Будет ли Россия воевать с курдами?

Победив «Исламское государство», РФ столкнется с менее организованными, но сильными противниками
Говорят, что участие РФ в войне в Сирии вступило в опасную фазу. Западные СМИ утверждают, что когда ИГИЛ* вытеснят, силы Асада в паре с российским военным корпусом схлестнутся с курдами, за которых непременно вступится США. Некоторые наблюдатели даже выдвинули версию прямого конфликта РФ и Америки. Однако если отдельные столкновения с курдам и произойдут, то в полномасштабную войну они не выльются.
Можно издавать какие-угодно грозные заявления, но по факту наша группировка в Сирии висит на одном волоске. Для США перерезать нить снабжения через пролив Босфор и Дарданеллы ничего не стоит. Американцы обладают в регионе подавляющим превосходством и во флоте, и в авиации. А значит, они способны заблокировать для российских судов и авиации все снабжение через пролив и воздушное пространство. Поэтому всерьез воевать с Америкой и западной коалицией (а в Сирии есть французы, англичане и австралийцы) никто не собирается. Кстати, это совершенно не нужно самим США, ибо сегодня российский экспедиционный корпус решает задачи, согласованные с Вашингтоном. Все мы помним достигнутые Москвой соглашения с Обамой в 2015 году. Российские военные направлены против вышедшего из под контроля бывшего инструмента Запада — ИГИЛ.
Угроза со стороны «Исламского государства» оформилась где-то в 2014 году. Именно тогда ИГИЛ получил самостоятельность в плане своего финансирования, практически перестав зависеть от внешних источников. Исламисты получали деньги от продажи нефти на занятых территориях Сирии и Ирака, от продажи произведений искусства из разграбленных музеев, и за счет ввода налогов и сборов. ИГИЛ славится своей мобильностью и способностью маневрировать ресурсами и резервами. Поэтому победить его возможно только массированными ударами по всем фронтам. Собственно, поэтому американцы и создали военно-политическую коалицию.
Сегодня война в Сирии ведется между различными исламистскими проектами. Помимо ИГИЛ, наличествуют проекты джихадистов, шиитов Ирана, курдов, суфийской группировки и т. д. Все они пытаются построить свое собственное государство на тех принципах, которые им кажутся единственно правильными и справедливыми. Но, пока ИГИЛ не разгромят в Сирии, ни о каком прямом столкновении РФ с курдами, а тем более с Америкой речи нет. А вот когда с помощью российских войск ИГИЛ додавят, тогда и следует ждать очередного удара в спину. Естественно, сами американцы воевать не будут — для этого «большие белые люди» привыкли использовать свои ЧВК и прикормленных туземцев. Курды, кстати, вполне годятся на роль главной антироссийской силы.
В любом случае сирийская кампания затягивается очень надолго. Безусловно, в этой войне будет одержано очень много громких побед. Правда, СССР тоже побеждал в Афганистане десять лет подряд. Но вот незадача — война закончилась для нас и для поддерживаемой нами афганской власти крайне трагически. СССР был вынужден вывести войска, угробив огромное количество ресурсов, техники и людей. Поэтому сейчас так важна работа российских дипломатов и спецслужб среди курдского руководства. Ведь получить в союзники силу, не слишком дружественную к Асаду, значит — обезопасить свои позиции в случае падения режима нынешнего главы Сирии…
________________________________________
* Движение «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Евгений Татарников

«Другого шанса не будет»

К чему может привести референдум о независимости Иракского Курдистана
Федеральный суд Ирака объявил незаконным проведение 25 сентября 2017 года референдума о независимости Иракского Курдистана. Чуть ранее отложить референдум предложил генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш. Намёки на возможность силового вмешательства поступили из Багдада, Анкары и Тегерана. RT выяснял, прислушаются ли в Эрбиле к голосу мирового сообщества и можно ли избежать нового конфликта на Ближнем Востоке.

Референдум раздора
На Ближнем Востоке — новый нарушитель спокойствия. Курды, которые внесли значительный вклад в уничтожение террористов ИГ* в Сирии и Ираке, становятся движущей силой нового международного конфликта. Пока боевые действия разворачиваются исключительно на словесном фронте, но заявления звучат грозные.
Всему виной референдум о независимости Иракского Курдистана — автономной области в составе Ирака, который власти региона назначили на 25 сентября 2017 года. Инициатива получила поддержку большинства крупных политических сил региона. Это служит подтверждением тому, что референдум пройдёт не только в районах, контролируемых режимом Масуда Барзани, но и в районах, занятых оппозицией, с центром в Сулеймании, и в оккупированных курдами территориях за пределами границ их автономии, например в центре нефтегазовой промышленности Северного Ирака — Киркуке.
В свою очередь официальный Багдад грядущий плебисцит считает покушением на территориальную целостность страны и отказывается признавать его результаты. Руководство Ирака неоднократно говорило о его незаконности, парламент страны голосовал за его отмену, а 18 сентября 2017 года федеральный суд Ирака запретил проведение референдума. Однако пока ни одно решение или заявление, исходящее из Багдада, не заставило Эрбиль сойти с заявленного курса.
Дело в том, что с 1991 года, когда США во время операции «Буря в пустыне» поддержали курдские вооружённые формирования, Иракский Курдистан де-факто является независимым государственным образованием. У него есть свои органы власти, есть армия — пешмерга, доказавшая свою эффективность в боях с ИГ*.
Компании, работающие в Курдистане (а поскольку там есть нефть, работать хотят многие), в первую очередь добиваются благосклонности местного правительства, а не руководства Ирака. Наконец, в Эрбиле находятся представительства ведущих держав региона, включая Россию, США, Израиль, Саудовскую Аравию. Формально это консульские службы, но де-факто они выполняют роль полноценных дипломатических учреждений. С Ираком курдов связывает только общая денежная единица — динар, курдские депутаты в парламенте страны и общий враг — Исламское Государство.
«Референдум, конечно, состоится, потому что эта та черта, к которой курды шли на протяжении долгих десятилетий», — заявил RT начальник центра исламских исследований Института инновационного развития Кирилл Семенов.
По словам эксперта, курды стремятся логически завершить процесс создания собственного государства, основные институты которого уже выстроены. Другой фактор, делающий проведение плебисцита неотвратимым, — личные амбиции лидера Иракского Курдистана. «Барзани сделал на это большую ставку, если он откажется от референдума, это будет значительное падение имиджа в лице курдов», — утверждает политолог.
Наконец, существует и историческая целесообразность. Сейчас, когда в глазах мирового сообщества курды воспринимаются прежде всего как главная сила в борьбе с ИГ, а центральное правительство в Ираке ещё слабо, самое благоприятное время объявить о независимости.
«Они понимают, что другой такой возможности, другого такого шанса в иное время у них не будет», — отмечает Кирилл Семёнов.
Все против
Но именно необходимостью борьбы с ИГ обосновал свой призыв к курдам отложить проведение референдума генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш. Как отметил его официальный представитель Стефан Дюжаррик, «генсек уважает суверенитет, территориальную целостность и единство Ирака». По его мнению, все проблемы между Эрбилем и Багдадом могут быть решены «посредством структурированного диалога и конструктивного компромисса».

«Любое одностороннее решение провести референдум в это время будет отвлекать от необходимости нанести поражение ИГИЛ», — считает Гутерреш.
Схожей позиции придерживаются и США, которые не отрицают права курдов на самоопределение, но считают, что нынешняя инициатива является несвоевременной.
«Соединённые Штаты Америки последовательно указывали лидерам Курдского регионального правительства, что референдум отвлекает от попыток нанести поражение ИГИЛ и стабилизировать освобождённые районы», — говорится в распространённом 16 сентября 2017 года заявлении Белого дома. Особую обеспокоенность Вашингтона вызывают планы курдов провести этот референдум в районах, захваченных ими у ИГ, которые, однако, находятся вне конституционно определённых границ курдской автономии.
«Проведение референдума в спорных районах, в частности, является провокацией и дестабилизирует ситуацию», — говорится в заявлении администрации Трампа.
Представители России неоднократно заявляли о необходимости уважать территориальную целостность Ирака, подчёркивая, что результаты референдума могут повлиять на весь регион. «Рассчитываем, что при принятии окончательных решений будет просчитано все, что касается политических, геополитических, демографических и экономических последствий этого шага, в том числе с учетом того, что курдский вопрос шире границ современного Ирака и затрагивает ситуацию в целом ряде соседних государств», — заявил в июне 2017 года министр иностранных дел России Сергей Лавров в интервью курдскому телеканалу Rudaw.
Соседи Ирака — Турция и Иран — явно не в восторге и одновременно с призывами не проводить референдум планируют силовые действия в случае дестабилизации обстановки в регионе. Единственной страной, которая формально поддержала проведение референдума в Иракском Курдистане, стал Израиль — давний партнёр курдов, заинтересованный в ослаблении своих арабских соседей и Ирана.
Танец с саблями
Дело в том, что референдум в Иракском Курдистане расценивают как угрозу своей внутренней безопасности не только Ирак, но и Сирия, Иран и Турция, ведь курды проживают и в приграничных регионах всех этих стран. Более того, там действуют сепаратистские движения, ратующие за независимость.
Неудивительно, что эту проблему обсуждают не только политики, но и военные. Так, референдум в Иракском Курдистане был вынесен на повестку дня во время недавней встречи начальников штабов вооруженных сил Турции и Ирана Хулуси Акара и Мохаммада Хосейна Багери.
• Мохаммад Хосейн Багери приветствует Хулуси Акара во время его официального визита в Анкару 15 августа 2017 года
17 сентября секретарь иранского Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Али Шамхани заявил, что отделение Иракского Курдистана приведёт к закрытию государственной границы с сепаратистским регионом Ирака. Также Шамхани намекнул и на возможность проведения военной операции в приграничных районах.
«Иран будет после этого готовить себя к более глубокому проникновению на территорию (северного Ирака. — RT), чем район общей границы», — заявил Шамхани, говоря о вероятных действиях исламской республики после проведения референдума.
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в свою очередь не стал говорить о вероятности военного вторжения, однако перенёс заседание Совета национальной безопасности страны с 27 на 22 сентября 2017-го. В этот день турецкий президент должен вернуться из США, где планирует обсудить курдский вопрос с президентом Трампом.
«После этого заседания и совещания кабинета министров Турции Барзани ещё лучше поймет, насколько щепетилен для Турции вопрос референдума», — заявил Эрдоган.
Кроме того, 18 сентября 2017 года турецкие войска начали незапланированные военные учения на границе с Иракским Курдистаном.
Наиболее жёстким в своих высказываниях был премьер-министр Ирака Хайдер Абади. «Если иракскому населению угрожают применением незаконной силы, то мы готовы на военное вторжение», — заявил AFP аль-Абади. Однако он подчеркнул, что готов к переговорам с Эрбилем.
Аналитики отмечают, что одним из главных раздражающих факторов для иракского руководства стало намерение провести референдум в Киркуке, который не входит в состав курдской автономии.
«Это фактор, который может способствовать дальнейшему конфликту с Багдадом, потому что там располагаются нефтяные месторождения», — ранее отметил RT эксперт Института Ближнего Востока Сергей Балмасов.
Однако, как заявил в эксклюзивном интервью RT премьер-министр Иракского Курдистана Нечирван Барзани, проводя референдум в Киркуке, курды не пересматривают границ своей автономии.
«Референдум не будет определять границы Курдистана. Это возможно сделать лишь путём серьёзного диалога с Багдадом. Мы, люди, живущие в регионе Курдистан, в частности курды, не хотим навязывать свою волю другим народам и группам населения в этом регионе, таким как арабы, туркоманы, христиане и другие группы, проживающие в различных районах внутри этих границ», — подчеркнул RT Барзани.
Опасные сценарии
Как отметил Кирилл Семёнов, попытки силового решения курдского вопроса чреваты серьёзными проблемами, прежде всего для Багдада и Анкары.
«Вопрос в том, обладает ли Ирак реальными рычагами воздействия, и вопрос в том, чем этот конфликт закончится, — отметил RT эксперт. — Возможно, будет расширение границ Иракского Курдистана». «Пешмерга — очень боеспособная сила, сопоставимая с иракской армией», — отметил эксперт.
Для Турции же существует опасность объединения против неё всех курдов, если она решится на интервенцию в Иракском Курдистане. Дело в том, что ранее именно Анкара поддерживала режим Барзани в противовес радикалам, входящим в зонтичную структуру Союза общин Курдистана. Это объединение возглавляется не кем иным, как лидером Рабочей партии Курдистана Абдуллой Оджаланом.
В объединение также входят контролирующая северо-восток Сирии партия «Демократический союз» (PYD) и ведущая боевые действия против Ирана Партия свободной жизни в Курдистане.
«Есть угроза того, что в случае жёсткого давления на режим Барзани он может пойти на контакт со своим оппонентами из PYD, тогда будет антитурецкий консенсус среди всех курдских сил», — утверждает эксперт. В результате по всей юго-восточной границе Турции возникнет единый антитурецкий фронт.
«Эти страны (Иран и Турция. — RT) повлиять на ситуацию могут и экономически, и политически, и иным образом, — подчеркнул RT преподаватель факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ Григорий Лукьянов. — Тем не менее такого рода вмешательство сулит определённые риски, прямую конфронтацию с главным союзником курдов — Соединёнными Штатами Америки».
«Эти страны будут взвешивать каждый свой шаг, перед тем как его осуществить», — отмечает политолог.
Осложняют обстановку в Курдистане и внутренние противоречия. Против проведения референдума выступили вторая по численности в парламенте региона левоцентристская партия «Горран — Движение за перемены» и Исламская группа Курдистана. Их не устраивает, что референдум проводят без согласования с парламентом.
Народное волеизъявление намерены бойкотировать и представители туркоманской и арабской общин. 20 августа 2017 года населённый курдами-езидами район Синджар провозгласил собственную автономию, уже от режима Барзани. В Синджаре же располагаются формирования шиитских ополченцев, которые не поддерживают проведение референдума. Уже поступают сообщения о стычках между шиитами и курдской пешмергой в спорных районах. Наконец, Патриотический союз Курдистана, контролирующий восток региона с центром в Сулеймании, 16 сентября 2017 года призвал рассмотреть более внимательно «альтернативу» референдуму, предложенную США, Великобританией и ООН, которую руководство в Эрбиле предпочло отклонить.
Замороженная независимость
Как отмечает Rudaw, этот альтернативный план предусматривает перенос референдума на 2019 год. Взамен Эрбилю предложили обсудить курдский вопрос в ООН. Барзани считает это предложение недостаточным и не удовлетворяющим требованиям курдов.
По мнению экспертов, США скорее вынуждено выступают в поддержку территориальной целостности Ирака, поскольку вместе с курдами поддерживают и правительство Хайдера Абади. Однако в случае с провозглашением независимости по итогам референдума они не оставят Курдистан без поддержки. «США могут на время приостановить финансовую помощь курдам, но потом восстановят её в полном объёме», — отмечает Кирилл Семёнов.
«Курдистан важен для расположения военных объектов в США, это лучшее место для закрепления в регионе, с лояльной средой», — объясняет американские мотивы эксперт.
Политолог подчёркивает, что весьма вероятно, что курдское руководство не будет провозглашать независимость по итогам референдума, а использует его как инструмент давления на Багдад и, возможно, Анкару.
«Курды будут свои позиции взвешивать, консультируясь с американцами, Объединёнными Арабскими Эмиратами, Израилем», — утверждает эксперт.
«Когда мы говорим о том, что 25-го числа пройдёт референдум, это не означает, что на следующий же день после него мы провозгласим независимость», — заявил в эксклюзивном интервью RT премьер-министр курдской автономии Нечирван Барзани. — Вся суть проведения такого референдума в том, чтобы выразить волю и желание народа, нации в целом. Для политического руководства это станет мандатом для проведения дальнейших дискуссий и продвижения этой идеи при диалоге с Багдадом».
По его словам, заинтересованные стороны постараются «на время заморозить этот вопрос». «Скорее всего, это будет напоминать ситуацию вокруг Косово», — отмечает эксперт. По его мнению, хотя с Иракским Курдистаном после референдума и продолжат отношения как с де-факто независимым, но признание его как суверенного государства наступит не скоро.
* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — террористическая группировка, запрещённая на территории России.