«Мы готовы к совместной работе с военными из Латинской Америки»

Заместитель министра обороны РФ Анатолий Антонов: «Мы готовы к совместной работе с военными из Латинской Америки»
В феврале этого года в Москву из Латинской Америки вернулась российская военная делегация во главе с министром обороны РФ генералом армии Сергеем Шойгу, который посетил с официальными визитами сразу три страны региона — Венесуэлу, Никарагуа и Кубу. О целях, задачах, итогах этого большого турне «Интерфаксу-АВН» рассказал заместитель министра обороны РФ Анатолий АНТОНОВ.

— Анатолий Иванович, как в целом Вы оценили итоги поездки?

— Прием российской военной делегации во главе с министром обороны генералом армии Сергеем Шойгу был обеспечен на самом высоком политическом уровне. Прошли встречи с главами всех трех государств – Николасом Мадурой, Даниелем Ортегой, Раулем Кастро. Причем, встречи эти носили не протокольный характер. Разговор был принципиальный, серьезный, конкретный по всем аспектам взаимодействия. А в случае с Кубой сам Рауль Кастро возглавил переговорную команду кубинских коллег.

Данный визит был направлен на согласование практических шагов со всеми этими партнерами в плане реализации решений, достигнутых ранее на встречах президента России Владимира Путина со своими коллегами из Латинской Америки.

— Уже заговорили о том, что Россия по причине западных санкций начала «экстренно вспоминать» основательно подзабытых старых друзей по всему миру, в том числе – из Латинской Америки. И вояж Шойгу, дескать, из этого ряда.

— Отдельно хотел бы подчеркнуть, что эти визиты министра обороны были плановые, не экстраординарные. Это не результат санкций Европы и США.

Многие сегодня говорят, что Россия только сейчас стала заниматься проблемами Латинской Америки и Азиатско-Тихоокеанского региона. Это не так. Для нас всегда было важным развитие диалога с Латинской Америкой. И за последние два года министр обороны России дважды уже совершал поездки в регион. Наше взаимодействие со странами Латинской Америки – не конъюнктурный подход, это продуманная линия нашей страны по укреплению региональной стабильности и оказания содействия государствам региона в строительстве их вооруженных сил.

Мы с симпатией относимся к деятельности этих государств в части социально-экономического развития. Твердо убеждены: для дальнейшего прогресса в этих областях нужны надежные, крепкие вооруженные силы. Причем, речь идет не о милитаризации экономик стран региона, а именно о создании надежного заслона обструкционистским, террористическим, другим подрывным силам, которые, разумеется, есть в регионе.

В ходе визита большое внимание было уделено анализу региональных проблем, а их в последнее время накопилось немало. На фоне новых вызовов и угроз обостряются прежние проблемы – такие как территориальные споры между государствами, политические противоречия.

— США активизируются там, где замечают интерес Москвы. Так, например, происходит теперь с Кубой, где Вашингтон предпринял шаги, направленные на сближение с Гаваной. Как учитывалось данное обстоятельство при подготовке визита министра обороны России на Кубу?

— Со своей стороны приветствуем шаги Гаваны и Вашингтона, направленные на восстановление дипломатических отношений, находившихся в американских тюрьмах кубинцев.

Преодоление многолетней конфронтации в двусторонних отношениях Кубы с США, без сомнения, отвечало бы интересам обоих государств и региональной стабильности.

Рассчитываем, что администрация США наконец-то пойдет и на отмену экономической, торговой и финансовой блокады острова. На протяжении нескольких десятилетий она наносила серьезный ущерб экономике Кубы, ущемляла права и законные интересы кубинских граждан. Намерены и далее оказывать Кубе всестороннюю поддержку в этом вопросе.

Разумеется, политике США в регионе — особое внимание. У стран, и не только тех, которые посетил министр обороны России в ходе нынешних официальных визитов, вызывает много вопросов политика Вашингтона. Достаточно сказать, что в этом районе мира американцы создали 24 военные базы, по существу – опутали базами весь регион. Речь идет о том, что американцы насаждают свои, чуждые этим государствам, ценности. Они пытаются сменить правительства, которые проводят неугодную Вашингтону политику.

В этом контексте обсуждались проблемы «цветных революций», с которыми сегодня столкнулись многие страны на севере Африки. Были попытки организовать такие революции и на территории бывшего Советского Союза. Это серьезный вызов безопасности государств и Латинской Америки. Разумеется, мы поддерживаем руководство Венесуэлы, Никарагуа, Кубы в деле укрепления национального, я бы сказал, — своего реального суверенитета и независимости.

— Как Вы полагаете, в этих странах к «капиталистической» России в полной мере сохранилось то доброе отношение, какое имело место применительно к СССР и советскому народу? Что делается для того, чтобы максимально вовлечь партнеров в орбиту своих интересов?

— Хотелось бы подчеркнуть, что в государствах региона большой интерес к России, к военно-политической деятельности российского руководства, модернизации Вооруженных сил. Руководители оборонных ведомств заинтересованы не только в ознакомлении с опытом по модернизации российской армии, но и хотели бы его использовать в своей практической деятельности. Постольку, поскольку они видят, что за достаточно короткое время мы сумели у себя в стране создать мощные Вооруженные силы, способные в любой момент решать задачи по обеспечению национальной безопасности.

Что касается расширения сотрудничества, то, в частности, министр обороны России Сергей Шойгу пригласил коллег посетить серию намеченных на текущий год масштабных мероприятий, которые пройдут в нашей стране. Это намеченная на 16-17 апреля IV-я конференция по международной безопасности, международный военно-технический форум «Армия-2015», «Международные армейские игры» и ряд других событий, связанных с участием в праздновании 70-летия Победы в Великой Отечественной войне.

Могу сказать, что все руководители оборонных ведомств выразили желание не только посмотреть мероприятия, но и принять участие в таких соревнованиях, как, например, танковый биатлон. Наши коллеги в странах Латинской Америки заинтересовались международной конференцией, посвященной современным вызовам и угрозам региональной и глобальной безопасности. Все страны подтвердили свое участие на высоком уровне в этой конференции.

Представители руководства стран региона уважительно говорили о предстоящем праздновании 70-летия Победы в Великой Отечественной войне. Мы ожидаем делегации стран Латинской Америки на праздничных мероприятиях в Москве. Важно, что и в государствах региона к нашему общему празднику готовятся и делают это от чистого сердца, с пониманием важности предстоящего события.

— В каком ключе обсуждалась в ходе визитов проблема кризиса на Украине?

— Лидеры государств и министры обороны живо интересовались ситуацией на Украине. Они высоко оценили инициативы президента России Владимира Путина по урегулированию ситуации на юго-востоке Украины, поддержали усилия российского руководства по прекращению кровопролития на юго-востоке страны и в этом контексте положительно оценили результаты минских договоренностей. Честная реализация этих договоренностей, считают коллеги в Латинской Америке, позволит обеспечить мир на юго-востоке Украины.

Благодарим за понимание и твердую поддержку нашей позиции по урегулированию кризисной ситуации в этой стране, за голосование против принятия резолюции Генассамблеи ООН, призывающей не признавать результатов успешно реализованного крымчанами законного права на самоопределение.

Примечательно, что во всех странах вызывает озабоченность политическая ситуация на Украине, когда некоторые политические деятели Киева пытаются задействовать в своих интересах ультрарадикальные, а порою и фашистские группировки в стране. В Латинской Америке прекрасно помнят, что произошло в сороковые годы в Европе, выступают против фальсификации истории и считают важным предотвращать такие попытки.

Все страны осудили санкции, введенные против Российской Федерации. Они считают их несправедливыми, эти санкции не дадут нужного результата. Коллеги помнят, что еще Советский Союз многие годы находился под различного рода санкциями. Тогда это привело лишь к консолидации общества, укреплению политической системы и к прорывным решениям в ведущих отраслях экономики.

Мы отмечали в ходе встреч, что отвергаем санкции в любых проявлениях. В том числе – санкции, объявленные в отношении России в связи с событиями на Украине. Считаем их бессмысленными и контрпродуктивными.

Нужно также отметить, что при обсуждении вопросов, связанных с международной проблематикой, выявилось практически полное совпадение взглядов как по региональной проблематике, так и по мироустройству. Никого сегодня не устраивает стремление одной страны доминировать в политической, экономической и финансовой жизни. Этот диктат отвергается всеми государствами, он не способствует независимому социально-экономическому развитию стран. В этом контексте государства региона поддерживают российские инициативы. Наши страны связывает обоюдная заинтересованность в формировании справедливого и полицентричного миропорядка, основанного на равноправии, соблюдении и уважении международного права при ведущей роли ООН.

Признательны коллегам за поддержку российских инициатив в ООН, в том числе по международной информационной безопасности, мерам транспарентности и укрепления доверия в космосе, неразмещению первыми оружия в космосе, противодействию героизации нацизма.

— Эксперты обращают внимание на то, что Россия в последнее время значительно продвинулась в развитии военного и военно-технического сотрудничества с государствами Латинской Америке. Зазвучали даже предположения о возможности размещения российских военных баз на территории одной или нескольких странах региона. Это соответствует действительности?

— Активизировался военно-дипломатический обмен. Проходят эффективные консультации по линии генеральных штабов. Коллеги приезжают в Россию на военные учения в качестве наблюдателей. Страны региона остро нуждаются в квалифицированном офицерском составе и российское ведомство всегда готово оказать содействие. Уже сегодня многие сотни, а из некоторых стран — тысячи военнослужащих учились и учатся в России. Они считают приобретенные знания бесценными и активно используют их на практике.

Если говорить о совместных учениях, то здесь важно и то, что приезжают не только к нам, но и приглашают на учения к себе. Причем, не только в качестве наблюдателей, а, поддерживая наши инициативы – для проведения полнокровных совместных учений. Стремимся наращивать наше взаимодействие практическими мероприятиями, особенно по линии ВМФ и Сухопутных войск. Думаем о развитии взаимодействия с зарубежными коллегами в области военной медицины.

Развиваем договоренности по упрощенному заходу российских военных кораблей в порты стран региона. С некоторыми государствами прорабатываем возможность создания пунктов материально-технического обеспечения. Хотел бы подчеркнуть, что речь не идет о создании баз. Речь идет об оказании содействия нашим кораблям, которые находятся в длительных походах, в обеспечении водой, провиантом, отдыхе личного состава. Ну и, разумеется, – о текущем ремонте кораблей, если это необходимо. Например, подобное соглашение было подписано во время визита в Никарагуа.

Хотел бы привлечь внимание к новой инициативе министра обороны России, которая способствует активизации сотрудничества. Речь идет о возможности обучать граждан стран Латинской Америки и не только этого региона в российских кадетских, суворовских и нахимовских училищах. По сути, предлагается распространить существующую в России практику, где дети офицеров обучаются в такого рода учебных заведениях. В ходе визита министерствам обороны Венесуэлы, Никарагуа и Кубы переданы соответствующие документы. Рассчитываем, что в ближайшее время к нам приедут делегации из этих государств для ознакомления с существующей практикой, с перспективой выхода на конкретные договоренности.

В ходе визита обратили внимание на большой интерес наших коллег к русскому языку. Причем, не только в связи с большим количеством российской техники и вооружений, которые поступили в армии этих государств, но и по причине интереса к российской культуре и истории. Мы такой настрой коллег поощряем, и будем оказывать всяческую поддержку вплоть до создания специальных курсов русского языка. В том числе — в интересах продуктивной деятельности сервисных центров, в которых обслуживают технику российского производства.

Военное сотрудничество тесно переплетается с сотрудничеством в сфере культуры. Хотелось бы отметить, что все руководители оборонных ведомств региона с пиететом говорили о высоком профессионализме ансамбля песни и пляски имени Александрова, чьи гастроли состоялись в прошлом году в странах региона. Нас просили продолжить подобную практику. Запросы получены не только из этих государств, но и других стран региона. Примечательно, что легендарный коллектив вновь выступил на ведущих площадках Латинской Америки спустя полвека.

Подводя итоги официальных визитов министра обороны России в страны Латинской Америки, можно сказать, что они подтвердили общность интересов государств региона и России. Дел много, они понятны. Есть общее желание и настрой поработать вместе. Решить все проблемы в одиночку не получается. Мы к совместной работе готовы.

http://www.militarynews.ru/

Армии России и Грузии: 5 лет спустя

  В пятую годовщину российско-грузинского конфликта газета ВЗГЛЯД решила сравнить, как за это время изменились армии всех его участников. Эксперты считают, что в Грузии генералы сменили всю тактику с наступательной на оборонительную. А в российских войсках на Северном Кавказе получили новую экипировку и более современное вооружение. 

 

 Президент Южной Осетии Леонид Тибилов вечером в среду заявил, что не исключает нового нападения Грузии, несмотря на то что представители нового правительства в Тбилиси не раз говорили о невозможности применения силы в отношении ныне независимых Южной Осетии и Абхазии.

 

 Тибилов подчеркнул, что, «действительно, в Грузии пришли к власти новые люди, меняется риторика, эти люди дают оценку событиям августа 2008 года», но в 2008 году, во время агрессии Грузии, никто не выразил протеста против действий президента Михаила Саакашвили. «Нам нужно укреплять свою государственность, и наши военные силы должны быть всегда боеспособны», – цитирует Тибилова «РИА Новости».

 

 Пятилетка военных реформ

 

 Как известно, августовская война длилась всего пять дней. Несмотря на ее быстротечность, по словам экспертов, военачальники выявили проблемы в армиях обеих сторон. И в штабах по обе стороны Кавказского хребта были извлечены уроки.

 

 Больше всего, разумеется, изменилась потерпевшая тогда полное поражение армии Грузии. Если до войны она готовилась к наступательным операциям, то теперь сосредоточилась на обороне. Сейчас Вооруженные силы Грузии включают в себя сухопутные войска, силы специальных операций (спецназ, подчиненный Генштабу), национальную гвардию, а также части и учреждения центрального подчинения.

 

 Сразу после войны США выделили Грузии 1 млрд долларов «на восстановление военного потенциала». В Вашингтоне также пообещали помогать «в реформировании и модернизации ее системы обороны».

 

 После войны Тбилиси активизировал программы развития военно-промышленного потенциала, производства оружия и военной техники. В мае 2011 года начался выпуск бронемашин «Дидгори», через год появился опытный образец БМП «Лазика», начались испытания реактивной системы залпового огня ZCRS-122 на шасси КрАЗ-6322, а также опытного образца беспилотника.

 

 Одновременно были предприняты меры по военной подготовке населения. В школьной программе появился обязательный предмет «Гражданская оборона и безопасность», который подразумевает «развитие воинского духа» и обучение военным навыкам. В 2012 году правительство начало оплачивать полный курс учебы (включая магистратуру) студентам, отслужившим два года в армии.

 

 Реформирование самой армии шло ускоренными темпами. В начале 2009 года Грузия подписала с США «Хартию о стратегическом партнерстве», в соответствии с которой американцы обязались модернизировать грузинскую армию и повышать обороноспособность страны.

 

 В конце 2009 года в составе сухопутных войск было создано противотанковое подразделение, в 2010 году – ликвидированы ВВС, а боеспособные самолеты и вертолеты были переданы в состав сухопутных войск. Также в 2010 году в связи с переходом на стандарты НАТО был отменен ряд воинских званий, оставшихся с советских времен: ефрейтор, сержант, мичман, матрос и младший лейтенант.

 

 С марта прошлого года с 12 до 15 месяцев увеличился срок службы в армии. А чуть позже было объявлено о воссоздании системы подразделений резервистов, общая численность которых к 2012 году составила 70 тысяч человек и в дальнейшем должна быть увеличена до 150 тысяч человек. Однако процесс шел не так гладко: в мае 2009 года бронетанковый батальон в Мухровани объявил о неповиновении властям, но после переговоров военнослужащие сдались правительственным силам.

 

 Согласно докладу Международного института стратегических исследований, общая численность Вооруженных сил Грузии в 2011 году составляла 20 655 военнослужащих, а в 2012 году – 37 800 человек. Мобилизационный ресурс страны составляет до 300 тысяч человек. В июле 2012 года президент Грузии Михаил Саакашвили сообщил, что часть младшего командного состава армии пройдет подготовку в США. В июле этого года введена униформа нового образца.

 

 Благодаря реформе, по сути, единственным видом Вооруженных сил Грузии стали сухопутные войска (СВ). Они предназначены для ведения боев самостоятельно или во взаимодействии с подразделениями сил специальных операций. Основной тактической единицей в сухопутных войсках стала бригада. СВ включают в себя пять пехотных, две артиллерийские, одну инженерную, одну авиационную бригаду и одну бригаду противовоздушной обороны. Кроме того, в составе СВ пять отдельных батальонов: два легких пехотных батальона, батальон связи, батальон радиоэлектронной борьбы и медицинский батальон.

 

 Авиацию СВ составляют отдельная авиационная бригада и отдельная вертолетная база. Структурно входя в сухопутные войска, она фактически совмещает в себе функции армейской авиации и упраздненных ВВС. Силы специальных операций (ССО) предназначены для ведения разведки, осуществления специальных и контртеррористических операций.

 

 Отметим, что основу резерва Вооруженных сил составляет национальная гвардия, которая предназначена для ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, охраны важных стратегических объектов, пресечения массовых беспорядков и проведения мероприятий гражданской обороны.

 

 «Морально-боевой дух усилился»

 

 В Грузии представлена первая реактивная артиллерийская установка собственного производства. Грузинская «Катюша» предназначена для поражения живой силы. За последнее время это не первая демонстрация новинок грузинского ВПК

 

 Главный редактор грузинского независимого военно-аналитического журнала «Арсенали» Ираклий Аладашвили отмечает, что после войны анализировать ее итоги начали в обеих странах, по его мнению, война ускорила масштабную реформу и в российском Минобороны. Впрочем, известно, что проект «нового облика российской армии» был анонсирован в Москве еще до войны.

 

 «Что касается Грузии, у нас пошли кое-какие изменения. Если до этого главный смысл был в наступательных операциях, то после войны упор делался на оборонительные операции», – сказал Аладашвили газете ВЗГЛЯД. Эксперт по-прежнему считает российские войска, дислоцированные в Абхазии и Южной Осетии, «оккупационными».

 

 Эксперт отмечает, что российские военные остаются очень близко к стратегическим объектам Грузии. «От Тбилиси до оккупированного Ахалгорского района всего около 40 километров. Это расстояние без проблем может преодолеть артиллерия и реактивные системы залпового огня. Другая опасность заключается в том, что оккупационные войска находятся всего в нескольких километрах от главной дороги – как автомобильной, так и железнодорожной, которые соединяют Тбилиси с городом Гори и Западной Грузией. Так что это и другие обстоятельства (российские войска стоят и в Абхазии) надо обязательно учитывать», – отметил эксперт.

 

 При этом Аладашвили подчеркнул, что, в отличие от России, Грузия не производит сама вооружения, кроме нескольких опытных экземпляров бронетехники. «Хотя Россия опять обвиняет, что Грузия наращивает свои мускулы, но это не совсем так. Россия с помощью спецслужб и политических методов действует так, что все сделки грузинской стороны со странами, которые продают оружие, срывались», – сказал эксперт.

 

 Аладашвили добавил, что обстановка в стране изменилась после выборов прошлого года, «у правительства России не останется повода, чтобы использовать того же президента Саакашвили, чтобы возобновить военные действия». «Сейчас в Грузии складывается другой тип власти, не такая, которая была до 2008 года», – отметил политолог.

 

 Однако боевой дух армии, по словам эксперта, и при новых властях остается высоким, притом что 90% военнослужащих – контрактники. По его словам, согласно недавнему опросу министерства обороны, 70% контрактников согласились продлить договоры для дальнейшего прохождения службы. «Это означает, что морально-боевой дух стал сильнее. Люди хотят служить в армии», – уверен он.

 

 Наиболее боеспособными в армии считаются воевавшие с талибами солдаты, которые, однако, служат по разным частям. В Афганистане военные находятся по полгода, где заодно проходят подготовку по стандартам НАТО. После возвращения, рассказал Аладашвили, многие продолжают службу.

 

 «Еще до распада Советского Союза Грузия все время находилась в войнах, а также активно участвовала в миротворческих операциях в Косово, Ираке и в Афганистане. Офицеры и контрактники все это прошли. А августовская война продолжалась несколько дней, но многие получили опыт», – уверен он.

 

 «Пытается соревноваться с Азербайджаном»

 

 Эксперты в Москве уверены, что Грузия до сих пор не вернула себе тот боевой потенциал, который у нее был в 2008 году. Руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок считает, что итоги августовской кампании были «весьма обескураживающие». После этого в грузинской элите возникло раздражение по поводу планов военным путем решить вопросы в Абхазии и Южной Осетии.

 

 «После этой войны существенно снизился военный бюджет Грузии. Только в 2012 году бюджет увеличился на 213 млн лари. Сейчас военный бюджет примерно составляет 427 млн долларов, или 3% от ВВП», — указывает Цыганок.

 

 По его словам, Грузия выбыла из региональной гонки вооружений, что минимизирует возможность реванша в ближайшие пять лет. «Если до войны считалось, что Грузия вступит в НАТО, то сейчас об этом почти никто не говорит – ни в Тбилиси, ни в Брюсселе. О Грузии просто забыли», — сказал Цыганок.

 

 Эксперт отметил, что в Грузии изменилась система боевой подготовки и оперативно-стратегическое планирование. Если до 2008 года планировалось возвращение Абхазии и Южной Осетии, то сейчас большое внимание уделено обороне.

 

 «Хотя с 2009 года военные расходы сокращались, но от региональной гонки Грузия не отступает. Она пытается соревноваться с Азербайджаном. Не так давно была принята концепция национальной безопасности и военная доктрина. Самой главной угрозой для Грузии является Россия. За это время увеличилось стратегическое партнерство с США и Турцией», — отметил Цыганок.

 

 Боевой опыт грузинские солдаты продолжают набирать в Афганистане. Цыганок указал, что сейчас там находится 295 грузин – батальон под командованием США и рота под французским началом. «В операции в Афганистане Грузия потеряла 17 солдат и офицеров. При этом они готовятся к отправке еще 750 грузинских солдат», — сообщил эксперт, напомнив также, что после августовской войны Грузия успела провести на море совместные стратегические учения с Турцией.

 

 Получили новую экипировку

 

 Главный редактор российского журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко главным новшеством за последние 5 лет считает начало поставок в части на Кавказе современных вооружений.

 

 «Это касается прежде всего бронетехники, вертолетов, ударной авиации в целом. Россия обновила парк вооружений именно тех частей, которые находятся на южном направлении», — сказал Коротченко газете ВЗГЛЯД.

 

 По словам эксперта, также важно и то, что солдаты и офицеры получили новую комфортную полевую форму «и эти комплекты предназначены как для летнего, так и для зимнего времени». «Удалось в значительной мере развернуть новые системы связи, в том числе гарантированной стойкости, которые не позволяют осуществлять перехват противником информационных сообщений», — отметил эксперт, указав, что Россия также провела значительное перевооружение войск Абхазии и Южной Осетии.

 

 Коротченко согласен с Аладашвили, что события августа-2008 ускорили «сердюковские реформы».

 

 «Война с Грузией стала основой для радикальной реформы, которую начал бывший министр обороны Анатолий Сердюков, хотя его имя сегодня и непопулярно и связано с коррупцией. Но мы должны отдать должное, что радикальные изменения начались именно после войны с Грузией». Их инициатором во многом выступил сам Сердюков, признал Коротченко.

 

 «Наряду с отрицательными моментами реформы (секвестр военной медицины, непродуманное реформирование военного образования) важно отметить магистральное направление ее, которое не меняется. Созданы укрепленные военные округа. Их четыре. Созданы и продолжают функционировать объединенные стратегические командования. Удалось повысить денежное довольствие офицерского корпуса, который стал реальным средним классом», — перечислил эксперт. Он добавил, что уже при новом министре Сергее Шойгу были созданы силы специальных операций, в том числе для миссий за рубежом.

 

 Эксперт также напомнил про создание киберкомандования в структуре ВС. «В 2008 году мы фактически проиграли информационную войну Грузии. В том числе из-за отсутствия дееспособных информационных и киберструктур», — подчеркнул он.

 

 При этом Коротченко подчеркнул, что в годовщину войны еще раз нужно зафиксировать, что Грузия была агрессором и следует добиваться при выстраивании отношений с новыми ее властями, чтобы «основные идеологи и исполнители преступной акции были подвергнуты суду». «Нужно добиваться того, чтобы Саакашвили юридически был объявлен военным преступником», — уверен эксперт.

 

 Коротченко сомневается, что приход к власти в Грузии правительства Бидзины Иванишвили заметно отразился на атмосфере в армии. «По последним сообщениям, якобы создается тройственный союз Турции, Грузии и Азербайджана. Это свидетельствует о том, что определенные амбиции у грузинских военных остались. Я считаю, что надо вырвать жало у Грузии, провести десаакашвилизацию страны, как была проведена денацификация гитлеровской Германии», — считает эксперт.

 

 Севернее Кавказского хребта

 

 Как известно, что войскам южного направления уделяется особое внимание, и не случайно весной этого года президент Владимир Путин приказал именно здесь провести внезапные учения. Очевидно, что войска здесь косвенно должны повысить уровень безопасности на фоне подготовке к Зимним Олимийским играм в Сочи.

 

 Цыганок напоминает, что после 2008 года российское командование изменило дислокацию войск на кавказском направлении и ускорило их перевооружение. В рамках общей реформы вместо Северо-Кавказского округа в составе южного округа появилось оперативно-тактическое командование.

 

 По словам Цыганка, на территории округа осталась 17-я и 18-я бригады на базе бывшей 42-й дивизии в Чечне, 19-я бригада на базе бывшей 19-й дивизии в Северной Осетии, 20-я бригада на базе бывшей 20-й мотострелковой дивизии в Волгограде. В округе дислоцируются три горных бригады – 33-я в Дагестане, 34-я в Карачаево-Черкесии и 8-я бригада в Чечне.

 

 Кроме того, действуют два подразделения спецназа, а также десантно-штурмовая, ракетная, артиллерийская и зенитно-ракетные бригады. Кроме того, функционируют три военных базы – в Абхазии, Южной Осетии и Армении.

 

 В ноябре 2011 года в регионе впервые появилась инженерная бригада, которая обладает 750 единицами инженерной техники. На вооружении Каспийской флотилии также имеется две новейших боевых единицы – сторожевой корабль «Татарстан» и малый артиллерийский корабль «Астрахань». В обозримом будущем в составе флотилии ожидается еще один сторожевой корабль.

 

 Пограничные части в южном оперативном округе разбиты на 19 погранотрядов — это ориентировочно 160 тыс. человек, из которых около 20 тысяч гражданских.

 

 Что касается трех военных баз, то в состав группировки в Армении входит 102-я российская база и три мотострелковых полка. В Южной Осетии дислоцируется 4-я военная база, ее составляет 693-я мотострелковая бригада (в 2010 году там дополнительно был развернут крупнокалиберный дивизион мобильных ракетных комплексов «Смерч», что вызвало раздражение у Турции и Румынии, а в 2011 году дивизион комплексов «Точка-У»), а в Абхазии размещена 7-я военная база на основе 131-й мотострелковой бригады.

 

 Цыганок указал также, что в округе активно идет перевооружение. К примеру, 19-я и 20-я бригады получили новые танки Т-90. Всего в распоряжении командования находится 12 тактических пусковых установок «Точка-У», около 400 танков, более 600 БМП, 450 БТР, около 400 самоходных установок, 100 буксируемых орудий, 250 минометов, 230 реактивных систем залпового огня, 150 войсковых средств ПВО, 100 зенитно-ракетных комплексов на самоходной базе, 100 бомбардировщиков и разведчиков Су-24, 40 штурмовиков Су-25, 80 истребителей Су-27 и МиГ-29 и 40 ударных вертолетов.

 

 Кроме этого, отмечает эксперт, если не официально, то фактически состоялась интеграция вооруженных сил Абхазии и Южной Осетии в единую структуру. «Они уже не могут рассматриваться в концепции безопасности Южного Кавказа как самостоятельные», — подчеркнул Цыганок.

http://3mv.ru/