Заработать на дороге, не выходя из собственной машины

Заработать на дороге, не выходя из собственной машины, сможет скоро любой россиянин. Достаточно будет сделать фото замеченного по ходу движения нарушителя ПДД. Скажем, припарковавшегося на газоне или, того хуже, на тротуаре. Сфотографировал хоть даже на телефон такое безобразие, отправил на специальное приложение, разработанное ГИБДД, и ждешь вознаграждение. С такой инициативной выступили на днях члены Общественной палаты РФ.
Сфотографировать и отослать сможет не только автомобилист, но в принципе любой желающий, в том числе, пешеход, или человек, сидящий, например, у окна своей квартиры. Всего-то и нужно – предварительно зарегистрироваться на соответствующем ресурсе. Учитывая, сколько у нас сейчас, в особенности, в мегаполисах, автолюбителей, и при этом хронический дефицит парковок, а также тех, кто слишком легкомысленно относится к соблюдению правил дорожного движения, заработать можно прилично.
Кстати, похожая программа уже действует в столице. Осенью 2015 года её запустила городская мэрия. Специальное мобильное приложение под названием «Помощник Москвы», как и обещали в департаменте транспорта Первопрестольной, позволяет горожанам оперативно регистрировать нарушение правил дорожного движения и отправлять сообщение об этом «куда надо». Для удобства в приложении предусмотрены «подсказки», которые помогают достоверно всё зафиксировать.
Словом, все продумано для профессионального стукачества. Разве что с вознаграждением за донос московская власть не то, чтобы «кинула» тех, кто рассчитывал на «премиальные», но оговорила, что премировать будет только «наиболее активных и бдительных горожан».
Пока неизвестно, получил ли кто-то что-то и сколько вообще «активно-бдительных», но сам факт того, что такую систему предлагается ввести повсеместно, во всех населенных пунктах РФ, говорит, прежде всего, об остроте проблемы. А также о некой растерянности властей, оказавшихся не готовыми к массовой автомобилизации россиян.
Парковка стала одна из самых болезненных проблем мегаполисов. В Петербурге часто не только в центре «приткнуться» негде, но и в более отдаленных районах. Приходится выезжать сильно загодя, чтобы, нарезая круги близ нужного тебе квартала, учреждения, найти местечко для машины. А кто-то поступает проще: ставит её прямо на газон. Или на тротуар. Или – вторым рядом с включенными «аварийками» — мол, выскочил на минутку-другую по неотложным делам. Нарушение ПДД? Безусловно. Но один ли водитель в том виноват?
В Петербурге (по примеру Москвы) с некоторых пор автолюбителей стали вообще выживать. Несколько кварталов близ Невского проспекта объявили зоной платной парковки. Кто-то там свои «ласточки» оставляет, конечно, но очень немногие. Большинство заполняет прилегающие улицы, где теперь в разгар буднего дня не то что не проехать, но иной раз и не пройти (в снегопад, например, как это было минувшим январем на «вставшей намертво» Фонтанке).
— При этом за стоянку платят меньше двух третей парковавших на ней, — посмеивается мой давний знакомый, автолюбитель с многолетним стажем Владимир Косицкий. – Система недоработана, это даже в Смольном уже признали. Потому можно даже не прикрывать номера, как это иногда делают, чтобы не платить штраф. Я постоянно паркуюсь на «платной» улице Маяковского. За год не получил ни одной квитанции… На мой взгляд, не тем путем идут и питерская, и московская администрации, открывая коммерческие стоянки и призывая граждан «стучать» на нарушителей. Ни к чему хорошему это не приведет. Нужно сначала создать нормальные условия для водителей в городе. И уж если после этого будут нарушать, тогда наказывать. Я уже не говорю о самой «методе» московской мэрии, призывающей граждан доносить. В моем понимании это просто низко.
«СП»: — Ты ведь давно водишь, ещё со времен СССР. Можешь сравнить, как было «там», и как теперь «здесь» с организацией парковок?
— Мы с родителями жили в коммуналке на Петроградской стороне. Там в основном дома-колодцы, с узкими и тесными дворами. Во дворах парковались редко. Практически у всех, кто имел машину, были гаражи. Примерно в километре от дома. Очень удобно! Там можно было хранить «запаску», многое другое, то, что сейчас все тащат в квартиры.
Гаражи в Петербурге сейчас в основном сносят. На их место пришел строительный бизнес.
Мой знакомый дал мне телефон своего московского приятеля, который три месяца назад сфотографировал нарушителя парковки, привязал фото к месту действия и отправил, так сказать, по назначению. Я набрала его номер.
— Ну да, было такое, — нехотя ответил Игорь А. – До сих пор жалею, что связался. Потому что вскоре после этого получил повестку (или как там это у них называется?) явиться в ГИБДД и написать заявление. Да ещё с предупреждением, если не явлюсь, буду оштрафован. Подумал, ошибка. Поехал разбираться. Нет, в самом деле, речь шла о заявлении в связи с моей фотофиксацией. А чтобы написать его, я два часа сидел в очереди. И ещё свои паспортные данные пришлось оставить. На вопрос «зачем?» внятного ответа не получил.
— Чушь какая-то с этой любительской автофотофиксацией, — не стал сдерживать эмоций в ответ на просьбу корреспондента «СП» прокомментировать инициативу Общественной палаты Николай Александров, полковник МВДзапаса, отдавший службе в ГИБДД (ГАИ) без малого 35 лет. – Во-первых, каждый должен заниматься своим делом: пирожник – пироги печь, врач – лечить, автоинспектор – контролировать ситуацию на дорогах. Если кому-то хочется заниматься отслеживанием водительских нарушений, пусть идет учиться на инспектора. Иначе ничего хорошего из этого не выйдет. Примеров много. Непрофессионалов у нас в стране и без того хватает.
«СП»: — С другой стороны, если рядовые граждане подключатся к тому, чтобы выявлять нарушителей…
— Да ведь граждане все разные! Разве мало среди них, извините, психов? Или тех, кто захочет отомстить кому-то за что-то? И вообще любой донос – это, знаете ли, подлость. К тому же, где власть будет брать деньги на обещанные вознаграждения? Нам постоянно твердят, что казна почти пуста. Работающих пенсионеров хотят лишить пособия по возрасту. Хотя всем известно, что работать они идут потому, что пенсия невысокая.
Свою точку зрения высказал и действующий специалист автоинспекции – подполковник Д. (фамилию он просил не называть, так как все комментарии в их ведомстве – только после специального разрешения начальства).
— Задуманное только усложнит работу инспекторов, которая и без того непростая, — уверен Дмитрий Александрович. – Чтобы выписать постановление о нарушении, мы должны установить водителя автомобиля, вызвать его в ГИБДД, опросить. А водитель и владелец, как вы понимаете, большая разница! Вполне возможно, что нарушение совершил некто, севший за руль по доверенности. Если он не придет в установленные сроки, мы не опросим его, то и протокол не составить. А, значит, инспектор зря потратил время. Что-то не успел из-за этого сделать. И к чему тогда весь этот сыр-бор?

https://news.rambler.ru/

Как их слить

Спикер Совета федерации (СФ) Валентина Матвиенко предложила объединить некоторые российские регионы. По ее мнению, это позволит территориям быстрее и лучше развивать свою экономику. Что в действительности стоит за концепцией интеграции? В этом разбиралась «Лента.ру».
«Я сторонник перекройки карты регионального плана. Надо укрупнять регионы, и не просто по чьей-то воле, а имея под этим экономические, инвестиционные и иные обоснования», — заявила Матвиенко в интервью телеканалу НТВ. И добавила, что сейчас в РФ есть нежизнеспособные субъекты, причем «в силу объективных причин, а не потому, что там плохие губернаторы». «Не должен человек страдать из-за того, что он живет в малообеспеченном и не очень перспективном для развития регионе, а не в другом, богатом», — подчеркнула Матвиенко. Правда, не уточнила, какие именно субъекты Федерации нежизнеспособны. Но широкая дискуссия о перекраивании карты России уже была запущена
Объединенный кулак на случай кризиса
Тему развил член Совфеда Сергей Калашников. Сенатор рассказал, что речь идет об интеграции областей Центрального федерального округа (ЦФО) с целью «создания мощного экономического кулака на определенной территории». По мнению Калашникова, такой «кулак» особенно пригодится в условиях кризиса: «Там (в ЦФО) расположены области, с одной стороны, с однотипной схемой хозяйствования, с другой — они дополняют друг друга распределением производительных сил». Но пока, подчеркнул сенатор, субъекты находятся «в разных юрисдикциях», что не способствует концентрации экономических усилий.
Поэтому, как полагает Калашников, вполне возможно объединение Смоленской, Брянской, Калужской и Орловской областей, а также слияние Липецкой, Воронежской и Рязанской областей. Кроме того, сенатор считает рациональным объединить несколько национальных республик Поволжья, в частности Чувашию, Мордовию и Марий-Эл, в некий административный субъект, «не имеющий национальной окраски». То же самое он рекомендует для дальневосточных регионов.
После того, как член Совфеда обозначил такой размах, Валентина Матвиенко уточнила свою позицию, напомнив, что по действующему законодательству для подобных изменений необходимы референдум и согласие жителей этих территорий. Спикер порадовалась, что ее предложение вызвало широкую дискуссию. Но добавила, что «ничего нового не сказала», а лишь затронула тему, «которая витает в воздухе и неоднократно в разных форматах обсуждалась».
Парад объединений
Идея слияния субъектов Федерации действительно не нова. Масштабная кампания по укрупнению (а в сущности, по включению автономных округов в состав краев и областей) активно велась в 2003-2008 годах. В итоге число субъектов сократилось с 89 до 83: прекратили самостоятельное существование шесть из 10 автономных округов, а три области — Пермская, Камчатская, Читинская — превратились в Пермский, Камчатский и Забайкальский край соответственно.
На фоне бурного процесса интеграции субъектов, получившего название «парад объединений», порой возникали дополнительные инициативы. Так, начиная с 2007 года, еще на посту губернатора Санкт-Петербурга, Валентина Матвиенко активно продвигала идею объединения города на Неве с Ленобластью. Ей же принадлежит инициатива полного слияния так называемой «Тюменской матрешки» — Тюменской области, Ханты-Мансийского автономного и Ямало-Ненецкого округов, которые с 90-х годов прошлого столетия тесно сотрудничают по межрегиональным программам.
В 2007 году вице-премьер Дмитрий Козак, возглавлявший в то время Министерство регионального развития, предложил сгруппировать субъекты Федерации в 10 макрорегионов: Центральный, Центрально-Черноземный, Северо-Западный, Северный, Южный, Поволжский, Уральский, Западно-Сибирский, Восточно-Сибирский и Дальневосточный. Суть программы состояла в отказе от централизации и предоставлении регионам большей экономической самостоятельности.
Согласно обсуждаемой схеме, федеральный центр должен был лишь определять специализацию макрорегионов: сырьевую, промышленную или аграрно-индустриальную, а субъекты могли выбирать инвестиционные приоритеты, но при этом на них возлагалась ответственность за риски. Вскоре Минрегион от этого замысла отказался.
В 2010 году тогдашний спикер Госдумы Борис Грызлов говорил о желательности объединения дотационных субъектов с регионами-донорами. Примерно в то же время лидер ЛДПР Владимир Жириновский высказал и вовсе нетривиальную идею — создать в России семь губерний.
На референдумы никто не пойдет
Много говорилось о возможном слиянии в 2016 году Иркутской области и Бурятии. Комментируя слухи, губернатор области Сергей Левченко отметил, что для объединения регионов, безусловно, есть предпосылки — совместное экономическое развитие и охрана озера Байкал, однако исключил возможность интеграции в ближайшем будущем.
Глава Бурятии Вячеслав Наговицын, в свою очередь, высказал мнение, что прежде необходимо добиться экономической стабильности. «Ситуация в экономике сложная, и говорить о том, чтобы проводить референдумы — а только так может идти объединение, — на это никто не пойдет. Сейчас стоит задача поправить экономику, сделать жизнь лучше, а когда она будет стабильна и все будет хорошо, можно будет и на эти темы поговорить. Сегодня есть более важные проблемы, которые надо решать», — резюмировал глава республики.
К потенциальному объединению надо подходить очень осторожно, считает руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев. Тут требуется принцип — «семь раз отмерь, один раз отрежь». «Представим себе ситуацию объединения Иркутской области и Республики Бурятии. Как к этому отнесутся национальные элиты, представители титульных народов и жители вообще? Этот механизм у нас проходит через референдум, и очень сомнительно, что, скажем, в Волгоградской области согласятся с необходимостью присоединения к Ростовской», — отмечает политолог.
Куда битый небитого повезет
Позитивный эффект от объединения регионов-доноров с отстающими субъектами видят далеко не все. «Делать это ради того, чтобы в лучших регионах жить стали хуже, а в худших — лучше, не вполне разумно. Укрупнять, безусловно, надо, но не юридически, а экономически. Действительно, есть взаимодополняющие регионы как в Центральной России, так и на Северо-Западе, и в Сибири. Но от идеи „битый небитого везет“ все же, считаю, надо отказаться», — комментирует председатель экспертного совета Фонда развития гражданского общества Леонид Давыдов.
Статистически картина может измениться в лучшую сторону, но в основном за счет того, что «блестящие показатели одних регионов прикроют убогие показатели других», продолжает профессор Челябинского государственного университета, завкафедрой экономической теории и регионального развития Алексей Шумаков. «Все в целом будет выглядеть скромнее. Не будет богатых, потому что не будет бедных, все цифры усреднятся», — говорит он.
«Объединять регионы слабые с сильными — это то же самое, что размазывать кашу по тарелке или получать среднюю температуру по палате в госпитале», — согласен с ним Константин Калачев. По его мнению, в этом вопросе нужно проявить здоровый консерватизм. «Лучше оставить все как есть, если нет желания породить хаос. Не надо ломать то, что работает», — отмечает эксперт.
Показательно, что принадлежащая Валентине Матвиенко идея слияния Петербурга и Ленобласти дальше обсуждения не пошла. «У регионов уже сложившаяся система хозяйствования, и если в 90-е и начале нулевых это было бы целесообразно, то сейчас точно нет. То же можно сказать и о возможном поглощении Москвой Мособласти. К тому же это огромные субъекты со своей инфраструктурой, и даже больше пользы в том, что они разделены и управляются отдельно», — объясняет Леонид Давыдов.
***
Эксперты едины во мнении: для таких предложений Совфеда выбран не самый лучший момент. Очевидно, что основная цель — дать регионам большую экономическую самостоятельность и разгрузить федеральный центр, но в нынешней ситуации это не гарантирует результата. Да и прежний опыт не продемонстрировал резкого улучшения экономических показателей после укрупнения. Более того, процесс объединения сам по себе требует огромных затрат: проведения референдума, переформатирования органов власти. И даже после слияния дотации из федерального бюджета все равно пойдут в прежнем направлении, изменится лишь их формальный адресат.

Lenta.ru