Военные рассказали о способах защиты Крымского моста от нападения Украины

Военные эксперты, опрошенные газетой ВЗГЛЯД, заявили, что разрушение Крымского моста военным ударом со стороны Украины практически невозможно. Ранее одна из американских газет посоветовала уничтожить мост как «возмутительное оскорбление» авторитета Украины.
Генерал-лейтенант, экс-заместитель главнокомандующего ВВС России по вопросам Объединенной системы ПВО государств – участников СНГ Айтеч Бижев заявил, что уничтожение Крымского моста военным ударом невозможно.
«Он охраняется с моря, воздуха. У нас есть части истребительной авиации, части зенитно-ракетных войск, например, комплексы С-300 и С-400, которые не дадут этого сделать. Четвертая армия ПВО и ВВС Ростова-на-Дону защищает Крымский мост как объект повышенной важности. Объект защищен многофункционально, у него есть командный пункт, куда стекается вся информация», – рассказал он.
По его словам, еще перед началом строительства моста специалисты предусматривали вопросы безопасности, в том числе на случай провокаций во время его возведения.
«Но провокаций не было, потому что он охраняется со всех сторон: с воздуха, с воды, из-под воды. Без ведома четвертой армии ПВО и ВВС Ростова рядом с объектом не пролетит ни один летательный аппарат – он будет уничтожен», – добавил Бижев.
Бывший начальник зенитно-ракетных войск Сергей Хатылев отметил, что мост «прикрывается комплексом С-400, морской группировкой, вся система ПВО Крыма может прикрыть и обеспечить оборону этого моста».
Также он указал на тот факт, что все надводные средства военного назначения имеют средства малой ПВО или средства прикрытия – например, зенитные пулеметы. Кроме того, задачу прикрывать объекты с воздуха имеет истребительная авиация – авиационная дивизия, которая дислоцирована в Крыму.
«Если говорить о потенциальных подготовках террористических актов на Крымском мосту, я думаю, что будут выделяться специальные силы и средства. Раз об этом говорят американцы, значит, такие варианты рассматриваются, и в любой момент может поступить команда произвести усиление охраны моста», – заявил он.
По мнению Хатылева, у России достаточно сил и средств, чтобы не допустить инцидентов в этом районе.
«Исходя из тех сил и средств, которые там находятся, можно говорить с вероятностью более 80%, что этот мост будет сохранен даже при нанесении ударов по нему», – заключил эксперт.
Ранее американский Washington Examiner написал, что Украине нужно уничтожить Крымский мост как «возмутительное оскорбление» авторитета Украины. Издание полагает, что Киев располагает возможностями для подобных действий.
Во вторник российский лидер за рулем КамАЗа открыл движение по автодорожной части Крымского моста. За первый час работы переправы в среду по ней проехали более тысячи машин и мотоциклов. Это вызвало массовую реакцию за рубежом и бурное возмущение на Украине.

https://vz.ru/news/2018/5/16/

Москва наносит критический удар по возможностям ВВС США: что раскроют исследования уцелевших ракет?

Все мы прекрасно осознаём тот факт, что главной целью попытки нанесения массированного ракетного и ракетно-авиационного удара Объединённых ВМС и ВВС западной коалиции по стратегически важным объектам Сирийской арабской армии, которая состоялась ранним утром 14 апреля, было не уничтожение несуществующих институтов и предприятий по разработке и крупносерийному производству газообразного хлора и зарина (в чём Запад безосновательно обвинил Дамаск пару недель назад). Это была банальная проверка обороноспособности сирийского «зонтика» ПРО, представляющего собой некую «миниатюру» российской войсковой ПВО (ПВО СВ) ввиду наличия на вооружении зенитно-ракетных комплексов средней дальности «Бук-М2Э», а также зенитных ракетно-артиллерийских комплексов малой дальности «Панцирь-С1».

При этом боевое крещение в условиях противодействия со стороны перспективных средств ПВО от российских разработчиков НИИ «Приборостроения им. В.В. Тихомирова» и АО «Конструкторского бюро приборостроения» пытались пройти наиболее современные французские и британские тактические ракеты большой дальности «SCALP-EG», «SCAL Naval», «Storm Shadow», а также штатовские AGM-158B JASSM-ER, суммарный процент которых составил 37%, в то время как на «Томагавки» модификаций TLAM-C/D и UGM/RGM-109E пришлось целых 63%. Как бы там ни было, свои дивиденды от этого удара получили все без исключения стороны. Так, администрация действующего президента США Дональда Трампа смогла хотя бы временно подтянуть ранее утраченный рейтинг как среди «ястребов» из своего республиканского электората, так и среди «ястребов» из демократического лагеря противников. По сути, администрация сдержала обещание, — попытка удара была реализована. Штатовскими и западноевропейскими средствами массовой информации эта попытка была преподнесена, как успешная военная акция, в то время как в реальности всё обстояло кардинально противоположным образом.

Состоящие на вооружении войск ПВО Сирийской Арабской Республики зенитно-ракетные комплексы «Бук-М2Э», «Панцирь-С1», С-125 «Печора-2М» «Куб», а также «Оса-АКМ» и «Стрела-10» перехватили 68% (71 из 105) тактических и стратегических крылатых ракет ОВМС и ОВВС коалиции, что было подтверждено как начальником Главного оперативного управления Генерального штаба ВС России генерал-полковником Сергеем Рудским, так и многочисленными очевидцами, проживающими в окрестностях Дамаска, Шайрата, Думейра, Дювали и Блея, которые пронаблюдали десятки вспышек от разрывающихся боевых частей зенитных ракет на небосводе, а затем и обломков средств воздушного нападения на поверхности. Среди этих обломков были и фрагменты корпусов уничтоженных тактических ракет большой дальности «SCALP-EG» и «SCALP Naval», разработанных французским подразделением корпорации «MBDA France», что также запечатлено на фотографиях местных жителей и военнослужащих. Такой блестящий результат ещё больше увеличил привлекательность российских оборонных предприятий в глазах таких заказчиков, как Сербия, Греция, Египет, Иран, Индия, и, естественно, вывел имидж Российской Федерации на рынке вооружений на совершенно новый уровень.

Событием же стратегической важности можно считать доставку в Российскую Федерацию уцелевших стратегических крылатых ракет «Томагавк» новейшей модификации RGM-109E «Tomahawk Block IV», а возможно и малозаметных тактических крылатых ракет AGM-158A/B JASSM-ER. По-видимому, речь идёт о изделиях, корпус и бортовое радиоэлектронное оборудование которых минимально пострадало в процессе перехвата зенитными управляемыми ракетами 9М330М комплексов «Оса-АКМ» и 9М333 комплексов «Стрела-10М3». Боевые части последних весят всего 5 и 15 кг соответственно, следовательно, повреждения получили в основном аэродинамические плоскости, включая крыло и хвостовые аэродинамические рули. Сохранение ракет может быть связано и с выходом из строя бортовых систем ракет. Возникает вопрос: куда первым делом могут отправиться уцелевшие экземпляры американских крылатых ракет?

Очевидно, что это Центральный научно-исследовательский институт Войск воздушно-космической обороны (ЦНИИ ВВКО), находящийся в Тверской области, в котором полноразмерные макеты, а также реальные прототипы (как в нашем сегодняшнем случае) западноевропейских и американских средств воздушного нападения проходят тестирование по таким параметрам, как:

— эффективная поверхность рассеяния / эффективная отражающая поверхность (ЭПР или ЭОП) в метровом, дециметровом, сантиметровом и миллиметровом диапазонах волн как на фоне воздушного пространства, так и на фоне подстилающей поверхности с учётом естественных пассивных помех из-за переотражений от объектов рельефа местности;
— лазерно-локационные параметры целей, определяемые по альбедо (отражающей способности) лазерного излучения в видимом оптическом диапазоне;
— спектральные характеристики отражающей поверхности в оптическом диапазоне, позволяющие, к примеру, точно определить дальность пеленгования летательного аппарата посредством оптико-электронного модуля 10ЭС1-Е , входящего в состав системы управления вооружением зенитного ракетно-артиллерийского комплекса «Панцирь-С1».

Несмотря на то, что в распоряжении специалистов ЦНИИ ВВКО макет ракеты JASSM/JASSM-ER находится уже на протяжении нескольких лет, точно определить её ЭПР (которая находится в пределах от 0,01 до 0,1 кв. м) было невозможно ввиду отсутствия информации о применяемых в конструкции радиопоглощающих материалах и покрытиях. Теперь же, проведя физико-химический анализ материалов корпуса американских ракет от «Raytheon», удастся чётко воссоздать их прототипы, идентичные по радиолокационной сигнатуре. Также будет известна и инфракрасная сигнатура, определить которую специалисты смогут благодаря детальному изучению геометрии сопла, а также состава остатков топлива для ТРД «Teledyne» CAE J402, по которым будут вычислены энергетические и термодинамические качества продуктов сгорания. Следующим этапом тестирования штатовских ракет или полноразмерных макетов может стать прохождение измерений в безэховой камере для построения ещё более точных диаграмм ЭПР, на которые не сможет повлиять ни один сторонний источник излучения с частотным диапазоном работы до 40 ГГц. Испытания на этом завершатся.

Наиболее важным их этапом станет изучение алгоритмов работы бортового радиоэлектронного оборудования ракет «JASSM-ER», в особенности, — инерциальной навигационной системы, а также передающего модуля стабильности траектории и подтверждения захвата цели BIA («Bomb Impact Assestment») с помощью головного инфракрасного датчика. Загруженная на накопитель ИНС траектория полёта JASSM-ER даст нашим специалистам исчерпывающую информацию по тактике осуществления ударов американских ВВС с учётом рельефа местности, а также позволит выяснить, какие позиционные районы ПВО Сирии не были заблаговременно обнаружены самолётами радиотехнической разведки RC-135W «Rivet Joint».

Большой интерес также вызывают методы шифрования пакетов данных, отправляемых мощным 25-ваттным передатчиком BIA на борт «Ривет Джоинта». Важен и момент включения данного модуля на маршевом участке траектории, что поможет вычислять местонахождение ракеты AGM-158A/B ещё задолго до возможности её обнаружения с помощью самолёта А-50У. Также может быть определён диапазон работы инфракрасного датчика, расположенного в оптикопрозрачном окошке на нижней поверхности обтекателя JASSM-ER. Благодаря этому можно будет разработать эффективные инфракрасные ловушки с удовлетворяющими спектральными характеристиками. Аналогичные исследования будут проведены и над новейшей версией «Томагавка» RGM-109E.

Вывод: со 100%-й уверенностью можно говорить о том, что после изучения ЦНИИ ВВКО и других оборонных учреждениях Российской Федерации, процесс обнаружения, сопровождения и перехвата вышеуказанных типов крылатых ракет с помощью авиации ПВО, наземных зенитно-ракетных средств Воздушно-космических сил России, а также войсковой ПВО будет осуществляться более оперативно и в разы эффективнее. Для возвращения утраченного уровня секретности технологий по проектам JASSM/-ER и «Tomahawk Block IV» компании «Raytheon» потребуются сотни миллионов долларов и несколько лет работы. Всё это справедливо и для французских ракет «SCALP-EG/Naval», с поправкой лишь на иную архитектуру систем наведения.

Источники информации:
http://www.mk.ru/politics/

С праздником Победы, дорогие авиагорожане!

Как бы ни был тот день далек,
Мы о нем никогда не забудем.
Кто вернулся, а кто не смог,
Заслонив Отчизну грудью.
Мы всю жизнь перед вами в долгу,
Неоплатном, невосполнимом,
Все редеет в вашем полку…
Время, время неумолимо.
Пусть оно свой замедлит бег
И позволит вам насладиться
Широтою равнин и рек —
Всем, за что приходилось биться:
И щедростью вольной земли,
И простором березовых рощ,
Где поют по утрам соловьи,
Где рассвет несказанно хорош!
И наивной верой в добро,
И на чудо святой надеждой,
И весенних дождей серебром,
И золотом осени нежной.

С ДНЁМ ЗАЩИТНИКА ОТЕЧЕСТВА!

Welcome Home, или Возвращение на Родину

Я вернулся домой в Москву после двадцатилетней работы в Вашингтоне. Произошло это внезапно — после того, как американцы во время очередного отпуска отозвали уже выданную мне журналистскую рабочую визу.
Бытовых проблем навалилось столько, что поначалу мы с женой просто не знали, за что хвататься, и хватались в основном за голову. Лично меня вовремя образумил зять, удивленно спросивший: «А что такого страшного произошло? Все целы и невредимы, все дома, среди своих…»
Действительно, семья, друзья — главный плюс возвращения. Есть и много других, я их с удовольствием коллекционирую. Важно ведь, не что с тобой случилось, а как ты к этому относишься…

Ветер перемен
Начать с того, что Москва удивительно похорошела. В Вашингтоне я просто не знаю такого красивого и ухоженного парка, как на Воронцовских прудах у нас под окнами, а ведь я еще помню эту усадьбу совершенно заброшенной. Не видел я в Америке и ничего сравнимого по доступности и удобству с новым Центральным кольцом Московского метрополитена. Объехав его целиком по кругу, я буквально со всех сторон осмотрел родную, но быстро меняющуюся и не всегда уже узнаваемую столицу и получил огромное удовольствие.
ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ
Кстати, вот это ощущение быстрых перемен — пожалуй, вообще главное за все время после возвращения. Оно не покидало меня и в Москве, и в Подмосковье, и, например, в Нижнем Новгороде, куда я домчался к родным на новом для меня поезде — стремительной «Ласточке», и в Дивеево, обители святого Серафима Саровского, где мы с родней побывали.
В позднее советское время у нас десятилетиями ничего не менялось. Теперь же вектор динамизма жизни сместился. Да, Америка по-прежнему живет вольготнее и богаче, но там застой, если не регресс. Да, России тяжело наверстывать упущенное, но она рвется вперед. И ветер наполняет ее паруса.

Выгоды…
В заснеженной и местами слякотной Москве чисто: от дома до работы я добираюсь, не запачкав ботинок, а мне до метро шагать 15 минут, причем, как я это называю, «огородами». Для меня это внове — как и то, что в соседней «Пятерочке» среди зимы можно свободно приобрести не только спелые бананы, но и, например, авокадо, к которому я пристрастился за океаном. Другое дело, что на соседней полке — не нормальные сметана и масло, а какой-то невообразимый «сметанный продукт»…
Начать с того, что Москва удивительно похорошела. В Вашингтоне я просто не знаю такого красивого и ухоженного парка, как на Воронцовских прудах у нас под окнами, а ведь я еще помню эту усадьбу совершенно заброшенной
Практически исчез былой бич нашей жизни — очереди, причем не только в магазинах, но и в присутственных местах. Окружной многофункциональный центр госуслуг, куда мне за последнее время не раз приходилось наведываться за различными документами, по удобству легко даст фору, скажем, вашингтонской автоинспекции — DMV.
Есть примеры изменений и, так сказать, нематериального свойства. За уже достаточно долгий срок я почти не видел на московских улицах пьяных. Видел бездомных, но в Вашингтоне с его более щадящим климатом они встречаются, пожалуй, чаще.
Вот, кстати, еще одно отрадное впечатление: разговор с участковым по поводу пары бомжей, поселившихся в начале зимы в нашем подъезде, начался с его напоминания о том, что у них такие же гражданские права, как и у всех. И людей в итоге не выбросили на мороз, а аккуратно переселили.
Список, как говорится, можно продолжать. Например, на работе я до последнего времени находился в оплачиваемом отпуске. Это не благотворительность: он накопился за прошедшие годы и был положен по закону. Но у моих американских знакомых, когда я им об этом рассказывал, округлялись глаза: в США узаконенного права на отдых нет вообще.

…и издержки
Что касается издержек московской жизни, о самой неприятной недавно сообщил Гидрометцентр. По его оценкам, за весь декабрь солнце в нашей столице выглядывало из-за туч всего на 6–7 минут. В Вашингтоне, куда мы сразу после Нового года ездили собирать вещи, стоял, по местным меркам, лютый холод, но при этом, как обычно, было солнечно.
Профессионально моя новая жизнь обещает быть значительно сложнее прежней. В Америке я охотился за новостями, которые в России зачастую не были известны вообще никому. При удаче мог добыть настоящую сенсацию. В Москве же по определению огромное множество людей, куда более осведомленных о местной жизни, чем любые журналисты. К тому же и достучаться до этих людей едва ли не проще за океаном, где я со многими из них пересекался, чем дома.

Выборы, выборы…
Другое дело, что и здесь ничто не мешает задавать по-настоящему интересные вопросы.
Практически исчез былой бич нашей жизни — очереди. Окружной многофункциональный центр госуслуг, куда мне за последнее время не раз приходилось наведываться за различными документами, по удобству легко даст фору, скажем, вашингтонской автоинспекции
Взять хотя бы самую актуальную тему — выборы. И США, и Россия обвиняют друг друга во вмешательстве в предвыборные процессы. Москва при этом предлагает договориться о невмешательстве, Вашингтон пока не реагирует. Многое остается неизвестным или неясным.
Американские ссылки на российские хакерские атаки и активность в соцсетях как ключевой фактор избрания президентом США Дональда Трампа, на мой взгляд, неубедительны, чтобы не сказать смехотворны. Но и обычная российская «привязка» к нашим скорым выборам всего и вся — от санкций до олимпийского допингового скандала и вообще нападок на Россию в американской печати, — честно говоря, требует уточнения.
Доказательной конкретики не хватает с обеих сторон. В принципе это, конечно, понятно, поскольку речь идет о сфере ответственности спецслужб. Я пытался получить отклик на российскую критику у начальника пресс-службы ЦРУ, которого помню еще по его работе в минюсте США, но получил в ответ стандартное «без комментариев». Да и что он должен был мне сказать? Что они за нами не следят? Но это же их работа. Что следят, но не вмешиваются? Тоже ни ему сказать, ни мне поверить невозможно.
ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ
Хорошо еще, что и помимо постороннего вмешательства в теме выборов есть интересные сюжеты. В Америке, например, президентская гонка немыслима без предвыборных дебатов всех основных претендентов. У нас это необязательное условие. Правда, наш действующий президент проводит марафонские пресс-конференции и «прямые линии», но официальные дебаты с его участием — все же другое дело.
Конечно, я с удовольствием послушал бы подробное объяснение, почему их у нас нет. Хотя, честно говоря, ответ и так во многом понятен. В Америке система по существу двухпартийная, и кандидаты ведущих партий спорят фактически на равных. У нас пока реально некого поставить рядом с действующим главой государства, а на упрек по этому поводу он недавно резонно ответил: «Не мне же самому для себя конкурентов воспитывать…»
А заведомые фавориты и в США стараются сводить публичные споры с аутсайдерами к абсолютному минимуму, чтобы не создавать рекламы конкурентам. И, наверное, вообще не участвовали бы в дебатах, если бы того не требовала незыблемая традиция.

Мозги, промытые Америкой
Собственная моя постоянная оглядка на Америку кажется мне естественной: как-никак, я прожил там в общей сложности почти полжизни. Но вот масштабы «американского присутствия» в общественном сознании россиян, которых лично ничто не связывает с США и которым, казалось бы, не должно быть никакого дела до этой страны, меня, честно говоря, поражают.
Масштабы «американского присутствия» в общественном сознании россиян, которых лично ничто не связывает с США и которым, казалось бы, не должно быть никакого дела до этой страны, меня, честно говоря, поражают
Начать можно с телевидения, где в различных ток-шоу идет бесконечное перемывание костей американцам. Часто приходится слышать, что это сознательный пропагандистский подход, призванный, с точки зрения властей, укреплять сплоченность нации. Так сказать, борьба за суверенитет в информационном пространстве.
Допустим. Но какой может быть суверенитет, если на том же телевидении у нас сплошные кальки с американских образцов, как правило низкосортных? Если в Москве и других наших городах и весях на каждом шагу всякие «сити», «плазы» и «Капитолии»? Если мы изъясняемся все более на смеси английского с нижегородским и в собственной жизни — от корпоративной до семейной — старательно копируем чужие «компетенции», привычки и нравы? Причем по собственной доброй воле. Или все это тоже государственный агитпроп нам навязывает?

А отсюда, между прочим, и до трагедий с насилием в школах нетрудно ниточку протянуть. В Америке-то такие трагедии давно не в диковинку. Я писал несколько лет назад об этой оборотной стороне американской свободы, а на днях представитель РПЦ Владимир Легойда на пресс-конференции в ТАСС выразил ту же мысль и подчеркнул: «Если свобода, которая есть в демократических государствах, не балансируется нравственностью, то общество все сильнее будет скатываться в ад. Это совершенно очевидно».

Что перенимать
Если уж что и стоит, на мой взгляд, перенимать у американцев, так это их традиционную улыбчивость, приветливость, взаимную вежливость. Многим они кажутся неискренними, но, как говорится, лучше притворная любезность, чем откровенное хамство.
Мне говорили, что в Москве, особенно среди молодежи, сейчас модно подчеркнуто не обращать внимания на окружающих, «смотреть сквозь людей» и даже не извиняться, если случайно кого-то заденешь. Правда, сам я этого не замечал. Наоборот, наблюдал, как в метро молодые люди со смартфонами и наушниками уступали места тем, кому трудно стоять. А когда однажды на улице меня попросили помочь упавшему старику, рядом притормозила машина и молодая девушка за рулем (еще одна примета времени) сама вызвалась довезти его до дому.
Ну и раз уж речь зашла о культуре общения, не могу не сказать еще об одном. Как быть с нашим родным матом? Которым мы все больше «не ругаемся, а разговариваем» (фраза покойного генерала Александра Лебедя, с которым я в свое время познакомился в Вашингтоне) — причем вне зависимости от пола, возраста и общественного положения. Мне это в Москве очень режет ухо — видимо, с непривычки.
Слава богу, хоть к этой напасти американцы никакого отношения не имеют. Или я ошибаюсь?

Андрей ШИТОВ
Обозреватель ТАСС

Мирное небо. Как Египет оправляется от удара по туристическому бизнесу

После введения запрета на полеты россияне освоили обходные пути поездок в привычные им Турцию и Египет — через третьи страны, но это все равно уступало прежним показателям почти в три раза
В развитие договоренностей между президентами России и Египта 15 декабря в Москве министр транспорта России Максим Соколов (недавний штрафник) и египетский министр гражданской авиации Шериф Фахти подписали протокол о сотрудничестве в сфере обеспечения безопасности гражданской авиации. Следующим шагом станет подписание соответствующего указа президентом России, после которого с 1 февраля должны возобновиться регулярные полеты в Каир. О чартерах в Шарм-эш-Шейх и Хургаду речь пока не идет.

Открытый россиянами в 1990-е годы как место недорого, но качественного отдыха Египет оставался популярнейшим маршрутом вплоть до ноября 2015 года. Теракт против пассажирского самолета «Когалымавиа» 31 октября 2015-го враз изменил ситуацию. Авиасообщение между двумя странами было прекращено. Россия потребовала ужесточения мер безопасности в аэропортах.
Руководство Египта поначалу заняло неконструктивную позицию, отрицая вообще сам факт теракта. Понадобилось несколько месяцев, прежде чем президент Абдул-Фаттах Ас-Сиси признал его. Это и понятно: туризм — слишком важная для Египта отрасль национальной экономики, чтобы ставить ее под удар признанием собственной беспомощности и некомпетентности в сфере безопасности, ключевого требования в современном мире. Теракт повлиял и на другие страны, которые ввели предупредительные меры – всякого рода ограничения на полеты и предупреждения относительно посещения определенных мест в Египте, как, например, Великобритания.

Ближний Восток (в широком смысле слова) представляет собой регион во многом парадоксальный. Это место, где одновременно протекает множество войн и вооруженных конфликтов, но там же находятся популярные места отдыха и туризма. Шарм-эш-Шейх находится на Синайском полуострове, где полыхает партизанская борьба бедуинов под исламистскими лозунгами. Буквально на днях там произошел чудовищный теракт в мечети, при котором погибло 310 человек.
Авиасообщение России с ОАЭ проходит через Иран, находящийся под санкциями и в глобальном противостоянии с Америкой. Курорты и святые места Израиля отделяет от сектора Газа и палестинских территорий на Западном берегу Иордана лишь тонкая стена. Буквально в нескольких километрах бушует гражданская война в Сирии, где свирепствует ИГИЛ, запрещенный в России. То же самое касается другого популярного направления у российских туристов — Турции, ведущей войну с курдами и имеющую под боком ту же Сирию, на границе с которой постоянно происходят инциденты. Вспомним про раскол Ливии, про нескончаемый хаос в Ираке. Даже святые места в Саудовской Аравии, посещаемые миллионами паломников, находятся под угрозой из-за войны в Йемене.

Стена, разделяющая Израиль и палестинцев, словно служит олицетворением того глобального забора, протягивающегося через весь Ближний Восток и разделяющего кричащую роскошь и неблагополучием с насилием. Эта разделительная линия показывает всю призрачность и нестабильность успеха в этом необустроенном и бурлящем регионе, трудность и непредсказуемость ведения бизнеса. Одно происшествие — взорванный (как в Египет) или сбитый (как турками в Сирии) самолет, и границы закрываются, турпоток из России в страну прекращается. В случае Египта речь шла почти о трех миллионах посетителей, россияне стояли на первом месте среди всех иностранных туристов.
Но удар пришелся не только по странам, принимающим визитеров. На обслуживание туристов было «завязано» множество российских турфирм. И когда осенью 2015 года один за одним произошло два инцидента, «закрывших» соответственно туристические рынки Египта и Турции — два самых популярных, сложилась в высшей степени драматическая ситуация для бизнеса. В 2016 году число поездок на отдых за границу сократилось на 17%. Надо было срочно прорабатывать новые направления и предлагать новые услуги.
При этом стоит иметь в виду, что внутренняя инфраструктура — Черноморское побережье Кавказа и недавно присоединенный Крым, не могли служить полноценным заменителем как из-за неготовности инфраструктуры, так и по причине климатических условий. Разумеется, россияне освоили обходные пути поездок в привычные им Турцию и Египет — через третьи страны приезжало до 75 000 в тот же Египет в месяц, но это уступало прежним показателям почти в три раза.

Президент Путин должен был иметь это в виду во время своего завершившегося блиц-визита в Сирию, Египет и Турцию (о сирийских итогах мы уже писали). В 2017 году Турцию уже посетили то ли 4,5 млн россиян (оценка Эрдогана), то ли 4 млн (оценка Путина) — примечательное расхождение, показывающее желание одной стороны преувеличить, а другой — — приуменьшить. Эрдогану важно было продемонстрировать радужную картину, Путину — сдержанность.
Стоит заметить, что при переговорах в Каире тема туризма вообще ушла в тень, и Ас-Сиси и Путин говорили о строительстве АЭС в Египте, о создании российской промышленной зоны на Суэцком канале, о поставках российского зерна. Возобновления полетов коснулся в заявлении для прессы лишь президент России.
Это может свидетельствовать о том, что египтяне смогли компенсировать потери от падения поездок на отдых из России, и сегодня стараются делать вид, что им не к спеху возобновление притока российских туристов, хотя в целом туристическая отрасль дает свыше 11% ВВП и 14% валютных поступлений. Но тут египтяне, видимо, пытаются усилить свои позиции на предстоящих переговорах, когда и будет конкретно решаться, какие рейсы возобновятся и на каких условиях. Идет сложная и не всегда понятная игра — каждая из сторон имеет свои козыри, которые и достает в нужный момент. Многие из них напрямую не связаны с индустрией отдыха — как тот же проект постройки АЭС с российским участием, но и его, и разные политические аспекты Москва может задействовать, оговаривая свои интересы в вопросе возвращения прямых турпотоков.

Максим Артемьев Forbes Contributor

Размышление о сайте, объединяющем всех тех, кому дорога авиация.

«Ты помнишь, как всё начиналось?»
Прошу прощения у тех, с кем я не знаком, за данную фамильярность!
Но, вы понимаете, что из песен слов не выбросишь!
— А что, начиналось? – вправе спросить любой из вас. – Роддом, детский сад, школа или ВУЗ?
— Дорога в авиацию! – отвечу вам я. И у каждого она своя, особенная, неповторимая.

Моя дорога начиналась со ШМАСа (школы младших авиационных специалистов). А вернее не со ШМАСа, а с областного призывного пункта. Там нас собрали со всей области, и, пропустив через очередную медицинскую комиссию, определяли, кого – куда.
Кто покрепче – в ВДВ или морскую пехоту. Кто помельче – в танковые войска. Кто повыносливее – на флот (на 3 года).
Ну, а таких, как я, среднестатистических парней – а авиацию, связь, мотострелковые части и ещё во много разных родов и видов Вооружённых Сил СССР.
Вначале меня распределили в команду, которая отправлялась на север. Поговаривали, что это учебка авиамехаников морской авиации. Но буквально перед отправкой эшелона, несколько десятков парней вывели из строя и отправили обратно в казарму. Среди них был и я. Мы ломали голову, что такое, и в чём причина такой резкой перемены. Хотя в душе многие, в том числе и я, были рады тому, что не едем на север. Уж очень это слово «север» было некомфортно для парня средней полосы Союза. И хотя время призыва было осеннее и холодное, менять ноябрьский моросящий дождь на снега Заполярья, что-то не хотелось.

— Это даже к лучшему, — размышлял я. — Возможно вместо авиации попаду служить в радиотехнические войска или связь. Я полагал, что это было бы значительное удачнее, так как после школы я окончил ПТУ и получил специальность монтажника радиоаппаратуры. Специальность мне нравилась, и я надеялся закрепить знания училища в войсках. А там глядишь, после армии поступлю в политехнический институт. Такие мысли крутились в моём мозгу, когда я анализировал причину, по которой нас вернули из убывающей на север команды.

Но ожидание оказалось коротким. Уже поздним вечером меня включили в состав вновь сформированной команды. Офицеры и сержанты, сопровождавшие нас были в авиационной форме. Следовательно – буду служить в авиации. Ну, что ж, пусть будет авиация. Красивая форма, яркие погоны и петлицы. А у офицеров так, ва-ще-е! Крылатые кокарды на фуражках, голубой кант на штанах!
Я не горевал. Служить шёл с радостью.
«Нам разум дал стальные руки-крылья, а вместо сердца пламенный мотор!» — звучали в голове слова авиационного марша, когда я поднимался по ступенькам плацкартного вагона. Вот так начиналась моя дорога в авиацию. Затем было военное училище, служба в истребительной авиации Войск ПВО в степях и тундре, тайге и городах.

У вас было так же или иначе?
Возможно сразу после школы в авиационное училище?
Или в авиационный институт?
Или бросив гражданский ВУЗ, поступили в военное училище?
А возможно вы и вовсе гражданский человек, который очень любит авиацию?
Ну, что же, я искренне рад всем тем, кто, читая мои строки, считает себя патриотом авиации.
Пусть вы носили только солдатскую форму или только офицерскую! Возможно, что ваши плечи украшали военные погоны или погоны гражданской авиации. Я допускаю, что среди вас есть и те, кто мечтал об авиации, но так и не сумел реализовать свою заветную мечту. Вы можете быть членом семьи авиатора. Не столь важно, представителем сильного или красивого пола являетесь вы.

Важно то, что в нашем Авиагородке живут счастливые жители, как семейные, так и неженатые и незамужние.
А вдруг, вы встретите своего суженого или, свою единственную, именно в Авиагородке?
Всё возможно! Нужно только очень верить!
Прогоните отчаяние, избавьтесь от скуки и тоски, расправьте плечи и представьте, что вы молоды, красивы и счастливы!
Авиагородок – это ваш запасной аэродром, который всегда встретит вас чистым небом, добрым словом, необходимым советом или рекомендацией!
Станьте постоянным посетителем Авиагородка, в нём нет контрольно-пропускного пункта. Получите статус Авиагорожанина!
Авиагородок открыт круглые сутки и с радостью ждёт вас!

Уважаемые друзья и дорогие коллеги!

Очень хочется создать на запасном аэродроме книгу воспоминаний «Это было недавно…Это было давно…», всех тех, для кого Авиация стала родной и близкой, постоянно напоминающей о себе.
У многих за плечами интересная жизнь, в которой были запоминающиеся моменты, необычайные встречи и захватывающие истории.
Напишите в адрес Авиагородка kreolua@rambler.ru о том, что вам запомнилось из вашей авиационной жизни в кадрах, в запасе или в отставке.
Прошу прощения за слово «отставка»! Отставку – забыть! Для нас нет отставки!
Что это за понятие вообще?
Кто нам её может дать?
Соседи по этажу или даче? Пенсионный фонд? Армия или государство?
Это вправе сделать только сам человек! Я, ты, он, она! Но только сам, без чьего-либо принуждения!
Кто имеет право отставить нас от Жизни, Семьи, Детей и Внуков? От родной Авиации, которой отданы годы Жизни и Любви по всему, что с ней связано?! Всему, что достигнуто и дорого?! Всему, что храниться в памяти, независимо от возраста, рангов и регалий!

Приказ издавать не стану!
В штопор пошлю все ставки!
Но повторять не устану!
«Нет для мужчин отставки!»

Жду вас и ваших жизненных историй в Авиагородке, друзья и коллеги авиаторы!
Адрес Авиагородка: http://aviacity.eto—ya.com/
Напишем вместе книгу воспоминаний «Это было недавно…Это было давно…» для наших детей и внуков!
Делаю первый вклад в написание первой страницы своим рассказом «Спотыкач» и «Медовик», который помещаю на странице «Читальня» в Доме культуры Авиагородка.
Прилетайте, приезжайте, приходите в Авиагородок: http://aviacity.eto—ya.com/

Пишите в адрес электронной почты: kreolua@rambler.ru