ВВС США: «Рейдер», ваш вылет задерживается

Почему ВВС США не получат в срок новый бомбардировщик В-21
Военно-воздушные силы США могут не получить стратегический бомбардировщик B-21 «Рейдер» в ранее запланированные сроки. В первую очередь, это связано с вопросами финансирования этой амбициозной программы.

На этой неделе стало известно, что программа создания перспективного стратегического бомбардировщика ВВС США В-21 «Рейдер» может быть пересмотрена в сторону увеличения сроков поставки самолетов этого типа военно-воздушным силам Соединенных Штатов. В первую очередь, это связано с продолжающейся бюджетной нестабильностью в США, пишет Defense News.
В настоящее время американский конгресс делает все возможное, чтобы избежать приостановки работы правительства из-за проблем с финансированием, но
даже при самом лучшем варианте развития событий усилия по созданию перспективного бомбардировщика B-21 могут существенно пострадать, заявил заместитель министра обороны США Мэтт Донован.
В частности, только вчера, 18 января, палата представителей США утвердила проект временного финансирования федерального правительства до 16 февраля. Теперь проект временного бюджета должен пройти еще голосование в сенате, где его могут блокировать демократы.
Денег не хватает
А начиналось все достаточно оптимистично. В сентябре 2016 года, как ранее писала «Газета.Ru», в США торжественно присвоили имя новейшему стратегическому бомбардировщику B-21. Перспективную машину дальней авиации назвали «Рейдер», в честь отряда американских летчиков, мстивших за нападение в Перл-Харбор.
Имя самолета отсылает к знаменитому рейду на Токио 18 апреля 1942 года группы бомбардировщиков В-25 «Митчелл» под командованием подполковника Джеймса Дулиттла. Это был первый налет американской авиации на Японию во время Второй мировой войны, ставший ответом на атаку японцев на Перл-Харбор.
Ранее ВВС США предполагали, что начальной оперативной готовности (IOC — Initial Operational Capability) первые самолеты B-21 смогут достичь в середине 2020-х годов. Однако даже в то время многие эксперты выражали сомнения по поводу этих чрезмерно оптимистических сроков, указывая, что для предшествующих сложных авиационных комплексов нового поколения (В-2, F-22, F-35) США потребовалось около 20 лет от выдачи контракта до достижения боевой готовности IOC. И, как оказалось, специалисты и аналитики говорили об этом не зря —
есть основания предполагать, что программа реализации бомбардировщика В-21 на сегодня сдвигается «вправо».
«Долгосрочные бюджетные ограничения самым существенным образом скажутся на ходе разработки и производства (EMD — еngineering and manufacturing development) стратегического бомбардировщика B-21», — сказал Мэтт Донован на собрании Ассоциации военно-воздушных сил США.
«Мы были ограничены размером ассигнований 2017 бюджетного года, которые существенно ниже бюджетной заявки-2018. И это будет иметь эффект отсрочки поставки нового вооружения для ведения боевых действий в конфликтах будущего», — добавил Донован.
Военно-воздушные силы США в настоящее время намереваются закупить по крайней мере 100 B-21. Ранее подобная цифра варьировалась от 80-100 до 258 самолетов. Когда в войска поступят первые бомбардировщики, теперь не берется сказать никто.
В бюджетной заявке 2018 года на бомбардировщик В-21 (для действий в рамках фазы EMD) выделяется $2 млрд. В 2017 году на эти же цели было отпущено $1,3 млрд. Заместитель министра обороны США Мэтт Донован не исключает, что проблемы с финансированием В-21 начнутся уже в апреле 2018 года.
На вопрос о том, насколько по времени может быть отложена программа В-21, Мэтт Донован отвечать не стал, заявив, что и так сказал больше чем мог. Тем не менее, отказываться от планов по созданию перспективного стратегического бомбардировщика в США никто не собирается. И даже в случае бюджетной нестабильности все возможные средства на нее будут выделены, подтвердил Мэтт Донован. Он напомнил, что
бюджетные ограничения могут привести к сокращению численности ВВС США с 325 тыс. человек до 321 тыс., и уменьшить на $2,7 млрд расходы на боевую подготовку и обслуживание вооружения и военной техники.
«По большому счету, в сдвиге программы В-21 вправо нет ничего удивительного», — пояснил «Газете.Ru» главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов. По словам специалиста, программа по созданию перспективного стратегического бомбардировщик очень дорогая и даже не самая необходимая в настоящее время для ВС США в целом и для ВВС США в частности.
Несколько лет в плане сдвига вправо большой роль тут играть не будут, полагает Андрей Фролов.
Вполне возможно, считает специалист, что на этапе предварительного проектирования бомбардировщика В-21 возникли проблемы, решение которых требует существенно большего времени, чем предполагалось ранее.
Другие приоритеты
По мнению Андрея Фролов, несмотря на очень большой военный бюджет США, денег на все программы у американцев все же не хватает. И наверняка у Вашингтона есть более насущные планы, о которых не так давно было заявлено.
В частности, это относится к модернизации ядерных боеприпасов и созданию специальных зарядов новых типов.
Что касается российской программы по созданию перспективного авиационного комплекса дальней авиации, то, несмотря на то что проработан и защищен аванпроект, отечественный бомбардировщик по срокам поставки на вооружение не определен еще больше, чем американский, хотя технологически обе машины очень схожи — дозвуковые и с большой (но в обоих случаях не уточненной) дальностью полета.
Однако в США значительно дальше продвинулись в плане создания самолетов малой радиолокационной заметности и конструирования двигателей для перспективных истребителей и бомбардировщиков, пояснил «Газете.Ru» высокопоставленный источник в авиастроительной отрасли. А у нас до сих пор непонятно, какой двигатель будет стоять на ПАК ДА.
Кроме того, по словам специалиста, на отечественный ПАК ДА пытаются возложить слишком много задач. Его рассматривают и в качестве стратегического бомбардировщика, и оперативно-тактического ракетоносца-бомбардировщика, и даже дальнего перехватчика. Более того, ПАК ДА предполагают использовать как некую платформу для запусков космических аппаратов. В принципе, все это можно реализовать, полагает эксперт, но с финансированием дело обстоит откровенно плохо.

Михаил Ходаренок
https://www.gazeta.ru/army/

Юбилей «Рус-фанер»: 90 лет самолету У-2

90 лет назад начались летные испытания легендарного самолета У-2
Когда 7 января 1928 года биплан У-2 Николая Поликарпова поднялся в воздух, никто из очевидцев первого полета даже и предположить не мог, какое блестящее будущее ждет этот самолет. У-2 превзошел всех своих предшественников, современников и преемников не только по числу построенных машин, но и по количеству решаемых им задач.

Многоцелевой биплан У-2, созданный под руководством Николая Поликарпова, является одним из самых массовых самолетов в мире. Всего их было произведено более 33 тыс., а серийно машина строилась с 1928 по 1953 годы. В этом плане У-2 отчасти превзошел только его преемник — самолет Ан-2 — он выпускался более 60 лет.
Для своего времени У-2 имел ряд просто выдающихся достоинств. Он зарекомендовал себя очень надежной, легкой и послушной в управлении машиной.
Самолет был исключительно прост по конструкции и дешев в производстве и эксплуатации. Помимо всего прочего, машина выгодно отличалась от других самолетов того времени очень высокой ремонтопригодностью.
Необычайно прост У-2 был и в управлении. Даже начинающий авиатор мог свободно летать на этом самолете. У-2 «прощал» летчику ошибки пилотирования, которые на любом другом самолете неизбежно привели бы к аварии или катастрофе.
Именно по этим причинам У-2 был выбран в качестве основного учебного самолета ВВС РККА. К примеру, самолет Поликарпова почти невозможно было ввести в штопор.
Если пилот отпускал рычаги, связанные с органами управления самолетом, машина начинала планировать со скоростью снижения 1 м/с. Если внизу оказывалась ровная площадка, У-2 мог самостоятельно совершить посадку.
За исключением двигателя, моторамы и некоторых деталей, самолет был полностью деревянным. Фюзеляж машины частично обшивался фанерой, частично обтягивался полотном. Крылья, элероны, рули направления и высоты были обтянуты полотном и покрыты эмалитом (разновидностью аэролака, представляющего собой раствор целлулоида в ацетоне).

Летные испытания, которые проводил летчик Михаил Громов с января 1928 года, показали великолепные летные качества У-2. В частности, самолет необычайно легко садился на три точки, а скорость приземления в этот момент составляла всего 65-70 км/час. Пробег не превышал 95 м и продолжался 11 сек. Для примера — посадочная скорость современного самолета МиГ-29 — 240 км/час, а более раннего Су-15ТМ — более 300 км/час. Длина пробега последнего составляла почти километр и это еще с тормозным парашютом.
Отрывался У-2 от взлетно-посадочной полосы на фантастически низкой по нынешним временам скорости 75-80 км/час, а разбег занимал всего 9 секунд. Ту-154, для примера, разбегается более 30 сек, а скорость отрыва составляет 230-260 км/час.
У-2 комплектовался пятицилиндровым двигателем воздушного охлаждения М-11 мощностью 125 л.с. По своим характеристикам М-11 не уступал лучшим в то время зарубежным моторам этого класса. Ресурс двигателя удалось довести к 1936 году до 400 часов. Между тем, подобная мощность считается несолидной даже для современного бюджетного автомобиля.
Бензобак самолета был вместимостью 125 литров, маслобак — 21,5 литра. Запас топлива обеспечивал У-2 беспосадочный полет на расстояние 350-400 км.
Сегодня в это трудно поверить, но кабина пилота на У-2 была оборудована минимальным количеством приборов.
На приборном щитке располагались всего-навсего компас, высотомер (альтиметр), указатель поворота, вариометр, показатель скорости, масляный термометр, часы. Тахометр и зеркало обзора задней полусферы были вынесены на стойки центроплана.
Радиостанции не было. Вместо нее в кабине У-2 устанавливался экзотический переговорный аппарат, который состоял из двух рупоров, наушников с резиновыми подушками, соединительных шлангов и металлических переходных трубок. В общем, в современном автомобиле приборов намного больше, чем на самолете У-2.
Деревянная и обтянутая полотном машина была очень легкой. Масса пустого учебного самолета У-2 на колесах составляла всего 752 кг (на лыжах — на 6 кг больше). Для сравнения, масса снаряженной «копейки» — автомобиля ВАЗ-2101—–достигает 955 кг.
У-2 выпускался в очень многочисленных модификациях: У-2ЛШ — легкий штурмовик, У-2ЛНБ — легкий ночной бомбардировщик (производился, начиная с 1941 года), У-2ВС — основной самолет связи ВВС РККА, У-2АП — сельскохозяйственная модификация, У-2М — гидросамолет (выпущен небольшой серией), У-2СП — трехместный самолет специального назначения, У-2Л — вариант с комфортабельной закрытой кабиной, У-2С (С-1, С-2) — самолет санитарной авиации.

У-2 очень широко применялся в качестве ночного бомбардировщика в годы Великой Отечественной войны. В частности, количество авиаполков, оснащенных У-2, достигало на всех фронтах в 1943 году 70 единиц. Бомбовая нагрузка самолета составляла 250 кг, а за ночь некоторые экипажи совершали до 14 боевых вылетов.
С малых и предельно малых высот, несмотря на темное время суток и весьма примитивные средства прицеливания (в основном механические визиры), бомбометание осуществлялось с весьма высокой точностью.
Впервые столкнувшись с У-2 солдаты вермахта сначала презрительно обозвали бомбардировщик — «Рус-фанер». Действительно, днем У-2 был довольно легкой добычей для зениток из-за малой скорости. А небольшая высота позволяла попадать в летчиков даже из стрелкового оружия.
Однако ночью эти недостатки внезапно становились достоинствами, позволяя на малой высоте бесшумно «подкрадываться» к позициям противника.
Более того, в «Люфтваффе» быстро оценили достоинства У-2 и поговаривают, что в дальнейшем, даже награждали своих летчиков Железным крестом за каждый сбитый такой самолет. Дело в том, что низкая скорость и малый радиус разворота мешал пилотам «Мессершмитов» нормально прицелиться. Кроме того, более скоростные истребители рисковали при этом врезаться в деревья и складки местности, гоняясь на малых высотах за У-2.
После смерти Николая Поликарпова в 1944 году самолет У-2 в честь его создателя был переименован в По-2.
Выдающийся авиаконструктор умер от рака желудка в возрасте 52 лет. Считается, что на его раннюю смерть во многом повлияла история с истребителями его разработки И-180 и И-185. Если бы все сложилось удачно, то боевая машина Николая Поликарпова с характеристиками Ла-7 образца 1944 года была бы принята на вооружение ВВС РККА еще перед войной.

Михаил Ходаренок 07.01.2018

Кремль прикрыл Курилы с воздуха

На «спорном» острове Итуруп теперь разместится авиация ВКС

Материал комментируют:
Валерий Кистанов
Курильский остров Итуруп будет использоваться для базирования авиации ВКС России, совместно с гражданской. Соответствующее распоряжение 30 января подписалпремьер Дмитрий Медведев.
«Раздел «Сахалинская область» перечня аэродромов совместного базирования Российской Федерации дополнить позицией следующего содержания: «Итуруп — гражданский — Минобороны России», — говорится в документе.
Напомним: В 2015 году на южных островах Курильской гряды Итуруп и Кунашир на боевое дежурство были поставлены зенитные ракетные комплексы «Тор-М2У». В 2016-м — размещены новейшие береговые ракетные комплексы «Бастион» и «Бал». Они прикрывают с моря остров Матуа в центральной части архипелага, на котором в 2018 году планируется построить военно-морскую базу для кораблей Тихоокеанского флота.
Накануне Второй мировой войны японцы превратили остров Матуа (11 километров в длину, 6,5 в ширину) в мощнейшую крепость с подземными дотами. Здесь располагался крупный аэродром, с которого авиация японцев могла контролировать весь северо-запад Тихого океана. Защищали остров-крепость части 42-й пехотной дивизии японской армии и третьей морской бригады, которые капитулировали перед советским десантом 26 и 27 августа 1945 года.
Начиная с 2016 года на острове Матуа прошли совместные экспедиции Минобороны РФ и Русского географического общества, с помощью которых были исследованы фортификационные сооружения. Ими был восстановлен заброшенный японский аэродром и найдена затонувшая в 1945 году американская субмарина Herring.
Надо думать, Токио будет не в восторге от решения Москвы разместить на Итурупе военную авиацию. В декабре в Японии побывал начальник Генштаба ВС РФ генерал Валерий Герасимов, чтобы восстановить прерванные с 2014 года военные связи между двумя странами. Он пытался донести до японских коллег, в частности, доначальника объединенного штаба Сил самообороны Японии Кацутоси Кавано, что перевооружение восточных территорий РФ носит плановый характер, и не преследует целей «расшатать обстановку в регионе». Но насколько это удалось — вопрос открытый.
Зачем мы перебрасываем ВКС на Итуруп, чем ответит на это Япония?
— Россия идет в ногу со временем, и учитывает ситуацию, которая складывается в Восточной Азии в целом, — отмечает руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов. — Де-факто в этом регионе идет отчаянная гонка вооружений. Военный потенциал наращивает Китай, военное присутствие — Соединенные Штаты, а Северная Корея развивает ракетно-ядерную программу. Под предлогом сдерживания северокорейцев в гонку вооружений ввязалась и Япония.
Премьер Синдзо Абэ, который находится у власти уже пять лет, одобряет неуклонный рост военных расходов. Он перевооружает Силы самообороны новейшей техникой и укрепляет военный союз с США. Но больше всего нас беспокоит — и об этом говорил Валерий Герасимов — тот факт, что Япония в союзе с США укрепляет ПРО на Дальнем Востоке.
Выражается это в том, что Япония приняла конкретные планы по закупке у американцев системы Aegis наземного базирования. Надо сказать, у японцев установки Aegis имеются на четырех эсминцах, плюс есть зенитно-ракетный комплекс Patriot на суше. И вот теперь комплексы планируется развернуть на полигонах японских вооруженных сил в северной префектуре Акита и в юго-западной Ямагути.
Москва считает: все это делается под руководством американцев, которые строят глобальную систему ПРО для сдерживания РФ и нивелирования нашего стратегического потенциала. И нас это беспокоит тем сильнее, что после распада СССР мы фактически развалили свою систему обороны на Дальнем Востоке.
Теперь нам приходится ее восстанавливать, и реагировать на действия соседних стран. Этим и объясняется решение российского правительства о двойном использовании аэродрома на Итурупе.
Мы всегда подчеркивали, что не действуем против кого-то, а просто укрепляем свою обороноспособность на Дальнем Востоке. Так мы говорили по поводу «Тор-М2У», комплексов «Бастион» и «Бал», и планов создания военно-морской базы на Матуа, где до сих пор у нас вообще ничего не было.
«СП»: — Как реагируют на это японцы?
— Японцы к каждому нашему шагу по укреплению обороноспособности относятся ревниво и болезненно. Тем более, когда речь идет о четырех островах Южных Курил.
Как известно, Токио считает, что Москва «незаконно контролирует» острова, и должна их «вернуть». Ведутся переговоры о территориальной проблеме — пока на уровне совместной декларации СССР и Японии 1956 года. В ней сказано, что два острова из четырех — Хабомаи и Шикотан — могут быть переданы японской стороне в виде жеста доброй воли СССР, в ответ на пожелания японского народа. Но — и это принципиальный момент — только после подписания Японией мирного договора.
Однако главная цель японцев — получить обратно все четыре острова. Поэтому развитие гражданской и военной инфраструктуры на Итурупе и Кунашире рассматривается ими как желании России продемонстрировать, что она не собирается отдавать острова.
Поэтому можно не сомневаться: известие о базировании на Итурупе ВКС России будет воспринято в Японии крайне негативно.
«СП»: — Значит ли это, что Япония запишет РФ во враги?
— Вовсе нет. В Японии очень сильно нагнетается обстановка в связи с северокорейской проблемой. Достаточно сказать, что иероглифом года — он отражает умонастроения, либо наиболее важную проблему, под знаком которой прошел год, — в декабре 2017-го был выбран иероглиф «Север». Он как раз символизирует угрозу со стороны Северной Кореи.
На этом фоне российские военные самолеты на Итурупе большой роли не играют, и врагом Москву не делают.

Андрей Полунин
https://svpressa.ru/war21/

Америка всех обманула: Zuma не потерян

Военный эксперт Колин Кларк обратился голландскому ученому Марко Лангбруку,который считается в Америке профессиональным наблюдателем за спутниками, с просьбой дать ответ на вопрос: что на самом деле произошло во время последнего старта Falcon 9 и что это за «зверь» — космический аппарат Zuma. Дело в том, что в Соединенных Штатах поползли слухи, что сверхсекретный спутник, который признали потерянным, в реальности «жив и здоров»
Напомним, международные СМИ сообщили, что 8 января ракета Falcon 9, стартовавшая с мыса Канаверал, отработала в штатном режиме, но спутник Zuma вроде бы не смог отделиться от второй ступени, поэтому считается потерянным. Речь идет о миссии «1390» ведущей военно-технической корпорации Northrop Grumman, заказчиком которой выступает неназванное американское правительственное агентство.
«В отчетах изначально говорилось, что Falcon 9 потерпел неудачу, но это, безусловно, неверно», — опубликовал сообщение Лангбрук в блоге SatTrackCam. Там же голландец привел снимок случайного свидетеля завершающего этапа полета этой ракеты. НекийПитер Хорстинк, пилот грузового самолета Boeing 747−400, летящий в Судане к северу от столицы Хартум, сфотографировал завораживающую синюю спираль, которая, по словам ученого Лангбрука, согласуется с полетом ракеты-носителя Zuma. «Похоже, что Falcon 9, прежде чем снова войти в земную атмосферу, выпускает часть топлива. Это говорит о том, что верхняя ступень ракеты достигла орбиты» — уверен ученый.
Кроме того, Центр космических операций Департамента США по космосу, который обнаруживает искусственные объекты, вращающиеся вокруг Земли, после запуска Zuma зарегистрировал запись о «полезной нагрузке». Значит, «что-то, достигшее орбиту, сделало хотя бы на один полный оборот, иначе эта запись в каталоге не состоялась бы», — отметил Лангбрук.
Любопытно, что Джеймс Глисон, официальный представитель SpaceX сначала сказал: «Мы не комментируем миссии такого рода; но на данный момент обзоры данных показывают, что Falcon 9 работает нормально». По его словам, аэрокосмическая инженерия показывает, что всё прошло по плану. Затем уже Гвинн Шотвелл, президент SpaceX, опубликовала более конкретное заявление, в котором сказано, что ракета Falcon 9 «сделала все правильно» и любое другое предложение является «категорически ложным».
Затем пошли всевозможные догадки и предположения. В частности, некоторые американские эксперты, не имея другой информации, сделали вроде бы логичное предположение. Мол, если более мощная ракета Falcon Heavy, находящая на площадке Космического центра им. Кеннеди, не стартует в назначенную дату в конце января, значит, миссия Zuma и впрямь оказалась провальной. Это предположение сразу же было подхвачено во всем мире.
Но так ли это на самом деле? Ведь еще до старта Falcon 9 со сверхсекретным спутником представители SpaceX неоднократно заявляли, что никто не торопится с пуском Falcon Heavy. По факту в космос должен быть выведен кусок железа — Tesla Roadster — четырехместный электромобиль компании.
Короче, если сроки сдвинутся, то в реальности не будет никаких репутационных или коммерческих потерь. Почему бы в таком случае, не подыграть тем, кто поверил в потерю Zuma. Тем более что официальных комментариев не последовало, как и не было нападок на Northrop Grumman, виноватой якобы в том, что аппарат не отделился от ракеты.
«Несколько источников, с которыми я говорил, отметили, что молчание о спутнике будет отличным прикрытием для программы, хотя это звучит более хитро, чем я ожидал», — отмечает Колин Кларк.
Вообще, о существовании Zuma стало известно лишь 13 октября 2017 года, когда корпорация Spacex подала документы о его запуске в Федеральную комиссию по связи США. Известно еще, что Northrop Grumman заключила странный контракт с компанией SpaceX Илона Маска еще 2015 году о выводе на орбиту неизвестного аппарата, причем без даты старта и других необходимых сведений.
Зато перед стартом стояло ясно, что сверхсекретный спутник должен был летать по той же орбите, что и беспилотный челнок Boeing X-37B, выведенный в космос в 2017 году — то есть на высоте 136 км, что косвенно говорит о взаимосвязанных стартов. Еще одним странным моментом является тот факт, что Национальное управление военно-космической разведки США отказалось от права собственности на Zuma.
Нечто подобное было с таинственными спутниками PAN и CLIO, миссии которых тоже озадачили экспертов в 2009 и 2014 годах. Позже свет пролили секретные документы, опубликованные Сноуденом, согласно которым PAN и CLIO принадлежали программе NEMESIS, которая выполнялась под прямым поручением АНБ и ЦРУ.
Во всяком случае, об этом накануне старта Falcon 9 рассказало издание Spaceflight101, которое, кстати, сделало предположение, что независимые наблюдатели могут столкнуться с проблемой обнаружения и идентификации Zuma. Кроме того, Spaceflight101 сообщило, что новый спутник станет премьерным, то есть первым, но не единичным.
Словом, в 2009 и 2014 годах речь шла о новейших шпионских спутниках PAN и CLIO, стоимость которых оценивалась в сотни миллионов долларов. А здесь озвучена цифра расходов в размере несколько миллиардов. Следовательно, есть все основания полагать Zuma — не шпион и вряд ли спутник с космическим оружием. В мире мало кто сомневается, что уже Boeing X-37B является ударным космическим истребителем. А дублировать этот проект разорительно даже для Соединенных Штатов.
Тогда что же такое было в ракете Falcon 9? Марко Лангбрук сделал предположение, что Zuma является сверхсекретным радиолокационным спутником, который способен охватить всю поверхность Земли за исключением Арктики и Антарктиды. Отметим, что район Южного полюса для Пентагона не представляет особого интереса, а Арктика широко охвачена американскими наземными и воздушными радиолокаторами.
О том, что США работают над новой системой глобального позиционирования, не связанной с GPS, давно уже просачивались в прессу. В интернете периодически появлялись любопытные публикации о странных историях, когда универсальные спутниковые трекеры (приемопередатчики) краткосрочно ловили сигналы неизвестных навигационных систем.
Другими словами, с определенной долей вероятности, Zuma является первой ласточкой новой военной навигационной системы, которая должна заменить GPS в случае большой войны. Значит, можно предположить, что Northrop Grumman обрела технологии, позволяющие делать спутники-невидимки (если они не посылают радиосигналов).
«Прошлый опыт обмена опытом с сообществом владельцев спутниковых трекеров дает мне довольно высокую уверенность в том, что Марко Лангбрук находится на правильном пути», — отмечает Колин Кларк. Если это так, то американцам логично дезинформировать мировое сообщество и прежде всего страны, которые, по мнению Вашингтона, представляют опасность для Соединенных Штатов. Ведь заокеанские аналитики, политики и даже высокие военные чины неоднократно заявляли, что GPS армия США небоеспособна.
Это означает, что гонка вооружения начинает набирать сумасшедшие обороты. И хочет того Москва, или нет, России придется увеличивать расходы на оборону, а также более внимательно подходить к кадровому вопросу. «Дружки» должны уступить место профессионалам, а принцип «своих не бросаем» — на «интересы страны превыше личных». У нас просто нет другого выхода.

Александр Ситников
https://svpressa.ru/

Welcome Home, или Возвращение на Родину

Я вернулся домой в Москву после двадцатилетней работы в Вашингтоне. Произошло это внезапно — после того, как американцы во время очередного отпуска отозвали уже выданную мне журналистскую рабочую визу.
Бытовых проблем навалилось столько, что поначалу мы с женой просто не знали, за что хвататься, и хватались в основном за голову. Лично меня вовремя образумил зять, удивленно спросивший: «А что такого страшного произошло? Все целы и невредимы, все дома, среди своих…»
Действительно, семья, друзья — главный плюс возвращения. Есть и много других, я их с удовольствием коллекционирую. Важно ведь, не что с тобой случилось, а как ты к этому относишься…

Ветер перемен
Начать с того, что Москва удивительно похорошела. В Вашингтоне я просто не знаю такого красивого и ухоженного парка, как на Воронцовских прудах у нас под окнами, а ведь я еще помню эту усадьбу совершенно заброшенной. Не видел я в Америке и ничего сравнимого по доступности и удобству с новым Центральным кольцом Московского метрополитена. Объехав его целиком по кругу, я буквально со всех сторон осмотрел родную, но быстро меняющуюся и не всегда уже узнаваемую столицу и получил огромное удовольствие.
ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ
Кстати, вот это ощущение быстрых перемен — пожалуй, вообще главное за все время после возвращения. Оно не покидало меня и в Москве, и в Подмосковье, и, например, в Нижнем Новгороде, куда я домчался к родным на новом для меня поезде — стремительной «Ласточке», и в Дивеево, обители святого Серафима Саровского, где мы с родней побывали.
В позднее советское время у нас десятилетиями ничего не менялось. Теперь же вектор динамизма жизни сместился. Да, Америка по-прежнему живет вольготнее и богаче, но там застой, если не регресс. Да, России тяжело наверстывать упущенное, но она рвется вперед. И ветер наполняет ее паруса.

Выгоды…
В заснеженной и местами слякотной Москве чисто: от дома до работы я добираюсь, не запачкав ботинок, а мне до метро шагать 15 минут, причем, как я это называю, «огородами». Для меня это внове — как и то, что в соседней «Пятерочке» среди зимы можно свободно приобрести не только спелые бананы, но и, например, авокадо, к которому я пристрастился за океаном. Другое дело, что на соседней полке — не нормальные сметана и масло, а какой-то невообразимый «сметанный продукт»…
Начать с того, что Москва удивительно похорошела. В Вашингтоне я просто не знаю такого красивого и ухоженного парка, как на Воронцовских прудах у нас под окнами, а ведь я еще помню эту усадьбу совершенно заброшенной
Практически исчез былой бич нашей жизни — очереди, причем не только в магазинах, но и в присутственных местах. Окружной многофункциональный центр госуслуг, куда мне за последнее время не раз приходилось наведываться за различными документами, по удобству легко даст фору, скажем, вашингтонской автоинспекции — DMV.
Есть примеры изменений и, так сказать, нематериального свойства. За уже достаточно долгий срок я почти не видел на московских улицах пьяных. Видел бездомных, но в Вашингтоне с его более щадящим климатом они встречаются, пожалуй, чаще.
Вот, кстати, еще одно отрадное впечатление: разговор с участковым по поводу пары бомжей, поселившихся в начале зимы в нашем подъезде, начался с его напоминания о том, что у них такие же гражданские права, как и у всех. И людей в итоге не выбросили на мороз, а аккуратно переселили.
Список, как говорится, можно продолжать. Например, на работе я до последнего времени находился в оплачиваемом отпуске. Это не благотворительность: он накопился за прошедшие годы и был положен по закону. Но у моих американских знакомых, когда я им об этом рассказывал, округлялись глаза: в США узаконенного права на отдых нет вообще.

…и издержки
Что касается издержек московской жизни, о самой неприятной недавно сообщил Гидрометцентр. По его оценкам, за весь декабрь солнце в нашей столице выглядывало из-за туч всего на 6–7 минут. В Вашингтоне, куда мы сразу после Нового года ездили собирать вещи, стоял, по местным меркам, лютый холод, но при этом, как обычно, было солнечно.
Профессионально моя новая жизнь обещает быть значительно сложнее прежней. В Америке я охотился за новостями, которые в России зачастую не были известны вообще никому. При удаче мог добыть настоящую сенсацию. В Москве же по определению огромное множество людей, куда более осведомленных о местной жизни, чем любые журналисты. К тому же и достучаться до этих людей едва ли не проще за океаном, где я со многими из них пересекался, чем дома.

Выборы, выборы…
Другое дело, что и здесь ничто не мешает задавать по-настоящему интересные вопросы.
Практически исчез былой бич нашей жизни — очереди. Окружной многофункциональный центр госуслуг, куда мне за последнее время не раз приходилось наведываться за различными документами, по удобству легко даст фору, скажем, вашингтонской автоинспекции
Взять хотя бы самую актуальную тему — выборы. И США, и Россия обвиняют друг друга во вмешательстве в предвыборные процессы. Москва при этом предлагает договориться о невмешательстве, Вашингтон пока не реагирует. Многое остается неизвестным или неясным.
Американские ссылки на российские хакерские атаки и активность в соцсетях как ключевой фактор избрания президентом США Дональда Трампа, на мой взгляд, неубедительны, чтобы не сказать смехотворны. Но и обычная российская «привязка» к нашим скорым выборам всего и вся — от санкций до олимпийского допингового скандала и вообще нападок на Россию в американской печати, — честно говоря, требует уточнения.
Доказательной конкретики не хватает с обеих сторон. В принципе это, конечно, понятно, поскольку речь идет о сфере ответственности спецслужб. Я пытался получить отклик на российскую критику у начальника пресс-службы ЦРУ, которого помню еще по его работе в минюсте США, но получил в ответ стандартное «без комментариев». Да и что он должен был мне сказать? Что они за нами не следят? Но это же их работа. Что следят, но не вмешиваются? Тоже ни ему сказать, ни мне поверить невозможно.
ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ
Хорошо еще, что и помимо постороннего вмешательства в теме выборов есть интересные сюжеты. В Америке, например, президентская гонка немыслима без предвыборных дебатов всех основных претендентов. У нас это необязательное условие. Правда, наш действующий президент проводит марафонские пресс-конференции и «прямые линии», но официальные дебаты с его участием — все же другое дело.
Конечно, я с удовольствием послушал бы подробное объяснение, почему их у нас нет. Хотя, честно говоря, ответ и так во многом понятен. В Америке система по существу двухпартийная, и кандидаты ведущих партий спорят фактически на равных. У нас пока реально некого поставить рядом с действующим главой государства, а на упрек по этому поводу он недавно резонно ответил: «Не мне же самому для себя конкурентов воспитывать…»
А заведомые фавориты и в США стараются сводить публичные споры с аутсайдерами к абсолютному минимуму, чтобы не создавать рекламы конкурентам. И, наверное, вообще не участвовали бы в дебатах, если бы того не требовала незыблемая традиция.

Мозги, промытые Америкой
Собственная моя постоянная оглядка на Америку кажется мне естественной: как-никак, я прожил там в общей сложности почти полжизни. Но вот масштабы «американского присутствия» в общественном сознании россиян, которых лично ничто не связывает с США и которым, казалось бы, не должно быть никакого дела до этой страны, меня, честно говоря, поражают.
Масштабы «американского присутствия» в общественном сознании россиян, которых лично ничто не связывает с США и которым, казалось бы, не должно быть никакого дела до этой страны, меня, честно говоря, поражают
Начать можно с телевидения, где в различных ток-шоу идет бесконечное перемывание костей американцам. Часто приходится слышать, что это сознательный пропагандистский подход, призванный, с точки зрения властей, укреплять сплоченность нации. Так сказать, борьба за суверенитет в информационном пространстве.
Допустим. Но какой может быть суверенитет, если на том же телевидении у нас сплошные кальки с американских образцов, как правило низкосортных? Если в Москве и других наших городах и весях на каждом шагу всякие «сити», «плазы» и «Капитолии»? Если мы изъясняемся все более на смеси английского с нижегородским и в собственной жизни — от корпоративной до семейной — старательно копируем чужие «компетенции», привычки и нравы? Причем по собственной доброй воле. Или все это тоже государственный агитпроп нам навязывает?

А отсюда, между прочим, и до трагедий с насилием в школах нетрудно ниточку протянуть. В Америке-то такие трагедии давно не в диковинку. Я писал несколько лет назад об этой оборотной стороне американской свободы, а на днях представитель РПЦ Владимир Легойда на пресс-конференции в ТАСС выразил ту же мысль и подчеркнул: «Если свобода, которая есть в демократических государствах, не балансируется нравственностью, то общество все сильнее будет скатываться в ад. Это совершенно очевидно».

Что перенимать
Если уж что и стоит, на мой взгляд, перенимать у американцев, так это их традиционную улыбчивость, приветливость, взаимную вежливость. Многим они кажутся неискренними, но, как говорится, лучше притворная любезность, чем откровенное хамство.
Мне говорили, что в Москве, особенно среди молодежи, сейчас модно подчеркнуто не обращать внимания на окружающих, «смотреть сквозь людей» и даже не извиняться, если случайно кого-то заденешь. Правда, сам я этого не замечал. Наоборот, наблюдал, как в метро молодые люди со смартфонами и наушниками уступали места тем, кому трудно стоять. А когда однажды на улице меня попросили помочь упавшему старику, рядом притормозила машина и молодая девушка за рулем (еще одна примета времени) сама вызвалась довезти его до дому.
Ну и раз уж речь зашла о культуре общения, не могу не сказать еще об одном. Как быть с нашим родным матом? Которым мы все больше «не ругаемся, а разговариваем» (фраза покойного генерала Александра Лебедя, с которым я в свое время познакомился в Вашингтоне) — причем вне зависимости от пола, возраста и общественного положения. Мне это в Москве очень режет ухо — видимо, с непривычки.
Слава богу, хоть к этой напасти американцы никакого отношения не имеют. Или я ошибаюсь?

Андрей ШИТОВ
Обозреватель ТАСС