Как Брежнев крымским милиционерам вместо взбучки «Волгу» подарил

ШЕФ ПРИКАЗАЛ: «ДОРОГУ НЕ УСТУПАТЬ!»

 

 Чем-чем, а своим комфортом Леонид Ильич никогда не жертвовал. Несмотря на застои в экономике и продуктовый дефицит в магазинах по всему Союзу, отдохнуть шикарно он любил. К примеру, каждое лето, четко с июля по 3-5 сентября, нежился в солнечном Крыму. Отдыхал в Ливадии (Большая Ялта) на так называемой «Хрущевской», или, языком спецслужб, госдаче №1.

 

 В шикарные апартаменты на берегу Черного моря его доставлял кортеж из Симферопольского аэропорта. К слову, машины в гараже генсека были в основном импортные. Да и охраняли главу Советов тщательнее, чем современных президентов. Одних только машин сопровождения было несколько десятков! А автомобилей, в которых ехал сам генсек, держали аж пять, и все одинаковые. В каком именно лимузине находился Брежнев, никто не знал. Авто постоянно «тасовались» по дороге, как игральные карты в колоде.

 

 — В 1971 году я был инспектором дорожно-патрульной службы милиции в звании сержанта, возил на ГАЗ-21 «Волга» начальника тогда еще УВД Крымоблисполкома — комиссара милиции третьего ранга Виталия Захарова, — рассказал «КП» экс-начальник ГАИ Алушты полковник милиции Валерий Журавлев. — Мы сопровождали кортеж Брежнева — возглавляли его, а уже за нами ехали машины КГБ и пять «Линкольнов» генсека.

Валерий Журавлев сопровождал правитель ственный кортеж в 1971-м. Фото: предоставлено Валерием Журавлевым.

 

 

 В отличие от люксов правительственных авто у милицейской «Волги» движок был слабенький. Когда кортеж начал подниматься по трассе на гору Кастель близ Алушты, машина чуть не заглохла.

 

 — Нужно было держать высокую скорость, а у меня двигатель разрывался, — вспоминает Валерий Иванович. — Мы замедлились до 70 километров в час. «Линкольны» начали мигать: мол, уступите. Но мой шеф приказал: «Дорогу генсеку не уступать!» Так и виляли по трассе, чтобы не дать машине Брежнева нас обогнать — такие уж инструкции, пропустить не имели права.

 

ТАКИЕ МАШИНЫ БЫЛИ ТОЛЬКО У КГБ

 

  — После заезда на территорию мы всегда парковались на стоянке, а авто Брежнева ехало дальше. А тут «Линкольн» генсека тормознул прямо возле нашей машины. Помню, Леонид Ильич вышел и идет к нам, — продолжает подполковник. — Мы с шефом бегом из «Волги», стоим, мой начальник доложил генсеку обстановку. Мол, так и так — доехали без происшествий. А Леонид Ильич мне недовольно так говорит: «Ну здоров, сержант! Чего мою машину не пускал вперед?» Все, думаю, приехали — посадят! Я ему: «Не положено, а машина больше 70 у нас в гору не тянет, двигатель выдает всего 65 лошадок». И тут он мне: «Открывай капот!»

 

 Разобравшись в ситуации и осмотрев мотор, Леонид Ильич пообещал милиционерам прислать взамен более мощную машину, а за «тянучку» не наказывать.

 

 Через месяц Журавлева вызвали в Москву. В Крым он уже вернулся на «Волге» модели ГАЗ-23. С виду машина ничем не отличалась от 21-й, разве что сзади были две выхлопные трубы. Зато под капотом у нее стоял двигатель от лимузина «Чайка» мощностью в 195 лошадиных сил и автоматической коробкой передач. Таких машин на то время в Крыму было всего две, и то в КГБ. 

 

В ТЕМУ

 

В Запорожье до сих пор разводят брежневских голубей

 

Елена ЦЕЛИКОВСКАЯ («КП» — Запорожье»)

 

Разводить голубей было модным увлечением правительственных чиновников в те времена. Иногда они даже устраивали соревнования между своими голубятнями. Вот и будущий генсек Леонид Брежнев начал увлекаться птицами, еще когда жил в родном Днепродзержинске. У него на даче была отличная коллекция: вишнево-бархатные белохвостые, черно-бархатные белохвостые, красные белохвостые, красные сплошные и белые… И все красивые, сильные, высокого полета. Так вот потомки тех самых брежневских голубей до сих пор живы!

 

 Владимир Богочаров — чемпион Украины по высоколетным голубям, председатель Запорожского областного клуба, вице-президент юго-восточной организации. И это еще не все регалии! Ведь Владимир Викторович, которому через год исполнится пятьдесят, сорок с лишним лет разводит голубей.

Владимир Богочаров разводит голубей почти всю жизнь.

 

 

 — На даче Брежнева работал дядя Степа. Однажды меня к нему послал дядя Миша из нашего села — страстный голубевод, который несколько раз бывал на даче генсека, — вспоминает Владимир Викторович. — Помню свой детский восторг: около полутысячи прекрасных породистых птиц. Пока дядя Степан рассказывал о каждом виде, я мечтал: вот бы мне хотя бы одну птичку… И вдруг он вынес две коробочки. В первой в сене сидели только что вылупившиеся три пары голубят, а во второй — семь яиц. Сказал: «Передашь Михаилу. Яйца подложите под своих голубей, будете  разводить. Вот это красные белохвостые, это — красные сплошные, а это — белые».

 

 Дядя Миша разрешил маленькому Володе взять себе несколько яиц. Счастью не было предела! Тот выводок позже дал приплод, и брежневская династия насчитывает уже несколько поколений.

 

 

ЛИЧНЫЙ ВЗГЛЯД

 

Системная иллюзия «доброго дедушки»

 

 Я видел своими глазами Брежнева! Два раза! Мне, 11-летнему пацану, тогда казалось: главное, что могло произойти в моей жизни, только что произошло. Я абсолютно искренне в это верил…

 

 Дело было в далеком 1980-м. Леонид Ильич накануне своего предпоследнего дня рождения посетил Индию — страну, на дружбу с которой очень рассчитывали в СССР. К «судьбоносному» визиту и готовились соответственно. Не обошел этот процесс и нас, учеников школы №1 при посольстве СССР в Дели. А как же? Генсека на летном поле должен был встречать не только почетный караул индийских гвардейцев, но и стройный ряд советских пионеров.

 

 Для столь важного задания отобрали 40 человек, отсеяв троечников. А самую почетную миссию (вручить цветы у трапа) доверили троим самым-самым, отличникам из отличников. Церемония хоть и  длилась долго, пролетела как одна секунда. Лайнер вырулил на площадку у аэровокзала, вождь с неторопливым достоинством спустился с трапа. Заиграл гимн СССР, мы вскинули руки в пионерском салюте, и… на этом все закончилось. Ах да, были еще подарки. Каждому пионеру из шеренги вручили по плитке шоколада с печатью Кремля, а тройке счастливчиков досталось по коробке неимоверно вкусных московских конфет, тоже со штампом.

 

 Второй шанс увидеть генсека выдался на следующий день. По дипгородку прошел слух, что вечером после переговоров с Индирой Ганди Брежнев приедет ночевать в резиденцию посла. А перед входом в нее у советских людей будет возможность поприветствовать руководителя страны.

 

 Что вы думаете? Собрались все! Люди приходили целыми семьями, даже с грудничками на руках. Зеленая лужайка у входа была забита до отказа. А генсек задерживался. Час, два, три… Декабрьское делийское солнце не было, конечно, таким палящим, как в мае или июне, но дискомфорт все равно чувствовался.

 

 В ожидании люди успели обсудить все новости, главная из которых, конечно же, — визит Леонида Ильича. Всезнающих «дипломатических кумушек» больше всего поразило скромное меню, заказанное высоким гостем. От предложенных изысков и азиатских деликатесов категорически отказался. Единственное обязательное блюдо — супчик на курином бульоне с протертыми овощами. Впрочем, народ с пониманием шептался: возраст, болезни…

 

 Многочасовое ожидание закончилось, лишь когда стемнело. Брежнев подкатил к парадному, вышел из машины, помахал ручкой толпе и скрылся в особняке. Несколько секунд протокольного действа, а люди уходили счастливые и умиротворенные. 

 

 Феномен всенародной любви — можно ли его объяснять лишь стадным инстинктом толпы? Уверен — нет. Брежнев был не только живым символом эпохи, мощи страны, но и определенной жизненной стабильности. И эта всенародная любовь была по-советски искренна.

 

 К тому же поддерживать ее помогала система — тонкий отлаженный механизм, который еще не давал сбоев в начале 80-х. Показательно, что свой знак внимания от первого лица получили все, кто обитал тогда в городке. И конфеты для пионеров были самым незначительным из них (хотя, съев сладости, детвора еще долго хвасталась друг перед другом гербовыми кремлевскими печатями на этикетках — как боевыми наградами). Например, в посольстве установили спутниковую систему телевидения, что позволило смотреть не только один индийский национальный канал, но и ловить два из СССР. После визита демонтировать ее не стали, оставили людям, передав, что это подарок от Брежнева.

 

 Еще один презент достался послу, одному из лучших дипломатов СССР — Юлию Воронцову: бронированный правительственный ЗИЛ генсека. Машина потом еще несколько лет считалась самой крутой в индийской столице.

 

 Может быть, так и складывался имидж «доброго дедушки» и чуткого руководителя, который обязательно найдет для каждого что-то полезное, доброе и хорошее…

 

Артем МАСЛАКОВ, редактор «КП» — Донбасс».

http://kp.ua/

Внук Леонида Брежнева: «У нас отняли даже награды деда»

10 ноября 1982 года, умер генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев. Как сейчас живут сын, внуки и правнуки генсека, почему не сохранились его награды и кто отнял у них даже подаренную маршалу СССР саблю, репортеру  рассказал внук – Андрей Брежнев.

Еще полгода не прошло, как 80-летний Юрий Леонидович Брежнев, сын генсека, потерял жену. Людмила Владимировна была старше мужа всего на один год. Она умерла от инфаркта. Потеря близкого человека отразилась на здоровье Юрия Леонидовича, некоторое время он не мог даже самостоятельно обслуживать себя. Сын Андрей отложил все дела и заботы и приехал из Крыма, где он сейчас обосновался, чтобы быть рядом с отцом.

 

– Андрей Юрьевич, как сейчас чувствует себя Юрий Леонидович?

 

– Неважно, но стабильно. У него много хронических заболеваний, но главная его беда на сегодняшний день – больные почки. Отец обслуживается в поликлинике Управления делами президента, там ему обеспечивают хороший уход. Врачи внимательные, всегда и позвонят, и придут, ну и я всегда рядом.

 

– После смерти вашей мамы Людмилы Владимировны отец попросил вас о помощи?

 

– Он не любит просить, я сам увидел, что ему необходима поддержка. Можно сказать, он молчаливо пригласил меня. Ему нужно обслуживать себя – и постирать что-то, и приготовить. В силу возраста ему трудно это делать. Я приехал к отцу в мае и на первых порах все делал сам – стирал, убирал, гладил, готовил, потом нашел ответственную и старательную женщину, помощницу по дому. Но присмотр за отцом не доверяю никому: а вдруг он ночью упадет или что-то случится? Я должен быть рядом. Брат Леонид всегда поддерживает, справляется о состоянии отца.

 

– Где работает ваш брат?

 

– Леонид – химик по профессии и не очень публичный человек, у него своя фирма, где он разрабатывает какие-то химические добавки, шампуни. У меня по химии двойка, и мы с братом не говорим о работе. У нас и так много интересных тем, каждый день созваниваемся и находим, о чем поговорить. Встречаться часто не получается, у каждого свои проблемы, своя жизнь.

 

– Андрей Юрьевич, вы в недавнем прошлом занимались политикой. Как сейчас обстоят дела?

 

– В политике был и никуда не уходил. Я думаю, эта фамилия еще будет какое-то время звучать в политике – кого-то раздражать, у кого-то вызывать добрые ассоциации. Но сейчас я больше работаю на Украине, мы с друзьями открыли небольшую галерею в Крыму, занимаемся картинами, статуями. В чем-то помогаем начинающим художникам, скульпторам. Многие московские таланты на лето приезжают в Крым, показывают свои работы. Галерея работает круглый год, и каждый месяц у нас выставляется новый художник.

 

– Ваша двоюродная сестра Виктория, дочка Галины Брежневой, навещает дядю?

 

– Нет, мы с Викторией совсем не общаемся. Как поругались лет пятнадцать назад, так и не видимся.

 

– Уход жены для вашего отца, конечно, был сильным ударом…

 

– Сейчас все обстоит не так остро, как в первые месяцы после смерти мамы. Мы все очень переживаем эту утрату, для папы это действительно удар, ведь с мамой они прожили долгую жизнь. Познакомились в юности в Днепропетровске, на дне рождения общих знакомых. И оказалось, что эта встреча – любовь на всю жизнь. Видно, это семейное. Дед ведь тоже прожил с бабушкой почти 55 лет.

 

– То есть 55 лет безоблачного семейного счастья?

 

– Нет, конечно, с войны дед приехал с какой-то молодой женщиной, собирался уйти из семьи. Сообщил о своем решении бабушке. Та поставила условие: он сам должен рассказать об этом детям. Но стоило ему войти в дом, как мой отец – тогда еще совсем мальчишка – бросился ему на шею, дед подхватил сына на руки, расцеловал. И не смог уйти. Когда я сегодня слышу рассуждения о том, что-де любовь не вечна, я вспоминаю деда и бабушку и думаю: пусть так, но можно же, несмотря ни на что, сохранить добрые, теплые отношения, уберечь дом и семью, как сумели они. Семейная жизнь Андрея Брежнева не сложилась. С первой женой, Надеждой Ляминой, он познакомился, учась на третьем курсе МГИМО. У пары родились два сына – Леонид и Дмитрий. Но яркая любовь не принесла молодым счастья. В 1993 году Надежда Брежнева ушла из семьи и вышла замуж за олигарха Александра Мамута, родив ему сына Николая. В 2002 году Надежда Брежнева-Мамут скончалась.

 

– Чем сейчас занимаются ваши сыновья?

 

– Младший, Дмитрий, работает в подразделении крупной фирмы, отвечает то ли за разработку программ, то ли за продажу программного обеспечения. Мне это сложно пересказать: он мне объясняет по-русски и вроде бы все понятно, но сложишь все компьютерные термины в одно предложение, и получается абракадабра, – смеется Андрей Юрьевич. – Дмитрий закончил Оксфорд, а там у них был курс по этому направлению. Вот он сам выбрал эту профессию, сам устроился на работу. Старший, Леонид, тоже учился в Англии, но его тянуло домой, и он вернулся в Москву, теперь работает в министерстве в сфере военного ведомства.

 

– Завидные женихи.

 

– Младший жениться не торопится, ему 27. «Молодец, – говорю, – тут спешка не нужна». А старшему 28, и он женат. Но о детях в этой семье мечтают пока только мои сваты из Ростова и я – одинокий дед. Молодые у нас благоразумные, понимают: сначала надо крепко встать на ноги, а потом думать о потомстве. Но все же втайне надеюсь, что они скоро подарят нам внуков.

 

– Вы вовсе не похожи на одинокого деда. Наверное, вам так удобно?

 

– Удобно – не то слово! Это такое счастье! Лет десять назад я расстался со своей второй супругой Еленой, общих детей у нас не было. Сейчас у нас хорошие взаимоотношения: встречаемся, ходим по магазинам, вместе едем отдыхать. А жениться снова не собираюсь! Хотя моя мама постоянно пыталась мне сосватать кого-нибудь. Но на мой прямой вопрос: «Зачем мне, мама, 50-летние девушки?» – скисала. Как-то в одной из бесед даже мама, которая всю жизнь прожила в браке, тяжело вздохнула и сказала: «Да, жен хороших не бывает, Андрей!» Я запомнил это, – улыбается Андрей Юрьевич. – Поэтому не ищу жену, а думаю о детях. И о племянниках. У меня их двое. Юра работает менеджером в крупной столичной организации, женат, у него уже трое детей. Я за него рад, он молодец! Алина учится в Лондоне, поэтому ее я вижу редко. Но она у нас умница и красавица.

 

– То есть у Леонида Ильича достойные правнуки. Широкая общественность знает его как мудрого политика, а каким он был дедом?

 

– Мои детские воспоминания о деде связаны с Новым годом. В комнате пахнет хвоей – у нас дома всегда украшали настоящую елку со спиленной верхушкой: гирлянды, лампочки, елочные игрушки. На полу среди ваты игрушечный дедушка Мороз и подарки. Но брать их нельзя. Праздник начинался, когда дед возвращался с работы. Он сам включал елку – и мы, дети, разворачивали подарки. На праздники вручал книги, сладости, теннисные ракетки. А что еще нужно было советскому школьнику? Ну самый дорогой подарок – велосипед. Если честно, то как дедушка он был на четверку… с минусом. Он больше был в политике, в работе, которая не прекращалась. Надо было думать о половине мира, которым мы владели. А когда выросли – мог по случаю какой-нибудь круглой даты, на совершеннолетие или свадьбу подарить что-нибудь из бытовой техники, магнитофон или телевизор. Речи о машине или тем более даче и не шло! Дедушка и бабушка не гонялись за роскошью. И нас не приучали. На столе не водилось ни хрусталя, ни дорогих сервизов – например сметану к борщу всегда ели прямо из банки. Наверное, потому что сами были из народа. Дед с бабушкой познакомились в 1925 году в Курске, он учился на третьем курсе в землеустроительном, а бабушка – на первом в медицинском. Бабушка вспоминала, как учила деда танцевать вальс, польку. И говорила, что жених он был видный, серьезный, ухаживал за ней почти три года. А когда получил назначение – сделал предложение. Бабушка не любила бывать на публике, она больше домохозяйничала. Готовила любимые дедом борщи – украинский, горячий и холодный, жаркое, котлеты, вареники с картошкой и с квашеной капустой, с жареным луком, пироги с горохом. По характеру дед был вспыльчив, но я не слышал от него нецензурной брани, мог выпить три-четыре рюмки, пьяным деда я никогда не видел, был заядлым курильщиком. Играл в домино, в шахматы, а вот карты на дух не переносил. Любил военные фильмы и, когда нам удавалось вместе смотреть кино, рассказывал, что показано точно, а что – нет. И он до конца жизни верил в «светлое будущее» народа.

 

Кажется, наследники Леонида Ильича могли бы жить на широкую ногу. Но у них не осталось даже орденов знаменитого деда. Виктория Петровна, жена Леонида Ильича, пережила мужа на 13 лет.

 

Для нее это были нелегкие годы, власти вынудили вдову сдать все награды Леонида Ильича: и ордена Ленина, и Золотые Звезды Героя, и орден Победы, и маршальскую подарочную саблю.

 

Был случай, когда к ней пришел товарищ из общего отдела ЦК:

 

– Где золотой сервиз?

 

– Есть только серебряный, заказанный в Кубачах, с эмалью.

 

– Подарки нужно сдавать – не положено…

 

Вдова не упрямилась, отдавала все.

 

У потомков Леонида Брежнева осталась только светлая память о знаменитом деде, которым они гордятся.

 

И возможно, это самая ценная награда, которую никто никогда не отнимет.

 

Справка

 

Леонид Ильич Брежнев – советский государственный, политический, военный и партийный деятель, занимавший высшие руководящие посты в советской государственной иерархии в течение 18 лет: с 64-го года и до своей смерти.

 

Первый секретарь, а затем генеральный секретарь ЦК КПСС, председатель Президиума Верховного Совета СССР, маршал Советского Союза. Эпоху его правления называют по-разному – одни уверяют, что это был период застоя, другие утверждают: было время уверенности и стабильности.

 

При Брежневе Советский Союз превратился в сверхдержаву. За 18 «брежневских» лет национальный доход вырос в 4 раза, население РСФСР увеличилось на 12 миллионов человек, выросла продолжительность жизни.

 

Юрий Леонидович Брежнев, сын Л. И. Брежнева, родился в 1933 году, окончил Днепропетровский металлургический институт и Всесоюзную академию внешней торговли, работал помощником прораба, затем – управляющий заводом им. Либкнехта в Днепропетровске, старший инженер, начальник отдела в Торговой миссии СССР в Швеции, торговый представитель СССР в Швеции, председатель Всесоюзного объединения Министерства внешней торговли. С 1979 г. – первый заместитель министра, с 1981 г. – кандидат в члены ЦК КПСС. В 1983 г. освобожден Ю. Андроповым от должности и направлен на другую работу.

 

Андрей Юрьевич Брежнев, лидер Новой коммунистической партии с июня 2002 г., окончил МГИМО МИД СССР, работал в Министерстве внешней торговли СССР, Министерстве иностранных дел СССР.

 

С начала 1990-х годов – в коммерческих структурах. В 1996 г. возглавил благотворительный фонд «Дети – надежда будущего». В 1998 г. был инициатором создания Общероссийского коммунистического движения и его генеральным секретарем