«Москва слезам не верит»: как сложилась судьба актеров всеми любимого фильма

11 февраля 1980 года состоялась премьера фильма Владимира Меньшова «Москва слезам не верит». Лирическая история о судьбе трех подруг-провинциалок, приехавших покорять столицу, завоевала любовь множества зрителей. А в 1981 году фильм удостоен кинопремии «Оскар» как лучший фильм на иностранном языке. Актеры, блистательно сыгравшие в картине, стали всенародными любимцами. Как же сложилась их дальнейшая судьба?
Катерина Тихомирова — Вера Алентова.

На роль Катерины приглашали Ирину Купченко и Маргариту Терехову. Но обе актрисы отказались. Купченко не понравился сценарий. А Терехова предпочла роль Миледи в «Трех мушкетерах». Пригласить на роль Кати свою жену режиссер Владимир Меньшов решил только после отказа двух других кандидаток.

За эту роль Вера Алентова удостоилась государственной премии СССР и была признана лучшей актрисой по версии журнала «Советский экран».

После столь оглушительного успеха актрису стали приглашать на главные роли в кино. В 1982 году вышел фильм «Время для размышлений», где она сыграла в паре с мужем.

Не менее успешным для нее оказался фильм «Время желаний» режиссера Юлии Райзман. В 1986 году артистка стала лауреатом Государственной премии имени братьев Васильевых.

С Меньшовым актриса работает и по сей день. В 2014 году на экраны вышла лента «Дорога без конца», где Владимир Валентинович выступил в роли продюсера. Как нетрудно догадаться главную роль исполнила Вера Алентова.

Имя актрисы частенько всплывает в новостях в связи с многочисленными пластическими операциями. Свою первую операцию по подтяжке лица она провела в 1998 году.

Последующие вмешательства сильно повлияли на ее внешность. После очередной подтяжки у актрисы исказилась мимика лица: правый глаз стал казаться больше, а левый остался в полузакрытом состоянии.

Людмила Свиридова — Ирина Муравьева.

На роль Людмилы режиссеру рекомендовали попробовать Титову, Болотову, Савельеву. Сам он предлагал роль Анастасии Вертинской, но она активно не согласилась.

Сама Муравьева признавалась, что на просмотре фильма расплакалась, такой вульгарной ей показалась ее героиня, но после оглушительного успеха фильма Ирина Вадимовна успокоилась.

Роль Людмилы Свиридовой из фильма «Москва слезам не верит» буквально в одночасье сделала Ирину Муравьеву всенародно известной и любимой актрисой.

В восьмидесятые годы славу Ирины Муравьевой упрочили новые роли в картинах «Карнавал», «Руки вверх», «Самая обаятельная и привлекательная», «Мы нижеподписавшиеся», «Год теленка» и некоторых других.

Во многом именно благодаря данным кинематографическим работам восьмидесятые годы считаются золотым временем в карьере актрисы. Параллельно с этим Ирина Муравьева также часто работала в качестве артистки озвучивания.

После развала СССР карьера Ирины Муравьевой медленно пошла на спад. Она начала реже сниматься, однако время от времени в ее фильмографии все-таки появлялись некоторые примечательные роли.

Среди них фильмы «Женщина в окне», «Зефир в шоколаде», сериал «Не родись красивой», а также лирическая комедия «Китайская бабушка».

В настоящее время великая актриса все также работает над новыми проектами, появляясь попеременно в кино, театре и на радио, где она с 2010-го года ведет две передачи.
Практически всю свою жизнь актриса прожила с одним человеком – режиссером Леонидом Эйдлиным, который скончался в 2014 году.

Антонина Буянова — Раиса Рязанова.

Роль предлагали Галине Польских, которая обиделась на режиссера за такое предложение. Также пробовалась и Нина Русланова, которой все же отказали.

Раиса Рязанова рассказывала, что характер героини ей очень близок: «Эта роль позволила мне прожить жизнь, которой у меня не было. Хотелось бы иметь основательного мужа, детей, квартиру…». На момент съемок актриса уже была матерью-одиночкой и одна воспитывала сына.

Многочисленные призы, премии, обожание зрителей прошли мимо Раисы Рязановой. Все лавры в основном доставались двум другим героиням – Вере Алентовой и Ирине Муравьевой.

После роли в фильме «Москва слезам не верит» в кинокарьере Раисы Рязановой мало что изменилось. Она регулярно снималась, играя все тех же «женщин из народа». И пусть ее героини были не столь знамениты, как Тоня, но и они находили отклик у зрителей.

В постперестроечной время образ актрисы оказался невостребованным. Эпизодические же роли от нищеты не спасали. Но Раиса Ивановна не отчаивалась и в депрессию не впадала.

Раиса Ивановна сдала свою квартиру и занялась частным извозом. Пассажиры ее частенько узнавали, а она стыдилась. Ей приходилось прятать глаза и лгать, что просто похожа на известную актрису.

Раису Рязанову, впрочем, как и многих возрастных актеров, спасла эпоха сериалов. С 2001-го года ей стали предлагать роли обычных простых и добрых женщин.Сегодня Раиса Рязанова снимается даже чаще, чем в удачные 70-е – 80-е.

Во время съемок фильма Вере Алентовой было 37 лет, Раисе Рязановой — 35, Ирине Муравьевой — 30. Перед актрисами стояла очень сложная задача — сыграть своих героинь 19-летними наивными провинциалками. И с этим актрисы справились прекрасно.

Георгий Иванович, слесарь из НИИ — Алексей Баталов.

Актера на роль сорокалетнего Гоши искали очень долго. Пробовали Виталия Соломина, Вячеслава Тихонова, Олега Ефремов и даже самого режиссера Меньшова. Но в итоге Алексей Баталов, сначала отказавшийся играть, согласился. Его приняли без всяких проб.

Несмотря на вновь возросший интерес к своей персоне после успеха фильма, Алексей Баталов отвергал все предложения сняться в кино.

Исключение он сделал лишь для режиссера Дмитрия Светозарова, согласившись сняться в роли директора конструкторского бюро в картине «Скорость», которая стала последней его работой в кино.

Однако актер вплоть до 2008 года продолжал участвовать в съемочных процессах, озвучивая фильмы и мультфильмы.

В настоящее время актер преподает во ВГИКе и является там деканом, пользуясь среди студентов огромным авторитетом. Также Алексей Баталов написал две книги: «Судьба и ремесло» и «Диалоги в антракте».

С 1963 года актер женат на артистке цирка Гитане Леонтенко. У них есть дочь — Мария, которая с рождения страдает детским церебральным параличом, что не помешало ей окончить сценарный факультет ВГИКа.

Александра Тихомирова, дочь Катерины — Наталья Вавилова.

В роли дочери Катерины режиссер захотел увидеть именно Вавилову Наташу, которую до этого снимал в фильме «Розыгрыш».

После огромного успеха у Наташи было несколько удачных работ в кино, на съемках картины «Николай Подвойский» ей пришлось ездить верхом на лошади, которая сбросила с себя актрису. Актриса получила травму позвоночника, попала в больницу.

Она переживала, что больше не встанет, а ее в это время уговаривали «никому не говорить», что в травме виновата съемочная группа. За это обещали ждать ее «хоть год, хоть два…», а через два дня взяли на ее место другую актрису.

Такое предательство потрясло Наталью, она получила двойной удар. Девушка пообещала себе, что если сможет ходить, уйдет из кино.

В настоящее время Наталья Вавилова старается избегать контактов с прессой. Проживает с мужем Самвелом в частном доме в двенадцати километрах от Москвы, на Рублевке. Часто посещает церковь, общается с батюшкой, помогает простым людям.

Николай Михайлович, муж Антонины — Борис Сморчков.

Владимир Меньшов пробовал на Николая Юрия Кузьменкова (на фото), но его ассистентка привела не известного ему актера Бориса Сморчкова.

В кино Борису Федоровичу доставались в основном малозаметные второстепенные роли.

В 1971 году актер пришел работать в театр «Современник». Играл в спектаклях «Лоренцаччо», «Крутой маршрут», «Кот домашний средней пушистости», «Три товарища» и других. Здесь он прослужил до 2004 года.

До конца жизни Борис был женат на актрисе Анне Варпаховской. Умер актер во сне, 10 мая 2008 года в Москве.

Рудольф (Родион) Рачков, телеоператор из Останкино — Юрий Васильев.

О пробах режиссер вспоминает: «Юра, хоть и был старше героя, прекрасно выглядел и вышел настолько неотразимым, что все женщины Советского Союза моментально поняли Катерину, влюбившуюся в этого красавца».

Среди других заметных работ в кино — роли в фильме-оперетте «Летучая мышь», в криминально-политической драме «Ничего не случилось», в мелодрамах «Только не уходи» и «Балерина».

Юрий Николаевич был заботливым отцом и почти сорок лет состоял в браке с одной женщиной — актрисой Нелли Корниенко.

4 июня 1999 года Юрий Васильев умер от сердечного приступа. Осенью 1999 года ему бы исполнилось всего 60 лет.

Сергей Гурин, муж Людмилы, хоккеист — Александр Фатюшин.

15 апреля 1986 года Александр женился. Его избранницей стала актриса его же театра Елена Мольченко.

Фатюшин сыграл в более чем 40 фильмах, в основном второстепенных персонажей. В числе наиболее известных картин — «Россия молодая», «Одиночное плавание», «Кодекс молчания», «34-й скорый».

Актер был ведущим телепрограммы «Первые» о советских спортсменах на канале ТВ-Центр.

Ушел из жизни 6 апреля 2003 года в своей московской квартире после осложнений от воспаления легких.

В течение первого года «Москва слезам не верит» посмотрели 85 млн человек. Фильм купили сто стран мира.

И по сей день картина любима и старыми, и новыми поколениями.

http://dayonline.ru/showbusiness/

Как создавался фильм «Афоня»

Вот что рассказал о съемках фильма режиссер Данелия: «Началось с того, что в Госкино мне дали почитать сценарий Александра Бородянского: «Про Борщова, слесаря-сантехника ЖЭКа № 2». Сюжет был жесткий, с печальным концом. Сценарий мне понравился. Я встретился с Бородянским, мы поговорили, поняли, что понимаем друг друга, и сели работать. Работали мы несколько месяцев, а в итоге чуть-чуть изменилась интонация, кое-где сместились акценты, и появилось новое название – «Афоня». А сюжет, в принципе, остался таким, каким и был. На Афоню у нас было три кандидатуры – польский актер Даниил Ольбрыхский, Владимир Высоцкий и Леонид Куравлев. Три замечательных разных актера. Три разных фильма. Остановились на Куравлеве. И не ошиблись! Есть в Куравлеве какой-то секрет. Афоне в его исполнении прощают то, чего никогда бы не простили ни Афоне Ольбрыхского, ни Афоне Высоцкого. А этого мы и добивались. Нам хотелось, чтобы зрители в конце фильма не возненавидели нашего Афоню, а пожалели. На роль Кати ассистент по актерам Леночка Судакова привела юную студентку театрального училища имени Щукина Женю Симонову. Женя мне понравилась, и я утвердил ее без проб. Но тут выяснилось, что она уже подписала договор с другой картиной. Там у нее главная роль, и все лето она будет сниматься где-то в Башкирии. Стали искать другую Катю. Приводили немало способных молодых актрис – хорошеньких и славных, но все не то. И я понял, что никого, кроме Жени Симоновой, в этой роли не вижу. – И что в ней особенного, в этой Симоновой, что ты так за нее держишься? – спросил меня директор картины Александр Ефремович Яблочкин. – Что в ней особенного, не могу объяснить, – сознался я, – но она в фильме будет луч света в темном царстве. Тогда он сказал:
– Будет тебе твоя Катя. И действительно. Яблочкин полетел в Башкирию и привез оттуда Женю и ее маму в Ярославль. (Этот фильм мы снимали в Ярославле.) А на следующий же день из Башкирии от директора той группы пришла истеричная, гневная телеграмма! Раздались не менее истеричные, гневные звонки со студии Горького и из Госкино. Выяснилось, что актрису с мамой наш директор просто-напросто похитил, чуть ли не тем же способом, что и герои Гайдая в фильме «Кавказская пленница». И только оставил записку: «Не волнуйтесь, через три дня будем. Ваш Яблочкин». А мне он сказал:
– Кровь из носа, но ты ее должен снять за три дня. Иначе сорвем съемки на той картине! Яблочкин был матерый киношник и понимал, что нельзя, но все-таки можно, а что – никак нельзя. И мы снимали Женю днем и ночью, в буквальном смысле этих слов. (Иногда ей удавалось немного поспать на заднем сиденье машины, пока ставили свет или переезжали с объекта на объект.) А так она была все время с нами на съемочной площадке. Штукатура Колю сыграл Евгений Леонов. В противовес разгильдяю Афоне Коля считался у нас фигурой положительной: он аккуратный, здраво рассуждает, интересуется международной политикой и мечтает о всеобщей коммуникабельности. А Леонов своего героя не уважал, говорил, что Коля — эгоист еще хуже, чем Афоня. И все время ворчал, что этот штукатур у него получается плоский, как блин. И только когда сняли сцену «уход Коли домой», он успокоился. В этой сцене Коля, который помирился с женой, уходя от Афони, оставляет ему листок со своим телефоном. На репетиции Леонов вынул из кармана бумажку с телефоном, и из нее на стол случайно выпало несколько монет. Он убрал монетки и записку в карман и сказал:
– Смотри. Он снова достал бумажку из кармана, из нее снова высыпались монетки. Он снова аккуратно их собрал и положил в карман. – Понял? – спросил он меня.
– Что?
– Какой говнюк твой штукатур! Две недели прожил у человека, пил, ел, а самому жалко три гроша оставить! Женя всегда искал в своих героях отрицательные черты – считал, что так образ объемнее. Зрители полюбили светлую и наивную Катю (не зря старались!), рассудительного Колю и даже разгильдяя Афоню, но самое большое количество аплодисментов на встречах в кинотеатрах срывал алкоголик, мерзавец и законченный подлец Федул, которого в нашем фильме великолепно сыграл Борислав Брондуков. (Реплика Федула: «Гони рубль, родственник!» – стала визитной карточкой фильма.) В костюме и гриме Боря был настолько органичным, что когда во время съемок в ресторане (ресторан мы снимали ночью в Москве) он вышел на улицу покурить, швейцар ни за что не хотел пускать его обратно. Брондуков объяснял, что он актер, что без него съемки сорвутся, – швейцар не верил. Говорил: много вас тут таких артистов! Брондуков настаивал. Швейцар пригрозил, что вызовет милицию. И вызвал бы, но тут на улицу выглянула моя помощница Рита Рассказова. – Борислав Николаевич, вы здесь?! – обрадовалась она. – А там паника: куда актер делся?!
– Неужели он и вправду артист? Надо же! – удивился швейцар. Танцы договорились снимать ночью, в зале клуба имени Крупской в Текстильщиках. Я попросил, чтобы были современные музыканты. Привели группу, главный – курчавый лохматый парень. Худющий. Одеты небрежно, держатся независимо. Спросили, сколько заплатим, и сказали, что сыграют. Оказалось, что мы пригласили сниматься самые популярные и самые запрещенные в те времена группы. Первая группа была «Машина времени» Макаревича, а вторая – «Аракс» Шахназарова.
Теперь я очень горжусь, что «Машина времени» дебютировала в фильме «Афоня». Актрисе сделали грудьиз манной каши. На девушку с бюстом Леночка Судакова привела актрису Татьяну Распутину. Очень хорошая артистка, но с нормальным бюстом. А нам хотелось, чтобы бюст был внушительный. Кто-то из съемочной группы, тот, кто жил рядом, сбегал домой и принес манную крупу. Ею и наполнили бюстгальтер. Пуговицы тяжести манки не выдержали, и пришлось лифчик связать на спине узлом. (На экране это видно.) Однако грудь так «заиграла» в прозрачной блузке, что потом критики искренне восхищались этой художественной деталью…
По последнему варианту сценария в финале Афоня покупает в провинциальном аэропорту билет на первый попавшийся рейс и валяется на летном поле в ожидании самолета. К нему подходит милиционер и просит предъявить документы. Афоня сует ему паспорт. На фотографии в паспорте молодой парнишка, с кудрями и беззаботной улыбкой, а в действительности перед милиционером унылый мужчина с абсолютно пустыми глазами. На этом фильм и заканчивался. Такой мрачный финал мне с самого начала не нравился. И мы с Бородянским еще в процессе работы над режиссерским сценарием написали вариант, в котором Афоня и Катя в конце фильма встречались. Но поняли – такая концовка нарушает логику повествования, это банальный хеппи-энд. И оставили все как было. И все-таки финал я переделал. Когда Женя Симонова прилетела в Ярославль и мы начали ее снимать, Катя получалась такой чистой, нежной и трогательной, что мне очень захотелось, чтобы она обязательно появилась в конце фильма. И мы решили снять так: Афоня в аэропорту лежит на траве и ждет самолет. К нему подходит Катя и говорит, как всегда:
– Афанасий, мне кто-то позвонил, я подумала, что это вы. Афоня открывает глаза – никакой Кати нет. Над ним стоит милиционер и требует документы. (Катя ему привиделась.) В последний съемочный день Жени – третий – работали очень интенсивно, снимали по одному дублю, чтобы успеть снять незапланированный «сон». И к концу дня приехали в аэропорт. Начали снимать подход Кати. Первый дубль сняли рапидом – Катя идет медленно, словно плывет. Не то! Сняли вариант – идет с цветочком. Не то! Сняли: она идет, волосы развеваются, платочек. Не то! И я понял, что дело не в том, как Катя идет по полю, с цветочком или еще как. А в том, что мне очень хочется, чтобы Катя появилась реально. И вот уже тридцать лет в конце фильма, когда Афоня идет к самолету, его кто-то окликает. Он оглядывается, а там стоит Катя и говорит:
– Афанасий, мне кто-то позвонил, я подумала, что это вы! А умные люди написали в рецензиях, что фильм мог бы быть не таким примитивным, если бы не финал. Появление Кати на летном поле – банальный хеппи-энд…» Между прочим. «В Ярославле снимали вид из окна к сцене «Афоня просыпается в комнате Кати». Снимать надо было в пять утра. (Утренний режим — солнце еще не взошло, но уже светает.) По задумке там, за окном, должны были возвращаться со свадьбы молодожены. Но в половине пятого выяснилось, что свадебное платье невесты забыли в Москве. Я уже хотел снимать просто пейзаж, но тут оператор Сергей Вронский показал мне на лошадь, которая тащила телегу с бочкой… — Пусть эта телега проедет, — сказал он. Сняли лошадь.
Первой на этот кадр обратила внимание жена художника Левана Шенгелия Рита. — Как ты это потрясающе придумал, — сказала она мне после просмотра на «Мосфильме». — Как это точно! — Что точно? — осторожно спросил я. — Лошадь! Он делает предложение — а потом лошадь. Вот и Катя, как эта несчастная лошадь, будет тащить груз омерзительного, пьяного хамства и нищеты всю жизнь! Ведь так? Я скромно кивнул…» Некоторые цитаты: — Отсутствие жалоб со стороны населения — лучшая награда за наш труд! До свидания! — А ты кто такой? — Я?.. Родственник! Дальний… — Чувствуйте себя как дома, да не забывайте, что в гостях! — Вот так вот, Катюша… Все производство, общественные нагрузки, самообразование… Никакой личной жизни! — И когда только ты, Борщов, всё успеваешь — и в фонтаны нырять, и на танцах драться?..
— Что-то я расхворался… Пойду лягу, прессу почитаю… — Гони рубль, родственник! Мне Афоня рубль должен был! — Не люблю я таких людей!.. Непунктуальных!.. — Посидим, чайку попьём, радио послушаем — программу для тех, кто не спит. — Ну, полкапли, полкапли… для запаха.

110 лет назад родился создатель фильмов «Волга-Волга», «Цирк», «Светлый путь»

 Золотой век советского кино неразрывно связан с именем режиссера Григория Александрова. Ученик и друг великого Сергея Эйзенштейна снял фильмы «Веселые ребята», «Цирк», «Волга-Волга», «Светлый путь». Открыл для кино Любовь Орлову, а для зрителя жанр музыкальной комедии.

 

 Вместе с Любовью Орловой они прожили в браке 40 лет. Правда, детей у пары не было. Единственный сын Григория Александрова Дуглас был рожден от первого брака с актрисой Ольгой Ивановой. К сожалению, история жизни и Дугласа, и Александрова была трагической. Режиссер пережил на пять лет сына и на восемь лет — свою единственную любовь в жизни Любовь Орлову. Одним из немногих, кто близко знал знаменитую пару, является режиссер Георгий Натансон. Сейчас он живет в Москве. На этой неделе увидит свет его книга воспоминаний о знаменитостях, с которыми Натансону довелось работать. Она называется «320 страниц о любви и кино». «Увы, мне не удалось поместить все, что я помню о своей жизни, в такой небольшой объем, — признался „ФАКТАМ“ 91-летний Георгий Григорьевич. — То, что прочитают ваши читатели, я не рассказывал еще никому…»

 «Легко могу предположить, что Марлен Дитрих была влюблена в русского режиссера Александрова»

 

— Григория Васильевича мне назначил руководителем кукольной картины «Небесное создание» Иван Александрович Пырьев, — вспоминает Георгий Натансон (на фото). — В то время Пырьев был директором самой знаменитой киностудии Советского Союза «Мосфильм». Именно тогда было резко сокращено количество выпускаемых фильмов. Иосиф Сталин бросил клич, что кино нужно снимать мало, но каждая картина должна стать шедевром. Денег на большое кино не было, а вот анимационное ставить мне разрешили. Фильм снимал с выдающимся режиссером кукольного театра Сергеем Владимировичем Образцовым. Правда, картину я делал полтора года, а Образцов на съемки приезжал раза три. Он все время был где-то на гастролях со своим гениальным спектаклем «Обыкновенный концерт». Конечно, для меня, еще молодого 32-летнего режиссера, Григорий Александров был огромным авторитетом.

 

— Еще бы! Ведь тогда вся страна восторгалась его «Веселыми ребятами», «Цирком», «Волгой-Волгой».

 

 — Помню, будучи мальчишкой, я чудом попал на премьеру «Веселых ребят». Она проходила в самом большом кинотеатре Москвы «Ударник». Я сидел на балконе почти у потолка, но, прильнув к биноклю, смог рассмотреть всю съемочную группу. Картина закончилась, раздались аплодисменты, и на сцену один за другим стали подниматься Григорий Александров, Любовь Орлова, Леонид Утесов…

 

— Звезды советского кино!

 

 — Что вы, их славу ни с чем нельзя было сравнить. Рассказывали, что киношное руководство картину Александрова восприняло достаточно настороженно. Это длилось до тех пор, пока по поводу «Веселых ребят» не высказался Сталин. Посмотрев фильм, он якобы заметил: «Хорошо! Я будто в отпуске побывал». Этих слов было достаточно, чтобы дать Александрову зеленую улицу. Григорий Васильевич любил вспоминать своего учителя — легендарного Сергея Эйзенштейна. Сразу после успеха «Броненосца «Потемкин» режиссера пригласили в Голливуд. С ним в Америку отправился и Григорий Александров, который на этой картине работал ассистентом Эйзенштейна. Григорий Васильевич часто вспоминал ту поездку, которая длилась около года. Вместе с Эйзенштейном они были в Берлине, Париже. Познакомились с Марлен Дитрих, Гретой Гарбо…

 

— Рассказывают, что у Александрова даже был роман с Марлен Дитрих.

 

 — Я тоже слышал об этом, но, понятно, Григорий Васильевич ничего мне не докладывал. Вообще, он был достаточно скрытен в том, что касалось его личной жизни. Но я легко могу предположить, что великолепная Марлен была влюблена в русского Александрова. Он был статен, красив, прекрасно изъяснялся, знал, что нравится женщинам. К моменту своего возвращения из Америки он уже разошелся со своей первой супругой. А через некоторое время познакомился с Любовью Орловой. Кстати, Марлен Дитрих и Любовь Орлова были очень похожи. С тех пор, как Александров и Орлова поженились, не помню, чтобы о нем рассказывали какие-то романтические истории. Казалось, эта пара просто идеальная. Они удивительно подходили друг другу. И всегда обращались друг к другу только на вы.

 «Орлова была главной в семье во всем, что касалось бытовых вопросов»

 

— Вы бывали у них дома?

 

 — Конечно, несколько раз, когда готовился к своей картине. Квартира Александрова находилась в так называемом актерском доме, недалеко от улицы Горького. Она была огромная, но посторонних пускали только в кабинет Александрова и на небольшую кухоньку. Помню, первый раз я пришел домой к Александрову и Орловой в дождливый день. Никакого зонтика у меня с собой не было, и мое пальто из букле насквозь промокло. Дверь открыл сам Григорий Васильевич, одарив своей очаровательной улыбкой. И тут же кинулся снимать с меня набухшее пальто. Я стал сопротивляться, а он говорит своим раскатистым басом: «Георгий Григорьевич, так должен поступать каждый интеллигентный человек, встречая своего гостя». Мы прошли в кабинет Александрова. Посредине стоял огромный дубовый стол, на котором аккуратными стопочками лежали листы исписанной бумаги. По стенам были развешаны фотографии Любови Орловой. Все утопало в мягком, приглушенном свете. Меня не покидало чувство, что я попал в святую святых каких-то небожителей.

 

— Любовь Петровна была дома?

 

 — Она появилась немного позже. Мы поработали, и Александров пригласил меня в небольшую кухоньку. Там стоял столик, три стула и плита со всевозможными приспособлениями. Тут вдруг открылась дверь — и в кухню вошла Любовь Орлова. Я замер. Впервые так близко столкнулся со знаменитой актрисой. Она оказалась совсем небольшого роста, совершенно просто одета, без макияжа. Любовь Петровна зашла и, обращаясь к нам двоим, сказала: «Прошу в гостиную на ужин». Я шел на подкашивающихся ногах. Особенных блюд на ужин не подавали. Орлова вообще, по-моему, ничего не ела, а лишь вприкуску пила чай с конфетами «Мишка на севере», она их очень любила. Александров набирал себе в тарелку дымящейся картошки и говорил, что ни на какое другое блюдо ее не променяет. Я же так стеснялся, что совершенно ничего не мог взять в рот.

 

— В доме была прислуга?

 

 — Когда мы сидели за столом, все блюда были уже расставлены. Конечно, Любовь Петровна не стояла у плиты и не готовила. Все знали, что именно она управляет домом и в ее распоряжении две домработницы, два шофера и несколько секретарей. Собственно, Орлова была главной в их союзе с Александровым в том, что касалось бытовых вопросов. Григорий Васильевич витал в облаках, творил и жил кинематографом. Помню, такая же картина была, когда я гостил на даче у Александрова во Внуково. Это был огромный дом с большим каминным залом. Александров задумал его построить именно таким, когда вернулся из поездки в Америку. Посреди каминного зала стоял дубовый стол, за которым собирались гости. Правда, их семья была очень закрытой и больших гуляний у себя никогда не устраивала. Помню, когда я приехал к ним на дачу, Любовь Петровна с порога повела меня на второй этаж — там была ее территория. Она стала хвастаться, что сама сделала шторы на окна и сшила накидки на кресла. Вообще, Орлова любила заниматься рукоделием. Собирала цветное стекло и создавала всякие поделки, которые стояли в специальных шкафчиках в ее комнате на даче.

 «Картину о Глинке Сталин смотрел, положив свою руку на колено Григория Васильевича»

 

— Рассказывают, что до встречи с Александровым Любовь Петровна была малоизвестной актрисой.

 

 — Конечно, это он открыл нам Орлову. Как Пигмалион вылепил свою Галатею. Актрису Любовь Орлову посоветовал Александрову знакомый художник, когда режиссер искал героиню на роль в «Веселых ребятах». Когда Александров и Орлова познакомились, ей было уже 36 лет. Ранее она побывала замужем и встречалась с каким-то известным австрийским бизнесменом. Григорий Васильевич сразу утвердил Любовь Петровну на главную роль. И после этого уже не снимал в своих картинах никаких других актрис. Надо сказать, что и Орлова не играла в фильмах других режиссеров.

 

*Любовь Орлова и Григорий Александров прожили вместе 40 лет и все эти годы называли друг друга на вы

 

 Кстати, я благодарен Любови Петровне за то, что она была одной из первых зрительниц моей кукольной картины и весьма высоко ее оценила. Сразу после окончания съемок Госкино решило отправить мою работу на кинофестиваль в Венецию. И что вы думаете? Она получила главный приз.

 

— Большие деньги?

 

 — Какие деньги! Нам передали награду, и на этом все закончилось. Съемочную группу даже не пустили в Италию. Просто никто из руководства не рассчитывал на успех.

 

— Даже Сергей Образцов?

 

 — Сергей Владимирович был столь занятым человеком, что, написав сценарий для картины, во всем остальном положился на меня. Кстати, «Небесное создание» стал первым мультфильмом, героями которого были не рисованные картинки, а настоящие куклы. К сожалению, мой первый опыт работы в анимации стал и последним. Потом я занялся большим кино — начал снимать картину «Белая акация» по оперетте Исаака Дунаевского.

 

— С Григорием Васильевичем вы больше не работали?

 

 — Я продолжал трудиться в его творческой студии. Тогда «Мосфильм» был разделен на множество объединений. Сначала я работал у Александрова, потом у Пырьева. Была еще одна интересная история, связанная с Григорием Александровым. В то время на киностудии работал режиссер Лео Арнштам. Именно он одним из первых снял в главной роли Зою Федорову в картине «Подруги». Так вот, Лео Оскарович сделал фильм о композиторе Глинке, но Сталину картина совсем не понравилась, потому что Глинку играл актер Борис Чирков, снимавшийся в легендарном кино «Выборгская сторона». Помните песню: «Где эта улица, где этот дом, где эта барышня, что я влюблен?»

 

 Григорию Александрову поручили поставить новую картину о Глинке. Главную роль сыграл Борис Смирнов. Когда фильм был готов, Сталин пригласил на просмотр к себе и Александрова. Помню, когда Григорий Васильевич уезжал в Кремль, мы все, работавшие в его объединении, собрались в большом кабинете режиссера на «Мосфильме». Ждали три часа. Наконец дверь распахнулась и, широко улыбаясь, в кабинет зашел Григорий Васильевич. Он рассказал: «Иосиф Виссарионович посадил меня рядом с собой и смотрел картину, положив на мое колено свою руку…» В конце он признался, что Сталин благодарил его за кино. И мы, все собравшиеся, тут же стали исследовать колено Александрова, по очереди к нему прикасаясь…