До конца существования Украины осталось совсем немного

Хотелось бы напомнить некоторым скептикам о заявлении главы ДНР Александра Захарченко, сделанном в первый день торговой блокады.
«Сейчас пошёл отсчёт. Каждый день — это тот гвоздь, который вбивается в крышку гроба страны, которая называлась раньше Украина. Максимум 60 дней — и государство практически перестанет существовать», — заявил Захарченко.
Любителям прицепиться к словам также посоветую обратить внимание на слово «практически» и понять, что Украина так быстро не развалится, как вы мечтали три года назад.
Нынешняя Украина — это своего рода старенький и некогда востребованный Запорожец с неисправным генератором, который может протарахтеть на заряде аккумулятора ещё достаточно долгое время. Особенно, если отключить фары, что, собственно, сейчас и происходит с украинской энергетикой, а Минэнерго подтвердил готовность остановить 4 ТЭС. Запорожец, конечно, до Европы не докатится, а вот как можно дальше от России отъедет и заглохнет. Когда кому-то из сопровождающего Запорожец эскорта покажется, что Горбатый откатился не достаточно далеко, ему предложат «прикурить» от другого аккумулятора (транша МВФ) и ещё немного проехаться.
Однако, что делать, если экономику страны таким образом реанимировать не удаётся, а «прикуриватель» иногда сбоит? Недавний отказ МВФ в очередном транше вынуждает Нэньку на совсем сумасшедшие поступки. И не беда, что транш одобрен и выдан. Отказаться от задуманных «распилов» уже нет возможности.
Более символичный аналог украинскому кризису придают недавние слухи о том, что украинский крейсер под названием «Украина» может быть продан. Весь символизм заключается в том, что и страна, и одноимённый крейсер являются недостроенными, а продать их обоих как готовое изделие не получится. Так что обе Украины приходится пилить на части. Крейсер идёт на металлолом, а страна на регионы.
Но вернусь к базовой теме и напомню, что после заявления Захарченко прошла всего половина срока, а за это время начали закрываться градообразующие предприятия Украины.
Количество крупных предприятий, пострадавших от блокады, уже перевалило за отметину 150, а число мелких и средних приближается к 1000. Такими темпами Украина вскоре лишится около полумиллиона рабочих мест.
К примеру, в Днепропетровской области закрыт металлургический комбинат, что оставило без работы почти 11 тыс. человек. Днепровский металлургический комбинат — это огромная махина, которая располагается в Днепродзержинске и, по сути, является городом в городе. Причина закрытия комбината кроется в блокаде Донбасса, ведь на предприятие не поставляется жизненно необходимый кокс.
В стране назревают стихийные социальные бунты, которые пока проводятся на предприятиях, лишённых рынков сбыта в России. Переориентировать предприятия на рынки ЕС не получается, т.к. украинские товары больше никому не нужны, и приходится работать на внутренний рынок, который не способен обеспечить необходимое количество рабочих мест.
Количество производимых товаров уменьшаются в десятки раз, а вместе с товарами уменьшаются рабочие места и зарплаты. В этой перспективе совсем недавно обеспокоились заводы Запорожской области и потребовали на митинге нормальной работы предприятий, которая невозможна без сотрудничества с Россией. Не исключено, что митингующие предприятия вскоре объявят сепаратистами и террористами, а их управленцев отвезут в подвалы СБУ для допроса.
Но чего там допрашивать — люди просто хотят работать, и им плевать, куда там стремится Петя и кто там у него агрессор. Народу главное — работать и не думать, где искать пропитание.
Украинцев скоро доведут до ручки, и они совсем выйдут из себя. Предел терпения украинцев приближают не совсем приятные новости, которые уже просто не могут скрывать продажные телеканалы Украины.
За последний месяц у меня волосы ставали дыбом, хоть я и живу в ДНР, и меня это вроде как уже давно не касается. Могу себе представить, что чувствуют здравомыслящие украинцы, когда их патриоты обстреливают иностранные консульства из гранатомёта, замуровывают иностранные банки и убивают иностранных политических эмигрантов. Короче, дипломатия на высшем уровне, а СМИ пытаются всё обставить как российскую агрессию или борьбу с ней.
К примеру, случай на складах в Балаклеи украинские СМИ объяснили происками Кремля, но на самом же деле нужно было списать распроданный военный резерв, который Укроборонпром распродавал на чёрном рынке оружия.
Если внимательно следить за происходящим, то складывается впечатление, что украинская власть намеренно разваливает страну и не просто хочет её разграбить, а именно уничтожить страну вместе с её населением.
И не стоит сейчас вертеть пальцем у виска. Я вовсе не перегибаю, а делаю выводы. Вот что, например, творится с атомными электростанциями, которые получают неподходящее для них топливо? Казалось бы, чего тут страшного, ну работают ведь.
Здесь можно вернуться к аналогии с Запорожцем, который рассчитан на бензин марки 80. А если в Горбатого залить 92-й, то он будет ходить не так шустро, начнёт перегреваться и однажды сдохнет. Эту проблему, конечно, можно решить модернизацией двигателя, но выйдет дороже. Такая же ситуация с АЭС — в них пихают совсем не то топливо, а денег на модернизацию нет и не будет. Кстати, если в Горбатого залить дизель, то ситуация будет ещё печальней, и после такого издевательства над техникой её просто придётся отвезти на металлолом.
Однако, это просто автомобиль, который не взорвётся от неправильного бензина. А вот, что в таком случае будет с АЭС, страшно представить.
И это всё далеко не единственные итоги первой половины отведённого Захарченко времени. Дальше проблемы будут нарастать, и сегодняшние события могут показаться мелочью. Украина теряет не только территориальный суверенитет, а уже окончательно утратила экономический. Если экономика и дальше не будет постоянно поддерживаться денежными траншами, и Украину заставят выплатить долг России, то придётся объявлять дефолт.
Уже сегодня от Украины отворачиваются остатки иностранных инвесторов, которые осведомлены о приближающемся экономическом бедствии. Государство всё стремительнее теряет государственность и почему-то считается с вооружёнными преступниками.
А тем временем Донбасс срастается с Россией, и плевать он хотел на украинские процессы. Главное — своих земляков защитить. «Обнищавший» в результате блокады Донбасс почему-то находит средства для лечения, обучения и материальной помощи проживающим на подконтрольной Украине территории жителям. Которые вроде бы являются украинскими налогоплательщиками, и только Украина обязана ими заниматься.+
Так что, кто действительно заботится о своих гражданах и кто тут действительно террорист, предельно ясно. С такой «заботой» существованию Украины осталось ещё меньше времени, и она вот-вот окончательно развалится. Так что, Донбасс прорвётся!

Автор: Алексей Гумилёв
http://geo-politica.info/

«Турция должна заплатить за С-400 сполна»

Каковы перспективы военно-технического сотрудничества Москвы и Анкары

Резкие повороты в отношениях России и Турции затрагивают в том числе и сферу военно-технического сотрудничества. На фоне предстоящего визита в Россию президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана «Лента.ру» побеседовала c директором Центра анализа стратегий и технологий Русланом Пуховым, соредактором недавно вышедшей в свет книги «Турецкая военная машина: сила и слабость».
Руслан Пухов
«Лента.ру»: Какие направления в сфере ВТС с Турцией перспективны не на словах, а реально? Есть ли готовые образцы вооружений и военной техники, сделки по которым могут быть быстро заключены при согласии сторон?
Пухов: Турция не относится к числу крупных импортеров российских вооружений, но опыт военно-технического сотрудничества с этой страной есть. Обычно наиболее вероятны закупки систем вооружений и техники, которые уже поставлялись в данную страну. В случае с Турцией это транспортно-десантные вертолеты семейства Ми-17 и противотанковые ракетные комплексы «Корнет-Э». Высокая конкурентоспособность российских систем ПВО, причем не только ЗРС большой дальности, создает благоприятные условия для сотрудничества в этом сегменте, хотя ранее Анкара средства противовоздушной обороны в Москве не приобретала.
Вообще, учитывая амбиции Турции в оборонной промышленности, наиболее перспективным представляется реализация совместных проектов. Однако для этого, естественно, должны сложиться соответствующие политические условия, которые на сегодня, в обстановке высокой волатильности в двусторонних отношениях, отсутствуют. Но ситуация меняется, на фоне постепенного дрейфа Турции в сторону от ее западных партнеров и союзников шансы на интенсификацию российско-турецкого военно-технического сотрудничества повышаются.
Как тогда сбалансировать «треугольник интересов» из потребности турецких военных в современном вооружении, готовности России передавать те или иные образцы Турции, а также мнения США как ведущего военного союзника Турции?
Турция проводит относительно независимую военно-техническую политику, так что вместо американского мнения я бы скорее подставил в этот треугольник фактор интересов быстрорастущей турецкой оборонной промышленности. Но главную роль в принятии решения о заключении по-настоящему крупных контрактов на такие чувствительные системы вооружений, как ЗРС большой дальности, будет играть политика. Вообще, закупки боевых авиационных комплексов и систем ПВО большой дальности — это всегда прежде всего политика, а только потом военные, технологические и финансовые соображения. Если принципиальное политическое решение принято, баланс остальных интересов будет найден.
Что представляет собой сегодня турецкая военная машина
Однако история российско-турецкого ВТС не дает оснований для чрезмерного оптимизма. Достаточно вспомнить эпопею с продвижением в Турцию российско-израильского боевого вертолета Ка-50-2. С другой стороны, в жизни все когда-то происходит в первый раз. Малайзийский контракт на МиГ-29, заключенный в 1994 году, или закупки российских вооружений новым иракским правительством — тому свидетельство. А если контракт на С-400 подпишут, это будет означать тектонический сдвиг на мировом рынке вооружений.
Как вы расцениваете риски возможной передачи такой техники, как С-400, Турции, отношения с которой выписывают сложные кривые от партнерства до враждебности? Какие можно предположить механизмы гарантирования и страховки российских интересов вокруг этой сделки?
ЗРС С-400 разрешена к экспорту, а Турция входит в число государств, с которыми ВТС разрешено. Соответственно, при составлении обоих этих списков — а в их согласовании участвуют все заинтересованные министерства и ведомства — риски уже учтены. В текущем году начнутся поставки С-400 стартовому экспортному заказчику — КНР. Понятно, что передача этой системы в страну, являющуюся членом агрессивного блока НАТО, несет определенные риски. Но коммерческие и политические выгоды от сделки, если она состоится, перевесят эти риски.
Российско-турецкие отношения действительно нестабильны, но сама по себе такая сделка послужила бы их стабилизации. Тем не менее очень не хотелось бы, чтобы ради доклада высшему политическому руководству или ради формального наполнения портфеля заказов Россия пошла бы на коммерческие уступки Анкаре, например поставила бы системы в кредит или со значительным офсетным обременением. С-400 от отсутствия заказов не страдает, и Турция должна заплатить за нее сполна.
Как можно оценить потенциал гипотетического офсета для возможной сделки по С-400?
Напомню, что Россия уже принимала участие в турецком тендере на ЗРС большой дальности, когда победителем сначала объявили Китай, а затем в чисто турецкой манере результаты конкурса были аннулированы. В рамках этого конкурса специалисты «Рособоронэкспорта» подготовили пакет офсетных предложений. У РОЭ большой опыт подготовки и реализации офсетных предложений. Исходя из практики, можно предположить, что это может быть сотрудничество в космосе. В отношениях конкретно с Турцией есть сельскохозяйственная и энергетическая повестка, и, конечно, Россия может задействовать такой мощный инструмент, как туризм.
Стоит отметить, что в Турции создана неплохая радиоэлектронная промышленность, так что локализация производства некоторых элементов систем ПВО возможна.
Насколько немыслимой выглядит закупка Россией тех или иных образцов ВиВТ в Турции при условии весомого политического решения на этот счет? Что турецкий ВПК мог бы дать нашей армии?
В теории Турция могла бы выступить провайдером по передаче в РФ ряда военных технологий или систем западного происхождения, ныне санкционных. В первую очередь, например, электронно-оптических и тепловизионных систем той же Aselsan, или возможно, какой-то элементной базы военной электроники. Но с учетом того, что турецкая военная промышленность сама серьезно зависит от западных комплектующих и лицензий, неясно, насколько на это готова пойти турецкая сторона. Кроме того, после истории с ДВКД типа Mistral российские военные, видимо, надолго приобрели идиосинкразию к закупкам западных систем.

Беседовал Константин Богданов

В России и Европе предлагают создать Содружество славянских стран

Российские и европейские общественные движения предлагают создать Содружество славянских государств — международную организацию, призванную помочь преодолеть раскол в славянском мире, спровоцированный противостоянием России и Запада. Объединение должно консолидировать действия национальных правительств в политике и экономике, а также в гуманитарной сфере. Идею обсудят на Всеславянском съезде, который откроется в Москве 26 мая. Об этом RT сообщил член оргкомитета мероприятия Сергей Комков. Он пояснил, что на форуме участники планируют принять соответствующую резолюцию и направить её властям славянских стран. Инициативу уже поддержали в Госдуме.
Славянские движения России и Европы предлагают создать Содружество славянских государств — международную организацию, которая поможет преодолеть раскол в славянском мире, вызванный противостоянием России и Запада. Она призвана консолидировать действия национальных правительств. Соответствующую инициативу обсудят на Всеславянском съезде, который откроется в Москве 26 мая. Позже выработанные предложения включат в итоговую резолюцию и направят документ властям славянских государств. Об этом RT сообщил член оргкомитета мероприятия Сергей Комков.

«Речь идёт о создании Содружества славянских государств. Это межпарламентская организация, помогающая выработать единую политику в гуманитарной области, в областях экономики и политики, а также в сфере сохранения мира и единства на славянском пространстве. Её инициативы будут влиять на действия руководств славянских стран», — пояснил Комков.
Он добавил, что по замыслу руководящим органом содружества станет межпарламентский совет, который сформируют из депутатов парламентов славянских государств. Планируется, что совет будет разрабатывать рекомендации для работы правительств и политических структур, что поможет межгосударственному сближению.
Предложение о создании содружества формировали и согласовывали два года с руководителями славянских организаций в Европе, отметил Комков. Теперь инициативу намерены официально оформить в резолюции Всеславянского съезда и направить документ правительствам стран — участниц форума.
«Задача состоит в том, чтобы убедить в необходимости этого (создания Содружества. — RT) наших политических лидеров», — заключил Комков.
На форуме также обсудят пути преодоления раскола между славянскими государствами, вызванного текущим противостоянием России и Запада.
Откроют мероприятие в Российской государственной библиотеке при участии общественных славянских организаций Европы из Украины, Сербии, Польши, Белоруссии, Чехии, Словакии, Македонии, Хорватии, а также из Болгарии, Черногории, Боснии и Герцеговины и других государств. На форум также приедут представители русинов, Республики Сербской, Приднестровья, ДНР и ЛНР.
Ожидается, что начало съезда посетят представители МИД России и Россотрудничества, дипломаты славянских государств, а также российские парламентарии. На мероприятии также ожидают делегатов Русской православной церкви (и РПЦ за рубежом) и деятелей науки и культуры. В совокупности форум посетят до 300 человек. Съезд продлится больше недели — после пленарного заседания в Москве участники отправятся на теплоходе в Санкт-Петербург. Завершится форум 3 июня богослужением в Исаакиевском соборе.
Председатель президиума Всеславянского союза Олег Платонов, который организует съезд и принимает непосредственное участие в работе форума, полагает, что мероприятие внесёт вклад в дело поиска союзников в странах Европы и в укрепление положительного образа России в славянском мире.
«Съезд должен показать зарубежным славянам, что в современной России есть силы, готовые их поддержать. В нынешних условиях международной конфронтации славянская идея, наиболее мощным последователем которой выступает Россия, способна сыграть важнейшую роль в сплочении вокруг российского государства людей, готовых сопротивляться диктату США и их европейских сателлитов», — рассказал он RT.
Это, в свою очередь, поможет России защитить себя и славянские страны от насаждения западных ценностей и интересов, добавил Платонов.
Член комитета Госдумы по международным делам Алексей Чепа предложение поддержал:
«Последние годы показывают, что парламентская дипломатия играет очень большую роль в деле урегулирования всевозможных международных конфликтов. А также способствует выстраиванию отношений не только между отдельными соседними странами, но и в регионах (мира. — RT). Примером тому служит и азиатская парламентская дипломатия, и дипломатия парламентов стран черноморского бассейна. Поэтому создание такой межпарламентской организации имеет смысл», — пояснил Чепа.
Писатель Александр Проханов рассказал RT, что лично знает организаторов Всеславянского съезда — они состоят в Изборском клубе (экспертное сообщество известных политиков, мыслителей и общественных деятелей государственно-патриотической направленности; Проханов — председатель клуба, а в его постоянных членах числятся Сергей Глазьев, Жорес Алфёров, епископ Тихон (Шевкунов), Михаил Леонтьев и другие).
«Многие из членов Всеславянского союза, например Олег Платонов, являются членами нашего Изборского клуба. Они собирали по крупицам, по ниткам организации, которые готовы были войти в этот союз. Это российские, европейские организации — белорусские и украинские, сербские, болгарские и так далее. Они остро воспринимают раскол среди славян и выстраивают стратегию их дальнейшего сближения», — пояснил Проханов.
По его словам, основная задача — сохранение межславянских связей.
«Когда Болгария перешла в западные структуры, мы почувствовали болгарский народ народом-предателем. Такие тенденции есть в нашем обществе. Сербия, ради которой Россия многим пожертвовала, защищала её во множестве военных конфликтов, спасла от ига, может войти в НАТО. Задача союза заключается в том, чтобы смягчать эти удары, хранить историческую память, пока объединение, включая политическое, не станет возможным», — рассказал Проханов.
Политолог Сергей Маркелов полагает, что сейчас мировая политика и геополитика находятся в «состоянии турбулентности», главный элемент которой — эксперименты. По мнению эксперта, нередко после создания организации её участники не знают, что делать дальше.
«Если группа людей, которая продумает, чем они будут заниматься, придумает новую форму объединения, придумает элементы, которые характерны только для славянских государств, — это интересно, — объясняет Маркелов. — Появится ещё один институт, ещё одна сфера, где мы сможем укрепляться. Но беда экспериментальной политики в том, что даже создатели таких организаций потом не знают, что с ними делать дальше. Можно придумать название организации, мудрую аббревиатуру, выделить какие-то стартовые деньги. А потом начинается освоение бюджетов и непонимание, как двигаться дальше, как работать».
Он добавил, что если новую организацию не будут курировать президенты славянских стран или их представители, то деятельность прекратится.
Ответственный секретарь межфракционной депутатской группы Госдумы по защите христианских ценностей Олег Ефимов назвал идею всеславянского единства родственной идее Русского мира, за которую проливалось много крови.
«Идея святая. Когда возникает ещё одна инициатива в поддержку всеславянского единства, наверное, это хорошо. Но обидно, когда люди, которые работают на церковно-общественном поприще, на поле защиты славянского мира узнают о мероприятиях друг друга от журналистов, — поясняет Ефимов. — Это говорит о том, что между самими организациями, перед которыми стоят одинаковые цели и задачи, мало единства».
По мнению ответственного секретаря депутатской группы, это приводит к раскоординации общественных усилий в деле защиты славянского мира и к тому, что инициативы дублируются и «тонут в житейском море».
Всеславянский съезд, который откроется 26 мая, приурочен к 150-летию Славянского съезда 1867 года в Москве и Санкт-Петербурге и станет 12-м по счёту. Главная позиция участников форума 1867 года была зафиксирована в документах — это «духовное единство всех славян с опорой на Россию». Итоги работы собрания дали толчок развитию славянского движения в мире. Свидетельством тому стало восстание славян в Боснии и Герцеговине и последующая их победа при поддержке России над Османской империей. Съезд и последовавшие за ним события позволили России обрести опыт применения мягкой силы во внешней политике.

https://news.rambler.ru/world/

Японцы устали от Курил

Визит в Москву японского премьер-министра Синдзо Абэ в конце апреля не вызвал ажиотажа ни в российских, ни в японских медиа — в отличие от прошлогоднего визита в Японию президента Владимира Путина, от которого ожидали некоторых «прорывных» решений.
Апрельская поездка японского премьера в Москву рассматривалась как очередной раунд длительного диалога на высшем уровне, посвященный обсуждению рабочих вопросов.
Соответственно, в этот раз не было ни предварительных консультаций, которые были бы окутаны завесой тайны, ни драматически закрученной интриги с неизвестным финалом.
Тем, кто следит за этими переговорами, очевидна присущая им определенная асимметричность позиций и интересов их участников. С одной стороны, для японского политического истеблишмента в центре дипломатической игры был и остается вопрос о территориальном разграничении на Курильских островах, который с японской стороны выглядит как проблема утраченных в результате войны с Советским Союзом в 1945 году «северных территорий».
Даже если это и не произносится вслух, в сознании японских политиков присутствует негласная увязка любых предпринимаемых шагов с решением «территориального вопроса» в таком формате, который устроил бы представителей основных политических сил в Японии.
Проблема территориального размежевания с Японией в глазах Москвы, в свою очередь, выглядит решенной ходом истории, так что речь может идти только об условиях использования (в том числе совместного) тех или иных территорий без изменения статус-кво в отношении суверенного контроля над ними.
Дальнейшее развитие отношений с Японией Москва видит в расширении контактов и обменов — экономических, гуманитарных и даже военных, но без увязки с какими-либо политическими условиями или обязательствами со стороны России.
В том числе это относится к экономическим проектам и сделкам, которые Москва рассматривает как чисто коммерческие предприятия, не являющиеся ни помощью России, ни политическими шагами навстречу ей со стороны Японии. Не говоря уже о том, чтобы рассматривать предлагаемые планы «содействия» как своего года авансовый платеж за будущие политические уступки.
Скорее, наоборот, участие японских компаний в хозяйственной деятельности на российской территории видится Москве как результат собственной доброй воли в виде предоставления соседям доступа к использованию российских природных и человеческих ресурсов.
Основной интерес Москвы лежит скорее в политической области.
От Токио ей нужно в первую очередь более или менее открытое признание новых мировых реалий — крушения той модели миропорядка, при которой роль разработчика и толкователя правил игры в мировой политике принадлежала США и проатлантически настроенной части европейских элит.
Соответственно, российское руководство хотело бы, чтобы своими действиями Япония продемонстрировала, что признает за ним право действовать в международной политике в соответствии с его собственными представлениями о справедливости и легитимности, в том числе без оглядки на позицию японского партнера по военно-политическому альянсу.
Именно эта асимметрия взглядов и интересов двух сторон применительно к диалогу на высоком уровне существенно ограничивает и его возможности, и его текущий эффект. Да, сам факт такого диалога важен, причем для обеих сторон. Он придает им (в том числе, в их собственных глазах) большую значимость в качестве субъектов, а не объектов мировой политики; способствует демонстрации лидерских качеств и позволяет лишний раз заявить свои позиции по проблемам национального и глобального масштаба.
Однако по мере накопления опыта и продолжительности такого диалога связанные с ним ожидания неизбежно уменьшаются, закономерно снижая при этом и интерес к нему со стороны медиа и экспертного сообщества.
Судя по всему, нынешний японский премьер уже начинает ощущать на себе негативные последствия такого рода усталости общественности от перманентных обещаний результатов, которые все больше кажутся малозначимыми или даже вовсе эфемерными. Критические высказывания в адрес его дипломатии на российском направлении стали звучать чаще, хотя и в аккуратной форме.
Руководители компаний намекают, что по политическим соображениям от них требуют продемонстрировать гораздо больший интерес к российским проектам, нежели тот, что может быть оправдан их долгосрочными бизнес-стратегиями. Политические обозреватели делают акцент на том, что позиция российского руководства по наиболее важным для японского общественного мнения вопросам, если и изменилась, то не в благоприятную для Японии сторону.
«Личная» дипломатия, в эффективность которой Абэ публично никогда не сомневался, очевидно, проявляет свою ограниченность. В отношении президента Путина претензии Абэ на личные и доверительные отношения (нехарактерные для японской дипломатии «простые» обращения, публичные заверения в неформальной дружбе и др.), как и предсказывали эксперты, не привели к каким-либо существенным изменениям в позиции российского президента по принципиальным вопросам.
Однако дело не только в чрезмерном упоре на личные отношения, роль которых в международной политике не стоит переоценивать. Нельзя не видеть, что и объективная заинтересованность Москвы в дальнейшем «торге» с Японией продолжает снижаться.
Политическо-экономическая мотивация – преодоление воздействия западных санкций – постепенно уменьшается. Санкции коллективного Запада против России в ключевых для России областях понемногу размываются и так, без особых маневров с Японией. Поставки российского природного газа в Европу прошедшей зимой достигли исторических максимумов.
Подготовительные работы по проекту «Северный поток-2» продолжаются, несмотря на протесты Польши и стран Балтии: совсем недавно, в конце апреля, «Газпром» объявил о подписании соглашения с пятью западными компаниями о финансировании 50% предполагаемых затрат на строительство (€9,5 млрд) и рассчитывает завершить его уже к 2019 году.
Периодически «пробрасывается» информация о возможности реанимации проекта «Южный поток», а перспективы «Турецкого потока» выглядят все более реальными.
Все это уже привело к тому, что необходимость скорейшего наращивания поставок российского газа в восточном (азиатском) направлении воспринимается как менее настоятельная.
Соответственно, политическое давление в направлении настойчивого «окучивания» японского и китайского бизнеса с прицелом на форсированный «разворот на Восток» в последнее время явно ослабло.
Экономическая заинтересованность российского руководства во встречных шагах японского бизнеса также достаточно ограничена. Возможности сотрудничества, в частности на российском Дальнем Востоке, не таковы, чтобы сотворить новое «экономическое чудо», а действенность ограниченных финансовых инъекций японского капитала не сравнима с масштабом проблем, которые могут быть решены только путем фундаментального оздоровления российского экономического механизма.
В этих условиях дальнейшее сближение позиций России и Японии по основным проблемам, которые реально разделяют политиков и общественность двух стран, возможно только в длительной перспективе и на основе широкого диалога, с учетом всех осложняющих его обстоятельств и объективных сложностей.

ttps://news.rambler.ru/

Кому топить Донбасс

Почему ДНР и ЛНР могут полностью перейти на российский баланс
Отключение ЛНР от электроснабжения и угроза «водной блокады» могут привести к полному разрыву хозяйственных связей между Украиной и территориями Донбасса, которые не контролирует Киев. В такой ситуации, чтобы избежать гуманитарной катастрофы на территориях, которые считаются пророссийскими, России придется делать непростой выбор: взять самопровозглашенные республики на баланс или ускорить выполнение минских соглашений, которые предполагают больше ответственности Киева за будущее ЛНР и ДНР.
Сразу после отключения Украиной от электричества ЛНР — формально за долги — снабжение этой территории взяла на себя Россия. Такое решение заявлено как гуманитарная миссия, и вполне обоснованно. Раз уж Россия поддерживает самопровозглашенные народные республики, вряд ли она может спокойно наблюдать, как люди там сидят без света, и делать вид, что ее это не касается. К тому же о такой помощи ее просили и международные гуманитарные организации.
Поставки электроэнергии из России в самопровозглашенную Луганскую народную республику, скорее всего, будут списываться на технологические потери Федеральной сетевой компании (ФСК), входящей в «Россети». Из-за увеличения этих потерь повысят тарифы для российских производителей. Те, в свою очередь, скорее всего, заложат это повышение тарифа в стоимость своей продукции.
Этот процесс перекликается с идеей «налога солидарности на Крым», которая обсуждалась летом 2014 года, на пике патриотической эйфории после присоединения полуострова. Однако даже тогда российское общество встретило эту инициативу негативно, и от нее пришлось отказаться, даже не внося инициативу в Госдуму. С тех пор прошло три года жизни под санкциями, что вряд ли добавляет народу энтузиазма. Более того, оплата электроэнергии самопровозглашенной республики происходит на фоне митингов в России против повышения тарифов на услуги ЖКХ.
Электричества и денег у России на ЛНР, несомненно, хватит. Но проблема в том, что электричеством дело может не ограничиться.
Если не будет найдено решение конфликта на востоке Украины по существу, Россия будет вынуждена брать на себя все больше ответственности за самопровозглашенные республики. Или стать «соавтором» гуманитарной катастрофы практически в центре Европы. Все равно в глазах мирового сообщества ДНР и ЛНР — это именно «российский проект».
По минским соглашениям, ЛНР и ДНР должны интегрироваться в состав Украины — хотя и на условиях серьезной автономии. При этом экономические связи между Киевом и самопровозглашенными республиками рушатся прямо на глазах. ЛНР и ДНР не проводят выборы по украинским законам, Киев не признает эти территории и не объявляет амнистию.
Война в Донбассе идет три года, но Украина до недавнего времени получала уголь из того же Луганска, а потом отправляла туда электричество. Сейчас же отчуждение ЛНР и ДНР от украинской экономики очевидно ускорилось. Причем процесс идет с обеих сторон: народные республики отказались поставлять Украине уголь и явочным порядком национализировали украинские предприятия, киевские власти под давлением радикалов устроили экономическую блокаду ЛНР и ДНР.
Не исключено, что России вслед за газом и электроэнергией придется как-то решать проблемы снабжения ЛНР и ДНР и водой, причем в самое ближайшее время. 26 апреля глава минэнерго Украины Игорь Насалик сообщил о возможной остановке поставок воды, так как оплата за нее тоже не поступает.
Разрыв хозяйственных связей между Украиной и народными республиками обостряет ситуацию едва ли не сильнее, чем боевые действия или недавняя история с подрывом на фугасе в ЛНР машины с миссией ОБСЕ.
Причем радикальный выбор в Донбассе придется делать не только Киеву, но и Москве. Для России это выбор из трех основных вариантов.
Первый — признать ЛНР и ДНР независимыми государствами. В таком случае они все равно будут полностью финансово и экономически зависимы от Москвы, причем обходиться будут хотя бы в силу размеров дороже, чем, например, Южная Осетия. Второй сценарий — интегрировать самопровозглашенные республики в Россию — с новым витком эскалации конфликта с Западом и новыми санкциями.
Есть и третий вариант — форсировать выполнение минских соглашений. Это тоже непросто, учитывая принципиально разные позиции участников этого процесса и тот факт, что ЛНР и ДНР считают Москву фактически единственным союзником, на которого можно положиться.
Поддерживать Донбасс в состоянии «ничейной земли» становится все труднее. Замороженного конфликта не получается, он развивается по своим внутренним законам.
При этом бесконечные споры о последовательности шагов в рамках минских соглашений и о том, кто за что отвечает, наложились на элементарную необходимость миллионов людей в Донбассе хоть как-то зарабатывать себе на жизнь. Этим людям нужны еда, вода, свет в домах, источники доходов. Геополитика сама по себе не кормит.
Никакие частные инвестиции в эти территории, существующие в условиях тлеющего конфликта, по понятным причинам пока невозможны. Украина не хочет больше снабжать свои регионы, над которыми не имеет политического контроля и не знает, как его восстановить. Руководство народных республик все сильнее привыкает к мысли об экономическом отделении от Украины. Любое решение России в этих условиях становится дороже с каждым днем — в буквальном смысле этого слова.

https://www.gazeta.ru/

Три дня в ДНР

Короткое путешествие в новорожденное государство
Одни проводят свой отпуск в Турции или Египте, купаясь в теплом море и загорая на солнышке. Другие едут в Прагу, Париж или Рим, чтобы проникнуться величием истории и культуры. Корреспондент «Ленты.ру» Андрей Гавриленко потратил свой отпуск на то, чтобы посмотреть на относительно редкое в наши дни явление — новорожденное государство.

По ту сторону границы
Пересечь границу между Российской Федерацией и Донецкой народной республикой сравнительно легко. Из документов понадобился только паспорт. К границе я подъехал на автобусе Ростов — Донецк. Примерно час пришлось прождать своей очереди у шлагбаума пограничного КПП. Затем автобус пропустили, и он подъехал к таможенному терминалу. Пассажиров высадили, завели в пустое помещение, расставили вдоль стен и попросили открыть багаж. Вошел пограничник с собакой — славным белым сеттером и пошел по рядам. Пес прилежно обнюхал баулы и рюкзаки, но ничего подозрительного не обнаружил.
После досмотра нас ждал паспортный контроль. В очереди примерно из двадцати человек бордовая книжечка была только у меня. У остальных — синие с золотым трезубцем.
— Служить едете, молодой человек? — тихо спросил меня старичок, стоявший в очереди за мной.
Я ответил, что просто путешествую. Старичок вежливо улыбнулся, но по глазам было видно — не поверил.
Покинув Российскую Федерацию, мы снова погрузились в автобус, проехали несколько минут и остановились у нового шлагбаума. Это была уже граница ДНР. Ее пересечь оказалось совсем просто. Не понадобилось даже выходить из автобуса. Местные пограничники — суровые мужики с автоматами, в камуфляже и зеленых вязаных шапочках, просто собрали у всех паспорта и унесли к себе на проверку. Через двадцать минут нас пропустили.
И вот автобус катит по широкой грунтовой дороге. Я во все глаза смотрю в окно и… ничего особенного не вижу. Да, яркое солнце и зеленая трава, покрывающая пологие холмы по обе стороны дороги, необычны для ноября (в моем родном городе уже снег, морозы и серое небо). Но все же пейзаж как пейзаж. Только пара красноватых гор на горизонте привлекает внимание. Я узнаю в них отвалы, о которых читал. Это шахтерская страна.
А вот рассказ, который я услышал в автобусе, вряд ли услышишь на российских просторах. Говорила одна веселая бабуля, обращаясь ко всем попутчикам сразу. В одном из местных междугородних автобусов пассажиру преклонных лет «приспичило» во время рейса. Водитель остановился у обочины. Старичок выскочил и бросился в придорожные кусты. Спустя несколько секунд вылетел обратно и не в силах больше терпеть присел прямо у обочины. На виду у проезжавших мимо машин. Причиной такого хулиганского поведения стало то, что в кустах старичок наткнулся на оранжевую табличку с надписью красного цвета «Внимание! Мины!».
Пассажиры посмеялись. Я несколько другими глазами взглянул на веселенький пейзаж. И в этот момент, словно в подтверждение моих мыслей, за окном мелькнуло нечто бурое, резко выделяющееся из тональности окружающего ландшафта. В придорожной канаве, словно судно, налетевшее на мель, кособоко застыла угловатая боевая машина. Без башни. Вся покрытая слоем ржавчины. Она промелькнула и исчезла за окном. Но отпечаталась в моей памяти. Будто предупреждающий дорожный знак, полный скрытого смысла.

Гром среди ясного неба
В Донецке я только переночевал и сразу поехал в Дебальцево — время поджимало. Раскаты грома я услышал сразу, как только вышел из автобуса на местной станции. И сначала не придал значения звуку. Но потом задумался. Гром? Среди ясного неба? В ноябре?
Гремело, пока я на станции договаривался с местными таксистами. Моим водителем согласился быть Валерий. Огромный человек, шире меня в плечах и на две головы выше, с бритым черепом и длиннющей седой бородой. На своей старой «четверке» (единственный источник средств существования у Валерия, его жены и троих взрослых сыновей) он весь день возил меня по городу, куря сигареты одну за другой.
В воздухе раздавались резкие хлопки, пока я осматривал два сожженных украинских танка на границе городка. У одной боевой машины была сорвана башня. Она лежала тут же, в нескольких метрах. Чуть подальше обнаружился БМП. Тоже сожженный, покрытый потеками ржавчины и также без башни, которую найти уже не удалось. По словам Валерия, башню приспособили для каких-то загадочных нужд горожане.
Рокотало, пока мы катались по улицам Дебальцево. Обычный такой поселок городского типа. Много неасфальтированных улиц. Каменные одноэтажные домики. Только через два дома третий — разрушен. Полностью или частично. Большей частью с обрушившейся сгоревшей крышей. Валерий показал мне одно из редких многоэтажных зданий. На самом верхнем этаже был пробит тоннель с неровными краями. Здесь из гранатомета накрыли украинского снайпера.
Мы побывали у здания заводского дома культуры, где колоннада поддерживала несуществующую крышу. Здесь я сфотографировал памятник Ленину, расстрелянный в День всех влюбленных. У вождя мирового пролетариата была насквозь прострелена голова, а на теле, изрытом пулевыми оспинами, виднелись следы сине-желтой краски. Затем я осмотрел сожженный городской рынок. На самой его окраине еще теплилась какая-то жизнь. Несколько человек торговали нехитрым товаром — бытовыми мелочами и одеждой. Вообще город выглядел довольно безлюдным, хотя, по словам Валерия, по окончании активной фазы боевых действий многие беженцы вернулись домой.
Когда мы снова выехали за город, к грохоту время от времени присоединялся резкий стрекот (будто кто-то работал на гигантском отбойном молотке). На одной из трасс, идущих мимо Дебальцево, недалеко от КПП (какие есть при въездах всех населенных пунктов страны) мой гид показал мне памятник павшим ополченцам. Простой металлический православный крест, установленный на невысоко поднятой над землей квадратной бетонной площадке. У подножия креста лежит каска. Я сфотографировал памятник. А вот направлять камеру на ополченцев у КПП Валерий мне не советовал. На всякий случай.
После мы побывали у памятника героям, погибшим в Великой Отечественной войне. Стела с именами павших и противотанковыми орудиями, застывшими у ее подножия, напоминали о том, что крохотный городок уже не раз становился ареной кровопролитных сражений.
Гремело, когда я прощался с Валерием на автостанции. Я не выдержал и спросил об этом грохоте своего невозмутимого гида. «Да это за десять километров от города, — ответил тот, пожимая плечами. — Часто, но нерегулярно. Когда весь день, когда тихо. К нам не долетает. Самое страшное мы уже видели. А к этому привыкли». Валерий замолчал. Я проследил за его взглядом. Мимо нас проходила крохотная девочка со школьным ранцем за плечами. Она улыбалась своим мыслям, не обращая внимания на гром среди ясного неба.

Прогулка по Донецку
Донецк — город контрастов. В прямом смысле слова. На центральных улицах — множество торгово-развлекательных центров, ночных клубов, бутиков. Ничто не напоминает о том, что город находится в горячей точке. Но стоит свернуть во дворы, и картина столь же безотрадна, что и в большинстве российских городов, — разбитый асфальт, неубранный мусор, граффити на стенах домов и дверях подъездов.
Донецк основан в 1869 году британским предпринимателем Джоном Юзом. Он построил здесь металлургический завод с рабочим поселком, названным Юзовка. После революции, в 1924-м город переименовали в Сталино. Ну а в 1961-м он обрел, наконец, свое постоянное имя — Донецк. На 70-е годы ХХ века пришелся расцвет города. Население выросло до миллиона человек. После известных событий 80-х и 90-х годов рост города затормозился. Но все же Донецк считался одним из самых экономически развитых городов Украины. Ну а с 7 апреля 2014 года стал столицей Донецкой народной республики.
Донецк отличает ряд особенностей. Прежде всего, что приятно, он очень зеленый. Множество чистых парков. Растительность хорошо себя чувствует в городском климате. Я видел дикий виноград и дикую сливу. Множество цветников. Тут и там, прямо над крышами домов возвышаются красноватые терриконы. Поросшие кустарником и редким лесом, они напоминают настоящие горы. К сожалению, Донецк застроен довольно хаотично. Из некоторых жилмассивов в город ведет одна дорога, что не очень удобно.
Кстати, все главные дороги произвели прекрасное впечатление. Ровные, с целым покрытием. И что меня особенно поразило — свежая четкая разметка всех видов и полное отсутствие пробок. Транспорт ходит часто и очень дешев. Цена на билет в троллейбус — три рубля. За маршрутное такси нужно заплатить восемь.
Почти все достопримечательности города сосредоточены на главной улице — улице Артема. Памятник собственно «товарищу Артему» (псевдоним революционера Федора Алексеевича Сергеева, основавшего в 1918 году Донецко-Криворожскую советскую республику). Копия Царь-пушки, подаренная правительством Москвы в 2001 году. И копия Царь-колокола. Точнее, колокол, подаренный немецким городом-побратимом Бохумом. Стальная роза и парк кованых скульптур. Памятник знаменитому прыгуну с шестом Сергею Бубке у спорткомплекса «Олимпийский».
Не особо большой любитель памятников, тем более что все они сравнительно недавнего происхождения, я бродил по залитым ярким солнцем улицам, пытаясь уловить дух города — столицы нового государства. Прежде всего бросилось в глаза огромное количество черно-сине-красных флагов ДНР. У каждого дома было вывешено по триколору. От администрации города до киоска с вывеской «Ремонт обуви». Часто попадались плакаты с призывом вступить вооруженные силы. Также встречались щиты с портретами Моторолы и подписью «Герои не умирают» (Арсен Павлов погиб примерно за месяц до того, как я приехал в ДНР).
Следы боевых действий не слишком очевидны. По дороге в аэропорт я видел несколько сгоревших высоток. Во дворах часто попадались надписи «Бомбоубежище». Но, пожалуй, самым курьезным следствием войны для меня стала наклейка с рисунком и надписью «Вход с оружием воспрещен» (напоминающее мирные наклейки, вроде «С собаками вход воспрещен» или «Курить запрещается») на дверях некоторых ресторанов и учреждений. В целом можно спокойно гулять по улицам, смотреть на витрины ювелирных магазинов и бутиков, разглядывать бизнес-центры, не подозревая о ведущихся боевых действиях.
О недавнем прошлом напоминают лишь таблички на фасадах домов, начинающихся со слова «вулиця», и иногда встречающийся у пешеходного перехода знак с подписью «Увага!» («Внимание!»). Все расчеты производятся в рублях. В целом, насколько можно понять, жители Донецка считают себя русскими. Только на русском и говорят. С небольшим южным акцентом. Вообще, горожане производят исключительно положительное впечатление. Очень приветливы, общительны, всегда готовы помочь. И все это с мягким, необидным юмором. Уж если ради чего и стоит ехать в Донецк, то это ради его жителей.

P.S.
Я проводил последнюю ночь в Донецке, в квартире, которую снял в первый день приезда. Неторопливо собирал вещи. И тут раздался резкий грохот. Будто под окном уронили многотонный сейф. Задрожали стекла. Грохот повторился. А потом перешел в непрерывное рокотание. Добавились другие тоны. Очевидно, что стреляли из разных видов оружия (как я потом узнал, подвергся обстрелу аэропорт Донецка). Я сидел на диване, смотрел в темные окна, слушал разнокалиберный грохот, звон стекла и говорил себе: «Как хорошо все-таки, что я уезжаю!» Но мой внутренний голос звучал как-то неуверенно. И постепенно другая мысль вытеснила предыдущую: «Я бы очень хотел когда-нибудь сюда вернуться».

https://lenta.ru/

Арктика: мир накануне войны

Россия и США, а также еще шесть арктических стран на форуме в Бостоне подписали соглашение о сотрудничестве в Арктике, сообщает «Интерфакс». В документе отражены основные принципы, регламент, тактика и протоколы обмена информации на случай чрезвычайных ситуаций. Также страны-участницы Арктического совета договорились провести в этом году совместные военные учения.
Несмотря на достигнутые договоренности, Арктика остается ареной острого соперничества государств. В середине марта Европарламент принял резолюцию с призывом запретить бурение в арктических водах Европейской экономической зоны, а также «использование дизельного топлива в Арктике». Кроме того, содокладчик Урмас Паэт указал на геополитическую важность Арктического региона и призвал прекратить его «милитаризацию».
Европарламентарии не скрывают, что их призыв направлен на ограничение российской активности в Арктике. Они отметили, что наша страна развернула не менее шести военных баз к северу от Полярного круга. Также Россия располагает шестью глубоководными портами и 13-ю аэродромами. Не забыт и союзник Москвы — Пекин. Был упомянут его интерес к новым транспортным маршрутам и энергоресурсам.
Предлагая ограничить освоение Арктики, Европа ссылается на экологические причины. Арктический регион был назван «очень чувствительным и уязвимым» к деятельности человека. Схожей позиции придерживается и «Гринпис». Ее российское подразделение даже составило карту свалок на территории российского сегмента Арктики, содержащую 450 объектов. Правда российские власти заранее парировали выпад экологов, выделив на программу очистки 1,2 млрд. рублей.
Отметим, что США после смены администрации не собираются сворачивать освоение Арктики из-за опасности для экологии. Напротив, они готовятся к соперничеству с Россией за ресурсы. Так, аналитики из корпорации RAND предложили правительству воспользоваться таянием льдов для усиления контроля над Северным морским путем (СМП) — стратегическим коридором между Европой и Аляской.
Впрочем, как это можно сделать на практике — неясно. Российские военные приготовление в Арктике более чем заметны. Последняя по времени серьезная операция военных — успешная экспедиция Минобороны от материка по льду до острова Котельный на снегоболотоходной технике. Причем освоение Арктики происходит комплексно. Госпрограмма социально-экономического развития предусматривает выделение до 2020 года на эти цели 209 млрд. рубей.
Замдиректора института географии РАН Аркадий Тишков обращает внимание, что несмотря на многие примеры сотрудничества в Арктике, конкурентная борьба за этот регион не утихает.
— Именно МЧС России одной из первых стала формировать инфраструктуру для действий в Арктике. Речь шла о ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций. За последние годы создана сеть станций и планируется постройка новых. Они позволят безопасно осваивать Северный морской путь, ликвидировать возможные разливы нефти, спасать людей на транспорте, в том числе, в сложных ледовых ситуациях.
Вдоль СМП таких пунктов планировалось построить 10-12. На разных участках требуется разный объем технических и прочих средств. Ведется дистанционный контроль из космоса за состоянием арктической трассы и побережья. Есть система аэродромов, которые могут принимать группы по ликвидации ЧС. Были предварительные договоренности с соседями, США, Норвегией, о совместных действиях. Как видим, теперь подобное соглашение подписано всеми арктическими странами.
В ближайшее время пройдут сразу несколько международных встреч в рамках Арктического совета. Самая крупная, пожалуй, у нас, в Архангельске — «Арктика — территория диалога». Ее проведет лично президент Владимир Путин. Там будут главы всех наших ведомств. Ожидается, что и там, и в ходе других встреч будет подтверждено развитие сотрудничества, в том числе, с США. Причем, не только странами Арктического совета, но и другими, имеющими интерес к Арктике.
«СП»: — Какие это страны?
— Например, Китай. Он имеет статус наблюдателя в Арктическом совете. В рабочей группе по научному сотрудничеству, которую я веду, Китай всегда присутствует. Они очень интересуются СМП. Один ледокол у Китая уже есть. Они уже могут проводить свои суда. Сейчас строится и второй ледокол. У них один из самых крупных в мире арктических институтов — в Шанхае, есть программы исследований. Кроме того, на Шпицбергене у Китая есть стационарная научная база.
Помимо Китая Арктикой интересуется Япония. На только что прошедшем семинаре их специалисты представили свыше 20 докладов. У них есть специализированный центр в университете Хоккайдо, который занимается исключительно Арктикой. Причем реализует свои проекты в российском ее сегменте.
«СП»:- Вам известно о принятой Европарламентом резолюции по Арктике? Как ее оценивать?
— Конечно… Во-первых, там высказываются опасения по поводу добычи нефти и газа на шельфе, так как в Арктике не совершенны технологии ликвидации последствий. А, во-вторых, речь идет об опасности освоения региона для живой природы. И поэтому надо превентивно создать систему особо охраняемых природных территорий, которые бы работали «буфером», позволяя развивать Арктику в хозяйственных целях.
Сейчас в секторах западных стран такие территории занимают 30-50% площади. Например, Гренландия вся — национальный парк. На Шпицбергене около 50%. А у нас 6-7%. В Якутии, правда, побольше. Европа предлагает сначала озаботиться этим, а лишь потом начинать бурение, в том числе и на шельфе.
«СП»: — Насколько искренни европейцы в своей заботе об Арктике и ее российском сегменте?
— Конечно, нельзя говорить о полной искренности. Надо понимать, что наиболее развитая транспортная и газодобывающая инфраструктура в Арктике у России. У нас хоть и есть позитивный опыт сотрудничества с арктическими странами, но все же к ним есть вопросы. Почему-то в Северном море можно бурить Норвегии и другим странам, Японии и Норвегии можно на китов охотиться… Были серьезные международные акции против этого? Нет. В Северном море, кстати, сотни нефте-и газопроводов. А мы не можем даже одну ветку «Северного потока» проложить безконфликтно. Нам говорят про 2-3 наших платформы в Арктике, забывая, что у них десятки таких платформ. Речь идет об использовании экологического фактора в конкурентной борьбе. Это я однозначно говорю.
«СП»: — А как тогда относиться к созданной «Гринпис» карте загрязнений в российском сегменте Арктики?
— Россия, осваивая Арктику, тем не менее, не забывает о вопросах экологии. В том числе, чтобы заранее нейтрализовать упреки со стороны конкурентов, о которых сказано выше. Сейчас, в год экологии, самая большая программа связана с мусором. Там миллиардные вложения в это. До этого тоже десятки тысяч бочек было вывезено из отдельных регионов. Например, с побережья Земли Франца-Иосифа, острова Белый, побережья Ямала. Русское географическое общество участвовало, волонтеры. Артур Чилингаров этим занимался. Помимо очистки от мусора, есть программа сохранения редких видов животных и сохранение особо охраняемых территорий. Будут созданы два заповедника, в том числе в компенсацию за «Северный поток». То есть, эту работу Россия ведет и упрекать нас не нужно.
Эксперт ассоциации независимых военных политологов Александр Перенджиев уверен, что Арктика обречена быть ареной политического и военного соперничества в будущем.
— Обратите внимание, что бостонское соглашение по Арктике подписали отнюдь не главы государств или правительств или хотя бы парламентов. С российской стороны это был адмирал (замглавы Пограничной службы ФСБ, руководитель департамента береговой охраны вице-адмирал Геннадий Медведев — авт.). Это соглашение — во многом техническое, а не политическое. Это своеобразная «пристрелка». Обязательность подобных документов невысокая. Мол, давайте подпишем, набросаем хоть какой-то план, и посмотрим, что будет. Стороны хотят прощупать ситуацию.
Надо понимать, что политическая борьба в Арктике продолжается, и будет продолжаться. Россия активно возвращается в Арктику, созданы специализированные Арктические войска, проводятся учения, строится инфраструктура…
Директор Центра парламентаризма МИГСУ при РАНХиГС, профессор Владимир Бакушев не советует придавать резолюции Европарламента по Арктике излишнее значение.
— Европарламент — это организация, у которой мало полномочий. Все решения принимаются Еврокомиссией, Советом глав государств. Теперь уже оставшихся 27-ми. Есть фактор евроскептиков, чьи позиции, правда, не очень сильны. Есть 7-8 стран, имеющих особую позицию, во главе с Польшей. Они часто оппонируют общей линии Брюсселя. Поэтому инициатива по поводу Арктики если и будет иметь какое-то продолжение, то все решения будут приниматься в национальных парламентах стран Европы, а не в Брюсселе. В той же Норвегии и других заинтересованных странах.

https://news.rambler.ru/

Чего достиг военный блок России и Белоруссии за 20 лет существования

2 апреля 1997 года был подписан Договор о Союзе Белоруссии и России. Документ ознаменовал этап политической интеграции двух государств, частью которой было военное партнёрство. Несмотря на турбулентность в отношениях, Москва и Минск никогда не ставили под вопрос необходимость укрепления взаимосвязей в сфере обороны. Удалось ли России и Белоруссии создать крепкий военный союз и кто является его противником, читайте в материале RT.
Плечом к плечу
Республика Беларусь (РБ) является единственным союзником России на западном направлении. Соседняя страна имеет для Москвы ключевое значение и в стратегическом, и в тактическом отношениях. Согласно обязательствам в рамках Организации договора о коллективной безопасности и двусторонних соглашений, оба государства в случае агрессии будут воевать плечом к плечу.
На территории РБ расположены два российских военных объекта. Радиолокационная станция «Волга» (Ганцевичи) отслеживает пуски межконтинентальных баллистических ракет (МБР) на северо-западном ракетоопасном направлении.
43-й узел связи ВМФ России (Вилейка) обеспечивает связь Главного штаба флота с атомными подводными лодками, несущими боевое дежурство в районах Атлантического, Индийского и частично Тихого океана.
В ответ Россия снабжает союзника широким спектром вооружений: стрелковым оружием, артиллерией, авиационной техникой и средствами ПВО. Большая часть поставок производится на льготной или безвозмездной основе. Пожалуй, самым дорогостоящим подарком РБ стала передача новейших зенитных ракетных комплексов С-400 в прошлом году.
«Только в 2016 году мы заключили уже более 20 контрактов на поставку и модернизацию военной техники. Ещё десятки контрактов находятся на стадии согласования или разработки», — заявил 2 ноября 2016 года министр обороны Белоруссии Андрей Равков на совместной коллегии с Минобороны РФ.
Белоруссия де-факто выполняет функции форпоста на западном направлении для России. Военное присутствие в РБ, поставка военной техники и взаимодействие в сфере обороны — ответ Москвы на усиление военной мощи НАТО.
«На западных рубежах Союзного государства США и другие члены НАТО активно наращивают свой наступательный потенциал, открывая новые базы и развивая военную инфраструктуру. Не прекращаются попытки навязывать свою волю другим странам с помощью экономического и политического диктата, а также военной силы», — подчеркнул министр обороны РФ Сергей Шойгу на совместной коллегии.
Региональная система безопасности
Военный союз России и Белоруссии скреплён десятками документов. Основополагающие принципы его функционирования указаны в Договоре о создании Союзного государства.
Москва и Минск должны разрабатывать и размещать совместный оборонный заказ, объединить систему, технического обеспечения вооружённых сил, осуществлять совместную оборонную политику, координировать деятельность в области военного строительства, взаимодействовать по пограничным вопросам.
Более детально принципы прописаны в Договоре о военном сотрудничестве. Цель совместной военной политики носит исключительно оборонительный характер. В подтверждение своих намерений Москва и Минск договорились о формировании региональной системы безопасности, которая включает единую систему противовоздушной обороны и региональную группировку войск.
С апреля 2016 года функционирует Восточно-европейская Объединённая региональная система ПВО (Россия плюс Белоруссия). С 2004 года действует Соглашение о тыловом обеспечении региональной группировки войск. Этот документ является основополагающим в области совместных боевых действий.
Российские войска имеют право использовать материальные средства и инфраструктуру на территории РБ в «угрожаемый период» или военное время. В первую очередь речь идёт о дозаправке танков, бронетехники и авиации горюче-смазочными материалами.
24 февраля 2011 года вступило в силу Соглашение об обеспечении взаимных поставок продукции военного назначения в период нарастания угрозы агрессии и в военное время. 2 ноября 2016 года данный документ подкрепило Соглашение о совместном техническом обеспечении региональной группировки войск.
Оборона и контрудар
Таким образом, у Минобороны РФ и РБ существует чёткий план переброски войск, военной техники и материальных ресурсов в случае военной угрозы. Выполнение этих задач отрабатываются во время совместных маневров. Ежегодно Россия и Белоруссия проводят десятки командно-штабных и полевых учений.
С 14 по 20 сентября преимущественно на территории РБ состоится крупномасштабное учение «Запад-2017». По словам Равкова, будут задействованы семь полигонов и участков местности для региональной группировки войск.
Численность войск не будет превышать лимита, установленного Венским документом 2011 года, то есть 13 тыс. человек. При этом от РФ будут задействованы лишь три тысячи военнослужащих.
В конце февраля из-за учения «Запад-2017» среди противников российско-белорусского военного союза началась истерика. Белорусские оппозиционеры распространяют слухи о том, что российские войска собираются оккупировать республику. Украинский политикум и президент Литвы Даля Грибаускайте выразили опасения, что армия РФ начнёт вторжение в Европу.
Эксперт в области белорусской армии, обозреватель еженедельника «Белорусы и рынок» Александр Алесин объясняет негативную реакцию западных соседей России:
«Отрабатывается оборона территории Союзного государства от внешней агрессии, это (делается. — RT) на территории Белоруссии. Просто не бывает обороны без контрнаступления. Учитывая, что будет задействовано большое количество живой силы и техники, можно предположить, что перед региональной группировкой поставлены именно такие задачи», — пояснил RT Алесин.
«Если посмотреть доктринальный документ, то там стратегия контрудара тоже прописана: в случае нападения Белоруссия должна выдержать первый натиск, ведя маневренную оборону, а затем на помощь приходят российские войска, прежде всего, это бойцы ВДВ. Дальше подтягиваются подразделения воссозданной недавно 1-й танковой армии РФ, которые наносят контрудар противнику», — добавил Алесин.
Преодолимые трудности
Важная часть военной политики в рамках Союзного государства — это сотрудничество по линии оборонно-промышленного комплекса (ОПК). На этом направлении ситуация выглядит не очень гладкой, но на то существуют объективные причины.
В советское время Белоруссия (в отличие, например, от Украины) не была центром развития оборонпрома. На территории БССР не располагались НИИ, КБ и крупные производственные мощности. В холодной войне Белоруссии была отведена роль транспортного узла и центра тылового обеспечения советских войск в Восточной Европе.
Российская «оборонка» несравнимо мощнее белорусской, и потому армия РБ, по оценке Алесина, на 98% зависит от поставок российской военной техники. Единственный компонент, в котором Россия зависит от своего соседа, это шасси для мобильных комплексов («Тополь-М», ОТРК «Искандер», ЗРК С-300 и С-400, РСЗО «Ураган»), которые производит Минский завод колёсных тягачей.
Диспропорцию в сфере ОПК Москва компенсирует поставками современной военной техники, за которую Белоруссия, как правило, не платит. Тем не менее Алесин посетовал RT, что армия республики испытывает дефицит нового вооружения. Но виной тому, как он считает, является скромный военный бюджет РБ ($725 млн, для сравнения: расходы РФ на оборону составляют $46,6 млрд).
Российский военный эксперт Дмитрий Литовкин признаёт наличие данной проблемы, но считает, что её решение — это вопрос ближайших лет.
«Белоруссия предъявляла претензии, что мы не поставляем ей образцы современных вооружений, которые она хотела бы видеть, но тогда мы и сами не имели эти образцы. Сейчас выполняется программа перевооружения российской армии, как только она будет выполнена, Белоруссия сразу получит то, что она просит», — уточнил в комментарии RT Литовкин.
Ещё одним камнем преткновения между Москвой и Минском было открытие военной базы РФ в Бобруйске. Принципиальная договорённость об этом была достигнута в 2013 году. Создание базы на основе уже существующего аэродрома планировалось завершить в 2015 году, но срок сдачи в эксплуатацию был перенесён на конец 2016-го.
В итоге щепетильная для РФ тема была снята с повестки дня. В апреле 2016 года министр иностранных дел РБ Владимир Макей заявил, что «пока вопрос на данном этапе закрыт». Алесин полагает, что руководство РФ учло нежелание Минска обострять отношения с соседями.
Доцент кафедры политической теории МГИМО Кирилл Коктыш уверен, что на российскую обороноспособность этот эпизод влияния не оказал.
«В ответ на дополнительное размещение войск НАТО в Восточной Европе Россия перебросила комплексы «Искандер» в Калининградскую область. Москва наращивает группировку на западном направлении, и этого вполне достаточно», — отметил в беседе с RT Коктыш.
Кинжал в сердце НАТО
Политологи двух стран указывают, что формирование Союзного государства застопорилось из-за возникших разногласий по политическим и экономическим вопросам. Однако противоречия не отражаются на развитии военного сотрудничества, потому что власти РФ и РБ осознают общность внешних и внутренних угроз.
«Лукашенко понимает, что совместная оборона — это стратегический вопрос. Он бережно относится к сотрудничеству с российской военной элитой, ведь это залог безопасности государства. Могут быть разногласия по поводу молока, сметаны, кефира или энергоносителей, но в вопросах обороны стороны себя ведут щепетильно», — констатировал Алесин.
По его мнению, вбросы в СМИ и в соцсетях о грядущей «оккупации» Белоруссии «зелёными человечками» и нагнетание различных страхов по поводу России — это следствие информационной войны.
«Соседи Белоруссии — Украина, Польша, страны Балтии — очень опасаются военного союза наших государств. В случае военного конфликта Беларусь — это кинжал, направленный в сердце НАТО. Поэтому Россию и Беларусь хотят поссорить. Основные усилия направлены на то, чтобы Минск отказался от обязательств перед РФ», — сказал Алесин.
Коктыш считает, что попытки внести раздор в Союзное государство обречены на провал. Показателем бесперспективности давления на Москву и Минск стал подписанный Лукашенко в декабре 2016 года указ, который предусматривает использование российских и белорусских спецподразделений на территории друг друга, то есть разрешает российскому спецназу проводить антитеррористические операции на территории РБ. Подобный шаг белорусского президента вызвал настороженную реакцию на Западе и волну критики на Украине.
Ранее стороны могли проводить военные операции только в случае внешней агрессии или по обоюдной разовой договорённости. Указ Лукашенко открыл новый этап военной интеграции, который одинаково выгоден двум государствам в условиях высокого уровня террористической угрозы в Европе и вероятности разного рода ЧП в сфере безопасности.

Алексей Заквасин, Кристина Хлусова
https://russian.rt.com/ussr/

Трамп припомнил Москве «доукраинские грехи»

Министерство иностранных дел России выразило разочарование решением американских властей ввести санкции против восьми российских организаций.
— Решение администрации США о введении ограничительных мер в отношении ряда российских организаций, в том числе связанных с авиастроением и подготовкой летных специалистов, вызывает недоумение и разочарование, — говорится в сообщении официального представителя МИД РФ Марии Захаровой. — Никаких серьезных проблем нам эта новая порция санкций, конечно, не причиняет, однако американцы даже не назвали причины, а лишь сослались на свое законодательство, запрещающее им самим сотрудничать с Ираном и Сирией.
Действия Вашингтона противоречат утверждениям о приоритетности борьбы с террором, который угрожает и самим США, уверены в МИД. Захарова полагает, что американские власти «идут на поводу у тех, кто сделал своим основным занятием последовательное разрушение российско-американского сотрудничества».

Напомним, 25 марта США ввели санкции в отношении восьми российских предприятий, инкриминировав им передачу ключевых технологий и продажу оружия Тегерану, Дамаску и Пхеньяну. В черный список попали «Рособоронэкспорт», «150-й авиационный ремонтный завод», внешнеэкономическое объединение «Авиаэкспорт», научно-производственное объединение «Базальт», научно-производственная корпорация «Конструкторское бюро машиностроения», Ульяновский институт гражданской авиации имени главного маршала авиации Б.П. Бугаева, Уральский учебно-тренировочный центр гражданской авиации, Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина. В Госдепе отметили, что эти санкции не связаны с теми, что были массово введены в 2014 году после воссоединения Крыма с Россией, однако американская сторона не конкретизировала, в чём на этот раз обвиняются россияне.
Как заявил первый зампред комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров, введенные США санкции вызваны желанием Вашингтона «подвинуть» Россию с рынка оборонной промышленности, что является недобросовестной конкуренцией.
Член-корреспондент Российской академии ракетно-артиллерийских наук Константин Сивков также полагает, что новый пакет санкций направлен на подрыв имиджа России на рынке вооружений, и, соответственно, потенциала отечественного ОПК.
— С другой стороны, подобный шаг новой администрации, которая не могла не одобрить ограничения, на мой взгляд, подталкивает Россию к сближению с Китаем и Ираном. Как это вяжется с планами Трампа ограничивать влияние Пекина и Тегерана – непонятно, по-моему, наоборот – этот шаг таким стремлениям противоречит.
Заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин объясняет решение Вашингтона банальной логикой бюрократического аппарата.
— Представители бюрократической машины получают довольно хорошую зарплату, и должны как-то оправдывать свой заработок. Рынок вооружений, на мой взгляд, тут не причём… Скажем, северокорейцы получили ОТРК «Точка» из Сирии еще в 1996 году, которая в свою очередь получила эти ракеты еще от Советского Союза. Поэтому в введении этих санкций сейчас нет ни малейшего смысла, тем более что никаких доказательств не предъявлено. Возможно, этот документ долго пылился у кого-то в шкафу, и вот теперь увидел свет, потому что «так положено».
Обвинения в адрес России нарушениях режима нераспространения оружия массового уничтожения и средств его доставки звучали задолго до украинского кризиса, замечает научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов
— Так, в 2013 году Пентагон бездоказательно обвинял Москву в поставках Дамаску военного оборудования, которое «может быть использовано сирийцами для развития оружия массового уничтожения». Ранее — в 2006 году, США вводили санкции против компаний «Сухой» и Рособоронэкспорт, которых обвиняли в передаче Тегерану технологий, запрещенных американским законом «О нераспространении в отношении Ирана». Разногласия двух стран касались следующих моментов. Якобы тогда Россия ставила свои коммерческие интересы превыше всего и «могла пожертвовать принципами нераспространения».
«СП»: — В ответ на критику Вашингтона Москва приводила пример взаимодействия США и Индии в сфере мирного атома.
— В общем, эта тема странная и комбинация для введения санкций, откровенно говоря, довольно странная – сотрудничество с КНДР, Ираном и Сирией. Насколько эти обвинения имеют под собой основания – вопрос Штатам. Тем более что Россия последовательно и со всех площадок выступала за нераспространение оружия массового уничтожения, а упреки в передаче технологий КНДР вообще выглядят странно, хотя не секрет, что КНДР и Иран в этой сфере взаимодействовали.
«СП»: — Зачем новой администрации нужно введение санкций? Эта тема – резонансная, и вряд ли такой шаг можно объяснить просто маховиком бюрократического аппарата.
— Тут можно только гадать. Не исключено, что Трампу при всех обвинениях в сотрудничестве с Россией нужно некими антироссийскими порциями кормить собственных «ястребов». Возможно, он действительно хотел бы улучшить отношения с Москвой, но при наличии мощных противников такого шага ему приходится идти на определенные символические жертвы. А Рособоронэкспорт для Соединенных Штатов уже давно стал некой «красной тряпкой», которую при каждом удобном случае вытаскивают из кармана, а при необходимости – прячут подальше. Например, в ноябре 2015 года США изменили режим санкций против Рособоронэкспорта, выведя из-под ограничений обслуживание ранее поставленных для ВВС Афганистана вертолетов Ми-17.
Поэтому нынешний пакет ограничений носит достаточно символический характер. Эта мера из серии выселения властями США при Бараке Обаме 35 российских дипломатов и закрытии двух принадлежащих РФ дипломатических дач. Дональд Трамп, если бы хотел, мог действовать намного жестче. Скажем, двум институтам гражданской авиации и Военно-воздушной академии от этих ограничений вообще ни жарко, ни холодно.
«СП»: — То есть этот пакет санкций никаких проблем для отечественного ВПК не несет?
— Скорее, неприятности, вызванные имиджевыми потерями. То есть эффект от ограничений может быть только один – усложнение взаимоотношений с партнерами, которым надо будет хорошо подумать, прежде чем сотрудничать с Россией, чтобы не нарваться на американские санкции. Тем более что иранская и северокорейская угроза сейчас на слуху.
Кроме того, это месседж тем оптимистам, которые надеются на какую-либо разрядку во взаимоотношениях Вашингтона и Москвы. Хотя, возможно, подобные антироссийские шаги под непонятным предлогом служат отвлекающим маневром для совместного решения каких-либо вопросов.
«СП»: — Но какая-то логика при введении санкций против конкретных компаний на современном этапе должна быть. Возможно, что здесь фактор Сирии является преобладающим? Скажем, КБ машиностроения специализируется на оперативно-тактических ракетных комплексах.
— Не исключено, что новость про поставку 50 баллистических ракет малой дальности для ОТРК «Точка» в Сирию была правдой, однако этот ракетный комплекс не подпадает под ограничения. Если сильно захотеть, то, конечно, можно найти аргумент в пользу распространения ракетных технологий, но, мягко говоря, надо быть блаженным, чтобы на полном серьезе считать, что правительственные силы сделают из ракет оружие массового уничтожения. В Сирии остались только заводы по ремонту техники.
«СП»: — «150-й авиационный ремонтный завод» выполняет капитальный ремонт вертолетной техники.
— Вертолетный завод точно никаких технологий массового уничтожения не распространяет. Видимо, санкции против него объясняются чисто сирийской темой. Я не слышал, что сейчас был какой-то массовой ремонт вертолетной техники для ВВС Сирии, но, скажем, в 2012 году была громкая история с задержанием у побережья Шотландии британскими властями российского грузового судна Alaed, которое перевозило вертолеты Ми-25 в Сирию.
«СП»: — По логике американских властей, сирийские вертолеты могли сбрасывать бочковые бомбы с химоружием, в чем неоднократно обвиняли Дамаск. Тогда научно-производственное объединение «Базальт» могло попасть под санкции за производство боеприпасов, применяемых в Сирии.
— Возможно. По этой же логике учебные заведения могли попасть под санкции за обучение как сирийских, так и иранских летчиков. Скажем, ядерное соглашение не предполагало ограничений по обучению военных. А к тому времени, когда истечет пятилетнее эмбарго на поставку ударных вооружений в Иран, иранские курсанты могут быть уже подготовлены к пилотированию российских самолетов.
Скорее всего, этот документ был принят с большой задержкой из-за американской бюрократии и разрабатывался еще при Обаме. А может быть, ему дали ход, исходя из внутриполитических соображений.
«СП»: — Резюмируя, подобный санкционный пакет вряд ли имеет цель «подвинуть» Россию с рынка вооружений?
— Основные неприятности США нам создали, когда ввели санкции против предприятий ОПК из-за Украины. Насколько я знаю, эти ограничения сказались на работе российских экспортеров с инозаказчиками из-за сложностей, связанных с оплатой. С одной стороны, санкции привели к техническим сложностям, с другой – к имиджевым потерям, поскольку теперь нужно 100 раз подумать, прежде чем начинать вести диалог с нами.
Но это касается колеблющихся заказчиков, на которых могут повлиять обвинения в сторону РФ по поводу якобы передачи технологий Ирану или КНДР. А так у России и США рынки вооружений в значительной степени разведены. Мы при всем желании никогда бы не попали на рынок стран-членов НАТО, а американцы не могут заходить на рынок Китая из-за собственных введенных против КНР санкций. В Индии также не всегда все определяется американским окриком – там свои особенности, да и США в основном туда поставляют то, что не можем предложить мы. Поэтому я не думаю, что в Вашингтоне постоянно думают, как выпихнуть Россию с оружейного рынка. Скорее, тогда американцам нужно работать против французов, которые у них зачастую перехватывают контракты.

https://news.rambler.ru/

Аляска возвращается?

Аляска захотела войти в состав России

Аляска была бы более развитым регионом с точки зрения безопасности, если бы ей управляла Россия. С таким заявлением выступил советник по арктической политике правительства штата Крейг Флинер. Его слова передает РИА Новости.
«Россия видела в Аляске стратегической регион, а они бы (РФ — Рамблер/новости) так ее и рассматривали, в основном, из-за географического положения и близости к Канаде и США, возможно, русские бы развивали Аляску с точки зрения обеспечения национальной безопасности. Поэтому, вполне возможно, что в отношении обеспечения безопасности страны регион был бы более развит», — заявил Флинер.
По словам Флинера, под управлением Москвы в регионе развивалась бы добыча нефти, газа и минеральных ресурсов.
Однако политик подчеркнул, что не считает возможным возвращение Аляски в состав России: в первую очередь, против подобного развития событий выступили бы сами жители штата.
Одним из возможных направлений сотрудничества между Россией и штатом Аляской Флинер назвал мониторинг и слежение за судами, а также помощь терпящим бедствие судам в Беренговом море.
Южное побережье Аляски было открыто в 1741 году Второй Камчатской экспедицией под руководством капитан-командора русского флота Витуса Беринга. Аляска была продана США императором Александром II в марте 1867 года. Общая сумма сделки равнялась семи миллионам 200 тысячам долларов золотом.

Далее: https://news.rambler.ru/

Представитель правительства Аляски заявил, что региону было бы лучше в составе России

Представитель правительства штата Аляска Крейг Флинер сделал весьма неожиданное заявление. По его словам, тот факт, что Аляска сейчас находится в составе Соединённых Штатов Америки, в определённой степени снижает её безопасность. По словам Флинера, если бы Россия не продала Аляску Америке в позапрошлом веке, то Москва бы сосредоточилась на позитивных контактах с США и Канадой в арктическом регионе и активно развивала бы безопасность и иные сферы на Аляске.

По словам американского регионального чиновника, Россия видела бы в Аляске «стратегический район из-за его географического соседства со странами Северной Америки – Канадой и США».

РИА Новости приводит заявление Крейга Флинера:
Возможно, русские бы развивали Аляску с точки зрения обеспечения национальной безопасности. И это бы в свою очередь привело к развитию (добычи) нефти, газа и минеральных ресурсов. Поэтому, вполне возможно, что в отношении обеспечения безопасности страны регион был бы более развит, если бы оставался в составе России.
При этом Флинер добавил, что на Аляске и сегодня «очень ценят русское наследие». Из заявления Флинера:
У нас большая русская община, много людей говорят на русском, и мы очень горды этим. Мы хотим иметь хорошие и сильные отношения с Россией по многим причинам, исторически мы связаны и это очень важно для Аляски.

При этом чиновник правительства Аляски отметил, что необходимо развивать контакты с Россией в разных сферах деятельности: судоходство, оказание помощи судам, терпящим бедствие, культурные и социальные связи.

Не запишут ли после таких слов Флинера в «агенты Кремля»?..

https://topwar.ru/