Нацисты на Донбассе устроили бойню солдатам ВСУ

Приведут ли внутренние разборки к обострению ситуации на фронте

Обострение ситуации на линии соприкосновения сторон в Донбассе может начаться в ближайшее время. Об этом накануне заявил глава ДНР Александр Захарченко.
«Каждый вечер происходят попытки прорыва в районе юга, позавчера — на „Светлодарской дуге“, противник усиливается, завозит боеприпасы и личный состав. Я думаю, что обострение в ближайшее время будет», — сказал глава Республики.
Донбасское Агентство Новостей отмечает, что обстановка на линии разграничения в Донбассе остается крайне нестабильной. Только за минувшие сутки было зафиксировано 36 нарушений перемирия.
Ранее в тот же день появилась информация о том, что боевики экстремистской организации «Правый сектор» * объявили о начале «операции возмездия» в отношении командования и военнослужащих ВСУ.
«По имеющейся у нас информации, главари данной организации после вчерашнего обстрела объявили сбор своих группировок для совершения акта возмездия командованию и военнослужащим ВСУ», — заявил заместитель командующего оперативного командования ДНР Эдуард Басурин. По его словам, в связи с этим все подразделения ВСУ на Мариупольском направлении приведены в боевую готовность.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Но от массового дезертирства армию Украины крайние меры не спасают
Он также сообщил, что разведка ополченцев обнаружила передвижение колонн националистов в зону ответственности 59-й отдельной мотопехотной бригады украинской армии. «Обнаружена колонна из пяти автобусов и пяти бронированных автомобилей КрАЗ, а в районе Краматорска — колонна из 28 грузовых автомобилей с националистами», — рассказал Басурин.
Напомним, в минувшее воскресенье стало известно, что бойцами ВСУ на мариупольском направлении был произведен обстрел позиций «Правого сектора» из РСЗО ГРАД.
Политолог Эдуард Попов обращает внимание, что речь в заявлении Александра Захарченко идет об «обострении», а не о полномасштабном наступлении ВСУ, как может показаться на первый взгляд.
— «Обострения» в Донбассе происходят достаточно часто, как минимум раз в месяц. Сейчас в российских СМИ одна из главных новостей дня — столкновения между «Правым сектором» и ВСУ близ южных границ ДНР. Эту новость по понятным причинам обходит вниманием украинская пресса. Полагаю, слова Александра Захарченко подразумевали в том числе и эту новость. Столкновение между украинскими регулярными войсками и украинскими нацистами на южных границах ДНР так или иначе затронет ДНР. Выскажу предположение: украинское командование может специально организовать локальное наступление, чтобы скрыть факт боев между «своими», спрятать трупы украинцев, замаскировав их как потери по итогам наступления на ДНР. А заодно переключить внимание «правосеков» и ВСУшников на внешнего противника. Это предположение, возможно, после получения дополнительной информации его придется пересмотреть.
Мне кажется в ближнесрочной перспективе большого наступления вряд ли следует ожидать — слишком много неопределенного в российско-американских отношениях. Что касается попыток локального наступления и прорыва обороны республик Донбасса, то они предпринимались и ранее и будут предприниматься и впредь. Эти локальные наступления нужны Украине и из сугубо военных, и из военно-политических, и из социальных причин. Прощупывать оборону республик, проверять оперативность реагирования, поддерживать напряженность и уровень тревожности среди мирного населения республик — эти и другие цели ставит перед войсками командование, организуя наступления.
«СП»: — По-вашему, заявление Захарченко связано с сообщениями об «операции возмездия» «Правого сектора»?
— На мой взгляд совпадение двух новостей, скорее всего, не случайно. Повторюсь: логичным выглядит предположение, что Украина хочет очередным обострением замять скандал — взаимные обстрелы боевиков-нацистов и ВСУ. Выльется ли этот конфликт во что-то серьезное? В потенциале — возможно. В декабре прошлого года на сайте американского независимого сетевого журнала The Greanville Post прочел очень интересный эксклюзивный материал о настроениях в ВСУ и взаимоотношениях между регулярной армией и «нацбатами». Источник информации — анонимным офицер ВСУ, постоянно находящийся в зоне «АТО». Он заявляет, что не так страшны «сепары», как те, что стоят «позади нас» — то есть, нацбаты, выполняющие роль штрафбатов.
«СП»: — Почему украинские силовики воюют друг с другом? Насколько это на руку республикам? Киев вообще контролирует собственных силовиков?
— Столкновения между нацистами и армейцами начались уже в первые месяцы «АТО» и уже тогда приводили к многочисленным смертям и взаимным интенсивным обстрелам. В армейской среде сильна ненависть к «нацикам» и в этом видна определенная солидарность с настроениями в республиках Донбасса. Полагаю, потенциал столкновения между этими силами весьма велик. Армия относительно слабо заражена нацистскими настроениями, здесь не понимают целей войны, а подчас осуждают (разумеется, тайно). Не исключено, что однажды произойдет масштабное столкновение ВСУ и нацистов. Я ещё в первых числах марта 2014 года писал о возможности «ночи длинных ночей» на Украине, подразумевая под этим зачистку украинских нацистов. Сейчас подобный сценарий не реализуем, но потенциал столкновения по-прежнему высок. Киев, на мой взгляд, контролирует нацистов не в полной мере. С одной стороны, «нацбаты» подчинены силовым министерствам и в этом отношении управляемы киевским руководством. Но анархистская вольница всегда сильна среди этих формирований. Для режима Порошенко «нацбаты» опаснее во время мира, чем во время войны. Как только завершится война нацисты повернут оружие на Киев.
По мнению политолога Александра Дудчака, после новых антироссийских санкций США в Киеве расправили плечи и почувствовали, что рамки в их политике в отношении Донбасса могут быть расширены.
— Нормализация в отношениях России и американского хозяина Украины не предвидится в ближайшее время. Возможно, поэтому в Киеве решили, что можно и начудить. Теперь, когда в Киеве почувствовали, что политика США возвращается, в целом, в русло политики Обамы, можно ожидать обострения на Донбассе.
«СП»: — Попытки прорывов со стороны ВСУ — это разведка боем или действительно серьезные попытки изменить линию соприкосновения?
— Вряд ли в Киеве рассчитывают на победу. Что они с ней будут делать? Восстанавливать разрушенное на территории с ненавидящим их населением? Но отказаться от «беспокоящего огня» они не могут. Это, скорее изображение полномасштабной войны.
«СП»: — Обострения, как правило, связаны с какими-то политическими событиями, переговорами, поездками. Что на этот раз?
— Ничего нового — надо чем-то оправдывать ситуацию в стране. Поводов для роста экономики нет, инвесторы в страну не идут, свои предприятия ликвидируются, безработица растет — самое время активизировать боевые действия. Война по-прежнему, все спишет.
«СП»: — «Разборки» киевских силовиков между собой как-то повлияют на ситуацию? Можно ожидать серьезных столкновений?
— Давно отмечалось, что ВСУ, в отличие от нацбатальонов, не горят желанием активно принимать участие в БД, мародёрствовать и гибнуть на Донбассе. Стычки между ними случались и ранее. Но на операцию «Возмездие» может начаться и операция ВСУ «Возмездие за возмездие». Вряд ли столкновение было бы в пользу «Правого сектора», при всей немотивированности регулярной украинской армии. Скорее всего слова «правосеков» останутся словами.
«СП»: — Можно ли после подобных инцидентов говорить о том, что у Киева имеются слаженные боеспособные вооруженные силы, способные на успешные операции? Или с такой армией у Украины Донбассу нечего опасаться?
— Опасаться все же стоит, т.к. обстрелам подвергаются дома мирных жителей. Да и их попытки проверить на прочность ополчение Донбасса не прекращаются. Слаженности украинских вооруженных сил не хватит для взятия Донбасса, но беды наделать они могут — дополнительными жертвами и разрушениями.
— Опасения Захарченко, очевидно, основаны на активизации противника на некоторых участках (в сравнении с обычным уровнем активности), — считает старший лейтенант НМ ЛНР, боец ОМБ «Август» Андрей Морозов.
— Очередное обострение, если оно и будет, вряд ли выльется в нечто большее, чем затяжные бои местного значения и более мощные обстрелы окраин Донецка, переходящие в активную контрбатарейную работу обоих сторон конфликта. В пользу тезиса об обострении сезонность — позиции местного значения, если они будут захвачены в августе-сентябре, перед началом дождей и распутицы, ВСУ будет проще потом удержать, но сам по себе этот фактор далеко не решающий. В общем и целом, ВСУ и руководство Украины вообще, как мне кажется, полностью и окончательно нацелились на «хорватский вариант» и будут дожидаться, пока новые пакеты санкций сделают политическую ситуацию в России крайне неудобной для вооруженной помощи Донбассу. И потом попытаются повторить захват Сербской Краины, которой Слободан Милошевич обещал помочь, но так и не помог.
«СП»: — Могут ли предположения об обострении связана с информацией о перебросках частей «Правого сектора»?
— Мне кажется, переброски «правосеков» на фронт, порождающие слухи об обострении ситуации, есть продукт неправильной оценки происходящего за линией фронта. Противник регулярно меняет части на фронте, имея возможность выводить в тыл на отдых и тренировки целые бригады. Ротация такого рода может полностью поменять ситуацию с активностью противника на таком участке, но в общем и целом ничего не изменит. Стояли ВСУшники, бухавшие и загоравшие на бруствере, обращённом к противнику — было тихо. Сменили их «правосеки» — началась «активность», стрельба на любой шорох и «для спокойствия». «Война с ёжиками», как это называют с нашей стороны. В некоторых случаях с такой стрельбы или со стрельбы «правосеков» по прифронтовым деревням может начаться активная перестрелка с нашими «по нарастающей», вплоть до гаубиц, но вряд ли кто-то на этом фоне спонтанно побежит в наступление.
В Пентагоне решили готовить молдаван к уличным боям в непризнанной республике
«СП»: — Насколько конфликт «правосеков» с ВСУ может повлиять на обстановку на фронте? Насколько на руку республикам ситуации, когда нацбаты воюют с всушниками…
— Я, честно говоря, не сильно уверен, что слухи о постоянстве и многочисленных жертвах таких конфликтов при нынешнем статичном фронте не преувеличены. На данный момент у противника уже достаточно хорошо развита связь, чтобы не допускать совсем уж грубых ошибок, приводящих к «friendly fire», «дружественному огню». Скорее всего, в большинстве случаев за «перестрелки между ВСУ и правосеками» принимают «войну с ёжиками», то есть попытки тех и других по ночам огнём из легкого оружия контролировать местность между «опорниками», чтобы пресечь проходы ДРГ в собственный тыл. Если же столкновения действительно будут иметь место, думаю, по нашу сторону фронта сильно никто не расстроится.
________________________________________
* В ноябре 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистской деятельность «Украинской повстанческой армии», «Правого сектора», УНА-УНСО и «Тризуба им. Степана Бандеры». Их деятельность на территории России запрещена.

Дмитрий Родионов

Не один только Донбасс станет частью России

Так считает российский военный корреспондент Андрей Бабицкий, в недавнем прошлом сотрудник «Радио „Свободная Европа»». В России, по его словам, царит образцовая демократия.

После 16 лет, проведенных в Праге, самый известный российский военный корреспондент Андрей Бабицкий заявляет: «Это были потерянные зря годы», — и возвращается на войну. На украинском Донбассе среди пророссийских сепаратистов Бабицкий, как он сам утверждает, наконец-то счастлив. Но интервью газете Lidové noviny он дал в Чешской Республике, где недавно подал документы на продление разрешения на проживание.

Петра Прохазкова: Почему вы хотите жить в Праге, если западная цивилизация столь чужда вам?

Андрей Бабицкий: Моя семья привыкла к Праге. Я должен к ним приезжать, так что причины у меня чисто практические. Те 16 лет, которые я провел в Праге, я считаю потерянными. Я оказался в чужой для себя обстановке. А на Донбассе, напротив, вокруг меня люди, которых я понимаю, и там я живу полноценной жизнью.

— Что, по-вашему, послужило причиной взрыва насилия на востоке Украины?

— Мало кто помнит, что в 2014 году бандиты с Майдана заставили Верховную раду отменить закон о региональных языках. Это был удар по русскому языку. И люди на Донбассе встали на защиту своего языка.

— Но ситуация тогда была несколько другой. Пока в Верховной Раде Украины эту проблему только обсуждали, российское государственное телевидение уже утверждало, что всех, кто говорит на Украине по-русски, будут преследовать.

— Украинцы отменили русский язык как официальный, а потом изменили решение, но в течение трех дней люди пребывали в состоянии неопределенности. Кроме того, вы не знаете, что там происходило с момента распада СССР. Донбассу приходилось склоняться перед украинским национализмом. Украинцы медленно, но верно вытесняли из публичного пространства русскую культуру и язык. А потом они перешли уже всякие границы. Ведь язык — главное культурное богатство. Например, обучение во всех вузах велось только на украинском…

— Наверное потому, что находятся они на Украине. Не свидетельствует ли тот факт, что русские, проживающие за пределами России, никогда не учат местный язык той страны, где они живут десятилетиями, об имперском высокомерии?

— Это не так. Русские на Донбассе говорят по-украински. Но вариантов украинского несколько: сейчас продвигают галичскую форму, которая близка к польскому и является придуманным искусственным языком. Это не тот язык, на котором писал Шевченко, а творение украинских националистов.

— Вы и аннексию Крыма будете оправдывать защитой русской культуры?

— Выход Крыма из состава Украины — следствие нападок на русский язык и государственного переворота на Украине. В этом виноваты сами украинцы. Ведь Крым долгое время оставался частью Украины, и хотя сами крымчане были не в восторге от этого, все терпели. И только Майдан стал стартовый выстрелом, трамплином, который помог крымским русским отделиться от украинского государства и вернуться к России. В Киеве должны были просчитать, что Крым воспротивится украинскому национализму. Его радикальные формы уже носят характер нацизма. Я не понимаю, почему Европа этого не замечает.

— Но украинский национализм — это, скорее, маргинальное явление. И вам трудно судить, если вы не ездите на Украину, за исключением Донбасса…

— На самом деле Украина, учитывая ее национальный состав, является уменьшенным вариантом России. Именно поэтому она должна быть устроена по тем же принципам, которые для своего управления избрала Россия. В России у каждой этнической группы есть свои особенные права.

— Не слишком ли идеалистичны ваши воззрения? В России все, в какой республике они ни жили бы, говорят на русском языке и получают образование на русском. Того же хотят и украинцы…

— Видите ли, в Крыму все языки: русский, украинский, татарский — равноценны. Именно так мы решаем эту проблему в России. Политики русификации у нас нет.

— Когда вы работали для американского радио в Чечне, вы придерживались другого мнения и делали репортажи об истреблении чеченского народа…

— Я всегда говорил о неприемлемых средствах, которыми велась война. И продолжаю на этом настаивать. Это была диспропорциональная война, но она не велась против чеченцев как народа. А на Украине ведется планомерное истребление этносов, которые украинцы не считают первоначальными. Интересно, что среди украинских националистов есть не только украинцы. Там есть и евреи, и румыны, и даже русские. Но они называют себя украинцами, чтобы получить все гражданские права. В отличие от остальных!

— Вы говорите лишь о небольшой группе украинских националистов. Но Майдан был движением украинских граждан, а не радикалов…

— Майдан был государственным переворотом.

— Вы отрицаете право граждан на восстание?

— Не отрицаю, но оно не должно совершаться под националистическими лозунгами. В один момент нацисты приватизировали энергию Майдана, а теперь все это восстание можно выбросить на помойку.

— Вы видели Майдан через призму российского телевидения, а с Донбассом знакомы лично. Что бы вы порекомендовали Киеву сделать с этой территорией?

— Ничего. Донбасс все решает и решит сам. Он уже сделал исторический выбор в пользу своей идентичности и исторической культуры. Как будут решаться конкретные проблемы, конечно, имеет значение, но не существенное. Донбасс уже существует как часть русской земли, как часть русской истории. Однако перспективы не слишком радужные — война и нищета. Хаос.

— Не превратится ли конфликт на Донбассе в замороженный, как в Приднестровье?

— Нет. У Донбасса, в отличие от Приднестровья, есть общая граница с Россией. Он может снабжаться из России, и перед ним открыт российский рынок. В конце концов однажды Донбасс станет неотъемлемой частью России. И не только он. По мере того как люди на Украине будут «приходить в себя», к России будут присоединяться все новые украинские регионы.

— Добровольно?

— Нужно создать некий союз. Из России никто не придет силой отбирать землю, на которой живут сумасшедшие люди. Потому что их лечение (без гарантий на успех) будет стоить огромных денег и усилий. Они еще могут сопротивляться, и тогда начнется партизанская война, а России это не нужно. Пусть остынут, придут в себя, подумают, а потом признают свою вину, накажут виновных, и тогда уже может начаться разговор о форме контракта или партнерства.
— Похоже, что прежде чем сбудется ваш прогноз, Украина вступит в Европейский Союз…

— Я не могу представить себе, чтобы государство, имеющее явно расистские черты, стало частью европейского пространства. Кроме того, важно, что будет с самим ЕС, а не вступит в него или нет бедная, агрессивная и обезумевшая страна с фанатично мерзкой культурой политической жизни, коррумпированная и нестабильная.

— Я встречала даже некоторых русских, которые взяли в руки оружие, чтобы защищать Украину…

— В Киеве вы тоже найдете русских, которые с презрением смотрят на украинских националистов, но при этом не хотят быть частью России, потому что не считают ее демократической страной. Таких людей предостаточно, но это очень глупые люди.

— Глупые или умные, но это их мнение…

— Любое мнение имеет право на существование, и в этом смысле Россия может послужить примером для всего постсоветского пространства. В России все могут свободно говорить угодно — даже самые оскорбительные слова в адрес президента…

— Когда я смотрю российские телеканалы, у меня складывается противоположное впечатление…

— Образованная российская общественность обращается к интернету. Для нее телевидение перестало существовать. Речь не о большинстве россиян, а о наиболее образованной части, которая двигает историю и формулирует общественное мнение.

— Но не влияет ли телевидение как раз на то голосующее большинство, которое потом выбирает президента и парламент?

— Слава Богу. Потому что мы видим, что случается, если дела обстоят иначе. Майдан! Переворот, который стал причиной разочарований огромного количества людей.

— Я не думаю, чтобы в России СМИ организовали государственный переворот. А что если бы выборы были свободными, альтернативными?

— С момента распада СССР прошло 25 лет. За такое короткое время в России просто еще не могли сформироваться органичные механизмы демократических выборов. Россия бросилась в море свободы, а теперь старается с этим справиться.

— Однако Россия вместо того, чтобы пестовать эти свободные механизмы, втаптывает в землю то, что успело взойти…

— Я так не думаю. Россия — более свободная страна, чем прибалтийские государства или Украина. Россия может послужить примером для большинства постсоветских республик.

— Ваша позиция претерпела значительные изменения за последние 15 лет. Вы бежали в Чешскую Республику от режима Владимира Путина, который вас хотел, скорее всего, убить. Вы работали на американском радио, жили в достатке в Праге. А теперь все поменялось?

— Мое мнение начало меняться, когда я стал писать о Грузии, и видел, что президент Саакашвили — тиран, который создал полицейский режим. А мои коллеги по «Радио „Свобода»» восхваляли Грузию как образец демократии. Потом был Крым, а с ним пришел конец моей карьеры на радио. Я был рад. Меня ограничивали стены этого гетто, которое называлось «Радио „Свобода»». Теперь, когда я работаю для российских СМИ, я свободен.

— Вы утверждаете, что на Украине идет гражданская война? И Россия в нее не вмешивается?

— Разумеется, вмешивается. Россия финансирует и снабжает Донбасс. Зарплаты, социальные пособия, деньги — все это выплачивает Москва. Она взяла на себя примерно 80% всех расходов и, таким образом, держит на плаву около пяти миллионов человек, которые проживают в Луганской и Донецкой народных республиках. Кроме того, Россия, конечно, снабжает донецкие и луганские вооруженные силы оружием и боеприпасами, а также отправляет своих военных инструкторов. Россия помогает создать армию ДНР и ЛНР. Но на поле битвы российской армии нет. Я считаю правильными подобные действия Москвы. И даже приветствовал бы, если бы она расширила свое присутствие. Это русская земля.

— А договоренности, которые Россия подписала в 90-х годах прошлого века, и которые гарантировали украинскую территориальную целостность, уже не имеют никакой силы?

— Украина сама себя разрушила. Это государство было уничтожено государственным переворотом. Все прежде подписанные договоренности теряют силу. Сегодня Украина переходит от хрупкой стабильности квазигосударства к этапу, когда страна разделена на бандитские группировки. Донбасс этому воспротивился, и теперь его окружило море безумия. Украинцам следовало бы вправить мозги, но никаких эффективных инструментов для этого не существует.

— То есть цивилизованный мир ошибается, считая Россию агрессором?

— Ваш цивилизованный мир живет на протяжении многих десятилетий в лживых представлениях. На постсоветском пространстве вы выбрали себе в союзники локальные националистические режимы, которые антидемократичны по своей сути. Но для вас они гарантия коалиции против России. Потому что цивилизованный мир по-прежнему боится России, по-прежнему считает ее противником.

— Вас это удивляет после того исторического опыта, который мы получили?

— Украинские нацистские действия оправдать ничем нельзя — даже негативным историческим опытом.

Андрей Маратович Бабицкий (52)

В 90-х был одним из лучших военных репортеров на постсоветском пространстве. С 1989 года работал на американском «Радио „Свободная Европа»». Стал знаменит после серии репортажей из Чечни, в которых он критиковал жестокость российской армии. В 2000 году был арестован российскими военными. При до сих пор невыясненных обстоятельствах ему удалось бежать. Тогда президент России Путин назвал его предателем Родины. Из-за опасений за жизнь семьи Бабицкий переехал в Прагу. В 2014 году он поддержал Путина во время аннексии украинского Крыма. С «Радио „Свободная Европа»» он ушел на Донбасс.

Петра Прохазкова (Petra Procházková)
Оригинал публикации: Nejen Donbas bude součástí Ruska
Опубликовано 04/03/2017 16:21

Штурмовать Донецк и Луганск будут «пиджаки»

В рядах вооруженных сил Украины ощущается острая нехватка личного состава. Об этом сообщает разведка Луганской народной республики.
По словам официального представителя народной милиции ЛНР Андрея Марочко, это связано с увеличением количества военнослужащих, не желающих продлевать контракт на службу в рядах ВСУ, и, кроме того, растет количество уклонистов, не желающих служить в армии, где командиры отдают преступные приказы на истребление народа Донбасса.
По его информации, Киев рассчитывает на захват территорий ЛНР, для чего в данный момент проводит мероприятия по доукомплектованию личным составом подразделений, которые отправляют в Донбасс.
Ранее власти народных республик Донбасса также отмечали многочисленные случаи дезертирства в рядах украинских военных, которые, оказавшись на неподконтрольной Киеву территории, охотно рассказывают о причинах бегства со службы. Например, задержанный в декабре 2016 года под Ростовом-на-Дону Алексей Яцун заявил журналистам, что рядовые ВСУ осознают бессмысленность этой войны и не хотят воевать против своего народа. Другой известный дезертир Олег Попов на пресс-конференции в Луганске рассказал об издевательствах в рядах ВСУ и признался, что хотел бы служить в армии ЛНР.

В декабре 2016 года пресс-служба ВС Украины сообщила, что за год они понесли больше небоевых потерь, чем боевых. Среди них аварии, болезни, неаккуратное обращение с оружием.
У ВСУ, судя по всему, действительно большие проблемы с комплектацией личного состава. Недавно на законодательном уровне была утверждена новая система призыва. По словам заместителя начальника Главного управления персоналом Генерального штаба ВСУ полковника Марка Андрусяка, в этом году начнется нова волна мобилизации. Призывать будут в первую очередь выпускников военных кафедр. Андрусяк подчеркнул, что планируется призвать как минимум четыре тысячи офицеров запаса.
Политолог Эдуард Попов полагает, что разведка ЛНР сообщила правдивые данные.
— Могу сослаться на весьма информированный источник — нашумевшее интервью создателя батальона, позднее полка «Азов» Андрея Билецкого украинскому изданию «Апостроф». Процитирую высказывание украинского неонациста №1: « Обеспеченность личным составом на линии фронта — 40-60%». Билецкий хорошо знаком с положением дел на фронте и у него нет интереса приукрашивать картинку, чем занимается украинский генштаб, минобороны и сам президент Порошенко. Есть, правда, одна важная деталь: это интервью опубликовано 20 ноября прошлого года. Конечно, за эти месяцы ситуация несколько изменилась — пригнали людей, частично доукомплектовали подразделения. Но, в то же время, ВСУ и нацистские батальоны понесли большие потери убитыми и ранеными. Как сообщают тайные сторонники республик Донбасса, госпитали и даже гражданские больницы в Донецкой и Луганской областях буквально забиты ранеными украинскими военными. Раненых везут и в ближайшие областные центры — Харьков, Днепропетровск, Запорожье. Это говорит и о колоссальных потерях ВСУ и нацбатов, никак не соответствующих официальным данным украинского генштаба. И, соответственно, о выбытии значительного числа украинских военнослужащих.

«СП»: — А как насчет почти 100-тысячной группировки, собранной по периметру границ с ДНР и ЛНР? Это реальная сила?
— Вполне возможно, что минобороны Украины действительно согнали группировку примерно такой численности к границам республик. По крайней мере, источники разведки ДНР и ЛНР постоянно сообщают о перемещении военных эшелонов по железным дорогам и огромных колонн военной техники через железнодорожные станции и города украинского Донбасса. Но мощь армии выражается не формально-арифметическими величинами, а укомплектованностью и слаженностью подразделений. Вспомним первую чеченскую войну: тогда тоже удалось собрать многочисленную группировку войск. Но откуда брали людей? Буквально скребли по сусекам и в боевые подразделения отправляли людей из тыловых или непрофильных подразделений. Уверен, что нечто подобное происходит и в украинской армии. Что, несомненно, скажется, точнее, уже сказывается на мотивации и профессионализме ВСУ.

«СП»: — Насколько высок уровень боевой подготовки ВСУ? О чем говорит тот факт, что планируют поставить под ружье выпускников военных кафедр? Мы постоянно слышим, что с 2014-го года украинская армия значительно повысила свой потенциал. Так ли это?
— Сошлюсь на интервью того же Билецкого: он говорит о массовых увольнениях по собственному желанию многих офицеров из зоны «АТО», причем лучших. Уровень боевой подготовки он оценивает в целом невысоко. Но всё же я не стал бы повторять расхожий штамп российской общественной пропаганды, что украинская армия не умеет воевать. Думаю, её в целом низкие боевые качества объясняются низким уровнем мотивации и бездарным и даже преступным стилем командования. Для режима Порошенко солдаты ВСУ — почти такая же пустая, а может быть, и отрицательная величина, что и жители Донбасса. Но при всём при том, в ВСУ имеются подразделения, обладающие высоким уровнем подготовки. Это фиксируется разведкой ДНР и ЛНР уже с 2015 года. Сказывается и почти трехлетняя война и полученный боевой опыт, и повышение боеготовности с помощью инструкторов НАТО. Общаясь с военными ДНР и ЛНР я неоднократно слышал о возросшей боевой выучке украинских военных. И, в свою очередь, повторял это в своих интервью. Нет ничего опаснее недооценки противника.

«СП»: — В Киеве всерьез рассчитывают захватить Донбасс с нынешней морально-политической подготовкой? Почему ничего не делается хотя бы для того, чтобы обеспечить солдатам нормальные условия службы? Ведь Запад дает на это деньги, поставляет нелетальное вооружение и т.д.
— Мои друзья в военных кругах республик и многочисленные публикации говорят о низкой мотивации большинства солдат ВСУ, чего не скажешь об идейных нацистах из «добробатов». Этот факт признает и Билецкий, который прямо говорит, что моральное состояние украинской армии в окопах Донбасса на низком уровне. Не так давно прочел очень интересный текст в американском сетевом журнале The Greanville Post. В нем приводится разговор с одним боевым офицером из зоны «АТО». По его словам, не так сильно нужно бояться «сепаров», сколько заградотрядов в тылу, состоящих из нацистов. Вот объяснение украинской стратегии победы над Донбассом. В Киеве и на местах никто не будет заботиться о создании нормальных условий для солдат ВСУ. Ведь и продовольственный паек, и медикаменты, и даже оружие и боевую технику можно украсть и выгодно продать — может быть, тем же «сепарам». Чем постоянно и занимаются большие и маленькие начальники в погонах и без. Украина — страна победившей клептократии.

«СП»: — О чем говорит тот факт, что о состоянии ВСУ известно разведке ЛНР? Почему командование ВСУ даже не пытается скрывать истинное положение дел? Открыто говорят о том, что небоевых потерь несут больше, чем боевых…
— Разведка ЛДНР прекрасно осведомлена о том, что происходит в ВСУ, украинская разведка (военная и политическая), в свою очередь, прекрасно осведомлена о процессах внутри республик, в том числе, в их армиях. Это специфика гражданской войны. Пропаганда Украины не заинтересована опровергать пропаганду ЛДНР: она просто не «замечает» её, создавая другую реальность. В эпоху развитых информационных технологий очень сложно скрывать такие факты, как, примеру, взрывы боеприпасов на полигоне Широкий Лан летом прошлого года. Украинская пропаганда вынуждена признавать эти потери «небоевыми» — к слову сказать, очень лукавое и ошибочное определение. Всё, что относится к армии, включая случаи ДТП со смертельным исходом с участием военной техники — это боевые потери. Тем самым Украина камуфлирует реальные потери в войне на Донбассе. Но при этом тщательно скрывает реальный уровень потерь в недавних боях под Донецком. Признать их — опасность нового майдана в Киеве, только на сей раз вместо «рогулей» в роли протестующих выступят боевики нацбатов и солдаты ВСУ.

«СП»: — Насколько, по-вашему, ситуация ВСУ будет ухудшаться? Есть ли при таких раскладах у ВСУ шансы захватить Донбасс, если представить себе, что Россия не станет вмешиваться? Или это будет захват путем заваливания трупами?
— Полагаю, что Донецк может быть «освобожден» только не от власти ДНР, а от населения. Путем тотальной бомбардировки и артобстрелов. Всё-таки при всём воровстве у ВСУ сохранились достаточные запасы артиллерии, в том числе, реактивной, и боеприпасов. Я еще в 2015 году говорил, что Украина готовит кровавый блицкриг в Донбассе методами тотальной войны. Новое наступление с накрытием миллионного Донецка и других городов артиллерийским огнем будет более ужасным, чем обстрелы и наступления 2014 года. Вероятно, недавно мы видели нечто вроде генеральной репетиции этого наступления. ВСУ могут захватить Донецк, понеся огромные потери — Порошенко только выгоден такой результат. Поэтому нет другого выхода, кроме вмешательства России — и лучше, если это вмешательство будет упреждением, а не наказанием агрессора. Но здесь позиция России должна быть подкреплена не только военными, но и дипломатическими и информационными средствами, чтобы мы не превратились в страну-изгоя на много лет.
— Если ничего не знать о других армиях, то можно говорить, что ВСУ — самая сильная армии Европы, — отмечает политолог Александр Дудчак.
— Порошенко все же знает, как на самом деле обстоят дела в армии, для которой средства на теплые вещи и бронежилеты собирали волонтеры. Его заявления — исключительно для «внутреннего потребления», рассчитанные на уши украинских граждан. А смелость для таких заявлений появляется от уверенности, что ВСУ не встретят какую-либо другую европейскую армию в реальных боевых условиях.

«СП»: — Почему люди бегут из рядов ВСУ? Действительно не желают исполнять преступные приказы? Или недовольны условиями службы? Или есть иные причины?
— В 2016 году перемирие хоть и было относительным, но все же это не были полномасштабные боевые действия. И ряды ВСУ даже пополнялись контрактниками, которые рассчитывали получать зарплату, но не участвовать в активных боевых действиях. С недавним обострением, ситуация изменилась. На Донбассе военнослужащие начинают понимать и прозревать — против кого они воюют, но не могут понять – ради чего они должны гибнуть?

«СП»: — Вчера стало известно, что командование фактически бросило умирать подорвавшуюся ДРГ. Почему украинская сторона так «разбрасывается» людьми, если испытывает столь острую нехватку личного состава?
— Украинской власти не нужны военные, с опытом боевых действий, знающие, какая ситуация в «АТО» и ВСУ на самом деле — они представляют угрозу для самой власти. Все время, сколько длится «АТО», киевская власть не была замечена в заботе о своих военнослужащих. Мяч от Порошенко в подарок солдату, потерявшему ногу на минном поле – редкий случай проявления заботы. Если бы в Киеве хотели сохранить жизни солдатам, то не бросали бы умышленно на смерть в котлы под Дебальцево и других местах. Да и вообще бы не начинали войну.

«СП»: — Нередки случаи, когда солдаты дезертируют на территорию народных республик, а командование сообщает, что те попали в плен, убиты и т.д. Пропагандистская машина на Украине еще на кого-то способна воздействовать? Многие ли еще готовы идти служить в ВСУ из патриотических убеждений? Ведь есть интернет, и правду не так просто скрыть…
— Большинство населения все же смотрит только украинские телеканалы, и пропагандистская машина работает достаточно результативно. Многие правду узнают только попав на фронт. А если у тебя погиб друг или родственник, то мотив участия в войне, зачастую остается один – месть. Этим и страшна гражданская война. Но все же время идет, правду скрывать все сложнее, у населения вопросов все больше, а вразумительных ответов все меньше. Даже при колоссальном наследстве, полученном Украиной от УССР, бесконечно вести войну с помощью старого оружия невозможно, пусть даже и модернизированного. А на новое денег нет. Как и на многое другое.

https://news.rambler.ru/

Сенсация: Польша уже воюет с Россией в Донбассе

Поляки на этой неделе были шокированы сенсационной новостью, которая, несмотря на все усиленные попытки властей обойти ее молчанием, стала достоянием гласности. Оказалось, что польское правительство перешло от военной риторики против России к делу. Оно втайне направило на Украину, в район вооруженного конфликта, польских военных, причем с нарушением польской Конституции. На этот раз речь идет не об инициативе частных лиц — искателей приключений, любителей риска, адреналина и военных эмоций, а о профессионально подготовленном спецподразделении кадровой польской армии.
В прифронтовую зону конфликта в восточной части Украины отправились три боевые группы по шесть человек каждая, в сопровождении офицера военной контрразведки. По вполне понятным соображениям их миссия с самого начала была овеяна атмосферой максимальной секретности, однако теперь известно, что поехали они собственным транспортом (несколькими автомобилями Toyota Hilux), их родственники не имеют с ними никакого контакта, каждый из военнослужащих был вооружен до зубов и получил солидный запас боеприпасов (по две тысячи патронов).
Уже эти факты однозначно свидетельствуют о том, что целью их поездки на Украину была не краеведческая экскурсия по прифронтовым районам и даже не, скажем, миссия по обучению украинских солдат современному военному ремеслу, а перед ними были поставлены чисто боевые задачи.
Какие же задачи в зоне вооруженного конфликта могла бы реализовать сравнительно небольшая группа польских военных? Может быть вообще это истерика из серии «много шума из ничего»? Отнюдь нет, задуматься есть над чем. Направленные на Украину командос — это элита польской армии; они действуют под девизом «Тихие и эффективные» — располагают такими техническими средствами и профессиональной подготовкой, которая позволяет им с успехом выполнять самые рискованные боевые операции. Среди задач, к реализации которых они подготовлены, не только освобождение заложников, но также, в частности, диверсионные акции в тылу противника, десантирование, организация засад и боевые действия в густо застроенной местности. Любопытно, что подразделение разместилось около 80 км от линии фронта; по собщениям одного из источников, в агротуристическом пансионате.
Решение об отправке польских командос на фронт в Донбассе принял польский министр обороны Антоний Мачеревич, причем не особенно считался с субординацией и даже требованиями польского права, в том числе Конституции, по вопросам отправки вооруженных сил за границу. Тем временем процедура принятия таких решений в законодательных актах однозначно описана: постановление об использовании вооруженных сил вне границ Польши принимает президент по инициативе Совета министров или председателя Совета министров (в зависимости от обстоятельств), после чего незамедлительно информирует о своем решении спикеров двух палат польского парламента — Сейма и Сената. Ни такого постановления, ни такой процедуры в этом случае не было.
В Польше Антоний Мачеревич известен своей антироссийской яростью уже не один год. До того, как он стал министром обороны в сформированном почти год назад правительстве, он реализовал свою суперактивность как лидер «смоленской секты» — многочисленного общественного движения, для представителей которого единственно приемлемой версией смоленской катастрофы (10 апреля 2010 года в ней погибла вся официальная польская делегация, состоящая из 96 человек, во главе с тогдашним президентом Лехом Качиньским) был «взрыв и покушение, организованное Кремлем».
Именно он ввел в польский политический обиход формулировку «смоленское злодеяние». Последовательно и решительно в течение последних лет высказывается он о смоленской катастрофе в следующем духе: «Русские при одобрении правительства премьера Туска [от автора: тогдашний премьер-министр Польши, ныне председатель Евросовета] создали пирамиду обмана, сознательно разрушали и прятали обломки самолета, подделывали „черные ящики“, уничтожали другие доказательства. Как назвать ситуацию, когда погибает вся элита, когда народу отрубают голову?! Это объявление войны со стороны России, даже если очередная атака наступит через год, два, пять лет нужно отдавать себе отчет в том, что это объявление войны!».
Многие поляки отчетливо видели, что поиски везде и во всех смертных грехах «руки Путина и Москвы» представляют собой навязчивую идею Мачеревича, поэтому не принимали его деятельность всерьез. Однако шутки кончились, когда Мачеревич стал министром обороны. Тогда многие в Польше сразу же назвали его «министром войны с Россией». Сейчас, как показало самовольное решение министра об отправке польских военных на донецкий фронт, эта шутка максимально приблизилась к действительности: Мачеревич объявил «свою собственную» войну России.
После последнего саммита НАТО, который прошел в начале июля этого года в Варшаве и во время которого Альянс решил на территории Польши, Литвы, Латвии и Эстонии разместить по батальону своих войск, в сумме около четырех тысяч человек, сменяющихся по принципу ротации, польский министр триумфально заявлял: «Наконец-то восточный фланг НАТО защищен!».
Однако, вероятно, даже сам не верил в дежурные заверения лидеров стран НАТО о «трансатлантической солидарности» и «готовности союзников защищать Польшу» — тем более, что размещение даже четырех обещанных «ротационных» батальонов, по последним сообщениям, начинает серьезно буксовать. Не случайно, в экспресс-темпе начал он формировать силы территориальной обороны — систему по сути близкую партизанскому движению, направленную, безусловно, против «агрессивной» России.
К тому же НАТО очень сдержанно подходит к конфликту в Донбассе и еще сдержаннее к вопросу поддержки в этой связи Украины. В частности, не согласилось оно на поставки Киеву вооружения, а помощь ограничилась отправкой небольших групп инструкторов, причем в отдаленные от фронта районы (польские власти, как всегда, рьяно приняли участие в таких миссиях).
Вся эта сдержанность польского «министра войны с Россией» наверняка раздражала. Не решил ли он объявлением «своей собственной войны» России втянуть НАТО в вооруженный конфликт в Донбассе? Это вполне возможный сценарий.
Интересно, чем обернется эта авантюра, если кто-то из польских командос попадет в руки представителей ополчения ДНР. Будет ли он, например, ссылаться на женевскую конвенцию об обращении с военнопленными и требовать соответствующего обращения? Это загадка для специалистов по международному праву.
Но ведь, скорее всего, участник такой секретной миссии будет выступать в мундире без знаков воинского различия. Поэтому подсказываем: если атлетически сложенный, с очевидной военной выправкой пленный будет что-то невнятно бормотать с непонятным акцентом, дело ясное: запрос по этому вопросу нужно направлять в Польшу, в военную часть командосов номер 1401 в Люблинце (небольшой городок на юге Польши). Или напрямую автору этой авантюры, министру обороны Антонию Мачеревичу — адрес даже не нужен: его кабинет находится в здании, расположенном буквально через забор с российским посольством в Варшаве.

Александр Шторм специально для EADaily из Варшавы

Донбасс выходит на мировой уровень

Народные республики Донбасса не видят своего будущего в составе нынешней Украины, и рассчитывают на международное признание по модели Косово. Об этом в интервью РИА «Новости» заявила и.о. главы МИД ДНР Наталья Никонорова.
«Если учесть прецедент с Косово, сразу получившим признание от нескольких государств-участников ООН, ДНР может стать полноправным субъектом международных отношений за очень короткий промежуток времени при наличии благоприятных геополитических факторов», — сказала она.
Условия для этого, по мнению Никоноровой, сложатся, если Киев «окончательно дискредитирует себя в переговорном процессе» по урегулированию конфликта в Донбассе.
А Киев, собственно, с момента подписания Минских соглашений в феврале 2015 года идет именно в этом направлении, успешно саботируя мирный процесс и делая все, чтобы договоренности оставались только на бумаге. Более того, несмотря на объявленное перемирие, подразделения ВСУ продолжают ежедневно наносить удары по прифронтовым территориям обеих республик, в результате чего страдает инфраструктура, и — что самое страшное – гибнут люди.
Но есть ли у республик Донбасса сейчас шанс стать полноправными субъектами международных отношений?
— Теоретически есть, — считает член Совета при президенте РФ по межнациональным отношениям Богдан Безпалько. – Но на практике это очень сложно. И, действительно, зависит от ряда геополитических условий, которые можно сравнить по уровню своей масштабности с геополитическими катастрофами для некоторых государств.
То есть, в данной ситуации, если вдруг Украина как государство начнет рассыпаться вследствие социальных протестов либо каких-то других факторов — например, экономической деградации такого уровня, который приведет к распаду армии, правоохранительной системы государственного аппарата почти полностью, — то это возможно. Тогда сама Украина будет считаться весьма удобной для образования на ней разного рода государств, и каждая из заинтересованных сторон постарается, соответственно, создать какую-то территорию, на которой будет распространяться именно ее влияние.
Или же вдруг неожиданно, в результате победы Дональда Трампа, кардинально сменится политика США в отношении Украины. И Соединенные Штаты выступят вместе с Россией за то, чтобы Луганская и Донецкая народные республики были признаны в качестве независимых государств.
На самом деле, все решения – особенно это ярко было продемонстрировано в отношении Косово — принимаются просто под давлением мощных геополитических сил, мощных геополитических силовых центров. Тех стран, которые, обладая очень большой мощью, – военной, экономической, дипломатической, медийной – позволяют себе, соответственно, подобного рода решения продвигать в международных организациях и с помощью этих самых международных организаций.
«СП»: — Но возможен ли в данном случае косовский сценарий?
— Я напомню, что в Косово не проводился референдум, и даже плебисцит. Там парламент провозгласил независимость. Но этот парламент тоже носил весьма условный характер.
Много десятилетий на территории Косово шла практически партизанская война, которую по всем юридическим правилам можно смело назвать террористической. Там строилось параллельное албанское государство. И вот в свое время часть этого параллельного государства вне каких-либо законов, в нарушении ялтинско-потсдамско-хельсинкской системы провозгласило изменение границ.
У Донецкой и Луганской народных республик, конечно, шансов значительно меньше. Если, скажем, опустить варианты, связанные с распадом Украины, и резким изменением внешнеполитического курса США, можно предположить еще один. Россия вдруг приобретает невиданную мощь, у ее появляется большое количество союзников, и они вместе лоббируют международное признание республик Донбасса. Но этот вариант тоже кажется на данный момент достаточно фантастическим.
Поэтому скорей всего перспектива ДНР и ЛНР – это частично признанные государства, которые признает, возможно, в будущем Российская Федерация и ряд ее союзников или стран, которые к ней наиболее дружественно расположены.
И здесь, кстати, проявляется очень интересная закономерность. Страны — бывшие республики СССР, которые мы считаем своими союзниками, и которые получают очень большие экономические бонусы от интеграционных союзов, выстраиваемых Россией на постсоветском пространстве, не признали ни вхождение Крыма в состав России, ни суверенитет Абхазии и Южной Осетии. Соответственно, они не признают, скорей всего, Донецкой и Луганской народных республик.
«СП»: — Почему, вы считаете?
— Потому что практически все эти страны превратились в этнократические режимы. Либо в жесткой форме, как это происходит в Средней Азии. Либо – в мягкой. И они заинтересованы в том, чтобы получать ресурсы от России. При этом ничего не предоставляя ей взамен. Они считают, что это справедливо по отношению к ним. У них такое понятие о геополитическом сотрудничестве.
Поэтому даже на дипломатическом уровне они отказывают России в союзнических обязательствах. Лукашенко сказал, что «де-факто мы признаем вхождение Крыма, но де-юре не признаем никогда».
А вместе с тем, скажем, Сирия, благодарная России за помощь в борьбе с террористическими группировками, признала вхождение Крыма в состав России законным.
В данной ситуации, если у нас появятся какие-то очень мощные союзники (действительно, союзники, а не государства-клиенты, которые нацелены только на получение наших ресурсов), то тогда, возможно, мы вместе с ними сможем осуществить попытку признания ДНР и ЛНР на разного рода международных площадках.
Этот вопрос будет постоянно будироваться. И он будет проводиться параллельно с рядом других – например, с военными преступлениями вооруженных сил Украины на территории Луганской и Донецкой областей. И т.д.
«СП»: — А достаточно ли потенциала у республик для успешного самостоятельного развития вне Украины?
— Донецкая и Луганская республики – это, по сути, треть территории Донбасса. Но потенциала у них для самостоятельно развития достаточно. Могу сказать, например, что сейчас на территории этих непризнанных пока республик производят горнопроходческие комбайны, которые с успехом продают в Россию. То есть, это сложная техника с высокой добавленной стоимостью.
Там большой индустриальный кластер. Достаточно хорошо развита промышленная инфраструктура. И много качественных специалистов, которые могли бы вполне обеспечить экономический рост.
Донбасс на Украине давал 15% ВВП. И давал четверть всей валютной выручки за счет продажи металла.
Но сейчас, когда Украина ведет фактически войну против Донбасса – несмотря на минские соглашения, несмотря на перемирие, и даже несмотря на слепоглухонемых специалистов из ОБСЕ, — развиваться, конечно, чрезвычайно сложно. Тем более что в условиях, когда республики находятся фактически вне правового поля, вести какую-либо коммерческую, торговую, дипломатическую деятельность просто невозможно.
Люди, которые сейчас живут на территориях ДНР и ЛНР, они де-факто не являются уже гражданами Украины. Потому что Украина отказала им в любых правах, которые обеспечивают, собственно, права гражданина. А с другой стороны, они не являются, скажем, гражданами России для того, чтобы воспользоваться хотя бы правом на работу. Они не могут зарегистрировать свои предприятия в России.
Высшие учебные заведения там тоже попали в сложную ситуацию. С одной стороны, их уже не признают на Украине в виду того, что часть специалистов, захватив учредительные документы и печати, сбежала, а теперь прячется, потому что у них нет ни денег, ни ресурсов. А те, кто остался, они юридически находятся в непонятном пространстве, поскольку выдавать дипломы Украины не могут, а представительствами российских вузов не являются.
То есть, здесь предстоит очень сложная работа по легитимизации всего кластера, который сейчас является Донецкой и Луганской народными республиками.
Но, прежде всего, их развитию мешает война.
Невозможно экономически развиваться, даже просто жить, когда из-за нескольких сот обстрелов сутки выходит из строя водопровод. Уничтожается оборудование, которое предоставляет газ населению для отопления. Когда украинская артиллерия бьет по шахтам, там становится невозможным добывать уголь. И срываются поставки сырья.
К тому же, непонятно как работает финансово-банковская система. Парадоксально, но сейчас, для того чтобы осуществлять хоть какую-нибудь экономическую деятельность, жители Донбасса выплачивают налоги в Киев. При том, что сам Киев не выплачивает ни пенсий, ни какие-либо пособия большинству граждан ЛНР и ДНР.
Получается дикая ситуация, которая нуждается, прежде всего, в том, чтобы там либо прекратились военные действия, либо они увенчались успехом республик. И соответственно, следующим шагом должна быть их легитимация.
«СП»: — Что нужно сделать для этого?
— Если Россия их признает в качестве независимых государств – путь только Россия – эти республики, безусловно, выживут. За счет торговли с Россией, за счет договоров с Россией, за счет того, что граждане этих республик смогут просто выйти на российский трудовой рынок со своими документами.
Это нужно, безусловно. Но еще более желательным вариантом было бы, чтобы все эти граждане просто получили российские паспорта. Ведь в свое время этот сценарий использовали в Приднестровской Молдавской Республике, где значительная часть населения получила российские паспорта.
Учитывая все еще сложную демографическую ситуацию у нас в стране, это было бы очень желательно. Тем более что этим людям не нужно здесь особым образом интегрироваться и ассимилироваться. И они стремились сюда – в Россию, как домой, о чем прямо говорил Александр Захарченко.
И очень странно, что беженцы, например, с Юго-Востока Украины годами не могут в России получить разрешение на временное проживание. Хотя это даже не гражданство, а просто документ, предоставляющий возможность жить здесь три года и устроиться нормально на работу. Они не могут получить документ, не могут легализоваться.
«СП»: — В чем причина?
— Причину здесь я вижу в том, что у нас субъекты федерации слишком увлеклись продажей патентов мигрантам из Средней Азии, получая при этом очень хорошие деньги, которые делят с коммерческими структурами. Но в данной ситуации стоит думать все-таки не только об интересах субъектов федерации, но и об общегосударственных, общенациональных интересах. Демография – это основа нашего государства. Не станет наших людей, не станет граждан, тогда и государство развалится автоматически.
По мнению директора украинского филиала Института стран СНГ Дениса Денисова, говорить о признании мировым сообществом полноценной государственной независимости ДНР и ЛНР преждевременно:
— Сценарий Косово сюда не очень подходит. Там он сработал во многом на внешнем факторе. В нем были заинтересованы, прежде всего, Соединенные Штаты, которые делали все, чтобы реализовать проект по созданию нового независимого государства. Таким образом, через своих сателлитов, через своих партнеров американцы очень быстро обеспечили «веерное» признание Республики Косово.
Но говорить о перенесении данного примера на ДНР и ЛНР в настоящее время крайне некорректно. Потому что мы прекрасно понимаем позицию России, которая пытается выступать в роли государства, которое обеспечит соблюдение прав жителей народных республик Донбасса. Но в то же время Российская Федерация не готова выступать сейчас, как государство, которое будет лоббировать в мире и продвигать идею об их признании. Не готова, поскольку является гарантом Минских соглашений. А по этим соглашениям, как известно, ДНР и ЛНР на правах широкой автономии остаются в составе украинского государства.
Другое дело, если киевский режим будет и дальше тотально саботировать выполнение Минских соглашений. И за этим будет реальная и логичная реакция со стороны западных партнеров, в первую очередь, основных стран Европы и США. Вот тогда вопрос о полноценном признании и выходе республик из состава Украины будет на повестке дня. И не станет раздражителем, который будет негативно влиять на взаимоотношения России с Западом.
Но не факт, что такой момент вообще наступит. Потому что здесь мы уже будем упираться в категорию геополитического противостояния на евразийском пространстве. Ведь для всех очевидно, что в случае признания ДНР и ЛНР в качестве независимых государств, это будут государства ориентированные на Россию. В чем Запад, естественно, не заинтересован.

https://news.rambler.ru/

Гиви наступает из Приднестровья. Захар Прилепин

Такими, цитирую ниже, новостями пестрят десятки, если не сотни украинских СМИ («СМИ»).
«Один из главарей боевиков «ДНР» по прозвищу Гиви, который накануне обещал уничтожить украинские города и убить «миллион врагов» в отместку за убийство своего соратника Моторолы, в спешке бежал в Приднестровье.
«Каждый город, который мы захватим до Киева, я буду равнять с землей», – пообещал боевик.
Между тем, молдавские СМИ сообщили, что террорист из «ДНР» по кличке Гиви скрылся в Приднестровье.
Также в социальных сетях обсуждают информацию о том, что множество террористов в спешке покинули Украину в поисках безопасности».
Конец цитаты.
Еще было множество новостей и записей в блогах про то, что у Гиви конфликт с руководством Донбасса, и вообще все плохо у него.
Реальная картина, как обычно, не имеет вообще ничего общего с работой украинских сочинителей.
Где находится Гиви и чем он занимается, можно увидеть на этих, сделанных сегодня,
фотографиях. У командира батальона «Сомали», полковника Михаила Толстых (Гиви) все отлично. Он работает.
Вопрос у меня, собственно, один.
А вот сочинение этих новостей («новостей») – оно как происходит?
Садятся, допустим, журналисты («журналисты») в круг и начинают планерку.
«Что пишем, дорогие друзья? А давайте напишем, что Гиви посадили в тюрьму? Или нет. Что Гиви улетел в Канаду? Тоже нет, в Канаде наши со Второй мировой живут, могут заволноваться, они старенькие уже. Что он перешел на сторону наших войск? Нет, тогда надо будет его показать. Что он во Франции? Нет, он же под санкциями. О! Что он в Приднестровье сбежал!»
«Да, точно! Он в Приднестровье! Ура! Слава Украине! Даем!»
Нет, ну правда, как-то весь этот процесс должен выглядеть?
Что надо сделать над собой, какое особенное усилие, чтоб гнать с утра до вечера кромешную, лживую, неумную чепуху – и не стесняться потом собственных же читателей?
…Хотя эффект иногда может быть обратный.
Пусть замайданные журналисты и их преданные, как лучшие в мире жены, читатели, представят, что все эти фотографии действительно сделаны в Приднестровье.
Вообразите на минуту, что может случиться.
А?
Вообразили?
Давайте бегом сочинять очередные новости. А то вы уже в окружении.
Да, кстати, чуть не забыл, по поводу вышепроцитированной новости («новости»).
С территории ДНР не выехал в Россию ни один «боевик» – в смысле, ни один боевой командир. Буквально: ни один.
Если он когда-нибудь выедет с территории ДНР – то исключительно в сторону Украины.
Такие дела, коллеги («коллеги»). Привет из Донецка.

Захар Прилепин
http://news-front.info/

Или Донбасс, или Порошенко

При нынешнем политическом режиме мир на Украине невозможен
До нас дошли секретные сведения, что в ближайшие дни будет объявлено о масштабном обмене пленными между Украиной и непризнанными республиками Донбасса — чуть ли не всех на всех. Если это случится, можно будет считать, что Минск все-таки был не зря. Все остальное, ради чего затевался минский процесс, может быть реализовано лишь после смены власти в Киеве.
После каждой встречи с коллегами по нормандскому формату президент Украины Петр Порошенко заливает информационное пространство своей страны потоками ложных смыслов и трактовок. В этот раз главным достижением очередного саммита он представил решение о том, что некие вооруженные контингенты ОБСЕ будут контролировать все, включая границу с Россией. И вроде произойти это должно вот-вот. Канцлер Германии Ангела Меркель вынуждена была публично поправить украинского партнера: формат и функционал миссии ОБСЕ — дело далеко не самое срочное и важное, а надо сначала выборы в Донбассе провести и много чего еще сделать — читайте текст минских соглашений.
Однако пропагандистская машинка Киева уже не дает сбоев: никто в Украине не слышит того, чего им слышать не надо. Включая слова Меркель. И подавляющее большинство украинского населения продолжает пребывать в убеждении, что их президент накричал на самого Путина, всех поставил на место, блистал, солировал и лидировал, да еще придумал какую-то принципиально новую «дорожную карту».
К относительно новым посылкам президента в коммуникациях со своим населением можно отнести заявление о том, что контроль над границей будет установлен «на следующий день после выборов». Очевидно, Меркель с Олландом заставили его сделать публичное заявление на эту тему, но и здесь Порошенко сумел все перевернуть. Дело в том, что, согласно подписанному в Минске и одобренному ООН документу, переход контроля над границей к Украине завершится лишь после принятия изменений в Конституцию с прописанным там особым статусом для отдельных районов Донбасса.
Но все это мелочи. Главную задачу Петр Порошенко решает более чем успешно. А задача эта состоит в том, чтобы заставить своих партнеров по нормандскому и минскому форматам из года в год переливать из пустого в порожнее. Много месяцев пережевывается выдуманная тема «обеспечения безопасности» и «вывода российских войск», или той же «вооруженной миссии ОБСЕ». Потом еще что-нибудь придумают. Понимающие западники сокрушенно констатируют, что успеху минского процесса препятствует сложная внутриукраинская политическая ситуация.
Ситуация и вправду крайне интересная. Политический класс современной Украины выглядит со стороны как поле битвы всех против всех. Может показаться, что перед нами торжество бескомпромиссной и бесшабашной демократии, разливанная свобода слова и поступков, чуть ли не анархия. В залах Верховной Рады и на телевизионных эфирах царят нетерпимость и ненависть, то и дело возникают драки, на каждом шагу слышны угрозы и оскорбления и очень часто демонстрируется готовность убивать оппонентов. На самом же деле все это было отчасти искренним лишь в период Майдана, зимой 2013-2014 года, а теперь превратилось в большой спектакль. И это — самое большое внутриполитическое достижение Петра Порошенко и его команды.
Им удалось все опошлить и всех подкупить. Одних посадили на довольствие, других — на казну. Бескорыстные революционеры и пламенные публицисты вдруг стали покупать элитные квартиры и машины. Бесстрашные добровольцы сбились в частные армии и рейдерские банды. Верховная Рада подверглась серии изнасилований, когда депутатов заставляли голосовать по десять-пятнадцать раз в день за один и тот же законопроект, а люди президента запугивали и коррумпировали народных избранников прямо в зале в режиме он-лайн.
Власть организовала эдакий конвертационный центр, в котором все нужные люди смогли обналичить свои революционные заслуги.
Ну и в самом деле, нельзя же год за годом пребывать в майданной истерике. Ее можно только изображать. Что успешно и делают все эти марионетки. В целом же современную украинскую политическую тусовку можно сравнить с оркестром, который исполняет какую-то сложную для дилетантского восприятия музыку. Кажется, что какофония и сумбур, ан нет. Все на месте. И дирижер хорош. Взмахнул палочкой — вступили радикалы: дескать, никаких уступок пророссийским террористам. Глянул в другую сторону — и хор лидеров общественного мнения грянул: «Зрада! Не допустим!» А потом, не дожидаясь команды, звезда Ганапольский затягивает народную песню «Путин ла-ла-ла».
По окончании очередного концерта дирижер звонит другу Назарбаеву и просит его передать упомянутому Путину, что вот видите какие настроения в обществе. Я бы рад, да не могу. Но он, конечно, не может и обмануть своих многоопытных собеседников. Дело в том — и это доказано многократно и математически — что первой жертвой выполнения минских соглашений и возвращения Донбасса в Украину падет именно президент Порошенко.
Во-первых потому что война это единственный стержень, на котором держится нынешний политический режим, единственное объяснение и оправдание всех его действий, которые привели украинский народ и государство на грань катастрофы. Ну и главное: Петра Порошенко выбрали президентом за одно слово: мир. Порошенко обещал мир, и поэтому он выиграл в первом туре. И очень скоро выяснилось, что это был заведомый обман. Но как только утихнет артиллерийская и пропагандистская канонада, люди все ему припомнят. Политический режим, который и сейчас-то висит на волоске и пользуется, по данным рейтингов, заслуженной ненавистью населения, обрушится в одночасье. А затем, конечно, придется отвечать по всей строгости и за очень многое.
Все это означает одно: за то, чтобы не брать обратно Донбасс, Петр Порошенко будет бороться до последнего. Из этого и следует исходить всем участникам нормандского, минского и прочих международных форматов.

Искандер Хисамов
Главный редактор Ukraina.ru

Ищенко предсказал Украине гражданскую войну и смерть Порошенко

Украинский и российский политолог Ростислав Ищенко ответил на вопросы корреспондентов iREACTOR, касающиеся сложившейся ситуации в Киеве и рассказал, какой сценарий может развернуться на Украине.
С выбором нового премьер-министра и Кабмина доверие украинцев к власти почти исчезло. Как считаете, может ли это обернутся новым Майданом и требованием отставки Порошенко?

Во-первых этот кабинет министров привел Порошенко. Во-вторых, что касается нового Майдана – то Майдан – это результат внешнего воздействия на страну. Я лично не вижу внешних сил, которые могли бы сейчас организовать еще один переворот. Поэтому если говорить о новом Майдане, то это невозможно. Если мы говорим о целях нового правительства, то его целью является усилить власть Порошенко, а не ослабить ее. Если говорить об объектовой реальности, то, безусловно, сконцентрировав в своих руках всю исполнительную власть, Порошенко принял на себя и всю ответственность. Следовательно, в условиях катастрофы – экономической, гуманитарной, политической, его позиции таким образом не усиливаются, а слабеют. Потому что на нем концентрируется вся ненависть населения, которая ранее равномерно распределялась между ним и Яценюком. И, безусловно, в таких условиях он подвергается более сильному давлению.
Я не думаю, что Порошенко уйдет в отставку. Это не тот человек, который уходит добровольно. Что касается очередного государственного переворота, подчеркиваю – не Майдана, а переворота, то да, такое вполне возможно. Хотя на сегодня какая бы то ни было организованная сила, которая могла бы провести переворот или мятеж на Украине не просматривается. Поэтому более вероятное развитие событий – это достаточно быстрое, но постепенное ослабление центральной власти, что приведет к тому, что разные банды, контролирующие разные регионы просто не будут подчиняться центру. Возможно, начало гражданской войны «все против всех», в ходе которой, Порошенко может быть даже убит. Однако еще раз повторюсь, это будет переворот не направленный лично против него. Это процесс распада государства, в условиях, когда центральная власть не обладает достаточной силой и авторитетом, чтобы удерживать целостность страны.

Новое правительство уже говорит о том, что Крым можно будет вернуть силой. Не станет ли конфликт на границе с Крымом попыткой отвлечь население от внутренних проблем в экономике и политике?
Говорить можно о чем угодно, но нападение на Крым — это нападение на российскую территорию со всеми вытекающими отсюда последствиями. То есть это прямая вооруженная агрессия, которая именно так и будет классифицирована международным сообществом и которая получит ответ. Так что провокация на границе с Крымом возможна и даже вполне вероятна. Прямое военное нападение на Крым будет возможно только в том случае, если Киев полностью потеряет контроль над бандитами, которые сейчас сосредоточены в силовых структурах и они начнут действовать сами по себе. Поскольку они не очень умные, они смогут на Крым напасть. Если произойдет полномасштабное военное нападение на Крым — это будет свидетельством полного краха Киева в контроле над ситуацией. А для того, чтобы отвлечь, можно нападать на Донбасс, что они и делают.

https://inforeactor.ru/

«MH-17»: По кому звонит британский колокол?

Британская газета «Dailymail» анонсировала фильм «BBC» с новыми для Запада подробностями крушения малайзийского Боинга «MH-17» в небе Донбасса. Как утверждает «Dailymail», «BBC» озвучит версию поражения Боинга ракетой «воздух-воздух», выпущенной из самолёта украинских военно-воздушных сил. Заказчиком кровавого преступления представят ЦРУ США. Фильм должен выйти по второму телеканалу «BBC» 3-ого мая в девять вечера по гринвичскому времени.
В последнее время британские издания закрепили за собой прочную репутацию желтушных и откровенно пропагандистских СМИ. Не вызывает никаких сомнений, что в «Dailymail» был спущен сверху «темник» с чётким заданием по Боингу.
Публикация в британской газете на данный момент выглядит не более чем послание определённому адресату. До премьеры ещё целых десять дней, поэтому пространство для манёвра, как у журналистов, так и у получателей сигнала огромное.
Во-первых, непосредственно телеканал «BBC» пока не сделал анонса своего же фильма. У «Dailymail» репутация жёлтого издания, даже в Великобритании, так что, можно сделать отыгрыш, обвинив газетчиков в погоне за дешёвыми сенсациями.
Во-вторых, непонятно какой материал будет показан в фильме, даже если лента выйдет на экраны. Наверняка, окончательная версия фильма ещё не готова, даже не в плане монтажа, а в плане окончательного сценария. Окончательная версия будет зависеть от реакции «получателей».
Ну и наконец, газетчики упирают на слово «версия». Так что, лента может оказаться не более чем развлекательным фильмом, в котором не будет прямых обвинений и доказательств этой вины.
Так, по кому же звонит британский колокол?
Без сомнения, оглашение готовящейся премьеры фильма об авиакатастрофе на Донбассе – крючок, за который Порошенко хотят потянуть его новые европейские хозяева.
Американцы хотят как можно скорее оставить Украину, передав её управление Европе. Майданный проект в последнее время приносит одни убытки, поэтому признан неликвидным и готовится к окончательному списанию.
Для этого обрублена линия финансирования МВФ и состряпан скандал с оффшорами Порошенко. Американцы не стесняются озвучивать свою позицию в прессе. Дескать, если коррупция на Украине не прекратится, а она, естественно, не прекратится, то США будут вынуждены отвернуться от Украины.
Британский фильм должен заставить Порошенко присягнуть на служение Европе, в противном случае Западному миру покажут истинное лицо лидера «демократической» Украины.
Правильно поданный материал приведёт к импичменту украинского президента, с последующим трибуналом в Гааге. Порошенко это прекрасно понимает, поэтому, вероятнее всего, продастся в рабство во второй или более раз.
Что могут потребовать от Порошенко новые европейские хозяева?
В первую очередь ликвидацию всех неонацистских вооружённых формирований. Европейские политики чётко дают понять, что не приемлют неонацизм у себя под боком. Тут дело даже не в смысле самой идеологии новых украинских патриотов, сколько в символике. Украинские нацисты злоупотребляют символами нацистской Германии и факельными шествиями.
Также европейцев заинтересует окончательная приватизация государственных активов и активов украинских олигархов. Европе нужна новая ресурсная база, которая подпитает ослабшую европейскую экономику.
Ну и наконец, Европу интересует «заморозка» войны на Донбассе. Именно «заморозка», а не окончательное мирное разрешение. Европа хочет претворить на юго-востоке Украины приднестровский сценарий раскола государства, чтобы использовать его в удобный момент для разжигания новой войны, расходующей ресурсы России. Пока же конфликт на Донбассе несвоевременен для Европы.
Что же касается непосредственно расследования крушения борта «MH-17», то российские эксперты уже давно всё расследовали. Малайзийский Боинг подбил украинский бук, а добивали его самолёты украинских ВВС. Организован теракт, разумеется, американскими спецслужбами для разжигания третьей мировой войны.
В общем, вряд ли для российского зрителя будет озвучено что-то новое об этой страшной трагедии. Целевая аудитория фильма находится на Украине, и она уже зашевелилась.

Илья Новицкий
http://politpuzzle.ru/

Донбасс в режиме «Сомали»

Вот уже полтора месяца как в Донбассе официально действует двусторонний режим прекращения огня. Количество перестрелок на фронте резко снизилось, а в конце сентября представитель ДНР Денис Пушилин и вовсе заявил об окончании войны. Как реально политические договоренности отразились на жизни бойцов на линии соприкосновения, корреспондент «Газеты.Ru» разбирался на месте.
Блокпост на улице Стратонавтов занимают ополченцы из бригады «Сомали» командира Михаила Толстых с позывным Гиви. Справа — Октябрьский район, сильно пострадавший от боевых действий, а слева — частный сектор, за которым донецкий аэропорт. Дорога превратилась в границу — между брошенными домами и теми, где жизнь еще осталась. Люди добираются сюда только на машинах и стараются уезжать засветло.
Октябрьский район мог пострадать гораздо больше, если бы не частный сектор: заборы принимали на себя основную массу осколков от снарядов и мин, и некоторые из них целиком снесены взрывной волной. От одного такого забора остались только ворота, настежь распахнутые взрывом. На дороге лежат обрывки проводов и поваленные столбы ЛЭП, асфальт местами разбит, а тротуар выщерблен. Под резкими порывами ветра хлопают огромные металлические пластины билборда с истершейся рекламой.
Этот блокпост — последний в черте города. Километрах в пяти от него уже проходит линия разграничения. В отличие от прошлого года, слова «передовая» или «фронт» здесь уже почти не используются.
Вместо шлагбаума поперек улицы натянута веревка с тряпицами цветов флага ДНР. Мешки с песком, служившие для прикрытия от обстрелов, убраны — блокпост уже больше месяца как в «мертвой зоне». По сторонам дороги стоят кресла с продавленными сиденьями и отломанными ручками. В старинном белом плетеном кресле сидит командир с позывным «Кочевник» и дочитывает сборник американской фантастики. Ему нравятся «космические оперы», межзвездные полеты и галактические войны. «От реальности отвлекает», — поясняет Кочевник, предлагая чай из чашки без ручек.
Дежурят на блокпосту четырехчасовыми сменами по пять человек. В соседнем переулке боевое расположение «сомалийцев». Примерно раз в полчаса оттуда или туда проезжают машины — кто-то едет ночевать в город, а кто-то возвращается в часть. Улица Стратонавтов пустая, и двести по встречной здесь вполне обычное дело.
До режима тишины ополченцы выезжали на «бэхе» (БМП) на «охоту» — проехать через поле в сторону позиций ВСУ, чтобы вызвать огонь на себя и обнаружить огневые точки противника. Сейчас каждую такую «охоту» — как и ответный обстрел — надо согласовывать. На продавленном кресле ополченец с позывным «Клюв» из Макеевки рассказывает про последнюю «охоту»: «один раз нас из „мухи“ подбили, ничего, все живы, даже „бэху“ не бросили».
Другой ополченец, с позывным «Кочевник», рассказывает про себя, что сам из Иловайска, в ополчении с начала войны, до этого работал строителем, хотел поступать в университет, но денег было мало. «Я еще музыкант, шахматы люблю, мастер спорта», — добавляет он.
Борьба с мародерами и незаслуженные награды
Через шлагбаум Кочевник пропускает «девятку». Люди едут в разрушенный дом за стройматериалами. Следом к блокпосту подходит женщина средних лет, говорит про мародеров, пришедших ночью: «Мы заперлись в комнате, а они до утра шарили, муж с монтировкой вышел, напугал, они убежали. А сейчас слышу — телефон звонит, но не наш, ихний, они забыли. Я взяла, они мне говорят, что еще вернутся и чтобы мы с мужем из дома ушли, иначе нам плохо будет».
Кочевник вызывает по рации часть. Через пять минут из переулка выезжает красная «семерка» с тремя ополченцами — женщина садится в машину, «семерка» уезжает.
К вечеру темнеет, и со стороны города подходят двое — мужчина и женщина в рабочем комбинезоне. Они также рассказывают про мародеров: к соседскому дому с обвалившейся крышей подъехал человек, представившийся ополченцем «Востока». С ним была женщина, уверявшая, что собирает вещи мужа. «А я знаю семью, которая жила там, и не они это вовсе», — говорит свидетельница.
«За мародерство тут жестко (наказывают. — «Газета.Ru»), — говорит ополченец Завхоз. — Чтобы не портить репутацию. Для мирных жителей люди в форме — они все одинаковые. Подразделения-то все разные».
До линии разграничения меньше часа ходьбы по пустой улице Стратонавтов. «Стратонавты» — это же как космонавты, только по-американски. Вот у нас и пусто, как в космосе», — шутит ополченец Арбуз. На позициях у Песок кроме «Сомали» располагаются еще «Спарта» и «Восток».
«На передовой сейчас «востоковцы», командир — Мрак, из казаков, — рассказывает Завхоз. — У них собака есть, Адмирал зовут. Он, когда стрелять начнут, первым все слышит, и люди спрятаться успевают. Талисман такой. Его один раз ранило, так всей группой выхаживали. Они на линии тоже редко сменяются. Привычные».
Кочевник говорит про новые наспех сколачиваемые формирования. Ополченцам обидно, что многие с фронта ходят с автоматами по городу, не снимая формы, и рассказывают байки про свое геройство. «А есть такие кренделя: выдали ему форму, а он ни разу на боевом дежурстве не был, он даже не знает, что это такое, он сюда не за этим пришел, — вспоминает один. — Он там пьяный по городу шляется все время, рассказывает, какой он герой. Отчебучит чего, а люди смотрят, а это ж сарафанное радио… А потом идешь, а он на тебя так глядит, что дай ему автомат — и он сам тебя застрелит».
«У меня жена в ночном магазине работает, так алкаш какой-то хотел погрубить… — рассказывает Завхоз. — Она говорит: «Полицию вызываю». Адрес записали, говорят: «Выезжаем». Проходит минут двадцать, никто не едет. А он все так и стоит, настроен был, чуть дверь не выломал. И еще минут через двадцать опять жена звонит, говорят: «Сейчас машинка освободится — выедет». Через двадцать минут они перезванивают, а алкаш тот уже ушел, а они говорят: «Да у нас, знаете, свободных машин нету».
На блокпосту на улице Стратонавтов понимаешь, что Донецк — все еще прифронтовой город, а многие из тех, что возвращаются с оружием в руках, не знают, что делать с ним. Ополченцам, находящимся практически на передовой, приходится совмещать обязанности солдат и милиции.
Заводят разговор про награды. Ни у Клюва, который был под Широкино, ни у Кочевника из Иловайска наград нет. На передовой их снимают — то ли из суеверия, то ли чтобы не привлекать лишнего внимания снайперов противника, — но эти ополченцы, несмотря на участие в боевых действиях, пока не награждены.
«А в России, говорят, в магазин заезжаешь, а там по пятьсот рублей ордена и медали любые», — жалуется Кочевник.
«Все награды, все, которые у нас есть, все продается! — негодует Арбуз. — Шевроны и нашивки, говорят, любые. Я говорю: «А „сомалийские“ есть?» Продавец говорит: «А вот с этим туго». Но нет, искал-искал, вроде нашел. Ты представляешь, каково человеку, который руку или ногу потерял за этот крест? Что он для него значит? И вот зайти в такой магазин».
Под «крестом» подразумевается Георгиевский крест — солдатская награда, учрежденная Игорем Стрелковым 29 мая 2014 года. До Золотой Звезды Героя именно стрелковский «Георгий» был высшей наградой в ДНР, и отношение к нему особое, с ностальгией по Стрелку.
Официально Народное ополчение Донбасса переименовано в Республиканскую гвардию, но военнослужащие по-прежнему называют себя ополченцами — да и сложно их воспринимать по-другому.
Кочевник рассказывает о начале «Сомали» так: «Людей не хватало, оружия. Нам и говорят: „Вы как пираты — грязные, заросшие, кто в чем и кто во что горазд“. И потом собрание, комбат и говорит: „Ну, раз пираты, так давайте уж сомалийские“.
»Сомалийцы» известны по боям за донецкий аэропорт. Арбуз рассказывает, что новый семиэтажный терминал в аэропорту классный был, да вот только слишком хорошая цель, стоял на возвышенности. С него начинался обстрел «Градами» по дуге — аэропорт, улица Стратонавтов, Киевский район — и в обратном порядке. На эти три цели хватало залпа одного пакета.
Сейчас на линии соприкосновения тихо. Из минометов в основном бьют к вечеру. По словам ополченцев, раньше мог подъехать танк и ударить прямой наводкой.
«На второй день, когда я приехал, так и обстреливали. Лупит сначала по терминалу аэропорта, потом резко разворачивается, где-то метров в шестистах от нас — и как дал! Они в паре работают. Пока один прикрывает, другой перезаряжает. У них же здесь все пристреляно. — Кочевник показывает на поле в сторону Песок, за разрушенным частным сектором. — Даже минное поле их. А когда все закончится, кто разминировать будет?»
Ополченцы предпочитают не говорить о том, что нынешний режим долгой тишины, возможно, и есть тот самый «конец».
После того как прошла война, здесь оглушительно тихо. На районном кладбище, что расположено по соседству, уже почти год не хоронят. Сквозь огромные дыры в ограде просвечивают могильные кресты. Предупреждающий знак с надписью «Водитель, впереди опасный участок движения» ополченцы из «Сомали» оставили шутки ради: «Если танчик ВСУ на этой дорожке покажется, обратно ему уже не уехать».
Бойцы уверяют, что стреляют только в ответ на сильный огонь с позиций ВСУ и к украинским срочникам, в отличие от добровольческих батальонов, относятся нормально.
«Тут скучно. Когда нечего делать, самое то — напиться бы, — подытоживает Кочевник. — Круглые сутки сидишь грязный, немытый. В этих креслах и спим. Так дни и проходят — встал, поел. Через месяц отпускают тебя на день-два, ну если что-то там особое — сын родился, знаешь, — то десять дней. Вот и идешь. А я вообще растерялся — выехал в город, так там движение, куча людей, не знаю, что мне делать. Сел, покурил, отдуплился, думаю — надо ехать. Да, и за сигаретами тоже — у нас их не хватает».
«Волонтеры» «Сомали»
Сразу за блокпостом возвышается «девятка» — бывший девятиэтажный жилой дом, ставший расположением «сомалийцев». Во время боевых действий здание было заброшено — сейчас его обживают снова.
Во дворе сложены армейские ящики с боеприпасами, здесь же стоит накрытый маскировочной сеткой танк. На нижних этажах живут бойцы батальона, выше находится административно-хозяйственная часть.
По словам ополченцев, в «Сомали» сейчас около трехсот человек, из чего можно предположить, что батальон практически всем боевым составом расквартирован именно здесь. После введения режима тишины основная часть «сомалийцев» несет дежурство на блокпостах, расположенных на большом расстоянии друг от друга.
На первом этаже «девятки» вдоль плохо освещенного коридора тянется ряд дверей с выбитыми замками — это бывшие квартиры дончан, которые сейчас занимают ополченцы. Практически вся мебель из них вывезена.
В однокомнатной квартире в «девятке» голые стены и десяток матрасов на полу, пара табуреток, старый и постоянно работающий телевизор. Если повезет, то в коридоре можно найти и такой же старый холодильник. Люди спят прямо на матрасах вместе с оружием, едят и курят здесь же, садясь на матрас и раскладывая еду на табуретках. Водопровод и канализация не работают, поэтому туалет находится на улице, а воду для бытовых нужд приносят в ведрах, которые стоят тут же на полу.
Пришедшие с дежурства ополченцы напоминают чем-то каторжников, вернувшихся с работ. Они устали, медленно двигаются и не хотят говорить — в отличие от моих собеседников на блокпосту.
Молча покурив, перекусывают консервами и ложатся спать под звуки телевизора. На происходящее рядом они не обращают никакого внимания, как будто это их не касается.
Из обрывков разговоров становится понятно, что бойцы недовольны перемирием, считают сложившуюся ситуацию бессмысленной (хотя об этом упоминают очень осторожно) и хотят воевать — вместо бесконечных дежурств с перерывами на отдых в расположении. Людей в батальоне не хватает. Уйти по собственному желанию из «Сомали» довольно трудно, а рядовому — практически невозможно.
Ополченцы, чьи родные и близкие остались на территории Донецкой области, контролируемой ВСУ, воспринимают прекращение боевых действий как предательство в прямом смысле слова. Немногие из них сохраняют своеобразный оптимизм: мол, такое положение дел продлится недолго и вновь начнется война. Другие хотят войны до победного конца, а кто-то — просто мира.
Кроме расквартированных «сомалийцев» в «девятке» также живут «волонтеры». Это бездомные, пьяницы и разного рода «подозрительные», задержанные за несоблюдение комендантского часа или нахождение в нетрезвом состоянии в районе ответственности «Сомали». Их отправляют на принудительные общественные работы: уборку помещений и территории, погрузку-разгрузку вещей и сортировку грузов и тому подобные работы.
В среднем «волонтеров» отпускают через две недели, но часть из них рано или поздно возвращается, а некоторые находятся — вероятно, не по доброй воле — в «девятке» постоянно.
Пока я был в расположении, один «волонтер» сбежал, но, по словам ополченцев, этот побег не имеет смысла — все его документы остались в части, так что в скором времени его задержат на одном из блокпостов и привезут обратно.
Вечером в часть прибыл командир батальона Гиви (или, как его называют «сомалийцы», Батя). Батя приехал на «девятку» в двенадцатом часу ночи, на белом внедорожнике с ростовскими номерами. Охраны с ним не было, рядом сидела блондинка и курила дамскую сигарету. Батя вышел из машины, на скорую руку провел во дворе дома построение, в котором участвовало человек десять из дежуривших, отдал какие-то распоряжения и быстро уехал — блондинка едва успела докурить.

Газета.Ru