МИД Украины выражает протест

Погранслужба Украины: флот и самолет ЧФ РФ отгоняли украинский корабль от месторождений газа в Черном море
Между украинским кораблем морской охраны «Подолье» и двумя кораблями и самолетом ВС России произошел инцидент в северо-западной части Черного моря. Об этом сообщает Госпогранслужба Украины. Как утверждает ведомство, сегодня корабль «Подолье» отправился в район Голицынского и Одесского месторождений в Черном море «с целью сбора доказательной базы фактов агрессии, захвата объектов и собственности Украины и незаконной промышленной деятельности Российской Федерации». На борту находились представители «Нафтогаза Украины», «Чорноморнафтогаза», Госэкоинспекции и других ведомств.
«Во время перехода «Подолья» через Каркинитский залив и его приближения к Голицынскому и Одесскому месторождениям боевые корабли и самолет ВС РФ в нарушение общепринятых принципов, норм и правил международного права осуществляли небезопасные маневры, чем мешали законным действиям пограничного корабля, — говорится в сообщении. — Так, бомбардировщик Су-24 на небезопасной высоте несколько раз осуществлял облет корабля «Подолье».
Как утверждает Госпогранслужба Украины, в районе буровых платформ сторожевой корабль «Сметливый» с наведенной на пограничный корабль артиллерийской установкой и средний разведывательный корабль «Приазовье» ЧФ РФ осуществляли небезопасное маневрирование, создавая таким образом предпосылки для «навигационных событий».
Тем не менее, как утверждают украинские пограничники, «Подолье» свое задание «в исключительной (морской) экономической зоне Украины» выполнил.
В сообщении отмечается, что об инцидентах проинформировано руководство Украины, Минобороны, Генштаб, МИД и заинтересованные правоохранительные органы.
Стоит отметить, что это уже не первый инцидент, связанный с попыткой украинской стороны вести фото и видеосъемку газодобывающих объектов национализированной крымской компании «Черноморнефтегаз» в Черном море. Киев, как известно, не признает ни присоединение Крыма к России, ни национализацию нефтегазодобывающей компании.
EADaily уже писало о ситуации с газовыми месторождениями в Черном море и о том, что украинские власти собираются подать в международный суд иск о нарушении Россией Конвенции ООН по морскому праву. «Это решение направлено на защиту нарушенных РФ прав и интересов Украины, гарантированных Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года, в прилегающих к Крыму территориальном море, акватории Черного и Азовского морей и Керченского пролива, включая права на природные ресурсы континентального шельфа», — говорилось в сообщении МИД Украины.

http://eadaily.com/ru/news/2016/09/07/

ПРЕРВАННЫЙ ПОЛЕТ АДМИРАЛА МОЖАЙСКОГО

Можайский Александр Федорович (1825-1890) — контр-адмирал, исследователь и изобретатель. В 1881 году получил привилегию на «воздухоплавательный снаряд» — первый в России патент на летательный аппарат. Попытка поднять самолет в воздух была предпринята в 1884 году и закончилась неудачей.Можайский

Великолепный моряк

Человек он был редчайшей серьезности. Великолепный моряк и командир. Будучи еще лейтенантом, в 1853-1854 годах, в плавании на фрегате «Диана» попал в кораблекрушение — судно пошло на дно во время знаменитого землетрясения в бухте Симода у острова Хонсю. Как свидетельствовал родоначальник советского морского дела А.Н. Крылов, в вахтенном журнале названо имя офицера, последним покинувшего погибающий русский парусник.
Это был Александр Можайский.

Уходя с «Дианы», он спас чертежи корабля. По этим чертежам и под руководством Можайского был построен новый корабль, на котором основная часть команды вернулась на Родину. На японском острове и теперь есть посвященный этому событию музей, центральный экспонат в нем — портрет русского офицера. В Стране восходящего солнца по сей день почитают Модзая, давшего толчок новому японскому судостроению…

А Можайский, будучи уже капитаном первого ранга в отставке, на зависть окрестным мальчишкам самозабвенно запускал в своем имении огромных воздушных змеев. И даже смог на одном из них, по свидетельству современника, «два раза подняться в воздух и летать с комфортом». Моряк мечтал о воздушном океане, а газеты того времени иронизировали: «Попытки специалистов изобрести летательный аппарат, который можно было бы двигать в воздушной среде в любом направлении, совершенно независимо от ветра, — напоминают попытки мечтателей, трудившихся над квадратурой круга, отыскиванием философского камня, вечного двигателя до эликсира бессмертия».

Можайскому суждено было опередить время — в этом и его подвиг, и трагедия.

Можайский Александр Федорович (1825-1890) — контр-адмирал, исследователь и изобретатель. В 1881 году получил привилегию на «воздухоплавательный снаряд» — первый в России патент на летательный аппарат. Попытка поднять самолет в воздух была предпринята в 1884 году и закончилась неудачей.
Великолепный моряк

Человек он был редчайшей серьезности. Великолепный моряк и командир. Будучи еще лейтенантом, в 1853-1854 годах, в плавании на фрегате «Диана» попал в кораблекрушение — судно пошло на дно во время знаменитого землетрясения в бухте Симода у острова Хонсю. Как свидетельствовал родоначальник советского морского дела А.Н. Крылов, в вахтенном журнале названо имя офицера, последним покинувшего погибающий русский парусник.

Уходя с «Дианы», он спас чертежи корабля. По этим чертежам и под руководством Можайского был построен новый корабль, на котором основная часть команды вернулась на Родину. На японском острове и теперь есть посвященный этому событию музей, центральный экспонат в нем — портрет русского офицера. В Стране восходящего солнца по сей день почитают Модзая, давшего толчок новому японскому судостроению…

А Можайский, будучи уже капитаном первого ранга в отставке, на зависть окрестным мальчишкам самозабвенно запускал в своем имении огромных воздушных змеев. И даже смог на одном из них, по свидетельству современника, «два раза подняться в воздух и летать с комфортом». Моряк мечтал о воздушном океане, а газеты того времени иронизировали: «Попытки специалистов изобрести летательный аппарат, который можно было бы двигать в воздушной среде в любом направлении, совершенно независимо от ветра, — напоминают попытки мечтателей, трудившихся над квадратурой круга, отыскиванием философского камня, вечного двигателя до эликсира бессмертия».

Можайскому суждено было опередить время — в этом и его подвиг, и трагедия.

Заклинатель змея

Полеты на воздушном змее вооружили Можайского великой идеей. И основополагающим выводом: «Для возможности парения в воздухе существует некоторое отношение между тяжестью, скоростью и величиной площади или плоскости, и, несомненно то, что, чем больше скорость движения, тем большую тяжесть может нести та же площадь». Но как поддерживать скорость «плоскости» в воздухе? Машущими крыльями — и только. Именно птицы долгое время не давали человеку воли для решительного собственного полета. «Для того чтобы не упасть, птица обязательно должна находиться в поступательном движении и с определенной скоростью. Вероятно, это правило обязательно для всех летательных аппаратов тяжелее воздуха», — размышлял Можайский.

Но знаменательно тут слово «вероятно».

Человек уже подходит к разгадке полета на неподвижных крыльях. Нужно только обеспечить упорную силу, которая будет толкать «плоскость» вперед. Забрезжила нерешительная еще идея мотора…

Можайский пришел к своим прозрениям, когда на дворе вершилась неслыханная техническая революция. Он, в чине капитан-лейтенанта, командовал первым паровым судном в России, винтовым клипером «Всадник». Он был безоглядно влюблен в громоздкие механизмы, не догадываясь, что именно паровая машина станет ему помехой. Уже скоро ее вытеснит мотор внутреннего сгорания.

Но уже уйдет из жизни Александр Можайский.

Оппонент Менделеева

Его самолет был явлен изумленному миру в конце 1876 года. Состоялись и удачные полеты модели (или моделей), вселившие великолепную уверенность в изобретателя. Как писали «Санкт-Петербургские ведомости», он был «убежден, что в непродолжительном времени даст публике возможность летать на воздухе, подвергаясь меньшему риску, чем при езде на железных дорогах и в дилижансах».

Но его упорства не понимал даже гениальный Дмитрий Менделеев.

В начале 1877 года Александр Можайский решился «подвергнуть свое изобретение суду научной критики, предложив военному министерству использовать свой проект для военных целей в предстоящей войне с Турцией». 20 января 1877 года по распоряжению военного министра графа Милютина была образована особая комиссия для рассмотрения проекта Можайского, в ее состав вошли крупнейшие представители русской науки и техники. Мнение Менделеева было решающим. Вывод комиссии убийственный:

«Воздухоплавание бывает и будет двух родов: одно в аэростатах, другое в аэродинамах (слово «самолет» тогда еще не было придумано. — Е.Г.). Первые легче воздуха и всплывают в нем. Вторые тяжелее его и тонут…»

Понятно, что Можайскому отказали в финансировании проекта. Дело не в зависти ученых-ретроградов. Они и не могли оценить взлет Можайского. Это была всего лишь месть уходящего времени тому, кто посмел жить в будущем.

Кажется, что эти слова Можайского написаны кровью:

«Я желал быть полезным своему Отечеству и занялся разработкой моего проекта, для чего я оставил место своего служения, отказался от другого, тоже выгодного по содержанию и карьере… Сначала я проживал и расходовал небольшие наличные средства, затем делал долги, продавал и закладывал все, что имеет ценное [так в тексте], даже часы и обручальные кольца, но терпя нужду и лишения и не получая того, что правительство дает каждому служащему, т. е. приличное содержание, на которое я имел право по своей тридцатипятилетней полезной службе, по своему чину и потому, что трудился не для своего личного интереса, а для пользы государства и действовал при этом не по личному усмотрению, а по указанию комиссии, назначенной правительством. И только доведенный до крайности, до нищеты, не имея уже приличной офицеру одежды, я просил у правительства не награды, а насущного куска хлеба, которого я не имел и которого мне не давали, но при этом, при доказанных мною бескорыстии и самопожертвовании, без всякого повода к недоверию к словам моим, остались глухи к моей просьбе и еще связали вопрос о куске хлеба для меня с мнением и оценкой моего труда той комиссии, действия которой я имел честь объяснить при сем».

Спасти честь Александра Можайского мог полет его детища.

И только полет!

Гениальный конструктор

На свои деньги он едет в Америку, потом в Европу, чтобы заказать мотор собственной конструкции. Двигатель, естественно, паровой, но усовершенствованный до крайних пределов. Он должен быть свободен от главного недостатка — избыточного веса. Можайский придумывает небывалое: все детали сделать по принципу птичьих костей — полыми внутри.

Следует восторженный отклик ученого секретаря VII отдела Русского технического общества А.В. Эвальда: «г. Можайскому удалось изобрести машину, каких до сих пор еще не было, и, действительно, его машина вместе с котлом весит 14,5 ф. на паровую лошадь. Такою легкостью не обладала еще ни одна машина, и это не проект, а такая машина существует…»

Да, Можайскому в одиночку удалось сделать то, чего не могли сделать самые передовые фирмы мира, занимавшиеся конструированием и изготовлением паровых машин. В расчетах он опирался на опыт морского офицера: «Взяв в соображение силу, потребную для вращения корабельных винтов в воде, и сравнительную плотность воды и воздуха, я нахожу, что машины в 30 лошадиных сил дадут мне желаемую скорость винтам и аппарату».

Моряк ошибся в расчетах. Но и без этого паровой мотор вел идею в тупик. Можайский не знал и не мог этого знать.

На первый случай ему достаточно было просто оторваться от земли.

Великий неудачник

Летом 1882 года самолет, названный «Жар-Птицей», был готов к испытаниям. Как он выглядел? Об этом мы можем теперь только гадать. Единственное, пожалуй, свидетельство оставил профессор В.И. Ковалевский при открытии Первой международной воздухоплавательной выставки в 1911 году, через год после смерти Можайского: «…Сделан был аппарат настолько хорошо, что если бы его поставить здесь в Михайловском манеже, рядом с Блерио, то последний мог бы сказать: «Шапки долой!»»

О самом историческом полете, состоявшемся в Красном Селе ориентировочно осенью 1884 года, сохранилось несколько скупых сообщений.

«Испытание прибора окончилось неудачей, и механик, управлявший машиной, потерпел увечье».
(Из статьи Е.С. Федорова «Летательные приборы тяжелейшие воздуха» в «Записках русского технического общества»).

«В 1884-85 гг. аэроплан [Можайского] был выстроен на военном поле в Красном Селе. При взлете аэроплан накренился на бок и поломал поддерживающие поверхности».
(Из журнала «Воздухоплаватель» за 1909 год.)

«После первого опыта поднятия в воздух у аппарата сломалась о забор деревянная разбежная тележка и повредился парашют»
(Из газеты «Дальний Восток» за 16 июня 1909 года.)

И, наконец, лаконичная публикация в томе «Военной энциклопедии», изданном И.Д. Сытиным в 1916 году:

Первый полет аэроплана на военном поле в Красном Селе дал результаты неважные: аппарат отделился от земли, но, будучи неустойчивым, накренился на бок и поломал крыло. Дальнейших опытов не было, за неимением средств. Аппарат Можайского интересен, как первая практическая попытка построить большой аэроплан».
И это все.

От самолета Можайского не осталось и следа. После того как военное ведомство отказалось его купить как историческую диковину, потеряли к нему интерес и наследники. Самолет долго гнил под открытым небом на поле в Красном Селе. Потом его разобрали и перевезли в Котельниково, имение Можайских близ Вологды, где «Жар-Птица» и сгорела в 1895 году. После смерти Можайского никто не позаботился сохранить ни архив его, ни модели, на которых экспериментировал изобретатель. Последний раз одну из моделей видел в бывшем имении Можайских некто каптенармус Рубцов: ею забавлялись красноармейцы, «забрасывали ее в воздух». На том и теряются следы замечательных деяний небесного первопроходца…

Новых моторов Можайский не получил. Он дожидался их еще шесть лет, посылая отчаянные просьбы и рапорты в военное ведомство. Ему перестали отвечать. Руководитель комиссии генерал Паукер дал негласное указание: «прекратить с г. Можайским всяческие сношения, чтобы избежать скандалов».

Адмирал Александр Можайский прослыл склочником. Это было невыносимо. Он умер в возрасте шестидесяти пяти лет в полной нищете и забвении.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Почему я решил написать о Можайском

О Можайском вдруг вспомнили в пятидесятые годы прошлого столетия. Несостоявшийся полет над Красным Селом вдруг стал, как в сказке, триумфальным. А прославление жизни и дела Можайского оказалось настолько неумеренным, неумным и лживым, что только навредило теперь уже его памяти.

Не осталось под этими напластованиями живого человека со всеми его страданиями и душевной болью, с высокой, как небо, созидательной страстью.

Да, первый самолет, действительно поднявшийся в небо, имел двигатель внутреннего сгорания оригинальной конструкции братьев-американцев Уилбура и Орвила Райт. А наш соотечественник жил в рассветных лучах века поршневых бензиновых двигателей и не успел оценить всех его преимуществ. Он упорно строил самолет собственной конструкции и так же упорно соединял его с паровой машиной. Но его неуверенные шаги были первыми шагами мировой авиации, и они дали первый опыт. С опытом пришла уверенность.

Вот только Родина не простила ему поражения.

Ни гроша после первой неудачи он уже не получил. Долгое время не было даже известно, где он похоронен…

Не мне, конечно, давать окончательную оценку сделанному Можайским, великим неудачником, опередившим свое время. Я просто соглашусь с неопровержимым заключением специалистов: его самолет был первым в мире, построенным в натуральную величину и впервые, пусть на долю мгновения, отделившимся от земли с человеком на борту.

Как жаль, что в потоке лукавого словотворчества мы утратили один из самых драматичных сюжетов за всю историю творческого и духовного развития человечества…

Автор Евгений Гусляров
Первоисточник https://rg.ru/

Зона ответственности – полюс

Система подчинения Северного флота изменена
Авианосец в походе
Крупнейший и важнейший флот России, похоже, будет управляться по-новому. Если верить утечке из Минобороны, Северный флот (СФ) будет выведен из состава Западного военного округа и станет основой нового крупного войскового объединения. Данное решение можно назвать еще одной вехой избавления от наследия Сердюкова.
В среду источник ИТАР-ТАСС в Минобороны сообщил об организационных изменениях в Вооруженных силах. По его словам, до конца осени Северный флот будет выведен из состава Западного военного округа и станет основой нового Объединенного стратегического командования «Север» в Арктике.
«Кроме того, в состав ОСК «Север» будет включен ряд частей и соединений других видов и родов войск Вооруженных сил России, которые также выведут из подчинения ЗВО», – сказал источник.
По его словам, формирование нового командования завершится к концу года, оно получит статус пятого по счету военного округа, хотя и не будет называться так официально.
«Группировки войск, которые войдут в состав ОСК «Север», должны быть полностью обеспечены вооружением, техникой и всеми другими материальными средствами к 1 октября и укомплектованы личным составом на 100% к 30 декабря этого года», – уточнил он.
«Помимо Северного флота и других изымаемых из ЗВО частей и подразделений в ОСК «Север» включат и новые группировки, развертываемые в Арктической зоне, в том числе на Новой Земле, Новосибирских островах, Земле Франца-Иосифа, острове Врангеля», – добавил источник. В командование, по его данным, войдут уже имеющиеся в местах постоянной дислокации формирования других видов и родов войск, а также других силовых структур.
«Все эти организационно-штатные мероприятия проводятся по решению министра обороны и в соответствии с директивой начальника Генштаба ВС России», – сказал он.
Оперативное управление новым командованием будет осуществлять Национальный центр управления обороной России. «Зона ответственности ОСК «Север» в ее верхней части будет включать Северный полюс, разграничительная линия на юге с Тихоокеанским флотом окончательно пока не установлена», – заключил источник.
Понятие «оперативно-стратегическое командование» появилось в документах Генштаба и военного ведомства несколько лет назад, в разгар сердюковских реформ. Тогда решили не только ликвидировать звено полк-дивизия в Сухопутных войсках и ВДВ, но и упразднить разделение территории страны на военные округа, то есть систему, созданную еще в 60-е годы XIX века во время милютинских реформ и воссозданную в 1918 году большевиками.
Командующий войсками округа управляет силами, расположенными на территории округа, поддерживая их боеготовность, в его подчинении находятся военные комиссариаты и другие тыловые структуры, а во время войны округ преобразуется во фронт. На закате СССР в стране было 16 военных округов. В 90-е осталось 7, затем Приволжский был объединен с Уральским. А в 2010 году был подписан указо создании вместо шести округов четырех объединенных стратегических командований. Похоже, однако, военным удалось во многом отстоять прежнюю систему, и в мирное время объединения все-таки называются округами: Южный (бывший Северо-Кавказский), Западный (объединенные Московский и Ленинградский), Центральный (объединенные Приволжско-Уральский и Сибирский) и Восточный (бывший Дальневосточный, получивший два региона от бывшего Сибирского). Теперь будет еще и ОСК «Север», но, как видно, без статуса округа.
Больным вопросом для военных было переподчинение российских флотов командующим войсками округов. До этого каждый флот по статусу был равен сухопутному округу: Черноморский флот и Каспийскую флотилию подчинили ЮВО, Балтийский и Северный флоты – ЗВО, Тихоокеанский флот – ВВО. В случае с Западным военным округом ситуация выглядела особенно нелогично: ЗВО прикрывает территорию Центральной России от вторжения со стороны западных границ, Северный флот же работает в Арктической, а его главные силы – стратегические ракетоносцы – вообще не ограничены в своих действиях определенным регионом.
«Идея была в создании так называемых региональных командований, где были бы объединены флота и войска, – сказал газете ВЗГЛЯД первый вице-президент Академии геополитических проблем Константин Сивков, – но при сердюковщине это перевели в административную плоскость: главные командования видов Вооруженных сил были урезаны в правах, и были созданы разновидовые формирования на базе военных округов, им подчинили флоты. Это идея неправильная: есть административная ветвь руководства, она предполагает подчиненность по видовому признаку, есть оперативная ветвь – по стратегическому предназначению. Подчинять в мирное время флот Сухопутным войскам – глупость. Сейчас, собственно, ничего не меняется: создается группировка войск Арктической зоны, и в ней должен быть командующий, и должен быть ведущий вид Вооруженных сил. Арктическая зона – это океанская зона, поэтому главным там является Военно-морской флот. И он выводится из подчинения ЗВО, поскольку на его базе формируется оперативно-стратегическое командование».
Административная ветвь, о которой говорил эксперт, – это главные командования Сухопутных войск, ВМФ и ВВС, которые занимаются тем, что следят за боеготовностью сил и средств, состоянием материально-технической базы, обеспечивают боевую подготовку. Во время боевых действий операциями должны руководить командующие войсками округов, которым при необходимости могут передавать и соединения кораблей, к примеру, для прикрытия прибрежных зон. Приданные силы флота во время войны при необходимости действуют в интересах командующих округами (фронтами). Во время реформирования же было сделано так, что штаб сухопутного ранее округа должен также управлять силами флота и в мирное время. Кроме того, во время войны флоты проводят операции совершенно вне связи с Сухопутными войсками: противолодочные, разгром авианосных группировок, нарушение коммуникаций и другие.
«Как связаны действия Северного флота с действиями Сухопутных войск, да еще под единым командованием? Это полнейшая глупость. Оперативное подчинение было предусмотрено – из состава Северного флота можно было передать в оперативное подчинение командованию ЗВО часть сил, которая действовала бы в интересах командующего округом, решая задачи его поддержки. А командование Западного округа же не будет решать задачи по разгрому авианосной группировки в Северной Атлантике», – отметил Сивков.
Он добавил, что если раньше каждый военный округ мог при необходимости сформировать фронт, то сейчас у них нет такой возможности. «Сегодня для формирования фронтов сил нет. Сейчас для того, чтобы провести небольшой вооруженный конфликт, нужно собирать силы со всех видов Вооруженных сил, потому что численности и боевого состава не хватает, только начинают наращивать. Фронт – это стратегическое объединение, которое насчитывало до 200 тыс. человек и более. А сейчас Вооруженные силы Российской Федерации – всего 800 тыс. Поэтому и была идея создать региональные командования, которые в мирное время выполняют функции органов управления, а в военное время им поступают силы с разных округов, и этой группировкой региональное командование решает задачи», – сказал эксперт

ИА REGNUM »

Зачем ходить в Мексиканский залив?

(«Мурманский вестник», Мурманск)

 

Так был ли наш подводный корабль в Мексиканском заливе?

 

Александр Покровский — известный российский писатель-маринист, автор бестселлера. «Расстрелять!» и многих других книг, посвященных жизни и проблемам Военно-морского флота, этим летом был гостем на страницах нашей газеты. Редакция предложила Александру Михайловичу вести колонку военного обозревателя «Мурманского вестника». Сегодня мы предлагаем читателям «МВ» мнение писателя о нашумевшей истории с нашей подлодкой у берегов Америки.

 

В начале сентября мировые СМИ взорвались новостью: российская подводная лодка проекта 971 «Щука-Б» провела несколько недель незамеченной в Мексиканском заливе. Лодки проекта 971 получили в странах НАТО кодовое имя «Акула».

 

Это многоцелевые лодки, то есть вооружены они торпедами, ракето-торпедами, крылатыми ракетами РК-55 «Гранит» и ПРЗК «Стрела-3М». Нацелены они против ракетных подводных лодок, надводных кораблей, причалов, баз. Их задача — установление контакта с кораблями вероятного противника, действующими на коммуникациях, и уничтожение этих кораблей в случае начала боевых действий. Шумность на них снижена в 4 раза против аналогичных проектов в прошлом, а дальность обнаружения противника повышена в 3 раза.

 

Интересно, что вся эта шумиха вокруг «необнаружения российской подводной лодки», а потом ее «обнаружения» возникла прежде всего в американской прессе, и возникла она только тогда, когда стало ясно, что администрация президента Обамы намерена снизить финансирование всего американского комплекса обнаружения подводных лодок.

 

То есть блюдо было подано к столу в то время, когда в нем остро ощущалась необходимость. Немедленно припомнили выступление главкома ВМФ Высоцкого, на котором он пообещал возобновить океанские походы российских подлодок.

 

Вот, как это сделано в газете «Washington Free Beacon»: «Как стало известно Washington Free Beacon, российская атомная подлодка, вооруженная крылатыми ракетами большой дальности, несколько недель находилась незамеченной в Мексиканском заливе, и ее присутствие в стратегических для США водах было подтверждено лишь после того, как она покинула регион… По словам одного из американских официальных лиц, «Акула» незамеченной действовала в заливе целый месяц. «Акулы» создавались для одной цели: уничтожать американские ракетные подводные лодки и их экипажи», — заявил другой американский чиновник».

 

К чести американских СМИ, тут встречаются и трезвые рассуждения. Например, Марк Адоманис написал: «К «угрозе», которую представляет собой Россия, я отношусь вполне благодушно по двум причинам. Во-первых, Россия и США — не «враги», что бы ни говорил Митт Ромни: у них нет фундаментальных расхождений относительно сущности мировой политики или — что не менее важно — экономики. Во-вторых, с учетом плачевного состояния российских Вооруженных сил и их пренебрежимо малой способности действовать в других частях мира, даже если бы Россия и Соединенные Штаты были врагами, Россия мало что смогла бы сделать».

 

И хотя вторая часть рассуждений Адоманиса выглядит для нас обидно, но, в принципе, рассуждает он здраво. И все-таки, была наша подводная лодка проекта 971 в Мексиканском заливе или не была?

 

Наверное, да — дыма без огня не бывает, но является ли этот факт сигналом, что флот России возрождается или он все еще находится, как утверждает господин Адоманис, в «плачевном состоянии» — сказать трудно. Тут надо договориться, что считать за «плачевное состояние», а что — «за возрождение». Если говорить о численности сегодняшнего подводного флота России, то он, в лучшем случае, составляет 10 процентов от флота СССР. И все эти «уменьшение шумности» и «увеличение дальности обнаружения» — тоже досталось России с плеч СССР. Но все это скоро уйдет в прошлое.

 

А чем может похвастаться нынешний ВПК? Ни одна ракетная подводная лодка проекта «Борей» пока не сдана флоту, ракету «Булава» приняли, но это, скорее, волевое решение. Многоцелевые подводные лодки проекта 885 «Ясень» разрабатывались на базе проектов 705(К) «Лира», 971 «Щука-Б» и призваны были заменить как их, так и проект 949А «Антей». Но 12 сентября 2011 года головная лодка К-329 «Северодвинск» всего лишь впервые вышла в море на ходовые испытания.

 

Таким образом между тем, что пока еще есть в ВМФ России, и тем, что еще только будет в составе ВМФ, брешь. И с каждым днем она становится шире. Новое никак не примут на вооружение, а старое ветшает. Так значит, утверждения господина Адоманиса не так уж и далеки от истины?

 

Конечно, в его выводах есть резон. Но в то же время, в российских СМИ то и дело встает вопрос: полноте, а нужен ли нам Военно-морской флот, и если нужен, то в каком виде?

 

Ответ на этот вопрос надо искать в военной доктрине государства, но там все расплывчато, неопределенно. И главная мысль, которую удается там выудить, — борьба с терроризмом. Сразу же хочется спросить: государственный терроризм также имеется в виду? Ответ может выглядеть так: скорее всего — да.

 

Но военную доктрину государства невозможно подготовить без военной науки, а сами по себе учреждения этой самой науки находятся сегодня в России в плачевном состоянии, как сказал бы господин Адоманис, который, похоже, разбирается в наших реалиях лучше некоторых государственных чиновников.

 

Не хочется говорить такие слова, как «у нас разрушена военная наука» или «у нас разрушено военное образование», но реальность говорит о том, что и восторги по поводу и того, и другого мы испытаем еще не скоро. Так был ли, все-таки, наш замечательный подводный корабль в Мексиканском заливе?

 

Был ли сам факт присутствия, что так всполошило американские СМИ и наполнило чувством законной гордости наши отечественные СМИ, с восторгом нам об этом поведавшие? Скорее всего, был, но особых восторгов я бы по этому поводу не испытывал.

 

Почему? Потому что ничего особенного в этом нет. Это обычная работа подводников — быть на месте в нужное время и выполнять поставленные задачи. Скрытно, прежде всего.

 

Конечно, бывают разные случаи. Иногда бывает демонстративное всплытие внутри ордера, прямо у борта авианосца. Такие случаи были, но все же чаще всего все происходит незаметно — никто не должен догадаться, что под брюхом авианосца находится русская субмарина. Не то, что она там находится (или находилась) всегда, но она там находится (или находилась) очень часто. Подводные лодки проекта 671РТМ этим славились. А потом их сменили лодки 971 проекта — вот и все.

 

31-я дивизия атомных ракетных подводных крейсеров стратегического назначения возобновила походы подо льды. Этот факт остался незамеченным, а ведь это шаг к возрождению подводного флота.

 

Так нужен ли России подводный флот?

 

Россия — сухопутная страна, почти на две трети окруженная водой. И если России нужно охранять свои границы, то флот ей необходим. Особенно в Арктике. А чтоб успешно действовать в Арктике, России нужно успешно действовать в Мексиканском заливе — вот поэтому там и несут службу многоцелевые лодки. Почему? Потому что противника надо обнаруживать заранее, а не тогда, когда он уже на пороге, в устье северных рек.

 

В том и состоит задача: обнаружить, установить контакт и не допустить своего собственного обнаружения. Поэтому подводники все делают скрытно — приходят, занимают позицию, находятся на ней в готовности, а потом так же скрытно уходят.

 

Шумиха подводникам не нужна. Все надо делать тихо и профессионально. А вот если тебя обнаружили американские СМИ, то вот это уже плохо. Это плохая подготовка, провал боевой службы. Правда, существует, как уже говорилось, и демонстрация своего присутствия. Очень надеюсь, что в случае с обнаружением АПЛ проекта 971 «Щука-Б» в Мексиканском заливе дело обстоит именно таким образом.

 

Александр Покровский