Досмотр в аэропортах — как это работает?

Condé Nast Traveller попробовал разобраться, насколько хорошо налажена система досмотра багажа, проверки пассажиров и сотрудников в аэропортах вообще и российских в частности.
Багаж
Ответы из пресс-служб аэропортов на вопросы о безопасности похожи один на другой – вместо сугубо конфиденциальной информации выдается сугубо официальная. Кто-то не отвечает совсем, ссылаясь на то, что служба безопасности аэропорта говорит с прессой только по разрешению администрации и по ее же инициативе. Ясно, что разглагольствовать о безопасности опасно. Но еще опаснее молчать! Особенно когда видишь, как перед регистрацией просвечивают чемоданы у одного из пассажиров твоего же рейса и находят огромный металлический объект, на который пассажир не может предъявить документов. И как препирательства («Это запчасть, везу ее заменить, с ней точно все в порядке») заканчиваются тройной удачей: мужчина оказался на борту самолета с деталью и без лишних допросов, самолет не взорвался и не упал, а работница аэропорта припасла шоколадку к чаю.

Очень продвинутые
В подобной ситуации на помощь сотруднице аэропорта мог бы прийти новый прибор ДВиН-1 (детектор взрывчатых и наркотических средств). В отличие от рентгеновских лучей, которые реагируют только на плотность материала, а потому пластиковую взрывчатку воспринимают так же, как кусок мыла, ДВиН анализирует состав вещества по соотношению в нем углерода, кислорода, азота, хлора и других элементов и распознает, что это: взрывчатка, наркотики или вода. На то, чтобы определить, что внутри металлической детали, ушло бы минут десять.

Впрочем, разработчик прибора Михаил Сапожников из Объединенного института ядерных исследований говорит, что пока в истории с ДВиНами – сплошные сослагательные наклонения: стояли бы они на входе в аэропорт или уже на подступах к стерильной зоне, использовались бы для проверки забытых чемоданов или досмотра грузовиков, въезжающих на территорию, было бы гораздо проще. Но несмотря на громкие заявления в СМИ председателя правления РОСНАНО Анатолия Чубайса о том, что такого до нас никто толком не делал, ни один из российских аэропортов пока не попросил даже о парочке ДВиНов – чего не скажешь о зарубежных. «По заказу, например, корейского аэропорта Инчхон в Сеуле мы дополнили детектор рентгеновской камерой, и они теперь досматривают им багаж», – рассказывает Сапожников.
Метод меченых нейтронов известен с 40-х годов. Идея на практике применялась и раньше, просто нужен был ускоритель частиц такого небольшого размера, чтобы установка стала мобильной. Пока этот «мини-коллайдер» длиной 30 см и весом 8 кг создавали в московском НИИ автоматики им. Духова, в аэропортах саперы, как и сейчас, осматривали забытые сумки в костюмах фокусников: надев белые перчатки, прихватив с собой детекторы, похожие на волшебные палочки, и бумажки-индикаторы, которые меняют цвет в зависимости от того, что у неопознанного объекта внутри. Так почему же аэропортам в России не интересен ДВиН? Может быть, потому, что они и так оборудованы отменно?

Прозрачный намек
Микроволновыми сканерами Pro-Vision, например. Теми самыми, в которых поднимаешь руки вверх и чувствуешь себя морской звездой, – ими поочередно хвастались Домодедово, Шереметьево, Внуково.
В объяснительном видео на сайте компании L-3 Communications через сканер проходят в пиджаках и обуви. Так зачем же заставлять пассажиров разуваться и снимать куртки, если и так все видно? На это в компании отвечают: несмотря на то что сканер идентифицирует посторонние предметы через любую ткань, снимать ли одежду, решают в каждой стране на свое усмотрение. А к обуви отношение особое не только в России.
В декабре 2001 года террорист Ричард Рейд, прежде чем сесть в самолет Париж–Майами, спрятал пластиковую взрывчатку в кроссовках и только по случайности не взорвал воздушное судно. С тех пор обувь досматривают отдельно – в соседнем с «микроволновкой» рентген-аппарате, который смотрит глубже и не так уж безопасен – в отличие от микроволнового сканера: за две секунды облучения в нем пассажиру наносится меньше вреда, чем от минутного разговора по мобильному. Следует также заметить, что сотрудник, что стоит справа от сканера и руководит очередью, не видит, что у вас в кармане – вся информация поступает в операционный центр, который находится в отдельном помещении за стеной: на экранах черно-белые люди с блером на лицах, на причинных местах тоже неясность, так что своей наготы стесняться нечего. К тому же изображение улетучивается из памяти системы еще раньше, чем вы оказываетесь на взлетной полосе, уверяют в L-3.

Вход через сувенирную лавку
Еще пять лет назад работникам «Кофемании» в Домодедово выдавали пропуска в служебном здании в десяти минутах ходьбы от терминалов, не требуя даже паспортных данных, – достаточно было трудовой книжки в качестве удостоверения личности и поручительства работодателя. Путь на рабочее место не был тернист – паспортный контроль на втором этаже Домодедово обходили стороной, металлоискатели и рентген-установки тоже считались излишними. Но ощущение, что за тобой постоянно наблюдают, было, вспоминает Женя, работавшая там баристой.
Сегодня это больше, чем просто ощущение. Максим Коноплев, руководитель подразделения «Алкоголь, табак, конфеты» в компании «Рэг Стайэр», уверяет, что работникам Duty Free в Шереметьево и Внуково не разрешают проносить с собой даже бутылку воды. Сотрудники TGI Friday’s, «Мама Раша», Costa Coffee в терминале D Шереметьево проходят на служебном входе такой же досмотр, как и пассажиры: те же интроскопы для дамских сумок, что и для чемоданов, те же металлодетекторы для официантов, что и для командировочных. Поставка продуктов в рестораны и кафе происходит в определенное время, и все салатные листья и кетчупы досматриваются с тем же тщанием, что и ручная кладь.
По словам представителей Шереметьево, недавно они начали внедрять систему «Бродвей 3D». Она распознает сотрудников не по пропускам и даже не по отпечаткам пальцев – она просто знает всех в лицо. С помощью 3D-сканеров в памяти охранной системы появятся трехмерные изображения всех работников. На опознание лица по 40 000 ключевых точек уйдет всего несколько секунд, поэтому приостанавливаться перед входом в аэропорт не нужно. И солнцезащитные очки снимать тоже. Забавный факт: те же самые 3D-сканеры Artec Group используют в компаниях, занимающихся дизайном нижнего белья, чтобы делать вещи, сидящие строго по фигуре. Стюардессам «Аэрофлота» о нововведениях пока не говорили, но это и не удивительно – чтобы пропускная система заработала, нужно сначала создать базу данных, а сотрудников в Шереметьево не меньше шести тысяч.

И вокруг – тишина
Наблюдая за взлетами и посадками через окно аэропорта JFK в Нью-Йорке, никогда не догадаешься, что в июле прошлого года через высокий четырехметровый забор на взлетно-посадочную полосу проник человек. Добравшись до стены по воде, он направился к складу авиационного топлива. В то время часть забора аэропорта Кеннеди была повреждена из-за сильного ветра, и все в службе безопасности об этих пробоинах знали. Безоружный и почти без одежды, мужчина мало походил на злоумышленника, и потому об этом случае скоро забыли, но документы о внутреннем расследовании случайно попали в руки журналистов.

Международные аэропорты чаще всего обвиняют в недостаточной защищенности периметра. «Большинство из них похожи на дом, в котором входная дверь из стали и со сложными замками, а калитка со двора всегда открыта, – говорит Рафи Рон, бывший начальник службы безопасности в аэропорту Тель-Авива Бен-Гурион. В Шереметьево на развитие охранных систем в 2011-м выделили 300 миллионов рублей, а в этом году запланировали построить новое ограждение. Что ж, дополнительную защиту на периметр аэропортов в Нью-Йорке поставить тоже собирались, но оказалось, что система за $100 000 000 слишком чувствительна: реагирует на животных, птиц и ветер. Посмотрим, как впишется в природу русская ограда.

Следующий, пожалуйста
В ноябре за одну ночь в парижском аэропорту успели украсть платьев и сумок Louis Vuitton на сумму €300 000, причем два грузовика одежды вывозили с территории аэропорта без спешки, не вызывая никаких подозрений – пропуск на въезд и выезд с территории был в порядке, а пять охранников оказались в заложниках. И это при том, что камеры слежения в аэропортах на каждом шагу, и слепых зон, как уверяют производители, быть не может – ведь камер можно установить сколько угодно, не то что зеркал на автомобиле.
Производители камер слежения вообще более словоохотливы, чем охранники в аэропорту. «Фактически видеонаблюдение в аэропортах ничем не отличается от того, что в супермаркете, – рассказывает Егор Золотухин, сотрудник компании DSSL, чьими системами видеонаблюдения оборудованы Пулково, аэропорты Анапы, Краснодара, Новосибирска и Якутска. – Просто, как только появляется новая технология записи изображения, ее в первую очередь внедряют в аэропортах». Сейчас все камеры на аэровокзалах высокого разрешения – с инфракрасной подсветкой, чтобы и ночью получать четкое изображение, и специальными программами обработки, чтобы прояснять картинку и в лютую пургу, и в проливной дождь. Кстати, контролировать ситуацию на всей территории тоже стало в последнее время проще. В аэропорту Пулково около 1 000 человек обеспечивают безопасность, но ни один из них не должен уследить за десятью или пятнадцатью мониторами сразу – сейчас достаточно поглядывать на три и следить за телефоном: благодаря специальным детекторам саботажа, дыма, огня и движения, система сама ведет наблюдение и оповещает операторов звуком и sms в случае нарушений порядка.

Стой, кто подойдет
Сделать систему безопасности в аэропорту легкой для восприятия не только сотрудников, но и пассажиров – вот какие цели ставят перед собой в последнее время в аэропортах. Информация о пассажире, если собрать ее заранее, намного полезнее, чем лишний осмотр ручным металлодетектором. Так что слова руководства Домодедово о том, что проверка всех без исключения пассажиров на входе в аэропорт бесполезна, лишь на первый взгляд абсурдны. «Мы хотим, чтобы система безопасности была незаметна для пассажиров вовсе», – говорят в Международной организации гражданской авиации. Классификация пассажиров – вот что сейчас главное: кому можно доверять, а кого лучше еще разок проверить, кто уже предоставлял на контроле паспорт на этой неделе, а кто в международном терминале впервые. «Важно не только искать оружие и наркотики, но и уделять внимание поведению людей», – говорят в ICAO . Сразу после взрыва в Домодедово психологов на входах поставили столько же, сколько и рентген-аппаратов. И об их бесполезности как раз никто не говорит. Когда поголовная проверка не только на входе останется в прошлом, именно психологи станут универсальными детекторами не дыма, но дум пассажиров.

Требования к кандидатам на вылет
2001 В США запрещают проносить на борт острые предметы – прежде небольшие перочинные и канцелярские ножи были допустимы. Во всех самолетах на территории США, а затем и остальных стран укрепили входы в кабины пилотов. Теперь при предполетном досмотре нужно снимать обувь, а спички и зажигалки сдавать в багаж.
2003 Международная ассоциация ICAO принимает решение о том, что паспорта с электронным носителем должны быть введены во всех странах, чтобы на паспортном контроле информацию можно было считывать, а не вводить вручную.
2004 Отпечатки пальцев снимают у всех иностранцев, прибывающих на территорию США. Правительство Великобритании собирает больше данных о тех, кто подает документы на британскую визу.
2006 Никаких жидкостей, гелей, аэрозолей на борту, запрещены даже новогодние шары со снегом и бутылки с грудным молоком. Позже разрешают емкости до 100 мл, сложенные в прозрачный пакет объемом не более 1л. Электронные устройства сдают на досмотр в отдельном поддоне.
2007 Страны официально обмениваются данными о пассажирах. В России новый приказ: предполетный досмотр производить в присутствии кинологов, дальше действовать по ситуации: при необходимости можно и вязальные спицы из ручной клади изъять.
2010 Во всех аэропортах мира для пассажиров, вылетающих в США, предусмотрен более тщательный досмотр.
2011 После взрыва в Домодедово на входе в аэропорт досматривают всех пассажиров, а не только выборочно: багаж проходит через интроскоп, пассажиры – через рамку металлодетектора, причем за всем за этим наблюдает психолог.

Один за всех и все «за»
Международная ассоциация гражданской авиации нашла способ сделать досмотр не только приятным для пассажиров, но и экономичным для аэропортов: в ближайшие 5–7 лет можно будет проходить досмотр, не снимая туфель и не выпуская из рук чемодана.
1. Вас ожидают
Если верить информации разведывательных и государственных служб, еще до того, как вы прибыли в аэропорт, вся необходимая информация о вас – уже в базе данных. Законопослушный вы гражданин или ваш багаж лучше лишний раз проверить, известно заранее.
2. Еще спрашиваете
Представитель службы безопасности задает вам несколько безобидных вопросов, проверяя вас на адекватность, и просит у вас паспорт, чтобы сверить с базой данных.
3. Коридорная система
Получив исчерпывающую информацию из вашего паспорта, он убеждается, что вы собираетесь пройти по верному коридору:
Розовому
Большинство пассажиров будет приглашаться именно в этот коридор.
Желтому
Сюда отправятся подозрительные лица, а также просто случайные люди, которые вполне могли бы пройти по розовому коридору, если бы выбор пал не на них.
Голубому
Для частых путешественников и пассажиров, в которых служба безопасности уверена.
4. Пройденный путь
Пассажир, не спеша и не замедляя шаг, проходит по коридору мимо сканеров – досмотра багажа, металлодетектора, детектора жидкостей, сканера обуви, детектора взрывчатых веществ. Разуваться или задумываться о том, что именно в тебе сейчас разглядывают, нет никакой надобности.
Если во время вашего движения прозвучит звуковой сигнал, вас попросят еще раз пройти по коридору. Теперь – по желтому.

Анастасия Романова