Времена не выбирают. Часть 3

Герой Советского Союза, генерал-майор авиации в отставке, первый и последний вице-президент России, бывший курский губернатор Александр РУЦКОЙ: «А как же я должен при молодой жене выглядеть? — я же не могу быть беременным и с необъятной рожей. Я, когда мужиков на девятом, а то и на 10-м или 12-м месяце вижу, закипаю — это не болезнь, а неуважение к самому себе»

Часть III
Продолжение.
«ДОСТАТОЧНО БЫЛО ПРОСТО ВЫЗВАТЬ И СПРОСИТЬ: «ГАЙДАР, ИДИ СЮДА. ТЫ ПОДПИСЫВАЛ? ГДЕ?» — И ВСЕ: ПЯТЕРОЧКУ, ДЕСЯТОЧКУ ЛЕТ СРОКА — И ТУДА, В МЕСТА ОТДАЛЕННЫЕ»
— Я теперь плавно перехожу к событиям октября 1993-го, а именно к расстрелу Белого дома, защитников которого вы, временно исполняющий обязанности президента России, возглавляли. Ваше имя звучало тогда наряду с именем Руслана Хасбулатова — по духу он был вам близок?
— Ну, как вам сказать? Во-первых, Хасбулатов — это не с улицы человек, а председатель Верховного Совета Российской Федерации, во-вторых, вы помните, что происходило в стране, а я не раз с ним встречался, поэтому принял решение результаты работы Межведомственной комиссии вынести на Верховный Совет, потому что реакция со стороны президента была «зеро», «ноль».
— Закладка там же…
— Мало того, я вам такой расскажу эпизод. Раз в неделю я должен был ходить к Ельцину на доклад, и как-то, выйдя от него (я оставил ему документы), заговорил с секретарем и снял машинально очки. Когда вернулся к себе, спохватился, начал искать их и вспомнил: забыл! Снова поднимаюсь к секретарю, а дверь в кабинет Бориса Николаевича приоткрыта, там «гвардейцы» его, и он им говорит: «Вот нате, посмотрите, что на вас Руцкой накопал. Сколько раз я вам говорил, что надо серьезнее к подготовке документов и всего прочего относиться?».
Я тут же написал заявление и в очередной раз на стол ему положил. Он, как всегда, спросил: «Будете обосновывать?». — «Конечно, буду».
— Фамилии «гвардейцев» назвать можете?
— Ну, поскольку решения суда по ним нет, оглашать список не стану. Речь как раз шла о золоте — подпись на его отправку небезызвестный господин Гайдар поставил, который там тоже присутствовал, поэтому я понял, что надо выносить это все на Верховный Совет, прекращать разворовывание под видом приватизации национального достояния страны и привлекать всю эту компанию к ответственности. Руслан меня поддерживал: да, пора наводить порядок…
— …но душевной какой-то близости между вами не было?
— Дружбы особой — нет, чисто деловые нас связывали отношения. Он законодательную власть возглавляет, я — вице-президент: с кем-то же надо было объединяться, чтобы разграбление останавливать, и ведь в здании Верховного Совета оказался я не случайно. 26 августа меня просто не пустили в Кремль на работу — я подъезжаю, подходит капитан, честь отдает и говорит: «Александр Владимирович, извините, приказано вас не пускать». — «А кто дал команду?» — спрашиваю. «Коржаков».
Кто такой Коржаков и кто такой вице-президент России? — а сейчас посмотрите, что бывший начальник Службы безопасности Ельцина о своем пишет патроне (примерно в таком жанре следовало бы мне написать, но я себя считаю мужчиной). Ну зачем ты трогаешь жену, детей, для чего все отрицательное выпячиваешь? Как-то не по-пацански это, не по-мужски — нельзя так, а тогда я вынужден был в свой выездной кабинет, который находился в Верховном Совете, уехать — вот так там и оказался.
— Возвращаясь к противостоянию… Верховный Совет фактически признал вас президентом России и это оформил…
— Нет, был все-таки проведен съезд: имевшимся числом голосов — а их было, не помню точно, 565 или 580, — он такое решение мог принять и принял. Исполняющим обязанности президента меня назначили не потому, что этого съезду захотелось или Верховному Совету, или Хасбулатову — было решение Конституционного суда, подписанное Валерием Зорькиным (он и сегодня его председатель), где четко и ясно сказано: за такие-то нарушения (далее статьи Конституции перечислены) президент России подлежит отрешению от занимаемой должности.
— Кошмар!
— Кстати, это решение Конституционного суда не отменено по сей день — на его основании исполняющим обязанности съезд назначил меня. Мы рассчитывали, что по окончании противостояния будут назначены одновременные выборы президента России и Верховного Совета, после чего прежние и президент, и Верховный Совет сложат свои полномочия, и что я сделал? Сразу же заявление написал: «Я, Руцкой Александр Владимирович, на выборах в Верховный Совет и на выборах президента Российской Федерации свою кандидатуру выставлять не буду».
— Ого! Почему?
— Потому что с моральной точки зрения считал это невозможным: согласитесь, попав в эти жернова, пытаться любым способом опять влезть во власть как-то неэтично.
— Слушайте, но…
— (Перебивает).Я представлял ситуацию так: в политику я пришел с одной целью — остановить процесс разграбления и уничтожения страны, и этого бы добился.

— Вы еще не представляли, как ее будут грабить потом, не догадывались, что это еще цветочки…
— Спустя время, сидя уже в «Лефортово», я часто об этом думал.
— Сейчас и до «Лефортово» мы дойдем… В те минуты, когда вас назначили исполняющим обязанности президента России, подсознательно вы понимали, что находитесь в полушаге от того, чтобы стать президентом?
— К этому, повторяю, я не стремился и цель такую перед собой не ставил. Я хотел остановить вакханалию, привлечь к ответственности Ельцина и иных должностных лиц — там было что предъявить, ведь, когда меня арестовали, первое, что сделали, — это взломали в моем кабинете сейфы. Все исследования по указам, постановлениям правительства исчезли бесследно, а обвинения там не голословные были: к каждому указу прилагались соответствующие документы — докладные, платежки, то есть и следствие проводить не надо — достаточно просто вызвать и спросить: «Гайдар, иди сюда. Ты подписывал? Где?» — и все…
— …руки за спину…
— Да, пятерочку, десяточку лет срока — и туда, в места не столь отдаленные.
«СНАЙПЕРЫ КОРЖАКОВА УБИВАЛИ НЕ ТЕХ, КТО ОБОРОНЯЛ ДОМ СОВЕТОВ, А ОФИЦЕРОВ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ, ВНУТРЕННИХ ДЕЛ, КОМИТЕТА ГОСБЕЗОПАСНОСТИ. СПРОВОЦИРОВАТЬ БЕСПОРЯДКИ ХОТЕЛИ…»
— Я помню стычки у «Останкино» и на улицах Москвы, грозившие перерасти в гражданскую войну, а это правда, что, когда вооруженное противостояние началось, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» вы кричали: «Товарищи, поднимайте самолеты, летите бомбить Кремль!»?
— Да, это было — я от своих слов не отказываюсь.
…Все говорят: Руцкой побоище в «Останкино» спровоцировал, но представьте: обычный солнечный день, мы окружены тройным кольцом внутренних войск, Министерства обороны, милиции и прочее, и вот к нам пришла информация, что на крышах снайперов рассадили, но мы не знали, чьи они. Потом уже Марк Дейч — журналист, ваш коллега, раскопал, что это были снайперы Коржакова, и убивали они не тех, кто оборонял Дом Советов, а офицеров Министерства обороны, внутренних дел, Комитета госбезопасности.
— Зачем?
— А чтобы спровоцировать… Ну, представьте себе: вот мы с вами, два офицера, стоим, и вдруг один из нас, получив пулю в лоб, падает — какая ваша реакция в ситуации, когда своего товарища потеряли?
— Понятно…
— Все, вас уже не остановишь, потому что мы все люди, а средства массовой информации сообщали, что это снайперы Верховного Совета орудуют. Я в своем кабинете стою у окна и вижу, как по Новому Арбату огромная масса людей движется, а из здания СЭВ (тогда это уже была мэрия) по демонстрации ведется пулеметный огонь. Допустим, вы вице-президент и видите эту картину — что будете делать? (А здание — вот оно, рядом). Как я должен был поступить? Промолчать? Даю команду захватить мэрию и этих уродов поймать — с этого все началось, и то, что поддался на провокацию, считаю своей виной, а до того ведь еще одну нам устроили. Помните, была такая модная тема — «Союз офицеров», Терехов?
— Да-да…
— Он же исчез — как видите, бесследно: это провокатор, который имел прямое отношение к нападению на штаб Объединенных Вооруженных сил СНГ. Когда у нападавших изъяли оружие, на нем были спилены номера, а откуда такое в Верховном Совете? Да, Служба охраны и безопасности Верховного Совета, созданная указом Ельцина, была снаряжена оружием, имелся ружпарк, где хранились и автоматы, и пистолеты, причем при заступлении на смену оружие выдавалось и записывалось в книгу учета (тебя заменяют — его сдаешь).
Когда здание захватили, оружие это было изъято, и все оно, строго по списку, оказалось на месте — мало того, следствием была проведена дактилоскопическая, баллистическая и прочая экспертиза, которая показала: ни один человек из этих стволов убит не был.
Из книги Александра Руцкого «О нас и о себе».
«Стреляли не вверх, а в людей: по бушевавшей толпе и отступающему ОМОНу на повороте с Садового кольца на Новый Арбат из снайперских винтовок и автоматического оружия с крыш домов начали бить наемники и «трассовики чердачники» из ГУОП — Главного управления охраны президента.
Появились первые убитые и раненые, но через 15-20 минут рассеянная (как это называется на милицейском жаргоне) масса, опять собравшись в колонну, пошла на прорыв блокады.
С пленки перехвата:
— Сто десятый, слушаю.
— Демонстранты, которые не прошли к Белому дому, частично рассеяны.
— А основная масса прошла?
— Да, да.
— Я — Семьдесят второй. Милиция меня бросила и разбежалась — я один остался.
— Шестьдесят четвертый сказал, что он у Двести двенадцатого. Если будут выдвигаться в этом направлении, они пропускают беспрепятственно, затем зажимают.
Я вмешиваюсь в радиообмен. Обращаюсь ко всем, кто меня слышит. Прошу оружие не применять, пропустить людей к Дому Советов. Прошу и требую не выполнять преступных указов президента. В ответ я услышал:
— А, Руцкой… Натравил людей на милицию, а теперь воешь. Вспомни историю — все самозванцы кончали смертью. Вот ты и заговорил, как в зоне. Дубина, Руцкой, блядь. Руцкой — чмо…
Опять выхожу в эфир, еще раз именем закона требую прекратить выполнять преступные приказы и применять по безоружным демонстрантам оружие.
— Руцкой, сука! Ты отдал приказ расстрелять офицеров на Смоленской площади! Мы тебя арестуем и расстреляем за это без всякого суда…
— Никуда ты от нас не уйдешь. Шкуру с тебя снимем, афганец е…ный!
Это прозвучало из оперативного штаба МВД РФ, расположенного в гостинице «Мир», то есть офицеры, находящиеся там, не знали, кто дал команду стрелять по демонстрации, сотрудникам милиции и внутренним войскам, а дал ее на своей частоте связи руководитель группы снайперов от ГУОП.
Стрельбу в районе Смоленской площади и пересечения Нового Арбата с Садовым кольцом через раскрытые окна Дома Советов было слышно совсем отчетливо, и пытаясь прекратить расстрел демонстрации, я еще и еще раз выходил в эфир по милицейской радиостанции.
Через полчаса после того, как раздались первые залпы, гул волнующейся массы людей стал приближаться к Дому Советов. Первыми показались спасавшиеся бегством от разъяренной толпы омоновцы и солдаты внутренних войск, стоявшие до этого в заградительных кордонах. Перепуганные парни швыряли наземь свои щиты и дубинки: часть их побежала к зданию мэрии, другие — через мост на Кутузовский проспект, и в этот момент из мэрии и с крыш близлежащих домов раздались хлопки выстрелов — это снайперы ГУОП отстреливали отступающих омоновцев. Появилась колонна демонстрантов — снайперы перенесли огонь на безоружных людей, но людской поток нарастал с каждой секундой.
Я опять вышел в эфир с требованием прекратить огонь — никто не отвечал. Колонна вышла на площадь перед мэрией и стала обтекать Дом Советов с двух сторон, и вот тут-то из окон мэрии (где находился оперативный штаб ГУВД Москвы), из окон гостиницы «Мир» (где находился оперативный штаб МВД РФ) и с крыш зданий, окружающих Дом Советов, по демонстрантам и не успевшим спрятаться в мэрии омоновцам был открыт огонь из автоматического оружия.
С пленки радиоперехвата:
— Дайте данные, что происходит. Сто первый — срочно, как обстановка в зоне Белого дома? Кто контролирует ситуацию?
— Кто открывал огонь? Проверьте по своим.
— У мэрии и «Мира» шла перестрелка, потерь с нашей стороны нет, все основные отошли, перегруппируемся…
Откуда было Сто Первому знать о том, что, помимо «правительственных войск», слева, справа и сверху от него засела в окнах и на крышах целая банда наемных убийц — беспринципных, беспощадных подонков, которые расстреливали не только демонстрацию, но и сослуживцев самого Сто Первого: милиционеров, солдат и офицеров внутренних войск. Убито было трое сотрудников милиции и четверо ранены, один из них тяжело.
— Сто восьмой — связь с управлением мэрии и «Мир» оставляем. Отход, повторяю, отход.
— Контроль над толпой у Белого дома. Куда может быть движение? Если в центр, перекрывать Арбат и бульвары при поступлении команды.
— Суки, все разбежались, никого не найдешь, техники здесь нет — если что, прикрывать некому.
— Концентрация — мэрия на Тверской. Перебросьте часть людей с оружием за мэрию. Контроль…
Все это происходило на глазах тысяч людей, в том числе журналистов, и большинство из них до сих пор умалчивают о том, что видели тогда своими глазами (нашлись, впрочем, и среди них смелые люди).
Кто же мог стрелять по своим?
Предположительно, стреляющие были разделены на две независимые группы, не знавшие о существовании друг друга. Первая состояла из штатных сотрудников МВД РФ и ГУВД Москвы (тогдашний начальник ГУВД Москвы генерал Панкратов в марте 1995 года после убийства Листьева был с этой должности изгнан — недолгой оказалась царская благодарность. Впрочем, Ельцин всего-навсего избавился от соучастника преступления) — эта группа расстреливала демонстрантов. Другая группа была укомплектована наемниками и сотрудниками ГУОП — они расстреливали милиционеров и военнослужащих внутренних войск.
Не сомневаюсь: придет время, и следствие расставит в этом вопросе все точки над «i», а итог преступной провокации следующий: 18 человек убиты (это только те, кого с места преступления развезли по моргам) и 34 ранены».
«ЕЛЬЦИН СКАЗАЛ ГЕНЕРАЛЬНОМУ ПРОКУРОРУ: «НИКАКОГО СЛЕДСТВИЯ. ТРИ ДНЯ. ПРИГОВОРИТЬ К ВЫСШЕЙ МЕРЕ — И ВПЕРЕД!»
— Благодаря телекомпании CNN расстрел Белого дома видел в прямом эфире весь мир — другого такого шоу я, по большому счету, не припомню…
— Место для съемки она получила заблаговременно, и операторы заняли эту позицию заранее, поэтому я говорю: почитайте «Вопрос вопросов» Стивена Коэна.
— До сих пор в памяти: смотрю, как танки по Белому дому палят, и глазам своим не верю — фантастика!..
— Это, увы, не фантастика — все было спланировано.
— Вы защитой Белого дома руководили…
— …но до этого вынуждены были выйти в эфир, а нас не пускали, и люди поехали прямо в «Останкино».
Сегодня говорят, что это Руцкой побоище спровоцировал, — ну ради Бога: есть просто съемки погибших и живых операторов — вон он, архив, и давайте будем смотреть его, делая стоп-кадры и отмечая, откуда идут трассеры. Стреляли по «Останкино» не с площади перед зданием студии, а, наоборот, — из здания по людям, и опять же не в оборонявшие «Останкино» бэтээры, а из КПВТ, из крупнокалиберных пулеметов Владимирова танковых, установленных в бэтээрах, по людям месили, так кто кого убивал и кто что спровоцировал? Следствие доказало: никто из гранатомета в защищавших «Останкино» «витязей» не стрелял и спецназовца Ситникова не убивал, а ведь именно этот эпизод якобы послужил сигналом к побоищу.
Когда мы уже в «Лефортово» оказались, Ельцин вызвал Генерального прокурора…
— …Степанкова?
— Нет, был уже бывший профессор назначен…
— …а, Алексей Казанник, который на I съезде народных депутатов СССР, будучи избранным в Верховный Совет Союза, свое место Ельцину уступил… Честный человек, между прочим…
— Да, очень порядочный, и вот в интервью он рассказывал (это не мои слова), что Ельцин ему сказал: «Никакого следствия. Три дня. Приговорить к высшей мере — и вперед!».
— Да? Вас и Хасбулатова?
— Ну а кого же? — и тогда Казанник (который полгода спустя за отказ препятствовать амнистии защитников Белого дома с должности Генерального прокурора ушел) заявил: «Я этого делать не буду».
Ну а потом… Я считаю, что человек, тем более офицер, генерал, в какую бы ситуацию ни попал, должен быть до конца честным, поэтому протоколы своих допросов опубликовал. Больше никто из сидельцев «Лефортово» их не обнародовал и, даю вам гарантию, никогда этого не сделает — они там такое несли, что вспоминать неудобно, стыдно, а я вот издал и заработал на этом, кстати, первые деньги, потому что на свободу с чистой совестью и чистыми карманами вышел.
— Гол как сокол…
— Да, но сторонники возили мою книжонку на машинах, на чем только можно было, к метро, кричали, зазывая прохожих: «Протоколы допросов вице-президента Руцкого!», и в день по три-четыре тысячи книг продавалось.
…Мой следователь все время меня убеждал: «Александр Владимирович, хватит на себя всю ответственность брать — ты вышку получишь», а потом, видя, что уговоры не действуют, принес почитать, что говорят Макашов, Хасбулатов, другие…
— Не то говорили?
— Не то…
— Вы, находясь внутри Белого дома, могли представить себе, что по нему будут палить из танков прямой наводкой?
— Да нет, конечно. Смотрите, у меня был длинный-длинный такой кабинет, рабочий стол стоял, и за ним — комната отдыха. Я там спал, потому что, по сути, мы все были арестованы, сидели за колючей, так сказать, проволокой, и вот побрился, умылся, выхожу, направляюсь к столу, и тут в левый угол кабинета снаряд влетает. Спасло меня то, что дверь прикрыла, послужила щитом, а когда дым рассеялся, смотрю: весь кабинет — сплошная труха.
— Кошмар!
— Пошел между тем следующий залп, следующий… Я тут же начальника службы своей охраны зову: «Володя, быстро по этажам, людей вниз». Он, когда вернулся, воскликнул: «Видели бы вы, Александр Владимирович, что там делается — кишки на стенах, на потолке, все в крови: месиво сплошное». Сейчас балду несут, что якобы деревянными стреляли болванками, — от деревянных болванок пожар, что ли, вспыхнул? Стреляли фугасными и кумулятивными снарядами, а что такое кумулятивный? Преграду прошивает и разрывается уже внутри.
— Скажите, а сколько человек в Белом доме погибло? Вам это известно?
— Думаю, около тысячи, не меньше — это как бы мое мнение, но никто мне до сих пор на вопрос не ответил: а зачем ночью баржи к зданию Верховного Совета подходили и что в них грузили? При этом ведь там много немосквичей было: вот пропал человек — и все, а сколько у нас пропадают бесследно? Тысячи, десятки тысяч…
— Никто их и не ищет…
— Ну о чем говорить, если пацанов, школьников, к стене ставили и тут же расстреливали?
— Где?
— Прямо за Белым домом.
— А кто расстреливал?
— Ну кто? Милиция, внутренние войска.
— После того, как Белый дом уже взяли?
— Нет, в процессе его осады — тех, кто пытался прорваться к нам, просто ловили и пускали в расход. Я же вам говорю: совершенно страшное преступление, и, чтобы концы его спрятать, авторов обелить, все возможное и невозможное сделали, выполоскали нас в грязи. Только сейчас появляется правда о том, что же там было на самом деле, пару лет назад первые ростки ее начали пробиваться, а так однозначно: Руцкой — экстремист, а все, кто там был, — фашисты, антисемиты и прочее, прочее. Я, например, тому, что там невесть откуда антисемитские лозунги появились, не удивляюсь.
— Тоже провокация?
— Чистейшей воды — точно такая же, как и снайперы. Не я же провел расследование о том, чьи они, — Марку Дейчу, раскопавшему это, спасибо.
«КОМАНДИР «АЛЬФЫ» СКАЗАЛ: «НАМ ДАЛИ КОМАНДУ ВАС ШТУРМОВАТЬ, НО Я ЭТОГО ДЕЛАТЬ НЕ БУДУ — МЫ ЖЕ С ТОБОЙ ОФИЦЕРЫ, РОВЕСНИКИ»
— Я помню, как из поверженного Белого дома вы с Хасбулатовым выходили: по обе стороны стояли ребята-спецназовцы…
— …а из «Лефортово» я уходил последним, потому что прошение об амнистии не подписал.
— Кто же все-таки принял решение сдаться, когда по Белому дому стреляли?
— Было уже понятно, что все — сражение проиграно. Ну что такое здание Верховного Совета? Аквариум, стекляшка, понимаете? — а какую там оборону можно держать? Это раз, а второе, я дал команду всем, у кого было оружие, — то есть Службе охраны Верховного Совета — вести отсекающий огонь, по людям не стрелять. Сколько можно в таком состоянии продержаться? — а потом в здание группа «Альфа» проникла и ко мне ее командир пришел (я дал команду его пропустить). Он сказал: «Александр Владимирович, ты же умный человек и видишь, что сопротивление бесполезно. У меня сейчас младшего лейтенанта убили — пулю ему засадили» — а это те же снайперы, понимаете?
Он между тем продолжает: «Нам дали команду вас штурмовать, но я этого делать не буду — мы же с тобой офицеры, ровесники. Слушай, Саш, я тебе гарантирую, что выведу до автобуса, который сопровождает моя группа, — надо все это заканчивать. Не совершай грех, не бери на себя кровь!».
— Что тут уже добавить?
— Ну действительно, и делать-то что? Он спросил: «Оружие у тебя есть?». — «Вот пистолет наградной», — я ответил. Отдал ему…
— Я видел, с каким черным лицом вы выходили, — эти кадры показывали по телевидению много раз. Потом было «Лефортово», а как к вам там отнеслись? Не было ли давления какого-то, издевательств?
— Все прошло относительно, скажем так, корректно, и хотя были попытки хамить, особо со мной не развернешься. Сначала на прогулку один меня сопровождал, потом уже впятером, потому что у меня тоже и характер есть, и свои принципы, подсаживали ко мне уток, конечно…
— …все, как всегда, — ничего нового…
— Я, честно говоря, думал, что все-таки состоится суд, но Митенков, был такой следователь, мне сказал: «Слушай, Александр Владимирович, по данным экспертизы, крови на вас нет: из оружия Верховного Совета ни одного убитого. Есть решение Конституционного суда: отстранить президента от занимаемой должности за нарушения Конституции, так что какой суд — его не будет: скорее всего, дадут амнистию». Я сказал, что прошение об амнистии подписывать не буду, и не подписал, ведь что такое амнистия? Признание своей вины, поэтому из «Лефортово» меня выпустили последнего, после всех. «Будешь подписывать?» — спрашивали. Я наотрез: «Не буду». — «Ну, тогда будешь сидеть». Я подтверждал: «Согласен».
— За решеткой вы провели в результате полгода — передумали за это время немало?
— Ну, разумеется. Собственно говоря, я книгу там написал «Обретение Веры», где изложил теорию национальной идеи — надо же было чем-то заниматься.
— Дальше произошло то, что не укладывается у меня в голове до сих пор: вы — личный враг Ельцина и всей его команды — в 96-м становитесь губернатором Курской области и остаетесь на этом посту до конца правления Бориса Николаевича, вплоть до 2000-го: как же могло такое произойти?
— Объясняю: они просто сглупили. В каком плане? К регистрации меня не допускали в связи с тем, что я не местный житель, — даром что был почетным гражданином Курска, заканчивал в этом городе аэроклуб, отец мой оттуда родом… Не согласившись с этим, все судебные инстанции я прошел, и Президиум Верховного суда к выборам меня допустил.
— То есть правду тогда еще можно было найти?
— Ну да, и я вам скажу, кто мне помог, — Анатолий Иванович Лукьянов, у которого там много учеников было. Я обратился к нему: «Анатолий Иванович, вот…» (разводит руками), а он: «Я тебе не обещаю, но что-то придумаем». Президиум состоялся в пятницу (в субботу предвыборная кампания уже не ведется — в воскресенье выборы), и, несмотря на вбросы, а они были сумасшедшие, я 78 процентов набрал.
«БЕССОВЕСТНЫЙ КОРЖАКОВ ЧЕЛОВЕК! — ЕЛЬЦИНУ НАЛИВАЛ, А ПОТОМ УКАЗЫ ПОДСОВЫВАЛ, РАСПОРЯЖЕНИЯ. Я С КОРЖАКОВЫМ ПОСТОЯННО НА ЭТУ ТЕМУ РУГАЛСЯ: «ЧТО ТЫ, СКОТИНА, ТВОРИШЬ?!»
— С Ельциным после избрания губернатором вы встречались?
— Один раз.
— При каких обстоятельствах?
— По приглашению Бориса Немцова я приехал на Нижегородскую ярмарку… Кстати, когда меня из «Лефортово» выпустили, Борис отозвался первый. Звонит: «Александр Владимирович, приезжай — в баню сходим, на рыбалку. Я же знаю, рыбак ты заядлый».
— Поразительно…
— Я изумился: «Тебе за это башку отобьют!». — «Ну как же, я к тебе так отношусь!..» (Боря — своеобразный парень). «А не боишься?» — спрашиваю. «Да нет». — «Ну, смотри». Приехал. Это еще до избрания…
— …в Курске…
— …и все было, как обещал: банька, рыбалка и прочее. После этого Ельцин его вызвал, и получил он по полной программе, а обосновал это так: «Борис Николаевич, а если бы с вами такое случилось? Я вас своим старшим другом считаю, и что — отвернулся бы?». Ельцин рукой махнул: «Да пошел ты!». В общем, такая вот ситуация, но, будучи вице-президентом, Немцову я здорово помогал. Все, что у него в правительстве тормозили, через меня проходило — а почему нет? Молодой симпатичный парень — тогда он был совершенно другой, и вот он меня приглашает — уже губернатором! — на Нижегородскую ярмарку, иду я и вдруг вижу — Немцов и Ельцин стоят. Борис Николаевич меня подзывает: «Александр Владимирович, ну, подходи. Как жизнь, как дела? Вот, — говорит, — теперь, что такое народное хозяйство, попробуешь». Ну и попробовал — я уже рассказывал вам, с каким результатом: в условиях тотального экономического кризиса область вытащил…
— Вражды в его голосе не было?
— Абсолютно. «Если вдруг проблемы возникнут, заходи», — будто ничего не случилось.
— Как сегодня, спустя годы, когда Ельцина уже нет, смогли бы его охарактеризовать?
— Может, так меня воспитали, но я ни на кого зла не держу — честное слово! Почему? Потому что это, по-моему, самый страшный грех — ходить и себя накручивать: а вот так-то я отомщу, то-то сделаю… Вы видите, что в политических системах происходит: и у нас, и у вас — везде, собственно, но я других правил и ко всем отношусь по-доброму. Понимаю, что абсолютно идеальных людей в природе не существует, мы все допускаем ошибки. Говорят же: если бы знал, где упасть, соломки бы подстелил, но мыслей о мести я не вынашивал. Когда в самом начале наших отношений он в вице-президенты России меня приглашал, я на него смотрел, как на икону, потому что он все говорил правильно — помните?..
— …конечно…
— …и миллионы поддерживали его, потому что видели в нем руководителя, наделенного полномочиями, имеющего колоссальный опыт хозяйствования…
— …плюс мужик такой видный…
— Да, и симпатичный, и статный, ну…
— …русский медведь…
— И был как бы такой воспитанный, вежливый — кстати, никогда в жизни я от него матерного слова не слышал.
— Это все говорят — и на ты никого не называл…
— Точно! Когда после того, как поругаемся, мы с ним мирились, я ему говорил: «Борис Николаевич, тут вот ходят, в уши жужжат, что я ваш стул подпиливать собираюсь, но давайте рассуждать здраво: зачем это мне? Если вы будете 15 лет президентом, столько же…
— …вице-президентом буду и я…
— Мало того, через 15 лет могу, так сказать, преемником вашим стать — у меня будет ваш возраст сегодняшний. Мне нравится с вами работать, вы очень приятны мне и симпатичны» — все, помирились. Месяц нормально, а там опять вакханалия начинается, ведь что «они» делали? Наливали, а потом указы ему подсовывали, распоряжения. Я с Коржаковым постоянно на эту тему ругался: «Что ты, скотина, творишь?!».
— По поводу «нали¬вали»: я очень дол¬го с Коржаковым беседовал, и он мне в подробностях о жутком пьянстве Бориса Николаевича рассказывал…
— Бессовестный он человек! Еще раз говорю: если бы его Коржаков не спаивал, многого бы и не случилось — это же они на побоище, на расстрел Верховного Совета Ельцина сподвигли: не его это идея.
— Коржаков с Барсуковым?
— Да, разумеется, и были еще деятели, которые его подталкивали. Тогда ведь Гайдар, если помните, на площади перед мэрией, где Юрию Долгорукому памятник, толпу лиходеев собрал, и сегодня они же, опять недовольные, на Болотную площадь ходят. Давайте посмотрим, кто эту бузу нынче устраивает? Все те, кто в «ДемРоссии», а позже в движении «Наш дом — Россия» был, а кто экономику страны развалил, промышленность и сельское хозяйство погубил, армию уничтожил? Они! — и сейчас опять, используя протестные настроения, вовсю во власть лезут. Могли бы они это сами делать? Ну, давайте почитаем «Вопрос вопросов» Стивена Коэна и план директора ЦРУ Аллена Даллеса и увидим, откуда все эти сценарии — само по себе, случайно, ничего в природе не происходит. Перечитайте высказывания сегодняшнего кандидата в президенты Соединенных Штатов Америки…
— …Митта Ромни?
— …да, по поводу Путина… Конечно, Западу такой президент неудобен, а если мы с вами опять же объективно со всех позиций посмотрим? Нравится Путин — не нравится, а кого избирать? Жириновского, что ли?
— Ну, кто такой Жириновский, вы хорошо знаете…
— Или Миронова, понимаешь? — тоже его биография хорошо всем известна. Человек в кооперативах работал, ничем никогда не руководил и серьезным делом, по сути, не занимался. 10 лет Советом Федерации руководил, а сейчас опомнился и о справедливости заговорил — его, что ли, избирать президентом? Послушайте, какую он ахинею несет, — откуда ты ресурсы возьмешь, чтобы проблемы решить? Ты сядь, посчитай сначала.
Вон еще один кандидат — Прохоров Михаил, симпатичный молодой человек, но ему еще до этого уровня дорасти надо. Да, молодец, залоговыми аукционами воспользовался…
— …чуток заработал…
— Никогда в жизни он бы не получил такой куш, если бы в афере ХХ века не поучаствовал.
— Кто, кстати, был ее автором?
— Ну, кто? Сегодня они все при деле.
— Можно и поименно назвать?
— Господин Чубайс, — пожалуйста, а консультировали его в вопросах приватизации и экономики (это не я написал — давайте откроем прессу) 30 не внештатных, а штатных сотрудников ЦРУ. Потом они в Америке попались и угодили под суд за то, что не заплатили налоги с денег, утащенных из России. Смотрите, что Чубайс с приватизацией, с энергетической системой страны сделал, и тем не менее снова при должности — в «Роснанотехнологиях», с ним все в порядке.
Поэтому, когда начинаем сложившуюся ситуацию анализировать, обязательно в вопрос упираемся: а кого, собственно, избирать-то?
«ШУШКЕВИЧА ЕЛЬЦИН С КРАВЧУКОМ ОБЛАПОШИЛИ — ОН У НИХ БЫЛ, КАК КРОЛИК, КОТОРЫЙ МЕЖДУ ДВУМЯ УДАВАМИ, ГИПНОТИЗИРОВАВШИМИ ЕГО С ОДНОЙ СТОРОНЫ И С ДРУГОЙ, СЛУЧАЙНО ЗАПОЛЗ»
— Мы немножко о КПСС говорили… Я знаю, что ваш отец 47 лет членом партии был, а дед — 52 года…
— Да, и даже значок имел — «50 лет в КПСС».
— Мне приходилось читать, что якобы за предательство партии вас отец проклял…
— Да нет — все это белиберда! Мой отец Великую Отечественную прошел от звонка до звонка, он кадровый был офицер, танковое училище еще перед войной окончил. Пришел с фронта с тремя орденами Красной Звезды и с тремя — Отечественной войны: попробуй-ка заслужи их -не говоря о медалях «За отвагу», «За боевые заслуги»… Вот так капитан Руцкой воевал — думаете, он не видел, что делалось там и что НКВД вытворял? Он знал, как бросали штрафные батальоны, куда люди ни за что попадали, на верную смерть — разговоры об этом вели мы неоднократно. Отец у меня очень добрый был и порядочный, здоровый такой мужчина, и два мои брата такие же — здоровые, спокойные (а я, видно, в маму пошел — самый маленький).
Да, отец членом партии был, но не таким, как эти, которые СССР развалили, — коммунистом он был по мироощущению своему, и дед, почетный железнодорожник СССР, такой же. Всю жизнь на транспорте проработал — это трудяги, понимаете? — поэтому я никогда не поставлю в один ряд прошедших войну ветеранов, рабочих — железнодорожников, токарей, слесарей, тружеников села и партноменклатуру — это совершенно разные люди, разные коммунисты. Кто, вот ответьте, Союз уничтожил?
— Партноменклатура…
— Члены и кандидаты в члены Политбюро — кем вот Кравчук ваш был?
— Главным идеологом Компартии Украины…
— Ну, Шушкевич из научного мира туда затесался, но вы слышали, что он о том, почему как глава белорусского парламента Беловежские соглашения подписал, говорит? Его облапошили просто, он у них был, как кролик, который между двумя удавами, гипнотизировавшими его с одной стороны и с другой, случайно заполз.
— Бедный ученый!..
— Теперь он и сам понимает, что страшная глупость совершена, так вот, выступая тогда на Верховном Совете России, я всех призывал за ратификацию не голосовать. Самой большой была фракция КПРФ — проголосовали «за», а сегодня главный лозунг коммунистов видели? Он, они говорят, в Послании апостола Павла записан и звучит так: «Кто не работает, тот не ест».
Точно так же в 93-м году было — Геннадий Андреевич Зюганов 21 сентября сказал: «Пойду поднимать народные мас¬сы» — и бла¬го¬по¬луч¬но слинял.
— С тех пор поднимает…
— Вот-вот. Потом, 2 октября, он по телевидению выступал: «Не поддерживайте экстремистов! Не выходите на митинги!» — и все прочее, а теперь, когда отмечают годовщину этих событий, он главный оратор. Ну кому верить? Смотрите, что говорит и декларирует Жириновский, — сейчас он национальной темой играет, а взять его хамство в отношении оппонентов? — я этого не понимаю…
— По поводу национальной темы: говорят, ваша мама еврейка…
— Да ну! — чего только не придумывают. В вопрос, какого происхождения мама, я никогда не вникал. Бабушка моя была Соколовская, родилась и всю жизнь прожила во Львове, а мама родилась в Хмельницком, я тоже. Из Львова призывался в армию Кировским военкоматом — ну как после этого должен относиться к украинцам? Ни за что не позволю себе сказать в адрес Украины что-то нелестное, потому что это тоже моя Родина, а что касается корней… Я никогда в эту тему не углублялся, она меня мало интересовала, а возникла, когда Михайлов, бывший тогда членом Политбюро КПРФ, соратником Зюганова, выиграл почему-то выборы в губернаторы Курской области (меня тогда с регистрации сняли), собрал на площади митинг огромный и орал с трибуны, что Руцкой — это жидовская скверна, что мать его еврейка: в общем, нес ахинею.
Этих людей гнать надо просто, их близко к органам власти нельзя подпускать, а он губернатором до сих пор работает (мало того, до такой степени науправлялся, что все уже валится, и все равно его держат). Сегодня к власти много накопилось вопросов, и митинги — это естественно, поэтому не надо людей душить, пускай говорят. Главное — не допустить, чтобы протестными настроениями воспользовались аферисты.
— А они всегда ими пользуются…
— Вот за кем надо присматривать, а люди пускай митингуют — дайте им право высказаться. В бытность мою губернатором собирал, бывало, в драмтеатре людей, и они там несли все подряд. Я неизменно выслушивал, а потом говорил: «Вы правы, но вместе с тем что первое, что второе?..». Заканчивалось все бурными аплодисментами, и шли работать: ну дай человеку пар выпустить — что ты его пинаешь? Пускай собираются, пускай говорят, сделайте еще общественный телевизионный канал. Не нужно рассказывать им, как все замечательно и хорошо, — надо показывать правду, но вместе с тем наблюдать (для того соответствующие службы и существуют), чтобы пенки с недовольства не снимали всякие проходимцы — те, кто получают гранты…
— …и гаранты…
— …вот это самое страшное. Все, что мы видим сегодня на Ближнем Востоке, в Северной Африке, — произошло не случайно: волнения в Египте, попытки ударить по Сирии, избрание в качестве цели Ирана — это звенья одной цепи, и экономический кризис в Европе — тоже спланированная акция. Кое-кто делает все возможное и невозможное, чтобы сохранить однополярный мир, чтобы диктовать всем свою волю, и это не мое мнение, а американских политологов, экономистов. Недавно вот телевизор включил и Дмитрия Саймса увидел… Я хорошо его знаю — человек очень симпатичный и умный: послушайте о происходящем его комментарии.
«ВАЛЯТЬСЯ НА ДИВАНЕ И НИЧЕГО НЕ ДЕЛАТЬ НЕ В МОИХ ПРАВИЛАХ — ТЕХ, КТО ТОЛЬКО И СПОСОБЕН, ЧТО НАЛИВАТЬСЯ ПОД СОСИСКИ С БУТЕРБРОДАМИ ДА ФИЛЬМЫ ПО ТЕЛЕВИЗОРУ ПИВОМ, УНОСЯТ РАНЬШЕ СРОКА ВПЕРЕД НОГАМИ»
— Сегодня вы третьим браком женаты, у вас трое сыновей и дочь, вы замечательно выглядите, подтянуты, спортивны, жена на 26 лет младше…
— А как же я должен при молодой жене выглядеть? — я же не могу быть беременным и с необъятной рожей, и потом, мужчина смотреть за собой должен. Я, когда мужиков на девятом, а то и на 10 или 12 месяце вижу, закипаю — это не болезнь, а неуважение к самому себе.
— Писали, кстати, что, будучи командиром, вы, если офицеров с животами встречали, били их сразу под дых…
— Ну а как же? — это ведь безобразие просто. Офицер, я считаю, должен быть в идеально выглаженных брюках, в начищенных туфлях, в рубашечке чистенькой: галстук, погончики, фуражечка — все при нем, а когда идет, извините за выражение, чмо, да еще вот с таким лицом (показывает) и пузом…
— …то оно и в Африке чмо…
— Ну что это такое? — поэтому, когда вижу таких раздобревших офицеров и генералов, руки начинают чесаться.
— Сегодня вы, такой молодой и бравый, чем занимаетесь?
— Я уже, к сожалению, не молодой, а занимаюсь привлечением инвестиций, экспертизой инвестиционных проектов — и работа интересная, и в материальном плане отдача достаточно весомая. Валяться на диване и ничего не делать не в моих правилах — тех, кто только и способен, что наливаться под сосиски с бутербродами да фильмы по телевизору пивом, уносят раньше срока вперед ногами, поэтому надо шевелиться, двигаться!
Построили вот завод в Воронежской области по производству ультрадисперсной извести — это частицы где-то в два с половиной микрона. На территории бывшего СССР такую продукцию никто больше не выпускает — мы ее в Италии, Франции, Норвегии покупали, и вот уже завод запустили, вывели на полную мощность. Сейчас в стадии выхода документация на строительство цементного комбината мощностью пять миллионов тонн цемента нового поколения — марок 600 и 900 (если скажут, что кто-то на территории бывшего СССР такой производит, не верьте — вранье!), а это создание новых рабочих мест. Ну как, интересная у меня работа? Я председатель совета директоров компании, которая эти заводы строит, поэтому все нормально.
— Вспомнил сейчас песню:
Если б ты знала, если б ты знала,
как тоскуют руки по штурвалу.
Лишь одна у летчика мечта —
высота, высота…
У вас руки по государственному штурвалу, по той высоте, на которую когда-то взобрались, не тоскуют?
— Вы знаете, любая высота для меня нормальная — я даже в качестве генерального директора Воронежского авиационного завода себя предлагал. Он был ГУПом — государственным унитарным предприятием (это коммерческая организация, не наделенная правом собственности на закрепленное за ней имущество. — Д. Г.), фактически этот завод уничтожили, и когда меня спросили: «А зачем это тебе?», я ответил: «Да стыдно просто, что летаем на «Боингах» да на «Эйрбасах» — мы же великая авиационная держава. Дайте мне, по крайней мере, три года — и будем на своих самолетах летать, ничем не хуже западных».
Я вот знаю, что в Курской области оставил, но разграбили, что только можно. Заводы стоят, агропромышленный комплекс угроблен, сплошные приписки — это ж легко проверить, но тех же людей переназначают опять. Помните, выборы губернаторов отменили, сейчас разрешили вновь…
— Пойдете на них еще раз?
— Подумаю. Когда к какой-то должности человек стремится и преследует цель именно на ней оказаться, серьезную совершает ошибку. Какую бы тебе ни доверила страна, реальные свои способности покажи. Она тебя сама выведет туда, где ты нужнее, однако такие люди, как я, весьма неудобные, потому что правду привык говорить в глаза, но не за глаза. Ну, если приходишь к президенту (а я у Дмитрия Анатольевича Медведева был, и документ по строительству цементного комбината он завизировал), а потом вообще никакого движения — какие выводы сделать могу? Если на резолюцию главы государства вся эта мелкотравчатая чиновничья рать, которая вокруг него бегает, никак не реагирует, о чем говорить? В сознании моем не укладывается, что указание старшего должностного лица можно не выполнять (менталитет военного, видимо, сказывается), но и вы, гражданский человек, тоже, наверное, не понимаете, как такое возможно.
Медведев распорядился разобраться в нашем вопросе и решить его положительно, инвестиционный портфель обеспечивает Чешский экспортный банк…
— Вы бы не к президенту шли, а откат сразу дали…
— Господи, а ведь нужно просто согласие — то есть выпустить документ, подтверждающий, что строительство цементного комбината в Воронежской области приветствуется: это ж ни много ни мало 10 тысяч высокооплачиваемых рабочих мест: тем более как раз в тему. Все сокрушаются, что сырьевую мы создали экономику, а тут переработка собственного сырья и производство готового продукта. Все согласны: надо систему доступного жилья создать! — но из чего вы ее будете создавать, когда сегодня самому молодому в России цементному заводу 60-70 лет?
Как-то после всего этого встречаю на одном дне рождения Дмитрия Анатольевича. Он спрашивает: «Александр Владимирович, когда ленточку перерезать будем?», а я ему: «Можно откровенно?». Ну и выложил все…
— А он что?
— На следующий день телевидение показало, как стучал по столу кулаком и разнос устраивал: «Что это такое? Указания президента не выполняются» — правда, ту резолюцию, о которой я рассказывал, конкретно не называя.
— Воз и ныне там?
— Да начихали просто, и называется это на русском языке «бардак». Если бы Руцкой был в команде Путина или Медведева, — не имеет значения! — пусть бы кто-нибудь попробовал распоряжение главы государства или премьер-министра не выполнить — ровно через час пожалел бы о том, что на белый свет народился.
Такого быть не должно — кстати, и у вас в Украине проблемы такие же. Сидишь вот, смотришь на это и думаешь: мы действительно близнецы-братья — и там чиновники хамят, распоряжения не выполняют, и здесь тоже, а должно быть так: дает премьер указание и потом на заседании правительства спрашивает жестко: «Почему не выполнено? Встать…
— …к стенке»…
— Нет, зачем?.. «Ты свободен!» — и не нервничать надо, а рассмотреть причины, по которым распоряжение не выполнено. Если выделенные средства сперли, на то есть прокуратура, а в основном все же растаскивается. Помните национальные проекты «Здоровье», «Жилье», «Образование», «Развитие АПК», с которыми тогда еще премьер-министр Медведев носился?
— Конечно…
— Огромным потоком деньги на строительство медицинских центров, больниц, предприятий агропромышленного комплекса, комплексов для разведения крупного рогатого скота и свиней, птицефабрик шли, и когда все уже отписано: мол, построено, введено, он сказал бы: «Ну, поехали, посмотрим». Знаете, я когда губернатором был, мне тоже писали: «засеяли», «убрали». Заказываешь вертолет, главу района берешь: «Покажешь мне, где засеяно и где убрали», — и полетели. Если все только на бумаге, садимся и высаживаем его: «Свободен, дальше шагай на своих двоих пешком, а завтра с заявлением об увольнении по собственному желанию».
— Прекрасно, кстати, работает…
— И никого не надо расстреливать, но уже следующий глава района знает, что с ним то же самое будет.
«НЕ НАДО БОЯТЬСЯ ЛЮДЕЙ, УМЕЮЩИХ ГОВОРИТЬ ПРАВДУ, ПОТОМУ ЧТО УСЛУЖЛИВЫЙ ДУРАК ХУЖЕ ВРАГА»
— На высоте из вертолета никого не выталкивали?
— Нет, ну что вы! — а представьте, на улицах грязь. Вот я в райцентр какой-то приехал — загажен город до безобразия: пакеты из-под молока, окурки везде валяются, и все орут, что дворники убирать не хотят. Все очень просто: отключается электроэнергия, газ и вода, время на уборку дается. Навели чистоту — включили, два-три раза повторить — и все, больше никто бычки не кидает.
— Воля руководителя необходима…
— Да, волевое решение, а когда смотришь по телевидению, чем нас кормят и поят: биодобавки, «Е» всякие там…
— …все то, чего лучше не видеть!
— Совершенно верно, а чтобы ситуацию изменить, что нужно?
— Не смотреть…
— Нет, ни копейки затрат не требуется — следует лишь драконовский принять закон: за умышленную травлю людей…
— …уголовная ответственность…
— …«двадцатку» с конфискацией всего получи. Один, два, трое отравителей залетели — и все, остальные это «Е» сыпать да водку и прочую гадость бодяжить не будут, не станут травить людей.
— Где же столько чиновников волевых взять?
— Об этом и говорю, а когда стоит размазня, ты понимаешь: даже при наличии сумасшедшей должности, даже находясь в ближайшем окружении президента, ничего сделать она не может. Повторяю: не надо бояться людей, умеющих говорить правду, потому что услужливый дурак хуже врага. Взять скандал вокруг выборов недавних в Госдуму — это как раз услужливый дурак конфликтную ситуацию создал — врагу такое не под силу.
Ну чего ты своему шефу боишься сказать в глаза: «Иван Иванович, нельзя так, такие-то будут последствия. Нужно, если уж вы этого так хотите, сделать иначе»? — и все будет нормально, но надо же смелости набраться, а все думают: «Если об этом сейчас заикнусь, завтра меня вышибут». Казалось бы, ну и пусть вышибут, но в этом-то и проблема тех, кто приходит во власть. Для начала хорошо поразмысли: зачем ты сюда пришел? Думаете, должность президента — сахар? Я вице-президентом был…
— …нервы на пределе…
— …охрана слева и справа… Ты в туалет — она с тобой, ты спать — у дверей караулит, в машину садишься — бдит, хочешь кушать — пробу снимает: ну что это за жизнь? — но если взялся за гуж, соберись и делай то, что людям надо, причем оцени свой потенциал реально. Когда я в Курскую область приехал, мне никто не мешал, правда, я распоряжения издавал, а Кремль их отменял или прокуратура в суд на меня подавала: мол, рыночные законы Руцкой нарушает, а зачем мне такой рынок, когда мать не в состоянии конфет для ребенка купить?
Что я сделал? Среднюю посчитал зарплату, посмотрел, какие продукты выпускает Курская область, и своим распоряжением потолок рентабельности в 25 процентов для торговой сети ввел. Если выше — прогрессивный налог, а то ведь что получалось? Сельхозпроизводитель рентабельность получал 5-10 процентов, а торговая сеть — 200: это не рыночный уже механизм регулирования, а хамство! Хватит и 25 за то, что ты, ничего не делая, только товар привез, сохранил и продал, тем более что у производителя все равно в два раза меньше. Нормально — но это же по людям не бьет, поэтому, когда наверху мои распоряжения отменяли, я издавал их по новой.
— В свое время вы во Львовском художественном училище на скульптора-монументалиста учились…
— Немножко не так — моя специальность называлась «реставрация монументальных произведений искусства».
— Сегодня, спустя столько лет, что-то отреставрировать вы способны?
— У меня даже авторские проекты есть, например, мемориальный комплекс «Курская дуга» — можете поехать и посмотреть. Он включает военную технику, братскую могилу с Вечным огнем, храм Георгия Победоносца и Триумфальную арку. Я вам скажу, что по сравнению с ней Триумфальная арка в Москве — это так, спичечная коробка, и потом, если тут некие аллегорические фигуры изображены, то в Курске четыре бронзовых русских воина стоят: начиная с витязя времен «Слова о полку Игореве» и заканчивая танкистом, воевавшим на Курской дуге, а перед аркой памятник Георгию Константиновичу Жукову установлен. Второй мемориальный комплекс, в Борисоглебске, посвящен выпускникам местного летного училища. На нем еще табличка такая: «Автор проекта — старший лейтенант Руцкой»: я летчиком-инструктором тогда был. В Москве в здании Военно-воздушной академии панорамное панно площадью две тысячи квадратных метров, посвященное покорителям пятого океана и космоса, тоже мое, и до сих пор, если выдается свободное время (сейчас вот по субботам да воскресеньям), что-нибудь да проектирую…
Киев — Москва — Киев

ДМИТРИЙ ГОРДОН. «БУЛЬВАР ГОРДОНА»

Казнь в бункере. Лаврентий Берия разделил судьбу своих жертв

Все материалы сюжета Всемирная история с Андреем Сидорчиком

23 декабря 1953 года по приговору Верховного суда СССР был расстрелян один из ближайших сталинских сподвижников Лаврентий Берия.
Лаврентий Павлович Берия на протяжении последних десятилетий в официальной историографии представлен как одна из самых мрачных фигур за всю историю России. Его часто сравнивают с Малютой Скуратовым, приближённым царя Ивана Грозного, главой опричников. Берия представляется главным «сталинским палачом», на которого возлагается главная ответственность за политические репрессии.
Солдат революции
Во многом это связано с тем, что историю всегда пишут победители. Лаврентий Берия, проигравший борьбу за власть после смерти Иосифа Сталина, расплатился за своё поражение не только жизнью, но и тем, что был объявлен главным «козлом отпущения» за все ошибки и злоупотребления сталинского периода.
Было бы глупо считать Берию ни в чём не повинной жертвой, однако стоит признать, что о реальной личности этого человека и его роли в истории известно мало.
Родившийся 17 марта 1899 года в бедной крестьянской семье в Абхазии Лаврентий Берия уже в 16 лет включился в революционную борьбу в Закавказье. Несколько раз оказывался в тюрьме. После окончательного установления Советской власти 21-летний Берия начал службу в органах ЧК Азербайджана, а затем Грузии. Он участвовал в разгроме контрреволюционного подполья, за что был награждён орденом Красного Знамени.
В 1927 году Лаврентий Берия стал наркомом внутренних дел Грузинской ССР, в 1931 году он занял пост первого секретаря ЦК Компартии Грузии, фактически став первым лицом в республике.
Хозяйственник и правозащитник
С этого периода Берия имеет противоречивую репутацию — с одной стороны, его обвиняют в репрессиях против политических конкурентов, с другой — отмечают, что 32-летний политик показал себя крепким хозяйственником, благодаря которому Грузия и Закавказье в целом стали бурно экономически развиваться. Именно благодаря Берии были установлены высокие закупочные цены на производимые в регионе чай, виноград, мандарины. С этого и началась слава Грузии как одной из самых зажиточных республик СССР.
Как активный политик и республиканский лидер, Берия не мог быть непричастен к политическим репрессиям, однако он, вопреки расхожему мнению, не имеет отношения к «Большому террору» — периоду 1937–1938 годов, когда менее чем за два года было уничтожено несколько сотен тысяч человек, по большей части представлявших собой партийную, государственную и военную элиту страны.
Лаврентий Берия в аппарате НКВД СССР появился в августе 1938 года, когда размах террора, учинённого наркомом НКВД Николаем Ежовым, напугал высшее советское руководство. Назначение Берии было призвано «осадить» разбушевавшегося «силовика» и вернуть ситуацию под контроль.
В ноябре 1938 года 39-летний Лаврентий Берия возглавил НКВД СССР, сменив Николая Ежова. Именно приход Берии считается окончанием «Большого террора», более того, в течение следующих двух лет на волю вышли около 200 тысяч незаконно арестованных и осуждённых при Ежове.
Путь к власти через бомбу
В годы войны Берия не только занимался работой НКВД и НКГБ, но и был куратором оборонной промышленности, транспорта. Он сыграл не последнюю роль в обеспечении эвакуации промышленных предприятий на Восток страны.
Докладные записки Лаврентия Берии на имя Иосифа Сталина, хранящиеся в Государственном архиве РФ. Фото: РИА Новости
В 1944 году, в условиях войны, Лаврентий Берия был куратором советского «атомного проекта». В этом деле он проявил уникальные организаторские способности, благодаря которым атомная бомба у СССР появилась в 1949 году, намного раньше, чем этого ожидали американцы.
Именно успех «атомного проекта» сделал Берию не просто одним из высокопоставленных государственных деятелей, но одним из тех, кто мог рассматриваться как преемник Сталина.
К моменту смерти Иосифа Сталина 5 марта 1953 года в советском руководстве не было фигуры, которая могла взять на себя всю полноту власти. Фактически образовался правящий триумвират — Георгий Маленков, глава Советского правительства и формальный лидер страны, Никита Хрущёв, ставший после смерти Сталина лидером партии, и Лаврентий Берия, возглавивший Министерство внутренних дел, в состав которого вошло и Министерство государственной безопасности.
Борьба за лидерство
Такое троевластие не могло продлиться долго — каждая из сторон укрепляла свои позиции. Берия назначал на руководящие посты в МВД своих людей, предполагая, что именно контроль над силовыми органами решит дело.
Довольно трудно сейчас сказать, что ждало бы страну под властью Берии. Одни говорят о «жёсткой руке» и новом витке репрессий, другие уверяют, что глава МВД готовил масштабную реабилитацию политзаключённых.
Наиболее радикальные утверждают, что Берия, как успешный хозяйственник, был нацелен на деидеологизацию страны, построение рыночной экономики и даже на предоставление независимости прибалтийским республикам.
Но какие бы ни были у Берии планы, им не суждено было реализоваться. Никита Хрущёв, в своё время один из самых активных проводников политики «Большого террора», начал игру на опережение. Он сумел заключить союз с Георгием Маленковым и ещё двумя видными политиками —Николаем Булганиным и Вячеславом Молотовым, направленный против главы МВД.
Берия явно недооценил угрозу, полагая, что контроль над МВД позволяет ему не опасаться за свою безопасность. Хрущёву, однако, удалось перетянуть на свою сторону военных, в том числе самого Георгия Жукова.
Падение
Развязка наступила на совещании Совмина СССР 26 июня 1953 года в Кремле, где Хрущёв неожиданно обвинил Берию в антигосударственной деятельности и шпионаже в пользу Великобритании. Растерянный Берия пытался оправдываться, а часть заговорщиков заколебалась, предлагая просто «указать на ошибки» главе МВД. Но в ключевой момент в зале заседаний появились генералы во главе с Жуковым, которые арестовали Берию.
На машине одного из генералов Берию вывезли из Кремля на гарнизонную гауптвахту Московского военного округа, а спустя сутки перевели в специально оборудованную камеру в бомбоубежище при штабе МВО.
В день ареста Берии в Москву были стянуты армейские подразделения на случай осложнения ситуации. Однако до уличных боёв не дошло. В течение следующих нескольких дней были арестованы ближайшие сподвижники Берии, которые могли попытаться освободить своего шефа.
В декабре 1953 года Специальное судебное присутствие Верховного суда СССР под председательством маршала Ивана Конева рассмотрело «дело Берии». Обвинения, выдвинутые против главы МВД, мало чем отличались от тех, которые использовались в годы «Большого террора» — ему вменялся шпионаж, злоупотребления властью, массовые изнасилования и многое другое. Данные обвинения имели мало отношения к реальной деятельности Берии, а сам процесс не ставил задачу установить истину.
23 декабря 1953 года Лаврентий Берия был приговорён к смертной казни и расстрелян в бункере штаба МВО в присутствии генпрокурора страны Руденко. Ночью тело казнённого было доставлено в 1-й Московский крематорий, сожжено, а прах развеян над Москвой-рекой.
Есть, правда, и альтернативная версия событий, о которой рассказывал сын Берии Серго Лаврентиевич, а также дочь Сталина Светлана Аллилуева. Согласно ей, никакого заседания Совмина 26 июня 1953 года не было. Лаврентий Берия был убит в перестрелке в собственном доме, когда его пытались захватить заговорщики.

Материал был впервые опубликован 26/06/2013
HTTP://WWW.AIF.RU/

Страшный сон Эрдогана

Прошедший день не снизил градус накала российско-турецких противоречий, причиной которых стала неприкрытая агрессия ВВС Турции в отношении возвращавшегося с боевого задания в Сирии российского бомбардировщика Су-24. Москва потребовала извинений и компенсации — об этом уже сказала не спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, а президент России Владимир Путин. Анкара ответила отказом. Более того, без тени раскаяния в содеянном преступлении, президент Турции Эрдоган сказал, что как сбивали, так и будем сбивать российские самолеты, и возложил обязанность извиниться за инцидент на Москву, после чего стало окончательно ясно, что горбатого могила исправит.
В ответ Москва активизировала весь возможный комплекс мер торгово-экономического давления. «Россия решила применить к Турции глобальные санкции, единомоментно лишив Анкару значительной части ВВП на фоне кризиса в турецкой экономике. Россия закроет все турецкие проекты, попросит турков «домой», а также закроет рынки, небо и порты. Кроме того, Россия останавливает «Турецкий поток» и строительство АЭС. Премьер-министр России заявил, что ближайшие дни «правительство России выработает систему мер реагирования в экономической и гуманитарной сферах на акт агрессии со стороны Турции».
«Совместные договоры и инвестпроекты могут быть заморожены или просто свёрнуты. Также предлагаю свернуть переговоры по подготовке соглашения о преференциальном режиме для инвестиций с Турцией», — сообщил он, — «В этих документах речь пойдёт о введении ограничений и запретов на деятельность экономических структур Турции на территории России, ограничении и запрета поставок продукции, включая продовольственные товары, и выполнение работ и оказание услуг турецкими компаниями, и о других ограничительных мерах» (http://www.politonline.ru/comments/22 884 290.html).

В военном плане за истекшие сутки наиболее яркими стали две акции возмездия российских ВКС. В первой половине дня были уничтожены все террористы, причастные к гибели российского пилота Су-24, а ночью был уничтожен конвой из 20 машин, шедший с территории Турции и остановившийся в сирийском городе Аазаз, находящийся в 5 км от сирийско-турецкой границы и находящийся под контролем туркоманов. Этот город является узловым городом, куда свозится турецкая помощь (оружие, боеприпасы, медикаменты, сухпайки и прочее). Уже с него вся «помощь» начинает расходится по другим городам, которые контролируют боевики, а также лагерям и укрепрайонам.
То есть, несмотря на трагедию с Су-24, со вчерашнего дня Россия продолжает наносить массированные удары авиацией и артиллерией (сирийской армии) по приграничным районам с Турцией. А это означает уничтожение инфраструктуры снабжения, которая была создана Турцией за эти несколько лет войны в Сирии. Видя складывающуюся ситуацию, в дело решили вмешаться американцы, которые без разрешения законного правительства Асада перешли границу Сирии из Турции и разместили около 50 десантников в сирийском городе Эйн-Аль-Араб. Что, естественно, несколько затруднит удары российских ВКС по базам боевиков на севере Сирии. С другой стороны, ввод американцами своих солдат призван защитить от ударов турков сирийских курдов. То есть ситуация становится все более запутанной.
В этой связи все более актуальным становится вопрос не только о стратегических целях операции российских ВКС в Сирии, но прежде всего о стратегических целях России в отношении Турции в условиях разрастания конфликтного потенциала и реальной угрозы военного столкновения. В этой связи не разделяю мнение некоторых уважаемых экспертов о том, что нам нужна сильная Турция:
«Панисламские или панарабские амбиции Турции не входят в принципиальное противоречие с интересами России… Турция и Россия могли бы вместе работать и развиваться на просторах Евразии — в качестве наследников, пускай и столь разных, Второго Рима (Византии). В качестве цивилизаций, противостоящих атлантическому проекту глобального плавильного котла… Максимальный ущерб был бы в том случае, если бы Россия повелась на провокацию и вместо того, чтобы проучить Эрдогана, начала играть против Турции как таковой, в том числе и разыгрывая курдскую карту. Но, к счастью Турции, Россия не будет этого делать, потому что это и не в ее стратегических интересах. Нам нужна сильная, дружественная Турция, точно так же, как она нужна национально мыслящей и самодостаточной части турецкой элиты, понимающей важность серьезных отношений с Россией» (http://www.vz.ru/politics/2015/11/26/780 299.html).

Во-первых, не соглашусь с главным тезисом, что нам нужна сильная Турция. Турция не только была нашим постоянным историческим врагом, с которым из соседей мы провели больше всего войн. Она и сейчас наш враг. Почему? Да потому что они в нас видят врага: «В октябре 2010 г. Совет национальной безопасности Турции внес изменения в Стратегию национальной безопасности, рассчитанную на ближайшие пять лет. Из списка стран, которые представляют внешнюю угрозу для Турции, были исключены Сирия, Иран, Болгария, Грузия и Армения. «Потенциальным» врагом впервые был назван Израиль. В том же неизменном качестве осталась и Россия, несмотря на беспрецедентно теплые отношения между двумя странами в последний период, сравнимый лишь с 1920-ми годами» (http://bs-kavkaz.org/2011/04/voennaya-koncepcia-turcii-i-tureckaya-ugroza/).

То есть в Стратегии национальной безопасности Турции Россия объявлена ее врагом.
В этой связи возникают вполне закономерные вопросы о внешнеполитической стратегии России в отношении Турции. Во-первых, зачем мы за огромные деньги, а именно 60 млрд. долларов, строим АЭС стране, которая нас считает своим врагом? Во-вторых, зачем стране, которая нас считает своим врагом, мы предоставляем скидки на газ, запускаем в массовом порядке на наш строительный рынок, поднимаем местную экономику за счет туристов? В-третьих, зачем сотрудничаем с лидером, который за свои правые панисламистские убеждения отсидел в тюрьме?
И главное — зачем нам сильная Турция, которая начала свои проекты Панисламизма и Пантюркизма и видит зоной его реализации не только всю Среднюю Азию, но и значительную часть территории России? Не лучше ли нам иметь дело с небольшой, лишенной геополитических амбиций послушной региональной державой, существенно урезанной по территории в пользу тех, от кого она ее «отжала» в свое время — Греции, Армении, Курдистана, и принадлежащими нам проливами?
Зачем прятать голову в песок и причитать, что панисламские амбиции Турции не входят в принципиальное противоречие с интересами России? А Крым? А Чечня? Что, забыли? Конечно, входят и очень серьезно и глубоко. Значит, и инструментарий решения этой проблемы должен быть соответствующий.
Более того. Если попробовать проанализировать складывающуюся ситуацию в Сирии после целенаправленной и умышленной атаки турецких ВВС на российский Су-24 и представить возможные сценарии, то мы должны признать, что кроме «хорошего» варианта — что произошедшее было истерикой Эрдогана в связи с ударами российских ВКС по его нефтебизнесу, есть и очень «плохой» — то, что это был только пробный шар со стороны всей верхушки турецкого государства. И если Россия не ответит за сбитый Су-24 одним, пятью, десятью сбитыми турецкими военными самолетами — а именно такой ответ только и удовлетворит общественное мнение России, и возможно, вразумит бешеного пса, то Эрдоган пойдет еще дальше и собьет не один, а два-три российских самолета, после чего вообще может зайти на территорию Сирии наземными силами и де-факто объявить о создании бесполетной зоны, где будут находиться турецкие войска.
Как такой вариант сторонникам концепций «умиротворения агрессора» и «мирного сосуществования двух систем»? Кстати, и одну, и вторую концепцию мы уже проходили, и именно они лежат в основании гибели нашей общей Родины — СССР. И я не один в этом мнении. Приведу оценку складывающейся ситуации со стороны авторитетного блогера chipstone:
«Представив себе, что Эрдоган действительно отдал приказ на уничтожение нашего самолета, картина вырисовывается очень неприятная. Тем более что происшествие, судя по поступающей информации, явно не спонтанное и не случайное. Самолет ждали и ловили. И не один день. Сделав первое допущение, мы автоматически будем вынуждены сделать и следующее. План явно не ограничивается разовой атакой на единичный самолет. Поразмыслив над этим, прихожу к выводу, что операция, начавшаяся с уничтожения российского Су-24, просто обязана иметь продолжение с очень серьезными последствиями для всего мира. Атака на наш самолет, является первой фазой начала полноценного вторжения Турции на территорию Сирии. И сделано это будет под предлогом борьбы с ИГИЛ… Давайте посмотрим на ситуацию в случае пересечения сирийско-турецкой границы частями вооруженных сил Турции под любым предлогом в более широком контексте. Мгновенно обнаруживаются серьезные проблемы для продолжения российской операции в Сирии, не говоря уже о том, что вступление государственных войск Турции на территорию Сирии иначе, как агрессию и объявление войны квалифицировать невозможно. В этом случае Россия автоматически попадает в ситуацию между Сциллой и Харибдой. Или наша группировка полностью и очень быстро покидает территорию Сирии, навсегда забывая и про этот регион и тем более про свое в нем влияние. Или, следуя союзническому долгу, Россия ввязывается в войну против Турции на стороне Сирии, а фактически в одиночку. В первом случае с большой вероятностью, это будет означать крупнейшее геополитическое поражение России со времен развала СССР с далеко идущими последствиями вплоть до развала самой страны. Во втором случае Россию ждет полноценная война в регионе, удаленном от собственных границ в крайне тяжелых условиях» (http://chipstone.livejournal.com/1 285 990.html).

О некоторой модификации этого сценария пишет и Ростислав Ищенко: «Мы еще не избежали войны, только отложили ее. И фокус заключается в том, что в создавшихся условиях, для Эрдогана (провокацией с Су-24 серьезно подорвавшего и свои внутриполитические позиции, и позиции Турции на международной арене) война может оказаться лучшим выходом из возможных. Если он таки добьется войны с Россией, проблема выйдет на другой уровень. Принимать решение о своей дальнейшей судьбе придется НАТО, а внутри страны Турции будет рассчитывать на консолидацию общества ради отпора врагу. Для него это предельно рискованный, но выход. Как для Порошенко рискованным, но единственным выходом является возобновление войны в Донбассе. Если же Эрдогану и Порошенко удастся договориться о согласованных действиях, то мечта США может стать реальностью — Россия окажется перед перспективой одновременного втягивания в военный конфликт с Украиной и государством НАТО (Турцией)» (http://ria.ru/analytics/20 151 126/1 328 986 919.html).

Поэтому, с учетом очень серьезной опасности именно такого варианта развития событий, именно его и надо принимать за базовый. И при любом планировании развития событий отталкиваться именно от худшего сценария. А то мы будем думать о мирном характере оттоманской Турции, о том, что Эрдоган одумается, о том, что как там турецкий народ будет жить без атомной энергетики, а в это время турецкий Генштаб начнет вторую фазу операции «Вторжение», а она станет для нас полной неожиданностью. Такого быть не должно.
В этой связи, попытаюсь расшифровать смысл фразы министра иностранных дел России Сергея Лаврова на пресс-конференции вечером 25 ноября, за которую многие блогеры подвергли его серьезной критике. Речь идет о следующей фразе: «Воевать с Турцией мы не собираемся». Мол, как так, они сбили наш самолет, а мы что, утремся? Вообще-то надо отметить, что и сирийцы в свое время сбили военный самолет Турции — и война из-за этого не началась. Да и США не начали войну в Ливии из-за гораздо более серьезного инцидента, когда убили их посла.
Как же тогда расценивать заявление Сергея Лаврова в контексте того, что «возмездие будет»? Очень просто. С Турцией Россия воевать не будет. Все удары будут наноситься по террористам из ИГИЛ, других террористических организаций и их пособникам. В этом плане залетевшие на территорию Сирии самолеты турецких ВВС будут считаться не турецкими (кто знает, что там летает, не рассмотрели в бинокль), а самолетами террористов. То же самое касается танков, БТР, БМП и т.д. и т.п. Мы будем убивать только террористов и их пособников, а с Турцией воевать мы не будем. Ну что Вы, как могли подумать такое, ни-ни… Для того и дан язык дипломатам, чтоб говорить красиво и максимально «завуалированно».

Юрий Баранчик

Ближний Восток: Эвакуация

Какую тайну Airbus A321 скрывают спецслужбы
Ростислав Ищенко и Евгений Сатановский о том, кому и почему послана «черная метка», о международной обстановке, уничтожении спонсоров террористов, сакральных жертвах американской «демократии» и — куда лететь на отдых в новогодние каникулы.

Ростислав Ищенко: Гость «Открытой студии» — Евгений Янович Сатановский, директор Института Ближнего Востока.
Евгений Янович, утром просмотрел прессу о крушении А321. Скажите, что скрывается за срочной эвакуацией российских туристов, вслед за англичанами, американцами, из Египта? Ведь не раз такое было, когда американцы, англичане эвакуировали своих граждан, а русским туристам все нипочем: ехали в Египет потоком, никто их не эвакуировал, и ничего с ними особо плохого и не случалось, если акулы не нападали. Кстати, в одном из комментариев к статье прочитал: «А негодяй Сатановский призвал бомбить Катар». В этот момент я подумал, что я могу объяснить, почему бомбить Катар прекрасно, почему бомбить Катар ужасно и почему бомбить Катар напрасно. Здесь все зависит от алгоритма, который мы прописываем, от того, какую цель мы хотим достигнуть, какими средствами, насколько адекватно мы прогнозируем реакцию наших друзей, союзников, оппонентов и т. д. В общем-то, есть разные варианты, но они все логичны. Когда я думаю об этой эвакуации, я вижу разные варианты. Был теракт, не было теракта — пока не подтверждено и не отрицается. Хотя все больше и больше склоняется к тому, что теракт был. До тех пор, пока не началась эвакуация, все укладывалось в обычный нормальный алгоритм. Упал самолет, погибли люди, выразили соболезнования, выплатили компенсации и начали расследование. Допустим, был теракт. Эвакуируя 80 тысяч туристов из Египта, количество которых по официальным данным выросло за три дня с 50 до 80 тысяч, мы ведь не сокращаем вероятность теракта. Наоборот, увеличиваем. Потому что для того, чтобы охранять такое количество людей, нужно задействовать всю египетскую армию. В общем-то, раньше ни для кого не было секретом, что в аэропорту Шарм-эль-Шейха еще те меры «безопасности». Не вчера узнали, что там возможны теракты. Более того, в московских аэропортах я сталкивался с тем, что если вы отправляетесь через зал официальных делегаций или через вип-зал, то в карманах пиджака можете пронести на борт самолета все, что угодно. А если вы в пальто, то можете 10 бомб пронести. Что же случилось, чтобы вдруг такое огромное количество людей срочно вывозить из Египта?
Евгений Сатановский: Во-первых, бомбить Катар я никогда не предлагал. Я вообще не предлагал бомбить ту или иную страну: есть другие меры воздействия на ее руководство. Я же не про Катар говорю, в первую очередь, я говорю про конкретное катарское руководство, которое «крышует» конкретных боевиков, в том числе на Синае. Это боевики из «Братьев-мусульман» *, «Исламского государства» **, а на Синае это просто целевая террористическая война против египетского руководства и египетской армии. В Сирии мы наступили на самое больное место организма главы МИД Катара, который непосредственно лично курирует сирийскую гражданскую войну, — это Халед аль-Атыйя. Он Катаром управляет. Конечно, там есть молодой эмир, достаточно юный по арабским представлениям, и его властная матушка Шейха Моза, но уговорив предыдущего эмира поставить своего наследника вперед очереди и уйти в тень Халеда аль-Атыйя, мы наступили этим ему на карман. Эти многомиллиардные вложения в свержение Асада, в то, что сейчас протянется труба на Турцию, Эрдоган ее радостно воспримет, и европейцы будут счастливы, в любой момент могут ликвидироваться. Более того, Катару уже сейчас приходится вывозить боевиков «Исламского государства»: кого-то в Ливию на гражданскую войну, которую они поддерживают против про-египетских группировок, кого-то в Йемен, где они вместе с египтянами воюют против хуситов. Какой-то многолетний проект, может быть, из-за российских ВКС на пороге победы, когда все уже согласовали, разделили сектора атак, может рухнуть. А это тогда означает крушение его карьеры, потому что аль-Атыйя клан богатый, влиятельный, но есть и другие. Так что там нас может ожидать не только ситуация, что произошла в Египте.
Ладно, наши редко полошатся, а почему западники так подняли своих? Видимо, информации у них сильно больше, потому что они внутри всей этой разведывательной системы: саудовской, катарской. Они понимают, что сейчас там чего-то начнется такое, что оттуда совершенно точно надо убирать всех людей
Все специалисты упорно говорят о теракте, обсуждают тип взрывного устройства, как его пронесли и так далее. Нас на российской территории много чего может ждать резонансного, потому что взбешенный представитель клана, у которого миллиарды лежат, ищет куда их деть. У Катара около 100 миллиардов в год лишних денег, амбиций много. «Имарат Кавказ» *** они как раз прикупили. Это серьезная угроза. У нас же есть примеры: были до этого игры с саудовцами, когда-то принц Абу-Фейсал к нам заезжал, наверное, основной крестный отец, если можно так сказать об арабах. 11 сентября — у США, а у нас Норд-Оста. То у нас — принц Бандар бин Султан с его первым и вторым волгоградскими терактами. Эти люди так привыкли видеть мир. В случае с Синаем и самолетом они нам черную метку послали, точно по Стивенсону. В их стиле, так у них принято. Причем они привыкли к полной безнаказанности, потому что Катар очень маленький. Катар, как его ни бомби — попадешь в американскую военную базу Аль-Удейд, самую большую на Ближнем Востоке.
Ладно, наши редко полошатся, а почему западники так подняли своих? Видимо, информации у них сильно больше, потому что они внутри всей этой разведывательной системы: саудовской, катарской. Они понимают, что сейчас там чего-то начнется такое, что оттуда совершенно точно надо убирать всех людей. Я даже не могу предположить, что там может начаться, но когда у вас поток террористов, когда в большой войне с «Исламским государством» Египет — одна из сторон, которая эту войну ведет. Причем, как ни странно, пока что по одну сторону баррикад с Саудовской Аравией. В террариуме единомышленников Катар и саудовцы — два ваххабитских салафитских государства, они люто друг друга ненавидят. Где-то их интересы совпадают, как в Сирии или в Йемене, где-то они воюют через террористов. Катар уже довел ситуацию с попытками играть на «Братьях-мусульманах» в революцию и демократию до того, что ему вообще предложили подумать, не пойдет ли он в ООН из Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива: был и такой инцидент.
Эвакуация означает, что ситуация может взорваться большой террористической войной на Синае, когда, например, просто начнется удар по отелям. У нас что, не взрывали «Хилтон» в Табе?
Эвакуация означает, что ситуация может взорваться большой террористической войной на Синае, когда, например, просто начнется удар по отелям. У нас что, не взрывали «Хилтон» в Табе? Ладно, аэропорт — это объект, который еще можете прикрыть. А что сделаете, когда отели начнут рушиться один за другим по всем бывшим израильским аэропортам и военно-морским базам, вроде Дахаба, Шарм-эль-Шейха. Израильтяне в свое время построили аэропорт, военно-морскую базу, потом ушли, все отдали египтянам, теперь там курорт. Синай целиком не прикроешь. Это жесткое нарушение конвенции, потому что всегда было негласной договоренностью: террористы не трогают туристический сектор, а их родственники, которые в этом племени, в этом городе спокойно получают свои доходы. Кстати, бедуины синайские, не любящие правительство, прикрывали туристический сектор. А сейчас, видимо, при всей горечи относительно того, что они просто обанкротятся в Египте и жалко теплого моря, ситуация видимо такая, что надо уносить ноги и все остальные части организма.
Р.И.: Хорошо, а может быть кто-то таким смелым, чтобы зацепиться сразу? Три великие державы эвакуируют своих.
Е.С.: Да плевать на великие державы: в рай люди пойдут.
Р.И.: Да, но заодно и своих братьев мусульман прихватят…
Е.С.: Да это вообще никого не волнует. В свое время, когда иранисты говорили с Ахмадинежадом, как же, вы говорите, там апокалипсис, в Израиле столько арабов? Он посмотрел удивленно и сказал, праведные пойдут в рай, а все остальные — какая нам разница, куда эти собаки пойдут.
Р.И.: А ведь люди, которые сейчас заставляют эвакуировать Синай, наступили на хвост буквально всем. Где найти место, безопасную точку, откуда можно дальше действовать?
Е.С.: Во-первых, существуют те, кто командуют. За весь терроризм на Синае лично отвечает Катар и человек, которого я назвал. Понимаете, если господин аль-Атыйя заявил о том, что мы с турецкими и саудовскими братьями сейчас армию введем на территорию Сирии, у американцев или англичан такие слова на язык не повернулись. В лучшем случае вежливо: а можно мы полетаем, побомбим тоже. А мы поможем курдам взять Ракку. На что ответили, что ради Бога, пусть идет забег по минному полю, пропусти товарища, пусть радостно бежит впереди тебя и придет к финишу, если добежит. Причем, это Катар, в котором 8500 человек армии. Они привыкли, что маленьким спецназом можно ликвидировать Каддафи. Вчера он был богатый, а сегодня его нет, его прирезали, попытали и убили. И в этой ситуации человечки, бегающие по Синаю, все равно в войне, какая ему разница — великая его держава будет убивать или египетская армия. Он воюет, знает, что он на войне. Драйв великий. Ненавидит он этих людей, он знает, что там огромное количество людей в отелях. Огромное есть количество террористов, которые специализируются на ликвидации туристов, это их враг.
Вы, когда что-то делаете Катару, наступаете на такой вал экономических, политических, личных интересов, потому что мешки с деньгами идут высшим эшелонам власти в Европу из США.
Вторая вещь — накачка со страшной силой: русские в Сирии убивают наших братьев. Она страшная и очень вовремя подброшенная. Когда вас зомбируют и зомбируют, вы уже видите с налитыми кровью глазами, что там враг, и много чего другого. Я уже не говорю, что горный район в центре Синая — это тысячи исламистов. Это все те, кого выпустили из тюрем во времена «арабской весны», столь любимой нашими западными коллегами.
Смотрите, эвакуация — это меньшее зло. Почему багаж летит отдельно — это теперь уже тоже понятно. Я, если бы попал в такую ситуацию, злился бы наверняка, что мои чемоданы тут остались. Если бы мне не сказали: выбирай, может весь багажный отсек взлететь на воздух вместе с вами. Тогда выбираешь, действительно. Потому что положить можно, где угодно и когда угодно: и в отеле, когда загружают, и в автобус, ты ничего не отыщешь. Значит, надо пропускать через сканер каждую сумку, каждый чемодан, а, как нам известно, сканер в аэропорту Шарм-эль-Шейха работает только в одной ситуации: когда начальство приезжает. Вот и все объяснение.
Р.И.: Смотрите, есть отмороженные террористы на Синае, в Сирии…
Е.С.: Они не отмороженные, они просто так живут, верят в это.
Р.И.: Для того, чтобы они действовали, их кто-то должен направлять, вооружать, финансировать, иначе это просто сомалийские пираты.
Е.С.: Центр управления сомалийскими пиратами был в Массачусетсе, самом крупном за пределами Сомали. Оттуда они получали информацию, куда какие корабли идут. Деньги шли туда, все очень хорошо работало.
Р.И.: Несмотря на этот центр, сомалийские пираты растворились во времени и пространстве.
Е.С.: Не совсем. У них сейчас много денег, они не рискуют ими, они инвестируют, занимаются другими видами бизнеса. Они еще перейдут на удары по танкерам в проливах, не беспокойтесь, там еще много чего будет.
Р.И.: Если есть центр управления террористами, то до него всегда можно дотянуться, потому что спецназ есть не только в Катаре и Саудовской Аравии. И кто кого случайно потерял — потом можно разбираться так же долго, кто сбил самолет.
Е.С.: Теоретически.
Р.И.: Почему теоретически? Можно и на практике. Вы говорите, что катарцы богатые и привыкли к тому, что могут всех купить. Катар страна маленькая, слабая, денег много. Я всегда исходил из того, что если у тебя есть автомат, то мешок денег ты всегда заберешь.
Е.С.: А Катар подложился.
Р.И.: В каком смысле? Он что, армию купил?
Е.С.: Почти. Военная база США на территории Катара. Катар такой маленький, что его бесполезно бомбить, вы все равно эту базу заденете.

Р.И.: Но можно человека найти.
Е.С.: Человека, с моей точки зрения, даже нужно найти. Вот у них в свое время нашли Яндарбиева, и потом поток денег, который шел в Чечню на войну против России, упал на 2/3, хотя операция была проведена не идеально. Ну, давно это было, что называется. Расслабились к тому времени, а сегодня уже сконцентрировались. Дело в чем, люди прикрываются связями с теми и этими разведками, экономическими партнерами. Вы, когда что-то делаете Катару, наступаете на такой вал экономических, политических, личных интересов, потому что мешки с деньгами идут высшим эшелонам власти в Европу из США. Мешки идут разные. Кому-то, кстати, и кэшем. В свое время Шираку, Миттерану Рафик Харири чемоданы с наличностью возил.
Р.И.: Ну так и Каддафи возили, и много это ему помогло?
Е.С.: Правильная мысль, но Каддафи был человеком грубым, эпатирующим. Он терроризм поддерживал на уровне детского лепета по сравнению с саудовцами, катарцами, Пакистаном или турками. Четыре основные страны у нас держат исламский терроризм сегодня. Пакистанцам, надо сказать, это тоже большого счастья не приносит, о чем недавно экс-президент Первез Мушарраф высказался более чем предметно. Турки еще свое получат. У них уже начинается охлаждение отношений с Китаем из-за тренировки уйгуров по всему миру. И будет не только с Китаем, потому что теракты в Бангкоке имеют абсолютно уйгурско-турецкое происхождение. Но по Сирии, так уж получилось, Эрдоган ворвался в эту стезю, решив, что у него должны быть свои террористы и он тоже поддерживает «Исламское государство», и у него свои боевики в виде «Братьев-мусульман» или какие-то туркоманы. А у Катара «Ахрар аш-Шам», то же «Исламское государство» и те же «Братья-мусульмане». А у Иордании немножко связи с «Ахрар аш-Шам». У каждого своя любимая «Аль-Каида» ****. Ну, саудовцы консервативны, у них «Аль-Каида» и «Джабхат ан-Нусра» *****.
Турки еще свое получат. У них уже начинается охлаждение отношений с Китаем из-за тренировки уйгуров по всему миру. И будет не только с Китаем, потому что теракты в Бангкоке имеют абсолютно уйгурско-турецкое происхождение. Но по Сирии, так уж получилось, Эрдоган ворвался в эту стезю, решив, что у него должны быть свои террористы
Когда бьете по ним, понятно, что весь клубок змей поднимает голову, все, кому они заплатили. А это такая толпа правозащитных организаций, чиновников ООН разных национальностей, не арабов, всех, кто связан с беженцами, с правами человека, к сожалению. Потому что только сейчас наша женевская группа МИД столкнулась с тем, до какого состояния идет тяжелая подтасовка фактов в официальных международных организациях, поддержка террористических группировок в Сирии. Задана цель — уничтожить Асада. Отлично, будут работать вроде бы почтенные организации, включая совсем хорошие: «Врачи без границ», «Human right watch». И вдруг ты смотришь, откуда там взялись те или иные специалисты, какая у них зарплата, и что это начальство делает. Те, кто в поле работает — понятно, а вот все то, что стало властной пирамидой? Десятками лет ведь все закупали. В это вкладывали и вкладывали.
Саудовцы вложили в пропаганду своего типа салафитского ислама больше, чем мы в советские времена за всю свою историю в пропаганду социалистических идей. Причем делали они это, концентрируясь, с 80-х годов, в такой очень предметной форме. А катарцы вообще вошли на рынок с 95 года, когда Хамад бин Халифа Ат-Тани вошел во власть со своими амбициями и начал работать. Это создало у них мощнейший щит и ощущение неуязвимости. Для того, чтобы по ним бить, надо понять, как это делать. И я боюсь, что это понимать придется, минимизируя риски.
Эти ребята готовы развязать хоть Третью Мировую войну, им все равно. Точно так же, как саудовцы уговаривают израильтян ударить по Ирану и его ядерным объектам. Им совершенно плевать, что будет в результате. Потому что понятно, достать ядерку Ирана можно только не конвенциональным оружием, которого у Израиля нет. Им совершенно все равно: шииты воюют с евреями, Господи, счастье какое. Потом из пустыни выходят салафиты, добивают оставшихся, и все хорошо. На такие авантюры не шла никогда ни одна из великих держав, которые понимали, что за свои слова надо отвечать. А эти не понимают. Они вчера бегали по своим пустыням, еще недавно совсем нищие, они были никто и звали их никак. Ну что такое Катар 50 лет назад? Что такое Катар 30 лет назад? Мы были первой структурой в России, которая вообще книгу про Катар выпустила. Им вообще никто не интересовался.
Что такое была Саудовская Аравия те же самые 50 лет назад? В 30-е годы Сталин сказал: «Нам нечего искать призрак коммунизма в песках Саудовской Аравии». Керосин возили из Баку туда. Не было у них этой нефти. То есть она была, но никто не знал, что она есть. Это люди, живущие в стиле работорговли и рабовладения, оно в 1962 или в 1965 году у саудовцев было отменено. Да, сегодня у них много денег, у них современные гаджеты, они говорят на отличных языках, они окончили западные вузы. Все понятно, но это вот такие вот ребята. И тут надо очень серьезно понять, что с ними делать. Хотя, конечно, если бы они знали, что за такого рода игры отвечать будет не безымянный терроризм, а персонально тот, кто дал ему команду, таких бы ситуаций не было: мы бы давно покончили с международным терроризмом. Никакого терроризма без финансирования не бывает. Это серьезное хозяйственно-политическое мероприятие. Это крупный процесс, в который вкладываются большие деньги. Если у вас нет, по-русски говоря, крыши, тыла, то нет у вас никакого терроризма.
Саудовцы вложили в пропаганду своего типа салафитского ислама больше, чем мы в советские времена за всю свою историю в пропаганду социалистических идей
Когда Катар организует лечение на турецких курортах террористов, которые воюют в Сирии, когда вы едете в замечательную Анталию, вполне возможно рядом с вами в отеле лечится толпа ребят из «Аль-Каиды». А это сегодня может быть и на Кипре: да где угодно…
Р.И.: Это ответ на вопрос, надо ли и можно ли ехать отдыхать на Ближний Восток? Вы сами сказали, что где-то могут убить с гарантией 90%, а где-то с гарантией 60%.
Е.С.: Я знаю одну страну, где есть спокойный режим безопасности в аэропортах. Им просто деваться некуда. Более того, еще Бен-Гурион заявил в свое время, что любая атака по израильским самолетам или аэропортовой системе будет воспринята, как «казус белли» для войны. И вот тут его все услышали. Потому что здесь было произнесено конкретное слово: «Вы нас бомбите или взрываете наши аэропорты? Вас не будет».
Р.И.: Вы говорите, Катар спит на подушке из денег и никого не боится, потому что купил разведки, армии, политиков и так далее. Но ему на хвост уже наступили в Сирии. То есть, если Россия начала спасать Асада в Сирии, тем самым она практически заставила Катар очень серьезно поиздержаться и, по большому счету, выбросить деньги на помойку?
Е.С.: Да там все гораздо хуже.
Р.И.: После того, что там произошло, газопровод в ближайшие десять лет нельзя будет построить.
Е.С.: Проект закрыт.
Р.И.: Тем более. Раз уж пошли на такой уровень конфронтации, то понятно, что на какие-то персональные акции против конкретных людей тоже могут пойти и никакие политики и разведки уже не спасут. Ведь боятся и оценивают не намерения, а возможности. Если есть возможность, то и намерение может появиться потом.
Е.С.: Есть некий взаимный консенсус, что не трогают первых лиц. На самом деле до недавних пор, до вот этой «арабской весны», не принято было ликвидировать людей из определенного контингента. В свое время с 1943 года даже Сталин перестал рассматривать планы ликвидации Гитлера. Политически просчитав, что ему все скажут спасибо, но за закрытыми дверьми, после чего ударят по Советскому Союзу, объединившись с обезгитлерованной Германией. Это, примерно, в санкционном виде уже и происходит по Украине сегодня. Высокое начальство считает все комбинации всех ситуаций. Надо принимать те или иные решения, исходя из всех тех последствий, которые могут быть по разным направлениям. Я действительно в этой ситуации полагаю, что начальство, может, просчитает, а поскольку оно терпеливое, и это правильно, то те, кому мы сейчас сильно задолжали с этим терактом или с последующими, они будут. Точно так же, как это говорят по поводу действий ВКС в Сирии. Есть такое правильное выражение «useful idiots» — полезные идиоты. У нас тоже много полезных идиотов. И тут будет много разных сигналов. Кто-то будет говорить: «работаем». А кто-то будет говорить: «Ни в коем случае, Боже мой, как вы можете». Что теперь поделать. Мы еще много раз о Катар споткнемся. И в Белоруссии, где он у нас умудрился вырвать удобрения. Вместо мощного альянса с Россией, Лукашенко ведь пошел на альянс с Катаром. И в Прибалтике, и в Польше со сжиженным газом и, кстати, на Украине, куда они его с удовольствием завезут, если им заплатят. И много где еще. Что называется «Nothing personal, it’s just business». В старые времена, выпускайте брандеры, каперы. Свободное пиратство.
Р.И.: Насчет каперов не знаю, но судя по всему даже не на Ближнем, а уже на всем Востоке, все это надолго и явно не в интересах маленьких государств Залива. Я не знаю, что они там о себе думают.
Е.С.: Они думают, что они всем рулят.
И.Р.: Но при этом греки уже собираются делить Турцию, как поляки Украину.
Е.С.: Ну насчет греков и Турции, я бы поостерегся. Хотеть не вредно. Границы меняются, многое меняется. Поди с Турцией справься. И это, кстати говоря, еще одна головная боль. А что нам делать, если Эрдоган на реверс своих террористов обратно сюда запустит? С нашим-то безвизовым режимом и безумным количеством «весельчаков» из Центральной Азии не только с российскими паспортами, которые через Турцию прошли на войну в Сирию. Поэтому тут сложный баланс интересов.
Никакого терроризма без финансирования не бывает. Это серьезное хозяйственно-политическое мероприятие. Это крупный процесс, в который вкладываются большие деньги
Давайте опять же не забывать, что Катар с Турцией имеют некую ось, такой военно-политический альянс, напоминающий ситуацию с Третьим Рейхом и Италией. И носятся туда, что Аль-Атыйя, что Эмир достаточно часто. Прикрылись они, в значительной мере, турецкой армией от последствий своих авантюр, вложив все деньги, которые нужны Эрдогану в его экономику. Катар не сам по себе, он оброс огромной системой связей. И саудовцы ею обросли. Посмотрите на саудовско-пакистанский альянс, в т. ч. в рамках финансирования Эр-Риядом тактического ядерного оружия Пакистана, которое де-факто — саудовское ядерное оружие и попадает к ним в готовом виде. Зачем им физиков и математиков своих учить. Хотя специалисты по ядерным вопросам в Пакистане у них сейчас обучаются. Так что, там все не очень просто.
Р.И.: Дестабилизация Ближнего Востока нарастает у нас на глазах.
Е.С.: Нарастает. И мы ворвались в эту ситуацию не от хорошей жизни и не за Асада. Какой Асад? Ну да, Асад — символ гражданской войны и сопротивления, уберете Асада, будет другой алавитский генерал. Их же вырежут, им деваться некуда. Скорее всего, будет Махер Асад, его брат. Ворвались в Сирию, понимая, с моей точки зрения, что мы без пяти минут от большого кирдыка…
Р.И.: Так в том-то и дело. Сирию еще с грехом пополам можно стабилизировать…
Е.С.: Просто понеслось все. Провал здесь колоссальный. Есть невосполнимые возможности потерь. Если мы туда вошли, то, видимо, понимая, что вот этот процесс развала всего надо прекращать. Развал всего — это ведь не только Ближний Восток. Это еще и Югославия и Украина. Была Южная Украина частью Оттоманской Порты. Вот мой родной исторический город Сатанов был частью Хотинского Пашалыка лет 70. Ну и что? Но Порты там давно уже нет. Так что, к огромному сожалению, это все пошло дальше. Если у вас демократия не получается, а местный стиль управления, может, никому не нравится, но он эффективен, значит, будет местный стиль управления. Будь то военная хунта, либерально-демократический парламент, авторитарный лидер, черт, дьявол — совершенно не важно. Лишь бы не трогал соседей, не продуцировал терроризм на разных ближних, дальних, средних и каких угодно дистанциях. И очень характерна в этом плане встреча в Вене, где любопытные вещи сказали: Сирия будет светским государством в ее сирийских границах. Так что распластовать ее на ленточки как-то уже не очень получится, и это признали наши западные коллеги, несмотря на свою тяжелую невменяемость.
Когда Катар организует лечение на турецких курортах террористов, которые воюют в Сирии, когда вы едете в замечательную Анталию, вполне возможно рядом с вами в отеле лечится толпа ребят из «Аль-Каиды»
То, что они будут гадить, нет никаких сомнений. То, что они на это сами же и напорются, тоже нет никаких сомнений, потому что 11 сентября никто из них не ожидал. Они и не понимают, как их ненавидят все те люди, которых они поддерживают. И чем больше они их поддерживают, тем больше они их ненавидят. Да, у нас есть соглашение со Штатами о не передаче ПЗРК, но так оно и с Украиной у нас было. Ребята дорого заплатят, конечно, за свою политику. К сожалению, и мы заплатим за их политику. Ну, карма такая. Кто обещал, что будет легко?
Р.И.: Вы говорите, что дестабилизацию остановили.
Е.С.: Приостановили. Этих ребят начали ликвидировать вне зависимости от того, хороший террорист, плохой террорист, мой террорист, я богат и я тебе заплачу, только его не трогай. Я посмотрел отчет происходящего в Сирии за последний месяц, который Институт Ближнего Востока размещает на сайте. Как действуют авиация, сирийская армия, их группа поддержки? Ну да, вот контратаки, вот приходят какие-то кинжальные атаки, чтобы отбить деблокаду Алеппо. Вот дорогу перекрыли. Но до трети террористов ИГ уже либо вывезены, либо ушли на турецкую или иорданскую территорию. Приток новых боевиков ведется и ведется серьезно, но извне новеньких, а это уже серьезно. Умные люди не хотят бегать под русскими ракетами. Конечно, им поставят ПЗРК так же, как уже и противотанковые комплексы.
Р.И.: Но ПЗРК не все сбивает.
Е.С.: Не все, но будут пытаться. Из Ливии будут подтягивать, в т. ч. через Синай. Понятно, что вот этот поток, который американцы, наверное, наблюдают с ливийских складов из Сахели, из Сахары, не сильно их радует. И они просто понимают, что там могут выстрелить по чему угодно летящему. ПЗРК не все сбивают, но если вы начнете бить на взлетающих или садящихся на низких эшелонах…
Р.И.: Но для этого туда надо придти.
Е.С.: С определенного расстояния, слушайте, Египет такое место, аэропортов много, туристов много, Синай большой, горы, какие угодно…
Р.И.: Да, можно загнать террористов за Можай в Сирии. Они переберутся в Иорданию, Ливию. Как-нибудь совместными усилиями можно лет через 5−7 стабилизировать ситуацию в Ираке. Непонятно, что делать с курдами, но как-то договориться можно. Но все это пространство от Ливии и до Пакистана и Афганистана включительно, оно же, как кисель. Здесь взял в кулак, он протек между пальцами…
Е.С.: Это смотря, как взял. Почему кисель надо брать пальцами. Человечество придумало для этого посуду довольно давно. А из миски кисель не течет. Война с басмачами была выиграна нами достаточно давно. Басмачи, перестав получать финансирование от англичан, перешли к мирной жизни, и через какое-то время перестали атаковать советскую территорию. Это известно. Те же южно-туркменские племена в Афганистане, чистой воды басмачи. На территории Саудии до 800 тысяч человек — это люди из Центральной Азии, только узбеки этнические изначально.
То, что они будут гадить, нет никаких сомнений. То, что они на это сами же и напорются, тоже нет никаких сомнений, потому что 11 сентября никто из них не ожидал. Они и не понимают, как их ненавидят все те люди, которых они поддерживают
То же самое и с чеченской террористической войной. В Дагестане плоховато, чтобы не сказать плохо, а в Чечне, где этим занялись, в т. ч. и местное население… Тут факторы. Первое, перестать играть друг против друга. Понятно, что англичане, американцы, французы — это террариум еще тот. Но в какой-то момент они начали играть против нас. И заметьте, с какой бешеной скоростью все начали взаимодействовать с Минобороны, когда в Сирии началось ровно то, причем силами одного полка, что так долго нам навязывали, говоря, что мы воюем на Украине. Если бы наши воевали на Украине, то вообще-то ситуация была сильно другой. Потому что шутки кончились. Был первый сигнал по Грузии. Этот сигнал решили не замечать и не обращать на него внимание. Был второй, очень плохой сигнал по Украине, которая стала жертвой всех этих политических спекуляций.
Р.И.: Второй сигнал был по Сирии. Сирия началась в 2011 -2012, а Украина в 2013.
Е.С.: Нет, я имею в виду наш сигнал. У нас в 2011 году по Сирии ничего не было. Мы мялись, говорили что-то, МИД что-то производил. Но российский сигнал был о том, что хватит, ребята. Третий звонок прозвучал в Сирии, когда прибыл полк, его никто не наблюдал. Это огромная тяжелая работа — дислокация даже такой небольшой части. Ни одна зараза этого не отметила. Все, что должно было приплыть — пришло морем, все, что должно было прилететь — прилетело, развернулось и начало соответствующие действия. Действия, по интенсивности, близки к теоретическому максимуму. Такого самолетовылета никто не ожидал. Действия по точности достаточно серьезные. Взаимодействия с наземными силами очень и очень неплохи.
Р.И.: Меня больше всего впечатляет логистика. Организовать обеспечение воюющей группировки на таком расстоянии, притом, что вокруг недружественные, мягко говоря, страны…
Е.С.: Организовано все на очень неожиданном уровне. Зная, что при Сердюкове стало твориться в армии, разводишь руками. Это и есть третий звонок. Ребята, вы хотите попробовать нас на прочность, будет очень грустный результат. Вам дешевле просто перестать хулиганить и начать нормально работать, делать то, что вы говорите, а не то, что вы делаете. Те же стрельбы с Каспия, с платформы морского базирования — это был такой ясный сигнал, который отбил все желания общаться с нами путем ракет средней дальности, крылатых ракет с подлодок, с эсминцев. А вроде бы мы подписали договор по ограничению ракет средней дальности, и тут же начался морской компонент, все замечательно, «глупые русские». Включились, на самом деле, вчера на эту тему мозги, за это время многое продемонстрировали. Понятно, что министр обороны США выходит и говорит, что у русских есть что-то такое секретное, что они всех победят. Ну, на каждую секретку есть свои секретки. Его же никто не трогает. Вы ни черта не делаете. Или вы специально не делаете, или вы деньги тащите с налогоплательщиков. Или вы не можете делать, или не хотите, или вам политики мешают работать, как положено с террористами. Ну что поделать, нам же тоже надо их добивать, а то их там бегает две с лишним тысячи.

Р.И.: Штаты можно испугать, с ними можно договориться, с ними можно не договориться. Но даже, если мы с ними договоримся, это не значит, что мы совместными усилиями в обозримом будущем сможем решить проблему террористической угрозы, потому что в той же самой Ливии все эти местные племена, их, как римляне не могли за Можай загнать, так и турки и итальянцы не смогли.
Е.С.: Можно я не соглашусь? Каддафи продемонстрировал, как это работает. Договаривайтесь с Аль-Убайда, с Варфалла — немаленькое племя. Берете за глотку Бенгази, который вечно со своими синуситами — мятежный был, есть и будет. Ненавидит Триполи. Договаривайтесь с бенгазийцами, после того, как поставите их на место, о постах, которые они получат и о той доле, которую они получат. Тоже мне новость.
Р.И.: Сохранение Ливии и борьба с терроризмом — разные вещи.
Е.С.: Борьба с терроризмом, с теми, кто его финансирует, подкачивает этих людей оружием и пытается их использовать — процесс длительный. На эту тему есть старое и доброе правило, которое с 80-х годов забыто: «белый человек не использует против другого белого человека туземца, не передает ему современное оружие и не учит его современным методам боя». Штаты в Афганистане повели себя именно так и заплатили за это 11 сентября, Бостонским терактом, уничтожением своего посла в Ливии. И здесь вопрос, конечно, состоит в том, чтобы эти люди перестали тренировать боевиков, называя их «оппозицией». В свое время в Чечне этого удалось добиться. Сегодня американцы, англичане, французы, турки тренируют боевиков в Иордании, Турции. Именно они этим занимаются. Потому что, если их будут тренировать саудовцы, там эффект будет на порядок меньше. Посмотрите на полмиллиарда долларов, которые ушли двумя траншами к «Джабхат ан-Нусре», т.е. к «Аль-Каиде», такая легендированная проводка техники и людей со словами, мол, вот сначала первая группа разбежалась, а вторая сдалась сама и перешла к «Аль-Каиде». И мы прямо в это поверили. Еще по первой группе народ наивно смеялся и говорил, какие идиоты американцы, затратили столько денег, а там осталось четыре человека, а остальные ушли к «Аль-Каиде».

По второй группе смеяться перестали, потому что так не бывает. Да, был скандал в конгрессе, но не уволен ни один человек в Пентагоне. Идея о том, что я сейчас позову черта, чтобы выиграть дьявола, а потом я с ним разберусь или найду следующего черта и с ним разберусь, идея идиотская. Попробуйте вы в этом уговорить хотя бы уже старенького Бжезинского. Никто из них не признает, что это так. Единственное, что здесь приходится делать — это говорить с американским народом или европейцами напрямую, в открытой форме. Открытым текстом говоря все, что делают их начальники и их спецслужбы. При этом, поскольку Институт Ближнего Востока не государственная структура, и за меня государство, дипломаты и академия наук не отвечают, то я это и выполняю в виде некоторой просветительской добровольной миссии. Они мазохисты, они приезжают, выслушивают, густо краснеют, а потом пишут рапорты начальству.
Дальше посмотрим. Капля камень долбит. Надо делать то, что нужно по уничтожению всех этих группировок, не обращая внимания на их угрозы и всю эту бредятину. Вот и все.
Р.И.: На этой оптимистичной ноте и закончим наш диалог, и будем надеяться, что, если, как вы рекомендуете, мы будем убивать террористов быстрее, чем их обучают американцы, они рано или поздно плюнут на это дело и решат, что не стоит тратить деньги…
________________________________________
Подписывайтесь и смотрите другие интересные передачи на канале «Свободной Прессы«в YouTube.
Полный текст беседы — в видеоматериале «Открытой студии».
Оператор — Александр Фатеев.
* «Братья-мусульмане» — решением Верховного суда от 14 февраля 2003 года признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.
** «Исламское государство» — решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.
*** «Имарат Кавказ» — 25 февраля 2010 года Верховным судом РФ организация включена в список террористических организаций, деятельность которой запрещена на территории России.
**** «Аль-Каида» — решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.
***** «Джабхат ан-Нусра» — решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Майя Мамедова, Ростислав Ищенко

«Где были в этот момент наши истребители?»

«Военную силу надо было применять конкретно в тот момент, когда состоялось нападение на самолет. Сейчас военную силу надо будет применять по результатам событий. Если они не вернут этого летчика, если они его уничтожат, то тогда надо смешать там все», – заявил бывший начальник Генштаба Юрий Балуевский газете ВЗГЛЯД, призвав применить в Сирии тактику выжженной земли.
Турция имеет право на защиту своих границ. Об этом заявил во вторник премьер-министр страны Ахмет Давутоглу в связи с гибелью в Сирии российского самолета. «Пусть мир знает, что любой, кто нарушает нашу границу, будет получать ответ с нашей стороны. Это наше право – принимать меры», – сказал он.
«Российский самолет был уничтожен? Был. Сейчас по большому счету должно быть реализовано право на самооборону. Не дай бог, что случится и со вторым нашим летчиком»
Как сообщала газета ВЗГЛЯД, во вторник утром фронтовой бомбардировщик Су-24 российской авиагруппы потерпел крушение в Сирии. Как объявил президент Владимир Путин, самолет был сбит ракетой «воздух – воздух», выпущенной турецким истребителем F-16.
По словам главы российского государства, в момент атаки российский Су-24 находился на высоте шесть тысяч метров на удалении 1 км от турецкой границы. Путин назвал это происшествие «ударом в спину», который нанесли России «пособники террористов». Президент подчеркнул, что сбитый Су-24 никак не угрожал Турции, поскольку проводил операцию против запрещенной в России террористической организации «Исламское государство». По словам Путина, атака турецких ВВС на российский Су-24 в Сирии будет иметь серьезные последствия для отношений России и Турции.
О том, как могла бы действовать теперь Россия в этом регионе, в интервью газете ВЗГЛЯД сообщил бывший начальник Генштаба, бывший заместитель секретаря Совета безопасности генерал армии Юрий Балуевский.
ВЗГЛЯД. Юрий Николаевич, по-вашему, Турция давно готовилась и совершенно сознательно сбила российский самолет?
Юрий Балуевский: Это был предсказуемый ответ Турции, и известно почему – мы ударили по самому больному, перекрыли кислород в плане дешевой нефти, которая шла из Сирии в Турцию. И они вот так нам ответили – как говорится, в бессильной злобе. Меня другое настораживает. Мы все время говорили о том, что наши самолеты, которые там летают, должны быть под прикрытием наших истребителей. Вот где были в этот момент наши истребители?
Технически экипаж должен был увидеть, когда его облучили радаром. Наверняка то, что они катапультировались, – это была их реакция на облучение и на применение оружия.
ВЗГЛЯД: Неужели поставки дешевой нефти настолько важны для Турции? Для такой богатой страны это разве не копейки? Может, все же дело в геополитике?
Ю. Б.: Мы были свидетелями заявлений турок на самом высоком уровне о том, что они будут сбивать. Но мы находимся в форс-мажорных обстоятельствах. И Турция, и Россия – мы сегодня члены одной команды, которая пока не оформилась, но она уже занимается одним делом, если верить официальным заявлениям – борется с исламским терроризмом. Тогда почему этот вопрос нельзя было решить на военно-техническом уровне? А этот вопрос решался. Я уверен, что между командами авиагруппы и турецкими военными были какие-то контакты, связанные с так называемыми форс-мажорными обстоятельствами – когда чиркнул или не чиркнул. Это не дает право членам одной команды применять оружие друг против друга. Но это произошло.
ВЗГЛЯД: Значит, Турция не считает себя частью команды? У нее свои интересы?
Ю. Б.: Да, у нее свои интересы. В последнее время сирийские войска вышли на границу Турции, вытесняя тех, кого Турция прикрывает, кого поощряет, обеспечивает, потому что взамен получает почти бесплатную нефть. Значит, турки не особо были заинтересованы в том, чтобы граница была надежно прикрыта.
Мы пришли туда с решительными действиями. Цель одна – защитить свое государство от угрозы терроризма, а также защитить другие государства. Турция посягнула на одного из членов этой коалиции. Мы – одни из тех, кто конкретно, решительно уничтожал террористов. Значит, Турция, по сути, заняла сторону террористов. Так надо сегодня понимать события.
ВЗГЛЯД: Есть ли в нашем Генштабе планы действий отдельно против Турции, а не только в целом против всего НАТО? Сами-то планы наверняка секретны. Но есть ли отдельные планы?
Ю. Б.: Давайте просто порассуждаем безо всяких секретов. Турция – член НАТО. Наша попытка нанести удар по Турции тут же одновременно будет раздута в НАТО как угроза всему блоку со всеми вытекающими отсюда последствиями. Казалось бы, логика такова? Но я против такой логики. Я предлагаю руководствоваться правом 51-й статьи Устава ООН – правом на самооборону. Российский самолет был уничтожен? Был. Сейчас по большому счету должно быть реализовано право на самооборону. Это право применить оружие против тех, кто, по сути, посягнул на суверенитет России, на конкретных российских граждан, на наших летчиков. Здесь дипломатия должна переходить… не к войне, но к реальным делам.
Не дай бог, что случится и со вторым нашим летчиком! Сейчас главное – проводить соответствующие операции по вызволению его из плена.
Военную силу надо было применять конкретно в тот момент, когда состоялось нападение на самолет. Сейчас военную силу надо будет применять по результатам событий. Если они не вернут этого летчика, если они его уничтожат, то тогда надо смешать все. Тогда – тактика выжженной земли. Никакой пощады!

Юрий Зайнашев

Сатановский рассказал о человеке, ударившем Россию «ножом в спину»

Президент России Владимир Путин назвал инцидент со сбитым истребителем Су-24 «ударом ножом в спину», который нам нанесли пособники терроризма. Турция напрямую закупает нефть и оказывает военную помощь террористам, а стоит за всем этим бесчинством президент Реджеп Тайип Эрдоган. Что это за человек рассказывает президент института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

Эрдоган мнит себя турецким султаном, он блестящий интриган и популист
Зачем сбивать наш самолет? Эрдоган психанул. Посмотрите, что у него там делается. У него возникают проблемы с выборами, кто помнит, он проиграл выборы 7 июня. Сформировать коалицию тоже не про него, он не способен адекватно разделить власть, Эрдоган в своей-то партии не может ее поделить, так как по природе своей абсолютно авторитарен. Дальше происходит странный теракт в Суруче – там погибают курды. Реджеп Эрдоган объявляет, что он воюет с ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация), а бомбит курдов, ударяя им в тыл, иначе они якобы возьмут Ракку. Параллельно еще нефть плывет через границу, миллиардные потоки «черного золота» от террористов.
Глава спецслужбы Эрдогана ранее и вовсе объявлял, что ИГ необходимо офис открывать. Вот вы можете представить себе реакцию, если бы подобное заявление сделано было в какой другой стране, по меньшей мере, тянет на скандал. Начинаются дальнейшие тяжелые диалоги, а вся идея этого теракты в Суруче была такова, что мы будем воевать с ИГИЛ, а ан самом деле, спасти под сурдинку. При этом одновременно попытаться взять и опустить курдскую партию, которая слишком много мест в правительстве взяла, и эти места не достались Эрдогану.
Не получилось, тогда пытаемся ввести чрезвычайное положение в курдских поселениях. И здесь не получилось, тогда Эрдоган пытается переформатировать выборные округа, а суд отказал, как оказалось, не все судьи подконтрольны Эрдогану.
После этого второй теракт в Анкаре, опять гибнут курды. После этого напрягают всех националистов, и все становится хорошо, а Эрдоган спаситель страны.Голосуй за него, либо проиграешь. Дальше максимальные, насколько возможно, подтасовки и подкуп избирателей, в том же городе Шанлыурфа, в курдских районах целые кланы подкупали, давая им деловые преференции. Каждому кузнечику, как говорится, свое счастье.
И вот с этим человеком мы имеем дело. Теперь Европа, поток беженцев – отличная провокация со стороны Эрдогана. Бандиты и пираты, другими словами этих уголовников назвать не получается, которые что хотят, то и делают на кораблях, отходящих от турецкого берега. Там же все побережье оказалось заполонено турецкими уголовниками.
Методы, которые действуют в Турции — пиратские, военно-террористические, бандитские . Это к разговору о том, что Эрдоган мнит себя турецким султаном. Когда я говорю, что он психанул, я здесь совершенно серьезен. Реджеп Эрдоган человек неуравновешенный и не умеющий себя вести. Но как такие люди оказываются у власти? Он талантливый, яркий и блестящий интриган и популист, а также жесткий менеджер. В случае же с российским истребителем интриган Эрдоган заигрался.
Но не стоит забывать, что играть в любые игры имеет смысл только в тот момент, когда вы понимаете что можете выиграть. В противном случае все может закончиться очень печально.

«Может начаться самая настоящая резня»

Россия начала активные действия по усилению своего военного присутствия в Сирии: военные корабли проводят маневры у ее берегов, доставляется военная техника, приезжают специалисты. Это вызывает озабоченность США и стран Запада, которые против помощи России режиму Башара Асада даже в борьбе с исламистами. Для чего в Сирии нужно российское военное присутствие, «Газете. Ru» рассказал член Российского совета по международным делам (РСМД) дипломат-арабист Александр Аксененок.
Александр Аксененок — чрезвычайный и полномочный посол России, арабист, член РСМД, в 1980-е годы — советник-посланник, временный поверенный в делах СССР в Сирии. В 1991–1995-х годах посол СССР (затем — России) в Алжире. Также занимал пост спецпредставителя России на Балканах. Автор многих публикаций о взаимоотношениях России с арабским миром ответил на вопросы «Газеты.Ru».

— Как вы оцениваете развитие ситуации вокруг Сирии, учитывая сообщения о присутствии там российских военных и укреплении нашей базы в Тартусе?
— Насколько мне известно, пока в Тартусе базы как таковой не существует, а тот пункт заправки и снабжения, что функционирует, базой назвать нельзя. Даже американцы характеризовали его как facilities (помещения технического характера). Но возможности развертывания базы там есть. То, что Россия поставляла технику, никогда не было секретом. Об этом говорит и российский МИД, и Минобороны. У меня нет причин не верить заявлениям российской стороны, да и самого Дамаска, что боевых подразделений России в Сирии нет. Поставки могут сопровождаться временным увеличением присутствия военных специалистов, которые оказывают содействие в освоении техники. Однако о каком-то высаживании «экспедиционного корпуса» на сирийском побережье в Тартусе, Баньясе или в Латакии, как об этом сенсационно сообщают некоторые иностранные агентства, речь определенно не идет. Видимо, можно говорить лишь о том, чтобы помочь самим сирийцам организовать оборонительные линии.
— Зачем, по вашему мнению, нужно такое укрепление?
— В предгорьях Латакии идет наращивание сил оппозиции из конгломерата различных вооруженных группировок в основном исламистского толка, в том числе известной террористической организации «Джабхат ан-Нусра» и протурецкой «Ахрар Аш-Шам». Есть опасность и для Дамаска — как с северо-запада, так и с юга.
На юге действует так называемый Южный фронт, штаб которого, укомплектованный американскими и саудовскими советниками, находится в Иордании. А со стороны северо-запада, в районе Забадани и в провинции Идлиб, идут бои с отрядами так называемой Свободной сирийской армии, запрещенной в России ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусра». Причем между ними самими время от времени происходят боестолкновения.
— Если в военных действиях мы участвовать не собираемся, то какова политическая цель России в Сирии?
— Мне представляется, что политическая цель — предотвратить наихудший вариант развития событий. Ситуация на театре военных действий развивается от плохого к худшему. Это известно всем, кто внимательно следит за развитием ситуации в Сирии. В этом наши оценки совпадают и с оценками американцев, и с оценками саудитов. Главное — не допустить крушения государственных структур Сирии. Об этом официально заявлял в Москве министр иностранных дел Саудовской Аравии. Тезис о необходимости сохранения устоев государственности в ходе политического процесса прозвучал также в тексте совместного коммюнике по итогам недавнего визита в Вашингтон короля Саудовской Аравии Салмана.
Иначе, как предупреждал предыдущий спецпредставитель ООН по Сирии Лахдар Брахими, произойдет «сомализации Сирии». При нынешнем раскладе сил альтернатива Асаду — приход к власти воинствующих исламистских и джихадистских сил: либо в лице ИГИЛ, либо в лице организаций подобного рода.
— Сегодня многие эксперты говорят, что распад Сирии неминуем и цель России — «спасти, что осталось», то есть ту часть, которая в большей степени населена алавитами и христианами. Как вы оцениваете такой вариант событий?
— Вы правы, де-факто раздел Сирии, который можно назвать «кантонизацией», уже состоялся. Но пока еще нет четких линий разграничения. Они очень подвижны. Театр военных действий напоминает лоскутное одеяло. Постоянно идет война за сферы влияния, за кусочки территории, расположенные ближе к крупным центрам, таким как Дамаск, Хомс, Хама, Латакия. Если линии разграничения будут расчерчены, уже вряд ли можно ожидать, что единое сирийское государство когда-то будет восстановлено.
Сейчас в театре военных действий существует четыре сферы контроля: правительство контролирует от 20–25% территории, а это в основном крупные города, вторая сфера контроля — за ИГИЛ и «ан-Нусрой» — примерно 60% территории, которые в основном представлены сельскохозяйственными или пустынными землями. Они находятся в основном в районе Междуречья. Третья часть территории — курдские анклавы, и курдам удалось соединить их в отдельный курдский пояс вдоль границы. Четвертая часть находится под контролем оппозиции всех цветов и оттенков — от умеренной до радикально исламистской, среди которых есть и салафиты, и различные суннитские племена, которые находятся на содержании у различных региональных сил.
— Есть опасения, что исламисты уничтожат алавитов, если падет Дамаск?
— Нет никаких сомнений в том, что идет борьба за выживание алавитского меньшинства. В случае обвального развития событий может начаться самая настоящая резня, гуманитарная катастрофа даже в большем масштабе, чем та, которая происходит до сих пор. Это будет сравнимо с резней между племенами хуту и тутси в Руанде, из-за которой Европа до сих пор посыпает себе голову пеплом.
— Некоторые западные и арабские эксперты высказывали предположения, что у Дамаска и Тегерана имеется какой-то «план Б», который предусматривает создание вдоль побережья алавитского коридора от Дамаска до Латакии для обеспечения безопасности местного населения. Но если такой анклав и будет создан, это означает конец территориальной целостности Сирии и продолжение кровопролития с новой силой. Именно поэтому Россия проявляет такое беспокойство, и не из-за судьбы Асада, а именно из-за последствий для региона Ближнего Востока в случае силовой смены власти.
— Вы хорошо знали Хафеза Асада, отца нынешнего президента. В случае если бы сегодня главой страны был он, могли ли события пойти по другому пути?
— Он был выдающейся фигурой, и мне представляется, что прежде всего он не допустил бы появления тех раздражителей, которые подстегнули революцию в марте 2011 года. Хафез Асад мог бы подняться выше клановых и родственных соображений и привлечь к ответственности тех сирийских «силовиков», которые несут ответственность за события на юге страны в городе Дераа, ставшие триггером последующим народным выступлениям, вначале вполне мирным. Милитаризация этого внутреннего конфликта началась позже с вмешательством региональных держав Турции и Саудовской Аравии.
— Как вы видите фигуру Асада-младшего?
— С одной стороны, он пытался реформировать страну, но оказался неспособен это сделать. Сирия запоздала с реформами как минимум на 10 лет. В Алжире, где я с 1991 года более четырех лет возглавлял наше посольство, всплеск исламистского террора начался в основном как результат поспешного проведения демократических реформ в горбачевском стиле. В Сирии, наоборот, ситуация хаоса возникла из-за запоздания с политическими реформами после того, как была проведена некоторая экономическая либерализация. Монополия партии «Баас» на власть осталась, по существу, в неизменном виде.
Когда Башар Асад пришел к власти, многие надеялись, что произойдут политические перемены, поскольку баасистская панарабская идеология под лозунгами «единство, свобода, социализм» быстро теряла свою былую привлекательность в арабском мире. Там уже шли тенденции к национально-этническому, конфессиональному обособлению пока в рамках национального государства. Думаю, если бы Асад-старший оставался у власти, он бы сумел не допустить разрастания конфессионально-клановых отношений, используя свой авторитет и государственный опыт. Он мог бы уловить пульс времени, не повторяя при этом ошибок Горбачева.
— Нет ли у вас ощущения, что США готовы согласиться с присутствием России в Сирии, даже несмотря на противоречия по Украине?
— Я далек от излишнего оптимизма, но и не склонен рассматривать дальнейшие перспективы в одних лишь черных красках. Концепция широкой коалиции в борьбе с ИГИЛ, которую предложила Россия, является очень своевременной.
— Почему она нужна и зачем надо объединить усилия всех?
— Да, бомбардировки с воздуха сыграли свою роль: удалось помочь курдским отрядам, отстоять районы вдоль границы с Турцией — город Кобани, а также продвинуться в сторону Ракки, так называемой столицы Исламского халифата. Удалось установить и контроль правительства над городом Тикрит, но дальше наступил ступор. И в США уже стали говорить, что борьба с «Исламским государством» займет десятилетия, что нужна долговременная стратегия. Но у международного сообщества нет столько времени.
Сегодня есть реальная недооценка глобальной опасности в лице ИГИЛ и самой идеологии «халифатизма», что гораздо серьезнее, чем угроза «Аль-Каиды».
И дело даже не столько в проникновении джихадистов в Европу или Россию, в том числе под видом беженцев. Нельзя в условиях продолжающейся террористической экспансии и распространения исламофобии исключать, что конфликт перерастет в межцивилизационный, по пророчеству Хантингтона (Самуэль Хантингтон, автор концепции «Столкновение цивилизаций». — «Газета.Ru»).
— Готов ли к участию в этой коалиции сам Асад?
— Правительство Сирии занимает в чем-то двойственную и не всегда реалистичную позицию. Я хотел бы в связи с этим провести параллель с балканским кризисом. Все внутренние конфликты, как бы они ни различались по странам и регионам, имеют свою внутреннюю закономерность. В период конфликта в Югославии президент страны Слободан Милошевич тоже занимал очень негибкую позицию, не желая считаться с реальным развитием событий. Он все время отставал с политическими инициативами. На это всегда обращал внимание Примаков, тогда глава МИДа, который говорил ему: «Вы отстаете, а если выступаете, то уже поздно — они уже теряют значимость». Что произошло с Милошевичем, мы знаем. Если бы Дамаск занимал более гибкую позицию, у России появились бы тогда политические козыри, которые бы позволили добиваться от США симметричных действий и в отношении сирийской оппозиции. Это бы позволило реанимировать политический процесс, который не получился во время Женевы-2.
— Женевский процесс мог бы помочь урегулированию, но почему сторонам так и не удалось договориться?
— На словах, принимая женевское коммюнике, сирийское правительство выдвигает приоритетом борьбу с терроризмом. В свою очередь, оппозиция в лице зонтичной структуры — коалиции Национальных оппозиционных и революционных сил — ставит на первое место положение коммюнике о создании переходного правительства, то есть, по сути дела, о разделе власти.
Но политический процесс пока пробуксовывает, а борьба с терроризмом идет очень медленно. В региональном плане, а именно этот угол приобретает сейчас наиважнейшее значение, каждая из сторон, несмотря на хорошие слова, преследует свои эгоистические интересы, прежде всего связанные с национальными, конфессиональными и государственными амбициями. Если так будет и дальше, то экспансия ИГИЛ будет продолжаться.
Позиция России, как мне представляется, состоит в том, чтобы пустить переговорный процесс по двухтрековому пути: это борьба с терроризмом параллельно с политическим процессом. У крупных игроков, таких как ЕС, Россия и США, помимо разногласий немало общих точек соприкосновения. Это недопустимость обвала государственных институтов, так, как это произошло в Ираке и Ливии, сохранение территориальной целостности, защита национальных и конфессиональных меньшинств, проведение политических реформ на базе положений женевского коммюнике от 2012 года.
— Соседние страны признают опасность ИГИЛ и борются с этой организацией. Готовы ли они действовать совместно с Россией?
— Внешние игроки, особенно региональные, преследуют свои собственные интересы. Возьмите Турцию — это страна, признавая с самого начала террористическую опасность, тем не менее открыла свои границы перед исламскими боевиками. Затем, согласившись войти в антитеррористическую коалицию и предоставив Соединенным Штатам базу ВВС в Инджирлике, она вместо того, чтобы бомбить исламистов, направила воздушные удары против Курдской рабочей партии.
Позицию Израиля тоже нельзя назвать нейтральной. Эта страна воспользовалась ситуацией, чтобы установить каналы связи с террористической организацией «Джабхат ан-Нусра».
Израиль принял на своей территории более тысячи раненых боевиков в пограничных с Сирией госпиталях и возвращал их обратно на поле боя.
Саудовская Аравия, в свою очередь, направила огромные средства в поддержку салафитских групп, которые могут стать инструментом саудовского влияния. Все региональные страны пытаются извлечь для себя выгоду. И это был один из факторов, который подтолкнул Россию к конкретным действиям. Реальность же сегодня такова, что есть две крупные силы: это сирийское правительство и ИГИЛ, а также «ан-Нусра», хотя между обеими группами в последнее время случаются вооруженные столкновения. И если общая цель сторон Саудовской Аравии, Ирана, Турции, США — борьба с «Исламским государством», надо исходить из реального положения вещей, из которого исходит сейчас Россия.

Газета.Ru

Порошенко срывает ордена

Украинским войскам приказано скрутить с боевых знамен награды за подвиги в Великой Отечественной
Процесс повальной «декоммунизации» Украины докатился и до ее армии. На официальном сайте президента этой страны Петра Порошенко опубликован указ № 646/2015, который отменяет боевые награды и почетные наименования самых заслуженных воинских частей, доставшихся Украине от СССР.
При этом логику составителей документа понять сложно. Ну ладно, не нравится нынешнему Киеву любое упоминание о советских победах и боевых орденах. Хотя плачено за эти ордена большой солдатской кровью. В том числе — и украинской.
О наградах мы еще поговорим, но для начала вопрос: вице-адмирал Павел Степанович Нахимов-то как попал в скандальный порошенковский указ? Под «декоммунизацию» он точно не подходит. С Советским Союзом общее у Нахимова только то, что севастопольцы (да и не только они!) во все времена свято чтили и чтут память участника Наваринского сражения, победителя в битве при Синопе и одного из руководителей первой обороны города. А еще в Севастополе из руин, оставленных Украиной, восстановлено Черноморское высшее военно-морское ордена Красной звезды училище имени П. С. Нахимова, первый выпуск офицеров из которого состоялся в 1941 году. Училище уже выпустило первых лейтенантов и для российского ВМФ.
Но четверть века оно, увы, вынужденно промаялось под украинскими знаменами. Ужалось до невозможности, обветшало, скатилось к прямо-таки африканскому уровню и превратилось в жалкое подобие самого затрапезного военно-учебного заведения. Хотя было Киевом абсолютно незаслуженно резко повышено в статусе — до Академии Военно-Морских сил Украины.
При этом имя адмирала Нахимова на своем знамени сохраняло. Возможно, потому, что некоторые «самостийные» историки взялись доказывать, что родившийся в Вяземском уезде Смоленской губернии адмирал Нахимов и не Нахимов вовсе. А — конечно же! — урожденный Нахименко. Поскольку ведет, дескать, свою родословную от сотника Ахтырского слободского казачьего полка Мануила Тимофеевича Нахименко, которому будущий адмирал якобы приходился правнуком.
Как бы там ни было, имя адмирала в названии Академии ВМСУ сохранялось вплоть до нынешнего указа Порошенко. Хотя сама Академия (вернее — то, что от нее осталось после возвращения Севастополя в Россию) вынужденно съехала в Одессу. Туда же отправились и всего 16 офицеров-преподавателей из нескольких сотен.
Теперь — все. По воле президента Украины Академия ВМСУ осталась безымянной и с именем заслуженного адмирала рассталась, видимо, навсегда. За что, конечно, главе Украины абсолютно искреннее «спасибо» от подавляющего большинства бывших и будущих выпускников ЧВВМУ имени Нахимова. Сраму поменьше. Думаю, имею право на такие слова, поскольку офицерский кортик и лейтенантские погоны в 1976 году получал именно на плацу ЧВВМУ.
Но, повторяю, история с адмиралом Нахимовым в указе № 646/2015 стоит особняком. Остальная его часть направлена исключительно на борьбу с памятью о Советской армии.
Особенно досталось некогда лучшей в Вооруженных силах Советского Союза 24-й мотострелковой Самаро-Ульяновской, Бердичевской, ордена Октябрьской Революции, трижды Краснознамённой, орденов Суворова и Богдана Хмельницкого Железной дивизии, дислоцированной в городе Яворов Львовской области.
Так дивизия именовалась до 2003 года. Потом Киев велел из дивизии сделать отдельную механизированную бригаду. Номер, ордена и почетные наименования не тронул. Наоборот, еще и добавил. Приказав к длинному названию бригады дописать в конце еще и «имени князя Даниила Галицкого».
С какого перепугу? Где был князь Даниил а где — 24-я мотострелковая дивизия, названная Железной в 1918 году, в Гражданскую войну, отличившаяся под Сталинградом, в Донбасской наступательной операции, в освобождении Левобережной Украины, в Житомирско-Бердичевской, Проскуровско-Черновицкой, Львовско-Сандомирской, Восточно-Карпатской, Западно-Карпатской, Моравско-Остравской и Пражской операциях?
Теперь, стало быть, любые упоминания о славных сражениях из названия 24-й механизированной бригады ВСУ президент выжег каленым железом. Хотя так ли не прав Порошенко в этом случае? Он точно не руководствовался подобными аргументами, но в 2014 году тяжелые батальонные тактические группы бывшей Железной дивизии двинулись усмирять восставший Донбасс. Ее танки бронированным катком прошлись по Славянску, Краматорску, Лисичанску, Красному Лиману. Герои Сталинграда, наверное, метались в гробах, когда формальные их наследники — солдаты и офицеры 24-й мехбригады — рвались к обороняемой горсткой ополченцев Саур-Могиле, за которую и в Великую Отечественную в Донбассе шли самые ожесточенные бои.
Так, может, и хорошо, что на знамени той, чужой теперь для нас бригады, лишь князь Даниил Галицкий и остался?
Кого и чего еще лишил Порошенко своим указом? Всего — более 80-ти частей, соединений и военно-учебных заведений. Среди них, скажем, 107-й реактивный артиллерийский Ленинградский ордена Кутузова полк. Отныне он не «Ленинградский» и не «ордена Кутузова».
А Харьковское гвардейское высшее танковое командное ордена Красной звезды училище превратилось в Харьковский гвардейский танковый институт имени Верховной Рады Украины Национального технического университета «Харьковский политехнический институт».
51-я гвардейская механизированная Перекопско-Харьковская, Пражско-Волынская, ордена Ленина, дважды Краснознаменная, орденов Суворова и Кутузова бригада с минувшего четверга именуется без прежнего боевого грома — просто 51-я механизированная Волынская.
Почему, кстати, Волынской быть разрешено, а Харьковской — нет? И то, и другое наименование — украинские. Но и спросить некого. Не ответят в Киеве.
В общем, перечень обесчещенных Порошенко воинских частей и соединений так же огромен, как огромные их прежние боевые заслуги перед некогда единой страной.
Но почему вообще это происходит? На самом деле, уверен, — все просто. Дело не только в «декоммунизации». Украинская армии, как и вся страна, которой она принадлежит, мучительно ищет свою историческую идентичность. Которая — не приведи Бог! — и близко не должна, с точки зрения Киева, ничего общего иметь с исторической идентичностью российской.
Эти метания не раз приводили, и продолжает приводить к нелепым ситуациям. Самое смешное — выборы памятных дат для новоизобретенных украинских воинских праздников.
Вот, к примеру, день уже упомянутых ВМСУ. Всего за десятилетие он переназначался четырежды.
Все началось с 1 августа. Аргумент — флотоводцы Украины обратились к президенту Леониду Кучме с предложением выбрать именно такой вариант потому, что, оказывается, 1 августа 1996 завершились первые масштабные учения ВМСУ «Море-1996». Захотелось их увековечить. Кучма согласился.
Первый праздник военных моряков Украины велено было организовать в Севастополе с 1997 года. Получилось худо. Дело в том, что для севастопольцев День флота — это всегда святой день. С советских времен в последнее воскресенье июля, когда отмечается День нашего ВМФ, набережные ломятся от желающих поглядеть на парад боевых кораблей. Многие приезжают с детьми из других городов. Причем, не только Крыма.
1997-й и для российских военморов оказался тяжелейшим. Но парад состоялся и севастопольцы на него пришли, как на собственный праздник. А через несколько дней случилось 1 августа и то же самое попытались повторить ВМСУ. Обездвиженные и ободранные украинские корабли на рейд никто не выводил вообще. Решено было ограничиться хилым, но дешевым военно-спортивным праздником на стадионе. Получилось убого.
Это повторилось и через год, и через два… Для украинских адмиралов и политиков подобное казалось особенно обидным потому, что на всех углах города твердили, будто Севастопольские бухты — родные именно для ВМСУ. А россияне здесь — гости. Но горожане упорно демонстрировали Киеву ровно противоположное.
В 2006 году в Крым пожаловал уже президент Виктор Ющенко. Опечаленный холодным приемом, он предложил День ВМСУ перенести на другую дату. И придумать для него нечто более духоподъемное, чем обычные учения.
Сказано — сделано. За искомую веху у Ющенко приняли морской поход и победу киевского князя Олега под Константинополем в июне—июле 907 года. Указом президента Украины № 259/2006 от 24 марта 2006 года День Военно-Морских сил Украины приказали ежегодно отмечать в первое воскресенье июля. Невзначай подчеркивая тем самым, что Украина — куда более древняя морская держава, чем Россия. «Москальскому» флоту-то едва за 300 лет. А соседям, получается, далеко за тысячу.
Не изменилось ровно ничего. Город по-прежнему признавал единственный праздник военных моряков. Тот, который празднует Россия. В 2012 году эту реальность осознал следующий президент — Виктор Янукович. И распорядился (раз по другому не получается) сделать праздник совместным с российскими моряками, которых тогда еще называли на Украине братьями по оружию.
ВМСУ присоседились к Черноморскому флоту, флаги расцвечивания на мачтах украинских кораблей стали вывешивать тоже в последнее воскресенье самого жаркого месяца. И внешне все, вроде, прилично. Но после известных событий в 2014 году к власти пришел Порошенко. И велел и тут обрубить концы. Снова в Киеве за основу приняли поход князя Олега на Константинополь. И снова горилку на столы в украинских кают-компаниях стали выставлять в начале, а не в конце июля. Но уже не в Крыму, а в Одессе, куда ВМСУ пришлось бежать из Крыма.
Примерно так же выглядит и ситуация с украинским Днем защитника Отечества. Чего только не предпринимали в Киеве, чтобы вытоптать в памяти народа советское 23 февраля!
До 2004 года главного «военного праздника» на Украине не было вообще. Существовал лишь «День Збройних Сил України», который Верховная Рада ввела в 1993 году и назначила на 6 декабря — на день принятия в 1991 году закона «О Вооруженных Силах Украины».
Но «общенародности» явно не хватало. Поэтому политическая мысль по этому поводу в Киеве кипела не переставая. По словам бывшего министра обороны Украины Александра Кузьмука, идеи рождались «самые фантастические». Вплоть до выбора 28 апреля — даты выхода приказа германского командования о формировании в 1943 году дивизии СС «Галичина».
В 2008 году президент Украины Виктор Ющенко «настоящим национальным Днём защитника Отечества» назвал 29 января. Потому что в этот день в 1918 году под селом Круты в 130 километрах от Киева мальчишки-гимназисты, студенты, юнкера и некоторое количество офицеров приняли неравный бой с большевистским отрядом Муравьева. Никого и ничего не спасли и с небольшими потерями отступили к столице.
Никакого влияния на общий ход Гражданской войны этот малоизвестный эпизод не оказал, но в Киеве он, за неимением более значительных, поднят сегодня на невероятную идеологическую высоту.
Тем не менее, с объявлением 29 января Днем защитника Отечества на Украине ничего не вышло. Не поддержала Верховная Рада, в которой тогда верховодила оппозиция президенту.
Сменивший Ющенко президент Виктор Янукович с Днем защитником Отечества поступил точно так же, как и с Днем ВМСУ. То есть — объединил с российским праздником. С 2009 года основным «мужским» праздником и на Украине признали 23 февраля.
Естественно, влезший полтора года назад в президентское кресло Порошенко не мог не порушить и эту «зраду». В разгар бойни в Донбассе в 2014 году он заявил: «В богатой подвигами летописи украинского воинства множество битв и дат, достойных стать Днем защитника Отечества. Я подчеркиваю, Украина никогда больше не будет праздновать этот праздник по военно-историческому календарю соседней страны. Мы будем чествовать защитников своего Отечества, а не чужого».
Как итог — сегодня главным праздником украинских военных считается 14 октября. В этот день церковь отмечает Покров Пресвятой Богородицы, а «светская» Украина — День украинского казачества и годовщину создания Украинской повстанческой армии (УПА)*.
Только многих ли украинцев устраивают эти нескончаемые военно-идеологические пляски? Честные социологические исследования Киев провести, конечно, не позволит. Поэтому сошлюсь на опубликованные несколько лет назад признания того самого экс-министра обороны Кузьмука. Кстати, если и не близкого к националистам, то большинство из них устраивавшего: «Новые традиции приживались непросто: было время, когда мы официально праздновали 6 декабря, а за закрытыми дверями и зашторенными окнами отмечали 23 февраля. И это было повсеместно и считалось нормальным. Мы даже смеялись над тем, что празднуем День Советской армии «в подполье».
________________________________________
*В ноябре 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистской деятельность «Украинской повстанческой армии», «Правого сектора», УНА-УНСО и «Тризуба им. Степана Бандеры». Их деятельность на территории России запрещена.

Сергей Ищенко

Россия пригрозила лишить истребители болгарских ВВС гарантии

В Федеральной службе по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) РФ пригрозили лишить истребители МиГ-29, принадлежащие ВВС Болгарии, гарантии производителя. Это произойдет в случае, если болгарские военные все-таки решат пройти техническую модернизацию авиадвигателей не у российского производителя самолетов, а в Польше. Об этом РИА Новостям сообщил замглавы службы Анатолий Пунчук.
По его словам, позиция Софии контрпродуктивна и идет вразрез с духом и договоренностями между нашими странами в области военно-технического сотрудничества и в особенности в части защиты интеллектуальной собственности. «Это, безусловно, отрицательно скажется на наших дальнейших отношениях в этой сфере», — отметил он.
Как подчеркнул замдиректора ФСВТС, это создает предпосылки для того, что РСК «МИГ», как производитель данных самолетов, в будущем не сможет гарантировать безопасность их полетов. Такое жесткое заявление российский чиновник был вынужден сделать в связи с тем, что 4 ноября Народное собрание Болгарии (парламент) вынесет на повестку обсуждение вопроса о ратификации соглашения, согласно которому проводить модернизацию самолетов МиГ-29 ВВС Болгарии будет польское предприятие.
Ранее правительство Болгарии дало «зеленый свет» на подписание межправительственного соглашения с Польшей о ремонте МиГ-29. После этого Болгария достигла с Варшавой соглашения на ремонт восьми двигателей для истребителей МиГ-29. Условия соглашения предусматривают в последующем починку польской стороной еще двух самолетов, принадлежащих Болгарии.
Напомним, гендиректор РСК «МиГ» Сергей Коротков ранее указывал, что предприятие не передавало никакой документации и прав на двигатели произведенных для инозаказчиков самолетов МиГ-29. Вся документация, по его словам, была взята с Украины, которая не имела права передавать эту интеллектуальную собственность.
При этом стоимость ремонта двигателей истребителей МиГ-29 стоит примерно одинаково что в России, что в Польше — около миллиона евро. Однако РФ гарантирует более продолжительный результат. Польская сторона, заключившая контракт с Болгарией на ремонт ее самолетов, дает гарантию на 350 часов налета, в то время как ремонт в России дал бы гарантию на 500 часов. «Болгарская сторона будет вынуждена в два раза чаще обращаться за ремонтом этих двигателей», — отмечал гендиректор РСК «МиГ» Сергей Коротков, добавляя, что выбор Болгарии вызван не экономическими, а политическими причинами, в частности давлением со стороны партнеров по НАТО.
По данным из открытых источников, в настоящее время на вооружении ВВС Болгарии стоят двенадцать МиГ-29 и два учебно-боевых МиГ-29УБ. Болгария вошла в НАТО в 2004 году. У этой страны есть на вооружении большое количество образцов военной техники советского производства. В это число кроме МиГ-29 входят истребители МиГ-21, штурмовики Су-25, вертолеты Ми-24 и Ми-17, танки Т-72, бронетранспортеры БТР-60 и БРДМ-2, ракетные комплексы «Точка». Российские компании-производители вооружения и техники осуществляют их обслуживание на основе ранее заключенных договоров.

Российская Газета

Натали: «Мелодию к песне «О Боже, какой мужчина!» я написала за час»

Натали – одна из самых востребованных артисток российской эстрады. О том, как она Наталисправляется со славой и совмещает работу с воспитанием детей, певица рассказала в интервью газете «АиФ. Здоровье».

Анна Анисимова, «АиФ. Здоровье»: –  Натали, в 2014 году вы вновь оказались на пике популярности. Ваша песня «О Боже, какой мужчина!» звучала, что называется, из каждого утюга. На ваш взгляд, чем она так зацепила слушателя?

Натали: –  Если композиция удачная, она может не просто ярко вспыхнуть, но и жить долго. Не бесконечно, но действительно долго. Этого, конечно, хочется каждому автору, и я, в первую очередь как автор, тоже об этом мечтаю. Но успех песни – это такое непредсказуемое дело! Иногда делаешь ставку на какую-то композицию, думаешь: «Вот оно, сейчас-то поймаю синюю птицу за хвост». А песня в итоге не идет. А та, на которую и надежд особых не было, вдруг неожиданно выстреливает. Да еще так мощно, что сама диву даешься. Чем именно она цепляет, сложно сказать. Тут все должно сложиться – запоминающаяся мелодия, слова, которые людям близки и понятны. В данном случае мне стихи пришли на электронную почту (автор слов – Роза Зименс. –Ред.). Фраза «Я хочу от тебя дочку» стала ключевой. Мелодию я написала за час.
–  Что вы почувствовали, когда с новой силой вам стали поступать предложения о заключении контрактов?
–  Удивилась несказанно. Несколько лет я жила относительно спокойной жизнью. Выступала, конечно, без работы не сидела. Но меня было немного в телевизоре. А тут такая лавина обрушилась, только успевай поворачиваться!
–  А ваш супруг как отнесся к внезапно нахлынувшей на вас всероссийской славе?
–  Саша – мое все и самая большая моя любовь в жизни. Мы вместе 23 года. Всякое бывало – все как у людей. Но мы всегда смотрели и продолжаем смотреть не столько друг на друга, сколько в одну сторону. Мы – одна команда и дышим одним воздухом. Когда лавина чувств прошла, я знала, что рядом со мной все то же плечо, на которое без всяких сомнений можно опереться. Он для меня и стимул, и поддержка, и источник вдохновения.
Семейные радости
–  Натали, между вашим последним и предпоследним альбомами интервал в 5 лет. Скажите, с чем связан столь длительный перерыв?
–  Была занята важным делом – рожала второго сына, много времени посвящала детям. Богу лучше знать, какой период чему должен быть посвящен и как именно в то или иное время расставятся приоритеты.
–  Кстати, как ваши сыновья ладят между собой? Ведь у них большая разница в возрасте…
–  Разница в возрасте у них прекрасная. Старший, Арсений, – кумир для младшего. Толя все за ним повторяет, ходит хвостиком, слушается беспрекословно. Иногда даже лучше, чем родителей. У братьев полное взаимопонимание.
–  Как вы обычно проводите время с семьей? Есть ли у вас любимые места, которые вы часто посещаете?
–  Дети обожают аттракционы, так что у нас парки – любимое место отдыха. А иногда хочется просто побыть всем вместе дома – поужинать, посмотреть телевизор. При нашем ритме жизни такие тихие семейные радости бесценны.
Секреты красоты
–  Натали, вы прекрасно выглядите. Что вам помогает держать себя в форме?
–  В зал я не хожу, на диетах не сижу. У меня нет помощницы по хозяйству – всю работу по дому стараюсь делать сама. Прогулка с ребенком с лихвой заменяет пробежку. Ем 4–5 раз в день маленькими порциями – объемом не больше стакана. Ем все что хочется. Единственное, не люблю мясо, не ем его уже много лет. Но курицу, рыбу, морепродукты – с удовольствием.
–  Какими средствами вы пользуетесь, чтобы ухаживать за кожей лица? Наверняка, постоянный грим не лучшим образом на нее влияет…
–  Предпочитаю линии ухода с увлажнением. Люблю маски с глиной, но часто их делать нельзя, нужно четко следовать рекомендациям косметолога.
–  А как вы относитесь к так называемым уколам красоты, которые сейчас так модны?
–  Мне повезло, я нашла прекрасного врача. Не могу сказать, что очень этим увлекаюсь, но и не скрываю, что применяю это достижение медицины. Но в меру и с большой осторожностью. Это та ситуация, где крайне важно, чтобы врач был профессионалом, а клиент – с минимальным фанатизмом. Вот тогда будет хороший результат.

Анна Анисимова АиФ Здоровье