Гражданское авиастроение в России начало развиваться и приносить убытки

В российском авиапроме начинается крупнейшая реформа с 2006 года, когда была создана Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК). Теперь речь идет об объединении ОАК, корпорации «Иркут» и компании «Гражданские самолеты Сухого» в единую структуру, которая будет заниматься всеми гражданскими программами ОАК. Она же станет головным дивизионом всей корпорации.

Это означает, что ОАК считает ключевым направлением именно гражданское авиастроение. С одной стороны, в условиях сокращения гособоронзаказа, о неизбежности которого уже неоднократно заявлялось на самом высоком уровне, авиастроителям выбирать не приходится. С другой – если авторитет России в области военной авиации никем не оспаривается, то на рынке гражданских самолетов наша страна проходит по категории аутсайдеров.

Что вполне справедливо, учитывая, что за прошлый год в России произведено только 30 гражданских самолетов. Для сравнения – лидеры рынка, Вoeing и Airbus, выпустили 748 и 577 самолетов соответственно.

Возникает логичный вопрос – на что может рассчитывать ОАК в сложившейся ситуации?
Большой пирог
Согласно прогнозу, который Объединенная авиастроительная корпорация представила на июльском авиасалоне МАКС-2017, мировой спрос на новые пассажирские самолеты вместимостью более 30 кресел в ближайшие двадцать лет составит в 41800 воздушных судов общей стоимостью без малого 6 триллионов долларов.

При этом наибольшим спросом у авиакомпаний будут пользоваться узкофюзеляжные самолёты вместимостью 120 и более кресел, на долю которых придётся 63% от общего количества новых воздушных судов. Для этого сегмента ОАК развивает программу MC-21.

Новых реактивных самолётов вместимости 61-120 кресел до 2036 года будет продано порядка 4,6 тыс. единиц (11% от общего количества). Этот сегмент в ОАК представлен программой «Сухой Суперджет SSJ 100».

Спрос на турбовинтовые самолеты вместимости от 30 кресел составит порядка 2,3 тысяч единиц. В этом сегменте ОАК развивает программу Ил-114. Общий спрос на широкофюзеляжные машины составит 7450 самолетов. Для этого сегмента ОАК совместно с Китайской корпорацией гражданского авиастроения СОМАС планируют разработать и выпустить широкофюзеляжный дальнемагистральный самолет нового поколения. В этом году в Шанхае было открыта совместное предприятие, которое будет заниматься управлением программой.

То есть, теоретически, у российских самолетостроителей есть чем ответить на запросы рынка. На практике все немножко сложнее.
Три серых коня
Начать с того, что сегодня на рынке реально присутствует лишь «Сухой Суперджет». Это первый отечественный самолет, разработанный после четвертьвекового перерыва. К сожалению, надежды, связанные с этим проектом, оправдались лишь частично.

Летчики, которым довелось пилотировать «Суперджет», оценивают самолет очень высоко – не хуже Airbus A-320 (при лучшей экономичности) и определенно лучше бразильского Embraer. При этом признают наличие множества мелких неисправностей, не влияющих, впрочем, на безопасность полета. Главная же претензия профессионалов связана с очень плохой сервисной поддержкой, из-за чего самолеты подолгу простаивают без запчастей.

У пассажиров претензий больше – отмечается плохая шумо- и виброизоляция («сидела на месте 7F у двигателя и получила бесплатный вибромассаж — очень сильный шум и вибрации»), а также маленькие и низкие иллюминаторы.

Чаще всего россияне сравнивают SSJ 100 с автомобилем «УАЗ патриот»: хороший транспорт для пассажиров без особых претензий. Примечательно, что мексиканские пилоты (мексиканская компания Interjet приобрела 30 SSJ 100) прозвали «Суперджет» танком.

Понятно, что с такими характеристиками завоевывать мировой рынок непросто. Как результат – проект остается хронически убыточным. Для выхода на прибыльность ОАК необходимо продать как минимум 300 самолетов, но пока реализовано втрое меньше. Максимальный годовой выпуск SSJ 100 был достигнут в 2014 году — было выпущено 35 воздушных судов. В 2015-2016 годах из-за изменения макроэкономической ситуации планы продаж были скорректированы до 17 и 18 единиц соответственно.

Для сравнения – бразильский Embraer за прошлый год выпустил 225 самолетов: 117 бизнес-джетов и 108 региональных самолетов – конкурентов «Суперджета». Неудивительно, что недавно президент ОАК Юрий Слюсарь заявил об отказе от больших объемов производства SSJ: корпорация планирует выйти на выпуск 30-40 «Суперджетов» в год, но не собирается «масштабировать этот проект на большие объемы».
Теперь главной надеждой ОАК стал проект МС-21. Это самолет, по характеристикам близкий к сегодняшнему лидеру сегмента – канадскому Bombardier СS300. Как и канадский самолет, российский построен по самым современным технологиям с использованием композитных материалов и с такими же двигателями Pratt&Whitney (правда, в перспективе на МС-21 планируется устанавливать отечественный двигатель ПД-14). Экономичные двигатели и облегченный корпус позволяют Bombardier СS300 и МС-21 экономить до 20% топлива по сравнению с самолетами Boeing и Airbus этого класса. При этом МС-21 вместительнее Bombardier СS300 — в нем 176 пассажирских кресел (у канадца – 130), что делает его использование более выгодным.

Ил-114 — это самолет из прошлого: первый полет он совершил еще в 1999 году и до 2012 года выпускался на Ташкентском авиационном производственном объединении им. В. П. Чкалова. Всего было выпущено десять Ил-114 с двигателями Pratt & Whitney Canada. Сейчас эти самолеты входят в парк Uzbekistan Airways. Объединенная авиастроительная корпорация планирует возобновить производство Ил-114 с российскими двигателями ТВ7-117СТ на заводе в Луховицах, который будет выпускать по 12-18 самолетов в год. Общий объем выпуска, включая гражданские и специальные версии, может составить 100 машин. Первый полет обновленный Ил-114 должен совершить в 2018 году.

«Аэрофлот» против Минпромторга
Главная проблема, которую должна решить ОАК, связана не с разработкой или производством новых самолетов, а с их сбытом. Уже понятно, что «Суперджет» не достигнет показателя выпуска в 300 самолетов, необходимых для окупаемости проекта. МС-21 при нынешних объемах инвестиций окупится после продажи 200 самолетов. Уже выпускавшийся Ил-114 имеет наибольшие шансы окупиться – если запланированные 100 самолетов будут выпущены и проданы, проект можно будет считать коммерчески успешным.

Между тем, по оценкам Boeing, потребности российского рынка на обозримую перспективу будут составлять максимум 40 пассажирских самолетов всех типов в год. Маловероятно, что МС-21, SSJ-100 и Ил-114 займут весь этот объем. Хотя правительство делает для этого все возможное и невозможное. В частности, Минпромторг предложил отменить льготы на ввоз иностранных самолетов, что «установит таможенно-тарифную защиту внутреннего рынка в интересах российских воздушных судов — SSJ 100 удлиненной версии и МС-21-300».

Против данной новации активно выступил «Аэрофлот», в парк которого в 2018 году должен прийти 31(!) иностранный самолет. Компания направила письмо на имя первого вице-премьера Игоря Шувалова, в котором отмечается, что в случае приостановки льготного режима дополнительные расходы на ввоз самолетов превысят 25 млрд рублей. В результате «Аэрофлоту» придется уменьшить план закупок самолетов «как иностранного, так и российского производства», что не позволит расширить маршрутную сеть, «включая региональные и социально значимые маршруты».
Нереальный экспорт
Если даже главная российская авиакомпания не горит желанием отказываться от импорта самолетов ради поддержки Суперджета и МС-21, то что говорить об иностранцах. Тем более, что иностранным покупателям новых российских воздушных судов придется принимать во внимание кучу дополнительных рисков.

Во-первых, корпорация «Иркут» — производитель МС-21 – известна в мире как производитель истребителей. Первый гражданский самолет, выпущенный корпорацией, авиакомпании встретят с большой осторожностью. Речь о покупках можно будет вести только тогда, когда будет наработан опыт эксплуатации МС-21 в «Аэрофлоте» (которому придется приобретать новые самолеты в добровольно-принудительном порядке).

Во-вторых, любой новый самолет требует доводки и доработки, срок которой в среднем составляет около 15 лет. И ни одна серьезная авиакомпания не станет заказывать большие партии самолетов, не прошедших этот период. Но даже после этого новые производители, такие как «Иркут», могут рассчитывать лишь на заказы небольших перевозчиков, у которых нет собственных мощностей по техобслуживанию и ремонту самолетов. Именно такие компании меньше привязаны к лидерам рынка.

В-третьих, в 2018 году на рынок среднемагистральных самолетов выходит китайский C919, который, опираясь на массированную поддержку своего правительства, может стать серьезным конкурентом всем мировыми производителями.

Таким образом, как минимум в ближайшие 15-20 лет российское авиастроение будет планово-убыточной отраслью, живущей в значительной мере на бюджетные дотации. В этих условиях весьма велика вероятность того, что Министерство финансов пролоббирует очередную оптимизацию авиапрома, после которой от отрасли останется только экспортно-привлекательный военный сегмент.

Рубченко Максим
Подробнее:https://www.m24.ru/

По восходящей: какие новейшие разработки появляются в российской гражданской авиации

Каждый год 9 февраля в России отмечается День гражданской авиации. 94 года назад Совет труда и обороны СССР принял постановление о создании воздушного флота. Сегодня эта сфера всё ещё восстанавливается после упадка 1990-х годов — до сих пор в пассажирских перевозках задействована главным образом иностранная техника. В то же время уже сейчас отечественные конструкторы могут похвастаться уникальными разработками. О важности импортозамещения в самолётостроении и темпах проведения реформ в отрасли — в материале RT.
Значение гражданской авиации для страны площадью в 17 млн квадратных километров трудно переоценить. Значительная часть территории РФ — это труднодоступные районы, где нет автомобильных и железных дорог. Единственный способ коммуникации — это авиасообщение, без которого невозможно ни жизнеобеспечение граждан, ни нормальное экономическое развитие регионов.
Колоссальные природные богатства находятся в Арктике и Сибири, и эти районы слабо заселены. Хозяйственное освоение отдалённых регионов требует создания транспортной инфраструктуры. Наиболее простой способ — запуск регулярных рейсов вертолётов и самолётов, способных приземляться на грунт в любых погодных условиях.
Строить дороги в вечной мерзлоте — невероятно трудоёмкое и дорогостоящее мероприятие. Оптимальный выход заключается в налаживании постоянного воздушного сообщения. В связи с этим России необходима развитая малая, средне- и дальнемагистральная пассажирская авиация, надёжные транспортные самолёты и вертолёты различного класса.
Необходимость возрождения
Стоит признать, что ситуация в отрасли сложилась непростая. Гражданский авиационный парк значительно сократился за минувшие 25 лет, кризис 1990-х годов нанёс мощный удар по авиапрому, а в 2000-е годы перевозчики закупал преимущественно зарубежные машины.
«Не считая вертолётных площадок, в СССР было 1,4 тыс. аэродромов, включая грунтовые, сейчас — 159. Отток населения, которое жило в труднодоступной местности, вблизи заброшенных ныне аэродромов, составил 3 млн человек», — рассказал RT бывший заместитель министра гражданской авиации СССР, президент фонда «Партнёр гражданской авиации» Олег Смирнов.
По его словам, в 1990-е годы на балансе Министерства гражданской авиации СССР числилось 13,5 тыс. летательных аппаратов, а в год производилось более сотни самолётов.
«Сегодня 96% пассажироперевозок осуществляется судами иностранного производства. Россияне быстро привыкли к Boeing и Airbus, но нельзя забывать, что раньше мы ни в чём не зависели от Запада», — продолжил он.
Собеседник RT полагает, что руководство РФ прекрасно осознаёт необходимость возрождения гражданской авиации. «Да, многое было утрачено. Но это не повод опускать руки. Глупо отрицать, что у России нет потенциала для обеспечения внутренних потребностей. Это дело небыстрое. Может, пройдёт 10-15 лет, но западные самолёты непременно лишатся доминирующего положения на нашем рынке», — уверен Смирнов.
Первые плоды
Резкое ухудшение финансирования авиапрома и ликвидация Министерства гражданской авиации в 1991 году привели к отставанию прежде всего в материаловедении и двигателестроении. Именно в этих сферах сейчас идёт наиболее активная работа отечественных учёных и инженеров, и она приносит свои плоды.
Вице-премьер России Дмитрий Рогозин неоднократно возмущался из-за засилья зарубежной авиационной техники. В числе наиболее приоритетных гражданских самолётов он выделил три модели: Ил-114, МС-21, Ил-96.
Широко разрекламированный Sukhoi Superjet 100 тоже займёт свою нишу на внутреннем рынке, однако его производство нуждается в серьёзных изменениях. Лайнер примерно наполовину состоит из иностранных компонентов. На SSJ 100 установлена авионика французской компании Thales, двигатель SaM146 — французской PowerJet, а кислородная система, двери и внутреннее убранство — продукт американской B/E Aerospace.
В конце января 2017 года Рогозин заявил, что в марте состоится первый полёт среднемагистрального МС-21 — детища корпорации «Иркут» и ОКБ Яковлева. Машина должна заменить отечественный Ту-204 и стать конкурентом американского Boeing 737 и франко-немецкого Airbus A320.
Планируется осуществлять выпуск моделей двух типов. Первый — МС-21-200 — будет более компактным и сможет вмещать в зависимости от компоновки от 132 до 153 пассажиров. Второй — МС-21-300 — окажется длиннее младшего брата на восемь метров и сможет брать на борт от 163 до 181 пассажира.
Инженер-технолог одного из высокотехнологичных предприятий сообщил RT, что МС-21 — это без сомнения прорывная разработка, пусть и не во всём превосходящая западные аналоги.
«Это абсолютно новый конкурентноспособный самолёт. В нём заложен инновационный фюзеляж, который имеет расширенный проход, — пояснил эксперт. — Крылья МС-21 выполнены по технологии вакуумной инфузии, которая запатентована российскими инженерами. Крыло полностью выполнено из композитных материалов — это так называемое «чёрное крыло». Суть в том, что в качестве наполнителя для него используется углеродное волокно. Конструкция легче алюминия, но прочнее любого металла, из которого обычно изготавливают самолёты».
По его словам, уменьшение массы лайнера позволило снизить расход топлива и увеличить грузоподъёмность. Специалист утверждает, что никто в мире не использовал столько композитных материалов в конструкции крыльев. В этом, как он полагает, состоит главный успех отечественных конструкторов.
Положительная динамика
Двухмоторный турбовинтовой Ил-114, о котором упоминал Рогозин, разрабатывался в 1980-х годах в качестве замены устаревшему Ан-24. Это ближнемагистральный самолёт (64 пассажира), предназначенный для перевозки людей на несколько сотен километров.
Особенность Ил-114 в том, что машина может приземляться на грунтовые аэродромы. В связи с этим эксперты солидарны во мнении, что появление на рынке этого самолёта станет долгожданным толчком к развитию малой авиации.
До 2012 года Ил-114 выпускался на авиационном заводе в Ташкенте. В 2014 году президент РФ Владимир Путин поручил развернуть серийное производство в России. В итоге было принято решение модернизировать ташкентский вариант Ил-114 и наладить выпуск на площадках РСК «МиГ» в подмосковных Луховицах и на нижегородском заводе «Сокол». Первые Ил-114 должны покинуть цеха в 2019 году.
Также власти РФ нашли замену дальнемагистральным A330, A340, A380, Boeing 777 и Boeing 787. Выбор пал на Ил-96 — лайнер, на котором летает президент РФ. В зависимости от количества кресел машина будет выпускаться в двух вариантах: Ил-96-300 и Ил-96-400. Производство развёрнуто на Воронежском авиационном заводе. Ожидается, что через два года машины уже смогут подняться в воздух.
Конкретных планов по количеству выпускаемых новых самолётов сейчас нет, из уст чиновников можно услышать разные цифры. Эксперты полагают, что российским предприятиям под силу ежегодно выпускать по два-три Ил-96, 12 Ил-114 и несколько десятков МС-21. Объединённая авиастроительная корпорация (ОАК) намерена производить по 60 МС-21.
Главный редактор портала Аviaru.net Роман Гусаров предполагает, что на внутреннем рынке будет спрос на такой объём выпуска. По мнению эксперта, самые большие шансы на коммерческий успех у МС-21, который он назвал «последним словом техники»:
«Эти самолёты найдут покупателей и будут продаваться. Если всё получится и МС-21 подтвердит хорошие технические характеристики, обещанную надёжность, а также получит хорошую систему техподдержки и финансирования продаж, то сможет вытащить всю нашу гражданскую авиацию и наш авиапром. Дело в том, что две трети самолётов российского парка относятся к классу МС-21».
В то же время эксперт призвал не питать иллюзий относительно способности российской промышленности обходиться без иностранных комплектующих. «Реальность такова, что любой самолёт производится в достаточно широкой международной кооперации. Здесь нет исключений. Однако зависимости от Запада можно избежать в двигателестроении. Сейчас мы это видим на примере SSJ 100, которому должны поставить российский двигатель», — заметил Гусаров.
«В целом в российском авиапроме динамика положительная, хотя результаты пока не очень значительные. Это связано с тем, что период разработки, создания, модернизации производства — это минимум десятилетия. Рано или поздно те капиталовложения, которые сделало государство по вводу новой техники, принесут плоды, и количество перейдёт в качество. Первый шаг — SSJ 100 — сделан, вторым шагом является МС-21», — подчеркнул собеседник RT.
Вопрос национальной безопасности
В России сохранились площадки для высокого по нынешним меркам темпа производства самолётов, считает Олег Смирнов. Он напомнил, что Советский Союз экспортировал самолёты в 40 стран мира, и России необходимо стремиться к этой планке, параллельно вытесняя импортную технику на внутреннем рынке.
«В 1970-е годы в СССР была создана передовая гражданская авиация. Не буду лукавить, она в целом уступала по качеству западной. Но мы крепко удерживали второе место, а некоторые модели поражали американцев своей находчивостью и оригинальностью. Из-за громадной территории мы обречены быть великой авиационной и самолётостроительной державой», — заявил RT Смирнов.
Президент фонда «Партнёр гражданской авиации» подчеркнул, что развитие воздушного флота — это, по сути, вопрос национальной безопасности: «Гражданская авиация — важный объединяющий фактор для нашей страны, который обеспечивает каждому гражданину конституционное право на свободное перемещение».
«А теперь представьте, что против нас вводят очередные санкции, которые касаются поставок Airbus и Boeing и запчастей к ним. Что произойдёт с нашей гражданской авиацией? Сколько мы ещё будем летать? Поэтому я категорически против разговоров о том, что нам не нужны собственные самолёты. Пусть они будут немного хуже, но мы будем спокойны за страну», — отметил Смирнов.
По его мнению, в России необходимо создать отдельный полномочный орган, который бы отвечал за ситуацию в гражданской авиации: «Этот институт должен подчиняться правительству РФ, а не Минтрансу, при этом его руководитель должен нести персональную ответственность».
«У отрасли нет хозяина. Функции регулирования и контроля размазаны между Минтрансом, Минпромторгом, Росавиацией, Объединённой авиастроительной корпорацией (ОАК) и Ростехнадзором. Не важно, как будет называться ведомство, о котором я говорю, но важно собрать все функции в кулак, поставить чёткие задачи и отчитываться о их выполнении», — призвал собеседник RT.

Алексей Заквасин, Надежда Алексеева, Кристина Хлусова
https://russian.rt.com/

В России разрабатывают бомбардировщик для выполнения задач в космосе

МОСКВА, РИА Новости. В России разрабатывается гиперзвуковой стратегический бомбардировщик, способный наносить удары из воздушного пространства и космоса, сообщил РИА Новости преподаватель филиала Военной академии Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) подполковник Алексей Солодовников.
Ранее командующий РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев сообщил, что серпуховский филиал Военной академии РВСН имени Петра Великого разработал и испытал двигатель для перспективного воздушно-космического самолета.
«Задумка такая: с обычных аэродромов он будет взлетать, патрулировать воздушное пространство. По команде — выход в космос, для выполнения поставленных ударных задач, и возвращается обратно на свой аэродром. Это стратегический самолет», — сказал Солодовников.
Он добавил, что новая машина будет обладать широкими возможностями и сможет за один-два часа достичь любой точки планеты через выход в космос.
«Мы привлекаем ЦАГИ (Центральный аэрогидродинамический институт), потому что они должны будут помогать с планером, сейчас будем определиться с характеристиками самолета. Я так думаю, что стартовая масса будет тонн 20-25, чтобы он был ударным. Планируется, что будет гиперзвук на ракетном режиме», — отметил Солодовников.
Опытный образец двухконтурного двигателя, который сможет работать в атмосфере и переключаться в космический режим полета, будет создан к 2020 году.

https://ria.ru/

Российские истребители пятого поколения будут неуязвимы

Российские истребители пятого поколения будут неуязвимы к средствами радиоэлектронного подавления противника
В настоящее время в России проходят тестовые испытания восемь истребителей пятого поколения Т-50 ОКБ Сухого. Российский истребитель пятого поколения будет способен контролировать свое положение в пространстве и время полета. Кроме того, самолет также сможет отслеживать электромагнитный спектр. Это сделает воздушное судно неуязвимым к средствам радиоэлектронного подавления противника, сообщают Известия.
Также новейшие машины смогут обнаруживать цели своими локаторами и будут наводить на них ракеты и высокоточные бомбы. При этом сам истребитель будет закрыт установленными на ее борту системами РЭБ. Как рассказал изданию заместитель генерального директора по НИОКР бортового оборудования концерна Радиоэлектронные технологии (КРЭТ) Гиви Джанджгава, современные летательные аппараты достигли такого уровня, что специалисты уже не в состоянии резко повысить их возможности.
При этом создание новых мозгов бортового оборудования дает увеличение эффективности в разы, отметил он. Напомним, сейчас в России проходят тестовые испытания восемь истребителей пятого поколения Т-50 ОКБ Сухого.
Т-50 (проект ПАК ФА) российский самолет пятого поколения, который оснащен принципиально новым комплексом авионики и перспективной радиолокационной станцией с фазированной антенной решеткой. Первый полет Т-50 состоялся в 2010 году в Комсомольске-на-Амуре, впервые воздушное судно показали в 2011 году на салоне МАКС в Жуковском.

https://news.rambler.ru/weapon/

СР-10 станет новой «партой» российских военных летчиков

Российские ВВС уже в ближайшее время начнут получать совершенно новый самолет, и это будет не продукция известных со времен СССР конструкторских бюро. Учебно-тренировочный самолет СР-10 даст шанс вылечить от старых болезней систему подготовки российских военных летчиков. Особое спасибо за это следует сказать текущему конфликту с Западом.
Как сообщают источники газеты ВЗГЛЯД, уже до конца текущей недели ожидается подписание контракта между Минобороны и частной самолетостроительной корпорацией «Современные авиационные технологии» на производство и поставку нового учебно-тренировочного самолета СР-10.
«Права на вполне подходящий ТВД-10 вместе с техдокументацией на самолет Ан-28 были переданы в свое время заводу PZL Melеc. Надо полагать, что поляки скорее сровняют свой завод с землей, чем вернут права России»
Некоторые специалисты полагают, что самолету с такими летно-техническими характеристиками не найдется места в системе подготовки летных кадров для ВКС России. Но есть и другое мнение: в связи с событиями последних дней он, напротив, может оказаться крайне востребованной машиной.
Введение в специальность
Согласно современным взглядам на обучение боевых летчиков, оно осуществляется в три этапа – начальной, основной и повышенной подготовки. Самолеты начальной подготовки представляют собой простые машины, которые должны прощать курсантам небрежное пилотирование, выдерживать грубые посадки и быть при этом максимально безопасными и дружественными к летчику. Короче – что-то вроде легендарного У-2. Прежде для этих целей использовались либо спортивные, либо легкие гражданские самолеты, приспособленные под требования военных.
В ходе базовой или основной подготовки используются самолеты более солидные, с «повадками» и характеристиками, напоминающими боевые машины. Как правило, это самолеты специальной постройки.
Наконец, полученные навыки шлифуются на самолетах повышенной подготовки. Их характеристики вплотную подходят к характеристикам боевых машин или даже равны им. Обычно они способны обеспечивать применение реального вооружения и могут выступать в роли легких штурмовиков и истребителей.
Порядка 30 лет назад в качестве самолетов начальной подготовки использовались или спортивно-пилотажные, или простенькие гражданские машины общего назначения вроде американских «Цесн» или советских Як-18.
На этапе основной подготовки в СССР и странах ОВД использовали легкие реактивные самолеты чехословацкого производства AERO L-29 Delfin и пришедшие им на смену AERO L-39C Albatros. Около 150 «Альбатросов» до сих пор составляют основу учебного парка российских ВКС. В то же время на Западе в этой роли выступали чрезвычайно удачные французские самолеты Fouga Magister, итальянские Aermacchi MB-326, британские BAC Jet Provost и ряд других легких реактивных машин разработки середины 50–60-х годов.
Время «халявного» топлива кончилось с началом кризиса 1973–1974 годов, и многие страны озаботились заменой реактивных машин на самолеты с менее прожорливой турбовинтовой установкой. Собственно, в США озаботились этим вопросом еще раньше, подсчитав, что больше всего летных часов в обучении курсанта приходится именно на этот этап. Там самолетом основной подготовки был турбовинтовой Beechcraft T-34C Turbo-Mentor, поставлявшийся во многие страны.
Однако со временем разрыв в ЛТХ учебных и боевых самолетов нарастал. Потребовался переходный самолет, на котором можно было отрабатывать такие элементы боевого применения, как маневрирование и упражнения с оружием. В США такой самолет был – это сверхзвуковой двухмоторный Northrop Т-38 Talon, из которого позже получился неплохой легкий истребитель F-5; обе машины до сих пор состоят на вооружении в некоторых странах.
Результатом работ германо-французского консорциума стал учебно-боевой/учебно-тренировочный самолет и легкий штурмовик Alpha Jet. Британцы создали очень удачный переходный Hawker Hawk. Озаботились наличием таких машин и Италия с Японией.
Советские традиции
Иное дело СССР. Хотя учебно-боевые модификации «Альбатроса» L-39 ZA/ZO были созданы в Чехословакии, в СССР эти модификации не поставлялись, а базовая (и единственная у нас) модификация L-39C позволяла отрабатывать применение лишь очень ограниченного состава вооружения.
Для повышенной летной подготовки на просторах одной шестой части суши традиционно использовались так называемые спарки – двухместные модификации боевых самолетов. Но если сверхмассовый МиГ-15 УТИ закрывал все потребности в обучении пилотов управлению реактивными самолетами второго поколения (от собственно МиГ-15 до сверхзвукового МиГ-19), то с переходом на технику третьего поколения началось уже форменное безобразие.
Буквально для каждого одноместного самолета (с двухместным Су-24 было несколько проще) выпускалась отдельная учебная разновидность. На этих самолетах натаскивали курсантов в училищах после начала их специализации, на них же шлифовали летное мастерство в частях, которым обычно придавались две–четыре таких машины на полк. На 15 (если без модификаций) моделей одноместных самолетов, условно говоря, «истребительного типа» (включая штурмовики Су-25, состоявшие на вооружении ВВС СССР с 1956 по 1991 годы) приходилось 12 типов «спарок». Так, пилотов для МиГ-23 и Миг-27, очень близких по ЛТХ, готовили на МиГ-23УТИ, на МиГ-31, часть программы – на МиГ-25У.
Советское военное руководство считало, что таким образом упрощает снабжение единого парка учебных и учебно-боевых самолетов одними и теми же комплектующими, но на деле это было совсем не так. Унификация «спарок» и одноместных машин по агрегатам составляла в лучшем случае 80% для МиГ-21, в худшем – 60% для Су-17УМ3.
Тем не менее созданием единого типа переходного учебно-боевого самолета для повышенной летной подготовки тогда никто не озаботился. Никто не думал и о расходе топлива прожорливыми двигателями «спарок». Стоит также заметить, что «спарки», как правило, стояли в планах КБ и заводов далеко не на первом месте, порой их запускали в производство уже по окончании основной серии (как случилось с Су-9, например). Отсюда вытекали и повышенная аварийность, и задержки с вводом в строй молодых летчиков, и длительные сроки освоения новой техники.
Наследственные болезни
Эту откровенно порочную ситуацию российские ВКС расхлебывают до сих пор. Хотя конкурс на создание самолета повышенной летной подготовки был объявлен еще во времена СССР, перестройка и последовавшие за ней катастрофические для «оборонки» события отодвинули его окончание почти на 15 лет. Во многом в этом виноваты сами военные, в нулевых долго колебавшиеся в выборе между двумя победителями: МиГ-АТ и Як-130. Тем временем за отсутствием финансирования программа МиГ-АТ тихо скончалась, а яковлевская машина выжила исключительно благодаря сотрудничеству с инозаказчиками.
По мысли военного руководства, Як-130 должен был заменить собой и чешские «элки» в качестве самолета основной подготовки. Теоретически это позволило бы обойтись всего двумя типами учебных самолетов: Як-152 для первоначальной подготовки и Як-130 для основной и повышенной. Как бы не так.
Слишком уж «серьезным» получился 130-й для многих задач, обычно решаемых на втором – основном – этапе подготовки молодых летчиков. Да и стоимость летного часа для двухдвигательной машины (а такой она стала из соображений безопасности по требованию МО) не так уж мала: часовой расход одного двигателя АИ-222 на бесфорсажном режиме составляет около 960 кг авиационного керосина, то есть более двух тонн на круг. При этом цена за борт в 7 млн долларов была фактически навязана производителю заказчиком путем «выкручивания рук»: она покрывается за счет инозаказчиков и не исключено, что может возрасти в будущем. А 13–17 млн (в зависимости от комплектации) для инозаказчика – это цена полноценного истребителя 4-го поколения на вторичном рынке или же новейшего легкого истребителя FC-1/JF-17 китайского или пакистанского производства.
Тут было бы логичным задуматься о турбовинтовом самолете с современным экономичным двигателем мощностью 950–1200 л. с., наподобие бразильского Embraer Tucano, швейцарских Pilatus PC-7/9/21, их американского клона Т-6 Texan II и им подобных. Но дело в том, что в России такого мотора нет, как не было его и в СССР.
Получается порочный круг: или придется разрабатывать самолет под несуществующий двигатель, или двигатель под несуществующий самолет. Рано или поздно легкий турбовинтовой двигатель тысячесильного класса создавать все равно придется, но, учитывая страшную неповоротливость нашего двигателестроения и неприлично большие сроки новых разработок, ждать придется не менее 15 лет.
Угроза шантажа
Если взглянуть на ситуацию со стороны «учебной парты», положение тоже не выглядит блестяще. С конца 1950-х годов в стране выпускается один-единственный тип поршневого авиамотора, пригодного для установки на самолет первоначального обучения. Это девятицилиндровый однорядный звездообразный мотор воздушного охлаждения Ивченко М-14, из которого за годы производства, как кажется, вытянули все возможные резервы модернизации. Но вот беда: с 1994 года новые моторы этого типа в России вообще не выпускаются. Более того: этот мотор потребляет высокооктановый этилированный бензин, а производство такого вида топлива стремительно сокращается во всем мире, включая и нашу страну, с перспективой полного свертывания в ближайшие два десятилетия.
Между тем, по заверениям разработчиков, назначенный срок службы Як-152 будет составлять более 30 лет.
Выходов тут два: или возобновление производства АИ-14 с переводом его на автомобильный бензин, или использование авиационного дизеля, работающего на том же топливе, что и реактивные/турбовинтовые двигатели. А поскольку Як-152 – самолет продвинутый и напичканный разным спецоборудованием, включая катапультные кресла СКС-94М, он получился тяжелее своего достаточно примитивного предшественника Як-52, который, будучи оснащен тем же мотором М-14П в 360 л. с., сегодня тянет лямку основной «учебной парты».
Как видно из ранних эскизов и моделей, первоначально Як-152 должен был быть оснащен одной из модификаций единственного имеющегося двигателя: под его капотом явно угадывается «звезда». Но 360 сил для потяжелевшего самолета – маловато, а его более мощная модель М-14Х была выпущена лишь малой серией. Сомнительно, что со старым мотором Як-152 сможет развить заявленные производителем 500 км/ч – в противном случае это был бы рекорд всех времен для самолетов со звездообразными моторами такой мощности.
Поскольку при переводе авиамоторов на автомобильный бензин их мощность неизбежно падает (как, кстати, и надежность), а о возобновлении производства ничего не слышно, Минобороны и КБ пошли на сознательный риск: первый летный прототип Як-152 оснащен немецким авиадизелем RED A03T. Если заявленные производителем характеристики верны, то этот четырехтактный 12-цилиндровый V-образный дизель воздушного охлаждения, созданный на базе двухлитрового автомобильного мотора «Мерседес», является одним из лучших в мире в классе 500-сильных двигателей.
На этот перспективный двигатель, способный отчасти скомпенсировать отсутствие турбовинтового мотора в том же классе мощностей, российский авиапром возлагает большие надежды. Например, парой таких моторов оснащен прототип туполевского тяжелого беспилотника большой дальности действия «Альтиус-М» («Альтаир»), который проходит летные испытания с 2015 года. Размеры «Альтаира» примерно соответствуют типичному среднему бомбардировщику Второй мировой. Подойдут эти движки и для одномоторных ударно-разведывательных БПЛА меньшей размерности.
«Крыло обратной стреловидности, редко применяемое на практике – не более чем дань моде и желанию заявить: «Мы сделали это!»
Однако, несмотря на то, что двигатель создан на деньги российского холдинга «Финам» (по слухам – ему же принадлежат и права на него) и нашим соотечественником Владимиром Райхлиным (один из авторитетнейших специалистов в области двигателестроения), это все-таки немецкий мотор, в котором используются западные технологии. Один чих – и ВКС остаются без двигателя для критически важного летательного аппарата даже в том случае, если в Россию будет передан полный комплект технологической документации. А про локализацию производства в РФ пока что ничего конкретного не слышно.
Таким образом, очевидно, что, несмотря на пожелания Макетной комиссии МО «обеспечить Як-152 альтернативной силовой установкой», реальной альтернативы ей на сегодня нет. Но заказ на 150 таких самолетов уже выдан, а деньги выделены, даже несмотря на возможную перспективу срыва поставок – настолько «припекло».
Потому спроектированный «частниками» СР-10 (Самолет Реактивный со стреловидностью -10 градусов) может на определенный период стать настоящей палочкой-выручалочкой, если программа Як-152 окажется под угрозой срыва.
Плюсы и минусы
Несмотря на доминирование поршневых машин в качестве самолетов первоначального обучения, некоторые страны (например, Италия, Аргентина, Чили) используют в этой роли и легкие реактивные самолеты. В этом есть резон: навыки пилотирования винтовой и реактивной машины несколько различаются. Есть и другие аргументы в пользу такого подхода, например отпадает необходимость в инженерах-двигателистах, специализирующихся на поршневых моторах. Судя по комплексу характеристик, СР-10 вполне может соответствовать требованиям, предъявляемым как к самолету первоначального обучения, так и к самолету основной подготовки.
В принципе, особенно выдающимися характеристиками этот самолет не обладает. Но этот аппарат оснащен всего одним двигателем (пока – украинского производства, в серии будет российский), что автоматически снижает стоимость летного часа. Предполагаемый мотор АЛ-55 (производства «Сатурн») имеет меньшую тягу, чем один из двух двигателей АИ-222 на Як-130. Конечно, он не будет столь же экономичным, как поршневой, но на безрыбье и такой рак считается жирным. Тем более, по критерию материалоемкости СР-10 выглядит достаточно привлекательно: его взлетный вес составляет чуть более трех тонн по сравнению с 10 тоннами у Як-130. Соответственно, стоимость машины обещает быть заметно ниже – в пределах 3,5–4,5 млн долл. для внутренних поставок.
Однако летающая машина в эффектной ярко-красной ливрее пока что не более чем технологический демонстратор. Ее еще придется какое-то время «допиливать». В условиях такого предприятия, как Смоленский авиационный завод (входит в корпорацию «Ракетные системы»), и при достаточном финансировании это реально сделать в разумные сроки.
Также, согласно не подтвержденной официально информации от источника, близкого к процессу испытаний, прототип СР-10 страдает рядом «детских болезней». К примеру, его посадочная скорость – критический параметр для самолета начальной подготовки – выше, чем у обоих самолетов яковлевского КБ. Кроме того, существует мнение, что масса самолета великовата для двигателя тягой 1700 КГс. Но в серии на нем будет стоять более тяговитый мотор, а проблемы с недостаточным соблюдением весовой культуры, видимо, неизбежны для КБ, не имеющего длительного опыта проектирования самолетов. Впрочем, судя по имеющимся в Сети видео, даже с временным мотором аппарат в воздухе имеет очень недурную динамику.
В свете предстоящей адаптации самолета к условиям серийного производства и лечения «детских болезней» в заявления производителя о том, что первые серийные экземпляры будут переданы МО в конце 2018 года, верится с трудом. Более реальные сроки – три–четыре года.
В заключение следует отметить, что внезапный интерес, проявленный МО и ВКС к данному самолету, во многом вынужденный. Помимо советского наследия и игнорирования проблем с силовыми установками для легкой авиации, тут, несомненно, сыграли свою роль и нынешние отношения с Западом. В противном случае СР-10 вряд ли вышел бы из стадии интересного опытного образца.

Фото: Марина Лысцева/ТАСС
Текст: Геннадий Нечаев
https://vz.ru/

«Самолет может находиться в небе без дозаправки 25 часов»

«Сегодня за Уралом, в Сибири много деревень, из которых можно только улететь. Но билеты проданы на три месяца вперед. А если надо в больницу на операцию?» – говорит директор СибНИА им. Чаплыгина Владимир Барсук, который приложил руку к созданию нового цельнокомпозитного «кукурузника», способного решить проблему мобильности российской глубинки.
На прошлой неделе в Новосибирске стартовали летные испытания цельнокомпозитного самолета ТВС-2ДТС, который должен стать новым современным «кукурузником» вместо Ан-2. Первые полеты подтвердили заявленные расчетные данные по летным и прочностным характеристикам, отмечают в Сибирском научно-исследовательском институте им. Чаплыгина (СибНИА). И уже в воскресенье самолет совершил самостоятельный беспосадочный перелет в Москву для участия в летной программе Международного авиакосмического салона (МАКС-2017). Перелет занял 11 часов 20 минут. СибНИА уже ведет переговоры с Улан-Удэнским авиационным заводом о выпуске первых пяти машин для запуска серийного производства.
«Cessna не конкурент: она берет в два раза меньше груза и преодолевает расстояние в два раза короче»
В чем превосходство нового «кукурузника» над легендарным Ан-2, какие современные технологии были использованы и выстроились ли в очередь первые заказчики, в интервью газете ВЗГЛЯД рассказал директор СибНИА им. Чаплыгина, летчик-испытатель к.т.н. Владимир Барсук.
ВЗГЛЯД: Уже были первые полеты самолета в моноплановом варианте (в декабре 2014 года) и в полной бипланной конфигурации с новым крылом (июнь 2015 года). Почему потребовалось создавать цельнокомпозитный самолет?
Владимир Барсук: Раньше были скорее демонстраторы технологий. Когда мы получили характеристики моноплана, поняли, что они укладываются в обычный Ан-2. Биплан, который летал в Геленджике, – это, по сути, была отработка профиля и распределение нагрузок на крыло в полете. Здесь мы решали исследовательские задачи. Но о полноценных самолетах говорить было нельзя. Теперь мы создали демонстратор, на основе которого можно создать серийный самолет. Крыло и хвостовое оперение останутся без перепроектирования. Мы еще проведем испытания фюзеляжа, найдем и доработаем узкие места, но концептуально самолет останется в том виде, в котором есть сейчас. Аэродинамические и взлетно-посадочные характеристики будут соответствовать тем, которые мы получаем сегодня.
ВЗГЛЯД: То есть сейчас это тоже демонстратор технологий?
В. Б.: Мы сделали демонстратор размерности Ан-2, но серийный самолет будет иметь больше возможностей. Просто размеры однодвигательного самолета таковы, что позволяют все эти результаты применять на 19-местном самолете. И вторая причина – за 70 лет заменить Ан-2 никому не удалось. 700 самолетов летают до сих пор в России, по миру – более 4,5 тыс.
Самолет, который будет запускаться в серию, – это вообще побочный продукт. Основная задача в рамках контракта Минпромторга – создание самих технологий, проектирование, проведение испытаний и т.д. для создания современных летательных аппаратов. И вот один такой летательный аппарат создан и прилетел на авиасалон МАКС-2017. Самолет прилетел из Новосибирска в Москву без посадки, преодолев около 3000 км. У нас осталось 800 литров топлива, этого хватило бы еще на 6 часов полета. Хотя мы заполнили баки не полностью. Самолет может находиться в небе без дозаправки 25 часов. Возможность находиться в воздухе долго – важное преимущество. В Арктику, например, сложно летать, потому что там нет заправок. Этот самолет решает эту проблему. У него много таких возможностей, с которыми ни один другой самолет не справится.
ВЗГЛЯД: Почему цельнокомпозитный, а не металлический самолет? Дань моде?
В. Б.: Создание самолетов из новых углеродных материалов – это очевидный мировой тренд сегодня. Даже большие авиастроительные корпорации двигаются в сторону композитов. Их используют на «Боинг-787» и А-350. Это современные технологии изготовления самолетов. Кроме того, мелкосерийное производство лайнеров из композита от трех до пяти раз менее трудоемкое на различных этапах. Кроме того, металл в цене не падает, а вот технологии с использованием композитов, как электроника, со временем дешевеют. Поэтому можно прогнозировать существенное удешевление композитов, а также улучшение прочностных характеристик, в том числе и усталостных.
ВЗГЛЯД: А вы используете те же композитные материалы и технологии, что используются и при создании МС-21?
В. Б.: На МС-21 используют метод вакуумной инфузии, а у нас – препреговая технология. Это абсолютно разная идеология. Мы берем импортные препреги (композиционные материалы-полуфабрикаты) – это основа создания композита, а вот порядок выкладки и цикл термообработки – это результат наших научных исследований, это уже наше ноу-хау. Тем самым мы получили более прочный и интересный материал.
ВЗГЛЯД: А как же импортозамещение? Почему отечественные препреги не использовали?
В. Б.: Препреги отечественного производства, к сожалению, по большинству характеристик хуже, чем зарубежные. Для более высокой отдачи мы взяли материал, который будет лучше. Можно взять и отечественные препреги, но самолет будет тяжелее и топливная экономия будет хуже.
ВЗГЛЯД: В чем же новый кукурузник превосходит старый?
В. Б.: Новый самолет перевозит в два раза больше груза. Если Ан-2 максимум 1500 кг груза может перевозить, то наш самолет – 3 тонны. Крейсерская скорость у старого кукурузника 180–190 км/ч, у нового – 290–300 км/ч. Эту скорость мы получили сейчас, но после доработки по винту, скорее всего, будет 330–340 км/ч. Ан-2 может лететь без дозаправки лишь на расстояние 1200 км, а у нашего самолета дальность полета – более 4000 км.
Применение современных технологий позволило увеличить максимальный взлетный вес самолета. У Ан-2 – это лишь 5,5 тонны, у нашего – 7,3 тонны. Все это вместе позволило увеличить производительность самолета по сравнению с Ан-2 в три–четыре раза. Например, Ан-2 везет 1500 кг со скоростью 180 км/ч при дальности полета 300–400 км, а новый самолет везет 3 тонны груза со скоростью 300 км/ч на дальность порядка 700–1000 км.
Основное достижение – это, конечно, создание не металлического, а цельнокомпозитного кукурузника. Здесь новая кабина, абсолютно другая система отображения полетной информации для летного состава.
ВЗГЛЯД: Но при этом удалось сохранить то лучшее, что было у Ан-2? Например, посадка на неподготовленной местности?
В. Б.: Посадочные мощности сохраняются как у Ан-2. Он летает на тех же самых низких скоростях, садится на неподготовленные площадки, а это важный фактор для России. Та же простота обслуживания, доступность для летчиков средней квалификации. Летчик Ан-2 без контрольного полета сядет на этот самолет и спокойно слетает: нет никакой разницы на взлете и посадке. Это очень важно, на мой взгляд.
При этом значительно упростится система технического обслуживания, мы сделали более правильную заправку. Композитный самолет дольше служит, не требуется делать многих вещей. А авионика, которая на нем установлена, позволяет летать в более сложных погодных условиях, чем летает Ан-2. Например, в Арктике.
ВЗГЛЯД: Когда планируется сделать все доработки, сертифицировать и пустить в серию новый самолет?
В. Б.: Сертифицировать самолет и запустить его в серию можно в течение полутора–двух лет.
ВЗГЛЯД: Сколько будет стоить серийный самолет?
В. Б.: По нашим оценкам, 2,5–3 млн долларов.
ВЗГЛЯД: Может ли кто-то конкурировать с новым цельнокомпозитным кукурузником?
В. Б.: Cessna ему не конкурент: она берет в два раза меньше груза и преодолевает расстояние в два раза короче. Основной конкурент, который сегодня есть, – это американский сельскохозяйственный самолет АТ-802 («воздушный трактор»). Но это одноместный самолет, который применяется для авиационно-химических работ и тушения пожаров. Других конкурентов нет.
ВЗГЛЯД: А как обстоит дело с заказчиками? Проявляют ли коммерческий интерес к новому кукурузнику?
В. Б.: Самолет начал только летать, поэтому говорить о заказчиках преждевременно. К тому же, нельзя сказать, что наши компании готовы к этому самолету. Это не Ан-2, это совсем другой самолет с другими скоростями и возможностями. Ни одна компания подобный самолет не эксплуатирует. Но я думаю, что его появление должно привести к изменению логистики транспортных перевозок. Это, в первую очередь, транспортный, а не пассажирский самолет.
ВЗГЛЯД: Например, для чего его можно использовать, кроме Арктики?
В. Б.: Сегодня за Уралом, в Сибири много деревень, из которых можно только улететь. Но билеты проданы на три месяца вперед. А если надо в больницу на операцию? Такого не должно быть. Чтобы решить проблему мобильности, нужен такого рода самолет, который может из Новосибирска в деревню увезти 14 человек или грузы. Однако компаний, желающих заняться решением такой проблемы, нет. Перевозчикам выгодней налетать условно 100 часов на вертолете Ми-8, перевозя 20 человек, и заработать 200–250 тыс. рублей в час, чем налетать те же 100 часов на кукурузнике за 50 тыс. рублей в час.
ВЗГЛЯД: Государство должно помочь развитию малой авиации?
В. Б.: Минтранс должен как-то решать эту задачу, но он пока ее никак не решает. Поэтому, я думаю, надо сначала дать инструмент (самолет), а потом появятся новые маршруты и компании, желающие эксплуатировать новый кукурузник. Потому что перевозки на нашем самолете рентабельней, чем на Ан-2. По расходу топлива он на 30% экономичней, чем кукурузник 1947 года выпуска.
Мы создали по заказу Минпромторга технологии, которые теперь можно использовать для малой авиации. Из кукурузника можно сделать транспортный, учебно-тренировочный, спортивный самолет. Не делать этого предлагаете? Давайте тогда мы станем Банановой республикой и будем закупать Cessna. Но Cessna, кстати, тоже уже не популярны в России: было 25, осталось 5.

Фото: кадр из видео
Текст: Ольга Самофалова
https://www.vz.ru/

Первый Ту-160М2 поступил в цех окончательной сборки

На казанском авиазаводе имени Горбунова (КАЗ) отбуксирован в цех окончательной сборки прототип стратегического бомбардировщика Ту-160М2. Самолет с заводским номером 804 взят из задела, оставшегося с советских времен, и станет демонстрацией того, насколько казанские авиастроители и Россия в целом способны возобновить производство таких сложных систем.
В 1992 году сборка стратегических бомбардировщиков в Казани была остановлена, но на заводе осталось четыре задела в разных степенях готовности, пишет военный блог со ссылкой на заводскую газету «Вперед!» и казанское издание «БИЗНЕС Online». Два из них были достроены в 2000 и 2008 году, два других — сохранены.
В феврале 2017 года министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров подтвердил, что первый прототип обновленного Ту-160 будет собран из заводского задела. » Нам надо поднять первую машину в 2018 году», — сказал министр. Это будет не полноценный Ту-160М2, а демонстрация способностей КАЗ к восстановлению едва ли не самого сложного в стране производства.
Завершение опытно-конструкторских работ по новому «стратегу» запланировано на 2021 год, в 2020 будет создан современный комплекс бортового радиоэлектронного оборудования. Серийная сборка новых двигателей НК-32-02 для Ту-160М2 на ПАО «Кузнецов» только началась. Да и оружие будущего бомбардировщика — стратегическая крылатая ракета большой дальности под индексом Х-БД, — пока разрабатывается. Известно, что она будет иметь дальность полета около семи тысяч километров, очень высокую скорость и искусственный интеллект.
— В новом комплексе ракета будет главным компонентом. Она сама будет решать, когда, куда, на какой высоте и скорости лететь. А самолет станет только средством доставки в точку пуска, — рассказал главком ВКС России генерал-полковник Виктор Бондарев.
Работа по сборке первого Ту-160М2 идет почти в круглосуточном режиме, этот проект для КАЗ — знаковый. Необходимо сформировать и испытать гермокабину, собрать консоли крыльев изменяемой стреловидности и состыковать их с поворотным узлом, испытать на герметичность кессон-баки и смонтировать ряд самолетных систем.
— Эта машина для нас особая. Работа на первом самолете в объеме агрегатно-сборочных производств помогла создать коллектив, который станет основой будущего производства. Конечно, много шишек набили. Но главное — результат: молодые ребята — те, которые о строительстве Ту-160 знали только в теории, — научились строить этот самолет и оттачивают свое мастерство, — рассказал руководитель работ по 804-й машине, первый заместитель директора КАЗ Зуфар Миргалимов. — Впереди не менее важный этап — окончательная сборка 804-й машины и передача ее в октябре на летно-испытательную станцию.
До выкатки обновленного бомбардировщика Ту-160 осталось несколько месяцев, сообщил недавно официальный блог Объединенной авиастроительной корпорации.

https://rg.ru/2017/07/11/

Прекращение производства Ан-148 в РФ — тяжёлый удар по авиастроению Украины

Насколько важен пассажирский самолёт Ан-148 для России и Украины?
Утром 26 июня в российских СМИ появилось сообщение со ссылкой на источник в авиационной отрасли о том, что «Воронежское акционерное самолётостроительное общество» (ВАСО) прекратит производство ближнемагистральных пассажирских самолётов Ан-148 после того, как достроит ещё 2 борта. Однако уже вечером того же дня российское предприятие прокомментировало ситуацию, частично опровергнув информацию — согласно заявлению, работы не могут быть заморожены до того момента, пока не будут построены ещё 5 Ан-148 в интересах министерства обороны России. А случится это не раньше 2018 года. Более того, предприятие готово продолжить постройку самолётов украинской разработки и в дальнейшем, если на них будут заказы. Попробуем всё-таки разобраться — каковы перспективы производства Ан-148 в России и на Украине.
Разрыв отношений с Россией остановил производство авиации на Украине
Разработка ближнемагистрального пассажирского авиалайнера Ан-148 началась в 2001 году, работы велись украинской компанией ГП «Антонов». В самолёте очень широко были использованы компоненты производства разных стран, в том числе России (в наибольшей степени), Франции, США и т. п. При этом производство машины, близкой по концепции к российскому самолету SukhoiSuperJet-100, практически сразу было решено развернуть в Воронеже и Киеве (завод «Авиант», ныне серийный завод «Антонов»). Интересно, что Ан-148 очень приглянулся российским силовым ведомствам, судя по всему, из-за отсутствия критически важных западных компонентов в конструкции. Это выгодно отличает Ан-148 от того же SSJ-100, несмотря на то, что авиалайнер «Сухого» выигрывает у конкурента в характеристиках и коммерческой привлекательности и, к тому же, не имеет никакого отношения к Украине. Как итог, из 39 поставленных машин, 29 (74%) были произведены в России. Производство же в Киеве остановилось — как оказалось, разрывая связи с Москвой, ущерб собственному производству был нанесён куда сильнее. В 2015 году были произведены последние к сегодняшнему дню 2 украинских самолёта — один Ан-148 и один Ан-158 (удлинённая модификация Ан-148).
Подводя итог — к сегодняшнему дню зависимость российской авиации от украинских предприятий сведена к минимуму и совсем скоро исчезнет окончательно, тогда как Киев потерял возможность производить свой единственный относительно успешный самолёт, созданный после распада СССР. Украинские производители активно заняты поиском поставщиков, которые могут заместить российские компоненты для того же Ан-148, но очевидно, что долгие «простои» с заказами могут серьезно отпугнуть заказчиков, которых и так было немного. Единственное, на что остаётся уповать «Антонову» — это заказы, носящие политический характер, но подобные сделки редко бывают крупными и неспособны помочь развитию отрасли. К тому же и само замещение российской элементной базы может оказаться крайне сложной задачей, так как западные производители имеют заметно иные стандарты.
Важен ли Ан-148 для России?
В последние годы производство Ан-148 было основной сферой деятельности ВАСО наряду с мелкосерийным производством широкофюзеляжных авиалайнеров Ил-96 различных модификаций. В этом смысле прекращение производства Ан-148 (пусть даже в 2018, после окончания выполнения контракта с министерством обороны России) может быть для предприятия неприятной новостью. С другой стороны, потребность в этом самолёте в интересах силовых структур достаточно ограничена, а в коммерческом секторе есть более интересные предложения. Поэтому рассчитывать на Ан-148 в долгосрочной перспективе в любом случае не стоит. Производственные мощности ВАСО должны быть переориентированы на серийное производство лёгкого транспортного самолёта Ил-112: Ил-112Т в гражданской модификациии, Ил-112В в военной. На последний уже планируется стартовый заказ от министерства обороны России, а общая потребность в самолётах этого класса составляет несколько сотен единиц.
В этом смысле судьба проекта Ан-148 для России не слишком важна, чего нельзя сказать об Украине. Российские производители имеют альтернативные проекты — будь то SSJ-100 или перспективный среднемагистральный авиалайнер МС-21. Создание же новых машин на Украине в обозримой перспективе без кооперации с Россией — событие крайне маловероятное.

https://regnum.ru/

МиГ-35 зависнет в воздухе

Воздушно-космические силы заказывают сверхманевренный истребитель с новейшим бортовым оборудованием
Минобороны и Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК) определяют облик новейшего легкого сверхманевренного истребителя МиГ-35. По требованию военных машина должна получить двигатели с отклоняемым вектором тяги (ОВТ), новый прицельно-навигационный комплекс и радар с фазированной антенной решеткой (АФАР). Благодаря ОВТ истребитель сможет совершать резкое торможение всей плоскостью фюзеляжа с последующим изменением направления полета и даже ненадолго зависать в воздухе, как вертолет. По своим характеристикам и боевому потенциалу эта машина существенно превзойдет стоящие на вооружении Воздушно-космических сил истребители МиГ-29.
Презентация нового МиГ-35 состоялась в январе этого года в Луховицах. Иностранным и российским военным впервые показали предсерийный образец машины. Внешне он оказался практически таким же, как и его предшественник МиГ-29. Как рассказал тогда вице-президент по инновациям ОАК Сергей Коротков, главные изменения коснулись бортового и радиоэлектронного оборудования машины.
В Минобороны «Известиям» сообщили, что в настоящее время с ОАК и РСК «МиГ» идет разработка облика варианта МиГ-35 для Воздушно-космических сил России. Работа находится в стадии согласований. Но уже точно известно, что на машине будут стоять двигатели РД-33МК с отклоняемым вектором тяги. Также предусмотрена новая РЛС «Жук-А» с АФАР, которой в базовом варианте нет.
Как заявили «Известиям» в пресс-службе ОАК, корпорация плотно взаимодействует с Минобороны. Все требования к новому истребителю будут полностью учтены и исполнены.
Сейчас МиГ-35 имеет обычные двигатели РД-33МК. Но для отдельных заказчиков его можно заменить на вариант с системой ОВТ. Это тот же РД-33МК, но со специальной всеракурсной насадкой, позволяющей менять направление реактивной струи относительно первоначального направления полета машины. Такая система «двигатель–насадка» была отработана на опытном сверхманевренном самолете МиГ-29М ОВТ. Наличие всеракурсной насадки радикально отличает двигатель МиГ-35 от моторов с изменяемым вектором тяги АЛ-31ФП, установленных на тяжелых истребителях Су-30СМ. У «старших» братьев это единая конструкция. Тогда как у «МиГа» это два отдельных блока.
Главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов рассказал «Известиям», что доработка МиГ-35 под требования Минобороны вполне оправданна и не влечет каких-либо дополнительных финансовых затрат.
— Заказчик, в данном случае это Минобороны, хочет получить то, что ему необходимо, — отметил эксперт. — МиГ-35 создавался РСК «МиГ» как инициативная разработка. Был представлен как некий концепт-проект. Подобной практики в нашей промышленности раньше просто не было. Соответственно под него изначально не вырабатывались какие-либо требования, которым необходимо было следовать при создании истребителя. Теперь, если его хотят поставить на вооружение, необходимо учесть пожелания и подогнать машину под те задачи, которые ей предстоит решать в Воздушно-космических силах.
В мае нынешнего года главком ВКС Виктор Бондарев заявил, что весь парк легких истребителей будет заменен на МиГ-35. По словам главкома, самолет будет решать задачи по поражению воздушных и наземных целей. И в дальнейшем сможет применяться в локальных конфликтах, подобных сирийскому. На новейшем истребителе даже появится лазерное оружие, рассказал тогда Виктор Бондарев, не сообщив подробностей. Тогда же вице-президент по инновациям ОАК Сергей Коротков заявил, что контракт на поставку в войска многоцелевого истребителя поколения «4++» МиГ-35 будет подписан после завершения госиспытаний и войдет в новую госпрограмму вооружений.

http://www.militarytimes.ru/

В воздухе и на море: А-100 «Премьер» обошел американский Е-3 по всем параметрам

Заместитель министра обороны РФ Юрий Борисов отметил, что первые поставки самолета А-100 «Премьер» в российские Вооруженные силы назначены на первый квартал 2019 года.
Работы по A-100 идут по утвержденному графику
По словам Борисова, летающая лаборатория А-100ЛЛ на сегодня выполнила пять испытательных полетов и на ней были отработаны основные технологические решения воздушного комплекса, и это позволяет признать, что работы по А-100 идут по утвержденному графику.
Данный самолет является следующей ступенью в развитии самолетов ДРЛО – систем дальнего радиолокационного обнаружения, который сможет работать не только против воздушных целей, но и против надводных кораблей, а также сообщать командным пунктам автоматизированных систем управления(АСУ) об актуальной воздушной и надводной обстановке.
Кроме того, А-100 сможет применяться для управления самолетами истребительной и ударной авиации при их оперативном наведении на воздушные, наземные, а также морские цели.
По сравнению с А-50 в А-100 установлено принципиальное новое оборудование, а также демонтирован «гриб» – характерная для самолетов типа А-50 антенна радиолокатора, что повысит летные качества самолета-носителя, а также сложность его обнаружения для противника.
Комплекс А-100 должен превосходить E-3 AWACS
Этот радиолокационный комплекс создан на базе серийного военно-транспортного самолета Ил-76МД-90А, а заложенные характеристики А-100 позволили министру обороны РФ Сергею Шойгу заявить, что он будет по своим технологическим возможностям превосходить все иностранные аналоги, в том числе и главный американский летающий радар E-3 AWACS.
Заместитель главного редактора журнала «Арсенал отечества» Дмитрий Дрозденко в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что заложенные в А-100 технические характеристики позволяют говорить о том, что этот воздушный комплекс значительно превосходит своего предшественника.
«Современный комплекс обнаружения и анализа, который стоит на этой военной машине, по своим характеристикам точно лучше того, что у нас было раньше. Техника для А-100 начала разрабатываться давно и радует, что эти работы, наконец, подходят к достижению результата в виде поставок этого вооружения в действующую армию», — констатирует Дрозденко.
На самом деле, все наши потребности по обнаружению летных средств противника на сегодня «перекрываются» возможностями А-50, но, как замечает Дмитрий Витальевич, благодаря А-100 наши Вооруженные силы получат технику с принципиально новыми характеристиками.
Получение А-100 увеличит возможности Российской армии
«Так что, в данном случае идет обычная замена старого на новое, как по всем другим отраслям и видам военной техники. Просто А-50 встал на вооружение в 1984 году и неудивительно, что на сегодня спектр задач для ДРЛО серьезно расширился», — резюмирует Дрозденко.
Естественно, A-100, как и любое новое российское вооружение, пытаются сравнивать с его американским аналогом, а это на сегодня Boeing E-3 Sentry AWACS, который производился с 1975 по 1992 годы и до сих продолжает стоять на вооружении ВВС США.
В настоящий момент эта машина эксплуатируется США, Великобританией, Саудовской Аравией, а также Францией и военными структурами Североатлантического альянса в Европе.
«Несмотря на то, что эти машины сделаны давно, не надо недооценивать нашего потенциального противника в виде США и блока НАТО, в распоряжении которых есть совершенный военно-промышленный комплекси все возможности для поддержания таких машин на уровне любых возможных современных стандартов. Американцы также на сегодня далеко продвинулись в сфере ДРЛО – где-то мы их здесь опережаем, а где-то они нас», — заключает Дрозденко.
Все это, как считает эксперт, позволяет сделать вывод, что в сфере ДРЛО России и США идут ноздря в ноздрю, но, в то же время, нельзя забывать, что в А-100 заложены более широкие возможности, чем в А-50 и в его современнике – американской системе E-3 AWACS.
В России появится ДРЛО легкого класса

В этом контексте нельзя не отметить, что Минообороны РФ также приняло решение о начале работ над созданием еще одного ДРЛО не на базе Ил-76, а самолета более легкого класса.
Пока нельзя говорить о том, на какой платформе будет создаваться такое средство – об этом в настоящий момент идет дискуссия, но, в любом случае, в мире уже существуют такие самолеты.
«Здесь нужно понимать, что комплексы ДРЛО выпускаются очень многими странами – это не только США, но и другие государства мира. В первую очередь это американский AWACS на базе Boeing и российский А-50 на базе Ил-76, причем другие государства строят такие систем, как правило, на базе более мелких машин – можно здесь вспомнить Израиль и бразильский проект Embraer R-99 на базе небольшого реактивного самолета ERJ 145», — констатирует Дрозденко.
Соответственно, у самолетов ДРЛО существуют разные возможности и разное предназначение, и можно построить огромный А-50 или E-3 или несколько маленьких машин такого класса.
«Такие небольшие самолеты ДРЛО обладают ограниченным функционалом по сравнению с их стандартными вариантами, но, в то же, время они более мобильны, менее прихотливы и лучше подходят для выполнения целого ряда военных задач», — резюмирует Дрозденко.
Просто здесь речь идет о разном предназначении, примерно по той же схеме, как у США, у которых есть AWACS для поддержки сухопутных войск или для действий в рамках морской акватории.

Автор: Дмитрий Сикорский
https://rueconomics.ru/