло то, что украинское правительство не сделало то, что должно было сделать. Я не политик, но я считаю, что все правительства, вовлеченные в эту трагедию, сделают все, чтобы истина все-таки не стала достоянием общественности. И это политика.
— Еще один вопрос. Бытовала отвратительная спекуляция – самолет был пуст или загружен мертвецами, живых на борту не было. Я просто хочу получить от вас подтверждение того, что это был обычный рейс…
— Я почти полностью уверен в том, что это был обычный рейс. Это абсурдное предположение, хотя в этом мире исключать ничего нельзя, понимаете? Но это настолько серьезное обвинение, что требуются серьезные доказательства этой абсурдной спекуляции. В это я поверить не могу. Я, конечно, готов строить версии, предполагать, выдвигать догадки, но по телам погибших можно было легко догадаться, погибли ли они при катастрофе.
— Да, простите, во многом такие спекуляции связаны с тем, что у нас просто нет правдивой информации. Профессор, вы можете обнародовать имена погибших граждан Германии, интересы семей которых вы представляете?
— Я могу открыть имена двух погибших. Третья семья не хочет, чтобы их упоминали в прессе. Кстати, любопытно, что эти двое погибших – выходцы из России.
— Неужели?!
— Да, они стали гражданами Германии. Одна из жертв – Эллина Йоппа (Ioppa). А второй, он только помолвился с немкой – Андрей Хангел (Hanghel).
— Спасибо, профессор. Желаю удачи в вашей работе.
— Спасибо!
СПРАВКА
Эльмар Джимулла, профессор, доктор юриспруденции
— почетный профессор авиационного законодательства (Берлинский технологический институт)
— адьюнкт-профессор Авиационного законодательства и законодательства в сфере авиационной безопасности (Embry-Riddle Aeronautical University)
Лицензированный адвокат (Нью-Йорк)
Напомним, самолет Boeing 777 Амстердам — Куала-Лумпур малайзийской авиакомпании потерпел крушение 17 июля в Донецкой области. На борту находились 298 человек, все погибли. Ранее эксперты из Нидерландовопубликовали доклад о катастрофе, согласно которому самолет развалился во время полета из-за «структурных повреждений, вызванных внешним воздействием многочисленных высокоэнергетических объектов», однако источник этих объектов пока установить не удалось

ЗАХАР АРТЕМЬЕВ