Как обманывают при покупке дачи

Клиентов привлекают низкими ценами, хорошими участками, а что на самом деле?Дача
Рынок загородной недвижимости переживает не лучшие времена. Продавцы и производители рекламы сбились с ног, стараясь привлечь клиентов. Иногда – невинными хитростями, а чаще — откровенным обманом.
Дом отдельно, крышу отдельно
Не следует обращать внимания на предложения загородного дома по цене автомобиля среднего класса. Как объяснила эксперт коммуникационной группы «Красное Слово» Антонина Рябова, рекламные манипуляции с ценами – обман, которым не гнушаются порядка 70 % операторов рынка загородной недвижимости. Очень часто выясняется при личной встрече, что цена, указанная в рекламном буклете – это лишь цена дома, а земельный участок приобретается дополнительно. Бывает и еще «веселее» — после приобретения недвижимости собственник узнает, что, дешево купив огромный коттедж, приобрел лишь… фундамент, стены и крышу. Инженерные коммуникации – воду, свет и тепло, — надо покупать отдельно.
Если есть необходимость сэкономить, то возможно учесть разные предложения в одном и том же поселке. Как объяснили специалисты компании «НДВ-недвижимость», на цену очень сильно влияет расположение участка. Самые экономичные варианты – приобрести участок у въезда, там, где жильцов, увы, будут беспокоить машины. Отсюда и скидка в размере 5–10%, по сравнению с аналогичными предложениями в посёлке. Кроме того, на въезде участки обычно существенно меньше самых дорогих, эксклюзивных вариантов – тихих уголков, где живут один или два соседа.
– Так происходит за счёт более крупной нарезки земли, – рассказывает руководитель департамента загородной недвижимости компании «НДВ-Недвижимость» Андрей Муравьёв. – Например, участки около водохранилищ – это «штучное» предложение, которое особенно популярно среди любителей яхтинга. Поэтому застройщики увеличивают количество соток, зная, что такая недвижимость найдёт своего покупателя. Размер участка может составлять 1,5–2 га земли.
А вот у въезда в посёлок делают более мелкую нарезку, иначе темпы продаж в этой части посёлка замедлятся.
Настоящий форс-мажор
Не следует обольщаться и тем, что само наличие рядом с участком магистральных линий электропередач, газопроводов гарантирует быстрое и дешевое подключение новых зданий и строений. Практика показывает, что часто это технически невозможно, или реальные цены в несколько раз превышают обещанные.
— Продавцы земельных участков нередко привлекают покупателей не только демпинговыми ценами, но и доступными инфраструктурными опциями, — комментирует Антонина Рябова, — Например, возможностью за небольшой дополнительный взнос получить исчерпывающий набор коммунальных благ: канализацию, водоснабжение, электроснабжение, газоснабжение. При этом в договоре с покупателями специально оговаривают форс-мажорных обстоятельства, одним из которых являются действия или бездействие должностных лиц. То есть неполучение разрешительной документации на подведение инженерных сетей будет считаться форс-мажором, снимающим все обязательства с продавца участка.
Только самый наивный человек не поймет, что «решать вопросы» и «договариваться» с чиновниками придется уже самим жителям поселка. И никому не пожалуешься, — видели, что подписывали. Да и не пойдешь же в суд требовать возврата средств, потраченных на взятку.
Учитывать при покупке земли стоит, пожалуй, лишь развитие общественного транспорта в районе, то есть те пункты, которые легко проверить, а воплощение их в жизнь никак не зависит от риэлторов. Например, в Подмосковье одно из наиболее перспективных направлений – Новорижское.
— Благодаря своему потенциалу Новорижское шоссе будет и в дальнейшем развиваться динамичнее других направлений Подмосковья. По сути, кроме Киевского шоссе, это единственное направление Подмосковья, которое может конкурировать с рынком Новой Москвы именно за счет качества жилого фонда и уровня развития инфраструктуры. И по аналогии с Новой Москвой в этом направлении в скором времени появится станция метро (в Рублёво-Архангельском), а железнодорожная сеть здесь уже достаточно развита. Немаловажно и наличие рабочих мест, благодаря насыщенной инфраструктуре районов и расположению здесь крупных бизнес-парков» — отмечает руководитель аналитического центра ОАО «ОПИН» Денис Бобков.
Экологически чисто
Одним из способов прямого обмана, на который почему-то особенно охотно «клюет» российский покупатель, — заверения застройщиков, что дом построен из экологически чистых материалов по самым современным западным технологиям. Практика показывает, что так можно не только быстро продать коттедж, но и существенно завысить цену, назвав здание из СИП-панелей (пенополистирола, зашитого в стружечные плиты) деревянно-каркасным, якобы из бруса.
Как говорят опытные строители, в последние годы некоторые застройщики сделали ставку на строительство быстровозводимых домов по западным лекалам. На долю таких вариантов приходится уже около 40 % предложений загородного жилья. Обычно такие коттеджи преподносятся как ультрасовременное экологичное жилье, соответствующее лучшим европейским стандартам. На самом деле, все с точностью до наоборот — такие постройки не долговечны и не экологичны. В Европе и США редкое здание строится с расчетом на столетнюю эксплуатацию, срок жизни такого дома – 50 – 70 лет. А самым экологически чистым и полезным для здоровья жильем по-прежнему является традиционная русская изба-пятистенок с русской печью.
Разумеется, любое агентство недвижимости, любой риэлтор стремится привлечь клиентов красивыми фотографиями видов и интерьеров. Тут стоит не только доверять лишь собственным глазам, но и желательно пригласить на просмотр эксперта. Часто дорогие обои и ремонт скрывают конструктивные недостатки строений, которые легко выявлял профессионал. Да и зачем нужно переплачивать за чужой вкус?
А по-соседству будут жить Мэл Гибсон
Наконец, не стоит сбрасывать со счетов такой традиционный способ «разводки», как обещание с помощью покупки приобщиться к сильным мира сего, жить рядом с богатыми и знаменитыми. Примерно в трети рекламных объявлений содержится прямой или косвенный намек на то, что покупка недвижимости является входным билетом в мир привилегий. Характерный пример: одна из риелторских фирм обещает покупателям земельных участков на Рублевке «выход на территорию пансионата Управления делами президента», хотя такой возможности на самом деле не существует, а выставленные на продажу земельные участки не входят в имущественный комплекс известного дома отдыха», — резюмирует Антонина Рябова.Платить или нет за «элитность» личное дело каждого.
— Минимальный набор инфраструктурных объектов действительно примерно одинаков в любом благоустроенном коттеджном поселке, вне зависимости от класса, — говорит управляющий партнер компании «Ника-Эстейт» Виктор Садыгов. – Вопрос, конечно, в том, кто этой инфраструктурой будет управлять впоследствии. Кто разместиться в пресловутой «точке общепита»? Кафе «Солнышко» или ресторан Новикова или Гинзы? Какое дошкольное образование получат дети? Стандартное или с применением уникальных методик? Будут ли в вашем детском саду учить ребенка плаванию в бассейне, верховой езде? Кстати, в поселках более высокого уровня зачастую организовывают и начальную школу.
Дополнительные опции в виде теннисного корта или марины формируются по возможностям земельного участка, моды, доходам и желаниям жителей.
— Тематические поселки – с собственными маринами для любителей яхтенного спорта, с собственными конюшнями для любителей лошадей очень популярны. И наличие такой «тематической» инфраструктуры является дополнительным конкурентным преимуществом в глазах определенного сегмента покупателей. Хотя нужно четко понимать, что «темы» эти подвержены влиянию моды. Когда-то была мода на фэн-шуй, и многие девелоперы заявляли, что ландшафтный дизайн проекта выполнен в соответствии с этим учением — замечает Виктор Садыгов. – Потом прошла волна моды на теннис и гольф – девелоперы проектов вкладывались в корты, в гольф-поля. Нельзя сказать, что сейчас не строят теннисные корты, но уже никто не вкладывается в какие-то немыслимые сетки, уникальное покрытие.

Надежда Семеновская

Откровения ополченца из Красного Луча

ДНР
Военно-полевой обман

Беженцы с Украины — разные. У каждого своя история выживания.
Как правило, беженцы не любят откровенничать, делиться воспоминаниями. Даже под мирным небом — для них война еще не закончилась. Многие надеются вернуться обратно.
Людмила и Сергей — уроженцы Красного Луча, что недалеко от Луганска.
Им скрывать нечего. И бояться, кажется, тоже больше некого. Эти люди решили рассказать про свою войну. Без прикрас и вранья. Как есть.
Почему командиры ополчения не принимали в свои ряды местных жителей, кто наживался на войне, по каким причинам здоровые мужики с Донбасса бежали в Россию, а не оставались защищать свою страну, как распределяли гуманитарный груз на Донбассе и каково это — жить на Западной Украине, когда в твоем паспорте отметка «родился в Луганске», — в материале «МК».
Людмила обрела пристанище в Москве.
Сегодня ее дом — это крошечная комнатка-пенал, где едва можно разминуться двум взрослым. Она же разместилась там со своим небогатым скарбом и двумя малолетними детьми. Не рай. Но все лучше, чем дрожать в сырых подвалах в ожидании очередной бомбежки.
Пожилая хозяйка скромной, убитой «двушки» на окраине Москвы приютила девушку то ли от скуки, то ли из жалости. У каждого, кто принял беженцев, свои на то причины.
Мы расположились на тесной кухоньке.
Я, Людмила и мужчина лет 35.
— Сергей, — протянул руку собеседник. — На днях из ополчения вышел. Не складывалось там. Теперь бегу в Магадан.
Людмила и Сергей жили в Красном Луче, что в 60 км от Луганска. Но свела их не мирная жизнь, а война. Нет, никакой любовной истории между ними нет. Сергей положил глаз на родную сестру Люды Ирину. Теперь вместе с будущей супругой едет на север. Люда же остается в столице.
Эти люди рассказали мне свои истории. Простые. Откровенные. Без политики и лжи. Выложили все как на духу.
«Кормить малыша нечем. Поставки молока закончились»
— У нас в Красном Луче было тихо до последних чисел июня, — начала Людмила. — Не думали мы, что до нас докатится эхо войны. У меня на руках был грудной ребенок. Мы с сыном попали в больницу. Врачи меня с порога ошарашили: «Кормить малыша нечем, поставки молока из Киева закончились. Денег на закупку нет». Вот тогда я решила заняться гуманитаркой — какая-никакая еда в доме будет. В Интернете наткнулась на сообщения, что из России на Донбасс идет груз. Продукты, медикаменты везли в Донецк и Луганск. Остальные города обходили стороной, думали, у нас здесь ситуация более-менее. И тогда я написала письмо волонтерам, что в маленьких городах и селах люди тоже голодают. Меня услышали. И отправили груз по адресу.
«Посылка» шла две недели.
— Я сама передала медикаменты нашим ополченцам, познакомилась с ними и решила вступить в их ряды. Женщин в ополчении к тому моменту хватало. В Красном Луче даже создали женские блокпосты. Выдали мне штабной паспорт. В мои задачи входила организация гуманитарного груза, охрана блокпостов, также готовила обеды для ребят. Штаб разбили в центре города, в здании редакции газеты «Красный Луч». Первый этаж отдали ополченцам.
— Оружие было у вашего местного ополчения?
— Все оружие было в соседнем городе Антраците. В Красном Луче ничего не было. Однажды наступил момент, когда в городе продукты закончились. Местные жители приносили ополченцам сало в банках, варенье, домашние заготовки — больше нечем было делиться.
— Странно, что вы говорите о нехватке продуктов. Гуманитарная помощь постоянно шла из России на Донбасс.
— Дальше Луганска и Донецка гуманитарный груз не доходил. Я как-то спросила, почему до нас ничего не доходит, у нас нет ни медикаментов, ни продуктов, ребятам в детских домах кушать нечего? Глава нашего района ответила: «У вас хоть какие-то запасы есть, Луганск сидит без света и еды». Лишь пару раз мне удавалось добраться до Донецка, урвать крохи гуманитарной помощи и довезти до своих.
— Магазины у вас работали?
— Магазины работали, но денег у людей не было. Хлеба не на что было купить. Мама, которая сейчас в Луче, рассказывала, что сейчас соли в городе не осталось, магазины — пустые. За хлебом люди по 6 часов стоят в очереди. Поначалу по полбуханки давали. Сейчас вроде по батону стали. Зарплаты не выплачивали, пенсии не приносили. Что говорить, если роддом прекратил работу. У меня подруга в квартире рожала. Она «скорую» вызывала, но никто не приехал. Роды у нее принимала 70-летняя бабушка, которая сама еле передвигалась.
— Продавцы в долг не отпускали товар?
— В маленьких частных магазинах продавали в долг до поры до времени. В супермаркетах — нет. Во время артобстрелов люди сутками жили в подвалах, питались одним вареньем. Даже хлеба не было. Несколько раз мы договаривались о крупной поставке гуманитарки из России. Люди заранее записались на получение продуктового пайка. Но до нас ничего не дошло — все разобрали в Луганске. На днях я звонила маме, спрашиваю, пришла ли до вас партия груза, досталось ли что тебе? И услышала: «Пошла я в исполком с паспортом, записалась в очередь. Так к «КамАЗу» с продуктами очередь выстроилась в четыре ряда, растянулась по всей улочке метров на 200. Беременные, дети, инвалиды стояли. Нереально было что-то получить…». Да я сейчас маме позвоню, все из первых уст услышите.
Телефонный звонок в Красный Луч застал пожилую женщину врасплох:
— Я кроссовки сейчас старые нашла, сказали, что транспорт ходить не будет, а мне в шахту надо, воду там откачиваем, — тараторила мать Людмилы. — Все нормально, доченька. Убегаю я, дел полно…
И будто нет войны…
— На самом деле все наши семь шахт закрыты. Не понимаю, зачем она туда бегает. Кому нужен ее энтузиазм? — удивляется Людмила.
Город Красный Луч располагается на трассе между Донецком и Луганском.
— Мимо нас постоянно танки, БТРы ездили. Все старое кладбище этими гусеницами перепахали. От Алапаевского кладбища места живого не осталось — ни одной могилки не сохранилось.
— Как людей там хоронят, если нет кладбища?
— В огородах хоронят. Мамина напарница, когда обстреливали ее родной Минусинск, копалась в огороде. Там и погибла. Ее тело завернули в тряпку и закопали прямо на участке. В Минусинске что ни дом — то погибшие. В последнее время там и вовсе перестали трупы закапывать. Жить там, говорят, невозможно. Воздух пропитался трупным запахом.
— Почему вы переехали в Россию, а не на запад Украины?
— Когда началась вся эта заваруха, мы с сестрой решили переждать тревожное время во Львове. Знали, что там есть дешевый лагерь. Стоимость путевки составляла 3000 гривен за месяц. На время войны они опустили цену до 1000 гривен. Позвонили мы туда. Девочка на ресепшне мило с нами общалась, отвечала на все вопросы, записала наши имена, детей, а в конце задала вопрос: «Вы откуда?». — «Мы с Луганска». И услышали: «Пошла на…». Одна моя знакомая перебралась в небольшой город под Киевом. Беременная, с двумя детьми. Попыталась найти жилье. Местные, как узнавали, откуда она приехала, закрывали дверь перед ее носом, обзывали «оккупанткой», долго никто не соглашался сдать ей угол. Добрые люди все-таки нашлись, но в городе она больше никому не признается, откуда родом.
Прошу Людмилу показать паспорт ополченца.
— Меня перед отъездом предупредили — нужно уничтожить все, что выдавало причастность к ополчению, — иначе на украинском посту могли арестовать. Рисковать я не могла — выезжала из города с двумя детьми. Да и мама у меня осталась на Украине. Я как услышала, что за причастность к ополчению людей расстреливали, решила от греха подальше уничтожить вещественные доказательства.
«Никаких бронежилетов и касок не было. Обувь не выдали. Воевать отправились в кроссовках и шлепках»
Сергей слушал Людмилу молча. Не перебивал.
Слово взял, лишь когда заговорили про ополчение.
— Я ведь до последнего не собирался покидать Красный Луч и остался бы, если бы был кому нужен, — вздохнул мужчина. — Все обвиняют мужчин, которые бегут в Россию за статусом беженца — мол, трусы, предатели. Но никто не интересовался, что все эти «трусы» и «предатели» рады были пойти в ополчение, но ополчению не очень-то нужны были такие вояки.
Тем не менее держать ответ за всех беженцев Сергею не с руки. Поведал он свою историю похода в ополчение.
— Началось все с Одессы… Я следил за событиями по Интернету, — начал собеседник. — Потом Славянск… Но у нас все тихо было. Дальше — референдум. Уже тогда до нас доходили слухи: кто станет участвовать в референдуме, получит 5 лет колонии, организаторы загремят на 15–20 лет, ну а кто возьмет в руки оружие — попадет под расстрельную статью. Никто не испугался. Дальше — больше. Пронесся слух, что не за горами бомбежки в Красном Луче. Тогда мы стали выходить на центральный перекресток, ждали БТРы. В руках у нас были палки, топоры, подручные средства, оружия практически ни у кого не было. На энтузиазме человек 500 собралось. Остальные остались лежать на диване перед телевизором, но обещали по звонку прийти на подмогу, если понадобится.
— Как вы получили официальный статус ополченца?
— Вскоре в городе открылся штаб ополчения. Я пришел туда, оставил свои данные. Мне пояснили: «Мы вам позвоним, ждите». Проходит день, другой, неделя, звонков нет. Я же продолжал трудиться на коммунальном предприятии. Худо-бедно городские службы тогда еще функционировали. Вот только начальство в один миг перестало появляться на работе. Я уже отчаялся ждать приглашения в ополчение, как поздно вечером мне позвонили: «Готов прийти завтра утром на сборы в 5.30 утра?». — «Что брать?» — взял под козырек. — «Только средства личной гигиены на первое время». Я отыскал дома камуфляжную форму, схватил небольшую сумочку, положил туда медикаменты, пасту, мыло и явился на «призывной пункт». Через два часа мы отправились в Антрацит, где располагался штаб Казачьей национальной гвардии, которая вела набор в ополчение. Полдня мы просидели на дворе, пока нас пустили в помещение. Я еще тогда поразился: почему так все вяло, медленно происходит, никто никуда не спешит? Позже уже перестал задаваться подобными вопросами… Итак, наш штаб располагался в 4-этажном здании помещения соцстраха. Там переписали наши данные. Обещали выдать оружие и отправить всех на укрепление блокпостов в другие города.
— Оружие выдали?
— Дня три мы ждали оружия. Потом начальство где-то раздобыло какую-ту ерунду. Получили мы по два рожка, «крест», штык-нож… Кому что досталось.
— Бронежилеты, каски?
— Никаких бронежилетов и касок не было. О чем вы говорите? Формы камуфляжной, ботинок не нашлось. Так что на фронт все думали отправиться кто в чем был — в кроссовках, шлепках.
— Вы стрелять-то умели?
— Нет. Я ведь в армии не служил. В школе на стрельбище ездил, вспомнил кое-что. И таких новобранцев без военного опыта полно в нашей команде оказалось. В Антрацит из Красного Луча поехали 17 человек, трое отсеялись по дороге.
— Все-таки вас научили, как пользоваться оружием?
— Показали, как разобрать-собрать автомат. И все. Ничего серьезного нам не доверяли, я быстро смекнул — оружие нам вряд ли пригодится. Так и случилось — отправили нас всех на суточное дежурство в караул штаба. Народу было много, поэтому смена караула проходила каждые 2–4 часа. Во дворе нас сидело человек 30, каждый ждал своей очереди в караул.
— Что там охранять в штабе?
— Охранять было особо нечего и некого. Считай, двор охраняли и пропуска проверяли. Хотя пару неприятных моментов я все-таки застал. Однажды на блокпост проник парень с гранатой, взрыв хотел устроить. Его устранили. Случалось, что шпионы к нам пролезали. Таких арестовывали, затем на подвале допрашивали. Адекватно допрашивали. При мне никого не расстреляли. Ну и каждый день мы ждали обстрелов с воздуха и с земли. Но так и не дождались.
— И долго вы там охраняли здание?
— Долго. Пару недель точно. Пока однажды к нам не вышел атаман с командой: «Строиться». Мы рванули на двор. «Добровольцы есть?» — поинтересовался. Все дружно руки подняли. Он не стал проводить «кастинг» — на хилых и крепких парней. Рукой разделил нашу колонну поровну: «Пацанов слева доукомплектовать и отправить». Куда, зачем — не сказал. А мы постеснялись узнать. На войне вроде не принято обсуждать приказы. Да и лишнюю информацию командиры не давали. Действовали по принципу: куда надо, туда и пойдешь. Загрузили нас, 13 человек, в два «КамАЗа» и отправили.
«Деревенских ополченцев пристроить было некуда, а отправить обратно домой вроде как неудобно. Нас перебрасывали с места на место за ненадобностью»
— Привезли нас в Северодонецк, — продолжает Сергей. — И там началась старая песня о главном. Создавалось впечатление, что нас, деревенских ополченцев, пристроить было некуда, а отправить домой вроде как неудобно, вот и перебрасывали за ненадобностью с места на место. Честно говоря, зачем нас перевезли из Антрацита, я так и не понял. В Северодонецке штаб размещался в здании какого-то института. Постройка в 20 этажей была заселена наполовину ополченцами. Нам выделили комнату. На боевые действия никого не посылали, учений не проводили. Меня это смущало. Вот так проходит день, другой, третий. Мы едим, спим, гуляем, ни о какой войне и не думаем. Зато кормили там на славу — местные женщины в столовой нам готовили. И лечили хорошо. Санаторий, а не военные сборы. Но потом меня это стало волновать. Я начал ругаться, мол, у меня нет никакого военного опыта, хочу этому научиться. Понемногу с нами начали заниматься.
— Чему научили вас?
— Научили, как правильно автомат надевать, чтобы он не гремел, при беге никаких лишних шумов не издавал. Еще каким-то важным мелочам.
— Вот вас обучили всему, и…
— Неожиданно у меня загноился палец. В медпункте мне все обработали, осмотрели меня и пришли к выводу, что организм мой ослаб от недосыпания и ночных дежурств, необходимо проколоть витамины. Ко мне тогда наш командир Саня подошел: «Тебе надо не витамины колоть, а бронежилет потягать, не один, а два. Два надеваешь и по ступенькам туда-сюда бегаешь». Я передал медсестре его слова. Она пришла в ужас. У меня к тому времени водянка еще началась на ногах. Короче, с одной стороны готовлюсь на выход, с другой — врачи не отпускают. В итоге Саня отпустил меня домой полечиться. На следующий день я оставил оружие и уехал. На полпути обнаружил, что паспорт забыл в Северодонецке. Возвращаться не стал, думал, потом заберу. Да так уже не довелось вернуться.
«В трудовой мне оставили запись: «Уволен за прогулы»
— В Красном Луче всех ополченцев отправляли охранять блокпост. Оружие выдавали — одно на троих. Больше не было. Неделю я проторчал на блокпосту, потом мне велели ерундой всякой заниматься. Помогал беженцам сумки загружать-разгружать, штаб опять же охранял, чтобы посторонние не прошли, хотя никто туда и не рвался особо. Мы все ждали, что нас на более серьезные задания отправят, но в штабе не было оружия — и смысл нам воевать?
— Лучше бы вы тогда на свою работу вернулись…
— Перед тем как уйти в ополчение, я написал заявление на отпуск. Наш народный губернатор в Луганске тогда распорядился, что за ополченцами должны сохраниться рабочее место и зарплата. Но кто бы его послушал… Как только на службе прознали, что я не участвую в боевых действиях, меня тут же рассчитали. А в трудовой оставили запись: «Уволен за прогулы». Никакую справку мне в ополчении не выдали, врачи даже больничный не открыли. Так я потерял работу. В итоге остался я в нашем ополчении работать за еду. И снова начались дежурства в штабе.
— Зачем нужны были эти дежурства, если в вашем городе военных действий не было?
— Когда вся заваруха началась, из Красного Луча практически вся милиция сбежала. И их функции легли на плечи ополченцев. На каждом столбе в городе висели объявления: «Если что, звоните в штаб». Вы не представляете, что в городе творилось. Начались мародерство, бандитизм. Народ как с цепи сорвался. Пить стали в разы больше, в семьях муж на жену с ножом кидался. Народ обрывал телефон милицейского участка. Но на вызовы никто не приезжал. Потом местные смекнули, что подмогу можно ждать только от ополчения. Я ведь так со своей Ирой познакомился. Ее бывший сожитель напился вусмерть, приехал к ней домой, поругался с ее сестрой и давай душить женщину. Скрутили мы того молодца, отправили его на блокпост мешки таскать. 5 дней он работал на нас, а потом снова до Ирки отправился. Я тогда решил дежурить в их доме и по ночам. Вот так и закрутилась любовь. Теперь вместе с ней едем в Магадан.
В разговор вступает Людмила:
— Всех провинившихся ополченцы отправляли на строительные работы. Я как-то шла по улице, вижу — толпа мужиков улицы метет, на спине у каждого табличка: «Я вор», «Я наркоман», «Я алкоголик». Таким образом ополченцы наказывали тех, кто нарушал закон. Но происходили вещи и пострашнее в городе. Помните эти басни, что ополченцы занимают города, заходят в магазины, берут бесплатно продукты, наводят страх на местное население? Я расскажу про наш город. У нас в Красном Луче есть свои банды. Я поименно знаю всех этих людей. Когда началась война, они быстро сориентировались. Взяли паспорт, отправились в Антрацит, записались в ополчение, получили оружие и сбежали обратно — это было легко сделать. А здесь уже начали запугивать людей. Дважды грабили ювелирный магазин «Карат» средь бела дня. На рынке продавцы жаловались: «Ваши ополченцы занимаются мародерством.
— Куда они награбленное добро прятали?
— Отвозили в другие районы Украины, где обстановка спокойная, и продавали. Но эту банду ополченцы все-таки накрыли.
— Сергей, — обращаюсь снова к мужчине, — как я понимаю, повоевать вам так и не удалось?
— На войну меня не отправили. В итоге сидел я на штабе до поры до времени, пока до нас не стала поступать информация, что нацгвардия скоро начнет бомбить Красный Луч. Некоторым нашим ребятам тогда оружие выдали. Я снова к командиру: «А мне когда дадут? Когда моя очередь? Не сегодня-завтра бомбить начнут, чем я буду обороняться? Дубинкой?». Настроение с каждым днем падало. Удостоверение ополченца мне заменили на «народное казачество», начались перебои с питанием, связью. А я все сидел и ждал чего-то. Но в какой-то момент до меня дошло, что смысла оставаться на Украине нет. Работы я лишился, денег нет, оружие мне не доверяют. Пушечным мясом становиться не хотелось. Все свои проблемы я вывалил на командира нашего ополчения. Он выслушал и послал меня куда подальше.
«Без украинского паспорта тебе обратной дороги на родину нет»
Сергей пересек границу чудом. Без паспорта, без денег, без всякой надежды на счастливое будущее.
— На границе меня предупредили — без украинского паспорта тебе обратной дороги на родину нет; хочешь, возвращайся обратно и восстанавливай паспорт. А тогда уже я знал, что Красный Луч начали бомбить. Куда там возвращаться? — машет рукой собеседник. — В России мы встретились с Ириной. Сначала думали остаться в Краснодаре. Поселились в трейлере на дачном участке. Хозяевам платили 1000 рублей с человека в месяц. Я сторожем подрабатывал. Потом Ирина вышла на работу. Но денег не хватало. Тогда мои родственники предложили мне переехать в Магадан, обещали там работу найти. Вот завтра отправляемся обживать новое место. Я сейчас готов на любую работу, лишь бы выжить.
Людмила решила начать жизнь с нуля в Москве.
— Я когда выезжала в Россию, мне сказали, что с собой можно взять только один пакет, чтобы под ноги поместился, — вспоминает женщина. — Я приехала в одном халатике с двумя детьми, без копейки в кармане. В сумку запихнула детское питание и памперсы для малыша на первое время. Младшему моему 8 месяцев, старшему — 7 лет. Мужа нет. В детсад ребенка пристроить не получилось. Для этого нужна регистрация. Также потребовали мне и детям сдать анализы на ВИЧ и другие заболевания, чтобы получить разрешение на временное проживание. Анализы стоят порядка 8–9 тысяч на троих. Где я возьму такие деньги? Чтобы получить вид на жительство, мне нужно представить справку о доходах на сумму не меньше 40 тысяч. С двумя детьми я не могу выйти на работу. Я ведь пережила здесь страшное время — жрать было совсем нечего. Тогда пошла с протянутой рукой к волонтерам. Совершенно незнакомые девочки из Москвы на следующий день привезли мне деньги, продукты, помогли с жильем.
— Сейчас у вас есть какие-то деньги?
— Сегодня приехали знакомые ребята, привезли детское питание, памперсы и 5 тысяч рублей. Больше у меня ничего нет.
— Почему приехали именно в Москву?
— Я знаю этот город. Одно время здесь работала в МЧС, уборщицей. У меня с тех пор остались здесь знакомые, которые и помогли мне добраться до столицы.
— Каково это — просить деньги у чужих людей?
— Первое время было стыдно. До слез. Но когда ко мне подбежал мой ребенок и заплакал: «Мама, я хочу кушать», — а мне ему дать было нечего, весь стыд улетучился. Я сейчас немного обустроилась, помогаю теперь другим беженцам с гуманитаркой, рассылаю по электронной почте их просьбы. А еще я очень хочу найти жену моего знакомого, который погиб, когда я уже в Москву приехала. Последний раз мы созвонились с ним в июле, он тогда сказал: «Жену с пятью детьми отправил, сейчас на границе с Луганском нахожусь. Все будет нормально, Людк! Повоюем, вернусь — побухаем». А через пару дней я узнала, что его больше нет. И жена его с детьми как сквозь землю провалилась…

Ирина Боброва

Наш ответ Обаме

Если Россию хотят перевести в разряд стран-изгоев, то надо в полном объеме соответствовать новому имиджу
Именно такой точки зрения придерживается излишне Флаг РФнаэлектризованная, если не сказать воспаленная, часть российского общества. Экономические санкции российского руководства, предпринятые в отношении части стран Евросоюза и Австралии, считаются ястребами местного разлива явно недостаточными. Отчасти настроения этого фланга российского истеблишмента были с изрядной долей горячности сформулированы лидером одной из думских партий. Однако в азарте многое, о чем говорится в курительных комнатах политических экстремистов, было упущено. Попытаемся восполнить этот пробел.
Точка зрения ястребов
Если суммировать ястребиные высказывания, не прибегая к совсем крайним мнениям по поводу формирования штрафных рот из заключенных и штурмовых батальонов (эти уж непременно из либералов) для последующего их введения в бой на Украине, то в обобщенном виде мнения возбужденных реалиями военно-стратегической обстановки политиков этого крыла могут выглядеть так:

Коллаж Андрея Седых
• немедленно возобновить и в дальнейшем не прекращать испытания ядерного оружия. Причем первым на полигоне Новая Земля взорвать боеприпас такой мощности, чтобы в ближайшей стране НАТО – Норвегии как минимум все стаканы и пивные кружки на барных стойках подпрыгнули;
• заявить о полном прекращении каких-либо даже консультаций по вопросам сокращения стратегических наступательных вооружений;
• без промедлений заявить о выходе из Договора по РСМД и возобновить серийное производство этих ракет, столь нужных для обороны Российской Федерации;
• немедленно прекратить (для начала в МИДе) разговоры даже частного характера о необходимости каких-либо консультаций с США по противоракетной обороне. Разогнать отечественных «переговорщиков» по этой проблематике. Укреплять отечественную ПРО. Возобновить производство «тяжелой» ракеты ПРО с еще более мощной ядерной боевой частью;
• большевистскими темпами приступить к возобновлению производства боевых железнодорожных ракетных комплексов (БЖРК);
• не считать себя даже в малейшей степени связанными какими-либо ограничениями в сфере обычных вооруженных сил и вооружений в европейской части Российской Федерации;
• принести официальному Тегерану извинения за срыв поставок в свое время ЗРС ряда С-300. Отгрузить Ирану за наличный расчет все ранее запрашиваемое как наступательное, так и оборонительное вооружение;
• обеспечить Сирию Башара Асада за наличный расчет всем ранее запрошенным вооружением. Поставки осуществить через Каспий и территорию Ирана;
• считать, что право Ирана на обладание ядерным оружием точно такое же, как и Израиля, Пакистана, Индии. Выйти из разного рода организаций, занимающихся переговорами по иранской ядерной проблематике. Оказать Тегерану помощь в организации производства собственного ядерного оружия. Для начала поставить этой стране не менее двух бригад РК ОТР «Искандер» со спецбоеприпасами, не менее двух артиллерийских бригад большой мощности (арбр БМ) с пушками калибра 203 миллиметра и минометами 240 миллиметров со спецбоеприпасами. Обучить личный состав вооруженных сил Ирана боевому применению этого оружия;
• передать Ирану самые современные противокорабельные комплексы берегового базирования;
• взамен договориться с официальным Тегераном о временной аренде ВМБ «Бендер-Аббас», где дислоцировать соединение современных атомных ударных подводных лодок и минные заградители ВМФ РФ в готовности завалить Ормузский залив самыми новыми и перспективными противокорабельными минами, чтобы при необходимости полностью парализовать судоходство как в проливе, так и в Персидском заливе в целом (к очередной суровой зиме в Европе в самый раз будет);
• в случае дальнейших угроз и санкций Российской Федерации быть готовыми перейти к демонстрационным ядерным ударам;
• на основе имеющегося задела (ИС-МУ) вернуться к разработке и производству противоспутникового оружия, оснащенного исключительно спецбоеприпасами большой и особой мощности, предназначенными для вывода из строя аппаратов орбитальной группировки вероятного противника (связи, СПРЯУ, навигации, всех видов разведки). Не считать себя связанными рамками Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой 1963 года и Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний;
• и, наконец, окончательно выйти из Совета Европы и напоследок так хлопнуть дверью, чтобы в половине окон в Страсбурге полопались стекла.

Что считается компромиссом у отечественных ястребов? Компромисс, по их мнению, возможен только на основе полного отказа США и ЕС от уже введенных санкций, безоговорочного признания Крыма частью Российской Федерации, безусловного согласия на внеблоковый статус Украины. Помимо этого, полагается нелишним со стороны ЕС участие в финансировании строительства железно- и автодорожного моста через Керченский пролив. О немедленном возобновлении строительства газопровода «Южный поток» говорить, наверное, излишне.
В общем, война до победного конца и никаких других вариантов. Надо прямо сказать: подобные настроения достаточно сильны в самых широких слоях российского общества – от низов до верхних пластов политической элиты. И нельзя не отметить, что Запад в целом и США в частности немало поспособствовали нагнетанию подобных страстей.
Не время шашками махать
Однако состояние отечественной экономики, Вооруженных Сил и разного рода иных компонентов национальной безопасности еще ой как далеко от подобного рода шапкозакидательских инициатив и проявлений квасного патриотизма, полагает здравомыслящая часть политического класса страны. Один только пример – отечественная фармацевтическая промышленность в лихие годы якобы экономических реформ была разрушена если не до основания, то очень близко к этому состоянию. И зависимость страны от импортных поставок разного рода лекарственных препаратов исключительно высока. Случись война, через неделю, образно говоря, в задницу нечего колоть будет.
И это не говоря уже о многом другом, о чем упоминалось ранее неоднократно и во многих других местах. Приведем лишь один пример. В годы сердюковщины в армии была под ноль развалена система финансового обеспечения. Денежное довольствие командиры теперь получают в банкоматах с помощью карточек Mastercard и Visa. Все-таки интересно, как авторам подобных затей представлялся банкомат на поле боя где-нибудь на перекрестке дорог возле отм. 314,4. О том, что все транзакции находятся под неусыпным контролем вероятного противника, я уже не говорю. Подобный абсурд показывает нашу «высокую» готовность к войне даже малой напряженности.
Но не это главное. Реализация ястребиной точки зрения (даже в незначительной мере) может привести к тому, что от Калининграда до Южно-Сахалинска опустится настоящий железный занавес, прочность которого будет куда крепче, нежели в его предыдущей версии. Полная изоляция России может значительно превосходить аналогичную северокорейскую. Но там аборигенов поддерживают хотя бы идеи чучхе. А у нас вместо общегосударственной идеологии и ясным образом сформулированных национальных интересов и по сей день дырка. Поэтому стране надо сосредоточиваться, как говаривал канцлер Горчаков. И не махать шашками, а точить их.

Михаил Ходаренок
http://vpk-news.ru/

Самый массовый боевой самолет в мире

Малоизвестные факты о советском штурмовике «Ил-2»
12 октября 1940 года летчик Владимир Коккинаки начал испытания второго варианта одноместного самолета-штурмовика конструкции Сергея Ильюшина. В конце года самолет будет запущен в серийное производство под маркой «Ил-2». Фашисты называли его «черной смертью».Ил 2
Докладная записка Сталину
В годы Второй Мировой войны было выпущено более 36 тысяч самолетов «Ил-2» (по другим данным – 41 тысяча). Уникальная боевая машина не имела аналогов в мире.
Коккинаки у самолёта
На снимке: летчик-испытатель Владимир Коккинаки на авиационном празднике в Тушино, 04 мая 1936 года. Фото: Эммануил Евзерихин /ТАСС
А начиналось всё в 1938 году, когда Главный конструктор завода № 39 Сергей Ильюшин направил на имя Иосифа Сталина докладную записку, в которой выразил убеждение, что в современных условиях необходимо создать бронированный штурмовик. И он, Ильюшин, берется такой самолет сделать. Сталин дал добро.
Технически задача была очень сложной, поскольку в то время самолет либо был маневренным, либо хорошо защищенным. И нельзя сказать, что Ильюшину сразу удалось добиться своего. Потребность во втором варианте самолета, который испытывал Владимир Коккинаки, как раз и была вызвана тем, что первый двухместный вариант «Ил-2» не отвечал требованиям наших ВВС. Это касалось в первую очередь защищенности пилота, маневренности машины (она была слишком тяжелой) и дальности полетов. Пришлось делать самолет одноместным, а на место стрелка устанавливать дополнительный бензобак.
К слову, позднее вернутся и к выпуску двухместной машины. Самолетов со стрелком на борту стали терять меньше, зато на одного погибшего пилота стало приходиться семь убитых стрелков.
Интересно, что «сбиваемость» штурмовиков Ильюшина в первые годы войны была столь велика, что поначалу звание Героя Советского Союза присваивалось летчикам, совершившим десять боевых вылетов. Через два года планку подняли до тридцати вылетов и выше.
«Летающий танк» или «Черная смерть»
Фашисты называли «Ил-2» «чумой» или «черной смертью». А еще «мясником». У советских летчиков «Ил-2» заслужил прозвище «летающий танк». Главным образом за свою живучесть. Известен случай, когда «Ил-2» дотянул до своего аэродрома, имея более пятисот повреждений. Герои Советского Союза, пилотировавшие «Ил-2», рассказывали, что подчас на благополучно приземлившейся машине не оказывалось живого места, и не всегда было понятно, каким образом самолет в воздухе выполнял команды пилота.
Подбитый «Ил-2» нередко сажали прямо на пашню, только при этом не выпускали шасси, дабы машина не клюнула носом. Задача экипажа состояла в том, чтобы как можно быстрее покинуть самолет после приземления. Пока он не взорвался.
Интересно, что с помощью фокуса с шасси «Ил-2» вел воздушные бои с немецкими бомбардировщиками Ju 87, которые наши называли «лаптёжниками». Пользуясь внешним сходством, особенно когда «Ил-2» выпускал шасси, наши летчики пристраивались к строю вражеских самолетов, после чего спокойно расстреливали их. Это называлось «обуть лапти».
В последние годы стало расхожим мнение о том, что большие потери «Ил-2» обусловлены его техническим несовершенством. Однако эксперты полагают, что потери в начале войны обусловлены главным образом неверной тактикой. Штурмовики часто летали поражать цели без истребительного прикрытия.
Мифом выглядят и обвинения в неповоротливости машин Ильюшина. При этом обычно сравнивают наш штурмовик с истребителями противника. Говорить тут, скорее, нужно об отсутствии опыта советских летчиков, многие из которых перед первым боевым вылетом имели не более 10 часов налета. К концу войны опытные летчики делали на «Ил-2» фигуры высшего пилотажа. Без страха ввязывались в воздушные поединки с истребителями противника и нередко выходили победителями.
Помощник пехоты
У военных самолетов разные задачи. Штурмовик используется для уничтожения вражеской техники и солдат, летая подчас на высоте десяти или двадцати метров. Именно поэтому «Ил-2» получил еще и почетное звание «помощника пехоты».
«Ил-2» наводил настоящий ужас на немецкие войска. Налет нашей авиации сеял панику в рядах неприятеля. Фашисты открывали беспорядочную стрельбу по самолетам, но броня делала «Ил-2» неуязвимым для автоматов, пулеметов и даже мелкокалиберных пушек.
Американский писатель Мартин Кэйдин в своей книге «Тигры горят!», перевернувшей представления Запада о Второй Мировой войне, приводит случай, имевший место во время знаменитого сражения на Курской дуге. «Ил-2», расстрелявший весь свой запас, возвращался на базу. И тут на него вывалились сразу четыре «Мессершмитта». Легкая добыча, подумали немцы. Один из «мессеров» расстрелял «Ил-2», выпустив по нему весь свой боезапас. «Ил-2» продолжал лететь, не обращая на происходящее никакого внимания. Тогда и второй «мессер» расстрелял по нашему штурмовику весь свой запас. Но результат был тем же. То же сделали оставшиеся «Мессершмитты», но на «Ил-2» это не произвело никакого впечатления.
Тогда, пишет Кэйдин, один немецкий ас спросил у другого: «Почему этот русский не падает?» И получил в ответ: «Ежа сзади не укусишь».
Технические характеристики двухместного «Ил-2»
Экипаж – два человека
Максимальная взлетная масса — 6360 кг
Длина 11,6 м
Размах крыльев 14,6 м
Высота 4,2 м
Площадь крыла 38,5 м²
Масса брони 990 кг
Максимальная скорость: 414 км/ч
Дальность полета: 720 км
Пушечно-пулемётное вооружение:
2× 23 мм пушки ВЯ-23 по 150 патронов на ствол
2× 7,62 мм пулемёта ШКАС по 750 патронов на ствол
1× 12,7 мм оборонительный пулемёт УБТ в задней кабине, 150 патронов
Боевая нагрузка: до 600 кг бомб 4× РС-82 или РС-132

Предпусковой подогрев: три способа

Как «вскипятить» авто в мороз?
Синоптики пообещали, что нынешняя зима в европейской части России будет «настоящей русской». Если так, имеет смысл заранее позаботиться о том, как запустить мотор после ночной стоянки в –30 и ниже.
Зил 130
На грани фола
Минус 30 градусов по Цельсию – это психологический и… технический рубеж, после которого у многих автомобилей уже возможны проблемы с запуском двигателей, а у их хозяев – волнения по этому поводу. И хотя сибиряки и северяне не устают на форумах мериться минимальной температурой успешного запуска своих автомобилей, но даже АвтоВАЗ не гарантирует, что при этой температуре заведутся их, казалось бы, исконно российские творения. Впрочем, большинство современных (и не только) автомобилей данный температурный рубеж преодолевают достаточно успешно. А вот мороз ниже –35°С – уже действительно серьёзное испытание. А такие температуры вполне возможны и по западную сторону Урала.
Те же сибиряки и северяне давно привыкли к тому, что успешно эксплуатировать автомобили без каких-либо систем предпускового подогрева зимой попросту нельзя. Какие возможны варианты?

Автозапуск
Наверное, самый популярный способ – так называемый автозапуск. Вкратце суть для тех, кто об этом слышит в первый раз. Автозапуск – это устройство (обычно совмещённое с сигнализацией), которое без поворота ключа или без нажатия на кнопку «Engine Start» запускает двигатель. Запуск возможен или при нажатии на соответствующую кнопку брелока сигнализации, или по алгоритму, заложенному в устройство автозапуска.
Самые простые конструкции запускают мотор через определённые промежутки времени (один, два, четыре часа), дают ему поработать 10-15 минут, глушат и потом запускают снова. Даже при минус 40°С хорошо утеплённый мотор за 2 часа не успевает остыть до критической температуры.
Более продвинутые конструкции имеют температурный датчик и запускают мотор по его сигналу, после остывания до заданной температуры. Обычно такой датчик крепится на массивные металлические части двигателя. Но встречаются, скажем так, странные устройства, в которых датчик следит не за температурой мотора, который, собственно, и не должен остыть, а за температурой в салоне.
Очевидно, что автозапуск по температуре двигателя более практичен, нежели интервальный. Опять же, при качественном утеплении моторного отсека , при -40°С он сработает, от силы, четыре раза за ночь, а то и реже, особенно если выставить пороговую температуру в -20°С. Но такая пороговая температура – дело рискованное. В том числе потому, что холодный пуск при -20°С и при -10°С – это две большие разницы с точки зрения пускового износа. Да и при определённом стечении обстоятельств порог в -20°С может не гарантировать очередной успешный запуск. Лично я на своих автомобилях, оснащённых температурным автозапуском, почти всегда выставлял порог -10°С.
Плюсы автозапуска очевидны. При очень небольших затратах мы получаем полностью автономное устройство, которое почти гарантированно позволит запустить мотор в какой угодно мороз.
Минусы же не столь очевидны, хотя некоторые из них весьма критичны. Например, автомобиль на автозапуске крайне не рекомендуется оставлять на сутки и более. Штука в том, что в выхлопной системе накапливается такой продукт сгорания топлива, как вода. А точнее – лёд, который за сутки может закупорить выхлопной тракт с последующей абсолютной невозможностью запустить мотор. Автомобиль нужно будет отбуксировать в тёплый бокс/гараж, а потом сверлить отверстия для слива воды из глушителя и резонатора. Хотя иногда обходятся установкой автомобиля под углом носом вверх – вода (когда оттает) выплёвывается при запуске и интенсивном последующем «газовании».
Следующий минус – это душевное спокойствие радетелей за экологию. Ведь на пусковых и прогревочных режимах выхлоп весьма и весьма грязный. Именно по этой причине автозапуск запрещён в так называемых цивилизованных странах.
И ещё несколько минусов. Это не очень большой, но все же ощутимый расход топлива за ночь. Ну и прорыв газов в кратер, и повышенное нагарообразование при работе холодного мотора на обогащенных смесях. Кроме того, не будем забывать, что работающий на автозапуске автомобиль при определённых ухищрениях можно угнать. Тем более что при наличии иммобилайзера в ключе зажигания приходится ставить так называемый «обходчик иммобилайзера», в который кладётся ещё один ключ от авто со «своей» электронной меткой – хороший подарок для угонщика, не правда ли?
Наконец, нужно помнить, что формально стоянка автомобиля с работающим двигателем в жилых зонах и на дворовых территориях запрещена.
А вот страшилки на счёт того, что можно забыть автомобиль с МКПП на передаче, с последующим несанкционированным движением при запуске, лишены оснований. Ведь при грамотной установке (и при выставленном режиме «МКПП» в настройках) готовность автомобиля к автозапуску реализуется только при соблюдении определённого алгоритма покидания авто. Мотор после вытаскивания ключа остаётся работать и глохнет только после закрытия всех дверей. Если после этого дверь открывалась, то режим автозапуска дезактивируется.

Элекроподогрев
Он бывает двух типов: либо устанавливается в блок цилиндров, либо идет как отдельный узел, соединяемый шлангами с малым контуром охлаждения двигателя. Этот способ предпускового подогрева двигателя является самым дешёвым, безопасным и безвредным с точки зрения износа и ресурса мотора. И имеет единственный, но очевидный и существенный недостаток – зависимость от наличия розетки в непосредственной близости к автомобилю.
Вскипятить охлаждающую жидкость не позволит терморегулятор, настроенный на 50-70°С, а в случае потери антифриза термовыключатель отключит питание.
В скандинавских странах такой способ предпускового подогрева распространён на 99%. Почти все частные владения и общественные парковки оснащены терминалами с розетками, даже парковка около аквапарка в Хельсинки. Ну, и автор этой статьи не только в курсе о «соплях» проводов, свисающих с окон и балконов к местам парковок в городах типа Сургута (привет особо ретивым комментаторам статьи «Греть или не ждать?»), но и сам пользовался такой «линией электропередач» во время зимовки в Новосибирске, проживая в квартире на 7-м этаже. Да, с точки зрения пожарной и электро-безопасности это не есть хорошо, но реалии заставляют. Главное – использовать провода в резиновой, а не в ПВХ оболочке, и оборудовать такую линию отдельным предохранителем–«автоматом». Ну, и надеяться, что не срежут.

Автономный подогреватель
Самый эффективный из автономных способов подогрева, но и самый дорогостоящий, иногда – до неприличия. Особенно на фоне сегодняшнего курса евро и доллара к рублю. Vebasto или Eberspacher Hydronic – отличное спасение почти во всех морозных случаях жизни. Только при частых включениях и коротких поездках может разрядиться аккумулятор, ведь энергию на свою работу такие устройства берут из бортовой сети. Есть более доступная отечественная альтернатива – Бинар-5. Поговаривают, что производитель уже преодолел детские болезни своего детища, и последние модели работают вполне надёжно.

Экзотика
Один раз при минус 38°С я завел двигатель F20А автомобиля Honda Accord после выливания на впускной коллектор четырёх литров кипятка. А в другой раз при примерно такой же температуре положил на клапанную крышку мотора Ford Fiesta гибкую 5-литровую ёмкость с кипятком и накрыл всё это одеялом. Через 5 минут мотор запустился. Но экзотика – она и есть экзотика.

МиГ-3: истребитель, из-за которого расстреляли генерал-майора авиации

Этот самолет нравился Покрышкину, но Сталин запретил его выпуск
МиГ 3 пара
29 октября 1940 года состоялся первый полёт доработанного высотного истребителя И-200. В серию он пошел в 1941 году под именем МиГ-3. О самолете хорошо отзывался прославленный ас Александр Иванович Покрышкин. Но через год его выпуск был прекращен по личному распоряжению Сталина.

Жертва человеческого фактора
У создания первых МиГов существует весьма драматичная предыстория. Свидетельствующая о том, что на решение о серийном производстве самолетов влияют не только их технические параметры, но и человеческий фактор.
В ноябре 1939 года конструктор Николай Поликарпов, заслуженно имевший негласный титул «короля истребителей», в составе советской делегации выехал в Германию для ознакомления с немецким авиапромом. Вернулся в конце декабря. В столь короткий срок в его ОКБ произошли радикальные изменения. Конструкторы Артем Микоян и Михаил Гуревич выделились в самостоятельное КБ, прихватив у Поликарпова не только значительные производственные мощности и часть персонала, но и начатый Николаем Николаевичем проект истребителя И-200. И впоследствии реализовали его, выпустив истребители МиГ-1 и МиГ-3.
О разгроме КБ Поликарпова впоследствии вспоминали: «Перевели около 80 лучших конструкторов. Переводили кого кнутом, кого пряником. Сомневающимся говорили: «Поликарпов — конченный человек, он же поп, крест носит, его все равно скоро расстреляют. Кто вас тогда защитит? А у Микояна брат наверху…».
Однако Поликарпова сломить не удалось. Он закончил разработку ранее начатого И-185 и в 1941 году представил машину, которая на тот момент была объективно лучшим советским истребителем, на госиспытания. Однако под надуманными предлогами И-185 в серию не рекомендовали, отдав предпочтение Як-9. Столь несправедливое решение стало возможно благодаря тому, что авиаконструктор Александр Яковлев был в тот период заместителем наркома авиационной промышленности. В качестве утешительного (для конструктора Поликарпова, но не для сражавшихся на фронте пилотов) приза создателям И-185 дали Сталинскую премию.

Первый блин
К весне 1940 года были изготовлены три опытных образца самолета И-200. Первый из них поднялся в воздух 5 апреля. А летом, не дожидаясь окончания госиспытаний, самолет запустили в серийное производство, назвав его МиГ-1. До конца года было выпущены 100 машин, которые были переданы в истребительные полки.
Самолет обладал прекрасными скоростными качествами. Однако были у него и существенные недостатки. В полете невозможно было открыть фонарь, в связи с чем были экстренно проведены доделки. Также кабина плохо проветривалась, и от повышенной температуры воздуха пилоты ощущали повышенный дискомфорт.
Куда серьезнее был недостаток управляемости машины. Из-за задней центровки истребитель легко попадал в штопор и с трудом выходил из него. Из-за этого обстоятельства и ряда других, менее существенных, утомляемость пилота была больше, чем на других самолётах.
Выпуск МиГ-1 продолжился бы и дальше. Однако 2 октября 1940 года Совет народных комиссаров принял постановление об увеличении дальности полета для всех проектируемых и внедряемых в производство истребителей. Для одномоторных нижнюю планку установили на уровне 1000 км, для двухмоторных – 2000 км.

Король вертикального маневра
После этого начали экстренно модернизировать четвертый опытный образец И-200. Работы производились в таком авральном темпе, что машина совершила первый вылет уже 29 октября 1940 года.
На И-200 №4 для увеличения дальности полета в фюзеляже под кабиной пилота был установлен дополнительный бак емкостью 250 литров. При этом для сохранения центровки пришлось на 100 мм удлинить мотораму для установки двигателя АМ-35А.
Были проведены и другие мероприятия, за счет которых удалось частично компенсировать недостатки МиГ-1.
20 декабря 1940 года модернизированный самолет получил название МиГ-3 и был запущен в серийное производство взамен МиГ-1. Было запланировано построить 3500 новых истребителей Микояна-Гуревича.
Но при этом всю зиму следующего года проводились летные испытания машины для сравнения ее характеристик с МиГ-1. Существенного снижения недостатков по управляемости выявлено не было. Но главным вопросом тех испытаний была проверка на соответствие новым требованиям по дальности полета. После применения нескольких методик замеров длины пройденного маршрута было установлено, что дальность МиГ-3 превышает 1000 км.
Достижение этого рубежа было бессмысленным с точки зрения летных характеристик истребителей. Утяжеление самолетов за счет установки дополнительных баков наносило удар по главным функциям истребителей – маневренности, скороподъемности и отчасти скорости полета. Руководство страны осознало это в мае 1941 года. И, как было принято в то время, 31 мая начальник НИИ ВВС генерал-майор авиации А.И.Филин был предан суду трибунала и расстрелян – «за вредительство». Пострадали и еще несколько крупных военных и чиновников авиапрома.
Тем не менее, самолет высокими темпами выпускали на нескольких заводах. К концу 1941 года армия получила в общей сложности более трех тысяч истребителей МиГ-3.
У машины были свои недостатки и свои неоспоримые достоинства. Например, крайне лестно высказывался об этом истребителе трижды Герой Советского Союза Покрышкин, ас, успешно воевавший на МиГ-3: «На вертикальных фигурах он значительно превосходил прежние самолеты. Он звал летчика на вертикальный маневр, а на виражах был тяжел. Как стороннику вертикального маневра в бою, мне машина была по душе».
У МиГ-3 были и другие достоинства. Высокая скорость на высоте и на пикировании. А вот его феноменальная дальность пилотов мало интересовала.
При этом на первом этапе войны самолету приходилось конкурировать с еще тремя советскими истребителями: Як-9, Ла-5 и Ла-7. И они были в бою лучше машины Микояна-Гуревича. Это и решило в конце 1941 года его судьбу. Имея такое количество истребителей, ВВС остро нуждался хотя бы в одном эффективном штурмовике. Им стал Ил-2. По личному распоряжению Сталина в декабре МиГ-3 был снят с производства, а на освободившихся производственных мощностях был развернут массовый выпуск Ил-2.

В заключение было бы полезно рассмотреть в сравнении ЛТХ МиГ-3 и не пошедшего в серию истребителя И-185.
Длина: 8,25 м — 8 м
Размах крыла: 10,2 м — 9,8 м
Площадь крыла: 17,44 кв.м. — 15,5 кв.м.
Масса пустого: 2699 кг — 3130 кг
Максимальная взлетная масса: 3350 кг — 3825 кг
Мощность двигателя: АМ-35А, 1350 л.с. — М-71, 2000 л.с.
Максимальная скорость на высоте: 640 км/ч — 680 км/ч
Максимальная скорость у земли: 505 км/ч — 600 км/ч
Скороподъемность: 877 м/мин — 1200 м/мин
Практический потолок: 12000 м — 10000 м
Практическая дальность: 1250 км — 835 км
Вооружение:
— МиГ-3: один пулемет 12,7 мм, два пулемета 7,62 мм, 6 неуправляемых ракет или 200 кг бомб;
— И-185: 3 пушки 20-мм, 8 неуправляемых ракет или 500 кг бомб.
МиГ 3
Снимок МИГ-3(восстановленный), 2007 г./ Фото: Денис Россин

http://svpressa.ru/post/