Мертвая петля «Антонова»

Продолжая делать «Украину сильной», государственный концерн «Укроборонпром» не обошел своим пристальным вниманием и авиационную промышленность.

В начале 2015 года правительство «подарило» «Укроборонпрому» находившееся в сфере управления Минэкономразвития государственное предприятие «Антонов», заодно превратив 15-тысячный коллектив в заложников-крепостных современных сильно способных схемотехников-менеджеров из оборонки. Весьма привлекательный для «Укроборонпрома» актив передавался Кабмином с нарушением процедуры — он был изъят из другого концерна с одноименным названием.

В довесок к ГП «Антонов» нежданно-негаданно «Укроборонпрому» пришлось забрать еще и «Завод 410 Гражданской авиации» с проблемными контрактами и Харьковский авиастроительный завод, находящийся в жутчайшем финансовом состоянии.

Таким образом в составе государственного концерна «Укроборонпром», созданного незабвенным Саламатиным для выкачивания средств из оборонных предприятий, оказалось то, что сегодня принято называть авиационной промышленностью Украины. При этом необходимо отметить, что по всем показателям и признакам указанные предприятия отнести к оборонке можно с большой натяжкой. Далеко не секрет, что Минобороны Украины не спешит размещать на них крупные оборонные заказы. А посему остается только перспектива поиска заказов в других странах.

Именно перенасыщенность информационного пространства победными реляциями по поводу успехов отечественного авиапрома привела автора к мысли осветить реальное состояние дел в этой сфере.

«Карьерные» лифты оборонпрома…

Напомню, что в июне 2015 года президент П. Порошенко открыл «новую эру» в жизни «Антонова», заведя на предприятие, в буквальном смысле за руку, новую команду новоиспеченных руководителей авиационной промышленности Украины. Сложно судить, привел ли такой отток дилеров из автопромовского бизнеса гаранта и его окружения к существенному падению автопродаж на украинском рынке, но вот на состоянии отрасли он может аукнуться самым нелицеприятным образом.

По самым скромным подсчетам, в ГП «Антонов» за последние полтора года влилось около двух сотен «младоменеджеров». Создается впечатление, что в нашей стране не было задействовано огромное количество суперпрофессионалов в сфере авиастроения, и вдруг они все на трубный глас П. Порошенко, О. Гладковского и Р. Романова бросились занимать руководящие посты на ведущем предприятии авиапрома Украины. Мне удалось с большим трудом вычислить среди новых рекрутов лишь трех персонажей, имеющих профильное образование. Похоже, что премьер-министру В. Гройсману, анонсирующему с ноября прошлого года рождение в недрах Кабмина государственной программы возрождения авиастроения, придется предусматривать отдельной строкой получение профильного образования топ-менеджерами «Антонова». Ну, а в некоторых случаях — хоть какого-нибудь образования.

Не надо быть экспертом, чтобы понять: подобная кадровая политика направлена прежде всего на уничтожение созданной в Украине собственной школы авиастроения, где не могло быть бешеного карьерного роста из продавца шоколада, автолака или автомобиля до генерального конструктора. Говоря о генеральном конструкторе, я имею в виду институт генерального конструктора, столь легко ликвидированный новыми менеджерами. Наш бывший генеральный конструктор, благодаря некоторым горе-руководителям, теперь помогает Азербайджану развивать собственную авиастроительную отрасль. Не сомневаюсь, что через пару-тройку лет эта страна пополнит ряды стран с развитыми высокими технологиями. А вот сможет ли Украина удержаться в этом списке — большой вопрос.

Бесспорным достижением современного топ-менеджмента «Антонова» является установление себе самим беспрецедентного уровня вознаграждения за свой «напряженный» труд, заключающийся в обустройстве собственных рабочих мест — ремонтов кабинетов, покупке дорогостоящей мебели, оргтехники и компьютеров. Ну, на худой конец, устройстве братьев, кумовьев или чьих-то родственников на работу с высокой зарплатой. Ну и пусть секретарша вице-президента имеет зарплату в несколько раз выше, чем десятилетия проработавший на предприятии конструктор. А поинтересуйтесь, Петр Алексеевич, у своего назначенца Р. Романова (кстати, поставленного вами на пост с нарушением Основного закона) зарплатной дискриминацией на «Антонове», как, впрочем, и на других госпредприятиях из сферы ваших интересов! А может, выдавить специалистов из украинского авиастроения и есть основная миссия этой команды? Даже не сомневаюсь, что и в России, и в Азербайджане, да и в других странах с распростертыми объятиями примут, и как известно уже принимают взращенных за долгие годы украинских специалистов. Надо ли говорить, что подготовка работников для этой сферы процесс не только дорогостоящий, но в наших условиях уже и неподъемный.

Можете себе представить, как эта многочисленная рать президентов и вице-президентов будет создавать новые самолеты? Какие управленческие решения при отсутствии управленческого опыта и соответствующей квалификации напринимают в авиастроении эти господа? В психологии эта тема известна как эффект Даннинга-Крюгера, когда люди, имеющие низкий уровень квалификации и управленческого опыта, делают ошибочные выводы, оценивая свои неудачные решения как — гениальные, при этом они не способны объективно осознавать свои просчеты и ошибки — в силу низкого уровня интеллекта. Печально, но факт!

PR-туман…

Вот в чем преуспел менеджмент «Антонова», так это в проведении массированных информационных кампаний вокруг своей «бурной» деятельности. Вероятно, именно с этой целью «Укроборонпром» на этот «трудный участок» госпредприятия делегировал Л.Сильского, раздувшего малюсенький сектор по связям с общественностью аж до целого управления.

Так уж получилось, что неоценимый вклад в копилку этого управления, став основными ньюсмейкерами «Антонова», внесли сам президент П. Порошенко, премьер-министр В. Гройсман, генеральный директор «Укроборонпрома» Р.Романов, председатель Совета корпорации «Украинская авиастроительная компания» М. Гвоздев, президент Государственного предприятия «Антонов» А. Коцюба, а в некоторых эпизодах — саудовский принц.

К сожалению, реальное положение дел в авиастроительной отрасли разительно отличается от созданной за миллион гривен веселой картинки с серебристыми целлофановыми шторками, из-за которых Петр Алексеевич извлек фюзеляж Ан-132Д.

Хочу подробнее описать то, на чем пиарятся наши государственные управленцы и функционеры оборонпрома. Здесь можно выделить несколько категорий «достижений». Первое — создание нового самолета Ан-132 в партнерстве с компаниями из Саудовской Аравии. Второе — крупные заказы, якобы поступающие на самолеты «Ан» со всего мира. Третье — снижение зависимости от России в вопросах поставки комплектующих изделий. И это только для начала.
Ан-132Д — старая новая страница авиастроения…

Сначала об Ан-132. Казалось бы — несомненное достижение, новый самолет мирового уровня и т.д. Но — нет! Во-первых, не Ан-132, а Ан-132Д, то есть «демонстратор», а не настоящий самолет. Именно так — только демонстратор возможности создания такого самолета. Это означает, что он сделан из составных частей, не специально для этого разработанных, а из бывших под рукой. Так, основная конструкция самолета, или его планер, — это на 90% планер Ан-24, совершивший первый полет еще в 1959 году. Не хотелось бы огорчать нашего президента и руководителей «Укроборонпрома», вывесивших на своем сайте сообщение о «новой странице в истории авиастроения Украины», но придется. Эта страница была написана в пятидесятые годы прошлого века, еще до вашего рождения, Петр Алексеевич. Соответственно, и технический уровень основной конструкции Ан-132 соответствует требованиям 60-летней давности! Далее — двигатели. Канадские турбовинтовые PWC-150, установленные на этом самолете, используют в гражданской авиации на канадских пассажирских самолетах Dash-8Q-400 более 20 лет. И оборудование — американское, французское, британское и украинское — тоже производится уже много лет и было использовано без какой-либо модернизации. Бортовые системы на Ан-132Д установлены с Ан-178, Ан-158 и других самолетов более тяжелого класса без существенных изменений.

На практике это означает, что Ан-132Д вышел, мягко говоря, неоптимальным. Его собственный вес превышает достигнутый в мире уровень где-то на 45-50%. Он может выполнять те же задачи, что и его конкуренты, только тратя на это в полтора раза больше топлива. Он гораздо дороже в эксплуатации. Подумайте сами, нужен ли кому-нибудь транспортный самолет с подобными характеристиками, даже очень богатой Саудовской Аравии.

Превратить «новую страницу в истории авиастроения Украины» в нормальный самолет с хоть каким-то уровнем конкурентоспособности — задача беспрецедентная. Это означает, что создавать его придется почти с нуля. Хотелось бы быть оптимистом, но подобный проект может потребовать от 3 до 10 лет упорного труда и очень многие миллионы долларов. Согласятся ли саудовцы продолжить играть в эту загадочную игру, требующую все больше денег и времени, без надежды в ближайшее время организовать серийное производство и продажу этого изделия? Очень непростой вопрос. Ведь если саудовцы выйдут из проекта, другие источники финансирования будет найти непросто. Не говоря уж о репутационных потерях для Украины на международном рынке, который и так сокращается для нашей страны с каждым годом. Так что первые полеты Ан-132Д — это не столько повод для праздника, сколько повод поразмыслить, как избежать крупнейшего провала, к которому нынешние ньюсмейкеры так уверенно толкают этот проект.

Заказы в заказе…

Не знаю, как у вас, но у меня за последние полтора года, судя по сообщениям главных функционеров оборонки, складывается впечатление, что на проспекте Победы в главный офис «Антонова» выстроилась огромная очередь иностранных заказчиков, желающих заполучить хоть что-нибудь из того, что может поставить предприятие. Отчеты с международных выставок в отношении полученного портфеля заказов впечатляют. К сожалению, и в этом направлении реальное положение дел сильно отличается от информационного шума, созданного чиновниками оборонки.

На сегодняшний день с определенной долей оптимизма можно говорить лишь о контракте по поставке авиакомпании Silk Way (Азербайджан) 10 самолетов Ан-178. Этот контракт был заключен предприятием еще до президентского десанта новых управленцев.

Справедливости ради надо отметить наличие соглашения о совместном серийном производстве 12 экземпляров Ан-178 для компании Beijing A-Star Science & Technology Co., Ltd (Китай), пока не реализованного в виде контракта. На этом можно поставить точку… Это все. Подчеркиваю, ни один самолет «Антонов» больше не заказан ни Саудовской Аравией, ни Минобороны Украины, ни кем-либо еще. По крайней мере, по состоянию на апрель 2017 года.

Почему же нет заказов? Куда они делись? Ведь раньше заказы были, хоть и не гигантские. Летают же по планете 40 построенных за последние годы экземпляров Ан-148 и Ан-158, еще 6 Ан-32 поступили в ВВС Ирака, 4 Ан-32 встали на службу в МЧС Украины, несколько Ан-74 отправились в Казахстан, Лаос, другие страны.

Ответ прост: потенциальные заказчики хорошо знают положение дел в авиастроении Украины и не разделяют информационного оптимизма его руководителей. Их больше волнует вопрос, способно ли наше ведущее предприятие вообще строить самолеты? Напомню, что последний Ан-148 был достроен и передан, если я не ошибаюсь, Северной Корее ровно два года назад — в апреле 2015 года. А через два месяца после этого Порошенко сменил руководство предприятия. С того момента, то есть в течение второй половины 2015-го, всего 2016-го и первой половины 2017 г. не передано заказчикам ни одного самолета! Существует ли теоретическая возможность достроить хотя бы один самолет в текущем году, или, на худой конец, в течение 2018-го? Поистине, наша авиапромышленность знала тяжелые времена, но такого не было никогда.

Упомянутый выше контракт с Азербайджаном и соглашение с Китаем еще не перешли в стадию выполнения. Не только не начато серийное производство Ан-178 (а в текущем году, согласно принятым обязательствам, надо сдать минимум два самолета), не началась даже подготовка к нему. Да что там подготовка, остановлены все летные и сертификационные испытания Ан-178! Фактически программа остановилась на полпути. Так какие могут быть заказы?

В сборочном цехе «Антонов» уже около трех лет стоят 10 недостроенных Ан-148 и Ан-158. Некоторые из них почти готовы, но не оснащены двигателями и некоторым бортовым оборудованием. Бездарно заморожены на годы около 60 млн долл. Именно столько стоит это «железо». Это богатство покрыто толстым слоем пыли, и до этого никому нет дела. Самолеты не достраиваются. Неужели это делается сознательно?

Об импортозамещении замолвите слово…

Можно долго рассказывать о трудностях с комплектующими изделиями и об импортозамещения российской продукции, но кто хочет — тот делает, а кто не хочет — ищет оправдания.

«Антонов», как и весь «Укроборонпром», уже давно отчитался, что проблема импортозамещения уже почти решена. Все поставщики комплектующих определены. Теперь необходимо заключать договоры на закупку новых комплектующих, устанавливать их на недостроенные самолеты и начинать испытания. Но этого опять-таки не делается!

Тема импортозамещения могла бы найти свое отражение в Государственной программе возрождения авиастроения. Помнится, о ней говорил премьер-министр В. Гройсман в конце ноября прошлого года во время визита на предприятие «Антонов». Вот-вот появится эта программа! Хотя денег на нее нет, но беспокоиться по этому поводу не надо, заверял самолетостроителей В.Гройсман, встречаясь с трудовым коллективом. Напомню Владимиру Борисовичу, что уж конец апреля близится, а программы и денег на нее все нет…

Понятно, что во всех бедах с комплектующими виновата Россия. Но тем не менее, поправьте меня, если ошибаюсь, это не помешало отправить в сентябре прошлого года антоновские крылья в Российскую Федерацию для достройки самолетов для МЧС России!

А как же поставка военно-транспортных самолетов Ан-77 для ВСУ? Причем, в сравнении с бюджетом силовиков на 3 года, а именно столько необходимо времени для запуска первого серийного самолета, необходимая сумма составит всего лишь 3 млрд грн. И это все с мероприятиями по импортозамещению российских комплектующих.

Аналогичная ситуация складывается и с потенциальным заказом шести Ан-77 для Индонезии и постройкой первого серийного военно-транспортного самолета Ан-178 для европейского рынка.

Неплохо было бы все-таки закупить и новое производственное оборудование для серийного завода, что практически полностью по ряду комплектующих нивелирует проблему зависимости от российских комплектующих.

Что в сухом остатке…

Будет уместно напомнить, что предыдущее руководство «Антонова» было уволено в результате обвинений в недостаточном темпе выпуска самолетов — от одного до пяти в год. Почему же сейчас никому из высоких чиновников не придет в голову мысль поинтересоваться сегодняшним темпом выпуска самолетов? Главное, чтобы не испугались от успехов на бумаге!

Надо ли делать вывод, что новоиспеченные командиры «Антонова» все более плотно затягивают на шее коллектива предприятия «мертвую петлю», а их команда все более походит на «похоронную»? Разговор об этом только начался.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
Ежедневно вечером вам будет приходить подборка самых ярких и интересных переводов ИноСМИ за день.

Дмитрий Менделеев

Оригинал публикации: Зеркало Недели

Молода и прекрасна: какие требования предъявляют к cтюардессам в мире

. Белоснежная улыбка, приятный голос и идеальная фигура — современные стюардессы во многом напоминают моделей. Накануне Тушинский суд Москвы отклонил иск сотрудницы «Аэрофлота» о признании дискриминационными требования к размеру одежды бортпроводников. Таким образом, внутренние предписания авиаперевозчика, регулирующие «габариты» персонала, признаны законными.
Аргументы «Аэрофлота» просты: рабочее пространство стюардессы внутри самолета очень ограниченно, и, чтобы не мешать коллегам и пассажирам, она должна быть определенного телосложения. Кроме того, чем больше вес проводника, тем больше расход топлива. Кому-то такие критерии могут показаться обидными, но это далеко не самые строгие требования, которые применяют мировые авиакомпании.
Однозначного ответа на вопрос, до какого возраста можно работать бортпроводником, нет, так как в некоторых странах, например в Великобритании, авиакомпаниям запрещено вводить возрастные ограничения при приеме на работу. В среднем на европейских авиалиниях резюме принимаются от претендентов в возрасте от 18 до 56 лет. Бывают, правда, и исключения. В 2015 году британский перевозчик Virgin Atlantic нанял 59-летнюю бабушку, имеющую 11 внуков, которая всю жизнь мечтала быть стюардессой.
Однако американские авиалинии не так либеральны в этом вопросе. Так, крупнейший авиаперевозчик в США — Delta Air Lines — нанимает стюардесс не старше 25 лет, ростом не менее 165 сантиметров и весящих не более 65 килограммов. Попытки обмануть потенциального работодателя могут закончиться конфузом — на собеседовании кандидатов взвешивают и измеряют.
Вообще, требование к весу — одно из самых распространенных при приеме на работу в зарубежных авиакомпаниях. Идеальный кандидат должен иметь индекс массы тела в среднем от 18 до 25. Чтобы рассчитать, соответствуют ли ваши пропорции этой формуле, дважды разделите свой вес на рост в метрах.
В позапрошлом году компания Air India выпустила предупреждение 600 сотрудникам из 3500 о необходимости сбросить вес в течение полугода, если они хотят сохранить работу. При этом нормальным для женщин, по мнению авиаперевозчика, признавался индекс массы тела от 18 до 22.
Для простоты многие авиакомпании просто вводят ограничения по размеру одежды — не больше российского 44-46-го, но существуют и более детальные требования. Например, у французской компании Aigle Azur строгие требования к объему бедер бортпроводниц — до 100 сантиметров. В китайскую China Southern Airlines не берут владельцев обуви больше 36-го размера.
А популярная авиалиния Объединенных Арабских Эмиратов Emirates придает особое значение размеру груди бортпроводниц. Он не должен превышать 75С.
Что касается роста, то тут разброс более демократичный — от 157 до 188 сантиметров. Самое главное, чтобы бортпроводник без труда дотягивался до полки над сидением пассажира и мог достать оттуда багаж весом до 10 килограммов.
Еще один важный анатомический аспект — идеальная улыбка. У большинства зарубежных авиакомпаний есть особые требования к гигиене рта, ровным зубам, отсутствию цветных коронок, брекетов и прочих инородных элементов, включая пирсинг. Серьги в «неположенных местах» вообще являются распространенным табу, наряду с татуировками (даже там, где их никто, кроме вас, не видит), шрамами, родимыми пятнами и длинными ногтями.
Под запрет нередко попадают и обычные ювелирные украшения. Так, в печально известной американской авиалинии United Airlines бортпроводникам нельзя носить больше четырех колец (по два на руку). Другая американская компания — лоукостер JetBlue — предостерегает стюардесс от любых аксессуаров, которые «не подходят к униформе».
Не обходят вниманием и волосяной покров. Помимо очевидного запрета на вызывающие прически вроде фиолетового ирокеза или дредов, авиакомпании четко прописывают, как должна выглядеть голова бортпроводника. В British Airways нельзя иметь волосы ниже плеч. Компания United Airlines запрещает стюардам носить усы и бороды. Там же существует необычный запрет мужчинам пользоваться средствами макияжа.
В то же время стюардесс обязывают красить губы помадой или блеском. Аmerican Airlines, в свою очередь, предписывает бортпроводникам следить за волосами в носу и ушах.
Сотрудники авиалиний не только не хозяева своей коже, волосам и ногтям, но даже личной жизни. Во многих компаниях, например в немецкой Lufthansa, индийской Jet Airways или английской British Airways, к стюардессам предъявляются требования не состоять в браке и не иметь детей.
С одной стороны, это обусловлено заботой о гипотетической семье. Ведь работа бортпроводника опасна, и авиакомпании не хотят брать на себя ответственность за детей, которые в случае крушения самолета останутся сиротами. К тому же из-за постоянных перелетов у стюардесс остается не так много времени на семью. И все же многие находят эти требования дискриминационными, отмечая, что человек сам вправе расставлять приоритеты.
Постепенно под давлением общественности строгие правила авиалиний меняются. Так, в 2015 году престижная Qatar Airways оказалась в центре скандала с увольнением стюардесс, которые забеременели или вышли замуж до истечения пяти лет работы в компании. После того как политику авиаперевозчика осудила Международная организация труда под эгидой ООН, ограничения были отменены.

РИА Новости, Анна Михайлова
https://ria.ru/

Российский МиГ-29 опережал западные истребители на 10 лет вперед

Новости о скорой доставке из России шести МиГ-29 и принятии их на вооружение ВВС и ПВО армии Сербии послужили замечательным поводом, чтобы вспомнить, как бывшая Югославия покупала эти истребители.
Неделю назад была презентована очень интересная книга «МиГ-29 — наша история» Данко Бороевича, Драго Ивича и Желько Убовича, которые кропотливо описали, как истребители Миг-29 оказались у нас на вооружении, и обнародовали очень интересные и неизвестные прежде детали. В книге есть глава, где опытный пилот и генерал в отставке Бранко Билбия, который первым совершил вылет на МиГ-29, рассказывает, как эти истребители попали к нам на вооружение. Билбия рассказывает, что решение о покупке истребителей нового поколения было принято в начале 1985 года. Тогда его отправили в одну из стран Варшавского договора для оценки самолетов, необходимых для ВВС и ПВО. «Причиной для поездки и оценки типов самолетов послужило то, что у большей части наших МиГ-21 истек технический ресурс. Нужно было приобрести новый истребитель, который возместит недостаток самолетов в период до введения в оперативную эксплуатацию нового самолета, запланированного на 1995 год», — рассказывает генерал Билбия в книге. Он добавляет, что вскоре стало известно: надо совершить полет на МиГ-29, чтобы оценить его тактическо-технические характеристики и то, насколько он соответствует нашим потребностям. «Никто тогда в нашей стране ничего не знал об этом самолете, не знал, как он выглядит. МиГ-21 был самолетом второго поколения, а МиГ-29 — четвертого, что позволяло предполагать технологический скачок, к которому готовился и югославский ВПК», — сказал Билбия. Югославская делегация прибыла в Советский Союз в декабре 1985 года. «На следующий день после прибытия в Москву мы направились на военный аэродром в Кубинку. Нас привели в ангар, где представили выставку из нескольких типов самолетов с вооружением. Все модели были известны, кроме одной. Я сразу понял, что это и есть МиГ-29. Невероятный внешний вид самолета, совершенно новая конфигурация… С очень необычным воздухозаборниками, формой крыла…» — отмечает генерал Билбия. На страницах книги он также рассказал, что самолет выделялся радиолокационной системой нового поколения, по уровню не уступавшей французскому «Миражу-2000» и американскому F-16, которые использовались НАТО. Билбия отмечает, что особенной была и система оптического прицеливания, которая в комбинации с системой прицеливания в шлеме пилота позволяла запускать ракету к цели, даже если самолет не движется в ее направлении. «Тогда наши офицеры впервые увидели и ракету класса „воздух-воздух» К-77 дальностью 70 км, имеющую возможность комбинированного управления (инфракрасного, радарного, автономного)». Малоизвестно, что югославская делегация была единственной, которой тогда в СССР продемонстрировали новую ракету — в ходе дальнейших разработок она стала ракетой Р-77. Кстати, ее не показывали даже самым верным советским союзникам. В ходе полета на МиГе опытный пилот оценил его высоко. Генерал Билбия заявил тогда, что по характеристикам, которые он успел отметить во время полета, МиГ именно тот самолет, который необходим армии его страны. Донесение (бывшего тогда подполковником) Билбии было принято к сведению, и на основании его мнения, а также мнения других членов делегации руководство страны в середине 1986 года приняло решение о покупке самолетов МиГ-29. В общей сложности было приобретено 14 одноместных и два двухместных самолета. Цена составляла 15,9 миллионов долларов за «чистый» самолет, т.е. без вооружения. «Помню, что в то время цена „чистого» F-16 или „Миража-2000″ превышала 30 миллионов долларов. По всем донесениям того периода, а я подготовил их для всех иностранных самолетов, на которых летал, МиГ-29 обладал превосходящими конкурентов характеристиками и был дешевле. Так поступила первая эскадрилья МиГов, и по плану, если наш новый самолет все еще не будет готов, будет закуплена и вторая. Это позволило бы полностью контролировать и защищать воздушное пространство при использовании и других истребителей, которые у нас были до поступления нового самолета», — рассказал генерал Билбия в книге. Почему мы выбрали МиГ-29? В своем вступительном тексте к книге генерал Билбия пишет, что Югославия, нуждавшаяся в истребителе, который заполнил бы пустоту между МиГ-21 и новым самолетом, рассматривала F-16, «Мираж-2000», МиГ-29 и неудачный F-20. «Я свою работу выполнил профессионально, как опытный пилот, и я предложил, вне зависимости от чьих-то желаний, любви и ненависти, купить МиГ-29. Выдвинутые мною после полета аргументы подтверждали, что МиГ-29 на тот момент превосходил конкурентов. Уже на тот момент он был оборудован оптико-электронной прицельной системой, которую Запад скопировал и ввел в эксплуатацию только через 10 лет. К тому же МиГ-29 стоил меньше всех („чистым», без вооружений), и комплектующие для МиГ-21 в основном подходят и для МиГ-29», — написал Билбия. Автор: Андрей Млакар (Andrej Mlakar), Kurir, Сербия. Использован перевод «ИноСМИ.Ру».

«Российский Диалог»: https://www.rusdialog.ru/news/

Рыба или мясо?

Самый известный российский авиационный шеф о вкусах пассажиров и бортовом меню
В Москве в рамках форума SkyService2017 состоялись соревнованиялучших авиационных шеф-поваров мира — тех, кто готовит для авиапассажиров. «Лента.ру» поговорила с Тьерри Мона — одним из самых титулованных российских шеф-поваров, специализирующихся на бортовом питании. Швейцарец, работающий в компании «Аэромар», рассказал, как формируется меню и почему в самолетах никогда не подадут пожарских котлет и творога.
«Лента.ру»: Где вы учились, работали?
Мона: Я учился в Париже, в школе кулинарии Жана Ферранди (Ecole de l’alimentation Jean Ferrandi, Paris, France) — это одна из лучших кулинарных школ во Франции и во всем мире. Потом работал в разных странах — в Швейцарии, Италии, на Карибах, Багамских островах.
Кого вы могли бы назвать своим наставником?
Мой первый швейцарский шеф дал мне очень многое. Он считал, что даже если ты готовишь одно блюдо, то должен делать это идеально. Второй шеф, тоже швейцарец, Пол Бьюттике — с ним мы работали на Багамских островах. Мне тогда было всего 20 лет, и мы до сих пор общаемся. На кухне он был очень требовательным. Кроме того, уделял большое внимание менеджменту, он дал мне понимание того, как руководить людьми, как выстраивать работу. Потому что человек может быть хорошим поваром, но он не будет хорошим шефом, если не умеет руководить.
То есть вы считаете, что никакой демократии на кухне места нет?
Возражения могут быть, но шеф должен быть тоталитарен. Он показывает, как готовить, и постоянно работает с поварами, поддерживая строгую дисциплину на кухне.
Как вы перешли на кухню бортового питания?
Я работал в одном из московских казино. Когда их все закрыли, искал другую работу. И как раз Пол Бьюттике предложил мне готовить еду для пассажиров бизнес-джетов. Я принял это предложение, стал вникать. Хотя частная авиация и кухня бортового питания — это совсем разные вещи. Там все готовится под заказ, ты получаешь пожелания от пассажира и готовишь именно то, что он хочет. Каждый раз это может быть новое блюдо, и у тебя нет права сказать: «нет, я этого не умею».
Эта работа была за границей, а я хотел вернуться в Россию, потому что прожил здесь уже слишком много времени и сильно скучал. Я могу назвать себя почти россиянином, я живу здесь почти 20 лет.
В итоге мне поступило предложение, и я попал в «Аэромар».
Не хотели бы вернуться на кухню ресторана, где, как мне кажется, поле для экспериментов больше? Или здесь тоже хватает простора для творчества?
Простора для творчества хватает. Есть своя специфика, мы не стоим на одном месте — нет такого, что мы готовим котлеты по-киевски сто лет и будем готовить их еще столько же. Мы следим за трендами — если раньше была очень популярна итальянская кухня, то сейчас вкусы сдвинулись в сторону паназиатской.
А как вообще формируется меню? Предложение исходит от вас или от ваших партнеров из авиакомпаний?
Я вношу свои предложения, свои предпочтения, разумеется, есть и у авиакомпаний. В итоге мы принимаем какое-то консолидированное решение.
Мы с нашим директором готовим презентации. Выбираем лучшие блюда, приглашаем наших партнеров из компаний-перевозчиков, дегустируем. На основе всего этого и формируем меню. Примерно такой алгоритм работы у нас со всеми авиаперевозчиками.
Еда загружается в обе стороны или на обратный рейс готовит уже другой кейтеринг?
Для иностранных авиакомпаний мы готовим еду только в одну сторону. А «Аэрофлот» и другие наши российские партнеры загружают питание в обе стороны, но только если полет длится не более четырех часов.
Вы сотрудничаете со многими именитыми шеф-поварами. Как они относятся к тому, что вы адаптируете их рецепты?
Для них это серьезное испытание. Многие обижаются на то, что мы меняем какие-то ингредиенты, хотя мы так поступаем потому, что некоторые продукты просто нельзя использовать в бортовом питании. Чаще всего мы достигаем компромисса, но есть один или два шефа, с которыми очень сложно.
А какие продукты запрещены?
Мы руководствуемся нормами СанПиН. Мы не используем творог, кремы на основе сливочного масла, все натуральные сливки также нужно заменять. Вместо яиц — меланж.
Говорят, в небе вкус блюд меняется, все кажется несоленым. Как вы с этим боретесь?
Мы добавляем совсем немного соли и задействуем больше зелени. На подносе всегда есть соль и перец. Это связано еще и с тем, что кому-то еда может все равно показаться слишком соленой. Тут многое, конечно, зависит от индивидуального вкуса.
Вы упомянули СанПиН, но вы ведь работаете и с иностранными компаниями, и с теми рейсами, что летают за границу. То есть ваша еда должна соответствовать и нормам всех этих государств?
Российские нормы — самые жесткие в мире, поэтому нам не нужно как-то еще приспосабливаться под другие требования.
Вы работаете с авиакомпаниями из разных стран. Трудно приспосабливать меню под вкусы разных народов? Может, у вас есть какие-то международные консультанты?
Если говорить о европейских авиакомпаниях, то эти вкусы я и сам хорошо знаю. Что касается азиатских перевозчиков, («Аэромар» сотрудничает с Korean Air, China Southern и др. — прим. «Ленты.ру»), то есть коллеги, которые меня консультируют. Плюс к тому я периодически летаю в Азию. Недавно, например, был в Таиланде, где изучал тонкости тайской кухни.
Кто из ваших партнеров, на ваш взгляд, ставит самые интересные задачи?
Безусловно, «Аэрофлот». Потом Air Serbia и, пожалуй, Korean Air, если говорить о национальной кухне.
А лично у вас какое блюдо любимое?
Пожарские котлеты. Но это пожарские котлеты, которые я научился готовить еще в Швейцарии. Рецепт мне передал мой шеф, он, в свою очередь, получил его от своего шефа, который жил и работал еще в царской России. Так что он сильно отличается от того, что сегодня называют пожарскими котлетами.
Готовите их для своих пассажиров?
Нет, в меню бортового питания по нормам не может быть котлет. Но если поступит заказ от какого-то бизнес-джета, то мы можем их сделать.
Как отличаются размеры порций в экономе и бизнес-классе?
Зависит от авиакомпании. И от времени подачи — завтрак, обед или ужин. Варьируется где-то от 500 до 1,5 тысяч килокалорий.
Последний вопрос: рыба или мясо?
Мясо.
Беседовал Тимур Юсупов

https://lenta.ru/

Секретный американский военный космолет вернулся с орбиты

Экспериментальный американский космолет военного назначения X-37B в воскресенье, 7 мая, приземлился в Космическом центре Кеннеди во Флориде, завершив двухлетнюю секретную миссию. Об этом сообщает Reuters.
Беспилотный космический аппарат X-37B проводил на орбите эксперименты более 700 дней. Как отметили в военном ведомстве, их назначение — «снижение риска, экспериментирование и разработка концепции операций для многоразовых космических транспортных средств». Другие подробности не сообщаются, стоимость программы засекречена.
Это была четвертая и самая продолжительная на сегодняшний день миссия в рамках секретной программы под контролем сил быстрого реагирования ВВС.
X-37B, также известный как Orbital Test Vehicle, или OTV, впервые был запущен в апреле 2010 года и вернулся через восемь месяцев. Вторая миссия началась в марте 2011-го и длилась 15 месяцев, а третья стартовала в декабре 2012 года и завершилась через 22 месяца. Три предыдущих посадки были осуществлены на авиабазе Ванденберг в Калифорнии.
Военно-воздушные силы намерены запустить X-37B в пятый раз в конце этого года, также с полигона во Флориде.
Длина X-37B — 8,8 метра, размах крыла — 4,5 метра. Взлетная масса беспилотника, который способен после возвращения с орбиты совершать посадку в самолетном режиме, — около пяти тонн. Всего имеется два таких аппарата.

https://lenta.ru/news/

Эксперт об авиабомбе США с GPS-наведением: здесь больше пиара, чем новинки

ВВС США впервые применили корректируемую по GPS авиабомбу GBU-38. Военный эксперт Алексей Леонков в эфире радио Sputnik отметил, что это не новая технология: в России также существует подобное направление, которое уже показало свою эффективность.

ВВС США впервые применили корректируемую по GPS авиабомбу GBU-38 типа JDAM, бомба предназначена для ударного беспилотника MQ-9 Reaper, сообщают СМИ.
Reaper переводится с английского как «Жнец», здесь есть намек на выражение Grim Reaper – «Мрачный жнец», то есть смерть.
Сейчас на вооружении этого дрона стоят бомбы с лазерным наведением. В Пентагоне говорят, что новая технология с использованием GPS позволит применять бомбы в любых погодных условиях и с очень большой точностью.
Отмечается, что к уже существующему арсеналу «Мрачного жнеца» с управляемыми ракетами AGM-114 Hellfire и бомбами с лазерным наведением GBU-12 Paveway II добавилась существенно более дешевая, но достаточно точная бомба свободного падения GBU-38. Тем самым ВВС США сделали исторический шаг, существенно расширив арсенал «Жнеца» и увеличив его ударные возможности, пишет издание Warrior.
В официальном заявлении ВВС США говорится, что «в самом точном режиме система JDAM обеспечит ошибку наведения оружия 5 метров или даже меньше».
По мнению военного эксперта, коммерческого директора журнала «Арсенал Отечества» Алексея Леонкова, американские военные сделали из испытаний авиабомбы с GPS-навигацией шумную пиар-кампанию.
«Авиабомба GBU-38 не совсем дешевая. Понимаете, к бомбе добавляют «мозги», поэтому они дорожают, а не удешевляются. Пиар-кампания в США всегда бывает шумной – из обычной новости они сделали мега-новость. Но здесь больше пиара, чем новинки. Это не совсем новая технология. Программа JDAM существует у американцев с девяностых годов, когда обычные бомбы превращали в высокоточные боеприпасы. Впервые НАТО применило такие бомбы в Югославии, потом было применение этих бомб в Ираке и в Афганистане. Затем их стали оснащать еще головками лазерного наведения. Таким образом, стоимость обычного боеприпаса увеличивалась в среднем до 70 тысяч долларов, то есть боеприпас стал дорогим», – сказал Алексей Леонков в эфире радио Sputnik.
Он отметил, что в России также существует подобное направление, которое уже показало свою эффективность.
«На самолетах Су-24 у нас устанавливался прицельно-навигационный комплекс СВН-24, который вычислял все параметры, и обычная бомба превращалась в высокоточный боеприпас. Что было продемонстрировано в Сирии, когда группировка ВКС бомбила объекты ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая группировка) очень точно. Американская авиабомба показывает среднее круговое отклонение порядка пяти метров. А наши бомбы показывали отклонение порядка одного метра, то есть очень четко попадали в цель. Настолько это было успешно сделано, что прицельно-навигационный комплекс теперь устанавливается на самолеты Ту-22М3 и рассматривается вопрос об его установке на стратегические бомбардировщики Ту-95 и Ту-160», – отметил военный эксперт.

https://ria.ru/

Последний великий ас

Как истребитель Попков жег немецких «экспертов» и прикрывал спину товарищу Сталину

Я хочу рассказать о жизни человека, с которым меня однажды свела журналистская судьба. О человеке, в котором чувство собственного достоинства и абсолютная внутренняя свобода сочетались с ответственностью и долгом. О человеке, который имел отвагу следовать своей судьбе, и в этом ему не помешали ни тоталитарный строй, ни война, ни непреодолимые обстоятельства, ни дураки, ни дороги. Дважды Герой Советского Союза генерал-полковник Виталий Иванович Попков был великим асом Второй мировой войны, одним из десяти лучших летчиков-истребителей СССР и всей антигитлеровской коалиции. На его официальном счету — 47 сбитых самолетов противника, еще 13 были сбиты в групповых боях с его участием. 47 плюс 13! Но эта история не только о сбитых «юнкерсах», «фокке-вульфах» и «фантомах»…
Старший Сталин, духовушка и планер
Виталий Иванович Попков родился в 1922 году в Москве, в Нижнем Кисловском переулке, почти напротив которого, в гараже ЦИК, располагавшемся в здании Манежа, шофером и чекистом работал его отец. Собственно, в этом гараже среди колес, двигателей, в смазке и запахе бензина прошло детство Виталика. Потом родителей послали в секретную спецкомандировку в Тегеран, а мальчика на это время отправили в правительственный детский дом в Гаграх. Там он познакомился с Васей Сталиным и его приятелем Тимуром Фрунзе.
Вася был на год старше Виталика, и у него была настоящая духовушка, из которой ребятишки по очереди стреляли по воробьям. У Виталика это получалось особенно здорово. Несколько раз встречал он и Васиного папу Иосифа Виссарионовича. Старший Сталин сажал деревья и всегда носил в карманах шоколадные конфеты. Ходил по территории дачи и распоряжался: здесь такое дерево посадить, здесь такое, а тебе, мальчик, конфета… А еще проверял у Васи и Тимура уроки, этого ребятишки всегда боялись и готовились заранее — писали на руках «шпаги» (то есть шпаргалки). На время экзаменов духовушка доставалась Виталику в полное владение.
В Гаграх Виталик склеил свою первую авиамодель, там же совершил первый полет на безмоторном планере. Планеры затаскивали высоко в горы на быках, а потом запускали в небо при помощи резиновой катапульты. В 12 лет Виталик Попков стал летчиком-планеристом, совершал долгие самостоятельные полеты над Черным морем. А в 15 лет он уже летал на У-2, который товарищ Сталин подарил Нестору Аргунии, директору госдачи №3, а Вася выпросил для детского дома.
После этого судьба Виталика Попкова была предопределена. Он мог стать только летчиком и уже не представлял себя кем-то другим. А когда на экраны страны вышел фильм «Истребители» с Марком Бернесом и Николаем Крючковым, желание быть летчиком переросло в убеждение, что настоящий летчик может быть только истребителем. В 17 лет Виталий Попков поступил в Чугуевское военное авиационное училище и окончил его в фантастическом выпуске 1941 года, среди других 59 будущих Героев Советского Союза.

Хвост и крылья в стороны
В декабре 1941 года, после шестого рапорта с просьбой отправить его на фронт, Виталий Попков был зачислен в 5-й гвардейский истребительный авиаполк (5 ГвИАП). В первом же бою он сбил свой первый вражеский самолет — тяжелый Do-217 (Dornier). Правда, произошло это при весьма курьезных обстоятельствах.
В одном доме покинутой немцами при отступлении от Москвы деревни Попков подобрал щенка. Щенок оказался не только сообразительным, но и дрессированным. При построении части он непременно занимал место у ноги хозяина и вместе с летчиками выполнял все строевые команды. «Равнение напра-а-аво! Ра-а-авняйсь! Смирно! Шаго-о-ом …арш!» — с уморительной серьезностью щенок следовал командам, расстраивая ряды давящихся смехом бойцов. В результате за нарушение дисциплины сержант Попков был от полетов отстранен и назначен вечным дежурным по кухне. «Пока не посинеет», — образно выразился тогда полковой комиссар.
Жарким майским утром 1942 года, едва сдерживая слезы, штрафник Попков чистил, наверное, уже тысячное ведро картошки, и вдруг в небе над аэродромом появились четыре немецких самолета (два «мессера» Bf 109 и два Dornier). Методично и безнаказанно они принялись расстреливать стоящие на взлетных полосах советские истребители. Как был в фартуке, Попков вскочил в ближайший комиссарский ЛаГГ-3 и, поднявшись в воздух, с первого же захода сбил Do-217.
— Это потом мне трех снарядов на «мессер» хватало, а тогда я в него весь боезапас всадил, так что у Dо-217 хвост и крылья в стороны отлетели, — вспоминал Виталий Иванович.
Еще один немецкий самолет поджег поднявшийся следом командир полка. Когда на земле молодого летчика поздравляли с первой победой, он неожиданно для всех заметил, что свалить немца было нетрудно. «Что ж ты тогда всех не сбил?» — решил поставить на место молодого летчика комполка. Попков мгновенно парировал: «Так вы, товарищ командир, всех немцев своим нижним бельем распугали», — намекая на то, что выскочивший из постели командир был одет совсем не по форме.
Кстати, экранизацию этого абсолютно реального случая мы множество раз видели в популярном советском фильме «В бой идут одни старики», где Виталий Иванович Попков стал прототипом сразу двух киногероев: лейтенанта Кузнечика и Маэстро.
В 1942 году Попков занес в личную книжку мести еще пять сбитых вражеских самолетов под Москвой и еще семь — под Сталинградом.

Встреча с Жуковым. «Мало мерзавцев расстреливаем!»
Именно со Сталинградом и маршалом Жуковым связано одно из самых неприятных и унизительных воспоминаний летчика Попкова о войне — этот эпизод даже спустя шестьдесят лет вызывал в нем ярость и чувство горечи.
— Когда подписи собирали, чтобы Жукова реабилитировать, я отказался, — Виталий Иванович искренне и очень по-детски нахохлился в кресле. — Не потому, что не считаю его великим полководцем, а из-за личного…
А личное состоит в следующем. 23 августа немцы бомбили Сталинград. Город превратился в один огромный пожар: перемешанная с нефтью из разбитых хранилищ горела в Волге вода. Совершая по пять-шесть боевых вылетов в сутки, теряя одного за другим лучших летчиков, «семерка» (7-я воздушная армия) была не в состоянии прикрыть город и переправы. Превосходство немцев в воздухе было подавляющим. Истребители 5-го гвардейского дрались с отчаянной храбростью, часто в одиночку бросаясь на звенья немецких бомбардировщиков, идущих под прикрытием «экспертов» (так немцы называли своих лучших асов-истребителей). И гибли в неравных воздушных боях.
Попков был одним из самых умелых, храбрых и везучих летчиков. Сбив под Сталинградом уже семь машин противника, он знал себе цену, и когда 26 августа 1942 года его в числе трех других лучших летчиков-истребителей фронта вызвали в ставку, не удивился. «Наверное, начальство решило банкет устроить, накормят и наградят, а потом опять в бой», — решил сержант Попков с присущим ему оптимизмом. Но в землянке не оказалось ни столов с фронтовыми деликатесами, ни наград, зато собралось не меньше тридцати генералов. Летчиков поставили с краю, а когда вошли Жуков и Маленков, вытолкнули в первый ряд.
— Почему плохо воюете? — закричал маршал, добавив мата, без которого не обходился. — Мало вас, мерзавцев, расстреливаем! Сколько вы лично расстреляли?
Попков не растерялся:
— Нам, товарищ маршал, немцев хватает. Своих мы не расстреливаем.
— А вот я расстреливаю трусов и предателей! Во двор их…
Летчиков вывели во двор. Появились автоматчики. Виталий Иванович помнит страх и беспомощность перед нелепостью происходящего. И острое чувство унижения. Через минуту троих действительно расстреляли. Привели анонимных, безразличных от обреченности русских мужиков в гимнастерках без знаков различия и расстреляли среди пыли и обломков кирпича. А потом так же безлично уволокли. Кого? За что? Никогда не боявшийся ни чужих, ни своих Виталий Попков был ошеломлен произошедшим.
— Вот так и с вами поступят, — страшно оскалился Жуков, — если будете плохо воевать, суки! С этого дня больше не считать им боевых вылетов, сбитых самолетов, не поощрять, не представлять к званиям и наградам. Свободны…

Друг корейского народа
Когда летчики вернулись в полк, приказ маршала Жукова уже находился в особом отделе части. Благодаря ему в личный счет Виталия Ивановича Попкова не вошли 187 боевых вылетов и 13 сбитых под Сталинградом самолетов противника. Прибавьте к 47 учтенным еще 13 — получится 60. А у первого аса СССР Ивана Кожедуба — 62, у Александра Покрышкина — 59, у Григория Речкалова — 56.
— Так ведь Виталий Иванович еще четырех в Корее сбил, — вставила свое слово в разговор Нина Михайловна, жена Попкова. — Позавчера только его в посольство КНДР как друга корейского народа приглашали на юбилей по случаю шестидесятилетия их вождя Ким Чен Ира.
Летчик лукаво улыбнулся.
— Будет тебе, Нина Михайловна, секреты международной политики раскрывать.
— Но ведь если к шестидесяти немцам добавить еще четырех американцев — выходит, вы вообще в СССР ас номер один! — открытие потрясло меня.
— Да нет, Ваня (Кожедуб — прим. «Ленты.ру») тоже в Корее сбивал. У него побед все равно больше.

Окончание следует

Петр Каменченко
https://lenta.ru/articles/2017/05/07/popkov1/

Правда о МиГ-29

Как американские разведслужбы разгадали загадку убийцы времен холодной войны.
осовой части МиГ-29 (Fulcrum по натовской классификации), стоящего возле здания национального военно-воздушного и космического разведывательного центра на авиабазе Райт-Патерсон в Огайо, выросло осиное гнездо.
Шины на его приподнятых над землей стойками колесах растрескались и порвались. На обтекателе засох птичий помет. Самолет создает впечатление военного трофея, выставленного напоказ как голова на пике. В определенном смысле это и есть трофей, взятый в результате победы в холодной войне. Это один из семнадцати МиГ-29-х, закупленных американским правительством в бывшей советской республике Молдавии в 1997 году. Приобрели самолеты для того, чтобы их не продали Ирану. Та слабая конфедерация, что пришла на смену Советскому Союзу, не имела возможности остановить эту сделку, что стало еще одним актом унижения после распада СССР. «Любое военное ведомство в любой стране серьезно расстроилось бы, получи противник возможность изучать и испытывать его самое современное оружие, — говорит московский историк авиации Сергей Исаев. — Интересно, порадовались бы Белый дом и Пентагон, если бы, например, Мексика попыталась продать Российской Федерации свои вертолеты UH-60L Blackhawk?»

Такое приобретение также дало западным аналитикам, часть из которых работала в мрачном здании этого национального разведцентра, шанс изучить истребитель, на который они смотрели издали на протяжении 20 лет. Когда МиГ-29 впервые появился в 1977 году, он, как и его далекий предок МиГ-15, стал потрясающим откровением: оказывается, Советы догоняют США в области авиационной техники!

Американская разведка впервые узнала о новом советском самолете по спутниковым фотографиям, сделанным в ноябре 1977 года, примерно тогда же, когда истребитель совершил свой первый полет. «Достаточно было взглянуть на его размеры и форму, чтобы понять: Советы проектируют аналог нашего F-16 и F/A-18, говорит Бенджамин Лэмбет (Benjamin Lambeth), написавший в 1999 году книгу Russia’s Air Power in Crisis (Российская военно-воздушная мощь в кризисный период), а в конце 1970-х годов работавший военным аналитиком в стратегическом исследовательском центре RAND в Санта-Монике, штат Калифорния. — Изо всех многочисленных разведывательных источников и средств сбора электронной и прочей информации американское правительство знало довольно много об этом самолете с самого начала, и нам было ясно, что надо что-то делать». В ВВС начали проектировать стелс-технологии и электронные системы для слежения и нацеливания сразу на несколько самолетов одновременно. В 1981 году руководство военно-воздушных сил выступило с первой официальной заявкой на разработку истребительной техники следующего поколения — перспективного тактического истребителя, который со временем станет самолетом, получившим название F-22 Raptor.

В последующие годы та разрозненная информация, которая была собрана о МиГ-29, сложилась в более понятную картину, потому что появилась возможность изучить 21 молдавский МиГ. С 20 по 27 октября 1997 года эти МиГи (14 фронтовых истребителей модели «С», шесть моделей «А» постарше и один двухместный самолет модификации «Б») были разобраны в Молдавии и по частям отправлены в национальный разведывательный центр в Дейтон, где их внимательно изучили на объекте по эксплуатации иностранной боевой техники. Что случилось потом — об этом Национальный военно-воздушный и космический разведывательный центр не сообщает. Офицер центра по связям с общественностью Джеймс Лансфорд (James Lunsford) говорит: «Мы не хотим, чтобы наши противники знали, что нам известно». Возможно, несколько МиГов, которые были в пригодном для полетов состоянии, были отправлены на испытания на базу ВВС Эдвардс в Калифорнию. По крайней мере, один экземпляр оказался в Неваде на авиабазе Неллис. Там его отправили в учебный центр, который летчики называют «зверинцем для молодняка». В центре есть целая выставка военной техники иностранного производства, которая выставлена там для ознакомления с нею молодых разведчиков. Что касается остальных машин и деталей, то данные о них засекречены, за исключением одной первой модели «А», которая попала в национальный музей ВВС США.

Внутри музея его куратор Джефф Даффорд (Jeff Duford) приглашает меня осмотреть галерею холодной войны, расположившуюся почти на четырех тысячах квадратных метрах выставочного пространства. Для начала он показывает мне экспонат «Чекпойнт Чарли». Этот недавно приобретенный тренажер отсека экипажа космического челнока НАСА занимает всю левую часть ангара, вытолкав самолеты в правую, где они стоят как сборная солянка. Там второй МиГ-29 из Огайо стоит нос к носу с непривлекательным штурмовиком Fairchild Republic A-10 по прозвищу Warthog (бородовочник, уродина, страшилище — прим. перев.).

Даффорд снимает ленту ограждения, и мы подходим поближе, чтобы осмотреть самолет внимательнее. В отличие от Миг-29, гниющего возле разведцентра, этот экземпляр замечательно восстановлен и нежится в комфорте с климат-контролем, наслаждаясь мягким светом ламп и блестя свежей краской, которая на ощупь как атлас.

Давайте признаем: советские истребители были безобразны, и МиГи едва ли не самые мерзкие на вид. Самолеты МиГ-17 и Миг-19 времен Вьетнамской войны это утилитарная труба с крыльями. Вслед за ними пришли смертоносные МиГ-21, представляющие собой рациональную скульптуру из углов и конуса. Но Миг-29 совсем другой. Эта прекрасная в своей обтекаемости машина напоминает своего двухкилевого современника с плоскими боками F-15 Eagle ничуть не больше, чем балерина из Большого театра боксера с уличного ринга. Когда галерея будет готова, эти две иконы воздушного боя будут выставлены вместе, говорит Даффорд. Либо же Fulcrum будет красоваться на пару со своим более прилизанным соперником F-16. Даффорд вместе с коллегами продумывает план размещения экспонатов таким образом, чтобы МиГ-29 выглядел как достойный противник, каким он и является.

«Нам очень повезло, что мы получили этот самолет, — говорит Даффорд, проводя рукой по правому воздухозаборнику МиГ-29. — Когда он поступил к нам, на нем была краска молдавских ВВС. Сделано все было очень грубо. Когда начались ремонтно-восстановительные работы, работники, зачищая поверхность, надеялись найти бортовые номера (эквивалент серийного номера в ВВС). Во время зачистки отчетливо проступил номер 08».

Узнав номер, Даффорд понял, что этот МиГ — не только одна из первых боевых машин данной марки, располагавшихся на базе ВВС в подмосковной Кубинке, но и один из первых самолетов из числа показанных за пределами Советского Союза. «Некоторые детали помогли выяснить его происхождение, — говорит Даффорд, — Пластины для отражения пламени…. Там всего шесть отверстий, и это говорит о том, что наш самолет — одна из первых моделей». Другой подсказкой стал способ нанесения номеров. В отличие от самолетов ВВС США, где правила по размерам очень жесткие, до миллиметра, «на российских самолетах расстояние между цифрами может быть разное», отмечает Даффорд. Он внимательно изучил снимки МиГ-29, сделанные в 1986 году на авиационной выставке в Финляндии в Куопио-Риссала. «Это как отпечатки пальцев. Посмотрев на расстояние между цифрами и на место их расположения, я убедился, что эта машина выставлялась в Финляндии».

В 1986 году Юкка Хоффрен (Jukka Hoffren) был фотографом в финских ВВС, работавшим на авиабазе в Тиккакоски, где находится финская военно-воздушная академия. Очарованный новым МиГом, Хоффрен отправился на авиашоу в Куопио-Риссала, где должен был состояться международный дебют этой машины. До 1986 года иностранцы видели истребитель только на нечетких спутниковых снимках, опубликованных в журнале Aviation Week & Space Technology. «Все это авиашоу строилось вокруг МиГ-29», — сообщил мне Хоффрен по электронной почте. Советы были заинтересованы в продаже своего нового самолеты финским ВВС, у которых был весьма разнообразный парк машин, возникший по причине сложной политики послевоенной Финляндии, регулировавшейся разными договорами. В составе военно-воздушных сил были и советские МиГ-21 бис, и шведские Saab Draken, и британские Hawk производства British Aerospace. По словам Хоффрена, в сравнении с весьма боеспособным МиГ-21, который был построен в грузинском Тбилиси так, что метод строительства можно назвать «доводкой молотком», новый МиГ был потрясающей машиной. «Если МиГ-21 можно назвать ракетой с крыльями, то МиГ-29 был очень маневренным самолетом в воздушном бою, и казалось, что он ничуть не уступает, а может даже превосходит F-16».

Увидеть не фотографию, а реальную машину, что сделал Хоффрен в Финляндии, было гораздо познавательнее; но самолет можно узнать по-настоящему только в полете. И в декабре 1989 года Лэмбет получил такую возможность. 15 декабря на базе в Кубинке в отвратительных погодных условиях он стал первым западным аналитиком, слетавшим на МиГ-29, а также первым после окончания Второй мировой войны представителем Запада, приглашенным подняться в воздух в советском воздушном пространстве на боевом самолете (канадский летчик истребительной авиации летал на МиГе в августе 1989 года на авиашоу в Эбботсфорде).

Спустя два года после дебюта Миг-29 в Куопио-Риссала Советы показали эту машину в Англии на авиасалоне в Фарнборо, а в 1989 году на авиасалоне в Париже. В то время Лэмбет был старшим аналитиком в исследовательском центре RAND. Раньше он работал специалистом по советской военной технике в ЦРУ, а также гражданским летчиком. Работа Лэмбета в RAND со специализацией на боевом применении тактической авиации дала ему возможность полетать на многих реактивных самолетах с великолепными летно-тактическими характеристиками. В Фарнборо он познакомился с главным летчиком-испытателем КБ Микояна Валерием Меницким, который сопровождал группу пилотов, техников и обслуживающего персонала на первой крупной западной выставке, где участвовал МиГ-29. Они подружились.

«Я много лет писал о советских самолетах, — говорит Лэмбет. — Когда я услышал, что в Фарнборо привезут МиГ-29, я не мог в это поверить. Я даже представить себе не мог, что мне настолько повезет, и я смогу полетать на нем. Это была своеобразная драма холодной войны — человек, работавший в ЦРУ, получает шанс подняться в небо в советском истребителе с красной звездой». Лэмбет сказал Меницкому, что он очень хочет полетать на МиГ-29. «Он не упал со стула от смеха, а сказал, что, может быть, это получится». Лэмбет выбрал правильное время: советский руководитель Михаил Горбачев недавно начал проводить политику гласности, а поскольку Советы надеялись на продажу нового истребителя другим странам, они были готовы всячески демонстрировать его возможности и характеристики.

Погода в Кубинке той зимой была отвратительная, поэтому перед вылетом на МиГ-29УБ Меницкий занял переднее кресло, а Лэмбет забрался в заднее. Полет предусматривал совершение ряда маневров, которые Лэмбет за несколько недель до этого выполнял на самолете ВВС национальной гвардии F-15 на авиабазе Хикэм в Гонолулу. Отчет Лэмбета в RAND, опубликованный в 1990 году, стал первым несекретным анализом таинственного прежде истребителя. Лэмбет подчеркнул, что не проходил никакой подготовки в качестве летчика-испытателя или летчика-истребителя, но в своем отчете он подробно описал впечатления от полета в кабине МиГ-29.

Вскоре Запад узнал все о МиГ-29, получив возможность для его эксплуатации. За три месяца до полета Лэмбета в Кубинке в Венгрию по туристическим визам перебрались около 7000 восточных немцев, которые разбили лагерь под Будапештом. 10 сентября 1989 года Венгрия официально открыла свою границу с Австрией, дав беженцам возможность отправиться в Западную Германию. К 1990 году Германия объединилась, а на следующий день после Рождества 1991 года прекратил свое существование Советский Союз.

МиГ-29 был единственным боевым самолетом в вооруженных силах Восточной Германии, который объединенное германское правительство сохранило в составе ВВС. «Немцы оказали неоценимую услугу, — говорит историк из военно-воздушного и космического разведывательного центра Роб Янг (Rob Young). — Они рассказали нам о МиГ-29 больше, чем мы могли узнать где бы то ни было. У нас по программе обмена бывали майоры и подполковники. Это было похоже на МиГ-15 в том, что с ним мы создавали модели и проводили имитационные эксперименты еще задолго до того, как сумели получить эту машину». Во время войны в Корее Центр воздушной технической разведки, ставший предшественником национального военно-воздушного и космического разведывательного центра на авиабазе Райт-Патерсон, получил детали потерпевшего аварию МиГ-15 и исследовал обломки, чтобы как можно больше узнать о характеристиках этого изменившего расклад сил МиГа. Летчики-испытатели ВВС США смогли полетать на таком самолете после того, как в сентябре 1953 года дезертировал один северокорейский летчик.

В 1991 году у бывшей Восточной Германии было 29 машин МиГ-29, базировавшихся в Прешене неподалеку от польской границы. Когда пал Железный занавес, летчики и техники Западной Германии начали проводить оценку своих бывших противников, пытаясь понять, можно ли ввести их в состав новых ВВС Германии. В конечном итоге они начали программу обучения, в которой летчики бывшей Восточной Германии выступали в качестве инструкторов.

Были отобраны лучшие из лучших молодых западногерманских лейтенантов и капитанов для переучивания на МиГи. В последующие годы 73-е крыло истребительной авиации, которое было переброшено в Лааге на балтийское побережье, забросали просьбами ВВС и ВМС западных стран, желавшие полетать в учебном бою против МиГ-29.

Петер Стайнигер (Peter Steiniger) был летчиком-истребителем ВВС Западной Германии и выпускником престижных курсов по совместной подготовке пилотов реактивной авиации Европы-НАТО на базе ВВС Шеппард, штат Техас. Вернувшись в Германию, он летал на F-4F, которые были экспортным вариантом легендарных «Фантомов» компании McDonnell Douglas, находившихся в строю в немецких ВВС вплоть до 2013 года. Когда он в 1986 году был лейтенантом, ему и его товарищам показали спутниковые снимки отрезвляющей новой советской разработки. Но не прошло и пяти лет после объединения, как он оказался в сюрреалистических обстоятельствах, порожденных замысловатыми изгибами истории: Стайнигер не только стал хорошо подготовленным пилотом МиГ-29, но и офицером оперативного отдела 73-го крыла, координирующим программу обменов. «Например, — говорит Стайнигер, — я ставлю молодого, взволнованного и перевозбужденного летчика F-16 в пару с пилотом бывших ВВС ГДР. Они поднимаются в небо и совершают несколько элементарных маневров, принятых в истребительной авиации. У нас были сотни таких вылетов, и тысячи уроков во время разборов полетов с коллегами с западных самолетов, которые слушали нас и смотрели наши видеозаписи…в основном с изумлением».

Летчики с многочисленных самолетов-противников МиГ-29, самоуверенно вызывавшие нас на соревнование и подначивавшие нас словами «а ну-ка, покажите, на что вы способны» (среди них такие самолеты как F-14 Tomcat и F/A-18 Hornet ВМС США), были посрамлены и зачастую фигурально в кровь разбивали свои носы уже после первого столкновения с 29-м. «Имея определенный опыт, ты мог превзойти в маневрировании любой реактивный самолет, даже F-16 и Hornet с большим углом атаки, — говорит Стайнигер. — Прекрасная конструкция в сочетании с одним видом бортового вооружения превращала самолет в настоящего убийцу: речь идет о ракете Archer AA-11 (название ракеты Р-73 в натовской классификации — прим. перев.)». Это ракета с тепловой системой самонаведения, обладающая замечательными характеристиками и большей дальностью, чем американская Sidewinder. «Простой монокулярный объектив перед правым глазом позволял мне наводить самонаводящуюся головку на цель под очень большим углом». Способность МиГ-29 захватывать цель на автоматическое сопровождение даже тогда, когда его нос был повернут в сторону от нее, заставила «прослезиться очень многих», говорит Стайнигер.

Но хотя в ближнем воздушном бою МиГ-29 был хорош, западные летчики вскоре обнаружили в нем несколько недостатков. Бывший пилот F-16 Майк Дженш (Mike Jaensch), учившийся в школе вооружений ВВС и служивший в ПВО, в 1994 году вернулся на действительную военную службу после того, как его уволили из американских авиалиний. Хорошо владеющий немецким языком Дженш получил место в составе группы летчиков, отправившихся в 1998 году по обмену в Лааге в эскадрилью, где были МиГи. Дженш буквально влюбился в этот самолет, в его мощь и маневренность, но испытывал определенные сложности с бортовой РЛС и вспомогательными системами. «Советская система взглядов был такова, что летчик в основе своей это исполнительный механизм ручки управления, — говорит он. — Самолет очень сильно отличался от того, к чему привыкли мы. Бортовой электроники был самый минимум. Такая система взглядов также означала, что Советам не нужно было передавать информацию летчику». Поскольку системы МиГа не могли передавать пилоту информацию о сложном боевом пространстве, боевые полеты на машине были запрещены. В 1998 году силы НАТО думали о том, чтобы направить МиГи из Лааге в Косово, но отказались от этой идеи. Операторам бортовой системы дальнего радиолокационного обнаружения и предупреждения (АВАКС) пришлось бы уделять особое и отдельное внимание МиГам. «АВАКС выдает информацию трем-шести самолетам на боевом патрулировании, но для нас пришлось бы передавать дополнительную информацию, — говорит Дженш. — Мы решили, что в итоге будем больше мешать, нежели помогать». Кроме того, у сербов тоже были МиГ-29, в связи с чем опознавание «свой-чужой» в воздухе было бы затруднено.

В 1996 году Фред Клифтон (Fred Clifton) стал первым в рамках программы обмена пилотом МиГ-29, прикомандированным к 73-му крылу. Этот выпускник школы вооружений ВВС, служивший на F-16, а также налетавший тысячи часов на F-15, F-5 и МиГ-29, подходит к характеристикам русского самолета трезво и холодно, как аналитик. «Это великолепная машина [в плане совершения элементарных маневров], — говори он. — Но из четырех истребителей, на которых я летал, этот самый непослушный и трудный в управлении». До того, как стать пилотом МиГ-29, Клифтон получил свое первое инструкторское назначение, став летчиком «самолета противника» и летая на F-5 по программе интенсивного обучения опытных летчиков, оттачивавших навыки боевых действий против известных угроз, в том числе, против МиГ-29. По прибытии в 73-е крыло он получил уникальную возможность подвергнуть критической проверке учебную программу, по которой занимались летчики в США. «Я получил шанс понять, насколько правильно я вел подготовку пилотов как летчик противника, — говорит он. — Многое из того, что нам дала разведка, оказалось верным». Да, МиГ-29 был исключительно боеспособной машиной в воздушном бою, и впечатляла его способность производить пуск ракет под очень большим углом по отношению к направлению полета (к 2002 году русские утратили это преимущество в наведении, отмечает Фред Клифтон, потому что американцы приняли на вооружение ракету AIM-9X и нашлемную систему целеуказания). Но у самолета была небольшая емкость топливных баков, а, следовательно, малая дальность полета, тесная кабина со множеством кнопок и переключателей на приборной доске, среднего качества РЛС и низкие показатели в плане универсальности. Его возможности ограничивались тем, что он перехватывал и сбивал цели противника на небольшой дальности от собственного аэродрома. Летчиков восточного блока учили послушно следовать указаниям наземных операторов, поэтому системы МиГ-29, включая индикатор на лобовом стекле, были разработаны недостаточно хорошо, и пилоты очень слабо владели ситуацией в воздухе.

Пилот гражданских авиалиний Даг Рассел (Doug Russell) в свое время участвовал в программе обмена и летал в составе 73-го крыла. Он и сегодня периодически летает на зарегистрированном как гражданская машина МиГ-29, приобретенном в Киргизии и принадлежащем соучредителю Microsoft Полу Аллену (Paul Allen, Рассел иногда летает и на других МиГ-29, зарегистрированных в США в Иллинойсе). Ему нравится этот самолет, но он говорит, что полет на нем похож на выходные в Вегасе: жажды наслаждений хоть отбавляй, а дающего удовлетворение результата мало. «Мы находились в высокой степени готовности и летали с бортовым вооружением, однако это ничего нам не давало, — говорит он о времени, проведенном в немецких ВВС. — Парню с Запада было трудно летать на этой машине, потому что у него не было того уровня осведомленности об окружающей обстановке…. Нас никогда не приглашали на танец». Рассел считает, что аналитики НАТО очень интересовались МиГом и настаивали на том, чтобы немцы продолжали летать на нем.

Вскоре после прибытия в 73-е крыло Клифтон узнал, что технические аналитики в США скоро выяснят все оставшиеся секреты МиГ-29. Во время командировки на авиабазу Рамштайн он присутствовал на секретном брифинге, где было сказано, что ВВС США закупают молдавские МиГи. Многие полагали, что ВВС составят эскадрилью из МиГ-29, чтобы они участвовали в подготовке летчиков в качестве самолетов противника. Но к полетам были годны лишь несколько из приобретенных машин. Чтобы поднять в воздух остальные, нужны были большие затраты. Кроме того, было крайне неудобно торговаться с Российской Федерацией из-за запчастей. Поэтому создание эскадрильи «противника» оказалось делом непрактичным.

Питер Стайнигер запустил вебсайт, на котором с энтузиазмом ведет летопись немецких МиГов и делится ощущениями от полетов на них. Там немало поразительных фотографий и хвалебных слов в адрес МиГ-29. Вместе с тем, Стайнигер говорит: «Хотел бы я воевать на таком самолете? Нет. Если отставить в сторону ракету Archer AA-11, работа в кабине летчика очень трудоемкая. Владение ситуацией за пределами прямой видимости ограничивается картой». Иными словами, летчику приходится опускать голову, открывать карту и смотреть, где же он оказался.

Некоторые самолеты МиГ-29 по-прежнему подвергаются дальнейшей модернизации: на польские МиГи ставят новые летные компьютеры, навигационную технику и даже радио диапазона СВЧ/УКВ Rockwell Collins. Но остальные ВВС, если не считать небольшое количество бывших советских союзников, после холодной войны не торопятся встать в очередь за покупкой МиГ-29. «После падения Железного занавеса МиГ-29 был брошен на произвол судьбы, — говорит Клифтон. — Новых поставок за рубеж практически нет. Кто его покупает? Да никто». А по поводу целесообразности модернизации этой машины с целью ее превращения в современный компьютеризированный многоцелевой истребитель Клифтон говорит так: «Покупайте F-16. Он экономичнее и лучше».

Сегодня русские предлагают на экспорт новый МиГ, 35-й. Этот самолет более качественный. «С годами русские модифицировали МиГ-29. Они его усовершенствовали, внесли изменения, — говорит Бен Лэмбет. — МиГ-35 похож на МиГ-29, но у него гораздо больше возможностей». Пока он привлек внимание только одного потенциального покупателя: Индии. Согласно имеющейся информации, на вооружение российских ВВС МиГ-35 поступит в 2016 году. Но внимание западных аналитиков, и наверняка составителей учебных программ в школе вооружений ВВС сегодня привлекает продукция иного авиационного конструкторского бюро.

В 2010 году русские выпустили в небо аналог F-22 Raptor. Это машина КБ Сухого, являющаяся потомком Су-27. Т-50 это многоцелевой истребитель, бортовая электроника у которого может соперничать с F-22. Но Лэмбет отмечает, что он все равно отстает от Raptor лет на десять. «У многих есть подозрение, что он будет не такой уж и малозаметный, — говорит он. — У этого самолета есть много таких черт и особенностей, которые будут выдавать его на экране РЛС». Но с расстояния трудно судить о том, как покажет себя Т-50, и будет ли вообще Россия продолжать его разработку. Это новая загадка, и в ближайшее время русские вряд ли пригласят кого-нибудь с Запада покататься на этой машине, чтобы разгадать ее.

Оригинал публикации: The Truth About the MiG-29
Air & Space, США

«Русские Витязи» меняют имидж


Пилотажная группа Воздушно-космических сил России «Русские Витязи» меняет внешний облик. У них уже есть новые самолеты — Су-30СМ и вскоре появятся обновленные «ливреи» (схемы раскраски бортов) и сверхмодная и технологичная летная форма. Она защитит пилотов при катапультировании, пожаре и станет фирменной одеждой элитных летчиков ВКС на международных авиасалонах и показах самой совершенной авиационной техники для иностранных заказчиков.
Как рассказали «Известиям» в командовании Воздушно-космических сил России, решение об изменении имиджа «Витязей» было принято в конце прошлого года. Причиной стала замена авиационного парка пилотажной группы. С привычных истребителей Су–27 «Витязи» пересели на новейшие сверхманевренные Су-30СМ.
Первый истребитель Су-30СМ для пилотажной группы «Русские Витязи» был передан в сентябре прошлого года. Тогда же было принято решение о внесении изменений в «ливреи» самолетов и об обновлении гардероба пилотов. По просьбе летчиков «Витязей» его разработкой и пошивом занялась компания «Округ».
Внешне ливреи старых Су-27 и новых Су-30СМ практически идентичны, за исключением килей. Ранее на них был нарисован желто-голубой герб Военно-воздушных сил. Сейчас кили машин будут перекрашены в темно-синий цвет, а в их нижней части появится белая полоса. В нее голубым цветом будет вписан бортовой номер самолета. На рули поворота (поворачиваемые элементы конструкции киля) будут нанесены бело-красные полосы. Также на килях появится надпись «ВВС России».
По данным «Известий», перекрашивать самолеты будут на 121-м авиаремонтном заводе в Кубинке, там же, где базируются «Русские Витязи».
Как рассказали «Известиям» в компании «Округ», в новый комплект формы «Витязей» вошли не только комбинезоны и куртки, но и целый набор различных аксессуаров.
— Новый комбинезон выполнен с применением арамидного волокна, — заявила «Известиям» коммерческий директор компании Виктория Елиферова. — Он не плавится и не обгорает до тридцати секунд. Позволяет безопасно катапультироваться из аварийного самолета на скоростях до 1,2 тыс. км/ч. Имеет очень стойку «механическую» прочность. Обладает антистатическими свойствами, кроме того, не впитывает масло и нефть. При этом одежда имеет хорошую воздухо- и паропроницаемость. Это обеспечивает высокий гигиенический и гигроскопический эффект от носки. Новые комбинезоны пилотов будут трех цветов: оливкового, бежевого и голубого.
Специально для «Русских Витязей» в комплект одежды включили фирменную сумку для переноски летных шлемов, утепленную кожаную куртку и специальный летный органайзер. Это устройство крепится к правой ноге пилот с помощью эластичного обхвата. Выглядит он как папка-планшет. На нем с помощью «офисной» скобы закрепляются листы бумаги для записей. Она позволяет в случае необходимости выпустить письменный прибор из руки, а потом легко его подобрать, не отвлекаясь от наблюдения за приборной панелью самолета.
На левой ноге летчика закрепляются пластиковые файлы-карманы с вставленными листами полетной и справочной информации.
— Обновление внешнего облика всегда положительно сказывается на имидже производителя, — заявил «Известиям» главный редактор журнала «Экспорт Вооружения» Андрей Фролов. — Это привлекает внимание потенциальных покупателей, ну и просто радует глаз. «Русские Витязи» сменили старые проверенные Су-27 на новейшие Су-30СМ. Поэтому вполне логично внести изменения и в «ливрею» самолета.
Группа «Русские Витязи» существует с апреля 1991 года и входит в состав Центра показа авиационной техники 4-го ордена Ленина Краснознаменного Центра войсковых испытаний и подготовки персонала ВКС им. В.П. Чкалова. Дислоцируются они на аэродроме Кубинка. Впервые в элементах новой формы летчики группы «Русские Витязи» были одеты на аэрокосмическом салоне LIMA-2017 в Малайзии в конце марта этого года.

https://news.rambler.ru/weapon/

Российский истребитель-невидимка ПАК ФА: очередной шаг вперед

Россия приступила к летным испытаниям комплекта интегрированного радиоэлектронного оборудования нового поколения на борту своего перспективного истребителя-невидимки Т-50 ПАК ФА.

Новая «интегрированная модульная авионика боевого комплекса» по своей концепции чем-то напоминает работу бортовой электроники американских истребителей пятого поколения, таких как F-22 Raptor и F-35 Joint Strike Fighter, которая собирает данные с различных приборов обнаружения и дает летчику возможность видеть всю информацию на едином и интуитивно понятном дисплее. Как отмечается в статье Объединенной авиастроительной корпорации, куда входит компания «Сухой», новая интегрированная модульная авионика боевого комплекса (ИМА БК) автоматически обнаруживает, опознает и сопровождает наиболее опасные цели, предлагая пилоту оптимальные решения по уничтожению противника. «Новая система берет на себя управление почти всеми ключевыми приборами самолета — локатором, системой навигации и связи, в то время как в предыдущей версии самолета для расчета функций каждой системы использовался свой вычислитель», — отмечает ОАК. Новый комплект ИМА БК придет на смену спроектированной еще в 2004 году вычислительной системе «Багет». Объем его бортового программного обеспечения уже превысил четыре миллиона строк кода, сообщает ОАК. Но работа над этой системой продолжается, и компании предстоит увеличить количество строк кода, чтобы в полной мере обеспечить функционирование всего бортового радиоэлектронного оборудования (БРЭО) ПАК ФА. В ИМА БК используются многоядерные микропроцессоры отечественного производства и новая операционная система реального времени, также изготовленная в России. В новой системе авионики используются оптоволоконные каналы, обеспечивающие скорость передачи данных 8 ГБит/сек., в то время как передача данных по традиционному медному кабелю дает скорость порядка 100 МБит/сек., сообщает ОАК. Система будет иметь полностью модульную конструкцию, и ее можно будет легко модернизировать. «Многоядерность дает нам почти неограниченные возможности по проектированию отказоустойчивых конфигураций оборудования, экономя при этом на весе, энергопотреблении и стоимости аппаратуры», — заявил главный конструктор компании «Сухой» Дмитрий Грибов. Эта система по своей концепции во многих отношениях похожа на комплексные системы бортовой электроники американских истребителей пятого поколения. «Наверное, это нечто подобное. То, чего можно ожидать от пятого поколения, — рассказал The National Interest старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований Высшей школы экономики Василий Кашин. — Я думаю, это вполне естественно, что российские конструкторы стараются следовать той же самой тенденции». Со временем русские могут разместить новую авионику на своих более старых самолетах, таких как Су-30СМ и Су-35. В отличие от американских оборонных подрядчиков, российские конструкторы довольно часто размещают одно и то же бортовое радиоэлектронное оборудование на разных моделях самолетов, чтобы всякий раз не изобретать заново колесо. Надо сказать, что многие элементы БРЭО Су-35 были использованы в оригинальном комплексе «Багет» на борту опытных образцов ПАК ФА. «Это для пятого поколения, для установки на Т-50, — сказал Кашин. — Может быть, позднее они используют его для модернизации истребителей четвертого поколения, но в своей основе оно для пятого поколения». Когда этапы разработки и испытаний будут пройдены, русские наверняка наладят массовое производство ПАК ФА. Но первые партии будут небольшими. «Это наверняка произойдет по двум причинам. У США и Китая есть самолеты пятого поколения, а у нас крупный совместный проект с Индией, и без него мы потеряем рынок, — заявил Кашин. — Как я понимаю, сначала они построят 12 самолетов, затем тщательно проверят и испытают эти машины, и лишь после этого закажут дополнительные образцы. Начальный срок поступления самолетов пятого поколения в войска — это очень долгая история». У Москвы в обозримом будущем наверняка будет смешанный авиапарк из истребителей четвертого и пятого поколения. Одна из причин это большая стоимость, так как самолеты пятого поколения очень дороги. «Я думаю, смешанный состав будет даже в ВВС США, так как они намереваются сохранить у себя F-16 до 2040-х годов. А в Китае состав авиапарка точно будет смешанный, — сказал Кашин. — Похоже, содержать ВВС в составе одних только машин пятого поколения никому не по карману. Это слишком дорого, и для большинства задач четвертого поколения вполне достаточно». Кашин считает, что в российских ВВС будет три поколения самолетов для выполнения различных задач. «Внизу модернизированный Су-25 и МиГ-35. в середине Су-30 и Су-35. А наверху несколько Т-50», — говорит он.

Автор: Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы. Использован перевод интернет-проекта «ИноСМИ.Ру».

https://www.rusdialog.ru/news/104483_1492688613