Свадьбу праздновали дважды. История любви Юрия и Валентины Гагариных

Это произошло в ноябре 1957 г., 60 лет назад. На торжестве не было ни светских хроникёров, ни «телекамер всего советского союза». Потому что знаменитой эта пара станет лишь в апреле 1961-го.

Юрий Гагарин с женой Валентиной. © / Nikolay Titov / www.russianlook.com

За полярным кругом
«Помню, как Юрий Алексеевич и Валентина Ивановна впервые приехали в Гжатск, к родителям Гагарина. Мне тогда было 10 лет, — рассказывает племянница и крёстная дочь первого космонавта Тамара Филатова, которая сегодня заведует мемориальным отделом музея первого космонавта на его родине. — Сразу поразила красота Валентины Ивановны: чёрные с поволокой глаза, роскошные волосы. Родители Гагарина тогда впервые увидели его супругу. Алексея Ивановича немного задело, что свадьбу сыграли в Оренбурге, на родине невесты. Валентина Ивановна это почувствовала и объяснила: «Мы же не могли всех друзей Юры по лётному училищу и моих подруг везти в Гжатск». Тут же решили повторно сыграть свадьбу в Гжатске. Пригласили родных и друзей будущего космонавта. Молодые пробыли в Гжатске две недели. Ходили в кино, на танцы».

Танцевал Гагарин хорошо. «Вёл уверенно», — вспоминает Валентина Ивановна о первом танце, на который её пригласил будущий муж, а тогда первокурсник знаменитого Оренбургского лётного училища. В тот вечер он уже больше не отпускал от себя Валю Горячеву. Кружась в танце, засыпал её вопросами: «Учитесь или работаете? Часто ли бываете на вечерах в нашем училище? Нравится ли вам это танго?» Потом она признается, что первое впечатление от знакомства с Гагариным складывалось не в его пользу: «Невысокий, худощавый. Голова большая, короткий ёжик волос, торчащие уши. Говорит быстро. После каждой фразы как-то двигает припухшими губами, будто припечатывает слова. Сказать о нём «подвижен» — значит ничего не сказать». Провожая Валю, объявил: «До следующего воскресенья. Пойдём на лыжах». Она промолчала. Но уже дома подумала: «А почему я должна идти с этим «лысым» на лыжах?» Тем не менее в воскресенье они снова встретились, и перед тем, как распрощаться, Юра сказал: «В следующее воскресенье идём в гости». — «Это к кому же?» — «К вам». И Юра дейст¬вительно по¬знакомился с тремя поколениями семьиГорячевых, которые обитали в двух комнатах бывшего купеческого особняка, — с родителями Вали, двумя братьями (один из трёх братьев погиб на войне), двумя сёстрами и бабушкой. Из шестерых детей Валя была младшей.
В чувствах к Вале он признался спустя два года дружбы. «Юра не искал красивых слов. Но такая безоглядность, такая окрылённость были в его объяснении… Мы стали встречаться чаще, думать о будущем». Расписались сразу, как только Юрий получил лейтенантские погоны. Получив диплом с отличием, Юрий мог остаться в Оренбурге — в лётном училище ему предлагали должность лётчика-инструктора. А он решил отправиться в гарнизон в Заполярье. «Надо всегда выбирать в жизни самый сложный путь», — объяснил он своё решение молодой жене. Два года жизни за полярным кругом станут для пары одними из самых счастливых. Там у Гагариных родится первая дочка — Леночка.

«Есть у меня слабости»
В начале 1960 г. Юрий сообщил жене, что его переводят в Москву. Он стал много времени проводить в командировках. В разлуке оба страшно скучали. «Знаешь, Валюша, — писал Гагарин, — к одному из наших товарищей приехала жена. Позавидовал. И расстроился. Ну ничего, наша встреча будет лучшей!» Весной 1961 г. у пары родилась младшая — Галочка. До полёта оставалось чуть больше месяца. Когда Юра собирался на Байконур, Валя поняла: всё предрешено. Ей остаётся только ждать: «Ведь всё будет хорошо, Юрок? Ты обещаешь?» Он кивнул и тихо сказал: «Береги девчонок, Валюша». Дату полёта Валя не знала, поэтому 12 апреля началось для неё вполне буднично: с отправки Леночки в ясли. Спокойствие нарушил крик соседки: «Валюша, включай радио! Юра в космосе!»

Потом была грандиозная встреча в Москве. Началось новое испытание. Славой. Позже Гагарин запишет в дневнике в ответ на славословия в свой адрес: «Есть у меня и свои слабости… Неприятно получается, как будто я такой паинька, такой хорошенький, что тошно становится».
Везде, где появлялся космонавт, его окружали поклонники. «Борис, младший брат Юрия Алексеевича, однажды поехал к нему в Москву вместе с женой и дочкой, — рассказывает Тамара Филатова. — Крёстный отвёз гостей утром в зоопарк, а когда приехал забирать днём, спросил: «Вы хоть пообедали?» Борис предложил зайти в кафе. «Думаешь, нам дадут поесть?» — сказал Юрий Алексеевич. В итоге Борис купил в магазине продукты, перекусывали, сидя в машине».
Отдых с семьёй стал для Гагарина роскошью. «Отпуск опять пошёл кувырком, — пишет он в дневнике. — Отзывают в Москву… Следующий раз надо ехать в глушь, где нет ни почты, ни телеграфа».
После полёта семье Гагариных выделили квартиру в Звёздном городке. Вдвоём с супругой наводили уют. Однажды Юрию Алексеевичу пришлось вызволять в соседней квартире из закрытой ванной комнаты няню с малышом. Старший мальчик закрыл их на внешнюю защёлку, а сам, захлопнув квартиру, убежал гулять. Услышав плач и крики о помощи, Гагарин взломал дверь.

В новой квартире, по воспоминаниям Валентины Ивановны, у Гагариных всё время «гостили» то котята, то бельчата, то дикие утки, а однажды появилась маленькая лань: «Юра тащил в дом всё живое. Не для себя — для девчонок. …Когда он уходил на работу, а девочки гулять, я раздавала живность соседям».
Со всей страны Гагарину приходили мешки писем. Валентина Ивановна заметила, что, прочтя одно из них, муж ходил «чернее тучи, ничего не ел, ни с кем не разговаривал». Утром куда-то уехал. Вернулся только на следующий день. Оказалось, письмо было из интерната от детишек-инвалидов, прикованных к постели. Ребята очень хотели увидеть первого космонавта. Гагарин отложил все дела и рванул к ним. Делился: «Славные такие. Ещё к ним обязательно загляну».
График в это время у него был уплотнён до предела. К поездкам по стране и миру прибавилась учёба в Военно-воздушной инженерной академии им. Н. Е. Жуковского. Ночами сидел за конспектами. Днём была служба в Центре подготовки космонавтов (ЦПК).
Он «болел» небом
Гагарин переживал, что после гибели в 1967 г. космонавта Владимира Комарова во время испытания корабля «Союз-1» (Гагарин был дублёром Комарова. — Ред.) ему запретили летать на самолётах. А ведь он был заместителем начальника ЦПК именно по лётной подготовке. Валентина Ивановна тонко чувствовала состояние мужа: «Самолёты Юра очень любил… Только упоминание о предстоящем полёте приводило его в состояние возбуждения… Беречься, щадить себя для него значило не жить. Небом он «болел» неизлечимо».
Своего Гагарин добился — снова сел за штурвал самолёта. А потом случился март 1968 года…
В день катастрофы Валентина Ивановна находилась в больнице. В последнее время ей нездоровилось. Юрий накануне навестил её. Обещал: «Выздоровеешь — махнём куда-нибудь в глушь… Посидим у костра, ухи поедим, спать будем в палатках, зарю встречать вместе с птицами…»
На месте катастрофы самолёта первого космонавта, о причинах которой спорят до сих пор, нашли лишь кусок лётной куртки Гагарина и бумажник с его документами. «Он ушёл в своё любимое небо», — скажет Валентина Ивановна. Последующие годы она не давала интервью. Молчание нарушила лишь однажды, в середине 80-х, в канун 25-летия первого полёта в космос. Вышла её книга «108 минут и вся жизнь».
Валентина Ивановна и сегодня живёт в Звёздном. «Тихо в квартире… Я одна… Я чего-то жду. И хотя знаю, что он никогда больше не перешагнёт порога и не принесёт с собой успокоения и задора, жду чуда. Вот сейчас раздастся звонок. Дети побегут с криком «Папа!», и я услышу возню в коридоре и знакомый голос… Но проходит минута, другая, а вокруг тишина. Тягучая и печальная…»
«Валентина Ивановна вовсе не затворница, — рассказывает «АиФ» Герой России космонавт Юрий Лончаков. — Она откликается на нужды отряда космонавтов, участвует в мероприятиях Звёздного городка. Недавно я просил её благословения на то, чтобы присвоить новому самолёту, на котором будут доставлять космонавтов на Байконур, имя «Юрий Гагарин». Она согласилась».
…«Любовь с первого взгляда — это прекрасно, — сказал Гагарин Вале накануне свадьбы. И добавил: — Но ещё прекраснее — любовь до последнего взгляда».

Андрей Сидорчик
http://www.aif.ru/society/

Оставить комментарий